WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Шевченко Елена Викторовна

Общественно-политическое сознание российского крестьянства начала XX века (по материалам наказов и приговоров 1905-1907 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Барнаул – 2012

Работа выполнена на кафедре отечественной истории

ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Разгон Виктор Николаевич

Официальные оппоненты:

Должиков Вячеслав Александрович, доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет», профессор

Исаев Виктор Викторович, кандидат исторических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова», доцент

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия»

Защита состоится 23 мая 2012 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.005.08 при Алтайском государственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Горбунов Вадим Владимирович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Своеобразие общественно-политических и социально-экономических процессов, развернувшихся в Российской империи начала XX века, не могло не оказать существенного влияния на миропонимание широких слоев населения страны, в том числе и крестьянства. В свою очередь, главный вектор и особенности развития российского общества в данный период во многом определялись социальными представлениями сельских жителей. Следовательно, обращение к изучению сознания крестьянства позволит выявить представления основной социальной группы российского общества, и, исходя из этого, определить причины произошедших исторических событий и процессов.

Рост интереса со стороны исследователей к проблематике общественного сознания характерен для современной исторической науки. Определение черт сознания различных социальных групп дает исследователям возможность лучше разобраться в причинно-следственных связях исторических событий. Объяснение причин неудачи становления парламентаризма, падения монархии, российских революций, прихода к власти большевиков невозможно без учета ментальных характеристик крестьянства, выявления присущих его психологии базовых, архетипических элементов, оказывающих влияние на миропонимание землевладельцев.

Обращение к данным вопросам поможет выявить социально-психологическую природу происходивших в предреволюционной России явлений и процессов. Кроме того, это способствует осознанию предрасположенности или неприятия Россией либеральных ценностей западного общества, что, в свою очередь, поможет правильно определить векторы развития современного российского общества.

Историография темы. При изучении сознания крестьянства отдельные дореволюционные авторы опирались на материалы приговоров и наказов. Среди них можно отметить исследования П. Марева1, Б.Б. Веселовского2, К. Сивкова, П.П. Маслова3. Данные авторы указывали на значимость приговорного крестьянского движения для роста уровня политического сознания сельского населения. В целом можно констатировать, что дореволюционные исследователи определили сам объект изучения и обозначили некоторый круг наиболее спорных вопросов. Однако чаще всего крестьянские требования оценивались ими в соответствии с собственными политическими предпочтениями, доминирующим был описательный метод исследования.

В советский период отмечается рост исследовательского интереса к проблеме массовых движений, в том числе к крестьянскому движению. Прежде всего изучались взаимосвязь между борьбой пролетариата и крестьянским движением, процесс складывания союза этих двух сил, степень развития аграрного капитализма в России, расслоение и борьба внутри крестьянства.

В 1930–1950-е гг. изучение данной проблемы происходило на основе методологических установок, базировавшихся на теории общественно-экономических формаций. В рамках этой парадигмы изучение общественного сознания являлось периферийной областью исторических исследований. Специальные работы по истории крестьянского сознания фактически отсутствовали. Обращение отдельных авторов к сюжетам, связанным с изучением данной темы, имело место лишь в рамках исследований, посвященных истории крестьянского движения. Тем не менее, в статье П.Н. Першина о крестьянском движении в период первой российской революции была предпринята попытка выделения региональных особенностей крестьянских приговоров и наказов, направленных в I Государственную Думу4. Исследователи считали, что составление приговоров и наказов уводило крестьян с революционного на мирный путь борьбы, так как порождало веру в царя и Думу5.

В конце 1950-х–1960-е гг. появляются работы, посвященные проблематике мирового аграрного кризиса и его последствий в России, где частично затрагивались и вопросы, связанные со спецификой сознания российского крестьянства6.

В 1960–1980-е гг. происходят структурные и методологические изменения в исследовании сознания российского крестьянства. Рост интереса к социально-психологическим аспектам истории отмечается сначала на уровне источниковедения, а затем создания самостоятельного категориального аппарата и методологии7. В частности, А.И. Нильве обращается в своей статье к анализу крестьянских приговоров и наказов, выделяя основные черты крестьянского сознания: "веру в доброго царя", "думские иллюзии", политическую аморфность и т.п.8 Рассматривая вопрос об авторстве наказов, исследователь приходит к выводу, что большинство из них было написано самими крестьянами. С этой точкой зрения соглашается О.Г. Буховец, в то же время отмечая, что приговоры не всегда отражали особенности сознания крестьянства9.

Обращение к мировосприятию больших социальных групп, присутствие которого фиксировалось в образах народной культуры, было представлено в исследованиях М.М. Бахтина и А.Я. Гуревича10. Проблема сознания социальных групп рассматривалась в исследованиях по русской культуре, в частности, в работах Ю.М. Лотмана11. Автор указывал на культурные особенности формирования и изменения сознания, отмечая, что наряду с внешними факторами они оказывают значительное влияние на данный процесс.

В 1990-х гг. для российских историков становится характерным рост интереса к культурно-антропологической традиции изучения крестьянства, уже сформировавшейся к тому периоду времени на Западе12. В это время обращение к "революционной" проблематике становится все менее популярным. Всплеск исследовательского интереса к проблемам общественного сознания в 1990-х гг. стимулировал подобное обновление методологических установок. Стали появляться работы, связанные с изучением психологических факторов в развитии исторического процесса13. В ряде научных публикаций 1990-х гг. крестьянское сознание начинает рассматриваться как самостоятельная сила, обладающая активным началом и способная задать вектор социального развития.

В современной исторической науке достигнуты существенные результаты в изучении приговорного движения: расширилась география изучения приговорного движения, используются новейшие методы и методики исследования.

С точки зрения Л.Т. Сенчаковой, существовали определенные базовые категории, которые были характерны для сознания крестьянства различных районов, существенное место среди которых занимали неприятие существовавшей политической системы и аграрных отношений, что привело к участию крестьянства в революции 1905–1907 гг. 14.  В фундаментальной монографии О.Г. Буховца анализируются ментальные установки сознания российского крестьянства на основе изучения приговорного движения с использованием математических методов исследования. Новаторской является осуществленная исследователем классификация крестьянских требований на требования, отражающие революционные, монархическо-реформистские настроения и «думские» настроения и иллюзии. Проделанный автором комплексный сравнительно-статистический анализ позволил выявить, что крестьяне, охваченные в период революции приговорным движением, являлись в целом наиболее активной и наступательной частью общего движения в деревне15.

