WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МИТРОХИН АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСИКИЕ

НАСТРОЕНИЯ КРЕСТЬЯНСТВА В 1921-1927 ГГ.

( НА МАТЕРИАЛАХ  РЯЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва- 2012

Работа выполнена на кафедре истории и культурологи гуманитарного факультета  ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса».

Научный руководитель:                доктор исторических наук, профессор

                                       Егоров Владимир Георгиевич

Официальные оппоненты:        Рогалина Нина Львовна,

                                       доктор исторических наук, профессор, 

       Московский  государственный университет

               им. М.В. Ломоносова,        профессор  кафедры отечественной истории ХХ-ХХI вв. 

                                                       Зозуля Ольга Александровна,

                                                       кандидат исторических наук, профессор,

                                               Московский государственный открытый

                                               университет  им.  В.С. Черномырдина,

                                                       заведующая  кафедрой истории  права и

                                                       государства 

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет» 

Защита состоится 19 декабря 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам при ФГБОУ ВПО «Московский государственный областной университет» по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21а, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а.

Автореферат разослан                         «__17___» ноября  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета 

кандидат  исторических  наук, доцент       Никитаева Елена Борисовна

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 



Актуальность. Составная часть истории России - история крестьянства. Его положение и роль  в общественной жизни страны кардинально изменились в XX в.



Актуальность темы обусловлена историческим значением периода НЭПа для развития аграрной сферы, выходящим далеко за рамки 1920-х гг. и имеющим диалектическую связь с последующей модернизацией страны. Несмотря на значительное внимание, проявлявшееся отечественными исследователями к истории НЭПа, целый ряд аспектов этой темы, особенно на региональном уровне, остается недостаточно изученным.

В частности, изучение истории крестьянства такого важного региона как Рязанская губерния, непосредственно прилегающего к столице, носило отрывочный характер. Практически не было попыток комплексного рассмотрения влияния социально-экономических, политических, культурных процессов, происходящих в рязанской деревне в 1920 – е. гг. на общественно - политические настроения рязанского села. Исследование представляет собой попытку ликвидировать данный пробел.

  Изучение общественно - политических настроений крестьянства Рязанской губернии в 20-е гг. ХХ в. создает возможности для дальнейшего более углубленного рассмотрения взаимоотношения крестьянства с большевистской властью в условиях новой экономической политики не только на региональном, но и на общероссийском уровне. Разработка этой проблематики позволяет выявить отношение этого самого многочисленного слоя населения страны к основным мероприятиям советской власти, новым социально- политическим и культурным реалиям, а также механизмы взаимодействия с новыми социально-  политическими институтами. 

  Объектом исследования является крестьянство Рязанской губернии  в  1920- е гг.

  Предметом исследования являются общественно- политические настроения крестьянства Рязанской губернии в 1920-е гг.

  Хронологические рамки работы охватывают период с 1921 по 1927 гг. Обоснованность выбора нижней границы определяется X съездом РКП (б), положившим начало новой экономической политики. Верхняя граница обусловлена началом свертывания НЭПа и политикой форсирования социально- экономических процессов, которая привела к отказу от либерального экономического курса. Чрезвычайные меры, предпринятые в ходе хлебозаготовительной кампании 1927-1928 гг., означали фактический отказ от нэповского курса в ключевом звене - взаимоотношении с крестьянством.

  Территориальные рамки. Исследование проблемы осуществлено на материалах Рязанской губернии, которая была в начале ХХ в. земледельческой. Часть её уездов: Касимовский, Зарайский, Скопинский, отчасти Рязанский носили характер полупромышленных, значительная часть их  населения работала  на промышленных предприятиях, участвовала в отхожих промыслах. В губернии к 1920 г. из почти 2, 5 миллионного населения в городах проживало около 4 %, а к крестьянству принадлежало более 86%.

