WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

МАЦЕПУРО ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ОБЩЕЙ ПОЛИТИКИ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА (1997–2009 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Томск – 20

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет» на кафедре мировой политики

Научный консультант: доктор исторических наук, доцент Лицарева Елена Юрьевна

Официальные оппоненты: Румянцев Владимир Петрович доктор исторических наук, доцент, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет», кафедра новой и новейшей истории и международных отношений, заведующий кафедрой Аршинцева Ольга Алексеевна кандидат исторических наук, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет», кафедра всеобщей истории и международных отношений, доцент

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет»

Защита состоится 24 декабря 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 212.267.03, созданного на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет», по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан 19 ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Шевцов Вячеслав Вениаминович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы настоящего исследования определяется ростом влияния Европейского Союза в международных делах. Одним из инструментов этого влияния является развитие Общей политики безопасности и обороны ЕС (ОПБО), которая в свою очередь стала главным элементом Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ) Европейского Союза. Развитие ОПБО преследует своей главной целью увеличение роли ЕС в сфере «высокой безопасности», сохраняя при этом лидирующие позиции в эффективном использовании «мягкой силы», а также снижение военно-политической зависимости европейских стран от США и НАТО. В тоже время консолидация военной политики 27 европейских государств и передача полномочий в части государственного суверенитета на наднациональный уровень является беспрецедентным феноменом в истории международных отношений. Как справедливо отмечают большинство экспертов, перефразируя знаменитое высказывание Вольтера, в связи с реалиями XXI века, если бы Общей политики безопасности и обороны не было, ее следовало бы выдумать. Согласно традиционным теориям интеграции, переход от экономической интеграции на более высокий уровень военно-политического сотрудничества, является закономерным и необходимым. ОПБО по праву считают самым амбициозным проектом военной интеграции в мирное время, подчеркивая что «Европеизация сферы безопасности и обороны представляет собой одно из крупнейших революционных событий в политической жизни конца XX-начала XXI вв.» 1.

Появление принципиально новых угроз международной безопасности, переосмысление трансатлантического партнерства в свете развития ОПБО, сохранение зависимости от НАТО, изменение стратегического и военнополитического баланса сил в мире, вовлеченность стратегических интересов России в обеспечение европейской безопасности, – все эти факторы приводят к неоднозначному развитию процессов внутри ЕС и реализации ОПБО вовне, что актуализирует исследование выбранной темы.

Степень изученности темы. Актуальность темы вызывает особый научный интерес, так как процесс европейской интеграции не имеет аналогов в истории.

Выработка ОПБО представляет собой уникальный феномен, а сама политика органично вписывается в «пост-Вестфальский миропорядок, который характеризуется снижением роли суверенных национальных государств, как единичных акторов международных отношений» 2.

Mrand F. European defence policy: beyond the nation state. Oxford, 2008. P. 131.

European Security Governance. The European Union in a Westphalian World / ed. by C. Wagnsson, J.

Sperling, J. Hallenberg. London, 2009.

Углубление военно-политической интеграции в рамках ОВПБ стало доминирующим фактором развития ЕС и заняло важное место в работах западных и отечественных исследователей. В научной литературе этот феномен изучается с нескольких сторон: во-первых, с точки зрения теории международных отношений;

во-вторых, с точки зрения эволюции европейской военной интеграции; в-третьих, с точки зрения развития трансатлантического партнерства; в-четвертых, с точки зрения развития отношений между Россией и ЕС в сфере безопасности.

Литература по данной проблематике довольно разнообразна и обширна, однако, комплексных теоретических исследований немного. В работах начала 1990-х гг.

преобладает рассмотрение европейской безопасности в контексте окончания «холодной войны» и поисков новых форм сотрудничества3. Со второй половины 1990-х гг. начинается осмысление изменений, которые внес Маастрихтский договор с запуском ОВПБ. Появляются первые комплексные работы, которые попытались оценить внешнее измерение политики ЕС4. С подписанием пакта СанМало в предмет исследований попала оборонная составляющая и вопросы наращивания военного потенциала ЕС5.

Изучение использованной для написания работы литературы позволяет утверждать, что современное состояние развития ОПБО требует не только существенного теоретического осмысления и обоснования самой концепции, но и анализа ее практической реализации. Как правило, эти вопросы рассматриваются обособленно друг от друга. Теоретические исследования6 страдают отсутствием конкретных примеров осуществления ОПБО и, напротив, работы, посвященные реальным военным операциями, фокусируются на сугубо технических аспектахлибо механизмах и процессе принятия решений8. В связи с этим, по мнению автора, представляется, вполне, своевременным и необходимым изучить как Allen D. Who Speaks for Europe? The Search for an Effective and Coherent External Policy. London, 1998;

Gantz N., Steinberg J. Five Models for European Security: Implications for the United States. Santa Monica, 1992; Dean J. Ending Europe's Wars: the continuing search for peace and security. New York, 1994; Europe in Transition: The Management of Security after the Cold War / ed. by R. Jackson. London, 1992; Rogers J.P., The Future of European Security: The Pursuit of Peace in an Era of Revolutionary Change. New York, 1993;

Toward Political Union: Planning a Common Foreign and Security Policy / ed. by R. Rummel. Boulder, 1992.

A Common Foreign Policy for Europe? Competing Visions of the CFSP / ed. by J.Peterson, H. Sjursen.

London, 1998; A Common Foreign and Security Policy for Europe, Centre for Defence Studies. London, 1995;

Between Vision and Reality: CFSP's Progress on the Path to Maturity / ed. by D. Simon. Maastricht, 2000;

Marie-Franoise D, De Vasconcelos A. La PESC: Ouvrir l'Europe a Monde. Paris, 1998; Common Foreign and Security Policy: the Record and Reforms / ed. by M. Holland. London, 1997; The Actors in Europe's Foreign Policy / ed. by Ch. Hill. London, 1996.

Mrand F. European defence policy: beyond the nation state. Oxford, 2008.

Ayanoglu S. The Evolution of ESDP – Recent Political Developments and Social Constructivism. [S.l.], 2012. 54 p.

Sanchez M. A. The EU's Military Crisis Management Operations. [S.l.], 2011. 228 p.

Liewerscheidt M. European Security and Defence Policy. An Analysis of Decision Making Processes towards Military Deployments. [S.l.], 2010. 188 p.

предпосылки формирования ОПБО, так и непосредственную реализацию основных направлений Общей политики безопасности и обороны ЕС.