Исследованию массового крестьянского сознания начала XX в. на материалах Северо-запада России посвящены статьи и кандидатская диссертация А.Н. Назарова16. Целью исследования О.С. Суховой является анализ содержания социальных представлений и поведенческой практики российского крестьянства на рубеже XIX–XX столетий для выявления отражения мифологизированных образов архаической эпохи в проявлениях социальной активности17.

Несмотря на имеющиеся достижения, в дальнейшей разработке нуждается конкретная история создания наказов и приговоров, история борьбы политических партий и организаций за влияние на их содержание, выработка единой методики статистической обработки документов, создание "банка" крестьянских приговоров и наказов во всероссийском масштабе (их своеобразной хроники) и т.д.18 Среди исследователей, занимающихся проблемами сознания российского крестьянства, лишь немногие используют методы математической статистики, хотя их активное применение позволит углубить и обобщить представление о сознании земледельцев. В большинстве современных исследований практически не рассматривается проблема изменчивости и преемственности требований крестьянства на протяжении 1905–1907 гг., чаще всего сознание земледельцев характеризуется как цельное и неизменное в течение всего периода революции. Использование комплекса методов для изучения приговоров и наказов позволит выделить базовые установки сознания земледельцев и его подвижные элементы, определить устойчивость представлений крестьянства, охарактеризовать преемственность и изменчивость политических, экономических и социальных взглядов крестьян.

Малоизученным остается вопрос о региональных особенностях представлений российского крестьянства и факторах, обуславливающих данные отличия.

Целью исследования является реконструкция основных элементов крестьянского сознания по приговорам и наказам посредством использования метода контент-анализа, определение степени устойчивости и характера изменений представлений крестьян в политической, экономической и правовой сферах.

Задачи работы сводятся к следующему:

– определить отношение российского крестьянства к политической власти;

– выявить представления крестьянства в правовой сфере;

– определить отношение крестьянства к системе землевладения и землепользования, существовавшей в начале XX века;

– выявить особенностей ментальных конструкций крестьянства разных регионов Европейской России;

– установить на основе применения корреляционного анализа преемственность и изменчивость представлений крестьянства в политической, экономической и правовой сферах в рамках рассматриваемого периода, а также определить на основе контент-анализа анкет Вольного экономического общества за 1910–1911 гг. дальнейшую эволюцию отношения крестьян к Столыпинской аграрной реформе.

Объектом диссертационного исследования является российское крестьянство как социальная общность с определенными ментальными и психологическими характеристиками.

Предмет диссертационного исследования – представления крестьянства России начала XX столетия на ключевые проблемы в политической, социальной и экономической сферах, их взаимосвязь и степень устойчивости.

Хронологические рамки данного исследования охватывают период с 1905 по 1907 г. Выбор нижней границы обусловлен тем, что в феврале 1905 г. населению страны было даровано право подачи петиций о государственном благоустройстве, что спровоцировало рост числа крестьянских приговоров и наказов, в которых поднимались вопросы реорганизации социально-экономической и политической сфер жизни российского общества. Выбор верхней границы (1907 г.) обусловлен тем, что после революции 1905-1907 гг. приговорное движение фактически прекращается.

В то же время для таких понятий как "сознание" и "менталитет" весьма сложно установить какие-то временные ограничители. Это связано с тем, что определенные образы-символы, наполняющие сознание различных социальных групп общества, формируются в течение длительного времени и слабо подвержены какой-то трансформации, их отголоски способны ощущаться на уровне бессознательного много веков спустя.

Территориальные рамки исследования. В диссертационной работе были проанализированы документы приговорного движения от 16 губерний Центрального (Московской, Костромской, Калужской, Владимирской, Нижегородской, Тверской, Ярославской), Центрально-черноземного (Орловской,  Тамбовской, Воронежской, Курской, Тульской, Рязанской), Западного (Могилевской, Смоленской), и Северо-Западного (Петербургской) районов. Изучение приговоров и наказов, исходящих от крестьян данных районов, принадлежавших к разным типам аграрной структуры и отличавшиеся уровнем агарного развития, позволяет определить как общие черты, так и региональные особенности развития приговорного движения и социально-политических представлений крестьян.

Методологическая основа исследования. Исследование рассматриваемой проблемы производится в рамках многоуровнего методологического анализа. К наиболее абстрактному уровню относятся принципы объективности, системности, восхождения от абстрактного к конкретному и обратно, использование принципа историзма, который предполагает рассмотрение исторических явлений в саморазвитии, изучение прошлого с учетом конкретно-исторической обстановки эпохи, во взаимосвязи и взаимообусловленности событий.

Ко второму уровню исследования относится принцип комплексного междисциплинарного подхода. Совокупность методов, избранных для данного исследования, включает в себя принципы и способы эмпирического анализа: герменевтические приемы работы с текстом источника, сравнительный метод, историко-системный метод, методы исследования массовых документов: контент-анализ, корреляционный анализ данных.

В диссертационном исследовании перечисленные методы применялись комплексно. Применение  историко-сравнительного метода способствовало определению специфики сознания крестьянства различных регионов страны и на разных этапах развития революционного процесса. Системный подход позволил представить сознание крестьянства как комплексную и целостную систему с взаимообусловленными и взаимосвязанными элементами, герменевтические приемы работы с текстом приговоров и наказов позволили выделить категории – условные единицы для последующего анализа. Использование метода контент-анализа позволило определить конкретное содержание политических, экономических и социально-правовых представлений крестьянства, а корреляционный анализ – выявить взаимозависимость выделенных признаков в различные временные периоды.

Ключевыми терминологическими понятиями темы диссертационного исследования выступают "общественное сознание", "менталитет", "социальные представления", "социальная психология".

Источниковая база. Основу источниковой базы диссертационного исследования составили крестьянские наказы и приговоры, опубликованные в  книге "Приговоры и наказы крестьян Центральной России. 1905–1907 гг."19 (172 документа), сборниках документов по истории революционного движения, опубликованных в советский период20 (111 документов), и дореволюционной периодике (21 документ). В целом было проанализировано 304 крестьянских приговора и наказа.

