WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Долженкова Екатерина Викторовна 

Отечественный исторический опыт в области подбора и расстановки руководящих кадров в 1920-е годы (на материалах курского края)

Специальность: 07.00.02 – отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Курск – 2012

Работа выполнена в Юго-Западном государственном университете

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

Пашин Василий Петрович

Официальные оппоненты:

Сойников Алексей Анатольевич

доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет», профессор кафедры истории Отечества

Кононов Николай Григорьевич

кандидат исторических наук, доцент, Курский институт социального образования (филиал) ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет», доцент кафедры социальной работы и социальной экологии

Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный аграрный университет имени императора Петра I»

Защита диссертации состоится 9 ноября 2012 г. в 13.00 ч. на заседании диссертационного совета ДМ 212.105.05 при Юго-Западном государственном университете по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Юго-Западного государственного университета.

Автореферат разослан «01» октября 2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

ДМ 212.105.05 Богдан Варвара Владимировна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изучение проблем, связанных с формированием органов власти и управления, их функционированием, является одной из приоритетных научных задач в современном обществе, ибо эффективное функционирование государственного аппарата, укомплектование кадрами надлежащей компетенции и высокой квалификации выступают одним из решающих факторов конкурентоспособности государства, экономики, нации.

Фундаментальные изменения в экономической и социальной структуре современного российского общества, заложенные Стратегией развития России до 2020 года, невозможны без изменения подходов к существующей государственной кадровой политике. В процессе поиска оптимальных условий современной кадровой политики особое значение приобретает изучение отечественного исторического опыта, накопленного в данной области. В этой связи чрезвычайно актуальным является обращение к историческому опыту, в частности, Советского государства в начальный период его существования, когда были заложены основы партийно- советской системы власти и управления, просуществовавшей почти 80 лет. Перспективным научным направлением становится всестороннее изучение круга реальных «носителей власти» в партии РКП(б)-ВКП(б)-КПСС, тех, кто непосредственно отвечал за принятие политических решений в Советском государстве. В течение длительного срока функционирования партийных советских органов сложилась уникальная система подбора, подготовки и расстановки управленческих кадров, получившая название «номенклатура». Созданная номенклатурная модель позволяла прогнозировать политическую карьеру руководителей на отдаленную перспективу.

Совершенствование современной государственной кадровой политики немыслимо без учета позитивных и негативных итогов развития номенклатурной системы. Этот тезис обретает особое звучание при анализе эффективности деятельности региональных лидеров, способах и механизмах их ротации. В этой связи нельзя сбрасывать со счетов исторический опыт государственной кадровой политики, который накапливался на местах  много лет. Учитывая ошибки прошлого, при подборе и расстановке руководящих  кадров местной власти, необходимо на современную почву переносить положительные моменты данного процесса.

Исследование зарождения основ номенклатурной системы Курской губернии в 20-е годы ХХ века даст возможность более детально раскрыть и проанализировать картину власти и управления в начальный период становления Советского государства. И хотя вопросы  номенклатуры, не первый год находятся в центре внимания и обсуждения историков, однако отсутствуют оценки  деятельности по становлению региональных советских моделей подбора руководящих кадров. Поэтому исследование основ становления номенклатурной системы организации власти и управления на примере отдельно взятой территории (Курской губернии) имеет важное теоретическое и практическое значение.

Объектом исследования является формирование и развитие региональной номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих кадров в партии большевиков во взаимосвязи с политическими и экономическими процессами, происходившими в Советском государстве в 1920-е гг. XX века.

Предметом исследования является конгломерат руководящих коммунистических партийных кадров Курской губернии в 1920-е годы.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1920-х гг., когда власть на территории губернии перешла от губревкома к губернскому исполнительному комитету - конституционному органу управления Советского государства. Завершается период серединой 1928 г., когда Курская губерния вошла во вновь образованную Центрально-Черноземную область (далее - ЦЧО), утратив статус губернии. 1920-е годы – целостный исторический период, в котором сложились формы и методы номенклатурной работы с кадрами.

В интересах достижения цели диссертационного исследования и понимания истоков описываемых процессов автор иногда выходил за хронологические рамки исследования.

Географические рамки исследования охватывают земли Курской губернии 1920-х гг., площадь которых составляла более 45 тыс. кв. км., где проживали около трех миллионов человек1. В тот период в Курскую губернию входили территории сегодняшних Курской и Белгородской областей, а также Путивльский уезд, отошедший позднее к Украине.

Историография проблемы исследования. Проблемы номенклатуры не ускользали от внимания историков и до сих пор вызывают интерес исследователей. В историографии условно можно выделить  два периода: 1) советский; 2) постсоветский. Советский период целесообразней будет исследовать, разделив на три подпериода: 1. 1920-е годы ХХ века; 2. 1930-е – 1940-е годы ХХ века; 3. 1950-е -1980- е годы ХХ века.

В 20-е годы ХХ века, то есть в начальный период становления Советского государства вопросы кадровой работы были в центре обсуждения общественных и государственных деятелей. Наибольший вклад в этом направлении принадлежит произведениям В.И. Ленина. В работах Владимира Ильича Ленина можно проследить установку на то, что кадровая политика является могучим рычагом, посредством которого партия воздействует на ход общественного развития.  В правильном подборе кадров и проверке исполнения, по определению В.И. Ленина, состоит «гвоздь» всей работы по строительству социализма и коммунизма, аппарат же является «подсобным средством», проводящим политику партии.2

С ленинской характеристикой Советского государства был солидарен и Л.Д. Троцкий.3 Он определял сложившийся в первой половине 1920-х гг. режим в партии большевиков как бюрократический, однако Троцкий не относил его к пережитку военного времени, а считал результатом «перенесения на партию методов и приемов администрирования, накопленных именно за последние годы»4.

На смену лояльным мыслям Ленина приходит жесткая, прямая терминология И.В. Сталина. Иосиф Виссарионович Сталин, как само собой разумеющееся так развивал мысль о дальнейшем совершенствовании кадровой политики: «...После того, как дана правильная политическая линия необходимо подобрать работников так, чтобы на постах стояли люди, умеющие осуществить директивы, могущие понять директивы, могущие принять эти директивы, как свои родные, и умеющие проводить их в жизнь...».5 Сталин не случайно в одной небольшой фразе 4 раза употребляет слово «директивы». Требовалось исполнение директив, а не рассуждения и обсуждения. Любой руководитель, любого ранга и в любой отрасли, мог занимать свой пост, если исполняет «директивы партии», неисполнение их влекло за собой автоматическое снятие с руководящей должности.

