WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

  Исх. № ________________

от «___» _________ 2012 г.

 

ЮСУПОВ Мохаммад-Бастани Рамзанович

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА

Специальность 12.00.10  -  Международное право; Европейское право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа  выполнена на кафедре прав человека и международного права Московского университета МВД России.

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

 

  кандидат юридических наук,  доцент

  Грицаев Сергей Анатольевич

Ведущая организация: 

 

 

Защита состоится «11» октября 2012 года в 11:00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.019.01 при Московском университете МВД России по адресу: 117997, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  Московского университета  МВД России.

Автореферат разослан  «___» _________ 2012 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета                 Ю.Ю. Кулакова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Суд всегда был призван выступать в качестве необходимого и действенного механизма, обеспечивающего справедливое наказание лиц, совершивших преступные деяния как на национальном, так и международном уровне. Однако идея создания постоянно действующего на международном уровне уголовного судебного учреждения длительное время не находила своей реализации вследствие отсутствия поддержки со стороны ряда государств.

       Осознавая необходимость осуждения лиц, совершивших международные преступления, государства обращались к учреждению трибуналов ad hoc. Так, после Второй мировой войны были созданы Нюрнбергский и Токийский военные трибуналы, призванные осудить и наказать главных военных преступников стран «оси». Трагические события на территории бывшей Югославии и Руанды в начале 90-х гг. XX столетия, сопровождавшиеся многочисленными серьезными нарушениями норм международного гуманитарного права, побудили международное сообщество снова обратиться к необходимости создания судебных органов, способных наказать виновных лиц.

       Учитывая значение данных судов ad hoc для последующего прогрессивного развития международного уголовного правосудия, необходимо отметить наличие у них существенного недостатка, связанного с ограниченной территориальной и временной юрисдикцией. Это, по всей видимости, осознавали и государства, когда шли к цели учреждения постоянно действующего Международного уголовного суда (далее - МУС или Суд).

       Без преувеличений эпохальным событием в области международного уголовного правосудия в частности и международного уголовного права в целом стало принятие 17 июля 1998 г. на Дипломатической конференции, проходившей под эгидой Организации Объединенных Наций (далее – ООН), Римского статута МУС1, вступившего в силу 1 июля 2002 г. после ратификации 60 государствами. В соответствии с данным договором учреждался первый постоянно действующий МУС с компетенцией в отношении самых серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества.

       Создание Суда способствовало формированию нового механизма, в соответствии с которым виновные лица не останутся безнаказанными и будут судимы независимым международным уголовным судебным органом в случае, если отдельные государства не желают или не способны осуществлять расследования, уголовные преследования или судебные разбирательства должным образом.

       Большое значение в деятельности любого органа, особенно судебного, имеют нормы процессуального характера. Выявление проблемных моментов и ситуаций, которые возникают или могут впоследствии возникнуть на различных этапах процессуальной деятельности МУС, должно  позволить оптимизировать его деятельность и реализовать главную задачу, стоящую перед судьями, – установление объективной истины по делу и назначение справедливого наказания лицу, признанному виновным.

       Как справедливо отмечается некоторыми учеными, процессуальные нормы, «будучи средством создания и осуществления материальных норм… выполняют служебную роль, выступают в качестве надстройки над материальными нормами и должны обеспечивать их исполнение. А от этого в конечном счете зависит эффективность функционирования международного права в целом»2 и отдельного судебного учреждения.

        В связи с этим актуальность темы диссертационного исследования не вызывает сомнений как в теоретическом, так и практическом плане, в особенности для уточнения некоторых теоретических положений и выработки практических предложений, затрагивающих отдельные этапы процессуальной деятельности МУС.

       Состояние разработанности темы. В отечественной доктрине международного права отдельные аспекты процессуальной деятельности Суда исследованы, как правило, в контексте рассмотрения проблем международного уголовного правосудия и  международных судебных учреждений, а также без обобщения результатов судебной практики3.

При этом различные вопросы правового регулирования деятельности МУС рассматривались в трудах следующих отечественных ученых:  А.Х. Абашидзе, В.А. Батырь, И.Ю. Белый, П.Н. Бирюков, И.П. Блищенко, Г.И. Богуш, Р.М. Валеев, О.И. Ведерникова, В.С. Верещетин, А.Г. Волеводз, О.В. Гликман, С.В. Глотова, С. Григорьянц, С.А. Грицаев, А.М. Ибрагимов, Г.В. Игнатенко, Л.В. Иногамова-Хегай, А.Я. Капустин, В.А. Карташкин,  А.Р. Каюмова, А.Г. Кибальник, А.А. Ковалев, Н.И. Костенко, И.И. Котляров, С.А. Лобанов, И.И. Лукашук, С.Ю. Марочкин, И.М. Махниборода,  А.Б. Мезяев, А.И. Микульшин, Н.Г. Михайлов, А.В. Наумов, М.С. Палеев, В.П. Панов, А.С. Подшибякин, Ю.В. Пузырева, О.И. Рабцевич, Ю.А. Решетов, Ю.С. Ромашев, А.Ю. Скуратова, А.М. Тесленко, Е.Н. Трикоз, Б.Р. Тузмухамедов, И.В. Фисенко, Н.А. Шулепов и др.

