WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

АКСЕНОВ Павел Андреевич ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ США И КИТАЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность 08.00.14 — Мировая экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт Соединённых Штатов Америки и Канады Российской академии наук Научный руководитель доктор экономических наук, профессор Лебедева Людмила Фёдоровна

Официальные оппоненты:

Старченков Геннадий Иванович, доктор экономических наук, профессор (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения РАН, главный научный сотрудник) Подбиралина Галина Викторовна, кандидат экономических наук (Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова», доцент кафедры мировой экономики) Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации

Защита состоится __________ 2012 г. в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 002.244.при Институте США и Канады РАН по адресу: 123995, Москва, Хлебный пер., 2/3, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института США и Канады РАН

Автореферат разослан ______________ 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета КОНДРАТЬЕВА Зинаида Олеговна I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования определяется возрастающей ролью американо-китайских торгово-экономических отношений не только в развитии двусторонних связей, но и в мировой экономике в целом. Они оказывают значительное влияние на экономический рост, а также торговые и инвестиционные потоки между странами.

Усиление взаимодействия между Соединенными Штатами и Китаем в последнее десятилетие происходило в условиях ускоренного роста Китая и его становления в качестве одного из лидеров мировой экономики. В связи с этим особый интерес представляет изучение роста взаимозависимости экономик двух стран как фактора долгосрочного воздействия на экономическое развитие США. Под данным углом в диссертации рассмотрены, в частности, проблемы роста внешнего долга и дефицита торгового баланса США.

Возрастающее значение приобретает анализ американокитайских отношений на фоне интенсификации взаимодействия в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где, по словам госсекретаря США Х. Клинтон, будет определяться будущее мировой политики в XXI веке. Данный регион представляет стратегическое значение для интересов России, а нарастание активности и конкуренции на этом направлении может быть при определенных условиях использовано для ускоренного развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, что усиливает актуальность рассматриваемой проблематики.

Опираясь на свое лидерство в мировой экономике, в мировых торговых и инвестиционных потоках, других областях, США во многом определяют институциональные основы регулирования торговли и движения капиталов между странами, выступая за их либерализацию всеми участниками международного обмена. Участие в мировой торговле предоставляет американским производителям доступ к широким иностранным рынкам и дает американским потребителям возможность более широкого выбора при покупке товаров. На американские ТНК и их зарубежные предприятия приходится около половины товарного экспорта США и более трети импорта, а объемы торговли услугами этих компаний через свои предприятия за рубежом почти вдвое превышают прямые трансграничные операции.

Сальдо торгового баланса служит важнейшим показателем, характеризующим состояние внешней торговли страны, однако положительное сальдо торгового баланса не всегда выгодно для экономики страны, а торговый дефицит отнюдь не обязательно наносит ей ущерб. Несмотря на растущий дисбаланс в торговле между США и Китаем, выгоды от внешнеторгового сотрудничества с Китаем для Соединенных Штатов в долгосрочном плане существенны и связаны с комплексным воздействием растущего товарооборота с Китаем на экономику США, которое происходит по целому ряду направлений, в том числе: изменение сальдо торгового баланса, ценовые колебания, занятость и производительность труда. В более широком, глобальном контексте нельзя должным образом оценить все эти последствия для экономики США, не принимая во внимание процессы взаимодействия Соединенных Штатов и Китая в мировой экономике в целом и с ее отдельными субъектами в условиях усиления взаимозависимости и усложнения взаимосвязей между странами, формирования транснациональных воспроизводственных систем.

Степень научной разработанности проблемы. К наиболее значимым исследованиям отечественных учёных в области американокитайских экономических отношений после восстановления официальных дипломатических контактов (в 1979 г.) и установления прямых торговых связей можно отнести работы Авдокушина Е.Ф., Алексеева И.А., Амирова В.Б., Бажанова Е.П., Богатурова А.Д., Бушуева В.В., Воронцова В.Б., Занегина Б.И., Котлярова Н.Н., Лукина В.П., Михеева В.В., Нагорного А.А., Парканского А.Б., Пивоваровой Э.П., Потапова М.А., Салицкого А.И., Цыплакова С.С.

Анализ различных аспектов внешнеэкономической стратегии США, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе, нашел отражение в работах отечественных исследователей, прежде всего: Давыдова А.Ю., Дынкина А.А., Емельянова Е.В., Зименкова Р.И., Иванова И.Д., Кириченко Э.В., Кременюка В.А., Курьерова В.Г., Лебедевой Л.Ф., Марцинкевича В.И., Пороховского А.А., Портного М.А., Рогова С.М., Супяна В.Б., Труша С.М., Федоровича В.А., а также в трудах Булатова А.С., Кутового В.М., Ливенцева Н.Н., Максимовой М.М., Панова А.Н., Потапова М.А., Примакова Е.М., Хасбулатова Р.И., Шишкова Ю.В., Щетинина В.Д. Различные политикоэкономические аспекты взаимодействия Соединенных Штатов и Китая рассматриваются в работах Афонцева С.А., Бергера Я.М., Ганшина Г.А., Кобзева А.И., Королева И.С., Кудрова В.М., Кузнецовой Т.Е., Кузык Б.Н., Лукьянова А.Е., Наумова И.Н., Никифорова Л.В., Островского А.В., Селищева А.С., Селищева Н.А., Спартака А.Н., Старченкова Г.И., Титаренко М.Л., Ушакова И.В.

Особое значение имеют работы американских исследователей, посвященные американо-китайским отношениям, в частности правительственные доклады и обзоры Конгресса. В данных материалах содержатся статистические данные и аналитический материал по наиболее значимым вопросам двусторонних отношений.

Существенный вклад в разработку темы американо-китайских отношений внесли американские политологи и экономисты К. Бергстен, 3. Бжезинский, Э. Вогель, Ф. Даллес, К. Джонсон, Р. Илли, Г. Киссинджер, М. Лабонт, Е. Лоусон, Я. Миллс, Д. Митчелл, В. Моррисон, М. Оксенберг, Ч. Фримен, Г. Хардинг, Г. Хафбауэр.

Важное внимание уделялось публикациям китайских исследователей, затрагивающих вопросы экономических отношений между США и Китаем. Наиболее значимыми по теме диссертационного исследования являются работы Вана Донга, Ву Синьпо, Лю Сиюня, Дао Венчжоу, Чжана Чжунли и других авторов.

Объект исследования — совокупность американо-китайских отношений, связанных с торговлей товарами и услугами, инвестиционным обменом, в условиях роста взаимозависимости двух стран в начале XXI века.

Предмет исследования — особенности и перспективы развития торгово-экономического взаимодействия США и Китая, состояние двусторонних дисбалансов на фоне усиления финансово-экономической мощи Китая.

Хронологические рамки исследования охватывают период после восстановления официальных дипломатических контактов (в 1979 г.) по настоящее время. Первостепенное внимание уделено периоду с 2000 г. по 2011 г., который характеризуется значительной интенсификацией двусторонних экономических обменов между США и Китаем, в особенности после подписания соглашения в 2001 г. о вступлении Китая во Всемирную торговую организацию. Помимо роста товарооборота и увеличения объемов инвестиционного сотрудничества, данный период характеризуется существенными изменениями в товарной структуре торговли, нарастанием дисбалансов, а также появлением новых вызовов и проблем для экономики США, связанных с ростом конкуренции как на внутреннем, так и внешних рынках с производителями из Китая по широкой номенклатуре товаров, в том числе высокотехнологичных.

Цель и задачи диссертационного исследования.