Подавляющее большинство авторов, среди которых Дж. Ховорт9, Э. Хантер10, 11 Д. Гомперт, Дж. Петерсон рассматривают развитие ОПБО в контексте трансатлантического партнерства и приходят к выводу о несостоятельности ОПБО без ресурсов США и НАТО. Среди исследователей по этому направлению также можно выделить Р. Асмуса, Ф. Бергстена, А. Ротфельда, Т. Гартон-Эш и Р. Кейгана. Как правило, точка зрения американских авторов расходится с мнением их европейских коллег, например с концепцией, высказанной в коллективном труде по проблемам трансатлантических взаимоотношений, опубликованном в рамках исследования Института по изучению проблем безопасности ЕС в Париже13. Основное отличие состоит в том, что в европейских трудах отчетливо прослеживается оптимистичный взгляд относительно формирования и перспектив развития ОВПБ/ОПБО. Европейские авторы полагают, что США необходимо более серьезно воспринимать Европу и относиться к ней как к полноценному партнеру. Однако в американских исследованиях делается акцент на нежелании европейцев взять на себя большую ответственность в области расходов на оборону в рамках НАТО. Американские специалисты довольно скептически настроены относительно формирования полноценной и самостоятельной ОПБО.

Среди имеющихся обобщающих работ европейских специалистов выделяется исследование парижского Института по изучению проблем безопасности ЕС под названием «Общая европейская политика безопасности и обороны. Первые пять лет (1999-2004)»14. В книге рассматриваются итоги развития в области ОПБО в указанный период; анализируется становление политики ОПБО в исторической ретроспективе. В 2009 г. увидело свет продолжение этой работы под схожим названием «Общая европейская политика безопасности и обороны. Первые десять лет (1999-2009)»15.

ESDP and NATO: institutional complexities and political realities // Politique Etrangre. 2009. № 4. P. 95– 106; Defending Europe: The EU, NATO, and the Quest for European Autonomy. [S.l.], 2004. 256 p.

The European Security and Defense Policy: NATO's Companion – Or Competitor? [S.l.], 2002. 206 p.

Shoulder to Shoulder: The Road to U.S.-European military Cooperability: A German-American analysis.

[S.l.], 2002. 77 p.

Europe and America: The Prospects for Partnership. London, 1996. 240 p.; Europe, America, Bush:

Transatlantic Relations in the Twenty-First Century: Transatlantic Relations After 2000. New York, 2003. 1p.; Security Strategy and Transatlantic Relations. New York, 2006. 262 p.

The Agenda for the EU-US strategic partnership / ed. by .de Vasconcelos. Paris, 2011. 79 p.

European Security and Defence Policy: The First Five Years (1999–2004) / ed. by N. Gnesotto, J. Solana.

Paris. 2004. 294 p.

European Security and Defense Policy: the first ten years (1999-2009) / ed. by G. Grevi, D. Helly, D. Keohane. Paris, 2009. 448 p.

Другое исследование этого же Института под названием «Европейская оборона. Проект для Белой книги» посвящено перспективам развития европейской обороны, в котором рассматриваются причины формирования ОПБО, влияние Европейской стратегии безопасности на ее дальнейшее развитие.

Большой вклад в данный труд внесли А. Дюмулен, Ж. Фогелен, Ж.Ив Хэйн и др.

По вопросам кризисного урегулирования можно выделить комплексный труд Е. Гросс, где наряду с теоретическим обоснованием проводится анализ практической реализации этого направления ОПБО. В разделе диссертационного исследования, посвященном проблемам нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ), были использованы работы признанных экспертов в этой области: Я. Энтони18, Ж. Куилль19, Л. Грип20. Ключевыми исследованиями по вопросам борьбы с терроризмом, на которые опирался автор данной диссертации, стали работа О. Бюрса21 и коллективный труд Дж. Монар и Д. Манке22.

Основной объем литературы носит чисто описательный характер с акцентом на функционирование институтов ЕС и фактический анализ ситуации. Множество работ посвящено повторяющемуся повествованию об историческом развитии ОПБО, имплементации договоров и последующим институциональным изменениям. Среди прочих вопросов также рассматривается вооружение и оборонные закупки, отношение стран членов к реализации ОПБО и сугубо технические детали. Во многом это связано с тем, что сам ЕС является основным поставщиком и производителем подобной информации, в лице множества специально созданных научных центров и институтов. Лишь незначительное количество литературы вносит существенный теоретический вклад в изучение внешней безопасности ЕС. В частности, исследования безопасности как поддисциплина международных отношений, только частично теоретизируют ОПБО, при этом, в стратегических исследованиях, как правило, содержатся исключительно технические аспекты военного сотрудничества. Самые удачные Gnesotto N. European defense: a proposal for a white paper. Paris, 2004. 136 p.

Gross E. The Europeanization of National Foreign Policy. Continuity and Change in European Crisis Management. New York, 2009. 240 p.; EU Security and defense policy; the first five years (1999-2004) / ed.

by N. Gnesotto, J. Solana. Paris, 2004. 294 p. Defence Transformation in Europe: Evolving Military Roles / ed.

by T. Edmunds, M. Malei. Amsterdam, 2003. 113 p.; Clarke M., Cornish P. The European Defence Project and the Prague Summit // International. 2002. Vol. 78, No. 4. P. 777–788.

Anthony I. The Role of the EU in International Non-proliferation and. Disarmament Assistance // NonProliferation, Arms Control, Disarmament. Stockholm, 2004. P. 675–698.

Meier O. and Quille G. Testing Time for Europe's Non-Proliferation Strategy. Washington. 200. 7 p.; Quille G., The EU’s approach to tackling the proliferation of materials and weapons of mass destruction and prospects for cooperation on the eve of a new US administration: working paper. European Parliament Directorate-General for External Policies of the Union. Brussels, 2008. P. 12.

Grip L. The EU non-proliferation clause: a preliminary assessment: background paper. Stockholm, 2009. 20 p.

Bures O. EU Counterterrorism Policy. A Paper Tiger? New York, 2011. 277 p.

Mahncke D., Monar J. International Terrorism: A European Response to a Global Threat? Brussels, 2006.

191 p.

попытки объяснить и концептуализировать ОПБО в рамках существующих парадигм и обосновать идеи стратегической культуры были предприняты М. Гариуп, Ф. Меранд, А. Хайд-Прайс, Дж. Ховортом23.

Современная отечественная историография европейской интеграции достаточно обширна, однако во многом повторяет и перерабатывает опыт Запада.

Среди современных российских исследований, посвященных проблемам формирования внешнеполитического и военного потенциала Евросоюза, следует в первую очередь выделить работы Д.А. Данилова24, в которых представлен анализ становления ОВПБ на рубеже XX–XXI вв. и отношения ЕС с Россией, Н.К.

Арбатовой25, М.Г. Носова26. Значительный интерес представляют работы А.Г.

Арбатова27, где рассматривается не только военно-политическая трансформация ЕС, но и участие ОПБО в борьбе с угрозами безопасности.