В приговорах и наказах крестьянства России начала ХХ века отражены основные взгляды и чаяния сельских жителей. По этим документам можно судить о политических, экономических, социокультурных и других представлениях крестьян. Помимо частных требований, выдвигаемых крестьянами, в них представлены требования, предложения, решения, затрагивающие основы развития всего российского общества. При работе с данным видом массовых источников необходимо учитывать, что приговоры и наказы принимались на сходах в результате совместного обсуждения, на процесс составления, а, следовательно, и содержательную часть документа, оказывали влияние политические агитаторы, представители местных органов власти, наличие "типовых" приговоров и наказов, подписанных крестьянами других селений. При работе с опубликованными источниками следует также помнить о том, что существовали определенные принципы отбора источников.  Например, источники, публикуемые в дореволюционной прессе, могли отбираться сообразно политической направленности самих органов печати, в которых они публиковались. В то же время влияние этих внешних факторов не умаляет значимости документов приговорного движения как источника по изучению сознания крестьянства России.

Использованные в диссертации материалы анкетирования сельского населения, собранные Вольным экономическим обществом21, позволяют определить степень устойчивости позиции крестьянства по аграрному вопросу, сформулированной в наказах 1905–1907 гг., составить представление об изменении отношения крестьян к Столыпинской аграрной реформе.

Анализ законодательных актов, регулировавших приговорное движение, позволяет выявить специфику официальной политики в данной сфере. В этой связи следует отметить указ от 18 февраля 1905 г., предоставивший населению страны право петиций22, циркуляры местным органам власти, разъясняющие, каким образом они должны себя вести в случае повышения политической и социальной активности населения и др. Также следует выделить нормативно-законодательные акты, в отношении которых крестьяне высказывались в текстах приговоров и наказов. К ним следует отнести Манифест 17 октября, указы о созывах и роспусках Государственной Думы, законодательные акты, определявшие содержание Столыпинской аграрной реформы23.

В качестве источника при работе над диссертацией использовались материалы центральных и местных периодических изданий начала XX в. Публицистические очерки, публиковавшиеся на страницах журналов, имели во многих случаях выраженный полемичный характер, описывали взаимоотношения органов власти и крестьянства, предлагали альтернативу официальной политике24.

Одну из групп источников диссертационного исследования составила официальная документация, представленная протоколами совещаний, докладами, записками, отчетами чиновников, в которых получили отражение те или иные аспекты социальной, политической и экономической жизни крестьянства25. Также отметим доклады и записки действующих чиновников, в которых проводился анализ аграрной политики, в частности, А.А. Коффода26, С.Ю. Витте27, П.А. Столыпина28 и др.

Воспоминания и мемуары государственных и общественных деятелей рассматриваемого периода времени позволяют выявить отношение официальных представителей власти к крестьянскому вопросу, способам взаимодействия власти и земледельцев29.

Научная новизна исследования заключается в том, что комплексное использование методов контент-анализа и корреляции для исследования представлений российского крестьянства в политической, социально-экономической и правовой сферах позволило определить соотношение традиционалистских и модернизационных, революционных и реформистских  элементов в общественно-политических представлениях крестьян, их преемственность и эволюцию в рамках рассматриваемого периода.

В отличие от других исследований подобного рода мы стремились не к укрупнению категорий крестьянского сознания, а к выделению множества самостоятельных признаков, имеющих характерные отличия. В исследовании учитываются все признаки, встречающиеся в документах крестьянского происхождения, что позволяет проследить истоки появления той или иной категории в сознании крестьянства, не пренебрегать некоторыми довольно важными, хотя и одиночными признаками.

Впервые в историографии на основе применения методики корреляционного анализа к документам приговорного движения определяется вектор и динамика трансформации крестьянского сознания в рамках рассматриваемого периода, а контент-анализ анкет Вольного экономического общества за 1910–1911 гг. позволил проследить дальнейшую эволюцию отношения крестьян к Столыпинской аграрной реформе.

Сравнение приговоров и наказов крестьянства различных регионов позволило выявить региональные отличия социальных представлений земледельцев.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных результатов для дальнейшего изучения сознания российского крестьянства. Материалы исследования могут быть использованы при написании учебных пособий по истории России начала XX столетия, обобщающих трудов по истории российской деревни, в преподавании спецкурсов по истории российского крестьянства и общественного сознания в высших и средних учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры отечественной истории ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет". Результаты исследования на разных его этапах были представлены в докладах на международной конференции "Первые исторические чтения Томского государственного педагогического университета» (Томск, 2005), всероссийских конференциях "Политологические и этноконфессиональные исследования в регионах" (Барнаул, 2009), "Экономическая история Сибири XX – начала XXI в." (Барнаул, 2009).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на разделы по проблемному принципу, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы, представлена историография проблемы, формулируются цель и задачи работы, определяются объект и предмет диссертационного исследования, обозначаются ее хронологические и территориальные рамки, характеризуется методология, источниковая база исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость диссертации, а также ее апробация.

В первой главе "Приговоры и наказы крестьян как исторический источник" представлена общая характеристика данного вида источников.

В первом разделе "Характеристика содержания приговоров и наказов" кратко описывается история приговорного движения, представлен анализ содержательной части приговоров и наказов. Формуляр "полновесных" приговоров сельских и волостных сходов был определен традицией делопроизводственной документации низовых крестьянских органов самоуправления (мир и волость). Традиционными в формуляре этих документов являются начальная и конечная клаузулы. В начальной клаузуле поясняется, от представителей какой сельской местности исходит данный документ, к какому лицу либо учреждению он обращен. В содержательной части приговора, как правило, указывается на бедственное положения той или иной территории, социальной группы (крестьянства, народа в целом), содержится объяснение причин такого положения, в конце обычно представлен перечень пожеланий и требований сельских жителей. Крестьяне иногда давали довольно детальное описание собственного положения, указывали на количество и размер земельных участков, размер арендной платы, очерчивали границы с помещичьими землями или участками населения другого сельского общества, либо иными землевладельцами.