Отдельные аспекты функционирования МУС, включая процессуальные вопросы, также нашли свое отражение в работах таких зарубежных авторов, как: П. Акхаван, М.Х. Арсанжани, М.Ш. Бассиоуни, М. Бензинг, Б. Брумхол, Г. Верле, Ч. Вэньци, П. Гаета, Э. Греппи, Э. Давид, Д. А. Кассезе, Я. Клеффнер, Х.П. Коул, О. Солера, А. Ушацка, У.А. Шабас, Д.Ж. Шеффер и др.

Таким образом, в отечественной науке международного права комплексного исследования вопросов процессуальной деятельности МУС на монографическом уровне до сих пор не осуществлялось.

       Объект исследования международные уголовно-процессуальные отношения, возникающие в сфере деятельности МУС.

       Предмет исследования особенности международно-правового регулирования процессуальной деятельности Суда на различных этапах его функционирования.

Целью диссертации является формулирование положений, касающихся понятия и системы органов международного уголовного правосудия, а также выработка предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование международно-правовых основ процессуальной деятельности МУС.

       Достижению поставленной цели будет способствовать решение следующих основных задач

       - рассмотреть эволюцию международного уголовного правосудия, начиная с первого прецедента уголовного преследования на международном уровне и заканчивая деятельностью смешанных судов, являющихся составной частью современной системы международной уголовной юстиции;

       - проанализировать научные взгляды авторов на проблему современной системы органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции) и дефиниции международного уголовного правосудия;

- изучить процесс становления МУС и проанализировать дела и ситуации, находящиеся в настоящее время на его рассмотрении;

       - обобщить организационно-правовые вопросы деятельности МУС;

       - выработать проект поправок к ст. 15-бис Римского статута, в которой следует отразить порядок осуществления юрисдикции МУС в отношении преступления агрессии после передачи ситуации Советом Безопасности ООН;

- исследовать все этапы процессуальной деятельности МУС с целью определения  проблемных вопросов, которые могут негативно отразиться на работе Суда.

       Методологическую основу исследования составили метод диалектики, позволяющий рассматривать все явления окружающей действительности в развитии и взаимосвязи, а также исторический, сравнительно-правовой и формально-логический методы научного познания.

Теоретической основой явились фундаментальные труды многих видных отечественных и зарубежных исследователей в области международного права, в том числе работы по международному уголовному праву и международному гуманитарному праву, доктринальные материалы международных межправительственных и неправительственных организаций и др.

Нормативную базу исследования составили международно-правовые акты, регламентирующие деятельность МУС: Римский статут от 1998 г.; Правила процедуры и доказывания от 2002 г.; Соглашение о взаимоотношениях между МУС и ООН от 2004 г.; Соглашение между МУС и Международным Комитетом Красного Креста от 2006 г.; Соглашение о штаб-квартире между МУС и принимающим государством от 2007 г.; Соглашения об исполнении приговоров Суда, заключенные с некоторыми государствами, и др.

       Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что это одна из первых в отечественной науке международного права работ, в которой осуществлен комплексный анализ международно-правовых основ процессуальной деятельности МУС с учетом имеющейся практики по рассмотрению находящихся в его производстве дел и ситуаций.

В исследовании на основе анализа доктрины международного права уточнена современная система органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции); конкретизировано понятие международного уголовного правосудия путем включения в него соответствующих элементов системы международной уголовной юстиции.

       Сделан вывод о том, что Канцелярия прокурора в рамках МУС не является независимым органом в связи с тем, что для осуществления отдельных правомочий Прокурору Суда требуется получение санкции со стороны Палаты предварительного производства данного судебного органа.

На основе обобщения положений Устава ООН и Римского статута Суда доказано наличие некоторых противоречий между поправками, внесенными в Римский статут на Конференции по обзору в 2010 г.4, по вопросу осуществления Судом юрисдикции в отношении преступления агрессии и соответствующими статьями Устава ООН. Данный довод обоснован тем, что в соответствии с поправками правом по определению наличия акта агрессии фактически наделяется и Палата предварительного производства МУС наряду с Советом Безопасности ООН.