Вопросы сотрудничества ЕС и НАТО представлены в работах С.В. Уткина, И.В. Цыкало, С.А. Михайлова28. Трансатлантические взаимоотношения ЕС-НАТО и вопросы становления независимой внешней политики, политики безопасности и обороны Евросоюза были исследованы В.В. Журкиным в работе под названием «Европейский Союз: Внешняя политика, безопасность и оборона»29. В 2011 г. в свет вышел комплексный научный труд под редакцией академика В.В. Журкина30, где подробно рассматривается сама структура системы безопасности Европы, её генезис, происходящие в ней изменения, достижения, неудачи и перспективы процесса совершенствования европейской безопасности. Развитие внешней политики и политики безопасности в конце XX века было отражено О.Н.

Барабановым в книге «Россия и основные институты безопасности в Европе:

вступая в XXI век»31 под редакцией Д. Тренина.

Gariup M. European security culture : language, theory, policy. [S.l.], 2009. 334 p.; Mrand F. European defence policy: beyond the nation state. Oxford, 2008. 181 p.; Hyde-Price A. European Security in the TwentyFirst Century: the Challenge of Multipolarity. London, 2007. 241 p.; Howorth J. Security and Defence Policy in the European Union. New York, 2007. 315 p.

Россия и ЕС: пространство внешней безопасности // МЭ и МО. 2005. С. 35–47; Россия-ЕС: на пути к общему пространству безопасности – или на перепутье? // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. 2004. С. 7–12.

Новая стратегия безопасности ЕС // Современная Европа. 2003. № 4. C. 60–67.

Носов М.Г. Зачем Европе собственная армия? Современная Европа. 2005. № 1. С. 82–96.

Узловые аспекты военной реформы // Современная Европа. 2001. № 1. C. 90–100; Россия-СШАЕвросоюз: ПРО и РСМД // Современная Европа. № 3. C. 1–22; Сотрудничество России с Западом и антитерроризм // Современная Европа. 2002. № 2. С. 5–14.

Уткин С.В. Основные инструменты Общей внешней политики и политики безопасности Европейского Союза // МЭиМО. 2005. № 11. С. 44–54.; Цыкало В., Юдин А.Д. Военно-политический диалог ЕС-НАТО: проблемы и перспективы // Обозреватель. 2005. № 1. С. 79–90; Михайлов С.А.

Изменения в подходах США к Европейской политике в сфере безопасности и обороны // Проблемы национальной стратегии. 2010. № 4 (5). С. 7–23.

Журкин В.В. Европейский Союз: внешняя политика, безопасность, оборона. М., 1998. 133 с.

Безопасность Европы / под ред. В.В.Журкина. М., 2011. 752 с.

Россия и основные институты безопасности в Европе: вступая в XXI век / под ред. Д. Тренина. М., 2000. 279 с.

При анализе эффективности ОПБО в кризисном урегулировании большой вклад внесла работа под редакцией Н.К. Арбатовой и А.М. Кокеева32. Большой интерес для изучения ОПБО в борьбе с терроризмом, сферой, которая находится на стыке внутренней и внешней безопасности ЕС, представили работы О.

Потемкиной и монография по пространству внутренней безопасности ЕС под редакцией С.В.Уткина33.

Можно выявить разницу в подходах отечественных и зарубежных авторов.

Российские аналитики уделяют больше внимания самому процессу общеевропейского развития и его составляющей – Общей политике безопасности и обороны. Анализ же позиций отдельных европейских стран относительно формирования ОПБО встречается в отечественных работах относительно редко.

При этом происходящие в Европе процессы политической и оборонной интеграции воспринимаются в России в целом положительно.

Отдельно стоит отметить вклад Томской школы европейских исследований34.

Работы этой школы также были использованы при написании данной диссертации.

В плане оценки ОПБО с точки зрения функционирования механизмов значительный интерес представляет диссертационная работа И.С. Годенова. Рассмотрение ОПБО в разрезе теоретического обоснования отражено в статье И.А Кочева. Комплексное изучение истории трансатлантических отношений после окончания Второй мировой войны представлено в работах О.Г. Лекаренко37.

При написании диссертационного исследования был учтен опыт ранее представленных к защите диссертационных работ по различным аспектам обеспечения европейской безопасности: Е.И. Фроловой, Д.А. Юдина, Н.Н. Коварского, в которых ОПБО преимущественно рассматривается в Европейский Союз и региональные конфликты / отв. ред. Н.К. Арбатова, А.М. Кокеев. М., 2011. 143 с.

Потемкина О.Ю. Антитеррористическая политика Европейского союза // МЭиМО. 2011. № 2. С. 48– 58; Общее пространство внутренней безопасности в ЕС: политические аспекты / отв. ред. С.В. Уткин.

М., 2011. 146 с.

Дериглазова Л.В. Асимметричные конфликты: уравнение со многими неизвестными. Томск, 2009.

282 с.; Юн С.М. Политика Европейского Союза в Центральной Азии: от «открытия» региона к «стратегии нового партнерства» (1992–2008 гг.). Томск, 2009. 432 с. и др.

Годенов И. С. Формирование институтов и механизма Общей политики безопасности и обороны Европейского союза (1998–2012 гг.) : автореф. дис.... канд ист. наук. Томск, 2012. 24 с.

Кочев И.А. Общая политика безопасности и обороны Европейского союза в современной политической теории // Вестник Том. гос. ун-та. 2011. № 3 (15). С. 138–144.

Роль Европейского оборонительного сообщества в американских военно-стратегических планах (1950-1952 гг.) // Американские исследования в Сибири. Томск, 2003. Вып. 7; Отношение правительственных кругов США к планам создания Европейского политического союза (1958–1963 гг.) // Американские исследования в Сибири. Томск, 2008. Вып. 9. С. 67–85.; Волков М.Н., Лекаренко О.Г.

Американская крепость Европа: Политика США по укреплению оборонного потенциала стран Западной Европы (1947–1955 гг.). Томск, 2009. 278 с.

Фролова Е.И. Европейская безопасность: новые угрозы и вызовы : автореф. дис.... канд ист. наук. М., 2008. 23 с.; Юдин А.Д. Европейская политика в области безопасности и обороны: проблемы и перспективы : автореф. дис.... канд полит. наук. М., 2004. 23 с.; Коварский Н.Н. Военно-политическая интеграция ЕС: направления, формы, методы : автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 2007. 23 с.

контексте отношений с США и Россией. Кроме того были рассмотрены защищенные работы за рубежом. Наибольший интерес представляет исследование доктора политических наук Свободного университета Брюсселя Дж. Греви39, в котором проведен комплексный теоретический анализ возникновения процесса военно-политической и оборонной интеграции в рамках ЕС, эволюция ОПБО с принятием новых договор ЕС, а также рассмотрено функционирование основных механизмов и инструментов ОПБО.

