WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ДАГЕСТАНСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РАН

На правах рукописи

Таймазов Артур Исрапилович

ПАЛЕОЛИТИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ УСИШИНСКОЙ

ДОЛИНЫ ДАГЕСТАНА

Исторические науки:

Специальность – 07. 00. 06 – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Махачкала 2012

Работа выполнена в Отделе археологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

Научный руководитель: председатель Дагестанского научного центра РАН, директор Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, чл.-корр. РАН, профессор, доктор исторических наук Амирханов Хизри Амирханович

Официальные оппоненты:

заведующий экспериментально-трасологической лабораторией Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории материальной культуры РАН, доктор исторических наук Щелинский Вячеслав Евгеньевич

старший научный сотрудник Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, кандидат исторических наук Анойкин Антон Александрович

Ведущая организация – Государственный исторический музей

Защита состоится «17» февраля 2012 г. в 12-00 на заседании совета Д002.007.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте археологии РАН по адресу: 117036, г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4 этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН

Автореферат диссертации разослан  «___ » ____________  2012 г.

       

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор исторических наук    Е.Г. Дэвлет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Проблема времени и путей первоначального освоения человеком Европы и Южной Евразии является одной из самых актуальных и обсуждаемых сейчас в археологии каменного века Кавказа и Южной Евразии. Со времени открытия олдована в Закавказье (стоянка Дманиси) стало возможной по-новому взглянуть на эти вопросы. Не только в обсуждении проблемы, но и непосредственно в полевых исследованиях по этой теме на Кавказе принимали участие авторитетные ученые из Германии (Г. Бозински), Бельгии (М. Отт), США (О. Бар-Йозеф), Франции (А. де Люмлей)1. Однако, даже спустя более двадцати лет после указанного открытия, дискуссия по поводу длинной и короткой хронологий начала расселения человека в Европе не прекращается. Еще меньше ясности и по поводу путей этого расселения. Что касается территории Западного Прикаспия и горного Дагестана, до недавнего времени они представляли собой «терра инкогнито» и вообще не фигурировали в указанных обсуждениях. Только в последние годы благодаря открытию целого пласта стратифицированных раннепалеолитических памятников во внутренней области Дагестана2 и в прибрежных районах Западного Каспия в долинах рек Дарвагчай и Рубас3 данный регион стал привлекать к себе пристальное внимание исследователей в качестве территории, материалы которой способны лечь в основу решения обозначенной проблемы.

В работе рассматриваются палеолитические памятники, открытые Х.А. Амирхановым в центральной части Дагестана на высоких речных террасах реки Усиша (Дарголакотты) в окрестностях с. Айникабмахи Акушинского района. Наиболее древний из исследуемых памятников (Айникаб 1) имеет экстраординарные датировки и культуру. Материалы его восполняют казавшуюся неестественной дистанцию с протяженностью почти 1 млн. лет, которая разделяла начало культурного процесса на Северном Кавказе в сравнении с Закавказьем и позволяют относить начало исторического процесса на территории России к олдовану – первой стадии всеобщей археологической периодизации истории человечества. Айникабские материалы безупречны со стратиграфической точки зрения и выразительны в археологическом отношении. Сочетание этих двух составляющих с количественной значимостью археологического материала позволяет полноценно оперировать технико-типологическими параметрами данной индустрии для соответствующих культурных и хронологических атрибуций, основывающихся на геологических данных и на собственно археологических показателях. Приуроченность памятников к различным геоморфологическим уровням позволяет вычленять отдельные культурно-хронологические группы каменных индустрий и обобщать их основные характеристики.

Применительно к рассматриваемым памятникам в настоящее время речь еще не идет о подведении итогов работ. Изучение их в виду богатства и экстраординарной значимости материалов не только для региональной, но всеобщей истории, продлится долго. В данной работе содержатся самые полные на сегодняшний день сведения о количественном и качественном составе каменного инвентаря памятников Айникаб 1, Айникаб 3, Айникаб 4 и Айникаб 5.

Объект исследования – реконструкция исторической картины, сложившейся на Северном Кавказе в период от раннего до середины среднего плейстоцена. До последнего времени даже постановка вопроса в такой форме была практически невозможной, поскольку для большей части Евразии, включая территорию России, отсутствовали достоверные данные, относящиеся к раннему плейстоцену.

Предметом исследования являются палеолитические памятники Айникаб 1, Айникаб 3, Айникаб 4 и Айникаб 5, расположенные в долине реки Усиша (Акушинский район Республики Дагестан).

Целью исследования является комплексный анализ материалов раннепалеолитических памятников Усишинской долины с учетом их геохронологической, геоморфологической и литолого-стратиграфической позиции на основе научной классификации в соответствии сравнительно-типологическим методом. Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

— характеристика геолого-геоморфологической ситуации в районе исследований, литолого-стратиграфической и хронологической позиции культурных остатков;

— максимально детальное послойное описание и классификация коллекций каменных изделий памятников согласно общепринятым типологическим схемам, применявшихся в синхронных и синстадиальных раннепалеолитических стоянках;

— проведение комплексного статистического анализа для выявления закономерностей представленности в коллекции основных категорий каменного инвентаря;

— на основании технико-типологического и статистического анализов каменного инвентаря выделение основных характерных черт каменной индустрии каждого памятника, их сравнение и культурная идентификация;

— установление места раннепалеолитических памятников Усишинской долины среди синхронных памятников Кавказа.

Хронологические рамки исследования обусловлены позицией исследуемых памятников в стратиграфической шкале плейстоцена. Согласно имеющимся естественнонаучным данным наиболее древний из памятников относится к раннему плейстоцену (эоплейстоцену), тогда как самый поздний – к середине среднего плейстоцена. В археологической периодизации истории, рассматриваемые памятники соответствуют ранним этапам палеолита.

Источниковая база диссертации состоит из материалов памятников Айникаб 1, Айникаб 3, Айникаб 4 и Айникаб 5, полученных в ходе раскопок и сборов Х.А. Амирханова и автора за 20052009 гг. Исследование их предполагает использование, помимо общенаучных методов, планиграфического, стратиграфического и сравнительно-типологического подходов.

Научная новизна работы. В работе впервые в рамках диссертационного исследования приводятся результаты комплексных междисциплинарных исследований раннепалеолитических памятников Усишинской долины, в полном объеме вводится в научный оборот представительная в количественном и выразительная в типологическом отношении коллекция каменных изделий, еще не нашедшая достаточно полного отражения в виде квалификационного исследования. На основе подробнейшего технико-типологического анализа каменного инвентаря нами выделены характерные черты индустрии каждого памятника, определен их культурный облик, установлено место рассматриваемых в работе памятников в палеолите Кавказа.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что материалы и выводы работы могут быть использованы при подготовке к изданию новых обобщающих трудов, посвященных древнейшим этапам первобытной истории не только Кавказа, но и всемирной истории, а также в учебных курсах исторических факультетов вузов и при написании диссертаций, дипломных и курсовых работ студентами и аспирантами. Фактический материал диссертации может быть использован при подготовке музейных экспозиций. Полученные результаты могут также служить отправной точкой для дальнейших научных исследований.