Теоретико-методологический основой исследования стал многофакторный подход в познании истории рассматриваемого явления. Методологической базой работы являются принципы объективности, историзма и системности, реализующиеся в интегративном подходе к изучаемой действительности. Методологические основы исследования определяются разнообразным кругом теоретических разработок отечественной и зарубежной исторической науки по проблемам крестьяноведения, социальной психологии, философии, социологии, политологии.

  При написании диссертационного исследования автором использовались общенаучные методы исследования, к которым относятся анализ, синтез, индукция и дедукция, аналогия, классификация, систематизация и др., позволявшие комплексно рассмотреть и охарактеризовать экономические, социально- политические процессы в рязанской деревне. Метод фронтального исследования архивов  и других источников позволил всесторонне изучить исследуемые события в указанном регионе.

  В ходе работы над диссертацией активно использовались проблемно - хронологический, структурно - функциональный, историко – системный методы. В совокупности они позволили  выявить особенности формирования общественных настроений в сельской местности, взаимодействие крестьянства с властью, c новыми социальными институтами.

Для системного исследования настроений крестьянского социума используется социокультурная теория, в которой находят место экономика, политика, культура.

  Цели и задачи. Целью данного исследования является выявление общего и особенного в настроениях рязанского крестьянства общественно - политических настроений крестьянства и влияния на них социально- политических, экономических и культурных процессов, происходивших в деревне в 1920- е гг.

Данная цель предполагает решение следующих задач: 1) показать отношение рязанского крестьянства к налоговой политике Cоветской власти и его реакцию на аграрную политику и проводимые преобразования в Рязанской губернии 2) отразить особенности восприятие рязанским крестьянством советских и партийных органов власти, действующих в рязанской деревне в 1920-е гг., а также реакцию сельских тружеников на выборы в сельские советы 3) исследовать реакцию мелких сельских производителей на внешне политические мероприятия советского государства в 1921-1927 гг. 4) рассмотреть отношение крестьянства к системе социальных учреждений, действующей в рязанской деревне в 1920-е гг. и к культурной политике Советской власти в деревне.

Историография : Первые шаги в изучении общественно - политических настроений российского крестьянства в 20-е гг. XX в. были предприняты современниками. В первой половине 20-х гг. XX в. представители исторической школы новой этнографии в очерках о жизни населения отдельных сел и деревень описывали быт, традиции, этические, социальные воззрения крестьянства, фиксировали отношение крестьян к советам, сельским коммунистам, религии, кооперации и т.д1. 

Методологическую основу изучения общественно - политических настроений крестьянства в зарождающемся в 20 – е гг. XX в. марксистском направлении исторической науки составили взгляды В. И. Ленина, который делал акцент на двойственности классовой психологии и политических симпатий крестьянства, отрицательно оценивал его « мелкобуржуазную сущность», консервативность, отчуждение от политики, монархические иллюзии и религиозность2.  С переходом к НЭПу  у В. И. Ленина происходит определенная эволюция  во взглядах. Хотя в  его работах  и говорится о мелкобуржуазной сущности крестьянства, он, однако,  рассматривает  российского крестьянина в качестве центральной фигуры хозяйственного подъема3. 

  В 20-е гг.  начинается исследование крестьянства рязанского региона. Авторы акцентировали  внимание на социально-экономической структуре крестьянского хозяйства Рязанской губернии,  особенностях сельскохозяйственного производства, положении с землеустройством и землеобеспеченностью 4.  Однако, в этих  работах практически не получили освещения  культурные, политические аспекты жизни рязанской деревни.

В целом период 1920- х. гг. в развитии аграрной истории был весьма плодотворным. Открытая полемика между представителями различных школ и направлений, введение в оборот широкого круга источников, разработка новых методик способствовали обогащению научной мысли и предопределили становление нового направления в исторической науке - крестьяноведения. Однако специальных работ, посвященных проблемам общественно- политических настроений крестьянства, в этот период практически не было.

В период 1930-х – 1950-х гг.  в историко-аграрных исследованиях преобладал социально-экономический крен. Богатый фактический материал, разнообразная проблематика публикаций 1920-х гг. не был востребован исследователями в 1930-е - 1950-е гг. На фоне апологетики сплошной коллективизации был отмечен спад интереса к периоду НЭПа.

