WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Сеелев Игорь Владимирович

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 1985-1991 гг. НА МАТЕРИАЛАХ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ

               07.00.02. – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

исторических наук

Самара – 2012

Работа выполнена в Тольяттинском государственном университете        

Научный руководитель:                        Заслуженный деятель науки РФ

                         доктор исторических наук,

                         профессор

                         Кабытов Петр Серафимович

Официальные оппоненты:

Козловская Галина Ефимовна, доктор исторических наук, профессор Самарского филиала Московского городского педагогического университета, директор.

Курятников Владимир Николаевич, доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры социологии, политологии и истории Отечества Самарского государственного технического университета.

Ведущая организация: Государственное казенное учреждение Республики Мордовия «Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия»

Защита состоится 22 марта 2012 г. в 16.00 час. на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.02 Самарского государственного университета по адресу: 443011, г. Самара, ул. Академика Павлова, 1, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского государственного университета.

Автореферат разослан «___»_____________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета _ Леонтьева О.Б.                                                        

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Период политики Перестройки в СССР стал одним из неоднозначных этапов в развитии российского государства. За время пребывания у власти М.С. Горбачева страна прошла через переосмысление пройденного в XX в. исторического пути и переоценку коммунизма, как господствующей идеологии. Подвергнув сомнению социалистический выбор, правящая элита попыталась реформировать действовавшую модель социализма, что привело в скором времени к распаду Советского Союза. В то же время в государстве, где многие десятилетия нарушались права и свободы граждан, стали складываться условия для развития полноценного гражданского общества. На фоне угасания официальных общественно-политических институтов наблюдалось зарождение новых общественных организаций и объединений, основанных на инициативе и доброй воле граждан. В их числе были неформальные политизированные формирования, вступившие в противостояние с КПСС, экологические организации, религиозные объединения, переживавшие период возрождения после потепления государственно-церковных отношений.

Проблемы общественно-политической жизни СССР 1985-1991 гг. активно изучаются отечественными и иностранными специалистами, представляющими различные отрасли знания. Но, в отличие от общероссийской ситуации, ее региональные аспекты исследованы недостаточно. В частности, не подвергалась комплексному анализу общественно-политическая жизнь Среднего Поволжья – важного индустриального региона СССР. Необходимость его изучения в рассматриваемый период продиктована стремлением глубже понять ход общественно-политических процессов в позднем СССР, что невозможно без подробного регионального анализа.

Объектом исследования выступает общественно-политическая жизнь Среднего Поволжья в период 1985-1991 гг.

Предметом исследования является деятельность партийных и комсомольских органов, неформальных политизированных формирований, экологических организаций и религиозных объединений Среднего Поволжья в период Перестройки в Советском Союзе 1985-1991 годов.

Территориальные рамки исследования охватывают регион Среднего Поволжья, включающий в себя Куйбышевскую, Пензенскую и Ульяновскую области РСФСР в границах исследуемого периода. Они определяются схожими географическим положением и социально-экономическими признаками указанных областей, в частности – наличием развитой промышленности, сложившимся рабочим классом и значительной прослойки интеллигенции.

Хронологические рамки исследования охватывают период от провозглашения Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачевым курса на ускорение социального и экономического развития СССР на апрельском Пленуме ЦК КПСС в 1985 г. до августа 1991 г., когда после поражения ГКЧП Президент РСФСР Б.Н. Ельцин приостановил деятельность КПСС на территории России.

Степень изученности проблемы. Историография общественно-политической жизни СССР периода Перестройки неоднородна по содержанию и может быть разделена на несколько тематических блоков: работы, дающие общую характеристику периода Перестройки в СССР; исследования, освещающие кризис КПСС, зарождение неформальных движений и становление многопартийности; публикации по проблемам экологического движения и религиозным организациям.

Большое внимание в научной литературе уделяется попыткам осознать, чем же являлась Перестройка в СССР 1985-1991 гг., изменившая не только облик того государства, в котором проводилась, но и глобальную расстановку сил. Взгляды на политику, в корне изменившую вектор развития страны, крайне многогранны и зачастую полярны. Ряд исследователей, придерживающихся преимущественно либеральных взглядов, трактуют Перестройку как позитивный и неизбежный процесс. Например, А.С. Барсенков говорит о том, что «Перестройку следует рассматривать как естественноисторический процесс реформирования советского общества». А.Н. Соловьев считает, что Перестройка положила начало трансформации тиранического общества в посттоталитарное состояние.1 Похожих взглядов придерживаются Н.А.Косолапов и А. П. Бутенко.2 А.П. Бутенко считает, что инициатор Перестройки М.С.Горбачев ввел гласность во имя общего блага, не осознавая последствий, к которым она приведет. Широко распространена и противоположная точка зрения, согласно которой, Перестройка есть предательство страны, ее интересов и ее народа. А целью Перестройки являлось сохранение правящей элитой власти и, через разрушение коммунистической идеологии, создание условий для завладения собственностью – это так называемая теория «революции элит».3

Для западных исследователей, в период самой политики Перестройки и в первые годы по ее окончании, характерной являлась точка зрения, согласно которой благодаря Перестройке Россия возвратилась к демократии и цивилизованному развитию.4 С 1990-х гг. западные исследователи все чаще предпринимают попытки понять цель Перестройки, причины краха СССР и роль, сыгранную в этих процессах М.С. Горбачевым.  В.Э. Шляпентох, профессор Мичиганского университета США, считает, что улучшение экономики было главной целью Перестройки и главным критерием оценки ее результатов всеми слоями населения, включая партаппарат и интеллигенцию. Однако, после полного провала «программы ускорения», экономическое положение в стране стало резко ухудшаться как прямой результат ослабления государственной машины.5 Ведущий американский социолог М. Кастельс видит в Перестройке четыре основных направления, нацеленных на реформирование советской системы: разоружение и окончание холодной войны; экономическая реформа; либерализация средств массовой информации – «гласность»; демократизация и децентрализация коммунистической системы. Уже в ходе самой Перестройки общество, поднявшись на политическую арену, вышло из подчинения государства и стало неконтролируемым.6 Французский историк Н. Верт выделяет две цели Перестройки: оживить институты, которые партия некогда лишила их функций – Советы и общественные организации, – и перераспределить власть, но при сохранении ведущей роли партии.7 По мнению американского историка М. Малиа, исход Перестройки определялся тем, что власть не смогла удержать реформы в отведенных им рамках. В результате политики гласности в кратчайшие сроки были подорваны идеологические устои государства, формировавшиеся десятилетиями. Автор считает, что по своему масштабу распад СССР превзошел даже крах Российской империи.8