Главная цель данного исследования — комплексный анализ современного состояния и перспектив развития торгово-экономических отношений США и Китая, выявление наиболее значимых проблем и источников разногласий. В соответствии с этой целью поставлены следующие исследовательские задачи:

— изучить эволюцию подходов американских исследователей к анализу торгово-экономических отношений США и Китая;

— проанализировать влияние валютной политики Китая на дисбалансы двусторонних связей и в целом на экономику США, рассмотреть теоретические основы американских экспертных оценок данного влияния;

— выявить динамику и структуру американо-китайской торговли, ее современные тенденции, проанализировать проблемы дефицита торгового баланса США и изучить роль растущего импорта из Китая в увеличении данного дефицита;

— дать оценку роли и проанализировать влияние торговоэкономических отношений между США и Китаем на структуру мировой торговли и глобальную экономику в целом, исследовать растущее значение Азиатско-Тихоокеанского региона в глобальной цепи поставок и для экономики Соединенных Штатов;

— проанализировать особенности движения прямых инвестиций между США и Китаем, а также значение китайских портфельных инвестиций в экономике Соединенных Штатов, — рассмотреть торгово-экономические противоречия США и Китая в рамках Всемирной торговой организации, в том числе вопросы, касающиеся применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, защиты прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае.

Методологическую основу исследования составляет комплекс различных методов. Системный подход к исследованию торговоэкономических отношений США и Китая отражается в использовании традиционного структурно-функционального анализа отдельных элементов данных отношений: двусторонней торговли, инвестиционного обмена, экономико-правовых отношений в рамках ВТО и др.

Для оценки влияния взаимодействия двух стран на трансформацию мирового хозяйства, а также на развитие экономических отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе были использованы глобальный и региональный подходы. В исследовании применен сравнительноисторический метод для выявления закономерностей и тенденций развития двусторонних отношений за минувшее десятилетие. Кроме того, в диссертации использованы общенаучные методы — анализ, синтез, дедукция, обобщение, аналогия, а также статистические методы исследования.

Информационную базу исследования составляют несколько групп источников:

1. Официальные документы, публикуемые государственными органами США, в том числе:

— официальные статистические данные Министерства торговли США;

— официальные статистические данные Министерства финансов США;

— официальные доклады, публикуемые Конгрессом США, касающиеся китайской проблематики;

— законодательные акты США;

— официальные выступления Президента США и пресс-релизы Белого дома;

— прочие официальные документы и статистические данные правительственных организаций.

2. Официальные документы, публикуемые государственными органами Китая, в том числе:

— официальные статистические данные Министерства торговли Китая;

— выступления Председателя и других официальных лиц Китая.

3. Статистические данные и официальные публикации международных организаций, в том числе Всемирной торговой организации, Международного валютного фонда и др.

4. Научные статьи и монографии российских, американских и китайских ученых по рассматриваемой проблематике.

5. Официальные сайты государственных и негосударственных организаций США и Китая.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем:

• на основе анализа торгово-экономического взаимодействия США и Китая выявлены тенденции нарастающей взаимозависимости их экономик, усиления ее значения для США и международных экономических связей, перехода американо-китайских двусторонних отношений в разряд системообразующих в Азиатско-Тихоокеанском регионе и глобальной экономике в целом;

• определены факторы, влияющие на увеличение дефицита США в двусторонней торговле товарами с Китаем в условиях изменений, происходящих в товарной структуре китайского экспорта; в частности, установлено, что на фоне более чем четырехкратного увеличения объемов двустороннего товарооборота в первом десятилетии XXI века происходило обострение проблемы дефицита торгового баланса США с Китаем, причины которой заключаются, в частности, в структурных изменениях глобальной производственной цепи, переносе ориентированных на экспорт предприятий азиатских стран в Китай, сохранении ограничений и барьеров в Соединенных Штатах на экспорт высокотехнологичной продукции;

• дана оценка влияния заниженного курса китайской валюты на экономику Соединенных Штатов и рост двусторонних дисбалансов, в частности торгового дефицита США с Китаем; выявлено, что влияние валютного фактора на двусторонние дисбалансы носит многоаспектный характер, и осуществление Китаем политики по ревальвации юаня может иметь как долгосрочные положительные, так и краткосрочные негативные эффекты для экономики США;

• выявлены современные особенности двустороннего инвестиционного обмена и возможные источники разногласий, связанные, с одной стороны, с ростом потребности США в инвестициях из Китая для финансирования дефицитов бюджета и счета текущих операций, а с другой — с опасениями США по поводу усиления зависимости от иностранного капитала, с возможными ограничительными мерами в отношении крупных прямых инвестиций из Китая;

• установлена положительная тенденция к увеличению числа двусторонних торговых противоречий и споров, решаемых посредством арбитражной системы в рамках Всемирной торговой организации, в том числе проблем, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае, введением необоснованных торговых ограничений и барьеров и др., что является существенным шагом к выстраиванию глобальной торговой системы, основанной на верховенстве правовых норм.

Наиболее существенные результаты, полученные соискателем и выносимые на защиту:

• показана эволюция теоретических подходов к анализу американо-китайских торгово-экономических отношений, обобщены оценки Соединенными Штатами значения экономического партнерства и соперничества с Китаем на разных этапах их развития — от установления дипломатических отношений с Китаем, когда еще превалировали исследования роли Китая в противостоянии различных общественных систем, до настоящего времени, характеризуемого резко возросшими объемами двустороннего товарооборота и инвестиционного обмена между США с Китаем в условиях формирования нового статуса Китая как одного из лидеров глобальной экономики;

• определено, что увеличение объема американо-китайских экономических обменов происходит параллельно с ростом экономической мощи и глобального влияния Китая; как следствие, АзиатскоТихоокеанский регион приобретает все более важное геостратегическое и геоэкономическое значение как для США, России, так и для мировой экономики;

• систематизированы экспертные оценки степени реальной заниженности обменного курса юаня по отношению к доллару, которые показали широкий диапазон колебаний (от 12% до 50%); выявлено, что в условиях современных международных экономических отношений режимы фиксированного валютного курса или управляемого плавания могут рассматриваться как факторы, препятствующие работе рыночных механизмов и наиболее эффективному распределению ресурсов;

• определена тенденция к росту зависимости экономики США от иностранного капитала, в том числе инвестиций из Китая, являющегося крупнейшим держателем облигаций Казначейства США, при финансировании дефицитов и инвестиционных проектов;

• установлено, что характерной чертой развития американокитайских отношений в начале XXI века является рост взаимозависимости экономик по многим направлениям двустороннего взаимодействия; принимая во внимание размеры экономик и объемы генерируемых товарных и инвестиционных потоков Соединенными Штатами и Китаем, их взаимоотношения оказывают значительное влияние на мировую торговлю, движение капитала, структуру глобальных цепей производства и поставок;

• выявлены проблемы и возможные сценарии развития экономических отношений России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона с учетом опыта американо-китайского взаимодействия, в частности: необходимость улучшения структуры российско-китайского товарооборота, усиление значения Сибири и Дальнего Востока в российско-китайской торговле, активизация экономического сотрудничества РФ в регионе, связанная со стратегией развития российского Дальнего Востока.





Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней систематизированы подходы отечественных и зарубежных исследователей к анализу торгово-экономических отношений США и Китая, дана оценка их глобального и регионального влияния, установлены факторы и последствия активизации торговых и инвестиционных обменов между этими странами.

Практическая значимость исследования определяется тем, что изучение двусторонних отношений стран с изначально разными экономическими уровнями развития может быть использовано для прогнозирования динамики отношений России с ведущими центрами мировой экономики. Анализ взаимодействия Китая с США в рамках ВТО по торговым вопросам, а также исследование существующих разногласий и проблем представляет практическую значимость для России при осуществлении диверсификации производства и экспорта, а также привлечении инвестиций в высокотехнологичные секторы экономки. Особую важность представляет анализ американокитайских интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где нарастающая конкуренция со стороны США и Китая может быть использована в качестве инструмента инвестиционной политики России на Дальнем Востоке.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в научных публикациях соискателя общим объёмом 3,87 а.л., в том числе в журналах, рекомендованных ВАК, в главе коллективной монографии, в тезисах докладов на конференциях, в том числе международных. Выводы исследования были изложены на семинарах и конференциях в ФГБУН Институт США и Канады РАН, а также использованы в аналитических материалах, направляемых в государственные органы власти. Положения и выводы диссертации использованы при подготовке курсов лекций по экономике США и международным интеграционным процессам в Государственном академическом университете гуманитарных наук (г. Москва).