Важный аспект исследования проблемы номенклатуры был связан с изучением этики и морали коммунистов, в том числе и руководящих работников. Наиболее известным автором того времени был  А.А. Сольц, опубликовавший в газетах и журналах 1920-х гг. немало статей по этим вопросам6. Не останавливаясь на частностях, необходимо отметить два принципиальных момента, которые высказывал Сольц в своих выступлениях и статьях. Во-первых, он связывал важность партийной этики с положением коммунистов как правящей партии, на которую будут равняться и беспартийные, а во-вторых, сформулировал критерий, по которому должны оцениваться поступки коммунистов: «все, что облегчает нашу борьбу, все, что нас усиливает как борцов, все, что нам помогает в этой борьбе, то является этичным, хорошим»7.

С точки зрения проблематики диссертационного исследования историографическое значение этого периода состоит, прежде всего, в постановке ряда вопросов, касающихся формирования и развития властных и управленческих органов, подготовки руководящих кадров, их этики и морали. В то же время следует учитывать конъюнктурность некоторых работ, вызванную внутрипартийной борьбой 1920-х гг.

В первой половине 20-х годов публиковались работы, противостоявшие утверждающейся общепартийной точке зрения8, разделявшие взгляды оппозиции по организационным вопросам. Обращает на себя внимание факт, что как оппозиция, так и сторонники официального партийного курса в своих работах, для подтверждения собственной правоты, ссылались на В.И. Ленина. Классовый подход и партийность являлись доминантой в методах работы с кадрами. Их общим методологическим подходом была идеология борьбы и непримеримости. Во второй половине 20-х годов  круг подобных статей резко сузился. В журналах они появлялись под рубрикой «публикуются в порядке обсуждения».9

Следующие два десятилетия (1930-е – 1940-е годы ХХ века) не были отмечены какими-либо крупными принципиальными работами советских исследователей по данной теме. Из трудов, вышедших за границей, необходимо упомянуть о книге Л.Д. Троцкого «Преданная революция», впервые опубликованной в 1936 г. Троцкий относит советскую бюрократию к привилегированному и командующему слою в советском обществе, имеющему источником своей власти и своих доходов государственную собственность.10

На отечественную историографию этого периода серьезное влияние оказали два обстоятельства. Во-первых, выход книги «История ВКП(б). Краткий курс», определившей по сути дела основные направления развития советской исторической науки. Во-вторых, репрессивная политика власти, приведшая к исчезновению из научной литературы имен многих известных партийных и государственных деятелей первых двух десятилетий советской власти или к односторонней негативной оценке их деятельности. До некоторой степени это влияние распространилось и на следующий период, в том числе и при изучении исследуемой в диссертации проблематики.

Новый период советской историографии начинается во второй половине 1950-х гг. и продолжается до середины 1980-х гг. В это время заметно возрастает интерес к проблематике, связанной, в частности, с деятельностью партийных коммунистических органов, в том числе региональных и местных, по кадровой политике. Появляются работы о подготовке управленческих кадров11.

В этот период активно изучались вопросы строительства и функционирования партийных структур Советского Союза. В том числе, практически впервые в свет вышли работы о деятельности Курских партийных организаций12. Кононов Н.Г. деятельность Курских партийных комитетов оценивал сугубо положительно. В работах, посвященных кадровой политике, историки анализировали фактический материал, опираясь на ленинские принципы подбора кадров: политические качества, добросовестность, знание дела, способность к административной работе13. При этом оттенялся, прежде всего, первый принцип. Впрочем, И.И. Пронин замечал, что наибольший эффект давало разумное сочетание политических качеств и деловитости, т.е. знания порученного участка работы, умения организовать дело14. Сам процесс подбора и воспитания кадров на протяжении советской эпохи исследователи представляли в целом прямолинейным и поступательным15.

Период 1950 – 1980-х гг. характеризуется пристальным вниманием исследователей к различным проблемам истории своего региона. Появляются сотни трудов по истории городов и административно-территориальных объединений, государственной политики по формированию и развитию образования16, истории советских органов, отдельных классов, партийных организаций. Не была обойдена вниманием и Курская земля. Для данного диссертационного исследования наибольшее значение имеют труды по истории местных партийных организаций17. Создавались они примерно по одной схеме, выводы вполне соответствовали партийным установкам. Ценность этих трудов в содержащейся в них информации о структуре, некоторых методах работы партийных комитетов, взаимоотношении их с государственными органами и общественными организациями, о персональном составе руководящих работников губернии (области).

Помимо расширения тематики исследований характерными чертами этого историографического периода были следующие. Основополагающие выводы не противоречили установкам, сформулированным в документах высших органов коммунистической партии и государства, поэтому исследования были ограничены определенными идеологическими рамками.

Их значение определяется наличием в них фактологического материала. Они показывали процессы реализации партийных решений на практике. Смысл официальной историографии сводился к последовательности в деятельности коммунистической партии ленинским принципам организационной политики. В.С. Лельчук тонко подметит, что если от нашего времени что-нибудь и останется, то исключительно факты, добытые в архивах. 18

«Революция сверху», начавшаяся в СССР во второй половине 1980-х гг., вызвала качественные изменения и в осмыслении истории советского периода. Сначала публицисты, затем историки обратились к темам, которые ранее не поднимались в советской историографии. Первым в зарубежной историографии достаточно глубоко исследовали проблему номенклатуры М.Джилас, М. Воссленский и А.Автоханов.19

М.С. Восленский публично и широко в научный оборот вводит термин номенклатура и говорит о власти в Советском Союзе как о господствующем, правящем, эксплуататорском и привилегированном классе20. Американская исследовательница Ш. Фицпатрик, предложившая использовать сословную модель при анализе проблемы социальной иерархии в СССР, относит «руководящие кадры (работников) и специалистов» к «протосословию»21, хотя использует одновременно применительно к ним и понятие «класс». Во многом под влиянием западной историографии большое распространение получил для характеристики советского партийно-государственного руководства и термин «элита», хотя ряд ученых считает, что элиты появляются лишь в индустриальном обществе22.

В постсоветский период анализ сущности Советского государства привел большинство исследователей к выводу о том, что было построено бюрократическое государство. Однако среди них нет единого мнения о том, когда же оно стало таким. С.А. Агапцов считал, что власть в годы Гражданской войны, «в условиях "военно-пролетарской диктатуры"… превратилась в бюрократическую организацию»23. Е.Г. Гимпельсон, опубликовавший несколько монографий24, в работе 1995 г. отмечал, что уже с лета 1918 г. в стране стала складываться административно-командная система, ставшая сутью новой власти25.