Большое внимание западные исследователи уделяют личности М.С. Горбачева.9 Распространено мнение, согласно которому Горбачев не стремился к развалу партии и страны, а напротив пытался их сохранить, модернизировав систему.10

Важным направлением историографии периода Перестройки стало изучение процесса кризиса партийных организаций, приведших Коммунистическую партию Советского Союза к краху. Большинство авторов, исследующих данную проблематику, связывают причины кризиса партийных организаций с несколькими факторами: с усилившимся социально-экономическим кризисом в СССР в конце 1980-х гг., отразившимся на авторитете КПСС; с последствиями ротации руководящей номенклатуры КПСС, дестабилизировавшей и ослабившей номенклатурную систему и приведшей ее к краху; с разрушением привычной системы ценностей советских людей в ходе Перестройки.11 На закате советской эпохи распространилось мнение, согласно которому в КПСС, как во властную структуру, стремились и попадали по карьеристским соображениям. И именно политическая элита, пытаясь сохранить за собой власть и собственность, сыграла важную роль в крушении системы.12 Аналогичные причины кризиса исследователи выделяют и для ВЛКСМ – молодежной организации КПСС. Кризисные явления в ВЛКСМ в последние годы советской власти были порождены общим кризисом социалистической системы и исчерпанностью возможностей мобилизационной модели союза.13 Согласно другой точке зрения, все устремления ЦК ВЛКСМ были направлены на то, чтобы «цивилизованно» ликвидировать организацию и осуществить раздел ее собственности.14

Процесс становления неформальных общественных и политизированных организаций, проходивший в стране, сразу попал под пристальное внимание как журналистов, так и научного сообщества. Правда, большинство публикуемых в период Перестройки по данной теме материалов носило фактографический характер. С 1989 г. в свет начинает выходить справочная литература и первые аналитические исследования, авторы которых пытались установить причины зарождения неформальных организаций, представить их политическую палитру, определить цели, задачи, предпринимали попытки увидеть перспективы движения неформалов.15 Предтечей многопартийности в стране явились «народные фронты», деятельность которых стала освещаться с конца 1980-х гг., но постепенно интерес к ним снизился, в связи с формированием в стране первых оппозиционных КПСС политических партий.16 В постсоветской России тему неформальных политизированных организаций исследовали менее активно.17 Это можно объяснить быстрой сменой политической ситуации в стране в начале 1990-х гг., когда в течение нескольких лет после крушения СССР возникли десятки политических партий, окунувшихся в бурную политическую жизнь. На сегодняшний день своей последовательностью в изучении данной тематики выделяется А.В. Шубин.18

Исследователи, занимающиеся изучением экологического движения, делают акцент на выявлении причин и особенностей его зарождения. Рассматривают виды деятельности и состав участников на разных этапах развития движения.19 Большое внимание уделяется тяжелому экологическому положению, в котором находилась страна в конце 1980-х гг.20 И.А. Халий причисляет экологическое движение к «новым социальным движениям», ориентированным на поиск новой идентичности, на ценности постиндустриального общества.21 Религиозные организации в период Перестройки переживали свое возрождение. Научная литература конца 1980-х – начала 1990-х гг. характеризуется отказом от устоявшихся ранее догм, развенчанием стереотипов и сменой концептуальных основ исследований.22 На рубеже XX-XXI вв. тема государственно-конфессиональных отношений стала предметом научного интереса широкого круга исследователей, изучающих все стороны религиозной жизни: экономику церкви, уровень религиозности общества, появление новых для страны религиозных объединений, правовые вопросы, государственно-церковные отношения и другие.23

Несмотря на активизацию изучения региональных аспектов Перестройки в начале 2000-х гг., обобщающих исследова­ний общественно-политической жизни Среднего Поволжья до настоящего времени не проводилось. Отдельные проблемы жизни региона в период Перестройки изучались местными исследователями. Так, О.В. Мельниченко и В.В. Крючков рассматривают причины кризиса КПСС в Пензенской и Куйбышевской области соответственно.24 Большой вклад в изучение трансформации местного самоуправления Среднего Поволжья в период Перестройки  внес М.Н. Матвеев.25 Ряд исследований и публикаций посвящены сложной экологиче­ской обстановке в Поволжье, связанной с загрязнением Волги и малых рек региона промышленными объектами.26 Диссертационное исследование Е.К. Макеевой посвящено становлению и развитию природоохранного и экологического движений в Самарской области.27 А.В. Виноградов и В.А. Зимин, исследуя истоки экологического движения в Советском Союзе, касаются вопроса зарождения Дружин охраны природы в Куйбышевской области.28 Существенный вклад в изучение религиозной жизни региона вне­сли Э.З. Шакирова, В.Н. Якунин и  А.А. Королев.29 Королев отмечает, что население Среднего Поволжья отличалось повышенной религиозностью, что обуславливалось историческими традициями расселения в данном регионе мусульман. Значительный всплеск религиозности в стране в конце 1980-х гг. обусловлен, по мнению автора, прежде всего кризисом российского общества – социальным, экономическим, политическим и моральным.

Таким образом, историографический анализ общественно-полити­ческой жизни Среднего Поволжья показывает, что данная тема не подверглась всестороннему научному исследованию и является малоизученной. Количество научных трудов, посвященных изучению политических преобразований в Среднем Поволжье, невелико, а сама тема требует развития. Исследования, затрагивающие региональные аспекты общественной жизни, малочисленны и недостаточны для понимания процессов, происходивших в обществе.

Цель исследования заключается в изучении общественно-полити­ческой жизни российской провинции в период политики Перестройки 1985-1991 гг. на примере Среднего Поволжья.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следую­щие задачи:





– выявить причины и динамику падения общественного доверия к органам КПСС в регионе;

– вскрыть причины нарастания кризисных явлений в организациях ВЛКСМ в Среднем Поволжье;

– проанализировать внутрипартийную дискуссию и раскол КПСС в преддверии XXVIII съезда партии в изучаемом регионе;

– изучить зарождение неформальных политизированных формирований в Среднем Поволжье;

– изучить формирование экологического движения в регионе;

– исследовать возрождение религиозных организаций в Среднем Поволжье.

Диссертация выполнена на основе разнообразных по своему характеру и содержанию исторических источников, многие из которых вводятся в научный оборот впервые. При написании работы были широко использованы неопубликованные источники из следующих архивов: Самарский областной государственный архив социально-политической истории (фонды 656, 1474, 1683, 1800, 6844), Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (фонды 8, 49, 57а, 112, 162, 1927, 6004, 6008, 6035), Государственный архив Пензенской области (фонды П-148, 274, 615, 2392), Управление по делам архивов мэрии г.о. Тольятти (фонд Р-94).