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальностей ВАК (по экономическим наукам). Диссертация по своему основному содержанию соответствует пунктам 7, 11, 15, 25 паспорта специальности ВАК 08.00.14 «Мировая экономика».

Структура и объем работы. Структура диссертационной работы обусловлена целью и задачами проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии — 226 наименований на русском и английском языках, содержит 17 рисунков, 19 таблиц. Общий объем работы — 186 страниц.

Логика исследования предопределила следующую структуру работы:

ВВЕДЕНИЕ Глава I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ 1.1. Эволюция подходов к анализу торгово-экономических отношений США и Китая 1.2. Теоретические основы оценки влияния валютного фактора на состояние двусторонних дисбалансов Выводы по главе I Глава II. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ США И КИТАЯ 2.1. Динамика и структура американо-китайской торговли.

Проблема дефицита торгового баланса США 2.2. Глобальный аспект американо-китайских торговых отношений в начале XXI века Выводы по главе II Глава III. РОЛЬ И МЕСТО ИНВЕСТИЦИОННОГО ОБМЕНА В АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЯХ 3.1. Особенности движения прямых инвестиций между США и Китаем 3.2. Значение китайских портфельных инвестиций в США и оценка их влияния на американскую экономику Выводы по главе III Глава IV. ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ 4.1. Американо-китайские договоренности о членстве Китая в ВТО и двусторонние торговые споры 4.2. Проблема защиты прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае Выводы по главе IV ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЯ II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрыты актуальность темы диссертационного исследования и степень разработанности проблемы, определены объект и предмет, сформулированы цель и задачи работы, изложена научная новизна, обоснована практическая значимость исследования.

В первой главе диссертации — «Теоретико-методологические основы исследования торгово-экономических отношений США и Китая» — рассматриваются эволюция подходов к анализу торговоэкономического взаимодействия Соединенных Штатов и Китая, а также теоретические основы оценки влияния валютного фактора на состояние двусторонних дисбалансов. Обобщены экспертные оценки двусторонних экономических обменов между США и Китаем, представленные в трудах отечественных и зарубежных ученых.

На протяжении последних 40 лет развитие американо-китайских торгово-экономических отношений прошло несколько этапов.

Они характеризовались изменением подходов к анализу экономических отношений между США и Китаем, в первую очередь в связи с динамикой объемов двустороннего торгового и инвестиционного сотрудничества. Изменения касались, главным образом, оценок Соединенными Штатами роли, которую играли экономическое партнерство и разногласия с Китаем.

В работе выявлено, что до установления дипломатических отношений с Китаем исследования двусторонних связей были сфокусированы в основном на анализе противостояния различных общественных систем и роли «китайского фактора» в этом противостоянии1. В работах советских исследователей рассмотрены этапы развития американской синологии, дается оценка американскими специалистами экономического потенциала Китая рубежа 1970-х — 1980-х годов, проанализированы позиции интеллектуальной и политической элиты США по вопросам двустороннего взаимодействия в 1960-е — 1980-е годы. В соответствии с существовавшим в тот период времени видением проблемы выражается отношение отечественных ученых к развитию Соединенными Штатами двусторонних экономических отношений в начальный период проведения Китаем политики внешней открытости. «Естественные вопросы и сомнения возникают тогда, когда экономические связи превращаются в один из ин Бажанов Е.П. Движущие силы политики США в отношении Китая. — М.:

Наука, 1982; Занегин Б.Н. Китайская политика администрации Рейгана // МЭиМО.— 1983.— № 12.— С. 42—51; Воронцов В.Б. Китай и США: 60-70-е годы. — М.: Наука, 1979.

струментов рискованной великодержавной игры, направленной на то, чтобы попытаться с помощью китайской карты переиграть холодную войну и добиться для США таких позиций в мире, которых не удавалось добиться в иной благоприятной для них обстановке»2, — отмечают A.A. Нагорный и А.Б. Парканский.

В работе установлено, что экономическое сближение двух стран на раннем этапе носило геостратегический характер. По мере роста товарооборота, реформирования экономики Китая и развития его внутреннего рынка происходит пересмотр подходов и приоритетов двустороннего сотрудничества. Экономический вектор приобретает все более важное значение и опережает политическое сближение США и Китая, что до настоящего времени служит препятствием для сбалансированного развития отношений.

Начало XXI века характеризуется существенной активизацией двусторонних экономических обменов. Одним из ключевых моментов является вступление Китая в ВТО и отмена существующих барьеров для роста товарооборота. Китай впервые рассматривается Соединенными Штатами как ведущий торговый и экономический партнер, о чем свидетельствуют как статистические данные торгового и инвестиционного сотрудничества, так и политические заявления лидеров обеих стран.

Изучение американо-китайских торгово-экономических отношений ведется в целом ряде академических центров. Однако основная аналитическая работа по Китаю как субъекту мирохозяйственных связей сосредоточена в крупнейших университетах (Гарвард, Принстон, Станфорд, Колумбийский университет и т.д.). Исследование вопросов взаимодействия Китая с США ведется параллельно с анализом истории, философии, социологии, политики Китая, что отражает стремление к изучению страны в качестве сложного и многоаспектного комплекса, оказывающего растущее влияние на мировую экономику3.

Несмотря на активное развитие торговых связей между США и Китаем, уже в конце 1980-х годов можно было наблюдать экономические дисбалансы (в частности, рост дефицита торгового баланса США), которые усиливают политическое напряжение в двусторонних отношениях.

Нагорный A.A., Парканский А.Б. США и Китай: Экономические и научнотехнические аспекты китайской политики Вашингтона. — М.: Наука, 1982. — 11 c.

Котляров Н.Н. Экономические отношения США с КНР. Дис. док. экон. наук. — М., 2004.

В первой главе также установлено, что одной из главных и достаточно политизированных причин роста торгового дефицита официальные представители США называют заниженный курс китайской валюты. Хотя трудно точно оценить, какой результирующий экономический эффект оказывает заниженный курс юаня на Соединенный Штаты, гибкий курс китайской валюты будет оставаться значимым фактором для снижения дисбалансов, которые являются одной из причин усиления глобальной финансовой неустойчивости.

Продолжение валютных реформ отвечает долгосрочным интересам самого Китая, официальные власти которого заявили о готовности перехода к рыночному курсообразованию, но высказали опасения по поводу того, что слишком быстрый рост курса юаня способен вызвать значительные трудности и дестабилизировать китайскую экономику, в частности сократить занятость в секторах, ориентированных на экспорт.

В исследовании подчеркивается, что валютная политика Китая в определенном смысле стимулирует другие страны Восточной Азии проводить аналогичную политику поддержания низких обменных курсов по отношению к доллару, чтобы конкурировать с китайскими товарами. Данная политика, в свою очередь, выступает фактором, способствующим снижению объема экспорта из США в страны региона. Основываясь на предположении, что номинальный обменный курс китайской валюты занижен на 40%, а эффективный — на 25%, Ф. Бергстен из Института мировой экономики Петерсона, например, считает, что переход к свободному образованию курса юаня приведет к значительному росту его обменного курса, а также повышению курсов других валют стран Восточной Азии по отношению к доллару, а это, в свою очередь, станет причиной увеличения объемов экспорта США и будет способствовать созданию дополнительно от 600 тыс. до 1,2 млн. рабочих мест в США. Американский экономист П. Кругман утверждает, что заниженный курс юаня существенно тормозит восстановление мировой экономики, что оказывает негативное влияние в первую очередь на бедные страны, а также сдерживает рост занятости в США4.

Существует много и других оценок, насколько на самом деле занижен обменный курс юаня по отношению к доллару. Они значительно разнятся в зависимости от используемой методологии и даты проведения расчета. В табл. 1 представлены экспертные оценки в период с октября 2009 г. по ноябрь 2011 года.

New York Times. December 31, 2009; March 14, 2010.