       Диссертантом предлагается наиболее оптимальная конструкция ст. 15-бис Римского статута, в которой следует закрепить вопросы осуществления Судом юрисдикции в отношении преступления агрессии после передачи ситуации Советом Безопасности ООН. Также обосновывается соответствие предусмотренных в Римском статуте МУС правомочий Совета Безопасности ООН  по передаче ситуаций Прокурору Суда для проведения расследований положениям главы VII Устава ООН.

Кроме того, в работе высказываются некоторые предложения по внесению поправок в отдельные положения Римского статута и Правил процедуры и доказывания Суда, регламентирующие порядок производства на отдельных этапах процессуальной деятельности. 

       Основными положениями и выводами, выносимыми диссертантом на защиту, являются:

1. Современная система органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции) может быть представлена двумя группами судов:

I. Первая группа включает в себя международные уголовные суды, которые подразделяются на:

а) международные уголовные трибуналы ad hoc, учреждаемые Советом Безопасности ООН в качестве вспомогательных органов (Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и Международный уголовный трибунал по Руанде); б) постоянно действующий Международный уголовный суд, созданный на договорной основе.

II. Ко второй группе относятся смешанные суды, создаваемые посредством и в соответствии с договорами, заключаемыми между государствами и ООН:

а) Специальный суд по Сьерра-Леоне; б) Специальный трибунал по Ливану.

2. Сформулировано авторское определение понятия международного уголовного правосудия, под которым следует понимать деятельность международных уголовных и смешанных судов, осуществляемую с целью привлечения к ответственности и наказания лиц, виновных в международных преступлениях, а также иных преступлениях, относящихся к их юрисдикции.

3. Установлено, что Канцелярия прокурора в рамках МУС фактически не является независимой. Особенно наглядно такая зависимость проявляется при использовании главным обвинителем при Суде своего права для начала расследования по собственной инициативе, когда его действия детерминированы необходимостью получения санкции со стороны Палаты предварительного производства МУС.

4. Поправки, внесенные в Римский статут на Конференции по обзору, касающиеся осуществления Судом юрисдикции в отношении преступления агрессии, частично вступили в противоречие со ст. 39 Устава ООН, в которой закрепляется, что именно «Совет Безопасности определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает о том, какие меры следует предпринять…»5, как орган, на который возлагается главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. В этой связи необходимо привести положения Статута МУС в соответствие с постановлениями Устава ООН путем выработки единой ст. 15-бис Римского статута, закрепляющей возможность начала расследования Прокурором МУС в отношении данного преступления только в случае, если Совет Безопасности ООН, действуя на основании главы VII Устава ООН, определил существование акта агрессии и передал ситуацию Прокурору Суда для начала расследования.

С учетом вышеизложенного, содержание ст. 15-бис предлагается сформулировать следующим образом:

«Суд может осуществлять юрисдикцию в отношении преступления агрессии исключительно в соответствии с п. (b) статьи 13 Римского статута с учетом положений настоящей статьи.

В том случае, если Прокурор на основе представленной ему информации приходит к выводу о том, что имеются разумные основания для начала расследования в отношении преступления агрессии, он уведомляет Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о ситуации, находящейся на рассмотрении Суда, и направляет ему всю соответствующую информацию и материалы, которые препровождаются им Совету Безопасности.

       Если по итогам рассмотрения представленных материалов и информации Совет Безопасности выносит определение в отношении акта агрессии и передает ситуацию Прокурору, то он может начинать расследование.

       В  случае если условия, указанные в п. 3 настоящей статьи, не соблюдены, Прокурор не может самостоятельно начать расследование в отношении преступления агрессии.

Суд осуществляет свою юрисдикцию в отношении преступления агрессии на основании передачи дела Советом Безопасности независимо от того, согласилось ли соответствующее государство с юрисдикцией Суда в этом отношении.

Настоящая статья не наносит ущерба положениям, касающимся осуществления юрисдикции в отношении других преступлений, упомянутых в статье 5».

5. Закрепленные в Римском статуте МУС правомочия Совета Безопасности ООН по передаче ситуаций Прокурору Суда сообразуются с положениями ст. 41 Устава ООН, предусматривающей перечень мер, не связанных с использованием вооруженных сил, применяемых Советом Безопасности ООН, в связи с тем, что по смыслу данной статьи указанный перечень не является исчерпывающим.

6. Вывод о том, что нормы Римского статута и Правил процедуры и доказывания Суда, касающиеся допустимости и относимости доказательств, являются достаточно неопределенными и предусматривают большую долю субъективного усмотрения судей при их оценке.