Научная апробация исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании Отдела археологии каменного века и Ученого совета Института археологии РАН. Основные положения и выводы диссертации опубликованы в серии  статей, докладывались на международных научных конференциях: «Древнейшие миграции человека в Евразии» (Махачкала, 2009), «Проблемы хронологии и периодизации культур Северного Кавказа: XXVI Крупновские чтения» (Магас, 2010), «Карабах в каменном веке», посвященной 50-летию открытия палеолитической пещерной стоянки Азых в Азербайджане (Баку, 2010), а также на заседаниях Отдела археологии каменного века Института археологии РАН.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, списка сокращений, альбома иллюстраций и диаграмм.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, определяется объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, определяются хронологические рамки работы, научная новизна и практическая значимость, указывается источниковая база и методологическая основа диссертации. Отдельный раздел введения посвящен истории изучения палеолита Дагестана. В нем отмечается вклад М.З. Паничкиной, В.Г. Котовича, Х.А. Амирханова, А.П. Деревянко и других работавших с ними археологов в выявлении и исследовании памятников палеолита на территории Дагестана.

Глава 1. «Стоянка Айникаб 1: геолого-геоморфологическая характеристика, история исследования, стратиграфия и хронология» структурно состоит из четырех параграфов. В § 1.1 «Геолого-геоморфологическая характеристика района исследований» приводится подробное описание местности, где расположены рассматриваемые в работе памятники. Согласно геолого-геоморфологическому районированию место расположения рассматриваемых в работе раннепалеолитических памятников относится к области среднегорий внутреннего известнякового Дагестана. В административном отношении это Акушинский район. Северная часть территории района представляет собой характерную для среднегорий платообразную поверхность выравнивания со средними отметками 12001500 м. В южной части данная поверхность сохранилась в виде присклоновых участков известнякового хребта Лес, а в центральной части – в виде водораздела рек Акуша и Усиша. В общей системе ярусности поверхностей выравнивания горного Дагестана этот уровень относится ко второй (сверху) ступени, сформировавшейся ранее верхнеапшеронского времени4. 

Стоянка Айникаб 1 приурочена к вершине останцовой горы на окраине с. Айникаб (E – 47° 21' 729"; N – 42° 15' 835"). Эта гора представляет собой относительно изолированную эрозионными процессами часть хребта, который является водоразделом долин рек Акуша и Усиша. Верхние слои здесь сложены галечно-валунно-гравийным конгломератом, залегающим на коренных песчаниках. Конгломерат выступает в качестве бронирующего пласта. Именно благодаря нему данный хребет, как отдельная форма рельефа и образовался. По-существу – это реликт палеоландшафта, когда вся Акушинская межгорная впадина имела характер равнины, сложенной с поверхности рыхлыми отложениями и ее высотные отметки соответствовали высоте описываемого останцового хребта. Формирование долин рек Акуша (протекает к югу от хребта) и Усиша (протекает к северу от хребта), которое согласно общим геологическим представлениям о развитии рельефа Внутреннего Дагестана к началу плейстоцена уже началось, постепенно превратило данный хребет в водораздел в его современном виде.

Описываемый останец имеет закругленные к вершине крутые склоны. Он вытянут в направлении примерно север-юг. Длина по основанию составляет 300 м; ширина – 110 м. Абсолютная высота на вершине равна 1539, 3 м; относительная высота над руслами рек Акуша и Усиша – 220 м.

Ниже по склону от водораздельного хребта выделяются серии более низких террас, изрезанные поперечными балками. Наиболее отчетливо они прослеживаются на уровнях 145, 100, 50 и 25 м над современным руслом реки Усиша. Пункты скопления археологического материала также были выявлены в отложениях 145-метровой (Айникаб 3–4) и 100-метровой террасы (Айникаб 5).

В § 1.2 «История исследования памятника» дается подробная характеристика планомерным раскопкам на стоянке Айникаб 1, которые осуществлялись с 2006 г. по 2008 г. Северокавказской палеолитической экспедицией Института археологии РАН (начальник экспедиции – Х.А. Амирханов), а в 2009 г. совместной палеолитической экспедицией Института археологии РАН и Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН. В результате проведенных работ общая площадь вскрытых раннеплейстоценовых отложений на памятнике составила 47 кв. м., причем разные слои изучены на различной площади.

В § 1.3 рассматривается стратиграфия многометровой толщи (11,5 м) раннеплейстоценовых отложений стоянки Айникаб 1. Основная исследованная площадь приходится на среднюю и нижнюю часть многометровой толщи памятника. В этой части отложений археологические находки, представленные каменными орудиями труда и остатками фауны (слои 10-12 раскопа 1), залегают в 13 из 20 выявленных к настоящему времени литологических слоях. Характер геологических отложений в верхней части многометровой толщи стоянки известен по разрезам шурфа 2. Шурф 2 общей площадью 4 кв. м, заложенный на макушке холма, вскрыл отложения до глубины 3 м. В наиболее представительном разрезе раскопанного участка выделено 7 литологических горизонтов раннего плейстоцена, 6 из которых содержат культурные остатки. В общей толще отложений неизвестным остается промежуток равный 1,8 м на уровне глубины от 3 до 4,8 метров. Выделенные слои объединяются в несколько пачек, имеющих различный генезис и структуру. Первую снизу пачку составляют слои 1013. Для нее характерно преобладание в крупнообломочном материале гравия и гальки, относительно редкая встречаемость известняковых валунов, наличие тенденции к образованию линз и прослоев гравия и дресвы, сцементированных иногда до состояния брекчии, при том, что вся толща в целом подвергалась цементации в незначительной степени. Неотъемлемой частью данной пачки является также наличие в ней глинистых прослоев и линз, включенных в гравийно-галечную толщу. Мощность пачки составляет 250 см.

Вторая (снизу) пачка (слой 9) по своим специфическим характеристикам представляет собой валунно-галечно-гравийный конгломерат, цементированный карбонатными растворами. На контактах с подстилающей и перекрывающей пачками отмечаются тонкие (34 см) прерывистые сильно сцементированные горизонты ожелезнения. Мощность пачки – в среднем 60 см.

Третья пачка (слои 88а) аналогична второй, но в ней отсутствует выраженная цементация.

В отличие от первых двух пачек четвертая пачка (слои 47) характеризуется преобладанием мелкозема в литологическом составе (соответственно – резкой обедненностью крупнообломочным материалом), отсутствием признаков цементации, наличием линз и прослоев, характеризующих уровни активного выветривания (до полного разрушения) крупнообломочной составляющей слоя. Слои среднего суглинка в нижней части пачки перемежаются со слабомощными горизонтами мелкого гравия. В этой части разреза (слой 5) отмечаются также признаки почвообразования.