В целом можно выделить несколько блоков проблем, на которые крестьяне хотели обратить внимание получателей наказов и приговоров. В документах приговорного движения содержится описание политико-правового, экономического положения сельского населения, встречается выражение отношения крестьянства к политическим институтам и событиям в стране, содержится характеристика религиозных, морально-нравственных норм и правил поведения сельского населения.

В качестве характерных черт приговоров и наказов сельского населения можно выделить их коллективность, эмоциональность и субъективное представление о реальности. Вся гамма чувств, выраженная в документах, отношение, настроения и представления сельских жителей являются богатым материалом для исследователей, в котором нашли свое отражение причины, предпосылки и последствия происходивших в стране общественно-политических событий и процессов.

Во втором разделе "Проблема авторства крестьянских приговоров" рассматривается вопрос об авторстве приговоров и наказов.

Обращение к данному вопросу отмечалось уже во время приговорного движения. Представители правых партий указывали на недостоверность информации, содержащейся в наказах, утверждая, что они являются результатом подстрекательства со стороны партий левого толка. Представители либеральных и революционно-демократических партий, напротив, указывали на крестьянский характер наказов, считая, что они отражают представления и предпочтения сельских жителей в различных сферах общественной жизни и активно использовали их при обосновании собственных политических позиций по аграрному вопросу. Большевики отмечали, что составление и дальнейшая отправка приговоров способствовали росту крестьянского сознания, его политической активности. В то же время наказы отчасти "уводили" крестьян на мирный путь борьбы, что негативно оценивалось представителями этого направления российской социал-демократии30.

Современные исследователи склонны считать документы крестьянского происхождения результатом непосредственного творчества сельских жителей, на которое не могли оказать существенного влияния внешние факторы, в частности, такие, как агитация политических партий различной направленности, влияние демократической интеллигенции, представителей пролетариата, появление "образцовых" наказов. По мнению Л.Т. Сенчаковой, содержание приговоров и наказов, являющихся зеркалом крестьянского менталитета, дает практически полное представление о жизни и быте русского крестьянства начала XX столетия31. В.В. Калашников отмечает, что поскольку наказ или приговор должны были подписывать все участники сельского схода, и это считалось уголовным преступлением, не могло быть и речь о том, чтобы отнестись к составлению текста легковесно, тем более допустить, чтобы в него внесли свои требования и формулировки какие-то посторонние люди (например, агитаторы политических партий)32. По мнению Э.М. Вернера, в исторической науке существует тенденция рассматривать значимость приговоров как нечто очевидное и само собой разумеющееся33. Это приводит к тому, что само существование данных документов и их язык интерпретируются в рамках определенных политических, а не крестьянских представлений. С точки зрения Э.М. Вернера, крестьяне отдавали себе отчет в том, кому они пишут. Прошения сельских жителей и их содержание являлись результатом стратегических выборов, сделанных их авторами в контексте их окружения и политических обстоятельств34.

Рассматриваемые нами приговоры и наказы различались между собой по лексическим формам, содержанию, оформлению, интонации. В некоторых приговорах прослеживается влияние интеллигенции, партийных представителей на процесс их составления, что отразилось в их речевых конструкциях. В то же время крестьяне принимали самое непосредственное участие в составлении приговоров и наказов, обсуждая, дополняя, принимая либо отвергая какие-то требования. Сельские жители не являлись пассивными участниками данного процесса, а принимали в нем активное участие. Большинство приговоров отражает сущностные потребности российского крестьянства, его отношение к различным аспектам общественной жизни. Поэтому даже опосредованное участие крестьян в составлении приговоров и наказов,  тем не менее, делает данные документы крестьянскими по характеру.

Неоспоримой является ценность крестьянских приговоров, которые содержали обширную информацию по различным сферам общественно-политической, экономической, правовой, морально-нравственной жизни. Научный интерес представляет изучение конкретных условий появления наказов, поведения крестьян в революции в различных губерниях к моменту посылки ими этих документов. В связи с этим перед исследователями стоит задача выявить скрытый и явный смыслы документов крестьянского происхождения, выработать адекватные для этих целей методику и технику. В то же самое время необходимо учитывать, как отмечал Э.М. Вернер, что выбор той или иной формы обращения сельских жителей был ими продуман и выбран при учете различного рода обстоятельств (как внешних, так и внутренних). Поэтому исследователи должны помнить о том, кому и для чего писали крестьяне. Была ли это просьба, адресованная монарху или выражение одобрения депутатам думы либо жалобы местным властям на собственное тяжелое положение.

В третьем разделе "Методика исследования приговоров и наказов" анализируются возможности использования контент-анализа при работе с приговорами и наказами. При использовании методики контент-анализа массовая текстовая информация переводится в количественную форму на основе выделения и подсчета смысловых единиц. В качестве последних могут выступать определенные социальные идеи, суждения, отдельные слова или понятия, т.е. принимается во внимание частота появления в тексте и/или их совокупности конкретных фраз, концептов, идей или вербальных символов.

Применение метода контент-анализа позволяет выявить основные требования российского крестьянства, прослеживая частоту встречаемости в приговорах и наказах определенных содержательных единиц, а также проследить динамику трансформации выделенных требований в сознании сельских жителей в различные периоды времени. При этом применение данных методов необходимо в совокупности с иллюстративными, так как статистика способна показать нам общие тенденции развития того или иного процесса, а иллюстрации могут продемонстрировать особенности отдельных ситуаций. С помощью корреляционного анализа была определена степень преемственности и взаимосвязи между требованиями крестьян в рамках рассматриваемого периода. Для этого из всей совокупности признаков, затрагивающих политическую сферу, были выбраны наиболее характерные и чаще встречающиеся. Аналогичная работа была проведена в отношении правовых категорий и признаков, касающихся земельного вопроса. Это позволило определить, насколько категории, отраженные в документах крестьянства России за 1905 г., были характерны для сознания сельских жителей в 1906 и 1907 гг. Это, в свою очередь, дало возможность установить, являлись ли политический, экономический и правовой блоки требований укорененными в сознании российского крестьянства или во многом эти признаки формировались под влиянием менявшейся общественно-политической ситуации.

Во второй главе диссертационного исследования "Характеристика сознания российского крестьянства начала XX в." анализируются представления землевладельцев в политической, социально-экономической, правовой сферах посредством контент-анализа.