Таблица Экспертные оценки заниженности обменного курса юаня по отношению к доллару, 2009-2011 гг. в % Процент, на который Дата расчета занижен номинальный Авторы оценки обменный курс Найл Фергюсон, Гарвардский университет и октябрь 2009 г.

Мориц Шуларик, 50% Свободный университет Берлина декабрь 2009 г. 12% Хельмут Рейзен, ОЭСР Дэни Родрик, декабрь 2009 г.

25% Гарвардский университет Эрвин Субраманьян, апрель 2010 г. Институт международной 30% экономики Петерсона январь 2010 г. 40,2% Уильям Р. Клайн и Джон Уильямсон, июнь 2010 г. 24,2% Институт международной апрель 2011 г. 28,4% экономики Петерсона ноябрь 2011 г. 23,5% Составлено автором на основе данных http://www.voxeu.org и http://www.iie.com/ Стандартной экономической моделью для определения, необходимо ли странам иметь плавающий обменный курс, служит модель оптимальной валютной зоны, согласно которой две страны могут получить выгоду от использования фиксированных обменных курсов при условии, что их рынки товаров и труда тесно взаимосвязаны, а бизнес-циклы синхронизированы. По данному критерию США и Китай вряд ли могут сформировать оптимальную валютную зону.

Таким образом, с точки зрения экономической теории переход к рыночному определению курса будет беспроигрышной ситуацией для обеих сторон — США и Китая, а также мировой экономики в целом.

С точки зрения экономической политики можно утверждать, что при текущей ситуации с недооцененным курсом юаня есть как выигрывающие, так и проигрывающие стороны. В главе отмечается, что на глобальный экономический рост и торговые потоки влияет множество факторов, но если предположить, что рост курса юаня произведет значительный эффект на двустороннюю торговлю, то на США это повлияет по следующим направлениям:

Во-первых, рыночное курсообразование юаня может стимулировать экспорт США и оказать поддержку для американских компаний, конкурирующих с производителями из Китая. Во-вторых, благосостояние общества, согласно экономической теории, измеряется объемом товаров и услуг, который оно может потребить. Укрепление курса юаня может привести к росту цен для потребителей в США, снижая их благосостояние. Более того, компании, импортирующие сырье и комплектующие из Китая, также столкнутся с ростом издержек, что снизит их конкурентоспособность. В-третьих, в то время как администрация Б. Обамы настаивает на более быстрых темпах ревальвации юаня, звучат призывы к правительству Китая продолжать покупку гособлигаций США.

В среднесрочной перспективе заниженный курс юаня не оказывает значительного влияния на совокупный спрос в США. Скорее, это приводит к структурным сдвигам в производстве в США в пользу компаний, которые выигрывают от увеличившегося потока капитала из Китая. Таким образом, отсутствует влияние на долгосрочные и среднесрочные показатели занятости в США. Например, дефицит счета текущих операции США достиг 6% ВВП в 2006 г., когда уровень безработицы был 4,6%, и снизился до 2,7% ВВП в 2009 г. при уровне безработицы в 9,3%5.

В работе установлено, что вопрос о влиянии укрепления курса юаня на экономику США достаточно многогранный, так как существуют краткосрочные и долгосрочные эффекты и рост обменного курса китайской валюты — это лишь один из факторов, влияющих на торговые потоки. Иллюстрирует данный факт то, что в период с июля 2005 г. по июль 2008 г. укрепление номинального курса юаня по отношению к доллару составило 21%, при этом, с одной стороны, импорт США из Китая вырос на 39%, по сравнению с ростом в 92% в период с 2001 г. по 2004 г., когда обменный курс оставался стабильным, с другой стороны, замедлился рост экспорта США в Китай с 81% (2001—2004 гг.) до 71% (2005—2008 гг.)6.

Несмотря на укрепление юаня, в период с 2005 г. по 2008 г.

торговый дефицит с Китаем вырос на 30,1% (в то время как дефицит счета текущих операций за этот период снизился на 6%). Укрепление курса юаня также не имело значительного эффекта на торговый баланс Китая в 2005—2008 гг. Профицит торгового баланса Китая вырос за данный период на 191% (с 102 млрд. до 297 млрд.

долл.), профицит счета текущих операций и международные валютные резервы выросли на 165%.

http://www.bea.gov/ Bergsten C. Correcting the Chinese Exchange Rate: An Action Plan (Peterson Institute for International Economics). Testimony before the Committee on Ways and Means. U.S. House of Representatives, March 24, 2010.

В исследовании подчеркивается, что положительный эффект от ревальвации юаня для американских производителей и экспортеров может быть нивелирован ущербом от растущих цен на импорт из Китая для потребителей США и производителей, импортирующих комплектующие или сырье. Более того, рост курса юаня и переход к рыночному курсообразованию могут снизить потребность китайских властей в покупках облигаций Казначейства США, так как отпадет необходимость в регулировании юаня, а падение спроса на американские долговые ценные бумаги приведет к повышению процентных ставок в США. Вероятность того, что в результате повышения курса китайской валюты произойдет перенос производства обратно в США, также очень мала, так как в этой ситуации для иностранных фирм будет выгоднее переместить мощности в другие страны Восточной Азии. Что же касается стимулирования экспорта из США в Китай посредством давления на Пекин по валютному вопросу, это также не представляется эффективным, ввиду того что Китай может ввести ограничительные меры в отношении подешевевшего импорта из Соединенных Штатов. Поэтому для рассмотрения валютной реформы Китая в контексте отношений с Соединенными Штатами необходим комплексный подход, учитывающий другие цели внешнеторговой политики — такие, как снижение торговых и инвестиционных барьеров, прекращение Китаем дискриминационной промышленной политики в отношении иностранных компаний, улучшение ситуации с защитой прав интеллектуальной собственности.

Во второй главе диссертационного исследования «Современное состояние и перспективы развития торговых отношений США и Китая» представлен анализ динамики и структуры американокитайской торговли в начале XXI века, выявлены основные причины торговых противоречий и рассмотрена проблема растущего дефицита торгового баланса США с Китаем. Торгово-экономическое взаимодействие двух стран рассмотрено в глобальном контексте с точки зрения влияния на торговые и инвестиционные потоки, размещение производства и занятости. Сделан вывод о существенной роли регионального сотрудничества в АТР для развития американо-китайских экономических обменов.

В работе установлено, что за прошедшее десятилетие товарооборот США и Китая вырос более чем в 4 раза. Активно рос как импорт из Китая, так и экспорт США в Китай (см. табл. 2). Китай стал вторым по значимости и объему товарооборота торговым партнером США. Вместе с ростом товарооборота продолжал расти дефицит торгового баланса США с Китаем. Несмотря на значительные размеры дефицита, его структура и причины достаточно многоаспектны.

В частности, в качестве одного из основных аргументов роста торгового дисбаланса называются изменения в структуре мирового производства и размещении производственных мощностей, которые массово переносились в Китай из соседних азиатских стран, а также других регионов, в том числе и США.

Таблица Объем двусторонней торговли США и Китая в 2000—2011 гг., млрд. долл.

Год Экспорт США в Китай Импорт США из Китая Торговый баланс 2000 16,2 100,0 -83,2001 19,2 102,3 -83,2002 22,1 125,2 -103,2003 28,4 152,4 -124,2004 34,4 196,7 -162,2005 41,2 243,5 -202,2006 53,7 287,8 -234,2007 62,9 321,4 -258,2008 69,7 337,8 -268,2009 69,5 296,4 -226,2010 91,9 364,9 -273,2011 103,9 399,3 -295,http://www.census.gov/foreign-trade/balance/c5700.html Выявлено, что экономические реформы, проводимые правительством Китая, стимулируют рост потребительского спроса на импортные товары, а учитывая численность населения (1350 млн. человек) и объем накоплений в экономике, потенциальный спрос очень высок.

По данным Boston Consulting Group, в 2009 г. в Китае было около 148 млн. потребителей, которых можно отнести к среднему классу и богатым, чей среднегодовой доход выше 60 тыс. юаней (9160 долл.)7.