Использованные при написании диссертации источники разделяются на несколько групп. К первой группе источников относятся нормативно-правовые акты, включающие в себя законодательные акты СССР и РСФСР, государственные и партийные документы.30 Важнейшими из них являются: Конституция СССР и РСФСР, Устав и Программа КПСС и ВЛКСМ, материалы XXVII съезда партии, на котором Горбачев впервые поднял вопрос о расширении гласности; материалы XIX партийной конференции, принявшим решение провести реформу политической системы в стране; материалы XXVIII съезда партии, ставшего последним съездом Коммунистической партии в истории СССР и выявившего внутренние противоречия в КПСС.31 Большое значение имеют пленумы ЦК КПСС – орган политического руководства партии в период между съездами: Апрельский пленум ЦК КПСС (1985), на котором руководством страны был взят курс на ускорение социально-экономического развития страны, ознаменовавший начало Перестройки в СССР; Январский пленум ЦК КПСС (1987), на котором, в частности, были сформулированы задачи превращения КПСС из государственной структуры в реальную политическую партию; Февральский пленум ЦК КПСС (1990), одобривший политическую Платформу ЦК перед предстоящим XXVIII съездом партии и отказ КПСС от политической монополии; Мартовский пленум ЦК КПСС (1990), внесший на рассмотрение внеочередного третьего Съезда народных депутатов СССР предложение по изменению статьей 6 и 7 Конституции СССР.32 Огромную роль в жизни советского общества сыграл Первый съезд народных депутатов СССР.33

Вторая группа источников – статистические материалы. К ним относятся статистические сборники и ежегодники, позволяющие оценить экономическое положение как страны в целом, так и рассматриваемого региона.34 Привлечение статистических материалов позволило изучить экономический фон, на котором разворачивались преобразования в стране. Ухудшение экономического положения в стране и последовавшие за ним проблемы на потребительском рынке стали одним из факторов падения авторитета правившей партии и зарождения неформальных общественных движений.

К третьей группе источников нужно отнести материалы периодической печати рассматриваемого периода, имеющие первостепенное значение в изучении общественно-политической жизни страны и рассматриваемого региона. Материалы газет и журналов дают информацию о политике и состоянии КПСС и ВЛКСМ, информацию о зарождении общественно-политических организаций, их программах и общественных акциях, их дискуссиях с представителями власти. Периодическая печать чутко реагировала на изменения во взаимоотношении власти и церкви, власти и неформалитета. При написании диссертации были использованы материалы центральных и региональных газет и журналов: «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Волжская коммуна», «Ульяновская правда» и другие.

Четвертая группа источников – источники личного происхождения. К ним относятся воспоминания и мемуары участников и очевидцев событий рассматриваемого периода, среди которых можно выделить книги политического лидера СССР М.С. Горбачева,35 мемуары представителей его ближайшего окружения и видных политических деятелей эпохи.36 Данные мемуары примечательны еще и тем, что авторы выдвигают свои концепции происходивших исторических событий. Интерес представляют воспоминания видных общественных деятелей Куйбышевской области конца 1980-х годов: А.Н. Завального, П.С. Кабытова, В.А. Карлова, Л.Г. Кузьминой, а также материалы их интервьюирования, проведенного соискателем.37

Методологическая основа исследования. При написании диссертационной работы автор руководствовался принципом историзма, предполагающим изучение предметов и явлений в их конкретно-исторической обусловленности и развитии, а также принципом объективности, позволившим автору избежать политических предпочтений и рассматривать политические процессы беспристрастно. Использование проблемно-хронологического метода обусловлено необходимостью расчленения такой широкой темы, как общественно-политическая жизнь Среднего Поволжья, на ряд более узких тем, которые рассматриваются в хронологической последовательности. Историко-генетический метод позволил раскрыть причины Перестройки в СССР, ее ход и взаимосвязь событий, развернувшихся в столице, с событиями в провинции. При написании диссертационного исследования использовался сравнительно-исторический метод, что позволило сопоставить перестроечные процессы в стране с процессами в Среднем Поволжье. Его дополнило использование историко-типологического метода, позволившего упорядочить различные явления, события и процессы. Статистический метод позволил определить количественные изменения, происходившие в официальных партийных и неофициальных организациях и, опираясь на социологические исследования, определить общественную позицию по политическим вопросам. Аналитический метод применялся при выявлении, отборе и систематизации исторических источников. Кроме того, он позволил провести теоретические обобщения на базе выявляемых в ходе работы данных, сделать выводы и составить целостную картину общественно-политической жизни региона. Использование метода системного анализа дало возможность рассмотреть общественно-политическую жизнь как процесс ослабления и исчезновения действовавшей идеологической системы и основанного на ней государства.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что благодаря привлечению широкого круга источников, многие из которых вводятся в научный оборот впервые, была предпринята попытка комплексного исследования общественно-политической жизни Среднего Поволжья. На региональном материале показана внутрипартийная борьба между сторонниками различных политических платформ в КПСС, попытки партийных функционеров противостоять центробежным тенденциям внутри партии, динамика снижения общественного доверия к органам КПСС. Вместе с тем исследуется возрождение религиозных организаций и изменение их роли в общественной жизни, расширение деятельности организаций экологической направленности, а также активизация политизированных объединений и их противостояние КПСС. 

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее результатов при подготовке обобщающих трудов, посвященных истории Среднего Поволжья. Материалы исследования и полученные выводы могут привлекаться для создания учебно-методических пособий, общих и специальных лекционных курсов в высших учебных заведениях на факультетах исторического и политологического профиля.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

Ответственность за ухудшение качества жизни и отсутствие реальных изменений в ходе Перестройки в конце 1980-х гг. население Среднего Поволжья возложило на КПСС. Граждане региона перестали видеть в Коммунистической партии политическую силу, способную справиться со сложившимся положением, что повлекло за собой падение авторитета и сокращение численности КПСС в Среднем Поволжье.

– Уже в начале Перестройки в стране ВЛКСМ перестала соответствовать запросам и ожиданиям молодежи. Комсомол не смог перестроиться и предложить новые формы и методы работы с молодежью, что повлекло за собой потерю союзом авторитета, как в регионе, так и в целом по стране. В молодежной и комсомольской среде стали усиливаться проявления девиантного поведения, способствуя ухудшению криминогенной ситуации в регионе.

– В разработке и открытом обсуждении политических платформ внутри КПСС, перед предстоящим XXVIII съездом партии, впервые за многие десятилетия приняли участие широкие слои населения Среднего Поволжья, хотя определенная часть общества осталась равнодушной к политической борьбе.