Иную позицию занимает В.П. Мельников26. Основной тезис автора – наличие противоречий во внутрипартийной жизни, в том числе борьбы демократической и бюрократической тенденций. Эта борьба привела к бюрократизации жизни и деятельности ВКП(б) и утверждению в СССР в конце 1920-х – начале 1930-х гг. административно-командной системы.

Исследуя кадровую политику большевиков, многие историки так или иначе останавливают свое внимание на факте появления номенклатурных списков. Т.П. Коржихина и Ю.Ю. Фигатнер специально выделяют период 1923-1925 гг.: «В 1923 г. начинается патология номенклатуры, – пишут они. – С необычайной быстротой она овладевает аппаратами не только высших, но и всех уровней партии, захватывает должности во всех без исключения областях управления и хозяйствования»27. Логическим завершением этого процесса становится создание номенклатуры (списка) выборных должностей в 1925 г. Последняя дата, по их мнению, даже более важна, чем первая, ибо «выборные системы становились фикцией».

Одним из новых для современной историографии стал вопрос, связанный со льготами28. Дискуссия завязалась вокруг вопроса: «Когда появились привилегии для руководящих работников?». По утверждению английского исследователя М. Мэтьюза, система привилегий возникла «уже в первые месяцы и даже недели после революции»29. Однако другие историки склонны относить это событие к более позднему времени. «В первоначальный период среди большевиков был широко распространен эгалитаризм… Но вскоре заговорили о неизбежности неравенства в материальном положении», – замечает В.В. Никулин30. О весне 1918 г. как о периоде, с которого «все большее распространение получают различные льготы для партийного и государственного руководства», пишет С.В. Леонов31. Что же касается создания системы привилегий, то В.П. Пашин и Ю.П. Свириденко склоняются к тому, что в ходе Гражданской войны в фундамент этой системы закладывались «первые прочные камни»32. По мнению автора данного диссертационного исследования, «система льгот и привилегий советской политической бюрократии в основных своих чертах и компонентах сложилась еще в годы Гражданской войны. В годы НЭНа она лишь модифицировалась и дополнялась новыми элементами, по разным причинам не возникшими в предшествующий период»33.

Г.Л. Олех обратил внимание на то, что порой историки, говоря о льготах, ставили «в один ряд кремлевских сановников и мелких провинциальных канцеляристов». Проанализировав на сибирском материале вопрос о денежном содержании «чиновников РКП(б)», он пришел к важному выводу о том, что привилегии в основном получали партийные функционеры в соответствии с должностным статусом и лишь частично – технический и вспомогательный персонал. Кроме того, часть провозглашенных льгот была недоступна ввиду кризисного состояния советской экономики первой половины 1920-х гг34.

Таким образом, историография номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих партийных кадров в 1920-е годы ХХ века представлена широким кругом научных работ. Но тщательный анализ показал, что комплексных исторических исследований, региональные особенности становления и развития номенклатуры мало. В основном исследованию подвергался Северо-Западный регион Советского Союза. Подобных исследований относительно Курской губернии не имеется. Поэтому и необходимо на региональном уровне из архивных фондов собирать и систематизировать материал в указанных направлениях для его последующего уяснения и закрепления с целью устранения возникших пробелов и восстановления исторической справедливости.

Цель работы заключается во всестороннем и полном исследовании процесса организации и развития номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих партийных кадров Курской губернии в 20-е годы ХХ века.

Задачи диссертационного исследования:

- охарактеризовать процесс формирование системы кадрового обеспечения партийного аппарата Курской губернии в 1920-1922 г.г.;

- выявить основные особенности учета партийного актива Курской губернии в 1920-1922 гг.;

- изучить некоторые аспекты распределения ответственных работников Курской губернии в 1920-1922 гг.;

- проанализировать вопросы становления номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих партийных кадров Курской губернии в 20-е годы ХХ века;

- охарактеризовать образ жизни Курского партийного аппарата  в 20-е годы ХХ века.

Методологическую основу исследования составляют принципы историзма и научной объективности. Они позволят рассмотреть региональные особенности осуществления кадровой партийной политики Курской губернии в закономерном и поступательном движении и провести независимый анализ сторон деятельности курской номенклатуры с учетом конкретных исторических условий.

В работе над диссертацией применялись сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, статистический, структурно-функциональный,  аналитический методы, исторического описания, которые помогли достаточно полно и объективно восстановить процесс подбора и расстановки руководящих партийных кадров Курской губернии в 20-е годы ХХ века.

Источниковую базу исследования составляет широкий комплекс разнообразных источников, которые можно разделить на две категории: архивные и опубликованные материалы.

К первым относятся материалы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и Государственного архива общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО), часть из которых впервые вводится в оборот и представляет наибольшую ценность.

Среди материалов РГАСПИ большое значение для написания работы имели документы Орграспредотдела ЦК РКП(б)- ВКП(б) за 1920-1929 годы, хранящиеся в 17 фонде («Орграспредотдел ЦК РКП(б)»). В них содержится ценная информация о  решениях, принимаемых партийными органами, документы распорядительного характера, касающиеся в том числе и кадровой работы, проекты и разработанные положения в области учетно-распределительной работы.

Более многочисленную группу архивных источников составили материалы ГАОПИКО. В фонде  «Ф. П – 65 «Курский губернский комитет (губком) РКП(б) - ВКП(б) 1918-1928 г.»» содержится целый комплекс документальных источников делопроизводственного и распорядительного характера, протоколы заседаний Курского губернского комитета РКП(б), переписка с уездными партийными организациями, а также циркулярные распоряжения ЦК РКП(б) и Орграспредотдела ЦК РКП(б).