7. Обоснована необходимость внесения поправок в правило 145 Правил процедуры и доказывания МУС с целью закрепления исчерпывающего перечня отягчающих обстоятельств, влияющих на ужесточение наказания, поскольку существует опасность их расширительного толкования со стороны судей. 

Теоретическая значимость диссертационной работы определяется комплексным изучением международно-правовых основ процессуальной деятельности Суда, способствующим развитию и углублению имеющихся знаний в данной области. Уточнение некоторых теоретических положений посредством авторской концепции обеспечивает новое осмысление отдельных проблем в науке международного права. Предложения и выводы, отраженные в исследовании, могут быть использованы специалистами в качестве основного или вспомогательного материала при изучении данной проблематики.

Практическое значение исследования состоит в возможности использования результатов работы для определения внешнеполитической позиции Российской Федерации по отношению к Суду. Кроме того, отдельные положения диссертации могут представлять интерес для правоохранительных органов России в плане сотрудничества с МУС в процессе оказания правовой помощи6 на различных этапах процессуальной деятельности.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре прав человека и международного права Московского университета МВД России. Результаты диссертационной работы реализовывались в практике преподавания международного права, в том числе спецкурсов по международному гуманитарному праву и международному сотрудничеству по борьбе с преступностью в Московском университете МВД России, а также освещались диссертантом на следующих конференциях и семинарах: ежегодная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современного международного права», посвященная памяти профессора И.П. Блищенко (Российский университет дружбы народов, 9-10 апреля 2010 г.); межвузовский научный семинар «Взаимодействие международного и внутригосударственного права Российской Федерации по обеспечению безопасности личности, общества и государства» (Академия управления МВД России, 29 апреля  2010 г.); всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современного международного права», посвященная памяти профессора И.П. Блищенко (Российский университет дружбы народов, 13-14 апреля 2012 г.).

Основные положения и рекомендации исследования были внедрены в практическую деятельность Национального центрального бюро Интерпола МВД России.

Структура работы определяется целями и задачами, поставленными в исследовании. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяется состояние ее разработанности в науке международного права, раскрываются объект, предмет, цель и задачи исследования и обобщаются методологические и теоретические основы проведенного исследования. Устанавливаются нормативная база и научная новизна работы, а также формулируются предложения и выводы, выносимые на защиту. Определяется теоретическая и практическая значимость работы, и излагаются сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Историко-правовые аспекты международного уголовного правосудия» анализируется процесс развития международного уголовного правосудия, и обобщаются отдельные вопросы правового регулирования деятельности МУС. В главе содержится три параграфа.

В первом параграфе «Эволюция международного уголовного правосудия» устанавливается, что, по мнению ряда ученых, первый судебный процесс на международном уровне проходил в 1474 г. над губернатором города Брейзах Петером фон Хагенбахом, которого осудил трибунал ad hoc, состоящий из 28 судей от различных стран Священной Римской Империи. Однако в современных условиях первым шагом в направлении к установлению индивидуальной уголовной ответственности по международному праву явился Версальский мирный договор от 1919 г., в соответствии с которым предусматривалось создание специального судебного органа для суда над бывшим германским императором Вильгельмом II.  Несмотря на неудачу в реализации его правовых положений, опыт создания и трудности, с которыми пришлось столкнуться при осуществлении его постановлений, были учтены при учреждении последующих международных уголовных судебных механизмов.

В работе отмечается, что Нюрнбергский и Токийский военные трибуналы, созданные после Второй мировой войны для осуждения и наказания главных военных преступников стран «оси», являлись адекватным ответом на совершенные многочисленные преступления и во многом соответствовали реалиям своего времени. Опыт сотрудничества государств, проявленный в тот период, оказался весьма продуктивным и заложил прочную юридическую основу, способствовавшую дальнейшему прогрессивному развитию международного права.

Важным этапом в процессе эволюции международного уголовного правосудия явилось создание в 1993-1994 гг. трибуналов ad hoc по бывшей Югославии и Руанде, имеющих ограниченную территориальную и временную юрисдикцию. По сравнению с положениями уставов Международных Военных Трибуналов, созданных после Второй мировой войны, материальные и процессуальные нормы, закрепленные в уставах данных судов ad hoc и в их правилах процедуры и доказывания, несомненно, являются более усовершенствованными.

В исследовании обосновывается значимость принятия 17 июля 1998 г. Римского статута МУС,  учреждающего первый постоянно действующий Суд с компетенцией в отношении самых серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества. К таковым относятся преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступление агрессии. Вместе с тем краеугольным камнем, пронизывающим всю его деятельность, является принцип дополнительной юрисдикции (комплементарности), в соответствии с которым МУС не подменяет, а дополняет национальные органы уголовной юстиции.