– В конце 1980-х гг. в Среднем Поволжье стали зарождаться неформальные политизированные формирования, которые по большей части носили оппозиционный по отношению к КПСС характер: «Гражданский центр», «Оргкомитет Народного Фронта», «Антибюрократический центр», «Оргкомитета Народного фронта содействия Перестройке» и др. Наибольшей политической активностью в регионе отличался Куйбышев. Инициатива и усилия граждан в создании и поддержке независимых политизированных формирований явились значительным шагом в развитии гражданского общества.

– Экологические организации Среднего Поволжья, такие как «Альтернатива», «Резонанс», «Импульс», активно заявили о себе в период Перестройки. Именно в борьбе за экологию общество продемонстрировало способность активно противодействовать государству, защищая свои интересы, в частности, предотвратив запуск в эксплуатацию объекта «1212» в Куйбышевской области.

– В ходе Перестройки государство постепенно отказывалось от наступательной антирелигиозной политики, занимая примиренческую позицию. Разочарование общества в коммунистических идеалах способствовало росту религиозности среди населения, что привело к постепенному возрождению традиционных для страны и региона конфессий: православия, ислама, протестантизма, а также способствовало появлению новых религиозных течений и сект, в том числе деструктивного характера, таких как церкви «Свидетелей Иеговы» и адвентистов седьмого дня, общество «Сознание Кришны» и другие.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были изложены в докладах на V ежегодном научном Форуме Самарской городской общественной организации «Сообщество молодых ученых» – Самара, 2010; VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» – Тольятти, 2011; VII  ежегодном научном Форуме Самарской городской общественной организации «Сообщество молодых ученых» – Самара, 2011. По теме диссертационного исследования опубликовано 6 научных работ, в том числе 4 – в рецензируемых научных журналах и изданиях.

Структура диссертации определяется поставленными целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, по три параграфа в каждой, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется объект и предмет изучения, территориальные и хронологические рамки, цель и задачи исследования, раскрывается методология и научная новизна, критерии научной значимости работы, приводятся показатели ее апробации.

В первой главе «Кризис официальных общественно-политических организаций» рассматривается снижение численности партийных структур, и анализируются причины падения общественного доверия к организациям КПСС и ВЛКСМ в 1985-1991 гг. в Среднем Поволжье.

В первом параграфе первой главы «Падение общественного доверия к органам КПСС» анализируется снижение авторитета коммунистической партии в стране и регионе в период Перестройки, значительно повлиявшее на социальную жизнь общества.

Вплоть до 1989 г. в Среднем Поволжье отмечался численный рост партийных организаций, а с 1989-1990 гг. произошло сокращение численности партийных организаций и желающих вступить в партию. Численность Пензенского областной партийной организации к 1991 г. сократилась по отношению к 1988 г. на 18000 человек, а прием в кандидаты в 1990 г. приближался к нулю. Численность Ульяновской партийной организации за тот же период снизилась без малого на 25000 человек. Численность Куйбышевской партийной организации только за период с 1988 по 1989 гг. снизилась на 5000 человек, сводная областная партийная статистика за последующие годы в архивах не отложилась. Подобные изменения были вызваны целым комплексом причин. Основной из них стала неспособность партийных руководителей перестроить свою работу на принципах плюрализма, демократизации и альтернативности выборов, передачи власти партийным массам. Слова партийных руководителей отрывались от реальных дел, а позитивные изменения оставались только на бумаге. В результате рядовые коммунисты не видели существенных изменений в ходе Перестройки. Несмотря на выдвигавшиеся лозунги «быть ближе к людям», партийная номенклатура осталась оторванной от жизни и проблем первичных организаций. Партийные руководители зачастую не интересовались проблемами рядовых коммунистов, не прислушивались к их мнению, отменяли решения первичных партийных организаций. С указанного года наметился резкий спад приема желающих вступить в партию, особенно среди молодежи до тридцати лет. Это обусловило повышение среднего возраста членов партии и «старение» партийных организаций Среднего Поволжья. Кроме того, КПСС, позиционировавшая себя как партия рабочего класса, в первую очередь лишилась доверия этой социальной группы. Рабочие Среднего Поволжья перестали видеть в партии представителя своих интересов, что выразилось в их выходе из КПСС и сокращении числа желающих вступить в партию. Теряя сторонников, члены парткомов, райкомов и горкомов продолжали проявлять формализм и незаинтересованность в работе с коммунистами, пожелавшими покинуть ряды партии.

Между тем, в регионе накапливались социальные и экономические проблемы, падала покупательская способность граждан, ухудшалось снабжение населения товарами широкого потребления. Не видя обещанных изменений, общество все больше разочаровывалось в партии и Перестройке. Этот процесс отражен в соцопросах, согласно которым население негативно оценивало деятельность как центрального, так и местного партийного руководства и переставало воспринимать коммунистическую партию как силу, способную преодолеть углублявшийся социально-экономический кризис в стране и регионе. Многие вышедшие из КПСС, прямо связывали кризисное состояние страны с неудовлетворительным партийным руководством в центре и на местах.

Во втором параграфе «Нарастание кризисных явлений в организациях ВЛКСМ» исследуются причины кризиса комсомольских организаций, затронувшего фактически все стороны жизни союза молодежи.

Уже в начале Перестройки ВЛКСМ оказывал слабое идеологическое влияние на мировоззрение молодежи. Усиливался отход молодых людей от основных норм и принципов коммунистической морали. Низким был уровень общественной активности, а проблемы жизни коллектива отходили на задний план. Авторитет комсомола снижался. Подавляющее большинство молодежи относилось к деятельности комсомола критически, а многие вообще отрицали необходимость существования данной организации. В связи с этим падение численности организаций ВЛКСМ исследуемого региона было предельно резким, а все попытки ее стабилизации оказались тщетны. Члены союза «пропадали», не платя членские взносы, не восстанавливая комсомольские билеты при их утере, не заменяя их после смены фамилии и не становясь на учет в ближайшие комсомольские организации после переезда на новое место жительства. Подобные формы выхода можно объяснить тем, что в Уставе ВЛКСМ не была установлена процедура, по которой молодые люди имели бы возможность покинуть комсомол ранее достижения ими верхнего возрастного предела нахождения в организации. Оказалась несостоятельной теория, согласно которой, «освободившись от балласта» в виде пассивной части союза, комсомол сумеет преодолеть кризис.

Одновременно с увеличивающимися темпами выхода из комсомола падала финансовая стабильность областных организаций ВЛКСМ. Для дальнейшего существования организациям уже недоставало собственных членских взносов, собираемость которых резко упала. Ситуация выправлялась за счет значительных дотаций из ЦК ВЛКСМ.