По прогнозам, данный показатель составит 415 млн. человек в 2020 г. Более того, в 2010 г. в Китае насчитывалось около 1,1 млн.

человек с доходом более 1 млн. долл. в год8. Хотя частное потребление по отношению к ВВП уступает показателям ведущих экономик мира, уровень внутреннего потребления в Китае значителен. Например, в 2010 г. частное потребление по отношению к ВВП в Китае соBig Prizes in Small Places: China’s Rapidly Multiplying Pockets of Growth.

Boston Consulting Group. November 2010. P. 10.

China’s Millionaires Jump Past 1 Million on Savings, Expansion of Economy // Bloomberg. June 1, 2011.

ставило 35%, для сравнения в США — 71%. При этом среднегодовой рост частного потребления в Китае в период с 2001 по 2010 г. составил 8,2%, в то время как в США — 2,1%.

Правительство Китая объявило о планах по стимулированию внутреннего спроса для снижения зависимости от экспортных доходов, которые являются основным фактором экономического роста сегодня. В 2008 г. было выделено 586 млрд. долл. в качестве программы экономических стимулов преимущественно под инфраструктурные проекты в западных регионах страны. Возможность Китая инвестировать в подобные проекты объясняется гораздо более низкими показателями задолженности по сравнению с другими ведущими экономиками. Например, дефицит бюджета Китая по отношению к ВВП в 2010 г. составил 1,6%, в то время как в США — 8,9%. Госдолг Китая по отношению к ВВП в 2010 г. составлял 16,3%, в Соединенных Штатах данный показатель был на уровне 62,3%.

В 2011 г. Китай для США стал ведущей страной импорта (399,3 млрд. долл.). По сравнению с 2010 г. рост составил 9,4%. Доля Китая среди экспортеров в США достигла в 2011 г. 18% (против 8,2% в 2000 г.)9. Ведущими импортными позициями из Китая в 2011 г. были: компьютеры, бытовая техника, одежда и обувь, игрушки и телекоммуникационное оборудование. На данные товарные группы приходилось около 50% объема импорта США из Китая в 2011 году.

В работе отмечается, что наиболее существенную долю прироста импорта из Китая составили уже не товары трудозатратных производств, а высокотехнологичные товары, такие как телекоммуникационное оборудование, офисная оргтехника и компьютеры. Рост китайского экспорта товаров высокотехнологичных производств в США отнимает рыночные доли других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в особенности стран НИС.

На текущий момент прослеживается три ключевых тенденции в американо-китайской торговле.

Во-первых, многие товары, которые Соединенные Штаты получали из Японии, Тайваня и других азиатских стран, сейчас импортируются из Китая, поскольку азиатские компании переместили туда свое экспортноориентированное производство. Как следствие, доля Китая в дефиците торгового баланса США выросла, хотя доля дефицита США с другими странами Восточной Азии снизилась (рис. 1).

https://www.uschina.org/statistics/tradetable.html 100% 44% 49% 75% 50% 13% 32% 25% 43% 19% 0% 2000 20Китай Остальные страны Восточной Азии Остальной мир Составлено на основе данных http://www.census.gov Рис. 1. Структура торгового дефицита США в 2000 и 2010 г., % Во-вторых, хотя многое из того, что экспортирует Китай, изготовляется внутри страны, значительная часть товаров просто собирается из материалов и комплектующих, поставляемых в Китай из других регионов, в том числе из США. Торговая статистика говорит о том, что товары импортируются из Китая по полной стоимости, но денежные потоки это не подтверждают. Так, к примеру Apple Iphone собирается в Китае, но сборка составляет только часть стоимости товара. Большую часть стоимости составляют компоненты, произведенные в США и других азиатских странах и отправляемые в Китай.

Половину стоимости данного продукта составляют дизайн и маркетинговая работа сотрудников Apple в Соединенных Штатах. Тем не менее полная стоимость Iphone отображается в торговой статистике США как импорт из Китая.

В-третьих, уделяя чрезмерное внимание растущему импорту из Китая, иногда не учитывают тот факт, что американский экспорт в Китай также переживает бум, несмотря на негативное влияние глобального экономического спада на объем торговых потоков.

В каждом штате наблюдалось резкое увеличение объемов экспорта в Китай, прирост зачастую превышал 300% с 2000 года. Также стоит принимать во внимание, что эти показатели отражают лишь объем товарного экспорта.

В то же время у США сохраняется значительный профицит по экспорту коммерческих услуг, и значение китайского рынка в перспективе для американских поставщиков будет только расти.

Ускоренный экономический рост, который продемонстрировал Китай за прошедшее десятилетие, определяет его новый статус в глобальной экономике. В 2010 г. Китай стал мировым лидером по промышленному производству, обогнав Соединенные Штаты. Объем промышленного производства в Китае в 2010 г. составил 1,92 трлн.

долл., в то время как в США — 1,86 трлн. долл. Доля Китая в мировом промышленном производстве в период с 1995 по 2010 г. (рис. 2) увеличилась с 5,2 до 18,9%. Данный прирост происходил на фоне сокращения доли Японии и, в первую очередь, связан с переносом экспортоориентированного производства в Китай.

100% 48,0% 75% 51,3% 52,7% 52,2% 56,7% 50% 8,3% 5,2% 12,3% 18,9% 12,7% 17,7% 21,1% 12,7% 10,2% 25% 10,7% 26,0% 22,4% 22,3% 20,4% 18,2% 0% 1995 2000 2005 2007 20США Япония Китай Остальной мир Составлено на основе данных UN National Accounts Main Aggregates Database.

Рис. 2. Доля стран в мировом промышленном производстве 1995—2010 гг., % В исследовании выявлено, что в отличие от предыдущих десятилетий, когда Китай рассматривался, прежде всего, в качестве «мировой фабрики», в настоящее время благодаря проведению разумной промышленной политики, привлечению прямых иностранных инвестиций в высокотехнологичный сектор и трансферу технологий Китаю удалось создать базу для построения полного производственного цикла. На текущий момент китайские компании способны самостоятельно осуществлять все этапы производства и выпуска продукции, в том числе НИОКР, маркетинг, построение цепи поставок, продажи и сервисное обслуживание. Данный факт обусловливает значительное усиление конкуренции между странами, в том числе и на рынке высокотехнологичных и наукоемких товаров, где США сохраняли лидерство в течение длительного периода (рис. 3).

Составлено на основе: China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy. Investigation No. 332519 // USITC Publication 4226. May 2011.

Рис. 3. Этапы расширения производственной цепи китайских компаний В работе отмечается, что на протяжении 1980-х и 1990-х годов практически весть импорт США из Китая состоял из товаров массовых трудозатратных производств с низкой добавленной стоимостью, таких как детские игрушки, одежда и обувь, бытовая техника и электроника. На протяжении последних лет доля продукции в импорте США из Китая, которая относится к высокотехнологичной, стремительно растет10. Согласно официальным данным статистики США, импорт высокотехнологичных товаров из Китая в 2011 г. составил 129,5 млрд. долл., или 32,4 % общего объема ввоза из Китая, в 2003 г. данный показатель был на уровне 19,2% (29,4 млрд. долл.).

Доля Китая в 2011 г. в общем объеме импорта США высокотехнологичных товаров достигла около 40%, по сравнению с показателем 14,1% в 2003 г. Экспорт США высокотехнологичной продукции в Китай в 2011 г. составил 20,1 млрд. долл., или 19,3% всего объема вывоза в Китай (8,3 млрд. долл. и 29,2%, соответственно, в 2003 г.) и 8,8% от объема высокотехнологичного экспорта Соединенных Штатов в целом (4,6% в 2003 г.)11.

Дефицит США по торговле высокотехнологичными товарами с Китаем в 2011 г. составил 109,4 млрд. долл. против 21,0 млрд. долл.

Lum T., Nanto D. China’s Trade with the United States and the World. CRS Report for Congress. Order Code RL 31403. Congressional Research Service, 2007.

Nanto D., Ilias Sh., Donnelly J. U.S. International Trade: Trends and Forecasts. CRS Report for Congress. Order Code RL 33577. Congressional Research Service, 2008.