Пятая пачка (слои 3–2а) близка по основным показателям к конгломератам. Различие состоит в том, что здесь отсутствует выраженная цементация при том, что консолидированность обломочного материала достаточно высокая.

Относительно генезиса охарактеризованных выше слоев Х.А. Амирхановым выдвинуты следующие предположения, основанные на характере литологии отложений, а также особенностях их залегания, структуры и текстуры5.

Наслоения нижних трех пачек связываются с аллювиальной и/или пролювиальной активностью. «Такие характеристики пачки 1, как сортированность материала по горизонтам, мелкослоистость, преобладание мелких фракций крупнообломочного материала, при доминировании на некоторых уровнях глинистой составляющей, – отмечает Х.А. Амирханов, – подходит как признакам отложений пойменной фации, так и условиям нерегулярных и преимущественно слабых водных потоков. То же самое можно сказать и в отношении генезиса второй и третьей пачки».

В формировании четвертой пачки решающая роль отводится эоловому фактору при подчиненном значении делювиального. По его мнению, накопление слоев здесь происходило медленно, возможно с перерывами и, во всяком случае, с сохранением образовывающихся поверхностей микрорельефа в неизменном виде в течение очень продолжительного времени. Подвергаясь активному химическому и физическому выветриванию, на этих поверхностях в течение больших отрезков времени экспонировались тонкие гравие-галечные прослойки и линзы дресвы. В описываемой пачке эти эпизоды формирования толщи выражены двумя переслаивающихся белесыми прослойками полностью разрушившихся известняковых отдельностей крупнообломочного материала, а также линзами разрушившейся дресвы, связанных, по-видимому, с этими прослоями.

Накопление обломочного материала в пятой пачке связывается активизацией нерегулярных пролювиальных и/или флювиогляциальных процессов. Правомерность подобной реконструкции формирования отложений пачки 5 косвенно подтверждаются приводимыми некоторыми характеристиками археологического материала. В описываемой пачке в отличие от находок из нижележащих слоев часть каменных изделий имеют глубокую патину молочного цвета. Учитывая то, что некоторые из предметов подверглись окатанности уже после их патинизации, с большой вероятностью можно говорить о вторичном характере захоронения данных изделий. Следовательно, переотложенным следует считать и часть литологического состава самого слоя, который их содержит. Но считать слой подвергшимся полному переотложению будет неверно.  Нельзя забывать, что отложения слоя 2 шурфа 2 структурированы – горизонты галечно-валунные сменяются горизонтами валунно-галечными. Такая сортированность не отмечается в нижележащей толще конгломератов.





Вскрытые в шурфе 2 отложения по своему литологическому составу и другим особенностям сопоставляются с верхней пачкой разреза в раскопе 1. Особенностью этого разреза, как было отмечено выше, является наличие гораздо большей структурированности отложений по вертикали. Литологические вариации, указывает Х.А. Амирханов, свидетельствуют о растянутости во времени, многоэтапности в накоплении этой толщи, а также о различиях и различной интенсивности факторов, участвовавших в этом процессе. Указанная структурированность, характерная для горизонтов 2б, 2в и 2г, свидетельствует о том, что слой в целом не переотложен. Несколько иначе выглядит ситуация с горизонтом 2а. Как указывает Х.А. Амирханов, часть толщи этого слоя следует считать переотложенным. В качестве аргументов он приводит такой факт как наличие здесь (и только здесь) кремней с вторичной патиной. Прежде чем попасть в данный геологический контекст, эти предметы долгое время оставались в открытой экспозиции и подверглись патинизации. Затем они подверглись перемещению (об этом говорят повреждения на патинированных поверхностях) и были погребены. Затем кремни были патинированы вторично. Эти наблюдения позволили ему придти к выводу о переотложенности, по крайней мере, части толщи данного горизонта (гор. 2а).

Согласно стратиграфии, следы человеческой деятельности, представленные археологическими находками, фиксируются с основания разреза. На этом же уровне в раскопе 2 было выявлено четкое по окрашенности, но не оконтуренное резко, пятно черного цвета. Участок, на котором расположено пятно, в момент функционирования стоянки представлял собой берег бывшего временного или периодически возобновлявшегося водотока с шириной русла не менее 1,5 м. Мезо-микроморфологическое исследование образца породы из рассматриваемой темноокрашенной линзы позволяет объяснить темную окрашенность пятна наличием здесь углистой субстанции. Фиксируется также наличие обожженности обломочных фракций, составляющих горизонт изучаемого пятна. Беря во внимание археологический контекст находки (на уровне пятна обнаружены чопперы, пики, один нуклеус, скребла, отщепы и другие категории каменного инвентаря), эти данные позволяют интерпретировать изучаемый объект как остатки кострища. Таким образом, Айникаб 1 относится к числу тех редких памятников олдованской эпохи, в котором фиксируются не просто каменные изделия "во взвеси" культурного слоя, но объекты бытового характера в контексте горизонтов обитания, сохранившихся in situ. Интенсивность обживания стоянки в разные периоды, вероятно, была различной. Наибольшее количество археологических находок приурочено к нижним слоям памятника (слои 913). В слое 11, коллекция которого является самым многочисленным, на 1м в среднем приходится 6 находок.

§ 1.4 Хронология. Датировка культурных отложений стоянки основывается на взаимопроверяемых данных различных естественнонаучных дисциплин. Отложения, с которыми связаны большинство памятников, выявленных в Акушинском районе, согласно геологическим данным представляют собой аккумулятивный чехол поверхности выравнивания предверхнеапшеронского времени6.

Геологическую датировку памятника подтверждают результаты палеомагнитного тестирования средней части многометровой толщи отложений стоянки Айникаб 1. Полученные данные показывают, что рассматриваемые отложения относятся к эпохе Матуяма и, большая их часть должна быть отнесена ко времени, как минимум ранее эпизода Харамильо, или, в равной степени, эпизода Кобб Маунтин7.

Палинологические спектры разреза содержат по определению Н.С. Болиховской пыльцу древесной растительности, диагностичной для плиоцена и раннего плейстоцена8.

Немногочисленные палеонтологические находки из Айникаб 1 по предварительным данным были определены как принадлежащие лошади Стенона (Equus stenonis)9. Однако из-за плохой сохранности зубов окончательные выводы не были сделаны. В отношении геологически одновременной с Айникаб 1 стоянки Мухкай 2 принадлежность аналогичных костей именно этой разновидности лошади установлена более определенно. В биостратиграфической шкале Кавказа эта разновидность лошади диагностична для псекупского фаунистического комплекса. Хронологические рамки бытования этой разновидности лошади относится к интервалу от 1,8 млн. лет назад до 1,2 млн. лет назад. Учитывая все данные, возраст нижней части отложений стоянки Айникаб 1 устанавливается в пределах 1,41,5 млн. лет. Эта датировка применима и остальным памятникам, приуроченным к отложениям водораздела рек Акуша и Усиша.