Для немногочисленных исследований  этого периода были характерны крайняя узость источниковой базы, обязательное следование схемам «Краткого курса ВКП (б)». При характеристике общественного облика нэповской деревни главное внимание уделялось искоренению традиций и "предрассудков" крестьянства, препятствующих распространению коллективных форм организации сельского хозяйства5. Анализ литературы показывает, что в этот период исследований общественно- политических настроений советского крестьянства  не проводилось.

  Активизация исследований  данной проблематики началась со второй половины 50-х гг. XX в., что в существенной мере было связано с политическими и духовными сдвигами в стране в послесталинский период. Исследователи аргументировали необходимость изучения социальной психологии и общественных настроений. 

  В конце 60-х гг. ХХ в. теоретическое осмысление и конкретно - историческая разработка проблемы общественно- политических настроений были признаны одной из важных задач изучения истории советского крестьянства. Достижением этого этапа в развитии историографии стало оформление представления о содержании понятия «общественно - политическая жизнь деревни». В  монографиях Ю.С. Кукушкина, В.А. Сидорова, Ю.А Полякова нашли отражение вопросы классовой борьбы в деревне и общественно- политической активности  ее социальных слоев. 6 Большое внимание стало уделяться изучению аграрной истории, социально-экономическим, бытовым явлениям, влиявшим на общественные настроения в деревне и политическую активность крестьянства7.  Возросло внимание историков к вопросам деятельности общины, взаимоотношениям крестьянства и местных органов власти, культуры,  быта и досуга крестьян8. В период  70-х гг. – 80- х гг. начали обсуждаться вопросы о расширении источниковой базы исследования аграрной истории, привлечении социологических обследований, писем, воспоминаний крестьян, материалов периодической печати 9. В ряде работ предпринимается попытка изучения  общественно- политических настроений крестьянства  20-х гг.10

  В этот период выходит ряд работ, посвященных  социально-экономическим и политическим аспектам истории  рязанского крестьянства в 1920- е гг. Н. Т. Минин  проанализировал политическую активность различных групп крестьянства в период выборных кампаний в сельские советы. Среди причин возникновения политического абсентеизма крестьянства  автор отмечает административное воздействие на избирателей, частую подмену выборов кооптацией, принудительное налоговое обложение населения волостными исполкомами и сельсоветами, административный характер работы советов11.  Н.Г. Соколов рассмотрел ход восстановления сельскохозяйственного производства в Рязанской губернии в годы НЭПа. 12  В это период выходит исследование « Очерки истории Рязанской организации КПСС». Работа ценна тем, что в ней находят освещение вопросы экономического и социального положения рязанского крестьянства в 20-е гг., проблемы партийного строительства  в рязанской деревне в этот период. Однако  общественно- политические настроения крестьянства практически не нашли никакого отражения в этом исследовании 13. Г. В. Хорошилов, анализируя создание материально- технических и политических предпосылок  массовой коллективизации сельского хозяйства, показал особенность социальной структуры рязанского села к завершению периода НЭПа, выявил последствия аграрных преобразований Советской власти в Рязанской губернии к началу коллективизации: в землеустройстве, кооперативном строительстве 14.

  Выше перечисленные работы во многом содержали большой фактический материал, с учетом его доступности, однако, как и в самих работах, так и в обобщающих историографических исследованиях до начала 1990-х гг. методология анализа российской деревни предопределялась идеологией правящей коммунистической партии. Отдельные аспекты политических настроений крестьянских масс, их отношение к политике Советской власти рассматривались в связи с освещением социально- экономической политики или в контексте идейно- политической деятельности партийных органов в деревне.