Работая с литературой по выбранной проблематике, важно отметить, что в последнее время серьезные аналитические статьи и комментарии начинают теряться в потоке околонаучной публицистики даже в авторитетных изданиях стран ЕС. Таким образом, чтобы понять истинное положение дел, оценить основные этапы формирования ОПБО, ее содержание и перспективы развития важно сопоставить разные точки зрения и попытаться ответить на вопрос:

способна ли Общая политика безопасности и обороны стать эффективным механизмом для достижения военно-политических целей ЕС? Цель диссертационного исследования состоит в выявлении и оценке концептуальной обоснованности реализации Общей политики безопасности и обороны ЕС по выбранным направлениям в рассматриваемый хронологический период.

В соответствии с заявленной целью в работе поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть исторические предпосылки и выделить основные этапы формирования ОПБО.

2. Конкретизировать практическое воплощение концепции военнополитической и оборонной интеграции Европейского Союза.

3. Проследить эволюцию ОПБО в выбранные временные рамки на основе анализа ключевых источников.

4. Проанализировать цели Европейского Союза в отдельных регионах и странах, которые он ставит для обеспечения собственной безопасности.

5. Рассмотреть иерархию угроз безопасности ЕС и то, как с ними справляется ОПБО, используя на практике военный и оборонный потенциал.

6. Оценить достигнутые результаты и перспективы развития ОПБО автономно от НАТО.

Объектом исследования является Общая политика безопасности и обороны Европейского Союза, процесс формирования которой включает в себя множество аспектов: от позиций стран-членов ЕС в ходе переговорного процесса до проведения военных операций в зоне международных конфликтов.

Grevi G. The Common Foreign, Security and Defense policy of the European Union: ever-closer cooperation. Dynamics of regime deepening: Dissertation prsente en vu d’obtenir le titre de docteur en sciences politiques. Brussels, 2006–2007. 407 p.

Предмет исследования – это основные направления развития ОПБО ЕС. В работе рассматривается именно внешнее измерение безопасности Евросоюза, в соответствии с целями, которые он определяет для себя в международных вопросах.

Территориальные рамки работы ограничены пределами 27 государствчленов Европейского Союза, а также тех регионов мира, которых касалась политика безопасности и обороны ЕС.

Хронологические рамки. Диссертационная работа охватывает период с 19по 2009 год. Нижней границей исследования является дата принятия Амстердамского договора, который впервые придал ЕС определённое военное измерение, включив вопросы обороны и безопасности, относившиеся ранее к Западноевропейскому союзу в сферу компетенции Евросоюза. Речь идёт о разработке общей стратегии, призванной подкрепить действия в рамках ОПБО вооружённой силой отдельно, вместе или параллельно с НАТО. Верхней границей работы стало вступление в силу Лиссабонского договора, который заменил собой провалившийся проект Конституции ЕС и открыл широкие перспективы развития ОПБО. Сфера Общей вешней политики и политики безопасности оказалась в наибольшей степени изменена положениями Договора, став более согласованной и последовательной за счет институциональных и функциональных нововведений. В целом выделенный хронологический период 1997–2009 гг. представляет собой отдельный завершенный этап формирования ОПБО, логично заканчивающийся принятием очередного Договора ЕС, который в среднесрочной перспективе должен значительно способствовать развитию военно-политической силы Европейского Союза. Незначительный отход от выбранных временных рамок вглубь 1990–х годов сделан целенаправленно для сохранения исторического контекста формирования ОПБО.

Методологическая и теоретическая основа исследования. При изучении Общей политики безопасности и обороны ЕС применялись общенаучные методы, такие как проблемно-логический, метод классификации и систематизации, синтез и анализ. Однако основу изучения европейской интеграции в сфере безопасности и обороны составил принцип историзма. Это позволило выявить ключевые закономерности развития основных направлений ОВПБ и их эволюцию в указанные временные рамки. Так же были использованы такие методы исторической науки, как историко-сравнительный и описательный, призванный проиллюстрировать положения диссертационного исследования посредством описания анализируемых процессов развития ОПБО. Значительный вклад в изучение трансформации ОПБО внесли методы системного и сравнительного анализа. Говоря о системном подходе, отметим, что его общепризнанным преимуществом является возможность представить объект изучения в его единстве и целостности. Это способствует нахождению корреляций между взаимодействующими элементами, помогает выявить общие правила такого взаимодействия, или, иначе говоря, закономерности функционирования системы.

В данном конкретном случае в качестве системы выступает архитектура (или система обеспечения) европейской безопасности, со всеми институтами, механизмами, нормативно-правовой базой, ожиданиями и действиями многочисленных стейкхолдеров. Для того чтобы прийти к взвешенным выводам, автор опирался на принцип объективности, исключающий идеологическую и любую другую пристрастность при интерпретации и оценки фактов и явлений.

Крайне важно исходить из диалектического принципа, рассматривающего явления в развитии на этапах становления, последующих изменений, а в случае необходимости, и за пределами хронологических рамок исследования. Также диссертационное исследование опирается на метод контент-анализа, учитывающий содержательную сторону изучаемых процессов и источников. Для иллюстрации отдельных тезисов, преимущественно при рассмотрении конкретных операций в рамках ОПБО или принятия решений по той или иной международной проблеме (теракты в США, война в Ираке, урегулирование кризисов), использовался анализ конкретных случаев (case-studies).

Теоретическая основа. Проблема выбора теоретической базы обусловливается синтетической природой феномена интеграции в сфере безопасности и обороны. С одной стороны необходимо опираться на основополагающие теории интеграции, а с другой – очень важно учитывать положения основных школ исследования проблем безопасности. В связи с этим возникает необходимость прибегнуть к междисциплинарному, комплексному подходу, который позволяет объяснить процесс становления структур безопасности и обороны Европейского Союза.

Несмотря на недолгое существование ОПБО, динамика и специфика ее развития вызвала огромный интерес западных и отечественных исследователей.

К научным школам, которые пытаются объяснить формирование Общей политики безопасности и обороны относятся: неореализм, федерализм, неофункционализм, конструктивизм, межправительственный либеральный подход и бихевиористский подход. Большинство теоретиков ведущих научных школ пытались доказать, что ОПБО находится за пределами их исследований40. Тем не менее, было предпринято несколько серьезных попыток осмысления ОПБО в рамках существующих теорий41.

Ojanen H. The EU and NATO: Two Competing Models for a Common Defense Policy // JCMS: Journal of Common Market Studies. March 2006. Vol. 44. P. 57–76.

См. Manners I. Normative Power Europe: A Contradiction in Terms? // JCMS: Journal of Common Market Studies. 2002. Vol. 40. P. 235–258.; Mrand F. Dying for the Union? Military officers and the creation of a European defense force // European Societies. 2003. Vol. 5, No. 3. P. 253–282; Giegerich B. European Security and Strategic Culture. Baden-Baden, 2006. P. 84–85; Meyer C. Convergence Towards a European Strategic Culture? A constructivist framework for explaining changing norms // European Journal of International Relations. 2005. № 11 (4). P. 523–549.