Уточнению указанной общей датировки могут способствовать данные геоморфологии речных террас. Опираясь на заключение специалистов по четвертичной геологии Кавказа о том, что интенсивные углубления долин соответствовали эпохам межледниковий, 220-метровый террасовый уровень рек Акуша и Усиша, Х.А. Амирханов относит к одному из таких межстадиалов, который следует за каким-то очень древним оледенением. Соответственно, отложения, которые формируют этот террасовый уступ и содержат археологические остатки, будут относиться ко времени более раннему, чем начало данного межледниковья.

Установлению искомых оледенения и межледниковья помогают данные наблюдений над зависимостью возраста речных террасовых уровней от глубины вреза долин. Конкретные сравнительные исследования, проводившиеся на Северо-Восточном Кавказе, свидетельствуют о том, что для средних рек Дагестана террасовые уровни в пределах 200 метров соответствуют возрасту около 800 тыс. л.н. Реки Акуша и Усиша относятся, скорее, к малым, чем средним рекам Дагестана. При этом высота их верхнего террасового уровня существенно превышает уровень в 200 метров. Таким образом, если подходить к датировке культурных отложений Айникаб 1 с точки зрения геоморфологии долин, то получается, что образование уступа наиболее высокой террасы Акушинской котловины завершилось ко времени начала оледенения, которое по времени предшествует бакинской трансгрессии Каспия. В альпийской схеме четвертичного периода это будет оледенение гюнц. Для Восточного Кавказа это должно быть именно то эоплейстоценовое оледенение, которое относят к апшеронскому времени. Соответственно, врез долины, результатом которого было формирование 145-метровой террасы, протекал в межледниковье гюнц-миндель. Он завершился ко времени начала оледенения миндель. В этой системе отсчета 100-метровая терраса должна была образоваться к началу рисского оледенения.

Приведенные рассуждения позволяют определить возраст археологических находок, происходящих из аллювия 145-метровой террасы в рамках бакинского горизонта региональной стратиграфической схемы Каспия (800–500 тыс. лет назад). Эти находки в хронологическом отношении будут прямо соотноситься с материалами стоянки Дарвагчай 1 в Приморском Дагестане, которые залегают непосредственно в отложениях бакинской террасы Каспийского моря10.

Глава 2. Каменный инвентарь стоянки Айникаб 1

В данной главе, являющейся наиболее объемной в диссертационном исследовании, дается послойная характеристика коллекции каменных изделий памятника Айникаб 1, насчитывающей 850 предметов. На основе описания каменного инвентаря, происходящих из различных археологических комплексов, и их сравнительного изучения даются обобщенные характеристики индустрии стоянки в целом.

Индустрия памятника базируется на использовании местных пород исходного сырья, среди которых главным является кремень (97 % всей коллекции стоянки). Эпизодически использовалось сырье в виде известняка (0,8 %) и окремнелого известняка (2 %). Единственным предметом (отбойник) представлен кварц. Предпочтительное использование какого-либо одного вида сырья для изготовления определенных типов изделий не наблюдается. Среди изделий из окремнелого известняка и известняка также присутствуют типологически выразительные орудия. Напротив, несмотря на то, что последние по свойствам расщепления намного уступают кремню на некоторых экземплярах орудий из окремнелого известняка наблюдается интенсивная попытка приострения рабочего края и оформления аккомодационных участков. Набор технических приемов применявшихся для оформления орудий в равной степени позволял обитателям стоянки использовать как кремень, так и известняк в качестве заготовки. Тем более, как показывает анализ каменного инвентаря стоянки, эти приемы были едины как для кремня, так и для известняка.

Однако нельзя говорить о полном отсутствии у древних обитателей стоянки избирательности к исходному сырью. Абсолютное господство изделий из кремня на фоне обилия галек и валунов известняка свидетельствует о том, что такие характеристики исходной породы как прочность, способность давать более или менее направленные негативы и острые грани были главным моментом при выборе сырья в качестве заготовки. К тому же кремень имелся в достаточных количествах в доступных от стоянки пределах. Избирательность проявляется не только к самому кремню как исходной породе, но и к отдельным его разновидностям, в частности к кремню с табачным оттенком. В каменном инвентаре стоянки Айникаб 1 этот вид кремня представлен в значительном количестве среди орудий и сколов, нежели чем среди производственных отходов. Наоборот, хотя изделия с вторичной обработкой из серого кремня преобладают над остальными видами в количественном отношении, но по отношению к совокупности кремневых изделий серого оттенка этот показатель низкий, чем соответствующие показатели табачного кремня. Совершенно редким видом сырья для данной местности является кварц. Эта порода представлена в каменном инвентаре стоянки в виде гальки, который использовался как отбойник.

Одной из характерных черт индустрии Айникаб 1 является структурное единство составляющих его элементов. Инвентарь статистически представительных слоев включает нуклеусы и сколы, законченные орудия, производственные отходы и запасы сырья. Наличие такого состава материала свойственно долговременным палеолитическим стоянкам-мастерским. Сводный классификационный список инвентарей слоев приведен в таблице 1.

Первичная обработка сырья характеризуется расщеплением отщепов с массивных желваков и их обломков без предварительной подготовки ударной площадки и плоскости скалывания. Количество снятий единичны.

Изделия с вторичной обработкой характеризуются разнообразием представленных типов орудий и применявшихся для их получения набором технических приемов. Среди

Наименование изделий

Слои (раскопы 1 и 2)

Слои (шурф 2)

Об-наж.

Осыпь

Все-го

5

6

7

8

9

10

10б

11

12

13

Нуклеусы и сколы:

Нуклеусы

1

1

1

3

Отщепы

2

4

2

2

3

3

20

31

2

29

2

7

3

1

5

1

1

1

117

Орудия:

Чопперы

1

1

1

3

8

8

7

9

1

1

1

5

46

Многогранники

2

1

3

Пики и пикообразные

1

1

3

1

2

1

9

Скребла

1

1

4

2

2

2

12

Скребки

1

1

1

1

1

1

2

2

1

2

1

14

Микроскребки

1

1

2

Ножи

4

4

Острия

1

1

1

3

Орудия с выемкой

1

1

1

1

2

6

Шиповидные орудия

1

1

2

Обломки с участком ретуши

1

1

2

2

7

Отщепы с участком ретуши

1

1

Отбойник

1

1

Частичный бифас

1

1

Отходы производства:

Обломки и желваки со сколами

1

3

2

3

10

12

27

41

20

30

2

5

2

3

2

158

Обломки

7

5

13

20

23

21

108

4

100

38

28

4

9

5

7

6

4

1

407

Осколки

1

4

6

2

4

4

5

5

5

3

2

3

1

1

46

Чешуйки оббивки

1

1

2

2

1

1

8

Всего находок

1

5

15

13

20

34

41

68

184

8

200

79

87

14

18

17

19

11

6

8

2

850

Таблица 1.