  Идеологизированный интерес к проблемам НЭПа в перестроечный период не только спровоцировал небывалый интерес к двадцатым годам, но и позволил увидеть в новой экономической политике реальный путь выхода из экономического кризиса, в котором оказалась страна. К концу 80-х гг. относится переиздание трудов видных экономистов15. Развернулась широкая дискуссия по проблеме альтернативности НЭПа. Ряд авторов отмечали, что в 20-е гг. ХХ в. существовали реальные альтернативы разрешения кризисов НЭПа за счет расширения рыночной составляющей16. Другие исследователи подчеркивали, что НЭП не мог привести ни к чему, кроме, как к тоталитаризму17. 

  Начало нового этапа характеризовалось постепенным преодолением идеологической заданности и стереотипов связанных с формационным, классовым подходом в оценке исторических явлений, в том числе, опыта аграрных преобразований в годы НЭПа 18.

  Радикальные изменения общественно - политической ситуации в стране в  90-е гг. вновь активизировали интерес  к аграрным проблемам НЭПа. Начало нового этапа историографии связано с более гибкой позицией исследователей по отношению к внутренним и внешним конфликтам и противоречиям складывающейся системы, к взаимодействию экономики, политики и идеологии, к отказу от однозначных выводов и изучению проблемы в комплексе.

На современном этапе  специалистов привлекают проблемы общественного сознания, крестьянской ментальности, социально-политической активности деревни в период НЭПа19. Большую роль в формировании нового представления о нэповской действительности сыграло изучение социальной истории. В работах стали использовать междисциплинарные связи, исследователи акцентируют внимание на локальной истории, расширяют источниковедческую базу: больше применяют социологические исследования, нарративные источники, крестьянские письма20.  Важной особенностью исследований по нэповской проблематике, выполненных в рамках социальной истории, стало привлечение внимания историков к проблеме «обратной связи» между властью и обществом. На смену созданной в прежней историографии картине соответствия всех действий большевистской власти настроениям и чаяниям подавляющего большинства населения страны приходит понимание неоднозначной, изменчивой реакции крестьянского социума на нэповской курс власти21.

  В изучении рязанского крестьянства в  послеперестроечные годы  находят некоторое отражение проблемы взаимоотношения крестьянства с властью, продолжается исследование экономических и социальных процессов, происходивших в рязанской деревне в 1920-е гг.  Л.В. Третьяк  начинает изучение общинных институтов рязанского крестьянства в 1920 –е гг.,  влияния общины на психологию крестьянства, взаимоотношение общинных структур с сельскими советами 22. О. В. Плеханова обращает внимание на такой важный аспект крестьянских настроений как отношение рязанского крестьянства к налоговой политике во второй половине 1920-х гг.23.





  Взаимоотношение рязанского крестьянства с властью в первые годы НЭПа, его экономическое и социальное положение рассматриваются в диссертационном исследовании О.Г. Вронского24.  Предметом исследования  кандидатской диссертации И.Е. Воронова  стала  особенность  экономических мероприятий,  проводимых властью, в том числе, в рязанской деревне в период НЭПа25. Обзор региональных исследований показал, что в них довольно большое освящение получили социальные процессы и экономическая политика Cоветской власти в  рязанской деревне в период НЭПа. Однако, вне поля зрения исследователей оказались социально- политические  настроения рязанского крестьянства 1920- х гг.,  его отношение  к советским и партийным структурам, культурной и социальной политике Советской власти.

Источниковая база исследования: Источниковой базой диссертационного исследования послужил комплекс как опубликованных, так и впервые вводимых в научный оборот материалов. Они различны по своему характеру и степени достоверности. Источники можно выделить в группы в соответствии со степенью достоверности. Основное количество документального материала, использованного в исследовании, содержится в центральных и местных архивах и вводится в оборот впервые.

  Первую группу среди них составляют опубликованные официальные документы - партийные решения, законодательные акты, материалы и документы руководящих органов ВКП (б), постановления партии и правительства, стенограммы съездов и конференций, вошедших в  ряд документальных изданий. Данные документы позволяют выявить основные направления в государственной политике в деревне, представляют возможность сравнить издававшиеся законы с особенностями решений властных органов и определить их влияние на формирование отношения  рязанского крестьянства к власти26.