В первом разделе "Политические представления крестьян" изучается отношение земледельцев к царю, Государственной Думе, Учредительному собранию, правительству, органам местной власти.

Наиболее негативно и резко в 1905 г. крестьянство высказывалось в отношении местных представителей власти, что вполне объяснимо их постоянным взаимодействием друг с другом. На втором месте по неприятию стоит бюрократический аппарат, а на третьем – государь и существующая политическая система страны. При этом конструктивные предложения по разрешению противоречий с местными властями встречаются на порядок чаще, чем с чиновниками или царем.

В 1905 г. в сознании российского крестьянства доминировали критика и неприятие деятельности представителей различных уровней власти, в отдельных случаях указывалось на возможность использования революционных методов в случае возможной борьбы, хотя преобладала надежда на народных избранников и вера в монарха, что свидетельствовало о возможности мирного решения проблем.

Количество негативных высказываний в адрес правительства и чиновников высшего эшелона власти в 1906 г. существенно увеличилось по сравнению с 1905 г. Во многом это было обусловлено политизацией крестьянского сознания, ростом его политической активности, накоплением опыта участия в революционном движении, влиянием агитаторов политических партий различных направлений, постепенным осознанием сельскими жителями того, что проводимая политика зависит не от представителей местных органов власти, а – в решающей степени – от центрального правительства. При этом характерно, что монарха обычно крестьяне не обвиняли, таким образом, отделяя самодержавного правителя от остальных представителей власти.

В 1906 г. наиболее негативно крестьяне воспринимали правительство и министров, затем критике подвергались представители местных органов власти, бюрократический аппарат и менее всего – монарх. В 1907 г. максимум негативных высказываний сельских жителей приходится в адрес представителей местных органов власти, затем – чиновничества, и в последнюю очередь – правительства. Такая же тенденция отмечалась в 1905 г., но в отличие от этого года, в 1907 г. не встречается критических замечаний по отношению к монарху.

К 1907 г. более четко обозначились тенденции, определившиеся еще в 1905 г.: рост недовольства политикой правительства, выражение поддержки народным избранникам и вера в то, что лишь они смогут изменить существующий порядок. В начале XX столетия отчетливо прослеживается тенденция политизации крестьянского сознания, за годы революции сельские жители получили богатый теоретический и практический опыт. В то же самое время нельзя говорить о вытеснении традиционалистских элементов из сознания крестьянства. Скорее следует отметить синкретизм как характерную черту массового сознания сельских жителей, который позволял бесконфликтно существовать как традиционалистским, так и модернистским элементам сознания.

Во втором разделе "Представления российского крестьянства по земельному вопросу" анализируются экономические представления крестьян, в первую очередь, в отношении землевладения и землепользования.

В период первой русской революции предпочтения крестьянства в земельном вопросе разнились с официальной точкой зрения. Отмечается рост в процентном отношении требований безвозмездного отчуждения земельных участков и уравнительного распределения земли, что было обусловлено актуализацией архетипов крестьянского сознания, базовым из которых выступал архетип «земли». Активизации архетипов крестьянского сознания способствовало и начало проведения Столыпинской аграрной реформы, нацеленной на подрыв общины. В то же время можно отметить, что для синкретичного крестьянского сознания было характерно взаимодействие традиционалистских и модернистских элементов. С одной стороны, в анализируемых документах содержится указание на трудовой принцип при наделении землей (передать землю тем, кто ее обрабатывает), на необходимость уравнительного наделения и безвозмездного перераспределения земли, и в то же время встречается выражение уважения к принципу частной собственности на землю (чаще крестьяне предлагали отчуждать земли частных владельцев за выкуп, нежели безвозмездно).

В сознании крестьянства не разделялись такие понятия, как право владения, право пользования и право распоряжения, что было обусловлено влиянием традиций крестьянской общины. Использование крестьянами данных понятий свидетельствует о подмене и некоторой смещенности категорий землевладения и землепользования в их сознании. Это было обусловлено отсутствием практики частнособственнического владения землей, длительным существованием крепостнической системы и сохранением ее пережитков, непоследовательностью власти в земельном вопросе, сохранением общины как регулятора общественной жизнедеятельности крестьянина.

Анализ ответов респондентов на анкету Вольного экономического общества, полученных в 1910–1911 гг.35, позволил выявить, что спустя 4–5 лет после начала проведения Столыпинской земельной реформы в крестьянской среде преобладающим было стремление к сохранению общиной формы землепользования и хозяйствования, однако, по сравнению с начальным этапом реформы (1907 г.), масштабы поддержки со стороны крестьян проводившихся земельных преобразований расширились, следовательно, тенденция заключалась в том, что идея самостоятельного хозяйствования на собственной земле находила все больше сторонников среди крестьян.

В третьем разделе "Требования сельских жителей в социально-правовой сфере" рассматриваются социально-правовые взгляды крестьян.

В правовой сфере сложился четкий блок крестьянских требований, который практически в неизменном виде прослеживается за период всех революционных лет. Требования правового характера можно подразделить на категории, порожденные революционной ситуацией, и базовые признаки, составлявшие основу правового сознания крестьянства. Безусловно, нельзя провести четкой границы между этими группами. Рост революционной активности населения, появление опыта борьбы за собственные права, ужесточение репрессивной политики властей не могли не оказать влияния на сознание сельских жителей. Это в свою очередь приводило к определенной трансформации базовых элементов правового сознания крестьянства, хотя их сущность осталась неизменной. К базовым элементам сознания сельского населения, показатели которых не подвергались серьезным колебаниям в рамках рассматриваемого периода, следует отнести категории «воли», модернизации образования, реформирования системы судопроизводства и сословного деления общества. Большей изменчивостью отличались показатели, отражающие требования политической амнистии, отмены смертной казни, полевых судов, вызванные усилением репрессивной политики на втором этапе революции.

С точки зрения частоты встречаемости наиболее массовыми в документах приговорного движения были требования политической амнистии, отмены смертной казни, воли и реформирования системы образования. Если первые две категории были напрямую связаны с революционной ситуацией и репрессивной политикой властей, то массовость требований по улучшению системы образования была обусловлена тем, что именно с возможностью получения образования крестьяне связывали для себя и своих детей надежды на улучшение собственного материального положения и повышение социального статуса даже в рамках существующей социальной и политической системы, на быстрое и радикальное изменение которой многие крестьяне не возлагали особых надежд. Являясь архетипом, понятие "воли" не подвергалось детальному анализу крестьянским сознанием, воспринималось им не как элемент политико-правовой системы, а скорее как определенный идеал.