Основные категории каменного инвентаря стоянки Айникаб 1

последних основными являются оббивка, ретушь, продольное и поперечное ударное усечение, уплощающий скол. Совокупность таких приемов вторичной отделки и нуклеусов является для исследователей основанием отнести индустрию памятника ко второй ступени общей схемы эволюции технологии палеолита, когда произошел переход от простого приспособления в качестве орудий природных форм камней к целенаправленному изготовлению орудий с выработкой присущих только человеческой деятельности двух-, трехступенчатых технологических операций11. К этой же ступени следует относить и индустрию памятника Айникаб 1.

В статистически представительных слоях (слои 9–13) изделия с вторичной обработкой составляют от 6 до 19 %. Орудия на желваках, гальках и обломках количественно господствуют над изделиями на отщепах, тогда как доля самих отщепов в некоторых слоях достигает 30 %.

В количественном отношении среди орудий господствуют чопперы. В наиболее представительных слоях стоянки (слои 913) они составляют от 4 до 10 % общего количества изделий. По отношению к изделиям с вторичной обработкой в большинстве слоев они, как правило, превышают 50 %. Эти показатели отражают картину, характерную для памятников типичного олдована. Среди изменений, происходящих в пределах слоев следует отметить снижение доли чопперов относительно общего состава находок от нижних слоев к верхним и увеличение показателей двусторонних чопперов в этом же направлении. Данная категория изделий демонстрирует к тому же наибольшее типологическое разнообразие. Основываясь на таких критериях, как форма и размеры лезвия, а затем способ оформления рабочей части изделия, которые применялись для классификации чопперов в ряде синхронных и синстадиальных памятниках, в коллекции Айникаб 1 выделено 15 типов чопперов (табл. 2).

Таблица 2.

Послойный типологический состав чопперов стоянки Айникаб 1

Наименование типа

Слои (раскопы 1 и 2)

Слои

(шурф 2)

Об-наж.

6

9

10

11

12

13

Чопперы с прямым узким лезвием односторонние

1

1

Чопперы с прямым широким лезвием односторонние

1

Чопперы с дугообразным узким лезвием односторонние

1

Чопперы с дугообразным широким лезвием односторонние

1

2

Чопперы с долотовидным лезвием односторонние

1

2

1

Чоппер двулезвийный односторонний

1

Чоппер двулезвийный двусторонний

1

Чопперы с прямым узким лезвием двусторонние

1

3

2

1

Чопперы с прямым широким лезвием двусторонние

2

2

Чопперы с дугообразным узким лезвием двусторонние

1

1

2

Продолжение табл. 2

Наименование типа

Слои (раскопы 1 и 2)

Слои

(шурф 2)

Об-наж.

6

9

10

11

12

13

Чопперы с дугообразным широким лезвием двусторонние

3

1

1

Чопперы со скошенным узким лезвием двусторонние

1

Чопперы со скошенным широким лезвием двусторонние

1

Чопперы с долотовидным лезвием двусторонние

1

1

2

1

2

Чопперы со стрельчатым лезвием двусторонние

1

1

Незавершенные чопперы

1

1

Неотъемлемую часть каменной индустрии стоянки составляют такие категории орудий как пики и многогранники. Пики и близкие к ним формы составляют от 7 до 11 % изделий с вторичной обработкой в нижних слоях памятника. Наиболее устоявшимся типом пика в коллекции Айникаб 1 является пик трехгранного сечения. Такие типы пиков встречаются в материалах стоянок Мухкай 1 и 2, Гегалашур 1 и Гегалашур 3. Они обладают следующим стандартным набором признаков12: «1) массивная заготовка с максимальным утолщением в нижней – пяточной части; 2) максимальная толщина изделия составляет 2/3 и больше максимальной ширины; 3) трехгранное сечение близко к равнобедренному треугольнику с более широкой нижней плоскостью; 4) пересечение плоскостей, образованных полной или частичной обработкой краев заготовки, образуют на спинке орудия более или симметричную срединную продольную грань; 5) нижняя плоскость орудия всегда уплощенная – или естественным образом, или искусственно; 6) тяжелая, массивная и, как правило, не обработанная пятка; 7) конец образован равномерно сходящимися краями и более или менее заострен». Из общего количества пиков, имеющихся в коллекции стоянки Айникаб 1, выделяются изделия с плоско-выпуклым поперечным сечением, у которых отсутствует сформированная продольная грань на спинке орудия. По всем остальным морфолого-технологическим показателям они обладают теми же характеристиками, что и пики с трехгранным сечением. Некоторые изделия, отклоняющие от указанных признаков, мы относим к пикообразным. 

Многогранники имеются в трех экземплярах. Являются изделиями органически близкими к чопперам, отличается от них наличием нескольких оббитых граней. Среди представленных экземпляров имеются образцы с шестью, с четырьмя и с тремя гранями.

Вторую по количественной представленности группу орудий составляют скребла и скребки. В некоторых статистически значимых комплексах первые составляют от 10 до 18 % изделий с вторичной обработкой. Они имеются как на обломках, так и на отщепах. Продольные скребла преобладают над поперечными. В оформлении рассматриваемой категории изделий преобладает средняя односторонняя ретушь. На некоторых изделиях встречается двурядная и частично многорядная ретушь. Угол нанесения ретуши от приостряющей до вертикальной, при количественном преобладании крутой ретуши. Скребки хотя преобладают в количественном отношении над скреблами, но в статистически представительных комплексах доля их по отношению к изделиям с вторичной обработкой немногим отличаются от соответствующих показателей скребков (8–14 %). Среди скребков встречаются концевые, высокой формы и микроскребки. Скребки на отщепах преобладают над скребками на обломках. В основном это концевые. Для скребков высокой формы заготовкой в основном служили обломки. В оформлении изделий преобладает краевая средняя и мелкая односторонняя ретушь.

Довольно выразительную категорию орудий составляют ножи. Они происходят из 11 слоя и составляют 15 % изделий с вторичной обработкой комплекса. Если попытаться дать обобщенные морфологические характеристики имеющихся в коллекции экземпляров ножей можно выделить следующий набор признаков: 1) подтреугольная форма в плане; 2) использование в качестве заготовок для орудий как отщепов, так и обломков кремня; 3) наличие четко выделяемой обушковой и лезвийной части орудия, расположенных на сходящихся краях заготовки; 4) рабочие части орудий, как правило, приурочены к относительно тонким краям заготовки, тогда как обушки к более массивным (приспособление естественной формы заготовки); 5) интенсивность обработки рабочих элементов орудий варьируют от простого использования острых режущих краев заготовки с минимальным количеством технологических затрат до целенаправленного их получения с помощью двусторонней ретуши. При этом обработке подвергается не весь край заготовки, а примерно половина или же чуть больше половины его длины и наибольшая интенсивность обработки наблюдается на участке, непосредственно примыкающем к месту схождения лезвийной и обушковой части изделия, т.е. к его концу; 6) наличие различных видов обушков. Исходя из этого признака, представленные в коллекции памятника ножи мы подразделяем на следующие типы: а) с обушком на грани (2 экз.). Грани, служившие аккомодационными частями изделий, в основном, сформированы одним усекающим снятием; б) с естественным (натуральным) обушком, т.е. покрытым желвачной коркой (1 экз.); в) с ретушированным обушком (1 экз.). Формирующая ретушь, как правило, крутая притупливающая.