  Из опубликованных источников, отражающих общественно - политические настроения рязанской деревни, следует отметить вышедшее в 1998 г.  многотомное собрание чекистских документов «Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ-НКВД». Издание содержит большое количество ранее секретных документов, отражающих настроения рязанского крестьянства в данный период27. В исследовании также были использованы материалы секретных отчетов ОГПУ, опубликованных в издании  «Совершенно секретно» Лубянка – Сталину» о положении в стране, в которых была также представлена информация об отношении крестьянства к основным мероприятиям Советской власти. Этот сборник документов содержит  также сведения о социально- экономическом положении рязанской деревни в отдельные годы НЭПа28.

Важным источником является также вышедший в 2001 г. сборник документов « Крестьянские истории: Российская деревня 20 – х. гг. в письмах и документах»,  по фондам Российского государственного архива экономики и Российского государственного архива социально- политической истории. В сборнике представлены письма, жалобы, воззвания, приговоры крестьянства Рязанской губернии, позволившие составить представление  об общественно-политических настроениях в деревнях29.

Большую ценность представляет отчет контрольной комиссии губернского партийного комитета, опубликованный в 1925 г. Он дает представление о ходе партийного и культурного строительства в рязанском селе, перевыборной кампании 1925 г., об отношении к этим мероприятиям крестьянства30.

  Выходившие в 1920-е гг. в Рязанской губернии журналы «Коммунист»- главный печатный орган рязанского губернского партийного комитета, «Наш опыт» и « Наше хозяйство», издаваемых рязанским губернским исполнительным комитетом советов крестьянских и рабочих депутатов, содержат много сведений о политической и социально-экономической обстановке в рязанской деревне. В статьях этих изданий подробно освещены положение сельских коммунистов, деятельность сельских советов, отношение к деревенским большевикам крестьянства, показаны аграрные мероприятия,  динамика кооперативного строительства в рязанском селе, положение сельских образовательных учреждений и пр.

  Большое значение в исследовании проблем социально-экономического и культурного положения рязанской деревни представляют газетные издания « Наша деревня», «Деревенская газета», ориентированные на сельское население. Эти издания помимо обзорных материалов и информационных статей  содержат письма сельских жителей. Публикации уездной прессы в таких изданиях, как « Красный восход» (Касимов), «Крестьянин - коммунист» (Шацк и Михайлов) не только обогащают исследуемые сюжеты интересными деталями, но и подчас содержат достаточно серьезные обзорные статьи по отдельным аспектам социально- политического развития губернии. 

Обобщающие сборники губернского статистического управления включают материалы о мероприятиях в области землеустройства и агропропаганды, экономики крестьянского хозяйства: урожайности основных сельскохозяйственных культур, обеспеченности рабочим и молочным скотом, сельскохозяйственным инвентарем,  а также количестве сельских социальных учреждений31.

  Основной массив документального материала по истории крестьянства Рязанской губернии находится в Государственном архиве Рязанской области (ГАРО). В фонде (Ф.Р-4.Оп.1.) рязанского губернского исполнительного комитета советов крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов содержатся материалы обследования деятельности низовых сельских и партийных структур, стенограммы заседаний беспартийных крестьянских конференций, доклады уездного советского руководства о политическом и экономическом состоянии уездов. Особую ценность представляют сводки губернского отдела ОГПУ (Ф.Р-4.Оп.2.), содержащие сведения о восприятии крестьянством различных социально-экономических и политических процессов: в частности, отношение крестьянства к налоговой политике, выборам в сельские советы, лишению избирательных прав, сельским большевикам, событиям, связанным с борьбой за власть в верхах коммунистической партии и др. 

При подготовке исследования использовались материалы касимовского исполкома (Ф. Р-12. Оп.1.), хранящиеся в ГА РО. Нужно отметить, что ранее документы данных фондов в научный оборот не вводились. Материалы этого фонда содержат социально-экономическую характеристику положения и общественных настроений крестьянства в крупнейшем уезде губернии.