В то же самое время категории политических и гражданских прав оставались для крестьян во многом абстракцией, которая не была практически подтверждена, т.е. не реализована в жизнедеятельности какого-то конкретного крестьянского общества и семьи. Оставаясь абстрактными, данные категории, с одной стороны, оставались недостижимым идеалом, к которому следовало стремиться; а с другой – оставаясь недостижимыми, теряли свою привлекательность в глазах крестьянства, потому, что сельские жители не могли непосредственно ощутить их положительные и отрицательные стороны. Возможно, поэтому интерес к данным признакам хоть и сохранялся, но не доминировал в сознании сельских жителей.

В третьей главе диссертации "Исследование взаимозависимости категорий крестьянского сознания: корреляционный анализ" выявляется преемственность и взаимосвязь между требованиями крестьян в рамках рассматриваемого периода.

В первом разделе "Устойчивость политических представлений крестьянства" с помощью корреляционного анализа была определена преемственность и взаимосвязь между политическими требованиями крестьян в рамках рассматриваемого периода.

Политические представления земледельцев в 1905 и 1906 гг. в значительной степени зависели от внутриполитической ситуации. Несформированность единых, базисных представлений в сознании крестьянства в политической сфере, с одной стороны, создавала трудности при определении собственной позиции, но с другой – делала возможным восприятие разнообразных, часто противоположных, требований (например, требование о необходимости сохранения самодержавной власти и указание на необходимость ее ограничения). Применительно к 1905 г. в большей степени, чем к последующим, можно говорить о синкретизме крестьянского сознания, в котором сосуществовали различные представления о политическом режиме в России начала XX столетия.

По мере изменения ситуации внутри страны, воздействия политической и агитационной пропаганды на земледельцев, приобретения крестьянством политического опыта в сознании крестьян формируются некие единые политические представления, что подтверждает наличие корреляционной зависимости между требованиями последующих лет. Коэффициент ранговой корреляции равный 0,64 свидетельствует о наличии взаимосвязи между категориями политической сферы 1905 и 1907 гг. Это позволяет говорить о том, что в сознании крестьянства формируются более четкие политические представления. Наносные, сиюминутные предпочтения уступают место осознанным требованиям, за которые крестьяне готовы были бороться. Об укреплении этой тенденции свидетельствует коэффициент ранговой корреляции, равный 0,76 между признаками политической сферы 1906 и 1907 гг.

Во втором разделе "Корреляционный анализ экономических требований крестьянства" выявляется взаимозависимость между категориями экономической сферы требований крестьян.

Коэффициент ранговой корреляции равный 0,68 свидетельствует о наличии взаимосвязи между категориями экономической сферы за 1905 и 1907 гг. Коэффициент ранговой корреляции за 1905 и 1907 гг. ниже по сравнению с коэффициентом ранговой корреляции за 1905 и 1906 гг. (0,56 против 0,68 соответственно), это свидетельствует о том, что экономические представления крестьян не были цельными, на них влияли происходящие в стране события, но в то же время их нельзя характеризовать как сиюминутные, они имели основу в виде базовых категорий, сохранившихся в форме архетипов, жизненно важных для земледельцев представлений.

Коэффициент ранговой корреляции за 1906 и 1907 гг. равен 0,81, что указывает на формирование четких экономических предпочтений земледельцев. Следовательно, на требования крестьянства по земельному вопросу практически не оказывали влияние внешние факторы, сельские жители осознавали собственные потребности и не меняли их под влиянием ситуации.

В третьем разделе "Корреляционный анализ социально-правовых представлений крестьянства" выявляется взаимозависимость правовых представлений земледельцев.

Социально-правовые представления крестьянства характеризуются наличием средней и сильной зависимости между ними. При этом необходимо отметить, что в отличие от представлений крестьян в политической и экономической областях, блок социально-правовых требований оставался неизменным в течение всего революционного периода. Это позволяет говорить о том, что на формирование в крестьянском сознании категорий социально-правовой сферы внешние обстоятельства оказывали незначительное воздействие, у крестьян были собственные определенные представления в данной области. Можно предположить, что более высокая степень устойчивости в сознании крестьянства правовых категорий, по сравнению с общественно-политическими, обусловлена исторически сложившимся социально-правовым неравенством крестьян, их стремлением к повышению собственного социального статуса, уравнению в правах с другими сословиями, осознанным еще в дореволюционный период. А идеи о возможности преобразований в общественно-политической сфере начинают активно проникать в сознание крестьянства только в период революции 1905–1907 гг., поэтому для их укоренения в сознании земледельцев требовалось определенное время.

В заключении диссертации подведены основные итоги исследования.

Приговоры, наказы, резолюции, прошения, исходящие от российского крестьянства, являются уникальным источником, содержащим в себе сведения об их политических, экономических, социальных, правовых представлениях. Большинство приговоров отражает сущностные потребности российского крестьянства, его отношение к различным аспектам общественной жизни. В целом для крестьянского сознания рассматриваемого периода был характерен синкретизм, который проявлялся в сосуществовании традиционалистских и модернистских идей (требование ограничения самодержавной власти царя с одной стороны и вера в заботящегося о благе народа «царя-батюшку» – с другой, требование уравнительного распределения земли и постепенное увеличение числа сторонников Столыпинской аграрной реформы и т.д.). В то же время следует отметить постепенное распространение либерально-демократических представлений в крестьянской среде, об этом свидетельствует рост требований Государственной Думы с законодательными функциями, ограничения самодержавия, уравнения крестьян в правах с другими сословиями и другие показатели. На основе анализируемых документов можно говорить о том, что отправка приговоров и наказов объяснялась стремлением крестьянства к реформированию существующей общественно-политической системы, в то же время необходимо учитывать, что значительная часть земледельцев не принимала участие в приговорном движении как в силу своих традиционалистских убеждений, так и в случае приверженности революционным формам борьбы. Определяя степень адекватности отражения в приговорах общественно-политических представлений и настроений крестьян, необходимо иметь в виду, что приговорное движение было лишь одной из составляющих, хотя и чрезвычайно важной, общего крестьянского движения периода первой российской революции. Это необходимо учитывать при определении соотношения реформистских и революционных тенденций в крестьянском движении, так как значительная часть проявлений революционных настроений крестьянства оставалась за рамками приговорного движения и находила выражение в других более радикальных формах крестьянских выступлений.