Результаты социологических опросов показывают, что в 1980-х гг. комсомол оставался консервативной организацией, ориентированной не на нужды молодежи, а на стандартные формы и методы работы. В результате игнорирования комсомолом новых веяний и увлечений в молодежной среде, а также ухудшения морально-нравственного состояния в обществе и отсутствия возможностей для приемлемого досуга, обострилась криминогенная ситуация в городах и увеличилось число правонарушений, совершаемых молодежью.

Осознав всю тяжесть положения комсомола, ВЛКСМ хотел добиться возможности не на словах, а на деле отстаивать права и интересы молодых граждан. Во многом именно отсутствие реальных функций мешало комсомолу развиваться. Для этого были предприняты попытки сместить акцент от общественной деятельности союза в сторону политической деятельности комсомола, независимости от коммунистической партии и расширения экономической деятельности ВЛКСМ. Эти меры должны были помочь поднять авторитет ВЛКСМ в глазах молодежи. Однако поставленных задач не решили, и на исходе 1980-х гг. газеты продолжали пестреть статьями, пророчащими и уже констатировавшими смерть некогда крупнейшей общественно-политической организации СССР. Активность оставшихся в комсомоле членов упала так низко, что дала основание журналисту заметить по этому поводу, что «большинство фактически являются не комсомольцами, а обладателями членских билетов, не более того». 

В третьем параграфе «Внутрипартийная дискуссия и раскол КПСС в преддверии XXVIII съезда партии» анализируются политические платформы, оформившиеся перед XXVIII съездом КПСС, и изучается отношение к ним рядовых коммунистов.

Официально объявленная демократизация и гласность сделали возможным широкое обсуждение зародившихся внутри КПСС теорий дальнейшего развития государства, общества и партии. Перед XXVIII съездом партии на страницах печати, в политклубах и на партийных собраниях развернулась активная дискуссия между платформами ЦК КПСС и Демократической платформой о дальнейшей судьбе КПСС. Представления платформ различались как в плане взглядов на историю КПСС и пройденный советским государством исторический путь, так и в представлениях о дальнейшей судьбе партии и ее месте в обществе. Платформа ЦК КПСС критиковалась оппонентами за расплывчатость формулировок и отсутствие конкретных шагов по реформированию КПСС, так как оппоненты ПЦК опасались, что коммунистическая партия могла свернуть с перестроечной дороги на путь реакции. В свою очередь, Демократическая платформа подвергалась критике за популизм, разжигание антипартийных настроений, клевету, и даже обвинялась в попытках развалить партию изнутри. Тем не менее, представители обеих платформ в Среднем Поволжье подчеркивали свою принадлежность к одной партии и отмечали общность своей главной цели, заключавшейся в устранении искажений социализма и преодолении застойных процессов в КПСС.

Одновременно проходило широкое обсуждение проекта Платформы ЦК КПСС «К гуманному, демократическому социализму». Впервые за многие годы вынесенный на обсуждение проект Платформы КПСС подвергся жесткой критике даже со стороны рядовых коммунистов на обсуждениях в провинциальных партийных организациях, привыкших к формальному принятию инициатив из центра. В частности, критиковались методы осуществления Перестройки, а также осуждалось отсутствие всякого упоминания о коммунизме как стратегической цели партии. Партийные руководители обвинялись в нерешительности при защите своих взглядов, в попытке остаться на центристских позициях с целью угодить большему проценту населения, в нежелании и неумении вести открытую дискуссию.

Политическая борьба по платформам внутри КПСС помогла включить в демократический процесс широкие слои общества и стала значимой вехой в развитии демократических основ и свободы слова как на уровне страны, так и на уровне региона.

Во второй главе «Становление и развитие независимых общественных организаций» рассматривается деятельность новых для советского государства политизированных и экологических объединений, а также возрождавшихся в конце 1980-х гг. религиозных обществ.

В первом параграфе «Зарождение неформальных политизированных формирований» исследуется деятельность вновь образовавшихся неформальных общественных организаций, в том числе политизированных.

С 1988 г. в стране и регионе наряду с объединениями экологического, культурно-просветительского, военно-патриотического направления, стали возникать организации, ставившие своей целью участие в общественно-политической жизни страны. Подобные организации стали называть «неформальными». Многие из неформальных общественных организаций, изначально выступавшие с позиций защиты и поддержки внутриполитического курса страны, в ходе Перестройки радикализировались и встали в оппозицию к КПСС. В крупнейших городах Среднего Поволжья, неформальные политизированные формирования были представлены как отделениями всесоюзных и всероссийских организаций и движений («Демократическая партия России», «Объединенный фронт трудящихся», «Республиканская партия Российской Федерации»), так и местными организациями. Наиболее заметными в политической жизни исследуемого региона являлись: в Пензенской области – «Гражданский центр», возглавляемый А. Замятиным и И.П. Вершининым; в г. Ульяновск – «Антибюрократический центр», возглавляемый Ю.Ф. Цукановым, В. Домниной, А. Сергеевым; в Куйбышевской области – «Рабочая партия диктатуры пролетариата (большевиков)», возглавляемая В.А. Котельниковым и Г.З. Исаевым, «Народно-трудовой союз», «Оргкомитет Народного Фронта», возглавляемый М.С. Солониным, «Оргкомитет Народного фронта содействия Перестройке», возглавляемый А.С. Соловых, В.Б. Марининым, Инициативная группа КуАЗа, возглавляемая В.А. Карловым и другие. Местные партийные органы, серьезно относившиеся даже к малочисленным политизированным формированиям, отслеживали их деятельность и пытались привлечь к совместной общественной работе, что не всегда приносило результаты.

Основной сферой деятельности неформальных политизированных формирований являлось издание самиздатовской литературы, воззваний, информационных листов, открытых писем, а также проведение митингов и демонстраций в защиту демократических ценностей, рыночной экономики, экологии, исторической справедливости. В отдельных случаях митинги собирали до нескольких десятков тысяч человек, но чаще всего не превышали нескольких сотен.

Своей активной общественно-политической жизнью, по сравнению с другими областями региона, выделялась Куйбышевская область. Строительство объектов военно-промышленного комплекса и авиационно-космической отрасли сделало Куйбышев «закрытым городом» с большим количеством интеллигенции. Несмотря на ведомственные надбавки и высокий социальный уровень жизни населения, город стал главным очагом неформального движения в регионе. Можно предположить, что именно социальный уровень жизни стал катализатором политической активности. Политическую активность города также можно объяснить следующими факторами: стремлением простых рабочих добиться социальной справедливости; желанием определенной части лидеров неформальных политизированных формирований воспользоваться благоприятной обстановкой в стране, заработав себе политическое имя в преддверии зарождения многопартийной системы в стране.

Необходимо отметить, что в силу своей малочисленности, разобщенности, а также из-за отсутствия доступа к средствам массовой информации, неформальные политизированные формирования так и не смогли составить реальную оппозицию КПСС в регионе.