в 2003 г. Некоторые эксперты полагают, что растущий дефицит такого масштаба — повод для беспокойства, поскольку отражает растущую роль Китая как активного игрока на международном рынке высоких технологий. С другой стороны, значительную долю данного импорта составляют товары, которые лишь собираются в Китае из импортных высокотехнологичных комплектующих.

В работе делается вывод о том, что рост взаимозависимости экономик двух стран на фоне усиления позиций Китая в мировой торговле и экономике обусловливает переориентацию стратегических экономических интересов Соединенных Штатов на АзиатскоТихоокеанский регион, который, по прогнозам, будет занимать лидирующие позиции по темпам экономического роста в XXI веке.

Активизация взаимодействия по азиатскому направлению служит, прежде всего, сигналом о том, что американо-китайские отношения все больше выдвигаются на первый план как в региональном, так и мировом аспекте, несмотря на заявления о сохранении важности американо-японских отношений в качестве гарантии экономической и политической стабильности в регионе.

В США сегодня особенно остро стоит вопрос об эффективном взаимодействии с Китаем по ключевым проблемам двустороннего сотрудничества. Частично данная задача решается в рамках «Американо-Китайского стратегического и экономического диалога», который предполагает обсуждение основных вопросов на высшем уровне.

Наряду с переговорным процессом США проводят более агрессивную политику в рамках Комиссии по разрешению споров ВТО в связи с практикой недобросовестной конкуренции со стороны Китая.

В ходе переговоров на саммите АТЭС 12—13 ноября 2011 г. в Гонолулу Б. Обама заявил, что Китай должен играть по тем же правилам, что и все остальные, в т.ч. создать на внутреннем рынке одинаковые условия для местных и зарубежных компаний. В тоже время позиция китайской стороны заключалась в том, что Китай не намерен строго придерживаться правил, в написании которых он не принимал участия. Как заявил заместитель министра иностранных дел Китая Пан Сен: «В первую очередь мы должны понимать, о каких правилах идет речь. Если эти правила были выработаны на основе многостороннего соглашения и Китай был одной из сторон, мы обязаны их соблюдать. А если эти правила были введены одной или несколькими странами, с какой стати Китай должен их придерживаться?»12.

http://www.reuters.com/article/2011/11/14/us-apec-china-tradeidUSTRE7AD0CW201111В третьей главе работы — «Роль и место инвестиционного обмена в американо-китайских отношениях» рассмотрены особенности движения прямых инвестиций между Соединенными Штатами и Китаем и ограничения, препятствующие росту двустороннего инвестиционного сотрудничества, а также определено значение китайских портфельных инвестиций в США, в том числе в облигации Казначейства США, и дана оценка их влияния на американскую экономику в связи с ростом ее потенциальной зависимости от притока капитала из Китая.

В исследовании установлено, что рост прямых иностранных инвестиций в Китай сохранится в ближайшие годы. Этому будет способствовать спрос китайской экономики на инновации, ноу-хау и подготовленные кадры, который способны удовлетворить иностранные компании. Несмотря на повышение курса юаня, рост расходов на оплату труда и налогов для зарубежных компаний, американский бизнес продолжит инвестировать в Китай для получения доступа к его расширяющемуся внутреннему рынку. Так как Китай преследует политику создания отечественной высокотехнологичной промышленности, предпочтение будет отдаваться инвестициям тех американских компаний, которые планируют развивать инновационное производство на территории Китая.

Что касается прямых иностранных инвестиций Китая в США, то при сохранении проблем в американской экономике объем этих инвестиций также будет увеличиваться. При этом в Соединенных Штатах возможны достаточно острые дискуссии, связанные, с одной стороны, с необходимостью привлечения иностранного капитала для создания новых рабочих мест, а с другой — с опасениями по поводу того, что американские технологии и экономика «обслуживают» экономическое развитие Китая. В связи с этим, крупные китайские компании, пытающиеся зайти на американский рынок, особенно в чувствительных отраслях, таких как энергетика, столкнутся с серьезным политическим давлением со стороны США.

Согласно оценкам Rhodium Group, объем инвестиций Китая в экономику США в 2011 г., без учета покупок гособлигаций, составил 5,2 млрд. долл., что существенно превосходит показатели предыдущих лет13.

Одной из целей наращивания инвестиций в США, которое было инициировано правительством Китая в период кризиса, была покупка американских активов, когда цены находятся на минимумах.

Стратегия также направлена на поиск более доходного приложения для активов, номинированных в иностранной валюте. Эти активы http://rhgroup.net/notes/chinese-fdi-in-the-united-states-q3-2011-update оцениваются в 2,5 трлн. долл., большая часть из них размещена в низкодоходных бумагах правительства США и других нерисковых долларовых инвестиционных инструментах. Об этом свидетельствует планомерное сокращение объемов долговых обязательств США в инвестиционном портфеле Китая вслед за снижением их доходности14.

В работе подчеркивается, что, даже учитывая заметный рост объема инвестиций Китая в США, данный показатель составил лишь 3% от совокупного объема иностранных капиталовложений в США в 2011 году. Существует несколько причин низкого значения данного показателя, в том числе не последнюю роль играет использование оффшорных компаний. С другой стороны, менее развитые рынки (в том числе богатые природными ресурсами) соседних стран Азии, Латинской Америки и, с недавнего времени, Африки обладают большей инвестиционной привлекательностью ввиду меньшей конкуренции на данных рынках. В-третьих, хотя зарубежные финансовые вливания приветствовались большинством американских компаний, увеличение объема китайских инвестиций происходит на фоне растущей напряженности между Вашингтоном и Пекином, в частности разногласий по поводу валютной политики Китая и чрезмерной закрытости китайских рынков.

На протяжении всей истории деятельности иностранных компаний в США им предоставляется, по сути, национальный режим.

Как отмечает российский исследователь международных инвестиций Зименков Р.И., «…американский политический истеблишмент (так же как и деловые круги) в целом не препятствует привлечению иностранного капитала. Однако федеральные органы власти внимательно следят за результатами экономической деятельности иностранных компаний, за соблюдением ими “правил поведения на американском рынке”»15. Американские официальные лица признают, что политическое давление на Китай по данным вопросам будет усиливаться, а также может привести к волне протекционистских мер со стороны США.

В исследовании выявлено, что озабоченность США по поводу покупок Китаем большого объема американских долговых ценных бумаг представляет собой часть более серьезной проблемы в экономике Соединенных Штатов, а именно: зависимость от иностранного капитала для финансирования инвестиционных проектов и дефицита федерального бюджета. Финансирование большого дефицита те Morrison W., Labonte M. China’s Holdings of U.S. Securities: Implications for the U.S. Economy. CRS Report for Congress. Order Code RL 34314. Congressional Research Service, 2011.

Зименков Р.И. Прямые иностранные инвестиции в экономике США // Россия и Америка в XXI веке. 2010. № 2. 2010.

кущего счета не может продолжаться бесконечно, так как не может чистый внешний долг бесконечно расти быстрее, чем ВВП.

Китай опередил Японию, став самым крупным держателем американских облигаций в 2009 г., а в июне 2010 г. показатель Китая был уже на 15,6% выше, чем у Японии. Как видно из рис. 4, портфель американских облигаций во владении Китая наращивался параллельно с ростом его валютных резервов16.

352830242519201615141512109810665435181291 22002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 20Портфель американских облигаций Валютные резервы Составлено на основе U.S. Treasury Department. Report on Foreign Portfolio Holdings of U.S. Securities as of June 30, 2010.

Рис. 4. Валютные резервы Китая и портфель американских облигаций 2002—2010 гг., млрд. долл.

В табл. 3 представлены ведущие страны — держатели американских ценных бумаг по данным на июнь 2010 г. с разделением на типы ценных бумаг. Доля Китая в 2010 г. среди иностранных держателей ценных бумаг США достигла 15,1% по сравнению с 4,1% в 2002 г. Китай является ведущим иностранным держателем облигаций Казначейства США (33,1%) и обязательств агентств (33,2%), но занимает 8-е место по объему инвестиций в акции американских компаний (127 млрд. долл., что составляет 4,5% от акций, находящихся в иностранном владении).