Источниковая база. Источники, использованные в диссертации, классифицированы следующим образом: международные договоры и нормативно правовые акты; официальные документы институтов ЕС; заявления и выступления официальных лиц; статистические и справочные материалы.

К первой группе источников относятся основополагающие договоры Европейского Союза, в которых были заложены и получили дальнейшее развитие основы военной и оборонной составляющей ЕС, а также различные стратегии ЕС (Стратегия безопасности ЕС42, стратегии по нераспространению ОМУ43 и борьбе с терроризмом ). В этой группе рассматриваются заключительные положения саммитов Европейского Совета, декларации Западноевропейского союза, принятые в Петерсберге в 1992 г. 45, Совместная декларация по обороне Европы (подписанная в Сан-Мало в 1998 г.) 46, Декларация государств-членов ЕС об обязательствах по военным возможностям, документы совместных консультаций ЕС-НАТО – Декларация ЕС-НАТО по ЕПБО (2002), соглашения «Берлин плюс» 2002 г. Сюда также относятся коллективные стратегии Европейского Союза и индикативные программы для отдельных стран и регионов.

Особую ценность для исследования представляют документы органов Европейского Союза, в особенности Совета, который является ключевым органом ответственным за развитие ОПБО. Решения Совета отражают основные шаги ЕС в реализации ОПБО по каждому направлению. Также значительный интерес представляют промежуточные отчеты об имплементации отдельных стратегий.

Были изучены документы и других центральных институтов ЕС (Европейской Комиссии и Европейского Парламента), которые преимущественно затрагивают вопросы финансирования ОПБО. Анализ документов этой категории позволяет проследить эволюцию и укрепление политики безопасности и обороны.

Изучение заявлений официальных лиц, представителей государств-членов ЕС, НАТО, руководителей международных организаций позволяет понять и сопоставить авторитетные взгляды по различным направлениям ОПБО.

European security strategy. A secure Europe in a better world. Brussels. 12 December 2003.

EU strategy against proliferation of Weapons of Mass Destruction. Dec. 2003 [Electronic resource] // Council of the EU. URL: http://register.consilium.europa.eu/pdf/en/03/st15/st15708.en03.pdf (access date: 21.08.2012).

The European Union Counter-Terrorism Strategy. Doc. 14469/4/05 / Council of the European Union.

Brussels. 30 Nov. 2005.

Petersberg Declaration / Western European Union Council of Ministers. Bonn. 19 June 1992.

Joint Declaration issued at British-French Summit in Saint-Malo, December 3–4, 1998. // From St-Malo to Nice. European Defense: Core Documents. Chaillot Papers № 47. Paris. 2001. P. 8–9.

EU-NATO Declaration on ESDP, 16 Dec 2002 [Electronic resource] // NATO – URL:

http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_19544.htm (access date: 21.08.2012).

EU-NATO: The Framework for Permanent Relations and Berlin Plus, 2002 [Electronic resource] // Council of the European Union. URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/03-1111%20Berlin%20Plus%20press%20note%20BL.pdf (access date: 21.08.2012).

К последней категории источников относятся статистические отчеты, результаты опросов общественного мнения, представленные Стокгольмским институтом исследования проблем мира, Евростатом и Евробарометром.

Статистические данные очень важны для исследования ОПБО, поскольку позволяют понять, насколько популярны реализуемые меры в той или иной стране, какова доля участия отдельных стран-членов ЕС в ОПБО, а также наглядно демонстрируют изменение показателей в динамике.

В сети Интернет на сайтах институтов ЕС и Западноевропейского союза (чьи функции в основном были трансформированы в ОПБО), а также ведущих российских и зарубежных исследовательских центров представлен широкий круг документов, аналитических, справочных и фактических материалов. К таким центрам, которые изучают весь комплекс факторов, воздействующих на процесс формирования системы европейской безопасности, в России относятся: Институт актуальных международных проблем при Дипломатической Академии МИД РФ, Российский институт стратегических исследований, Институт Европы РАН РФ, Ассоциация европейских исследований (АЕВИС). Среди зарубежных центров можно выделить: Институт исследования проблем безопасности ЕС (ISS), Центр Европейской политики (CEP), Центр европейских политических исследований (CEPS), некоммерческий Институт RAND Corporation, Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI), Королевский институт по международным отношениям (Бельгия), Фонд Карнеги.

Кроме того, тщательно были рассмотрены документы и циркуляры саммитов Европейского Совета и НАТО, касающиеся различных аспектов военнополитической интеграции, двусторонние и многосторонние соглашения стран ЕС в отношении сотрудничества в сфере безопасности и обороны. Были изучены отчеты различных органов ОПБО, участвующих в развитии взаимодействия странчленов Евросоюза в сфере вооружений, тексты выступлений и отчеты Верховного руководителя по ОВПБ/ОПБО, Генерального секретаря Североатлантического альянса, представителей верховного командования.

Из неофициальных источников следует отметить материалы общественных организаций, сведения, полученные в интервью с представителями ЕС и экспертами по проблеме европейской безопасности, заявления, интервью и статьи представителей спецслужб, военных и академических кругов разных стран.

Некоторые сведения были почерпнуты в мемуарах отставных военных, политиков и дипломатов. Использованы также материалы научной периодики и прессы на русском и английском языках, в том числе, приведенные в электронных версиях.

Основные научные положения, выносимые на защиту:

1. Общая политика безопасности и обороны представляет собой уникальный исторический феномен, который возник с окончанием «холодной войны».

Его развитию способствовало дистанцирование НАТО от вопросов сугубо европейской безопасности и необходимость поисков новой роли ЕС как весомого актора в международной политике.

2. ОПБО носит комплексный характер, о чем свидетельствует дифференциация в региональном отношении и создание специальных механизмов в соответствии с иерархией угроз безопасности ЕС.

3. Развитие ОПБО в период с 1997 по 2009 годы демонстрирует особую динамику, расширяя ее зону действия и предмет.

4. Россия является неотъемлемой частью системы европейской безопасности, что обусловлено географическими, историческими, геополитическими и стратегическими факторами.

5. В реализации ОПБО преобладает использование гражданского, а не военного потенциала. ЕС отдает предпочтение «мягкой силы» для борьбы с угрозами безопасности.

6. Нельзя говорить о полной самостоятельности ОПБО от США и НАТО, поскольку в обозримом будущем ее развитие будет тесно связано с военным потенциалом и политическим курсом Альянса.

7. Общая политика безопасности и обороны стран ЕС сохраняет межправительственный характер. Ее реализация представляет собой незавершенный процесс.