Во втором параграфе «Формирование экологического движения отмечается, что в конце 1980-х гг. недостаточное внимание государства к природе привело к ухудшению экологического положения во многих регионах страны, в частности Среднего Поволжья. Бесконтрольный сброс в Волгу и малые реки региона отходов производства привел к деградации их экосистем. Чрезмерное использование и неумелое хранение удобрений и пестицидов разрушительно действовало на почвы. Сильнейшие выбросы в атмосферу вкупе с отсутствием или неэффективной работой систем очистки, приводили к превышению предельно допустимых концентраций вредных веществ в воздухе, особенно над крупными промышленными центрами. Эти факторы негативно сказывались на здоровье и продолжительности жизни населения. Небрежное отношение к вопросам экологии объяснялось тем, что охрана природы не способствовала выполнению предприятиями утвержденных планов, а лишь отнимала строительные мощности и финансовые ресурсы. Государство старалось стимулировать промышленные предприятия бережнее относиться к экологии, преимущественно посредством введения финансовых санкций за загрязнение природы. Но данная политика была малоэффективна в связи с незначительными размерами штрафов и слабым контролем за их выплатой.

Политика гласности, проводимая государством, в том числе и в сфере экологии способствовала зарождению экологического движения в СССР посредством формирования множества объединений, ставивших своей целью охрану природы. В короткие сроки экоактивистам удалось добиться существенных успехов в отстаивании интересов природы и общества, несмотря на частое использование неконструктивных форм экологической борьбы. Своей активностью в борьбе за экологию региона выделялся эколого-политический клуб «Альтернатива» и «Резонанс», общественное экологическое движение «Инициатива», общественно-политический клуб «Импульс». Данные организации занимались расследованием нарушений в сфере экологии, проблемами экологического оздоровления городов, издательством машинописных газет.

Изменение отношения общества к проблемам экологии выразилось не только в создании общественных организаций, но и в усилении внимания населения к проблемам охраны природы. Со страниц периодических изданий не сходили экологические сводки, многие люди принимали участие в митингах в защиту природы. Одновременно с зарождением экологического движения в стране свою политику по отношению к экологии начало менять и государство. Был принят ряд важных законов об охране природы и борьбе с их нарушителями. Тем не менее, по-настоящему массовым экологическое движение не стало, поскольку экологическое сознание общества оказалось не подготовлено к столь резкому изменению отношения – от отрицания и равнодушия к осознанию первостепенности. 

В третьем параграфе «Возрождение религиозных организаций» автор отмечает, что к середине 1980-х гг. религиозная обстановка в Среднем Поволжье оставалась стабильной. Основными религиозными объединениями в регионе являлись Русская православная церковь, общества мусульман и евангельских христиан-баптистов. Кроме них действовали различные организации, относящиеся к христианским течениям и сектам: пятидесятники, хлысты, молокане и другие. Количество религиозных обществ Куйбышевской области во второй половине 1980-х гг. стало расти, в то время как их количество в Пензенской и Ульяновской области оставалось неизменным.

О численности верующих судить сложно в связи с тем, что по Конституции СССР советские граждане не делились по религиозной принадлежности, и государство не вело официальной статистики. Согласно социологическим опросам, в ходе Перестройки авторитет религиозных организаций рос. К 1991 г. доверие населения к церкви было выше, чем к любому другому государственному или общественному институту страны. Это можно объяснить тем, что старые советские ценности и приоритеты оказались утраченными либо девальвированными. На этом фоне религия выступила в качестве духовной оппозиции марксистскому мировоззрению, и в обществе начал происходить возврат к традиционным духовным ценностям. Как следствие, неизменно увеличивалось количество совершаемых религиозных обрядов, росли доходы церквей, расположенных в Среднем Поволжье, что косвенно свидетельствует об увеличении численности верующих.

Изменился также портрет верующего и священнослужителя. Для верующих стало характерно преодоление страха перед властями и большая уверенность в себе. Священнослужители также стали увереннее идти на контакт с властями, получили право выступать в прессе и светских аудиториях, не замыкаясь в стенах храмов. Религиозные организации испытывали сложности с подготовкой священнослужителей из-за отсутствия в стране достаточного количества профильных учебных заведений. Другой проблемой стало возвращение строений, ранее принадлежавших церкви. Возврат недвижимого имущества стал одним из новых направлений деятельности священнослужителей и верующих в эпоху Перестройки.

Вплоть до 1987 г. официальная идеология все еще продолжала борьбу против укрепления и распространения религиозных взглядов. Активно вводились в практику новые советские праздники и обряды, призванные заменить собой устоявшиеся религиозные традиции. В 1988-1989 гг. наметился коренной перелом в отношении власти к церкви. Изменения государственной политики в отношении религии были резкими и кардинальными, дающими основание говорить о своеобразном «шараханье». Отчетливо этот процесс прослеживался на примере периодической печати Среднего Поволжья.

В конце 1980-х гг. в страну стали проникать новые религиозные организации, в том числе тоталитарного и деструктивного характера. В Среднем Поволжье активно этот процесс стал проходить с 1991 года. Среди первых подобных организаций в регионе можно отметить религиозное общество «Сознание Кришны», церковь «Свидетелей Иеговы» и другие. Росло увлечение в среде молодежи буддизмом, а в начале 1990-х гг. г. Тольятти стал неофициальной «столицей» Сахаджа-Йоги. Новые религиозные организации вызвали большой интерес и пользовались популярностью среди населения, желавшего заполнить духовный вакуум, образовавшийся при крушения коммунистических идеалов.

В «Заключении» подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы. Население, встретившее Перестройку в целом с воодушевлением, с течением времени начало все более разочаровываться в ней, видя вместо позитивных реформ лишь имитацию деятельности и формализм со стороны партийной номенклатуры. В Среднем Поволжье, как и в целом по стране, политика Перестройки привела к ослаблению позиций коммунистической партии и снижению численности ее рядов. Крупнейшая официальная общественно-политическая организация страны – ВЛКСМ, не сумев приспособиться к изменившимся условиям, также быстро теряла своих сторонников. Под влиянием демократизации и гласности у населения появились возможности создавать независимые от властей общественные организации и объединения, в том числе политической направленности. Наиболее организованные неформальные политизированные формирования и «народные фронты» развились в протопартии со своими лидерами, политической программой и многочисленными сторонниками.