В период первой российской революции происходит также актуализация архетипов крестьянского сознания, что нашло отражение в значительном количестве требований земли и воли, представленных в шаблонной, лозунговой форме.

В течение рассматриваемого периода крестьянство постепенно приобретало опыт участия в политической жизни страны, в определении и отстаивании собственных интересов. Рост политического сознания крестьянства, произошедший в период революции 1905–1907 гг., стал важным фактором, определявшим развитие общественного движения в стране и в последующий период. У крестьян формируются общественно-политические, экономические, социально-правовые представления, за которые они готовы были бороться. Неспособность государственно-политической элиты России провести преобразования, соответствующие интересам крестьянства, составлявшего основную массу населения страны, являлось одной из важнейших причин нарастания кризисных явлений в российском обществе, приведших к революции 1917 г.

Использование корреляционного анализа позволило определить, взаимозависимость категорий политической, экономической, социально-правовой сферы, отраженных в документах крестьянства России за 1905, 1906 и 1907 гг. В результате проведенного анализа было выявлено, что если первоначально блок политических предпочтений крестьянства мог меняться под влиянием различных факторов, со временем он становится более цельным. Таким образом, в рамках рассматриваемого периода происходил процесс укоренения отдельных категорий политической сферы в сознании крестьян.

На требования крестьянства в экономической сфере в 1905-1907 гг. практически не оказывали влияние внешние факторы, сельские жители осознавали собственные интересы, связанные с решением земельного вопроса и не меняли их под влиянием ситуации. Анализ ответов респондентов на анкету Вольного экономического общества, полученных в 1910–1911 гг.36, позволил выявить, что спустя 4–5 лет после начала проведения Столыпинской земельной реформы в крестьянской среде преобладающим было стремление к сохранению общиной формы землепользования и хозяйствования, однако, по сравнению с начальным этапом реформы (1907 г.), масштабы поддержки со стороны крестьян проводившихся земельных преобразований расширились, следовательно, тенденция заключалась в том, что идея самостоятельного хозяйствования на собственной земле находила все больше сторонников среди крестьян.

В сознании земледельцев требования правовой сферы выступали единым блоком, что, в свою очередь, указывает на укоренение правовых категорий в сознании сельских жителей. Устойчивость данного блока требований была обусловлена приниженным правовым положением крестьян, пренебрежением их правами чиновниками на низшем и высшем уровнях власти, верой в то, что уравнение в правах с другими сословиями приведет к повышению их социального статуса. При этом следует отметить, что если социально-правовые требования осознаются крестьянством еще в дореволюционный период, то многие политические представления земледельцев формируются непосредственно в период революции.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК:

1. Шевченко, Е.В. Представления российского крестьянства в правовой сфере в начале XX в. / Е.В. Шевченко // Известия Алтайского государственного университета. Серия история, политология. 2009. –  №4/2. 269 – 272. (0,25 п. л)

Статьи и тезисы:

2. Шевченко (Заживихина), Е.В. Либеральные идеи в сознании крестьянства России начала XX в. / Е.В. Шевченко (Заживихина) // Материалы международной конференции «Первые исторические чтения Томского государственного педагогического университета». – Томск: Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2005. С.120 – 123. (0,25 п. л)

3. Шевченко (Заживихина), Е.В. Характерные черты сознания русского общества начала XX в. / Е.В. Шевченко (Заживихина) // Молодежь в XXI веке: материалы VI краевой молодежной научно-практической конференции. – Барнаул: Изд-во Алт. Ун-та, 2005. – С.77 – 79. (0,2 п. л)

4. Шевченко (Заживихина), Е.В. Образ власти в представлениях русского общества начала XX в. / Е.В. Шевченко (Заживихина) // Молодежь в XXI веке: материалы VII краевой молодежной научно-практической конференции. – Барнаул: Изд-во Алт. Ун-та, 2006. – С.32 – 35. (0,25 п. л)

5. Шевченко, Е.В. Представления о власти в сознании российского крестьянства начала XX в. / Е.В. Шевченко // Политологические и этноконфессиональные исследования в регионах. Материалы международной конференции. – Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2009. – С.513 – 520. (0,5 п. л)

6. Шевченко, Е.В. Представления о земле в сознании крестьянства Центральной России начала XX века. / Е.В. Шевченко // Экономическая история Сибири XX – начала XIX века. Материалы II Всероссийской научной конференции 27-28 июня 2009. – Барнаул: Академия развлечений. 2009. – С.109 – 116. (0,5 п. л)

7. Шевченко, Е.В. Земля в сознании крестьянства России начала XX в. / Е.В. Шевченко. // Роль аграрных реформ П.А. Столыпина в освоении Сибири и Дальнего Востока. Материалы международной научно-практической конференции. – Барнаул: ООО ТЛ "Красный угол", 2010. С.269 – 271. (0,2 п. л)


1 Марев П. Политическая борьба крестьянства // Борьба общественных сил в русской деревне. Вып. 3. – М., 1907. С 227.

2 История земства за сорок лет / Б. Веселовский. – СПб., 1909. 724 с.

3 Общественное движение в России в начале XX в. / Под ред. Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова, т. I-IV. – СПб., 1914. 198 с.

4 Першин П. Крестьянство в революции 1905 года // Вопросы истории. 1946. № 11-12. С. 16.

5 Редькин П.К., Фирстова В.Н. О литературе по истории крестьянского движения в революции 1905–1907 годов // Вопросы истории. 1955. № 2. С. 127.

6 Анфимов, А.М. Земельная аренда в России в начале XX века. – М., 1961. 208 с.; он же. Крупное помещичье хозяйство Европейской России (конец XIX – начало XX веков). – М., 1969. 391 с

7 Наина Э.С. Жалобы помещичьих крестьян первой половины XIX в. как исторический источник // История СССР. 1964. № 6.