Научная новизна диссертационного исследования обусловлена тем, что впервые было проведено комплексное исследование формирования ОПБО в двух плоскостях: с точки зрения регионального принципа и в контексте приложения оперативного потенциала в соответствии с основными угрозами, обозначенными в Европейской стратегии безопасности (2003), к которым относятся региональные конфликты, терроризм и распространение оружия массового поражения. Рост напряженности в отдельных регионах (Средиземноморье, Ближний Восток, Центральная Азия) и развитие новых угроз безопасности заставили ЕС пересмотреть коренным образом собственный оперативный потенциал и расставить приоритеты внешней политики Союза. Все эти факторы потребовали детального изучения и по возможности прогнозирования их развития.

Практическая значимость работы состоит в том, что основные положения исследования и фактический материал могут использоваться в учебных целях при создании образовательных программ и учебных пособий для высших учебных заведений по истории европейской интеграции и по вопросам европейской безопасности. Кроме того выводы диссертации могут стать основой для написания специальных исследований, подготовки аналитических заключений для применения в практической деятельности российскими государственными структурами.

Апробация результатов исследования. Промежуточные результаты исследования были представлены в докладах и сообщениях на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях. Среди них можно отметить: Летняя школа по проблемам ядерного нераспространения, 2009;

Летняя школа: «Европейский Союз после Лиссабонского договора:

предварительные итоги и перспективы», Томск, 3–8 июля 2011 г.; VII Всероссийская научная конференция с международным участием «Актуальные вопросы истории, международных отношений и документоведения», Томск, 21–апреля 2011; Международная научная конференция «Европейский Союз и Россия:

пути модернизации» в рамках Всероссийского научного симпозиума, посвященного 50-летию изучения международных отношений в Сибири, Томск 2011; семинар «Европа-Россия-Сибирь: общее и особенное в проблемах национально-гражданской интеграции», Томск, 2012. Кроме того апробация была проведена в ходе двух международных стажировок: в Институте культурной дипломатии (Берлин, 2011) и в Институте Европейских Исследований Свободного университета Брюсселя (Бельгия, 2011). Основные положения диссертационного исследования были опубликованы в шести печатных работах, одна из которых в международном издании («Eyes on Europe») и две в журналах из списка, рекомендованного ВАК для защиты кандидатских и докторских диссертаций.

Структура работы определяется поставленными исследовательскими задачами. Работа состоит из введения, трех глав, состоящих из тематических подразделов, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения. Каждая глава диссертационного исследования представляет собой логически завершенный фрагмент с обобщающими выводами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснована актуальность выбранной темы, описаны цели, задачи, объект и предмет исследования, определены хронологические и территориальные рамки, приведены методологические и теоретические основы, сделан историографический анализ темы диссертационного исследования, дана характеристика источниковой базы.

Первая глава «Формирование Общей политики безопасности и обороны ЕС» посвящена процессу становления Европейской политики в сфере безопасности и обороны в годы «холодной войны» и трансформации европейской идеи в этом направлении. Если говорить о формировании некой особой и относительно самостоятельной оборонной идентичности Европейских государств в широком смысле, то вся история европейской интеграции, начиная с 1945 года, неразрывно связана с ее поисками.

В первом разделе «Исторические предпосылки углубления военнополитической интеграции в рамках ЕС» рассматривается реализация европейской идеи в военно-политической и оборонной сфере, которая привела к созданию первых структур европейской безопасности в годы «холодной войны». Планы создания европейской армии строились задолго до появления Европейского Союза. Возвращение к идеям позднего средневековья о единой Европе пришлось как нельзя кстати после окончания Второй мировой войны. Однако в то время необходимость интеграционных процессов диктовалась не только европейской идеей как таковой. Европа в очередной раз столкнулась с целым рядом жизненно важных вопросов: как обеспечить социально-экономическое развитие разрушенных войной государств? Как предупредить возобновление германской угрозы? Как противостоять угрозе со стороны СССР? Как обеспечить политическую стабильность в послевоенной Европе? Исторический ход развития показал, и Первая и Вторая мировые войны привели европейцев к пониманию необходимости доминанты общеевропейских интересов. Фактически, взаимодействие стран Западной Европы в сфере создания механизмов и институтов сотрудничества в сфере безопасности и обороны до закрепления ОВПБ в качестве второй опоры ЕС в Маастрихтском договоре (1992) и создания ОПБО/ЕПБО, как ее основной составляющей в Амстердамском договоре (1997), развивалось по трем основным направлениям: в рамках Западноевропейского союза, формата Европейского политического сотрудничества и НАТО.

Второй раздел «Формирование институциональных основ и правовых аспектов ОПБО. Специфика процесса принятия решений» посвящен развитию ОПБО ЕС с точки зрения формирования соответствующих структур и механизмов ее реализации. Эти процессы нацелены на усиление роли ЕС как ключевого игрока в сфере безопасности. Подписание Маастрихтского договора или, как его принято называть официально, «Договора о Европейском Союзе», в 1992 году положило начало формирования военной и оборонной составляющей в рамках ЕС. Предмет ОВПБ в Маастрихтском договоре не был четко ограничен, потому Евросоюз получил возможность вмешиваться практически в любые сферы международных отношений с участием стран-членов. Подписанный 2 октября 1997 года Амстердамский договор впервые придал ЕС определённое военное измерение, непосредственно включив в сферу компетенции Евросоюза вопросы обороны и безопасности, относившиеся ранее к ЗЕС.

Во второй главе «Основные направления ОПБО» рассматривается реализация данной политики Европейского Союза в региональном плане в соответствии с целью, заявленной в Европейской стратегии безопасности (2003): «расширение зоны стабильности и безопасности в Европе».

В первом разделе «ОПБО: геостратегическое позиционирование» приведена краткая характеристика приоритетных для ЕС регионов, которые детально проанализированы в последующих тематических разделах.

Второй раздел «Трансатлантические отношения: в поисках сбалансированного сотрудничества» посвящен анализу определяющих в стратегическом плане для ЕС отношений с Соединенными Штатами. Представляется нецелесообразным оценивать влияние НАТО и США в Западной Европе в позитивном или негативном ракурсе, этот фактор является данностью, которая, по сути, и формирует трансатлантические отношения. НАТО остаются определяющей основой в обеспечении европейской безопасности не только ввиду того, что большинство стран-членов ЕС, одновременно входили в состав Альянса, но и потому что с технической точки зрения военные силы НАТО делали возможным проведение соответствующих операций ЕС.

Третий раздел «Регион Средиземноморья и Северная Африка» рассматривает реализацию ОПБО в важнейшем регионе для Евросоюза. К середине 1990–х. годов средиземноморская политика стала одним из приоритетных направлений Общей политики безопасности и обороны ЕС. В силу своей географической близости европейские государства всегда были вовлечены в происходящие здесь процессы.