Острия имеются в трех экземплярах. Представляют собой изделия подтреугольной формы с равномерно сходящимися ретушированными краями. Во всех экземплярах обработанные края пересекаются под острым углом. На одном из орудий вторичная обработка не ограничивается ретушировкой лишь краев заготовки, а покрывает всю его поверхность.

Выемчатые орудия представлены шестью экземплярами. Большинство из них изготовлены на обломках (4 экз.). Заготовками для двух орудий послужили сколы, причем один из них изготовлен на первичном отщепе. Рабочие элементы четырех орудий получены ретушью, а у двух – с помощью клектонских анкошей с последующим наложением на полученную выемку краевой мелкой и средней ретуши. Ширина выемок варьируют от 1,5 см до 3,5 см.

Шиповидные орудия представлены двумя экземплярами. У обоих орудий короткие шиповидные острия выделены ретушью.

В единственных экземплярах представлены отбойник и укороченный поперечнолезвийный частичный бифас. Первый из них представляет собой кварцевую уплощенную гальку овальной формы. Часть периметра гальки имеет утолщенный массивный вид. Противоположный этому участку край относительно тонкий. На его наиболее выступающей части выделяется участок со сплошной интенсивной забитостью. Поверхность интенсивной забитости имеет форму овала с размерами 1,7 см по продольной оси и 1,4 см по поперечной оси. На участках, примыкающих к этому пятну забитости, фиксируются также изолированные точки, представляющие собой конусы ударов. По подсчетам Е.Ю. Гири, всего насчитывается более 500 полных и развернутых конических трещин13. Степень сработанности рабочей поверхности отбойника он относит к стадии начала формирования межконусных трещин и первичного выкрашивания. Данный предмет может уверенно интерпретироваться как твердый отбойник с четко выделенными утолщенной обушковой и относительно тонкой рабочими частями. Одной из специфических черт орудия является приуроченность рабочей части к боковой стороне заготовки14. Такой не специфический, с точки зрения современного мастера, способ использования отбойника свойственно соответствующим изделиям из Олдувайского ущелья. Исходя из этого, Е.Ю. Гиря проводит аналогии между ними и не исключает возможность, что именно такие отбойники были характерны для олдованской эпохи.

На основе анализа самого орудия и контекста его обнаружения им сделаны следующие выводы: «Отбойник из редкой породы камня, был найден (выбран) и доставлен на место изобилующее сырьем, где он был неоднократно и интенсивно использован в различных видах обработки кремня расщеплением»15. Вес отбойника – 313 грамм.

Среди изделий с вторичной обработкой отсутствуют такие характерные для памятников олдована орудия как дискоиды.

Самую многочисленную группу составляют изделия, объединенные под общим названием отходы производства (74 %). В их состав входят обломки и желваки с единичными пробными сколами, собственно сами обломки, осколки и чешуйки оббивки.

По всем статистико-типологическим показателям индустрия многослойной стоянки Айникаб 1 соответствует основным характеристикам классического олдована.

Глава 3. Малоисследованные раннепалеолитические памятники айникабской группы

В данной главе рассматриваются материалы раннепалеолитических местонахождений Айникаб 3 и Айникаб 4, происходящие из отложений 145-метровой террасы р. Усиша и местонахождения Айникаб 5, связанного с аллювиальными галечниками 100-метровой террасы той же реки. Коллекции каменных изделий этих памятников, насчитывающие следующее количество находок: Айникаб 3 – 34, Айникаб 4 – 10, Айникаб 5 – 43, были получены в результате сборов Х.А. Амирханова и автора с вертикальных и горизонтальных обнажений галечников. Анализ материалов этих памятников позволяет говорить о типологическом и культурном облике представленной в них индустрии. Среди каменного инвентаря местонахождений Айникаб 3 и Айникаб 4 представлены такие типы изделий как чопперы, пики, скребловидные изделия, дискоид односторонний, нуклеус, сколы и т.д. Инвентарь с таким типологическим набором вполне укладывается в понятие технокомплекса чоппера и пика и может быть соотнесена с индустрией стоянки Айникаб 1. Возможность обнаружения здесь орудий с бифасиальной обработкой вполне реальна, поскольку такой тип изделия как проторубило уже встречается в коллекции стоянки Мухкай 1, относящегося к более высокой террасе (220-метровой), тем более в синхронных комплексах местонахождения Дарвагчай 1  рубила составляют органичную часть коллекции.

Совершенно иначе выглядит материал 100-метровой террасы. Каменный инвентарь памятника демонстрирует более развитую технику первичного расщепления и типологическое разнообразие изделий с вторичной обработкой. Первичное расщепление характеризуется здесь наличием сложившегося типа нуклеуса параллельного способа скалывания, направленного на получение пластинчатых заготовок, разнообразием приемов скалывания. Среди предметов с вторичной обработкой преобладают изделия на сколах. Важным моментом во вторичной обработке является наличие развитой бифасиальной техники. Орудия представлены разнообразными типами: рубило (обломок), унифас, бифасиальное орудие, орудия с ретушированными выемками, различные типы скребел, двувыемчатое орудие. Наиболее культуроопределяющим типом изделия из  перечисленных является обломок рубила. Он является диагностичной формой изделия для ашеля. Представленность в каменном инвентаре комплекса развитой бифасиальной техники и наличие такой диагностичной формы, как рубило является показателем типично ашельского характера индустрии памятника.

Глава 4. Место памятников Усишинской долины в палеолите Кавказа

В данной главе приводится обзор стратифицированных раннепалеолитических памятников Кавказа, относящихся к широкому диапазону времени от начала раннего плейстоцена до середины среднего плейстоцена. В этом хронологическом интервале на рассматриваемой территории существовали различные каменные индустрии от культуры галек до развитых ашельских индустрий с бифасами. Возникает вопрос, каково же место палеолитических памятников Усишинской долины в палеолите Кавказа?