Устанавливается, что, несмотря на наличие постоянно действующего судебного органа, в начале XXI в. международное сообщество столкнулось с таким феноменом, как смешанные суды. Это было связано с тем, что МУС обладает юрисдикцией лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу Статута. А в том случае, если какое-либо государство в последующем ратифицирует Римский статут или присоединится к нему, Суд имеет право осуществлять свою юрисдикцию лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу Статута для этого государства. И вторым моментом было то, что в некоторых смешанных судах осуществлялось уголовное преследование лиц за преступления, не подпадающие под юрисдикцию МУС. При этом смешанный характер данных судов проявляется, в частности, в особенностях их компетенции, а также в порядке назначения и составе их должностных лиц.

В работе также проведен доктринальный анализ вопроса о системе органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции) и подходов ученых к определению понятия международного уголовного правосудия. Это позволило сделать вывод о неоднозначности научных взглядов исследователей на данные проблемы.

Однако, не умаляя значения подобных научных подходов, в диссертационном исследовании конкретизирована современная система органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции), которая представлена двумя группами судов: международные уголовные и смешанные суды. Исходя из этого, предлагается авторский вариант определения международного уголовного правосудия как деятельности международных уголовных и смешанных судов, осуществляемой с целью привлечения к ответственности и наказания лиц, виновных в международных преступлениях, а также иных преступлениях, относящихся к их юрисдикции.

Во втором параграфе «Процесс становления Международного уголовного суда»  определяется, что длительная невозможность претворения в жизнь идеи о создании постоянно действующего международного уголовного судебного органа была детерминирована отсутствием необходимой поддержки со стороны ряда государств.

При этом в рамках ООН впервые вопрос о необходимости создания международного судебного органа, который занимался бы рассмотрением дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида и других преступлений, предусмотренных международными конвенциями, был затронут в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 260В (III) от 9 декабря 1948 г. Рассмотрение данного вопроса предлагалось осуществить Комиссии международного права ООН, в том числе обращалось внимание на изучение возможности создания уголовной камеры Международного суда ООН.

Принятие Римского статута и учреждение Суда в 1998 г. стало новым этапом в развитии международного уголовного правосудия. На сегодняшний день МУС по праву является центральным органом международного уголовного правосудия; в его производстве находятся 7 ситуаций, касающихся совершения преступлений, подпадающих под его юрисдикцию: в Демократической Республике Конго; в Уганде; в Центральной Африканской Республике; в Судане; в Кении; в Ливии и Кот-д’Ивуаре.

В работе проведен всесторонний анализ судебной практики МУС, позволивший заключить, что основной проблемой, с которой сталкивается в своей деятельности судебный орган, является отсутствие необходимого сотрудничества со стороны отдельных государств в деле задержания и передачи виновных лиц Суду. Установлено, что данные обстоятельства требуют от государств-участников Римского статута МУС разработки конкретных мер для консолидации их усилий в целях решения возникающих перед Судом трудностей.

В третьем параграфе «Организационно-правовые вопросы деятельности Международного уголовного суда» рассматриваются структурные органы Суда, к которым относятся Президиум, Апелляционное отделение, Судебное отделение, Отделение предварительного производства, Канцелярия прокурора и Секретариат, и определяется их правовой статус.

Диссертантом отмечается, что организационное обеспечение отдельных направлений деятельности МУС произошло как за счет синтеза опыта структурного оформления ранее действовавших органов международного уголовного правосудия, так и использования новых передовых идей.

Правовой новеллой стало создание в рамках МУС такого органа, как Палаты предварительного производства со специфичными выполняемыми полномочиями. Палата призвана осуществлять контрольные функции по отношению к Прокурору Суда, проводящему расследование и уголовное преследование, и выступать в качестве  гаранта осуществления прав других лиц, вовлеченных в производство по делу.

В соответствии с учредительным договором МУС Канцелярия прокурора рассмотрена в работе как независимый, отдельный орган Суда, ответственный за получение передаваемых ситуаций и любой обоснованной информации о преступлениях, которые подпадают под юрисдикцию МУС, за их последующее изучение и проведение расследований и уголовного преследования.

Подчеркивается, что если внешняя независимость вышеуказанного структурного органа МУС обеспечена положениями Римского статута Суда, то в отношении внутренней независимости существуют определенные сомнения. Учитывая необходимость получения Прокурором МУС санкции со стороны Палаты предварительного производства данного судебного органа для осуществления отдельных своих правомочий, в диссертационном исследовании сделан вывод о фактической внутренней зависимости Канцелярии прокурора Суда от решений Палаты предварительного производства.