В Среднем Поволжье наибольшей политической активностью отличалась Куйбышевская область. Можно предположить, что политическая активность города объяснялась высоким образовательным уровнем рабочего класса, занятого в наукоемких производствах города, и большим количеством инженерно-технических и преподавательских кадров. Фактически все лидеры неформальных политизированных формирований г. Куйбышева имели высшее техническое либо гуманитарное образование. И если рабочие добивались социальной справедливости, то лидеры неформальных политизированных формирований могли руководствоваться стремлением разрушить политическую монополию КПСС, проложив себе на волне антикоммунистических настроений дорогу во власть. Несмотря на то, что г. Ульяновск, также как и г. Куйбышев, являлся центром наукоемкой промышленности, протестных движений, подобных куйбышевским, в нем не отмечалось, что может быть связано с идеологическим статусом малой родины В.И. Ленина и особым отношением его жителей к Советской власти. Город Пенза, являясь одним из центров провинциальной культуры, также не стал значимой ареной политической борьбы. Но, несмотря на политическую борьбу и временами жесткое противостояние официальной власти и независимых политических формирований в Среднем Поволжье, последние не выдвигали сепаратистских лозунгов и не ставили своей целью разрушение СССР.

Среди образованных в период Перестройки независимых общественных организаций экологические объединения пользовались наибольшей популярностью у населения, а выдвигаемые ими лозунги неизменно встречали сочувствие в обществе. Именно экологическим организациям успешнее всего удавалось противостоять государству в борьбе за интересы общества. Экологические организации в исследуемом регионе активно взаимодействовали с неформальными политизированными формированиями в противостоянии властям.

Возрождение религиозных организаций Среднего Поволжья объясняется снятием идеологических клише с религии, а также разочарованием населения в советских идеалах и ценностях. Население за годы советской власти утратило религиозную культуру и потеряло связь с традиционными для страны конфессиями, в связи с чем в конце 1980-х гг. популярность стали приобретать новые для страны религиозные секты, в том числе тоталитарного и деструктивного характера. 

Таким образом, в регионе возникли и действовали десятки политизированных, религиозных и экологических объединений, настойчиво боровшихся за свои убеждения. Активная гражданская позиция населения страны и региона в период Перестройки способствовала завоеванию политических свобод, формируя основы гражданского общества.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях:

1. Сеелев И.В. Кризис общественного доверия к партийным организациям Среднего Поволжья в период Перестройки в Советском Союзе в 1985-1991 годах // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2011. №3 (17). С. 129-133.

2. Сеелев И.В. Куйбышевская партийная организация КПСС периода Перестройки (1985-1991 гг.): опыт социологического и статистического исследования // Научные ведомости БелГУ. Серия «История. Политология. Экономика. Информатика». 2011. №7 (102), Вып. 18. С. 223-230.

3. Сеелев И.В. Нарастание кризисных явлений в комсомольских организациях Среднего Поволжья в период Перестройки в Советском Союзе в 1985-1991 годах // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2011. №3 (17). С. 124-128.

4. Сеелев И.В. Развитие религиозных организаций в Среднем Поволжье в 1985-1991 гг. // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. Научно-теоретический журнал. Серия «Гуманитарные науки и образование». Выпуск восьмой. – Тольятти, 2011. С. 179-186.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

5. Сеелев И.В. Государственная идеология в СССР в 1964-1985 гг. // Научный Молодежный ежегодник. Выпуск IV. Материалы открытого международного молодежного научного форума «Мир глазами молодых учёных» / Под редакцией С.А. Репинецкого, С.А. Гомоновой, А.И. Деминой, А.А. Косицына. – Самара: Издательство СамНЦ, 2009. С. 219-228.

6. Сеелев И.В. Внутрипартийная дискуссия перед XXVIII съездом КПСС на материалах Куйбышевской области // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Гуманитарные и социальные науки, образование. Часть I. - Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2011. С. 87-92.


1 Коваленко В.И., Гаман-Голутвиной О.В., Барсенкова А.С., Соловьева А.И., Шестопал Е.Б., Расторгуева В.Н. Общероссийская научная конференция «Перестройка: 20 лет спустя» // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2005. №6. С. 29-58.

2 Косолапов Н.А. Что это было? (размышления о Перестройке в свете когнитивных итогов) // Общественные науки и современность. 2005. №1. С. 5-19; Бутенко А.П. «Горбачевская Перестройка»: эйфория надежд // Социально-гуманитарные знания. 1999. №5. С. 193-202

3 См., например: Анохина О.А. Зарубежное закулисье в развале СССР // Инновационное образование и экономика. 2010. Т. 1. №7. С. 102-108.

4 Сорман Г. Выйти из социализма. – М., 1991; Харт Г. Россия потрясает мир: Вторая русская революция и ее воздействие на Запад. – М., 1992; Кьеза Д. Переход к демократии. – М., 1993.

5 Шляпентох В.Э. Советский Союз – нормальное тоталитарное общество. Опыт объективного анализа // Социологические исследования. 2000. №2. С. 115-124.

6 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М., 2000.

7 Верт Н. История Советского государства. – М., 2002.

8 Малиа М. Советская трагедия: история социализма в России. 1917-1991. – М., 2002.

9 White, S. Gorbachev in power – Cambridge University Press, 1990; Robinson, N. “The Party is sacred to me” Gorbachev and the place of the party in soviet reform, 1985-1990 // Discussion Paper Series. Russian and Soviet Studies Centre, University of Essex. June – 1991 – №10.

10 Brown, A. The Gorbachev factor – Oxford University press, 1996; Russia after the cold war // Ed. by M. Bowker and C. Ross – Edinburgh, 2000; Валлерстайн И., Дерлугьян Г. История одного падения // Эксперт. 2012. №1. С. 12-19.

11 Сельцер Д.Г. Перестройка и дестабилизация номенклатурной организации власти // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. №1. С. 42-53.

12 Лапин Н.Ю. Трансформация советской политической элиты // Управленческое консультирование. Актуальные проблемы государственного и муниципального управления. 2005. №1. С. 112-130; Волгин Е.И. Эволюция КПСС в 1985-1991 гг.: Историко-политологическое исследование. Дисс. … канд. ист. наук. – Москва, 2001.

13 Мироненко В.И. Комсомол в период реформации советского общества: 1985-1991 гг. Дисс. … канд. ист. наук. – Москва, 2000; Мухамеджанов М.М. Комсомол: последние десять лет (1981-1991) // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/6/Mukhamedzhanov_Komsomol/

14 Ручкин Б.А. Комсомольская элита в советский и постсоветский периоды страны // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2010/6/Ruchkin_Komsomol_Elite/

15 Громов А.В., Кузин О.С. Неформалы: кто есть кто? – М., 1990; Добрынин В., Суслова К., Ювкин М. Самодеятельные инициативные организации: проблемы и перспективы развития. – М., 1990; Неформалы: кто они? Куда зовут?: Сб. ст. / Ред.-сост. Вьюницкий И.В. – М., 1990; Неформальная Россия: О «неформальных» политизированных движениях и группах в РСФСР (опыт справочника) / Сост. Березовский В., Кротов Н.. – М., 1990;  Сикевич З.В. Политические игры или политическая борьба? Партии, движения, ассоциации глазами социолога. – Л., 1990; Астахов Е.В. Становление многопартийности в СССР: некоторые аспекты. – Харьков, 1991 и др.