В развитии материальной культуры Большого Кавказа в раннем палеолите до недавнего времени существовали две большие хронологические лакуны. Первая из них протяженностью чуть более полумиллиона лет охватывает промежуток между памятниками Дманиси (1,7 млн. лет назад) и Амиранис-гора (1,1 млн. лет назад). Вторая лакуна была связана с отсутствием достоверных данных, относящихся к началу среднего плейстоцена, между Амиранис-гора и ашельскими памятниками. Первый хронологический отрезок заполняют  материалы стоянки Айникаб 1, приуроченные к самому верхнему террасовому уровню (220-метровой) р. Усиша. Геологическое время существования памятника определяется ранним плейстоценом, причем по результатам палеомагнитных, палеонтологических, палинологических и собственно геологических данных датировка низов культурных отложений устанавливается ориентировочно в пределах 1,4–1,5 млн. лет назад. Индустрия этой стоянки развивалась в одном геологическом времени с индустрией памятника Дманиси (но с отставанием на несколько сот тыс. лет) и предшествовала индустриям Богатыри (Синяя Балка), Амиранис-гора, а в верхах была синхронна им. Анализ технико-типологических составляющих каменного инвентаря стоянки Айникаб 1 говорит о его близком сходстве с индустриями указанных памятников. При этом каждый памятник демонстрирует свою специфику, проявляющуюся в технологии первичного расщепления, в орудийном наборе, в статистико-типологических показателях, которые могут быть связаны стадиальными отличиями («преолдован»)16, своеобразием местного сырья и хронологической позицией памятника в рамках одной культурной эпохи17. Близкие аналогии представленным в Айникаб 1 материалам обнаруживаются в синхронных и близких по возрасту индустриях Африки и Южной Аравии. Речь идет, прежде всего, об индустриях типичного олдована Олдувайского ущелья и Аравийского п-ова18. На Ближнем Востоке памятники с галечной индустрией пока неизвестны. В древнейшем из известных на этой территории памятников – Убейдии, возраст которого 1,4 млн. лет назад, представлена раннеашельская индустрия19.

Вторую хронологическую лакуну способны частично заполнить материалы 145-метровой террасы р. Усиша, которой соответствуют памятники Айникаб 3 и Айникаб 4. Образование данного террасового уровня проходило в межледниковье гюнц-миндель и завершилось к минделю. Это позволяет определить возраст археологических находок, происходящих из аллювия 145-метровой террасы в рамках бакинского горизонта региональной стратиграфической схемы Каспия (800500 тыс. лет назад). Эти находки в хронологическом отношении будут прямо соотноситься с материалами стоянки Дарвагчай 1 в Приморском Дагестане, которые залегают непосредственно в отложениях бакинской террасы Каспийского моря. Современное состояние источников позволяет говорить о сходстве индустрии, происходящей из 145-метровой террасы с индустрией стоянки Айникаб 1, относящейся к более высокой – 220-метровой – террасе. В материалах 145-метровой террасы нет орудий с бифасиальной обработкой, но возможность их обнаружения вполне реальна, поскольку в коллекции Мухкай 1, связанной с отложениями 220-метровой террасы присутствует проторубило20, тем более в материалах хронологически одновременного местонахождения Дарвагчай 1 рубила органично вписываются в коллекцию памятника, что позволяет говорить об ашельском облике раннепалеолитической индустрии данного археологического объекта21. Помимо рубил в археологических комплексах местонахождения присутствуют такие сопутствующие им крупные изделия, как чопперы, пики, крупные скребла. Сочетание многочисленного мелкого инвентаря относительно крупными изделиями является одной из характерных черт индустрии этого памятника. Указанная особенность в разной степени выраженности микроинвентаря и тейякских элементов присуща всем ашельским памятникам Кавказа. Если подходить к материалам Дарвагчай 1 с учетом всех этих фактов, то индустрию памятника следует относить к ашельской. Надежная стратиграфическая позиция находок в сочетании с их типологической выразительностью позволяет использовать материалы местонахождения для соответствующих культурных и хронологических атрибуций, основывающихся на геологических данных и на собственно археологических критериях. Исходя из этого, в общем хронологическом контексте с дарвагчайскими материалы 145-метровой террасы следует рассматривать как ашельские. Отсутствие бифасов на памятниках Айникаб 3 и Айникаб 4 вполне может быть связано малочисленностью каменного инвентаря или же другими причинами, например с характерной для ашельских памятников Большого Кавказа малочисленностью или даже единичностью рубил в их инвентаре.

На типично ашельский характер индустрии указывают материалы памятника Айникаб 5, относящиеся к 100-метровой террасе. Здесь присутствует такой диагностичный для ашеля тип изделия как рубило (обломок) и развитая бифасиальная техника.

Анализ материалов раннепалеолитических памятников Усишинской долины позволяют говорить о начале ашельской эпохи на Кавказе. Результаты палеомагнитного тестирования средней части многометровой толщи отложений стоянки Айникаб 1 показывают, что они относятся к эпохе Матуяма и, большая их часть должна быть отнесена ко времени, как минимум ранее эпизода Харамильо, или, в равной степени, эпизода Кобб Маунтин. Если исходить из минимального значения возраста, верхняя часть разреза стоянки Айникаб 1 будет моложе верхней границы эпизода Харамильо. Учитывая, что по имеющимся геолого-геоморфологическим данным отложения памятника не могут быть никак не позднее раннего плейстоцена, а также исходя из типологического состава находок из верхней части отложений стоянки, начало местного ашеля следует относить ко времени не ранее 800 тыс. лет назад.

Данные, полученные с памятника Айникаб 1, имеют также большое значение при определении характерных форм типологического состава индустрии олдована Северо-Восточного Кавказа. Наиболее устоявшимися и регулярными типами в коллекции памятника Айникаб 1 являются чопперы с различными модификациями лезвия, пики трехгранными поперечными сечениями и ножи с различными видами обушков. Указанные особенности характерны для всех памятников олдована Центрального Дагестана.

Заключение. В работе рассмотрены раннепалеолитические памятники, расположенные в долине реки Усиша (Центральный Дагестан).  Подробное описание и классификация коллекций каменных изделий этих памятников в соответствии сравнительно-типологическим методом с учетом геохронологической, геоморфологической и литолого-стратиграфической позиции находок позволило установить характерные черты индустрии каждого памятника, определить их технико-типологический и культурный облик. Благодаря использованию метода статистической обработки материала были выявлены закономерности в представленности ведущих категорий каменного инвентаря. На основе сравнительного анализа каменного инвентаря исследованных памятников с древнейшими индустриями Кавказа удалось определить их место в палеолите региона. В работе выделены характерные формы типологического состава индустрии олдована на Северо-Восточном Кавказе, высказано и обосновано мнение относительно начала ашельской эпохи на Кавказе. 

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях

1. Таймазов А.И. Ножи в структуре олдованской индустрии раннеплейстоценовой стоянки Айникаб 1 / Таймазов А.И. // Вестник Дагестанского научного центра РАН. 2011. № 43. С. 56–59.

2. Таймазов А.И. Основные характеристики индустрии многослойной раннепалеолитической стоянки Айникаб 1 (По материалам исследований 20052009 гг.) / Таймазов А.И. // Российская археология. 2011. № 1. С. 514.

3. Таймазов А.И. Раннепалеолитические индустрии долины реки Усиша (Центральный Дагестан) / Таймазов А.И. // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2011. Вып. 12.