  Богатейшую информацию  об общественно - политических настроениях рязанского крестьянства содержат документы губернского партийного комитета, хранящиеся в соответствующем фонде ГА РО (П-1.Оп.1.). Материалы  фонда включают обширные сведения о социально-экономических процессах в рязанской деревне, партийном строительстве, социальной и культурной политике Советской власти в регионе. Большую ценность представляют доклады партийного губернского  и  уездных  руководителей коммунистических организаций о реакции крестьянства на идеологические кампании, культурно- просветительские мероприятия, проводимые советскими и партийными структурами в рязанской деревне. Большая часть их была рассекречена только в конце 80-х гг. и в настоящее время слабо разработана исследователями.

В работе были использованы материалы по послереволюционному периоду развития региона из фондов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Много ценных свидетельств и наблюдений содержится в докладах уполномоченных ЦК, работавших в регионе, которые сохранились в  материалах отдела ЦК РКП (б) по работе с деревней (Ф.17.Оп.33.). Закрытые информационные письма и отчеты секретарей Рязгубкома в информационный отдел и секретариат ЦК позволяют проследить политические настроения рязанского крестьянства этого периода, выявить особенность протекающих в рязанской деревне экономических, политических и социальных процессов.

  Одним из наиболее интересных и значимых источников для  исследования проблемы взаимоотношения крестьянства  и власти в 20-е гг. являются письма в «Крестьянскую газету», содержащиеся в особом фонде  396. Оп.33. Российского государственного архива экономики РГАЭ. Фонд содержит письма, в которых рязанские крестьяне показывают свое отношение к происходящим на селе экономическим и политическим процессам: кооперативным организациям, выборной кампании в сельские советы. Много внимания в  письмах крестьяне уделяют положению городского пролетариата, проблеме «ножниц цен», деревенскому комсомолу и сельским партийным ячейкам, сельским социальным и культурным учреждениям.  В письмах также содержится оценка деревней  политики центрального правительства и советской власти.

Научная новизна работы определяется результатами, полученными в ходе реализации поставленных задач.

1)  на конкретно- историческом материале, значительная часть которого впервые вводится в научный оборот, предпринята попытка проследить реакцию рязанского крестьянства на  налоговую политику Советской власти в деревне в период НЭПа,

2) исследуется отношение рязанского крестьянства к мероприятиям губернских и уездных властей, направленных на интенсификацию сельскохозяйственного производства,

3) рассматривается отношение  рязанского крестьянства к социальным группам деревенского населения в период НЭПа, социальной поддержке, оказываемой местными властями беднейшему крестьянству,

4) выделяется становление и положение партийных, комсомольских и советских организаций в рязанской деревне в 1920-е гг., а также отношение рязанского крестьянства к ним,  степень взаимодействия с ними, политические требования  рязанского крестьянства, его отношение к военной реформе и к борьбе за власть в партийных верхах,

5) показаны настроения рязанской деревни в период проведения  выборных кампаний в сельские советы, обращается внимание  на проблему восприятия  рязанским крестьянством внешней политики  Советской власти,

6) анализируется реакция рязанского крестьянства на культурную политику Советской власти в деревне, отношение крестьянства  к формирующейся на селе  системе культурных и социальных учреждений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На  общественно - политические настроения рязанского крестьянства  в 1920- е гг. оказывал влияние сложный набор факторов:  экономическое положение крестьянских хозяйств, поведение местных советских и партийных работников, размеры урожая, цены на сельскохозяйственную продукцию и промышленные товары, тяжесть налоговых выплат, имущественное положения других социальных групп.

  2. С переходом Советской власти к новым экономическим отношениям в деревне  происходит эволюция в характере настроений рязанского села.  Введение продналога, нового земельного кодекса, другие либеральные мероприятия Советской власти снижают остроту социального напряжения в деревни, способствуют росту доверия к власти и большевистской партии со стороны крестьянства. 