С одной стороны, Средиземноморье имеет колоссальный потенциал для развития сотрудничества и экономического партнерства; здесь сконцентрированы богатые запасы углеводородов, отдельные страны демонстрируют стремительные темпы роста экономики. С другой стороны, находятся взрывоопасные очаги нестабильности и самые острые конфликты современности: ближневосточный и балканский. ЕС была запущена широкомасштабная программа Евросредиземноморского партнерства для стран региона.

Четвертый раздел «Сотрудничество с Россией и странами Восточной Европы.

Европейская политика соседства» затрагивает вопросы взаимодействия ЕС по ключевым вопросам обеспечения безопасности с Российской стороной и восточными соседями. Сфера сотрудничества России и Европейского Союза по вопросам внешней безопасности представляет собой наибольшей интерес, в том числе в силу того, что именно это направление содержит высокий конфликтный потенциал, обусловленный разногласиями сторон по ряду политических вопросов.

Значительный интерес представляет анализ инструмента Европейской политики соседства, от которого отказалась Россия. Географический охват ЕПС – это соседи ЕС с востока вдоль южного и восточного берегов Средиземноморья.

В пятом разделе «Сотрудничество Европейского Союза со странами Азиатского региона» рассмотрены вопросы реализации ОПБО в наиболее динамично развивающемся на сегодняшний день Азиатско-тихоокеанском регионе. С ростом экономического сотрудничества ЕС со странами Азии все больше и больше возрастает потребность обеспечения безопасности и стабильности в регионе, особенно учитывая стремительную модернизацию Китая в сфере вооружений. ЕС стремится к усилению стратегического партнерства с Индией, Китаем и Японией, также активные переговоры ведутся с Южной Кореей и странами Юго-восточной Азии.

Для стран Центральной Азии ЕС разработал и преступил к реализации двух крупнейших проектов в сфере безопасности: Программы по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии (CADAP – Central Asia Drug Action Programme) и Программы содействия управлению границами в Центральной Азии (BOMCA – Border Management Programme in Central Asia).

Однако, несмотря на то, что сегодня страны Центральной Азии продолжают демонстрировать готовность развивать связи с Европой, тем не менее, в регионе наблюдаются серьезные сомнения в способности Брюсселя проводить эффективную политику в Центральной Азии.

В третьей главе «Оперативный потенциал ОПБО: теория и практика» раскрывается проблема наращивания и использования гражданских и военных возможностей ЕС. Рассмотрение развития оперативного потенциала Общей политики безопасности и обороны в период с 1999 по 2009 гг. позволяет проследить динамику превращения Евросоюза в значимую силу по обеспечению безопасности в глобальном масштабе. Катализатором этих процессов стали объективные факторы и совершенно конкретные политические события конца XX – начала XXI вв.: кризис в Югославии, теракты в США 11 сентября 2001 и последующая война в Ираке В первом разделе «Кризисное урегулирование. Операции по поддержанию мира и гуманитарные операции» затронуты вопросы реализации ОПБО с целью предотвращения локальных кризисов и эффективного урегулирования в зонах конфликтов. Это направление довольно быстро приобрело поистине глобальный характер в силу ряда причин. Во-первых, это в какой-то степени то, с чего началось формирование ОПБО, а именно, неспособность дать адекватный ответ в урегулировании Косовского кризиса – кризиса ни где-то в третьих странах, а на своей собственной территории. Во-вторых, в связи с революцией в военном деле, изменением стратегической среды и характера военных действий, кризисное урегулирование встает во главе угла. Способность проводить гражданские (полицейские) и военные миссии за пределами границ Евросоюза ознаменовала собой новую эру развития ОПБО.

Второй раздел «Развитие ОПБО и нераспространение оружия массового уничтожения» рассматривает основные механизмы борьбы ЕС с распространением ОМУ. Особенность ЕС заключается в том, что он не является субъектом с консолидированной позицией в сфере нераспространения. С одной стороны она определяется различными взглядами стран-членов относительно ядерного оружия, а с другой стороны, сильное влияние оказывают трансатлантические связи. 12 декабря 2003 года Европейским Советом была принята стратегия ЕС против распространения ОМУ. Главным испытанием для новой Стратегии стало развитие Иранской ядерной программы. Фактически, эффективность реализации европейского подхода не дала желаемых результатов, поскольку договориться о прекращении разработки ядерного оружия в Иране не удалось.

В третьем разделе «Борьба с международным терроризмом» рассматривается широкий комплекс мер направленный на борьбу с одной из главных угроз для европейской безопасности – международным терроризмом. Очевидно, что события 11 сентября в большей степени повлекли изменения в политическом курсе США и Европейского Союза. Серьезным испытание для антитеррористической политики ЕС стали теракты в Лондоне и Мадриде. ЕС оказался вовлечен в процесс борьбы с терроризмом на всех уровнях. На внеочередном заседании Совета ЕС в Брюсселе 21 сентября 2001 г. был принят план борьбы с терроризмом, а следом за ним 26 сентября соответствующая «антитеррористическая дорожная карта». В сфере борьбы с международным терроризмом Европейский Союз, в отличие от США, отдает предпочтение мерам политического и экономического характера, а не военного, что в целом укладывается в единую концепцию ОПБО.

В заключении представлены основные выводы и результаты диссертационного исследования.

Проведенное исследование позволяет сделать ряд выводов и дать ответы на поставленные задачи. С распадом блоковой системы Европа вновь столкнулась с исторически сложившимися угрозами и источниками нестабильности, которые временно подавлялись в послевоенный период. Ответом на эти явления стало принятие Общей политики безопасности и обороны, посредством которой Европейский Союз стал принципиально новым игроком на международной арене.

Поиски автономности Европейской безопасности абсолютно обоснованное и логичное последствие «холодной войны». Более того, США долгое время пытались убедить европейцев в том, что создание такой формы возможно. Упорно на протяжении всей «холодной войны», и еще более активно после ее окончания, Соединенные Штаты убеждали европейцев брать на себя больше ответственности в обеспечении собственной региональной безопасности. Американские политики и эксперты апеллировали к идее, почему налогоплательщики США должны продолжать обеспечивать безопасность политического сообщества, численность населения которого больше, чем в самих США, а ВВП сопоставим по своему размеру, в то время как явная угроза перестала существовать.

Не переоценивая успехи Евросоюза в сфере военно-политической интеграции, следует отметить, что значение данной составляющей в международной деятельности ЕС быстро возрастает. Военно-политическая и оборонная составляющая в международной деятельности ЕС быстро возрастает. Развитие ОПБО демонстрирует особую динамику развития в период с 1997 года, когда она была институционализирована Амстердамским договором и подкреплена франкобританскими договоренностями 1998 года в Сам-Мало, вплоть до Лиссабонского договора, вступившего в силу в 2009 году. Об этом свидетельствует не только процесс принятия новых решений по укреплению ОПБО, но предпринятые практические шаги по борьбе с угрозами безопасности. Европейский Союз не остается в стороне при возникновении любых проблемных ситуаций на международной арене, будь-то ядерные испытания или вновь разразившийся локальный кризис.