Группа фондов: Фонд Ф. П –  111 «Дмитриевский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1918-1924 г.»; Фонд Ф. П –  67 «Курский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1920-1928 г.»; Фонд Ф. П –  119 «Обоянский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1918-1924 г.»; Фонд Ф. П –  7 «Льговский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1917-1928 г.»; Фонд Ф. П –  3 «Рыльский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1920-1931 г.»;  Фонд Ф. П –  5 «Суджанский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1917-1924 г.»; Фонд Ф. П –  115 «Тимский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1917-1924 г.»; Фонд Ф. П – 112 «Фатежский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1920-1924 г.»; Фонд Ф. П –  120 «Щигровский уездный комитет (уком) РКП(б) - ВКП(б) 1918-19248г.»; Фонд Ф. П –  36 «Ямской районный комитет (райком) РКП(б) - ВКП(б) 1918-1930 г.»; Фонд Ф. П –  39 «1-й горрайком  РКП(б) города Курска 1922-1924 г.»; Фонд Ф. П –  18 «2-й горрайком РКП(б) города Курска 1922-1925 г.» составляют сведения о деятельности  городских и уездных партийных организаций, о взаимодействии их друг с другом, а также сотрудничестве с губернским центром и волостными органами власти.

Печатные источники исследования можно подразделить на несколько категорий. Во-первых, это законодательные акты, которые содержат сведения о развитии работы по подбору и расстановке руководящих кадров в Советском государстве. В исследовании они представлены в первую очередь документами «Собрания узаконений и распоряжений правительства»35 и  «Собрания узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства»36. Во- вторых, Программа и Устав партии большевиков, постановления,37 стенографические отчеты съездов и конференций Российской коммунистической партии (большевиков)38 дали развернутую картину о структуре советских партийных органов и развитию их деятельности по складыванию номенклатурной системы подбора руководящих кадров.

В-третьих, в работе использовались произведения и выступления партийных и государственных деятелей Советского государства39, которые способствовали формированию авторского мнения в уточнении многих представлений и формулированию выводов о характере системы власти и управления в Советской России первого послереволюционного десятилетия.

Четвертую группу печатных источников диссертации составили материалы периодической печати. В общегосударственном масштабе это, прежде всего, «Известия ЦК РКП(б)», а на уровне Курской губернии такие издания как, «Спутник большевика», «Известия Курского Губернского Комитета  Российской коммунистической партии (б)», «Курская Правда». Существенным достоинством этой группы источников является то, что они позволяют рассмотреть развитие и взаимосвязь системы номенклатурной организации власти в Советском государстве и на местном уровне, в частности на территории Курской губернии.

Пятую группу источников составляют статистические сборники40 и справочные издания41

. В них содержатся сведения об основных показателях губернских партийных коммунистических органов, отношение качества работы губернской партийной организации по отношению к уездным.

Таким образом, использованный в диссертации перечень архивных и опубликованных источников позволил решить поставленные задачи.

Научная новизна заключается в том, что автор одним из первых в отечественной исторической науке предпринял попытку комплексного исследования основ становления и развития региональной номенклатуры Курской губернии в 20-е годы ХХ века.

Тщательный анализ опубликованных и архивных источников позволил выявить особенности деятельности Курского губернского комитета партии большевиков по учету и распределению руководящих партийных кадров в рассматриваемый период. Также проанализированы нормы, касавшиеся реализации социальной политики по отношению к партийной номенклатуре.

В диссертационном исследовании представлена целостная и подробная картина по вопросу введения номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих кадров на региональном уровне.

В научный оборот вводится значительное число новых архивных материалов, которые шире и полнее раскрывают процесс становления номенклатуры в Курской губернии.

Практическая значимость исследования состоит в том, что в современных условиях формирования и совершенствования государственной кадровой политики может быть использованы элементы исторического опыта проведения подобных реформ в указанной области.

Материалы диссертации включаются в лекционные курсы по отечественной истории, истории государства и права, истории Курского края. Выводы, к которым пришел автор, послужат базой для дальнейшего научного изучения проблем в расширенных хронологических и территориальных рамках. Знание и учет исторического опыта позволят если не избежать, то хотя бы свести к минимуму проблемы и просчеты в построении региональной кадровой системы.

Апробация результатов исследования. Основные идеи, выводы диссертационного исследования изложены на международных, всероссийских, региональных конференциях (Курск, 2011; Саратов, 2012;  Тамбов, 2012), отражены в 14 научных публикациях автора общим объемом 6,4 печатных листа, в том числе в 3 статьях в рецензируемых научных журналах.

Структура диссертационного исследования включает в себя введение, три главы, содержащие по два параграфа, заключение, список использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется историография проблемы, формулируются цель и задачи работы, задаются хронологические и географические границы, раскрываются методологическая и источниковая база диссертации, определяется научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Формирование системы кадрового обеспечения партийного аппарата Курской губернии в 1920-1922 гг.» состоит из двух параграфов и содержит анализ зарождения и развития деятельности Курского губернского комитета партии РКП(б) с указанием на особенности учетной и распределительной работы в Курской губернии в  1920-1922 годах.

В первом параграфе диссертационного исследования «Учет партийного актива Курской губернии в 1920-1922 гг.» дается обобщенное представление о процессе развития и деятельности Курской большевистской партийной организации в начале 20-х годов ХХ века по учету работников.

Осознание важности учета руководящих партийных кадров пришло к правящей партии большевиков еще в годы Гражданской войны. Однако в эти годы первые попытки учета партийных и советских сил носили по большей части спонтанный характер и вызывались конкретными задачами, как правило, военными задачами. Отчасти это можно аргументировать и тем обстоятельством, что сам Курский губернский комитет партии находился еще в стадии образования и становления деятельности отделов.

Началом нового этапа, связанного с учетом кадров, отечественная историография справедливо считает весну 1919 г., а именно, VIII съезд Российской коммунистической партии (большевиков), который сформировал несколько важных партийных органов: Политбюро, Секретариат и Оргбюро. Тогда же появился и специальный Учетно-распределительный отдел.

В Курском губернском комитете выделение самостоятельного учетно-распределительного отдела произошло в конце декабря 1919 года. Однако изучение архивных материалов позволило нам сделать вывод, что работа отдела налаживалась медленно, она воспринималась и выполнялась с чисто технической стороны. К тому же остро стоял вопрос о создании аппарата подотдела, но решение этого вопроса затягивалось, так как работа подотдела  требовала опытных и грамотных специалистов, образовательный же уровень коммунистов Курской губернии был крайне низким: лиц неграмотных было примерно 20 %; окончивших четырехклассную школу – 50 %; получивших среднее профессиональное образование  - 25 %; высшее образование имели около 5 %, в большинстве своем это были беспартийные.42

Реальная реорганизация учетной работы, переход от стихийных, порою вынужденных, методов к планомерности, созданию определенной информационной базы или основы начались в Курском регионе лишь с 1921 года. В соответствии с решением X съезда РКП(б), состоявшегося в марте 1921 г.,  было необходимо «перейти к постановке серьезных и продуманных заданий в области планомерного и систематического учета, как предпосылки правильного распределения»43. С этой целью учетно-распределительный отдел Курского губкома был реорганизован в учетно-статистический подотдел Организационного отдела и лишен функций распределения.