  Поводом для постоянного недовольства крестьянства  в 1920- е. гг. становится неспособность власти преодолеть культурную и экономическую отсталость деревни, установить выгодные экономические отношения с иностранными государствами, стремление подавить политическую активность села. Крестьянство критикует власть за сохранение  элементов « военного коммунизма» в управлении селом.  Со второй половины 1920-х гг. средняя и зажиточная часть крестьянства отчетливо проявляет недовольство «идеологическим»  характером  экономической и социальной политики власти в деревне, не учитывающий её хозяйственных интересов и общинных традиций. 

3. В 1920-е гг.  рязанское крестьянство взаимодействует с системой советских, партийных и комсомольских организаций, новыми культурными и социальными учреждениями. Однако  эти институты, лишенные материальной и административной самостоятельности, были оторваны от реальных потребностей деревне, в отношениях крестьянства к ним была характерна отчужденность.

  4. К исходу 20-х гг. в крестьянской среде  нарастает разочарование внутренней и внешней политикой Советской власти. К концу 20-х гг. рязанская деревня так и не смогла преодолеть свою хозяйственную и культурную отсталость. Отчетливо выраженное в крестьянских настроениях ожидание глубоких социальных перемен, господство общины, преобладание хозяйств, носящих полунатуральный потребительский характер, кризисы НЭПа в определенной степени подготовили рязанскую деревню к модернизации в ее сталинском варианте. 

Теоретическая и практическая значимость. Настоящая диссертационная работа может  представлять интерес для ученых, занимающихся изучением социально- политических процессов нэповской деревни. Материалы, изложенные в диссертации, могут быть использованы для разработки лекций, семинарских занятий и учебных пособий по истории советской деревни, а также в целях расширения регионального компонента в учебном курсе « отечественная история» для учащихся, средних, средне - специальных и высших учебных заведений.

  Апробация работа. Результаты исследования нашли отражения в публикациях автора, в докладах  и  сообщениях на научно- теоретических и научно- практических конференциях, в том числе одной международной, одной всероссийской, двух межвузовских. По теме диссертации опубликовано 7 научных работ, в том числе три по рекомендуемому списку ВАКа.

  Структура работа. Диссертация состоит из введения, двух глав, библиографического списка использованных источников и литературы, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

  Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и задачи исследования, обосновываются научная новизна и практическая значимость, хронологические рамки диссертационного исследования, анализируется степень изученности проблемы, раскрывается методология исследования, содержится обзор источников.

  В первой главе « Социально- экономическая политика советской власти в 1920-е гг. и ее последствия в Рязанской губернии» состоит из  трех параграфов. В этой главе проанализировано отношение рязанского крестьянства к социально- экономической политике Советской власти в деревне.

В первом параграфе « Налоговая политика Советской власти в 1921-1928 гг.  и настроения рязанских крестьян» рассматривается налоговая политика Советской власти в Рязанской губернии в 1921-1928 гг., отношение к ней рязанской деревни. К началу проведения первой налоговой кампании 1921 -1922 гг. социально- экономическая  ситуация  в рязанской деревне была крайне напряженной. Социально- экономическое и политическое положение губернии к началу 1921 г. можно охарактеризовать как состояние глубокого кризиса. Повсюду крестьяне демонстрировали недовольство продразверсткой, отмечали её негативное воздействие на развитие сельского хозяйства.

Введение продналога, несмотря на все его несовершенство и сохраняющиеся военно- коммунистические методы сбора позволило преодолеть крайнее истощение ресурсов деревни, продразверсткой 1920 г. было положительно воспринято середняцкой и зажиточной частью деревни. Беднейшее крестьянство в большинстве своем негативно отнеслось к налоговой политике. В 1925 г. в Рязанской губернии свыше 39 % хозяйств оставались безлошадными, 14 % хозяйств – бесскотными.  У них отсутствовали материальные ресурсы для выплаты налога, размеры налогового обложения не соответствовали  их реальным экономическим возможностям. 