Часть иностранных инвесторов могут рассматривать ситуацию в экономике США при растущем уровне внешнего долга как неустойчивую, а американские облигации — не самым выгодным инструменMajor Foreign Holders of U.S. Treasury Securities. U.S. Department of the Treasury, May 16, 2011.

том с точки зрения параметра риск — доход, что может повлечь за собой выход капитала из американских активов и, как следствие, рост процентных ставок для привлечения иностранных инвестиций.

При таком сценарии роста процентных ставок снизится инвестиционная активность, что станет фактором замедления экономического роста в долгосрочной перспективе.

Таблица Ведущие страны — держатели ценных бумаг США по категориям, млрд. долл. на июнь 2010 г.

Всего Китай 1611 1108 360 11 127 Япония 1393 737 234 130 224 Великобритания 798 72 10 369 324 Все страны 10691 3343 1085 2492 2814 9Доля Китая от 15,1% 33,1% 33,2% 0,4% 4,5% 0,5% всех стран Составлено на основе U.S. Treasury Department, Report on Foreign Portfolio Holdings of U.S. Securities as of June 30, 20В исследовании установлено, что сложившаяся зависимость от иностранных государств, таких как Китай, чьи инвестиции идут на финансирование дефицита текущего счета, может продлить необходимый переходный период для экономики США. В долгосрочной перспективе США необходимо повышать уровень накоплений в экономике для того, чтобы уменьшить финансовую зависимость от потенциального выхода иностранных инвесторов из американских активов. На сегодняшний день еще трудно сделать однозначный вывод о том, начался ли процесс перестроения экономики США в 2008 г.

или же рост частных накоплений и снижение дефицита по счету текущих операций были лишь временной реакцией на рецессию.

С другой стороны, если низкий уровень накоплений — это, безусловно, проблема, то дефицит текущего счета и приток иностранного капитала в США в таких объемах можно рассматривать как отражение мощи экономики Соединенных Штатов и ее привлекательности для Акции агентств облигации облигации Казначейские обязательства Обязательства Краткосрочные Корпоративные зарубежных инвесторов, что снижает вероятность резкой остановки финансовых вливаний в американскую экономику17.

Некоторые экономисты рассматривают покупки Китаем американских облигаций как тип субсидии потребителям США в форме дешевых китайских товаров и низких процентных ставок. Это субсидирование стимулирует потребление китайских товаров в США, что, в свою очередь, оказывает поддержку экспортным отраслям Китая. В то же время эта субсидия осуществляется за счет китайских потребителей и отраслей, не связанных с экспортом, в силу того, что недооцененный юань делает импорт более дорогим. Отсутствие системы социальной защиты способствует тому, чтобы население Китая сберегало большую часть своего дохода. Эти сбережения направляются правительством Китая на покупку американских ценных бумаг.

В работе подчеркивается, что реакция общественности и СМИ в Китае на инвестирование значительной части международных резервов в американские ценные бумаги неоднозначна, зачастую, как и в России, негативна. Долговые проблемы Европы и Соединенных Штатов оказывают снижающий эффект на объем потребления китайских товаров, а падение курса доллара уменьшает стоимость китайских долларовых активов. Таким образом, ускорение проведения экономических реформ Китаем будет способствовать стимулированию внутреннего спроса (включая увеличение импорта и снижение зависимости от экспортных доходов) и поддержанию высоких показателей экономического роста. Рост внутреннего потребления в Китае, в свою очередь, способен привести к снижению уровня накоплений в экономике, что уменьшит потребность в инвестировании этих накоплений за рубеж, в том числе в США.

Если США не предпримут шаги по снижению зависимости от иностранного капитала, в то время как Китай будет проводить сокращения своего портфеля американских облигаций, Соединенные Штаты будут вынуждены искать других инвесторов. Сальдо текущего счета при этом, вероятно, останется без существенных изменений, но процентные ставки, скорее всего, вырастут.

В четвертой главе диссертации — «Торгово-экономические противоречия США и Китая в рамках Всемирной торговой организации» рассмотрены американо-китайские договоренности о членстве Китая в ВТО, проанализированы последствия от вступления Китая в ВТО для объема и структуры двусторонней торговли, охарактеризованы основные противоречия и двусторонние торговые споры, рассматриваемые в рамках Комиссии ВТО, особое внимание уделено проблеме A New Look at the U.S. Current Account Deficit: The Role of Multinational Companies. McKinsey Global Institute. 2004.

защиты прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае.

В исследовании выявлено, что одной из основных внешнеторговых целей США в конце 1990-х годов было вступление Китая в ВТО на основе подписания всеобъемлющего соглашения по либерализации торговли. Многие политики в США, способствовавшие на тот момент вступлению Китая в ВТО, поддерживали проведение китайским правительством рыночных реформ, создание правовой среды, снижение роли государства в экономике, дальнейшую интеграцию Китая в мировую экономику, что, в свою очередь, позволило бы США использовать механизм ВТО для разрешения споров по основным торговым вопросам.

Как результат, в США рассчитывали, что Китай превратится в надежного торгового партнера. Официальные представители Соединенных Штатов утверждали, что в первые годы после присоединения к ВТО в 2001 г. Китай продемонстрировал значительный прогресс в реализации экономических реформ, которые ускоряли переход к рыночной экономике, делали китайскую экономику более открытой для торговли и иностранных инвестиций. Однако, начиная с 2006 г., процесс дальнейшей рыночной либерализации замедлился.

К 2008 г. были уже очевидны тенденции к ограничительному торговому режиму.

В работе установлено, что претензии США к экономической политике Китая охватывают различные виды ограничений, которые связаны с налогообложением, таможенной классификацией, защитой прав интеллектуальной собственности, услугами, защитой отечественных производителей, а также с экспортом товаров. В какой-то степени жалобы Китая — ответные шаги на аналогичные действия США: защитные меры, включая антидемпинговые и компенсационные пошлины, а также ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции.

По состоянию на апрель 2011 г., США направили 11 жалоб против действий Китая в Комиссию ВТО по урегулированию споров, часть из которых была удовлетворена. Китай, в свою очередь, направил пять жалоб против США, которые касались применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, ограничений, введенных Соединенными Штатами на импорт мяса домашней птицы, а также защитных мер на импорт шин.

Выявлено, что основная причина несоблюдения взятых на себя обязательств в рамках ВТО и источник многочисленных споров с США — незавершенный переход Китая к рыночной экономике. Хотя рыночные механизмы и частный сектор играют большую роль в экономике Китая, государство продолжает занимать важное место. Например, банковская система преимущественно контролируется государством, и государственные предприятия доминируют в определенных отраслях. Многие аналитики утверждают, что основной функцией банковской системы Китая является предоставление дешевых (субсидированных) кредитов государственным предприятиям, в особенности для отраслей, рассматриваемых правительством Китая в качестве важных для экономического роста в будущем. Глобальный экономический спад, возможно, существенно замедлил или даже приостановил долгосрочный курс Китая на проведение рыночных реформ, послужив поводом для активизации государственного вмешательства в рыночные процессы, что дает конкурентные преимущества китайским компаниям.

Примечательно, что ни администрация Дж. Буша, ни Б. Обамы не инициировали расследование в рамках ВТО в отношении обменного курса юаня, который президент, а также многие политики в Конгрессе, общественность и деловое сообщество считают заниженным и рассматривают в качестве одной из главных причин, вызывающих дисбаланс в американо-китайских отношениях. Другие страны также прибегают к управлению своими валютами, снижая их курсы для поддержки экспорта. Этим инструментом пользовались Япония и Южная Корея, а также сами Соединенные Штаты в 1985 г., когда было подписано Соглашение Плаза, по которому курс доллара снижался на 50% по отношению к йене, немецкой марке и английскому фунту.