Развитие ОПБО отвечает заявленным целям в Европейской стратегии безопасности, а именно: предотвращение кризисов, нераспространение оружия массового уничтожения, борьба с терроризмом. Как показывают приведенные в работе статистические данные, эти направления соответствуют иерархии угроз безопасности граждан ЕС. А это в свою очередь обеспечивает поддержку широкого общественного мнения.

Очевидно, пока ещё рано делать определенные выводы касательно эффективности ОВПБ. Однако можно говорить о некоторых закономерностях процесса становления данного направления. На современном этапе развития Союза стоит остро вопрос об эффективности ОВПБ. Каждый новый кризис в международных отношениях за последние 10–13 лет (конфликт в бывшей Югославии в 1991–1995 гг., косовский кризис 1999, «черный сентябрь» 2001 г., война в Ираке) являлся лишь подтверждением существующего разрыва между экономическим весом ЕС и его ограниченными возможностями противостоять новым угрозам, порождая евроскептицизм. Вместе с тем каждый новый кризис способствовал продвижению и развитию ОВПБ, «капитализации» гражданской силы и попыткам придать ЕС военное измерение.

Что касается целей ЕС в сфере обеспечения безопасности, фактически интересы Европы целиком и полностью относятся к внутренней и региональной безопасности, а также к периферии границ ЕС и бывшим колониям, где сохраняется скрытая моральная ответственность. Однако, согласно результатом исследования, можно говорить о региональной дифференциации ОПБО. При этом главной целью ЕС в регионах, которые представляют источник нестабильности и угроз, является гарантия соблюдения прав человека, демократического развития и политической стабильности. Это подтверждает анализ соответствующих инструментов реализации ОПБО, которые акцентируются на применении «мягкой силы». Миротворчество играет важную роль в многогранной деятельности Европейского Союза. Осуществляя миротворческие операции, ЕС выступает как один из важнейших международных центров силы в урегулировании региональных конфликтов, в обеспечении европейской и международной безопасности.

Исходя из факторов региональной ориентации ОПБО, можно заключить, что роль ЕС как игрока в области безопасности будет реализовываться в региональном измерении в соответствии с обозначенными приоритетами в странах Средиземноморья, Восточной Европы, Азии и собственно европейской безопасности.

Особую специфику имеют отношения ЕС и России в сфере обеспечения безопасности. Здесь главной проблемой является столкновение интересов сторон на пересекающемся пространстве «нового соседства» и СНГ, которое превращается в долгий фактор соперничества.

Однозначно, дальнейшее взаимодействие НАТО и ЕС в рамках коллективной безопасности позволит более оперативно и эффективно реагировать на современные вызовы безопасности Евросоюза. В обстановке после «холодной войны» у США и Европы по-прежнему много общих интересов, однако не все они важны для обеих сторон в одинаковой степени. Это связано во многом с распадом Советского Союза, в лице которого была воплощена общая доминирующая угроза безопасности для стран Запада. Стороны по-разному видят для себя угрозы безопасности и свою судьбу в глобальной политике. НАТО демонстрирует истинно глобальные амбиции, то же самое пытается делать и Европейский Союз, но в то же время европейцы куда более обеспокоены вопросами внутренней безопасности, в особенности связанными с миграцией, и ситуацией, которая сложилась на периферии Союза.

Стоит сказать о том, что НАТО и ОПБО в корне отличаются по своей природе.

Возникает вопрос о правомерности сопоставлять военно-политический альянс с более чем полувековой историей и одну из политических программ в рамках ЕС, пусть и наиболее важную в стратегическом плане. Конструктивное сотрудничество и адекватное распределение ответственности между ЕС и НАТО возможно и, более того, жизненно необходимо, но Европейский Союз должен окончательно утвердиться в роли значимого военно-политическoго игрока, даже если эта роль связана с особым пониманием угроз безопасности и европейскими ценностями, которые разделяют страны-члены ЕС.

Причина успеха оборонного проекта заключалась в его сугубо межправительственном характере (институты ЕС не оказывали влияния на принимаемые решения), а также в наличии общих стимулов для всех европейских государств. ОПБО знаменует собой новый подход к международным отношениям и управлению международными кризисами. Потребность в нем в настоящее время стремительно возрастает в связи с изменением конфигурации международных отношений. Иначе говоря, ОПБО выступает в роли лакмусовой бумажки, которая покажет способность ЕС стать полноправным международным актором или воплотить мечту федералистов, достигнув интеграционного уровня федеративного устройства.

В приложении представлен список основных сокращений, относящихся к понятийному аппарату ОПБО, которые были использованы в работе.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных работ:

1. Мацепуро, Д.М. Механизмы сотрудничества России и Европейского союза и перспективы модернизации [Текст] / Д.М. Мацепуро // Вестник Томского государственного университета. История. – 2012. – № 1 (17). – C. 105–108. – 0,5 п.л.

2. Мацепуро, Д.М. Россия и ЕС: «общие пространства» взамен общего недоверия? [Текст] / Д.М. Мацепуро // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 343. – С. 99–103. – 0,5 п.л.

Публикации в других научных изданиях:

3. Мацепуро, Д.М. Российско-американские отношения на постсоветском пространстве» [Текст] / Д.М. Мацепуро // Актуальные вопросы истории, международных отношений и документоведения : сборник VII Всероссийской научной конференции с международным участием. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2011. – С. 88–89. – 0,3 п.л.

4. Matsepuro, D. ESDP: is there a way out of NATO [Text] / D. Matsepuro // Eyes on Europe. – 2010-2011. – 14 iss. – P. 57–59. – 0,3 p.p.

5. Мацепуро, Д.М. Методология изучения европейской интеграции в сфере безопасности и обороны» [Текст] / Д.М. Мацепуро // Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе : сборник материалов IV заочной международно-практической конференции / под ред. А.Н. Попова. – Красноярск, 2010. – Вып. 1. – С. 130–134. – 0,5 п.л.

6. Мацепуро, Д.М. Россия и ЕС: «общие пространства» взамен общего недоверия? [Текст] / Д.М. Мацепуро // Образование, наука, инновации – вклад молодых исследователей : материалы V (XXXVII) Международной научнопрактической конференции / Кемер. гос ун-т. – Кемерово : ИНТ, 2010. – Вып. 11, Т. 1. – С. 50–52. – 0,4 п.л.

Подписано в печать 12.11.2012 г.

Формат А4/2. Ризография Печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ № 10/11-Отпечатано в ООО «Позитив-НБ» 634050 г. Томск, пр. Ленина 34а




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.