Вторая глава «Процессуальная деятельность Международного уголовного суда и ее основные этапы» посвящена комплексному рассмотрению процессуальных аспектов деятельности МУС и содержит четыре параграфа.

В первом параграфе «Правовое регулирование расследования и уголовного преследования по Римскому статуту Международного уголовного суда» отмечается, что началу процесса расследования в рамках МУС предшествует тщательное изучение Прокурором Суда представленной ему информации, решение вопросов о приемлемости дела к производству и учет интересов правосудия.

Указывается, что Римский статут МУС устанавливает широкий перечень прав лиц, в отношении которых ведется расследование. Данные права не являются беспрецедентными для международного права и в основном проистекают из таких международных актов, как Всеобщая декларация прав человека от 1948 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 1966 г. и Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 1984 г.

В исследовании анализируются поправки, внесенные в Римский статут на Конференции по обзору в 2010 г., которые затрагивают вопросы осуществления судом юрисдикции в отношении преступления агрессии. На основе проведенного анализа делается вывод об их частичном противоречии положениям ст. 39 Устава ООН, поскольку в соответствии с поправками правом по определению наличия акта агрессии наряду с Советом Безопасности ООН фактически наделяется и Палата предварительного производства МУС. В этой связи в работе предложен авторский вариант единой статьи 15-бис Римского статута Суда, в которой закрепляется возможность начала расследования Прокурором МУС только после определения Советом Безопасности ООН наличия акта агрессии и передачи ситуации главному обвинителю Суда.

Рассматривается наиболее обсуждаемая как отечественными, так и зарубежными специалистами ситуация, связанная с выдачей Судом ордера на арест в отношении действующего главы Судана Омара Хасана Аль-Башира, а также ряд вытекающих из нее вопросов. Подробно исследуются правомочия Совета Безопасности ООН по передаче ситуаций Прокурору Суда для проведения им расследований, как это имело место в случае с Суданом, а также вопрос о наличии иммунитета от уголовной юрисдикции у действующих глав государств.

Подчеркивается, что правомочия Совета Безопасности ООН по передаче ситуаций главному обвинителю Суда для проведения им расследований, закрепленные в Римском статуте, соответствуют положениям ст. 41 Устава ООН, содержащей перечень мер, не связанных с использованием вооруженных сил, поскольку конструкция данной статьи позволяет утверждать о том, что данный перечень не является исчерпывающим.

Подобное расширительное толкование статьи, учитывая современные реалии международной жизни, связанные с усложнением социально-политических процессов, глобализацией, неспособностью и нежеланием некоторых государств противодействовать международным преступлениям на национальном уровне, представляется оправданным и вполне соответствующим положениям Устава ООН и роли Совета Безопасности ООН, как главного органа по поддержанию международного мира и безопасности.

С учетом анализа положений Римского статута Суда, Венской конвенции о дипломатических сношениях от 1961 г., Конвенции  о специальных миссиях от 1969 г. и решения Международного суда ООН по делу «Ордер на арест» (Демократическая Республика Конго против Бельгии) указывается, что  нормы обычного международного права о персональных иммунитетах действующих глав государств не применяются в случае осуществления уголовной юрисдикции МУС.

Во втором параграфе «Правовые аспекты судебного разбирательства в Международном уголовном суде» анализируются положения Римского статута и Правил процедуры и доказывания Суда, затрагивающие стадию судебного разбирательства в МУС, а также определяются проблемные моменты, которые могут негативно отразиться на деятельности судебного органа.

В работе обосновывается утверждение о том, что процедура судебного разбирательства в Суде совмещает в себе отдельные черты, характерные для деятельности судебных органов стран англо-саксонской и романо-германской правовых систем. Однако установлено, что сводить судебный процесс к принципам и нормам какой-либо одной правовой системы невозможно.

Всесторонний анализ Римского статута и Правил процедуры и доказывания МУС позволил прийти к выводу о наличии пробелов в  положениях, касающихся допустимости и относимости доказательств, а также затрагивающих перечень смягчающих и отягчающих вину обстоятельств.

Так, Статут Суда предусматривает, что те доказательства, которые получены с нарушением Римского договора или международно-признанных прав человека, не являются допустимыми в случае, если такое нарушение порождает серьезные сомнения в достоверности доказательств; или допуск доказательств был бы несовместим с добросовестным проведением разбирательства и наносил бы ему серьезный ущерб.

Обосновывается, что вышеуказанные положения Римского статута являются достаточно неопределенными и предусматривают большую долю субъективного усмотрения судей при их оценке, что требует внесения соответствующих поправок, предусматривающих четкие и исчерпывающие критерии допустимости доказательств.