В работе подчеркивается, что администрация Б. Обамы продолжила наступательный курс в отношении политики возбуждения расследований в рамках ВТО. Жалобы в Комиссию ВТО по урегулированию споров направляются по ограничениям, вводимым Китаем, снятие которых США не могут добиться в ходе переговорного процесса. Соединенные Штаты активно используют судебный процесс как средство противостояния Китаю по ряду торговых ограничений, хотя не все жалобы оспариваются. Такая политика создает видимость для Конгресса и общественности жесткости позиции США в отношении Китая при отсутствии реальной конфронтации по проблеме обменного курса юаня. Зачастую разбирательства инициируются до того, как Конгресс предлагает жесткие меры в отношении Китая — меры, которые администрация не одобряет. Стремление юридически оспорить ограничения, вводимые Китаем, уравновешивается другими внешнеполитическими соображениями, касающимися неторговых вопросов, которые требуют сотрудничества с Китаем и его поддержки.

Аналогичным образом Китай активно использует разбирательства в рамках ВТО по внутренним и внешнеполитическим вопросам.

Все жалобы Китая, направленные в ВТО, адресованы Соединенным Штатам (за исключением двух против Европейского Союза). Китай прибегает к разбирательству в рамках ВТО также для оспаривания ограничений, вводимых США, и зачастую в качестве ответных мер на действия Соединенных Штатов. В то же время Китай с большей готовностью стремится выполнять решения ВТО, рассматривая сегодня этот инструмент как часть своей дипломатии.

В исследовании выявлено, что одной из ключевых тем американо-китайских отношений, которая была вынесена на обсуждение ВТО, становится проблема защиты прав интеллектуальной собственности американских компаний в Китае. По оценкам, только в 2009 г. ущерб США от незаконного использования китайскими компаниями авторских прав и от других нарушений в отношении иностранных инвестиций составил около 48 млрд. долл. (см.

табл. 4). Согласно данным таможенных органов США, на долю импорта из Китая в 2009 году приходилось 79% всех изъятых контрафактных товаров на сумму 204,7 млн. долл., на долю Гонконга еще 10%. Основную массу изъятых товаров, как и в предыдущие годы, составили одежда и обувь.

Таблица Ущерб компаний США в результате отсутствия эффективной защиты прямых иностранных инвестиций в Китае, долл. на 2009 г.

Сумма ущерба, Показатель млрд. долл.

Общий ущерб 48,По секторам:

информационные услуги 26,высокотехнологичная и тяжелая промышленность 18,химическая промышленность производство потребительских товаров 0,транспортное машиностроение 0,По типу нарушений:

нарушение авторских прав 23,незаконное использование товарных знаков 6,нарушение патентных прав 1,незаконное завладение коммерческой тайной 1,тип нарушения не определен Составлено на основе: China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy. Investigation No. 332519 // USITC Publication 4226. May 2011.

В работе отмечается, что данная проблема наиболее остро встала в начале десятилетия, после вступления Китая в ВТО и существенного увеличения объемов торговли и экономических обменов. Несмотря на приведение законодательной базы в соответствие с Соглашением ТРИПС и требованиями ВТО, Китаю не удавалось эффективно осуществлять администрирование новых норм. Выводы Комиссии по урегулированию споров ВТО по поданной США жалобе, касающейся нарушений в отношении прямых иностранных инвестиций в Китае, хотя и были, по мнению Соединенных Штатов, недостаточно жесткими, все-таки внесли определенный вклад в улучшение ситуации по данной проблеме, о чем свидетельствуют опросы представителей американского бизнес-сообщества, проведенные Торговой палатой США.

Таблица Потенциальные экономические выгоды США при обеспечении эффективной защиты ПИС в Китае, млрд. долл.

Показатель Сумма, млрд. долл.

Рост экспорта товаров и услуг в Китай 21,экспорт товаров 9,экспорт услуг 11,Поступление роялти и лицензионных платежей Прочие услуги 8,Увеличение объема продаж филиалов американских компаний в Китае 87,Всего увеличение экспорта и объемов продаж филиалов 109,Увеличение чистой прибыли филиалов 3,Составлено на основе: China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy. Investigation No. 332519 // USITC Publication 4226. May 2011.

Выявлено, что среди наиболее частых проблем, с которыми сталкиваются американские компании, называются: кража коммерческих тайн, падение объемов продаж, роялти и лицензионных платежей, ущерб брендам и репутации компаний, высокие затраты на обеспечение надлежащей защиты прав интеллектуальной собственности. Провинцию Гуандун и муниципалитеты Шанхай и Пекин американские компании назвали в качестве территорий одновременно с наилучшим и наихудшим правовым климатом в области защиты иностранных инвестиций в зависимости от производственного сектора18. Согласно расчетам USITC, обеспечение защиты иностран Zhiping Liu. On Intellectual Property Disputes between the United States and China. Selected Works. 2008.

ных капиталовложений в Китае может привести к росту объема продаж и лицензионный отчислений американских компаний от 10 до 20%, а также росту занятости в США на 2—5%, или в абсолютном выражении от 254 тыс. до 1590 тыс. новых рабочих мест. В табл. представлены оценки потенциальных экономических эффектов для компаний и экономики США от роста эффективности защиты прав интеллектуальной собственности в Китае.

Использование правовых инструментов в разрешении споров — положительная тенденция для ВТО и мировой торговли в целом.

Решение конкретных торговых споров посредством арбитражной системы — это существенный шаг к созданию глобальной торговой системы, основанной на верховенстве правовых норм. Преимущество становится все более очевидным в ситуации, когда в ходе двусторонних переговоров не удается прийти к соглашению, а Дохийский раунд многостороннего переговорного процесса сталкивается с серьезными препятствиями.

В заключении подведены итоги, изложены основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Журналы по перечню рецензируемых научных журналов и изданий ВАК:

1. Аксенов П.А. Противоречия торгового и инвестиционного сотрудничества США и Китая // Русский инженер. 2010. № 4 (0,9 а.л.).

2. Аксенов П.А. Торгово-экономические отношения США и Китая в начале XXI века // Россия и Америка в XXI веке. 2011.

№ 3 (0,8 а.л.).

3. Аксенов П.А. Иностранные инвесторы и американское государство (в соавторстве с Емельяновым Е.В.) // Вопросы новой экономики. 2011. № 3 (0,45 а.л./0,9 а.л.).

4. Аксенов П.А. Торгово-экономические противоречия США и Китая в рамках Всемирной торговой организации (в соавторстве с Лебедевой Л.Ф.) // Россия и Америка в XXI веке. 2012. № (0,45 а.л./0,9 а.л.).

Главы в коллективной монографии:

5. Аксенов П.А. Государственные меры по привлечению иностранных инвесторов (в соавторстве с Емельяновым Е.В.) // Государство и бизнес: стратегия взаимодействия в экономике XXI веке. Глава 7. М.: ИСКРАН, 2012 (0,9 а.л./1,8 а.л.).

Сборники докладов на международных научно-практических конференциях:

6. Аксенов П.А. Роль внешнеэкономического фактора в трансформации социально-экономических систем в начале XXI века (в соавторстве с Емельяновым С.В.) // Сборник докладов международной научно-практической конференции «Трансформация экономических систем в глобализирующемся мире». КазЭУ им. Т. Рыскулова. г. Алматы, 2010 г. (0,12 а.л./0,25 а.л., тезисы доклада на пленарном заседании).

7. Аксенов П.А. Инвестиционное сотрудничество США и Китая в посткризисный период // Сборник докладов международной научно-практической конференции «Международное движение финансовых ресурсов». РЭУ им. Г.В. Плеханова. г. Москва, 2010 г. (0,25 а.л., тезисы доклада).

На правах рукописи Аксенов П.А.

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ США И КИТАЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА (Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата экономических наук) Объём 2 п.л. Подписано в печать 24.08.2012 Формат 90 х 60 1/16.

Тираж 100 экз. Гарнитура Schoolbook, Textbook Отдел научной информации ИСКРАН Москва, Хлебный пер., 2/3. Телефон 697-0403.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.