Новую установку в работе с кадрами дал XI партийный съезд (март- апрель 1922 г.), на котором было внесено  предложение о желательном учете профессиональных знаний при выборе или назначении на должность. В какой-то степени эти пожелания удалось осуществить аттестационным комиссиям. Создаваемые по решению партийных органов (в Курской губернии - по решению Курского губернского комитета партии большевиков), они оценивали деятельность ответственных работников. Свои выводы аттестационные комиссии фиксировали в разных документах, в том числе в «Карточке характеристике». Таким образом, полученная из данной анкеты информация вкупе с обычными данными о возрасте, поле, образовании и т.п. характеристиками давала возможность получить довольно подробный и разносторонний портрет руководителя губернского масштаба.

Во втором параграфе «Распределение ответственных работников Курской губернии в 1920-1922 гг.» анализируются организация распределительной работы, проводимой на территории Курской губернии в начале 20-х годов ХХ века, а также раскрываются проблемы, встающие перед Курским губернским партийным комитетом партии большевиков в области распределения кадров.

Основываясь на архивных документах, видно, что распределительная работа, сосредоточенная в руках Курских партийных комитетов, подобно учетной, в начале 1920-х гг. характеризовалась всеохватностью. Для этого периода в целом характерны как массовые перемещения (плановые переброски, мобилизации), так и распределение отдельных руководящих работников, вызываемое многими причинами: дефицитом кадров, стремлением к ликвидации конфликтов, недостойным поведением и личными просьбами работников и т.д.

В отличие от центра на региональном уровне распределением ведали не рядовые чиновники соответствующего отдела, а «первые лица» в партийном комитете. При этом определяющими формами информации о кандидатах в ответственные работники служили анкеты, автобиографии, справки-рекомендации и иные документы формального характера.

Нельзя не отметить, что 1920-е гг. явились временем активного использования такого инструмента в распределительной работе, как назначенство в различных его проявлениях: от прямого назначения до рекомендации и утверждения. Оно стало одним из краеугольных принципов функционирования номенклатурных списков должностей и обязательным условием при выборах партийных руководителей. Превратив выборность в формализм, назначенство способствовало отчуждению аппарата власти и управления от общества.

Также стоит сказать, что эффективность массовых передвижений работников для укрепления партийного аппарата Курской губернии стала падать к 1922 году. Если в годы Гражданской войны мобилизации проводились в сжатые сроки, крайне спешно и безоговорочно, то после ее окончания сроки проведения мобилизаций удлиняются. Резко возрос процент «уездов-отказников». Мобилизации и в военное, и в мирное  время требовали забвения личных и семейных интересов. Большевикам был необходим совершенно новый механизм подбора и расстановки руководящих кадров.

Во второй главе диссертации «Становление номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих партийных кадров Курской губернии в 20-е годы ХХ века» изучаются вопросы, связанные с номенклатурной системой подбора и расстановки руководящих кадров в общесоюзном масштабе и на местном уровне, а также трудности, с которыми пришлось столкнуться при ее становлении.

В первом параграфе «Становление и  начало функционирования общесоюзного механизма номенклатуры» освещается история системы номенклатурного распределения кадров на территории Советского государства, исследуется сущность механизма власти в советском обществе. Рассмотрение регионального механизма в отрыве от государственного давало бы  неполную картину диссертационного исследования.

Пришедшая к власти партия большевиков считала, что управление государством вполне по силам рабочему классу. Гражданская война скрывала недостатки в управленческой деятельности. В годы НЭПа происходит значительное и масштабное оживление хозяйствен­ной жизни, резко возрастает роль и значение талантливых кадров, которых, в силу уже имевшегося практического опыта и знаний, было значительно больше у представителей интеллигенции. В сложившейся ситуации большевиков, выдвинувшихся в период Гражданской войны на основе напористости, начинали «затирать», так как привыкшие к исполнению приказов сверху, не имевшие элементарных знаний в области экономики и управления, коммунисты терялись на производстве. Однако аппарат партии РКП(б) не желал терять административного влияния на экономику страны.

На XI съезде партии РКП(б) В.И. Ленин произносит сакраментальную фразу «гвоздь положения в людях, в подборе людей».44

На смену речи В.И. Ленина приходит прямая терминология И.В. Сталина, которому нужны были исполнители «линии партии». Постановлением Оргбюро ЦК РКП(б) «О назначениях» от 12 ию­ня 1923 года и решением ЦК партии в октябре этого же года были за­ложены основания для формирования номенклатуры - перечня наиболее важных должностей в государственном аппарате и в общественных организациях, кандидатуры на которые предварительно рассматривались, рекомендовались, утверждались и отзывались партийным комитетом – от райкома до Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б) – КПСС.45

Формировалась номенклатура ис­ключительно по принципу политической благонадежности, что до­вольно часто не свидетельствовало о наличии у назначенца необходи­мых управленческих способностей.

Отправным пунктом в дальнейшей работе большевиков, завер­шившей процесс создания номенклатуры, стал перечень должностей,  долго согласуемый между партийным руководством ЦК и работниками ВСНХ. И, наконец, 30 ноября 1923 года за подписями В. Молотова и Л. Кагановича были приняты тезисы и постановление Оргбюро по вопросу учета и распределения работников в государственных и хозяйственных орга­нах – номенклатура  №1, 2, анкета и форма 3 учетных карточек. Все принятые документы рассылались в 35 адресов центральных учрежде­ний, во все областные партийные организации.

В диссертации проводится также анализ состава номенклатуры №2 и номенклатуры №3.

Во втором параграфе второй главы «Номенклатура Курской губернии региональные особенности осуществления кадровой политики» исследуются  новшества, которые внес 1923 год  в Курскую региональную систему учета и распределения партийных кадров.

Исходя из данных, почерпнутых в архивных документах можем сказать, что особенностью строительства номенклатурной пирамиды на Курской земле стал факт  заметного отставания от общесоветского русла. На региональном уровне новая система учета вводилась, по-видимому, постепенно. Об этом свидетельствуют данные архивного  документа «Отчет Курского губернского комитета РКП (б) за годы работы 1923 и 1924 г.», из которых мы можем сделать вывод, что упоминания о номенклатуре в Курской губернии в эти годы еще не было. На наш взгляд, системная, планомерная и четкая работа по номенклатуре была начата в Курской губернии лишь на основании только  постановления ЦК ВКП (б), утвержденного 1 марта 1926 года. Именно с этого года Курский губернский комитет ВКП(б) начал разработку номенклатуры «Должностей губернских, уездных и волостных учреждений, предприятий и организаций, учитываемых и назначаемых Губкомом ВКП(б)».