При определении меры наказания Судом надлежащим образом принимаются во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. Однако  в соответствии с положениями Правил процедуры и доказывания МУС в отличие от смягчающих обстоятельств, перечень отягчающих не является исчерпывающим. Это означает, что Суд вправе по своему усмотрению признать в качестве отягчающего любое другое обстоятельство. Каждое из отягчающих вину обстоятельств само по себе или несколько из них в совокупности способны заметно скорректировать избираемое МУС наказание в сторону его ужесточения. Для того чтобы обосновать такое утверждение, необходимо обратиться к п. 3 правила 145 Правил процедуры и доказывания Суда, в котором говорится о том, что «пожизненное лишение свободы может быть назначено в тех случаях, когда это оправдано исключительно тяжким характером преступления и индивидуальными обстоятельствами лица, признанного виновным, подтверждаемыми наличием одного или большего числа отягчающих обстоятельств».

С целью обеспечения назначения справедливого наказания в работе высказывается предложение о целесообразности внесения поправок в правило 145 Правил процедуры и доказывания МУС, для того чтобы закрепить исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, влияющих на ужесточение наказания, в силу того, что существует опасность их расширительного толкования со стороны судей.

В третьем параграфе «Правовые вопросы апелляционного производства в Международном уголовном суде» подчеркивается, что единственной отраслью международного права, в рамках которой последовательно обеспечивается возможность подачи апелляции, является международное уголовное право. В связи с чем, вполне закономерно, что все органы международного уголовного правосудия, функционирующие в настоящее время, предусматривают в своих учредительных и уставных документах возможность апелляционного производства.

При этом в рамках МУС апелляционное производство является одной из немногочисленных стадий его деятельности, в пределах которой предусматривается установление процессуальных сроков.

В работе указывается, что все обжалуемые перед Апелляционной палатой Суда решения могут быть дифференцированы на две категории. Первая категория связана с обжалованием итоговых решений Судебной палаты, затрагивающих вопросы вины лица, его невиновности, назначенное наказание (приговор), а также распоряжения о возмещении ущерба  потерпевшим. Во втором же случае речь в основном идет о подаче апелляции на промежуточные решения, связанные с этапами расследования и уголовного преследования.

Учитывая отсутствие судебной практики МУС, затрагивающей обжалование первой категории обозначенных нами выше решений, в диссертации проанализированы уставы и судебная практика международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде с целью прогнозирования деятельности Суда в данном направлении.

Проведенный анализ позволил заключить о неоднозначности и небесспорном характере некоторых решений трибунала по бывшей Югославии в рамках апелляционного производства.

Подчеркивается, что довольно скептическую репутацию  как среди отдельных российских, так и зарубежных ученых и политиков имеет Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии. Что касается трибунала по Руанде, то здесь предметом обсуждения специалистов, в основном, становится вопрос о легитимности его учреждения. Делается вывод о том, что МУС в силу своего статуса, как центрального органа международного уголовного правосудия, все же будет стараться избегать повторения проторенного трибуналом по бывшей Югославии неоднозначно оцениваемого пути.

Отмечается, что Римский статут МУС также предусматривает правомочие определенных лиц подавать ходатайства перед Апелляционной палатой с целью пересмотра окончательного решения о вынесении обвинительного приговора или наказания по нему по вновь открывшимся обстоятельствам. Установлено, что право на пересмотр вынесенного судом решения корреспондирует, в частности, и с соответствующими положениями Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. Так в ч. 5 ст. 14 пакта утверждается, что каждый осужденный за какое-либо преступление наделяется правом на пересмотр его осуждения и приговора, что свидетельствует о важности данного права и закреплении его в одном из основополагающих международных договоров в области прав человека.

В четвертом параграфе «Правовые проблемы исполнения приговора Международного уголовного суда» указывается на то, что необходимость исполнения приговора на территории определенного государства обусловлена отсутствием специально предназначенного для исполнения наказания в виде лишения свободы пенитенциарного учреждения, действующего в качестве структурного подразделения Суда или являющегося самостоятельным международным учреждением по исполнению наказания.

Для целей содержания под стражей задержанных лиц в рамках МУС функционирует пенитенциарный центр, который находится в голландском тюремном комплексе Схевенингене – на окраине г. Гааги. В соответствии с положением 90 Регламента Суда общую ответственность за все аспекты управления данным центром несет Секретарь Суда, который обеспечивает безопасность и порядок и принимает все необходимые в этой связи решения. Повседневное выполнение обозначенных нами функций возлагается на начальника места заключения, который может поручать выполнение отдельных функций другим лицам. Однако данный центр не предназначен для целей отбытия окончательного наказания в виде лишения свободы, поэтому лица, пребывающие в нем, считаются невиновными до тех пор, пока их вина не будет доказана в соответствии со вступившим в законную силу приговором МУС.