Работы, опубликованные в других научных изданиях и сборниках

4. Таймазов А.И. Чопперы из коллекции Айникаб 1 / Таймазов А.И. // Древнейшие миграции человека в Евразии. Материалы Международного симпозиума (6-12 сентября 2009 г., Махачкала, Республика Дагестан, Россия). Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2009. С. 175187;

5. Таймазов А.И. Раннепалеолитическая индустрия стоянки Айникаб 1 (Центральный Дагестан) / Таймазов А.И. // Проблемы хронологии и периодизации культур Северного Кавказа: XXVI Крупновские чтения. Материалы международной научной конференции. Магас, 2010. С. 331334.

6. Таймазов А.И. Сравнительный типолого-статистический анализ чопперов в некоторых памятниках олдована / Таймазов А.И. // Карабах в каменном веке. Материалы Международной научной конференции, посвященной 50-летию открытия палеолитической пещерной стоянки Азых в Азербайджане (37 октября 2010 г., Баку, Азербайджанская Республика). Баку, 2010. С. 242251.

7. Таймазов А.И. Типология чопперов раннепалеолитической стоянки Айникаб 1 (по материалам исследований 20052009 гг.) / Таймазов А.И. // Исследования первобытной археологии Евразии. Сб. статей к 60-летию Х.А. Амирханова. Махачкала: Наука ДНЦ, 2010. С. 7587.


1Djaparidze V., Bosinski G., Bugianisvili T., Gabunia L., Justus A., Klopotovskaja N.,  Kvavadze E., Lordkipanidze D., Majsuradze G., Mgeladze N., Nioradze M., Pavlenisvili E., Schmincke H.-U., Solosgavili D., Tusabramisvili D., Tvalerelidze M., Vekua A. Der Altpalolithische Fundplatz Dmanisi in Georgien (Kaukasus) // Jahrbuch Rmisсh-Germanisches Zentralmuseum. Mainz, 1989 (1991). Bd. 36. S. 67116; Ljubin V.P., Bosinski G. The earliest occupation of the Caucasus region // The earliest occupation of Europe. Leiden, 1995. P. 207253; Nioradze M.G., Otte M. Palolithique suprieur de Gorgie // Anthropologie. 2000. Vol. 104. P. 265300; Early Humans at the Gates of Europe. Lordkipanidze D., Bar-Yosef O., Otte M. (eds.). Proceedings of the first international symposium (Dmanisi, Tbilisi (Georgia), September 1998). ERAUL, 2000. Vol. 92; Lumley H., Nioradze M., Barsky D., Cauche D., Celiberti V., Nioradze G., Notter O., Zvania D., Lordkipanidze D. Les industries lithiques proldowayennes du dbut du Plistocne infrieur du site Dmanissi en Gorgie // Anthropologie. 2005. Vol. 109. P. 1182.

2Амирханов Х.А. Исследование памятников олдована на Северо-Восточном Кавказе (Предварительные результаты). М., 2007. – 52 с.

3Деревянко А.П., Анойкин А.А., Зенин В.Н. Лещинский С.В. Ранний палеолит Юго-Восточного Дагестана. Новосибирск, 2009. – 124 с.

4Варданянц Л.А. Постплиоценовая история кавказско-черноморско-каспийской области. Ереван, 1948. С. 53.

5Амирханов Х.А. Исследование памятников … С. 10–11.

6Варданянц Л.А. Постплиоценовая история ... С. 53.

7Амирханов Х.А., Трубихин В.М., Чепалыга А.Л. Палеомагнитные данные к датировке многослойной стоянки раннего плейстоцена Айникаб-1 (Центральный Дагестан) // Древнейшие миграции человека в Евразии: Материалы Международного симпозиума (6-12 сентября 2009 г., Махачкала, Республика Дагестан, Россия). Новосибирск, 2009. С. 3641.

8Амирханов Х.А. Пики трехгранного поперечного сечения в коллекциях памятников олдована Центрального Дагестана // Карабах в каменном веке. Материалы Международной научной конференции, посвященной 50-летию открытия палеолитической пещерной стоянки Азых в Азербайджане (37 октября 2010 г., Баку, Азербайджанская Республика). Баку, 2010. С. 21.

9Амирханов Х.А. Исследование памятников ... С. 14.

10Амирханов Х.А. Исследование памятников ... С. 1416.

11Chenorkian R. Interpretation d’evolution des industries lithiques prehistoriques // Travaux du Laboratoire d’antropologie et de prehistoire des pays de la Mediterranee Occidentale (LAPMO). Aix-en-Provence, 1987. P. 4757; Амирханов Х.А. Каменный век Южной Аравии. М., 2006. С. 279280. 

12Амирханов Х.А. Пики трехгранного поперечного сечения ... С. 2025.

13Гиря Е.Ю. Открытие олдована на юге России в свете экспериментально-трасологического метода // Исследования первобытной археологии Евразии. Сб. статей к 60-летию Х.А. Амирханова. Махачкала, 2010. С. 93.

14Гиря Е.Ю. Открытие олдована … С. 94.

15Гиря Е.Ю. Открытие олдована … С. 96.

16Lumley H., Nioradze M., Barsky D., Cauche D., Celiberti V., Nioradze G., Notter O., Zvania D., Lordkipanidze D. Les industries lithiques proldowayennes … P. 3.

17Щелинский В.Е., Кулаков С.А. Каменные индустрии эоплейстоценовых раннепалеолитических стоянок Богатыри (Синяя балка) и Родники на Таманском полуострове (Южное Приазовье, Россия) // Древнейшие миграции человека в Евразии. Материалы Международного симпозиума (612 сентября 2009 г., Махачкала, Республика Дагестан, Россия). Новосибирск, 2009. С. 198; Таймазов А.И. Сравнительный типолого-статистический анализ чопперов в некоторых памятниках олдована // Карабах в каменном веке. Материалы Международной научной конференции, посвященной 50-летию открытия палеолитической пещерной стоянки Азых в Азербайджане (37 октября 2010 г., Баку, Азербайджанская Республика). Баку, 2010. С. 242251. 

18Leakey M.D. Olduwai Gorge. Excavations in Bed I and II, 1960-1963. Cambridge, 1971. Vol. 3. – 306 р.; Амирханов Х.А. Каменный век ... 

19Bar-Yosef O., Goren-Inbar N. The Lithic Assemblages of ‘Ubeidiya a Lower Palaeolithic site in the Jordan Valley. Jerusalem: Inst. of Archaeology; Hebrew University, 1993. Qedem, 34.  – 226 p.

20Амирханов Х.А. Работы Северокавказской палеолитической экспедиции Института археологии РАН в Центральном Дагестане в 2006 г. // Вестник Института ИАЭ. 2006. № 3. С. 124.

21Амирханов Х.А. Ранний ашель Кавказа в свете новых исследований в Дагестане: проблема истоков и основные типологические характеристики // Кавказ и первоначальное заселение человеком Старого Света. Сб. статей к 90-летию В.П. Любина. СПб., 2007. С. 2425; Любин В.П., Беляева Е.В. Ранняя преистория Кавказа. СПб., 2006. С. 41.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.