Построение новой иерархической системы не заканчивалось на губернском или областном уровнях. В начале 1926 года Курским губернским комитетом большевиков была разработана типовая номенклатура для городских, районных и уездных комитетов. Вскоре представленные номенклатуры укомов подверглись обработке, им был дан критический обзор достоинств и недостатков и даны указания о их пересоставлении. С окончанием этой работы должностная пирамида, иерархическая и стратифицированная, приобретала почти законченный вид.

Таким образом, работа по строительству универсальной системы учета ответственных работников была завершена на Курской земле в 1926 г. В ее основе лежала унифицированная иерархическая сетка руководящих должностей.

Третья глава диссертационного исследования «Образ жизни Курского партийного аппарата в 20-е годы ХХ века» состоит из двух параграфов и посвящена анализу системы льгот и привилегий для представителей номенклатуры Курской губернии, которая начала складываться уже с начала 1920-х годов ХХ века, а также девиантного поведения большевистских партийных функционеров.

В первом параграфе третьей главы «Реализация социальной политики по отношению к партийной номенклатуре» приводится анализ дискуссионного вопроса о «верхах» и «низах» в партии большевиков Курской губернии. Обосновывается вывод о том, что деление в Курском партийном аппарате на ответственных и рядовых сотрудников с точки зрения материального снабжения началось еще в первые месяцы советской власти. Безусловно, во многом это было связано с недостатком в стране продовольственных продуктов и предметов первой необходимости, когда партийные органы вынуждены были проводить политику спасения одних категорий населения за счет других. Однако возможность получения льгот и привилегий одновременно стала и обозначением принадлежности к власти, возвышения над массой, «низами».

Необходимо отметить, что 1920-е гг. - время становления основных элементов системы отдыха и лечения ответственных работников. На протяжении этого десятилетия создается целая сеть домов отдыха и санаториев, предназначенных исключительно для советской бюрократии, оформляются правила предоставления и сроки очередного отпуска и компенсация за неиспользованное время отдыха. Как и в целом по Союзу, в Курской губернии, условия отдыха и лечения различаются и поставлены в зависимость от должностного положения, реже от партийного стажа.

Второй параграф третьей главы «Девиантное поведение партийных работников» посвящен анализу этической стороны деятельности партийных работников Курской губернии. В работе показано, что этика значительного числа ответственных работников Курска 1920-х гг. была далека от совершенства. Пьянство, распространенное среди них еще в годы Гражданской войны, в период проведения новой экономической политики еще более усилилось. Основываясь на архивных документах, мы сделали вывод о том, что наибольшее число случаев пьянства выпадало на среду рядовых партийцев низового руководящего звена. Злоупотребление спиртными напитками неизбежно порождало и волну преступности. По сведениям о состоянии преступности в уездах Курской губернии все волости делили на благополучные, средние и неблагополучные, среди которых в середине 20-х годов ХХ века преобладали  последние.

«Соблазны нэпа» породили еще одну проблему, которая распадалась на три взаимосвязанные: онэпивание, хозяйственное обрастание и излишества. Борьба с ними продолжалась все десятилетие, однако стремления к «залезанию в государственный карман» полностью изжить не удалось.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, которые в основных выводах задают направления, являющиеся весьма перспективными с точки зрения дальнейшего изучения номенклатурной системы управления в Курской губернии.

В ходе исторического анализа процесса формирования номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих кадров на территории Курской губернии в 20-е годы ХХ века, стало ясно, что он протекал в своеобразном русле. Надо отметить, что номенклатурные списки, созданные в общесоюзном масштабе к 1923 году и корректируемые в течение всех 20-х годов, на Курской земле получили распространение только к 1926 году.

На региональном уровне новая система учета вводилась, по-видимому, постепенно. Об этом свидетельствуют архивные данные 1923 и 1924 г.», из которых мы можем сделать вывод, что упоминания о номенклатуре в Курской губернии в эти годы еще не было. На наш взгляд, системная, планомерная и четкая работа по номенклатуре была начата в Курской губернии лишь на основании только  постановления ЦК ВКП (б), утвержденного 1 марта 1926 года. Именно с этого года Курский губернский комитет ВКП(б) начал разработку номенклатуры «Должностей губернских, уездных и волостных учреждений, предприятий и организаций, учитываемых и назначаемых Губкомом ВКП(б)».

Привилегии носили дифференцированный характер и тесным образом увязывались, прежде всего, с должностным уровнем ответственного работника. Иногда в качестве критерия могли выступить партийный стаж или, например, географическое положение - при составлении тарифной сетки оплаты труда. Существенным при получении привилегий бытового плана являлся личностный фактор, который нередко оказывался сильнее формальных правил и решений.

По итогам проведенного исследования стало понятно, что процесс формирования номенклатурной системы подбора и расстановки руководящих кадров на территории Курской губернии в 20-е годы ХХ века протекал в своеобразном русле. Дальнейшее изучение номенклатуры Курской губернии позволит шире и глубже узнать деятельность партийных структур в отношении советского механизма кадровой работы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи  в ведущих рецензируемых научных журналах:

1. Воеводкина, Е.В. От местничества к номенклатуре: история российского чиновничества [Текст] / Е.В. Воеводкина, В.П. Пашин // Известия Юго-Западного государственного университета. - 2011. - №4. - С. 174 – 179. (0,4/0,1 п.л.);

2. Долженкова, Е.В. Система подбора руководящих кадров в начале 20-х годов ХХ века (на материалах Курской губернии) [Текст] / Е.В. Долженкова, В.П. Пашин // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2012. - № 7. - Ч. 1. - С. 154-157. (0,4/0,1 п.л.);

3. Долженкова, Е.В. К вопросу взаимоотношений «верхов» и «низов» советской бюрократии в начале 20-х годов ХХ века (на материалах Курской губернии) [Текст] / Е.В. Долженкова, О.Г. Ларина // История государства и права. - 2012. - № 15. - С.22-24. (0,3/0,1) п.л.;

Публикации в иных изданиях:

4. Воеводкина, Е.В. Региональные особенности учетно-кадровой работы в  1919 – 1922 гг. (на материалах Курской губернии) [Текст] / Е.В. Воеводкина // Ценности и нормы правовой культуры: сборник  научных статей международного круглого стола. – Курск, 2011. - С. 209-212. (0,3 п.л.);

5. Воеводкина, Е.В. Об августовской мобилизации коммунистических сил в 1920 году на территории Курской губернии [Текст] / Е.В. Воеводкина // «Молодежь и XXI век - 2011»: материалы III Международной молодежной научной конференции. – Курск, 2011. - С. 18-21. (0,4 п.л.);

6. Долженкова, Е.В. Создание и начало деятельности учетно-распределительного отдела Курского губернского комитета РКП(б) в 1920 году [Текст] / Е.В. Долженкова // «Великие свершения или «Лихие» 90-е ХХ в.: сборник  научных статей международного круглого стола. - Курск: изд-во Юго-Западного государственного университета, 2011. - С. 98-102. (0,4 п.л.);

7.  Долженкова, Е.В. Местнические настроения 1920-х годов в среде партийной элиты Курского края [Текст] / Е.В. Долженкова // Влияние исторических процессов на российскую науку. – Курск, 2012. - С. 41-44. (0,4 п.л.);

8. Долженкова, Е.В. Эволюция российской кадровой политики [Текст] / Е.В. Долженкова, Н.А. Батраченко // Влияние исторических процессов на российскую науку. – Курск, 2012. - С. 16-19. (0,3/0,1 п.л.);

9. Долженкова, Е.В. Карл Янович Бауман – личность государственного масштаба [Текст] / Е.В. Долженкова // Альманах современной науки и образования. - 2012. - №5. - С. 49-51. (0,4 п.л.);

10. Долженкова, Е.В. Некоторые теоретические аспекты номенклатурной системы подбора руководящих кадров [Текст] / Е.В. Долженкова // V саратовские правовые чтения. – Саратов, 2012. - С. 40-41. (0,1 п.л.);

11. Долженкова, Е.В. Секретари Курского губернского комитета РКП(б)-ВКП(б) В 1918-1928 гг. [Текст] / Е.В. Долженкова // «Молодежь и XXI век - 2012»: материалы IV Международной молодежной научной конференции. – Курск, 2012. - С. 83-89. (0,4 п.л.);

12. Долженкова, Е.В. Исторический взгляд на проблемы государственной кадровой политики [Текст] / Е.В. Долженкова // Внутривузовский круглый стол «Модернизация России: история, перспективы, проблемы», посвященный 20-летию юридического факультета. Курск, 2012. - С. 123 - 128. (0,4 п.л.);

13. Долженкова, Е.В. К вопросу о технологии работы с номенклатурными кадрами РКП(б) в Курской провинции середины 20-х годов XX в. [Текст] / Е.В. Долженкова // Ценности и нормы правовой культуры: сборник  научных статей международного круглого стола. – Курск, 2012. - С.189-198. (0,7 п.л.);

14. Долженкова, Е.В. Подбор кадров в России на различных исторических этапах / Е.В. Долженкова, С.В. Щелкунов // Ценности и нормы правовой культуры: сборник научных статей международного круглого стола. – Курск, 2012. - С.198-202. (0,5 п.л.);

15. Долженкова, Е.В. Историографический обзор кадровой политики России: советский период [Текст] / Е.В. Долженкова // Историко-правовые проблемы: новый ракурс. Курск, 2012. Выпуск 5. - С. 72-79. (0,6 п.л.)

Подписано в печать  . Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная

Усл. печ. л.        1,5. Уч.-изд. л. 1,6. Тираж 120 экз. Заказ                .

Юго-Западный государственный университет.

305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.


1 Государственный архив. Путеводитель. // Ред. кол. В.Л. Богданов, М.М. Литвинова, Л.С. Ласочко. Курск, 2005. С. 817.

2 Ленин В.И. Удержат ли большевики государственную власть? // Полн. собр. соч. Т.34. 509 с.; Ленин В. И. КПСС о работе с кадрами.  М.: Политиздат, 1979. 703 с.; Ленин В. И. КПСС о работе партийного и государственного аппарата.  М.: Политиздат, 1980.  800 с. и др.

3 Троцкий Л.Д. Вопросы и ответы, написанные мною для пропаганды //Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923-1927. В 4-х тт. М., 1990. Т.2. С.71.

4 Троцкий Л.Д. Новый курс // Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М., 1990. С.170.

5 Сталин И.В. Сочинения. Том 6. М.:ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1947. С. 342.

6 См. перепечатку некоторых работ: Сольц А.А. О партийной этике (1924 г.) // Партийная этика: (Документы и материалы дискуссии 20-х годов). М., 1989. С.258-272; Он же. О партэтике // Партийная этика…С.273-292.

7 Сольц А.А. О партэтике. С.274.

8 Вагонян В. В.И. Ленин о задачах внутрипартийного строительства.  М. 1924. Пятницкий А. Больной вопрос.  М. 1920. Мартынов А.Кадры и аппарат // Большевик.  1924.  №3-4. С.1-6.

9 Алиханов Г.Против старых методов подбора людей // Партийное строительство.  1929.- №2. С 27-31. Рютин М. Руководящие кадры ВКП(б) // Большевик. 1928. № 15.  С. 18-29. Ильинский И. Пределы упрощения аппарата // Советсмкое строительство. 1928.  №5-6. С. 36-62.

10 Троцкий Л.Д. Преданная революция. М., 1991. С.208.

11 Например, см.: Сойников А.А. Государственно-правовые проблемы управления средним специальным образованием в научных публикациях 1960-х начала 200-х годов // Юридическое образование и наука. Курск.,  2005. №1. С. 31-33.

12 Краснов Б. Как это было: у истоков партийной организации // Курская правда. 1965. 31 июля. (Этапы большого пути);  Климов И.Я. Зарождение Курской большевистской организации // Ученые записки Курского государственного педагогического института. Т.47. (Вопросы истории и краеведения) Ч.2. Курск. 1968. С. 108-142; Кононов Н.Г. На крутом переломе: о работе партийной организации Курской области  в 1920-1923 гг. // Политический диалог (Курск). 1989. №8. С. 18-22. (Страницы истории)

13 См., например: Кононов Н.Г. На крутом переломе: о работе партийной организации Курской области  в 1920-1923 гг. // Политический диалог (Курск). 1989. №8. С. 18-22. (Страницы истории)

14 Пронин И.И. Руководящие кадры: подбор и воспитание. М., 1971. С.35.