Отмечается, что после вынесения приговора и при определении государства для его исполнения у Суда не должно возникнуть каких-либо проблем в связи с тем, что им, по всей видимости, как можно судить из имеющейся на сегодняшний день практики, будут рассматриваться дела и выноситься приговоры в отношении немногочисленных лиц, представляющих военное и политическое руководство отдельных государства. Кроме того, сроки производства по данным делам, учитывая производство по делу Т.Л. Дьило в рамках МУС, протянутся на годы, что обуславливает наличие больших промежутков времени между выносимыми приговорами в виде лишения свободы, а это, в свою очередь, позволит обеспечить Суд достаточным количеством времени для определения подходящего государства исполнения приговора.

В работе анализируются Соглашения об исполнении приговоров, заключенные Судом с отдельными государствами для установления конкретного порядка принятия осужденных лиц. По состоянию на 10 декабря 2011 г. всего заключено 7 таких Соглашений со следующими государствами: Австрией,  Великобританией, Бельгией, Данией, Финляндией, Колумбией и Сербией.

При этом данные Соглашения по своему содержанию являются практически идентичными и во многом сообразуются с соответствующими положениями Римского статута и Правил процедуры и доказывания Суда. В качестве одного из основных требований в них устанавливается необходимость соответствия процесса исполнения наказания широко признанным международным договорным стандартам обращения с заключенными, которые имеют в своей основе гуманистическую направленность и ориентированы на учет интересов осужденных лиц.

Еще одним немаловажным вопросом, находящим свою регламентацию в Римском статуте и Правилах процедуры и доказывания Суда, является проблема исполнения решений о штрафах, конфискационных мерах или мерах по возмещению ущерба. Нормы Римского статута и Правил процедуры и доказывания МУС, касающиеся исполнения данной категории решений,  являются довольно разработанными и создают прочную юридическую основу для надлежащего исполнения принятых Судом распоряжений.

В заключении сформулированы основные предложения и выводы по диссертации.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

       I. В рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

       1. Юсупов М.Р. Процесс расследования в Международном уголовном суде // Вестник Московского университета МВД России. 2011. № 11. С. 175-178 (0,4 п.л.).

       2. Юсупов М.Р. Судебное разбирательство в Международном уголовном суде // Вестник Московского университета МВД России. 2011. № 12. С. 235-239 (0,5 п.л.).

       3. Юсупов М.Р. Организационно-правовые вопросы деятельности Международного уголовного суда // Образование. Наука. Научные кадры. 2012. № 2. С. 26-28 (0,3 п.л.).

       4. Юсупов М.Р. Решение Международного уголовного суда о выдаче ордера на арест главы Судана Омара Хасана Аль-Башира: международно-правовые вопросы // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 3. С. 89-93 (0,5 п.л.).

       II. В других научных изданиях:

1. Юсупов М.Р. Процесс становления Международного уголовного суда // Юридические науки. 2012. № 1 (53). С. 28-30 (0,2 п.л.).


1 Rome Statute of the International Criminal Court, Документ A/CONF.183/9 // Официальный сайт МУС. URL: http://www.icc-cpi.int/NR/rdonlyres/ADD16852-AEE9-4757-ABE7-9CDC7CF02886/283503/RomeStatutEng1.pdf (дата обращения: 25.10.2011).

2 Международное публичное право. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное / Под ред. К.А. Бекяшева. - М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2001. С. 597-598.

3 См.: Костенко Н.И. Судопроизводство Международного уголовного суда - основа международного уголовного процесса // Государство и право. 2001. № 2. С. 64-70; Рабаданова А.А. Международное уголовное правосудие: становление, современное состояние, перспективы развития. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2006. С. 152-173; Марусин И.С. Международные судебные учреждения, стороной разбирательства в которых вправе выступать физические лица: новые тенденции развития и совершенствования их деятельности. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Спб, 2008. С. 197-282 и др.

4 См.: Конференция по обзору Римского статута Международного уголовного суда. Кампала, 31 мая-11 июня 2010. Официальные отчеты. RC/9/11.

5 Устав Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 г. // Блатова Н.Т., Мелков Г.М. Международное право: Сборник документов: Учебное пособие. – М.: РИОР, 2009. С. 189.

6 Так, в соответствии с п. 5 (а) ст. 87 Римского статута Суд может предложить любому государству, которое не является участником Статута, оказать помощь на основе специальной договоренности, соглашения с таким государством или на любой другой соответствующей основе.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.