16 Ульянова Ю.С. Опыт деятельности Московского, Ленинградского «народных фронтов», «Объединенного фронта трудящихся» // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2009. №1. С. 139-142.

17 Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985-2001: от Горбачева до Путина. М., 2001; Решетников О.М. Неформальные объединения в СССР в годы Перестройки // Власть. 2009. №11. С. 26-28.

18 Шубин А.В. Социально-гражданские движения в период Перестройки // Судьба России: вектор перемен. Материалы Международной научной конференции. Т.I / Под ред. Пихои Р.Г. – Екатеринбург-Москва, 2007; Шубин А.В. Диссиденты, неформалы и свобода в СССР. – М., 2008.

19 Лемешев М.Я. Природа и мы. – М., 1989; Ожегов Ю.П., Никонорова Е.В. Экологический импульс. – М., 1990.

20  Волга. Боль и беда России. – М., 1989; Катасонов В. Перестройка в противогазе // Экос. 1991. №1. С. 30-35.

21 Халий И.А. Экологическое общественное движение и власть: формы взаимодействия // Политические исследования. 2008. №4. С. 130-139.

22 Ислам на пороге XXI века. – М., 1989; Русское православие: вехи истории. – М., 1989; Бессонов М.Н. Православие в наши дни / М.Н. Бессонов. – М., 1990 и др.

23 Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века // Юность. 1993. №1. С. 61-67; Цыпин В. История Русской Православной Церкви 1917-1990 гг. – М., 1994; Иеромонах Филипп (Симонов). Церковь в переходном обществе // Свободная мысль. 1997. №3. С. 78-93; Костюк К.Н. Русская православная церковь и общество: нравственное сотрудничество или этический конфликт? // Политические исследования. 2002. №1. С. 105-117 и др.

24 Крючков В.В. Социально-экономическое и политическое развитие Куйбышевской области в 1985-1991 гг. / Под науч. рук. канд. ист. наук М.В. Астахова. – Самара, 2002; Мельниченко О.В. Кризис системы управления КПСС 1985-1991 годов в Пензенской области. Дисс. ... канд. ист. наук. – Пенза, 2006.

25 Матвеев М.Н. Советская власть Самары в 1991-1993 гг. – Самара, 2005; Он же. Власть и общество в системе местного самоуправления России в 1977-1993 гг. – Самара, 2005.

26 Волга: Боль и беда России. М., 1989; Зеленый шум. / Сост. В.И.Тимошенко. – Самара, 1991; Четвертков Н.В. Создание Волго-Камского гидроэнергетического каскада и его влияние на окружающую среду // Российская история. 2010. №2. С. 52-61.

27 Макеева Е.Д. Становление и развитие природоохранного и экологического движения в Самарской области. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. – Самара, 2002.

28 Виноградов А.В., Зимин В.А. История российского общественного экологического движения. – Самара, 2008.

29 Якунин В.Н. Религиозный фактор в развитии культуры Куйбышевской области (1965-1990 гг.) // Вестник Оренбургского государственного университета. 2008. №7. С. 154-160; Шакирова Э.З. Эволюция государственно-церковных отношений на Южном Урале и Среднем Поволжье во второй половине XX века. Дисс. … канд. ист. наук. – Оренбург, 2010; Королев А.А. Власть и мусульмане Среднего Поволжья: эволюция взаимоотношений. 1945-2000 гг. Дисс. … док. ист. наук. – Москва, 2009.

30 КПСС о Перестройке. Сборник документов. – М., 1988; Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1988). Т.15. 1985-1988. – 9 изд., доп. и испр. – М., 1989; Документы и материалы XX съезда Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, 15-18 апр. 1987. – М., 1988.

31 XXVII съезд Коммунистической партии Советского Союза, 25 февраля – 6 марта 1986. Стенографический отчет. [В 3 т.]. Т.1. – М., 1986; XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня - 1 июля 1988 г.: Стенографический отчет. [В 2 т.]. – М., 1988; XXVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза, 2 – 13 июля 1990 г.: Стенографический отчет. [В 7 т.]. Т. 1. – М., 1991.

32  Материалы Пленума Центрального комитета КПСС, 23 апр. 1985 г. / КПСС. ЦК. Пленум (1985, апрель). – М., 1985; Материалы Пленума Центрального комитета КПСС, 27-28 янв. 1987 г. / КПСС. ЦК. Пленум (1987, январь). – М., 1987; Материалы Пленума Центрального комитета КПСС, 5-7 февр. 1990 / КПСС. ЦК. Пленум (1990, февраль). – М., 1990 и др.

33 Первый съезд народных депутатов СССР: Стенографический отчет. В 6 т. – М., 1989.

34 Народное хозяйство РСФСР за 70 лет: Статистический ежегодник / Госкомстат РСФСР. – М., 1987; РСФСР в цифрах в 1987 г. Краткий статистический сборник / ЦСУ РСФСР. – М., 1988; РСФСР в цифрах в 1989 г. Краткий статистический сборник / ЦСУ РСФСР. – М., 1990 и др.

35 Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. – М., 1985; Он же. Октябрь и Перестройка: революция продолжается. – М., 1987; Он же. Понять Перестройку… Почему это важно сейчас? – М., 2006.

36 Болдин В.И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М.С. Горбачева. – М., 1995; Гайдар Е.Т. Дни поражений и побед. – М., 1997; Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. – М., 1990; Рыжков Н.И. Перестройка: история предательств. – М., 1992; Хасбулатов Р.И. Великая российская трагедия. В 2 т. – М., 1994; Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым. По дневниковым записям. – М., 1993; Шапошников Е. И. Выбор: Записки главнокомандующего. – М., 1993; Явлинский Г.А. 400 дней доверия. – М., 1990; Яковлев А.Н. Перестройка: 1985-1991. М., 2008; Янаев Г.И. ГКЧП против Горбачева. Последний бой за СССР. – М., 2010 и др.

37 Кабытов П.С. Судьба-Эпоха: автобиография историка. – Самара, 2008; Карлов В.А. Записки самарского правозащитника. Рукопись // Личный архив Сеелева И.В.; Интервью Завального А.Н. // Личный архив Сеелева И.В.; Интервью Кузьминой Л.Г. // Личный архив Сеелева И.В.; Интервью Карлова В.А. // Личный архив Сеелева И.В.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.