15 Котельников П. И. О работе с кадрами. М.: Госполитиздат, 1956. 126с.; Костиков В. В. Блеск и нищета номенклатуры. М.: Правда, 1989. 46 с.; Гудков А. Проблемы подбора советских кадров: руководителей, партийных, советских, общественных организаций // Советы народных депутатов. 1983. №2. С. 12-19; Иванов П. А., Сеславин М. К. Подбор и воспитание кадров - главное. М.: Политиздат, 1963. 48 с.

16 Сойников А.А. Государственная политика по формированию условий для развития средней специальной гуманитарной школы в Российской Федерации (1960-1911). Курск. 2004. 161 с.

17 Бобринев П. Только достойных: о ленинском призыве в Курской губернии. // Блокнот агитатора. 1969. №7. С. 36-42.; Бугров Ю. К 90-летию Курской организации КПСС // Политический диалог (Курск). 1991. №6. С. 23.; Глебов Л.Д. Борьба большевиков за установление и упрочение советской власти в Курской губернии. Курск. 1952. 175 с.

18 Цит. по кн. : Бордюгов Г., Козлов В. История и коньюнктура.  М., 1992. С. 10.

19 Джилас М. Новый класс. Нью-Йорк. 1961; Воссенский М. Номенклатура.  М. 1991;  Авторханов А. Происхождение партократии.  Франкфурт- на Майне. 1983.

20 Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.

21 Фицпатрик Ш. «Приписывание к классу» как система социальной идентификации // Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Советский период: Антология. Самара, 2001. С.196.

22 Подробнее см.: Мохов В.П. Элитизм и история: Проблемы изучения советских региональных элит. Пермь, 2000.

23 Агапцов С.А. Взаимоотношения государственных органов и правящей партии как предмет дискуссий в первые годы Советской власти // Политические дискуссии в 20-е годы. М., 1992. С.38.

24 Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы 1917-1923 гг. М., 1995; Он же. Советские управленцы. 1917-1920. М., 1998; Он же. Нэп и советская политическая система. 20-е годы. М., 2000; Он же. Советские управленцы. 20-е годы. (Руководящие кадры государственного аппарата СССР). М., 2001.

25 Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы… С.223.

26 Мельников В.П. Коммунистическая партия в 20-30-х годах: Опыт и противоречия внутрипартийной работы. М., 1991.

27 Коржихина Т.П., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории. 1993. № 7. С.30. Под номенклатурой авторы подразумевают не списки должностей, а работников, включавшихся в эти списки.

28 См., например: Кулешов С. Лукуллов пир // Родина. 1991. № 9-10. С.72-75; Мэтьюз М. Становление системы привилегий в Советском государстве // Вопросы истории. 1992, № 2-3. С.45-61; Чистиков А.Н. У кормила власти // Петроград на переломе эпох: Город и его жители в годы революции и Гражданской войны. СПб., 2000. С.47-60; Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы. 20-е годы… С.169-180, и др.

29 Мэтьюз М. Становление системы привилегий… С.45.

30 Никулин В.В. Власть и общество в 20-е годы. СПб., 1997. С.73.

31 Леонов С.В. Рождение советской империи: государство и идеология 1917-1922 гг. М., 1997. С.188.

32 Пашин В.П., Свириденко Ю.П. Кадры коммунистической номенклатуры: методы подбора и воспитания. М.: ГАСБУ, 1998. С. 60.

33 Чистиков А.Н. Советская политическая бюрократия: от «военного коммунизма» к нэпу // Россия в ХХ веке. Сборник статей к 70-летию со дня рождения члена-корреспондента РАН, профессора Валерия Александровича Шишкина. СПб., 2005. С.93.

34 Олех Г.Л. К вопросу о денежном содержании чиновников РКП(б) в начале 1920-х гг. // Номенклатура и номенклатурная организация власти в России ХХ века. Материалы Интернет-конференции «Номенклатура в истории советского общества» (ноябрь 2003 – март 2004). Пермь, 2004. С.126.

35 СУ РСФСР. 1917-1924; Декреты советской власти. М., 1957. Т.1-17.

36 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства 1924-1937 // Советская историческая энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова.  М.: Советская энциклопедия. 1973. 1143 с.

37 Постановление Оргбюро ЦК РКП(б) «О назначениях» от 12 ию­ня 1923 г. //  КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», Т. 2. М., Политиздат, 1970; Постановление Оргбюро ЦК РКП(б) «О порядке подбора и назначения работников» от 16 ноября 1925 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», Т. 2. М., Политиздат, 1970.

38 Например: Одиннадцатый съезд Российской коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчет. 27 марта — 2 апреля 1922 г. М., 1922.; Двенадцатый съезд Российской коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчет. 17-25 апреля 1923 г. М., 1923.

39 Ленин В.И. Удержат ли большевики государственную власть? // Полн. собр. соч. Т.34. 509 с.; Ленин В. И. КПСС о работе с кадрами - М.: Политиздат, 1979. - 703 с.; Сталин И.В.Сочинение. Том 6. М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1947. 645 с.; Молотов В. О подготовке новых специалистов. – М. – Л.: Госиздат, 1928. 62 с.; Ярославский Е.Организационные принципы большевизма. –М: Госиздат. 1933. 30 с.

40 Брянцева Е.И. Из истории Курской организации ВКП (б) // Курск в революции. Сборник. Курск, 1927. 125 с.; Важнейшие хронологические даты по Курскому краю в Советский период // Краеведческий сборник. Курск. 1952. 140 с.; Первое десятилетие социалистического строительства: сборник статей по вопросам советского, хозяйственного и кооперативного строительства в Курской губернии. Курск. 1927. 116 с.; Журналы заседаний Президиума Курского губисполкома [Текст] 1923 г. №1-64. (с 1 февраля по 19 октября).

41 Парторганизация ЦЧО в цифрах // Центрально-Черноземная область: справочная книга. Под общ. ред. В. Алексеева,  Е. Малаховского, А. Швера. Воронеж: Коммуна, 1929. 409 с.

42 Подсчеты произведены автором на основании архивных материалов ГАОПИ Курской области, ф.65, оп.1, д.65, л.л.1- 42; д. 49 л.л. 1-78; д. 56 л.л. 1-172. 

43        Известия ЦК РКП(б). 1922. № 3 (39). С.28.

44 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 43, С. 42.

45 XII съезд РКП(б). Стенографический отчет. – М., 1923. – С. 49, 50, 181, 183.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.