8 Нильве А.И. Приговоры и наказы крестьян во II Государственную думу // История СССР. 1975. № 5. С. 100.

9 Буховец О.Г. К методике изучения "приговорного" движения и его роли в борьбе крестьянства в 1905-1907 годах (по материалам Самарской губернии) // История СССР. 1979. № 3. С. 97.

10 Бахтин М.М. Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. – М., 1990. 541 с.; Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1984. 350 с.

11 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. – СПб., 1994. 399 с.

12 Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. – М.: Прогресс-Академия, 1992. – 432 с.

13 См., например: Бокарев Ю.П. Бунт и смирение (крестьянский менталитет и его роль в крестьянских движениях) // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). Материалы международной конференции. М., 1996. С. 56-58; Булдаков В.П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. – М., 1997. 376 с.;

14 Сенчакова Л.Т. Приговоры и наказы российского крестьянства 1905-1907 гг. По материалам центральных губерний. – М., 1994. - Ч. 1-2.

15 Буховец О.Г. Социальные конфликты и крестьянская ментальность в Российской империи начала XX века: новые материалы, методы, результаты. – М., 1996.

16 Назаров А.Н. Революция 1905–1907 гг. в контексте изучения массового сознания населения (на материалах Санкт-Петербургской губернии) // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2007. Вып. 4. Декабрь. С. 92–97; он же. Массовое сознание русского крестьянства в 1905–1917 гг. (на материалах Северо-Запада России). Автореф. ... дис. канд. истор. наук. СПб., 2009.

17 Сухова О.А. Десять мифов крестьянского сознания: Очерки истории социальной сихологии и менталитета русского крестьянства (конец XIX– начало XX в.) по материалам Среднего Поволжья. – М., 2008.

18 Приговоры и наказы крестьян Центральной России. 190-1907 гг. – М., 2000.. С. 20.

19 Приговоры и наказы крестьян Центральной России. 1905-1907 гг. – М., 2000. 416 с.

20 Революционное движение в России весной и летом 1905 г. Ч. 1. – М., 1957. 268 с., Революция  1905-1907 гг. в России. Док-ты и мат-лы: Второй период революции. Ч.1 -2. Кн. 1-2. – М., 1962. 564 с., Революционное движение в Смоленской губернии 1905-1907 гг. Сб. документов. – Смоленск, 1957. 288 с.; и др.

21 Чернышев И.В. Община после 9 ноября 1906 г.: (По анкете Вольнаго Экономическаго Общества) / И.В. Чернышев; Вольное экономическое общество. – Пг., 1917. Ч. I. - 1917. - XVIII, 195 с.

22 Российское законодательство Х-ХХ вв. в 9 т. / Под ред. И.Д. Ковальченко. – М., 1994. - Т. 9. С.457.

23  Программа реформ П.А. Столыпина. В 2-х тт. – М., 2002.

24 Клейнборт Л. О неприкосновенности личности // Образование. 1908. № 2. С.94.

25 Протоколы по крестьянскому делу. – СПб., 1905; Аграрный вопрос в Совете министров. – М-Л., 1924. 200 с.; Заседания Совета министров России 3 и 11 февраля 1905 г.: Записи Э.Ю. Нольде // Археографический ежегодник за 1989 г. – М.,1990. С. 296-305; Царскосельские совещания: Протоколы секретного совещания под председательством бывшего императора о расширении избирательного права // Былое. 1917. № 3. С. 235-265.; Сидельников С.М. Аграрная реформа Столыпина. – М., 1973. 337 с.; и др.

26Коффод А.А. Крестьянские хутора на надельной земле, т. I-II, – СПб., 1905. 488 с., Коффод  А.А. Русское землеустройство. – СПб., 1914. 378 с.

27Полный сборник платформ всех русских политических партий. С приложением высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. и всеподданейшего доклада графа Витте. – М., 2001. С.8-10.

28Столыпин П.А. Нам нужна Великая Россия...: Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911 / Предисл. К. Ф. Шацилло; Сост., коммент. Ю. Г. Фельштинского – М., 1991. 416 с.; П.А. Столыпин Грани таланта политика. – М., 2006. 624 с.;

29 Витте С.Ю. Воспоминания. В 3 томах. – М., 1992. 1440 с.; Воейков В.Н. С царем и без царя. – М., 1995. 324 с.; Глинка Я.В. 11 лет в Государственной Думе. 1906-1907. Дневник и воспоминания. – М., 2001. 266 с.; Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствовании Николая II в изображении современника. – М., 2000. 346 с.; Столыпинская реформа и землеустроитель А.А. Кофод. Документы. Переписка. Мемуары. Составитель А.В. Гутерц . М., 2003. 744  с.; Бельгард, А.В. Воспоминания. – М., 2009. 688 с.; и др.

30 История земства за сорок лет / Б. Веселовский. – СПб., 1909. С. 52, Марев П. Политическая борьба крестьянства // Борьба общественных сил в русской деревне. Вып. З. – М., 1907. С 227.

31 Сенчакова Л.Т. Приговоры и наказы – зеркало крестьянского менталитета. 1905-1907 гг. // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). Материалы междунар. конф. – М., 1996. С. 177.

32 Калашников В.В. Общественно-политическое сознание Российского крестьянства начала ХХ в. в новейшей историографии // http://www.nlr.ru/tus/300505/kalash.pdf

33 Вернер Э.М. Почему крестьяне подавали прошения, и почему не следует воспринимать их буквально. По материалам Юрьевецкого уезда Владимирской губернии во время революции 1905 г. // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). Материалы междунар. конф. – М., 1996. С.194.

34 Вернер Э.М. Почему крестьяне подавали прошения, и почему не следует воспринимать их буквально. По материалам Юрьевецкого уезда Владимирской губернии во время революции 1905 г. // Менталитет и аграрное развитие России (XIX – XX вв.). Материалы междунар. конф. – М., 1996. С. 195.

35 Чернышев, И.В. Община после 9 ноября 1906 г.: (По анкете Вольнаго Экономическаго Общества). - Петроградъ, 1917. Ч. I. 1917. 195 с.

36 Чернышев, И.В. Община после 9 ноября 1906 г.: (По анкете Вольнаго Экономическаго Общества). - Петроградъ, 1917. Ч. I. 1917. 195 с.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.