Тяжким бременем на хозяйства беднейшего крестьянства ложилась выплата страховых платежей, различных сборов в сельские бюджеты,  возвращение семенной ссуды. Беднейшие крестьяне чаще других категорий крестьянства подвергались арестам с конфискацией имущества.  Из-за  злоупотреблений местных властей  они не могли использовать положенные льготы. Недовольство беднейшего крестьянства налоговой политикой особенно проявилось в ходе проведения полной денатурализации налогового обложения в 1924 г.  Реформа налогообложения  негативно воспринималась  значительной частью среднего крестьянства, хозяйство которого преимущественно носило натурально- потребительский характер.

  Властям для преодоления намечавшегося кризиса в отношениях с крестьянством  пришлось  пойти на либерализацию налогового режима.  Общая сумма сельхозналога на одно хозяйство в Рязанской губернии была сокращена почти в 2, 5-2 раза и составила 7, 57 против 18- 15 руб. в 1924-1925 гг. После значительного сокращения налоговых платежей и отказа от масштабных репрессивных мероприятий: массовых описей и конфискаций имущества, происходит поворот в настроениях рязанской деревни, растет доверие к Cоветской власти и её налоговой политике.

Отношение крестьянства к налоговой политике резко изменяется со второй половины 1920–х гг., когда Советская власть с целью изъятия средств  для  промышленной модернизации усиливает налоговой прессинг на деревню. В Рязанской губернии общая сумма налогового обложении возросла с 3.702.858 руб. в 1925-26 гг. до 4.862.487. руб. в 1926-27 гг., тяжесть налоговых платежей на одно хозяйство возросло с 7, 46  до 9, 85 руб. Следствием этого было сокращение поступления налоговых сборов до 50 %.

Большинство крестьянства считало справедливым включение в объект налогового обложения неземледельческих заработков.  Однако освобождение от выплаты налоговых платежей бедноты, расширение объектов обложения за счет не привлекавшихся ранее источников дохода вызвало неоднозначную реакцию села. Беднейшее и часть среднего крестьянства, не имеющая неземледельческих заработков, отнеслась к реформе налогообложения положительно, однако у экономически активного среднего и зажиточного крестьянства обложение неземледельческих заработков  вызвало резкое недовольство. Середняки и зажиточные крестьяне открыто заявляли, что новое налоговое обложение имеет откровенно прессинговый характер, подрывает заинтересованность  крестьянина в развитии хозяйства. 

  В 1927-1928 гг. система налоговых льгот для бедняцких хозяйств, до 35 % которых предполагалось освободить от уплаты сельхозналога, была расширена. На очередное усиление налогового давления крестьянство отвечало свертыванием своей экономической активности, сокращением объемов сельскохозяйственного производства. Так, в Рязанской губернии посевная площадь под зерновыми культурами уменьшилась в 1927 гг. в сравнении  с 1926 г. на 0, 5 %.

  В параграфе втором «Отношение рязанского крестьянства к аграрной политике Советской власти в период НЭПа »  показаны основные мероприятия Советской власти в Рязанской губернии в области развития сельскохозяйственного производства и отношение к ним деревни. Особое внимание среди них заслуживают такие направления как землеустройство, повышение агрикультуры крестьянских хозяйств, устройство опытных полей, организация совхозов, агропропаганда, кооперативное строительство и др.

Рязанская деревня положительно восприняла изменения в землеустроительной политике, так как обеспечение устойчивости крестьянского землепользования создавало благоприятные условия для развития крестьянских хозяйств. Свидетельством положительного отношения населения к новой аграрной политике стал стремительный рост заявлений о проведении землеустроительных работ. 

Однако масштабы землеустроительных мероприятий не могли удовлетворить запросов рязанского крестьянства, которое постоянно сталкивалось с волокитой, грубыми злоупотреблениями и вымогательством со стороны земельных органов. Основными причинами подобных негативных явлений в деятельности землеустроительного аппарата были  отсутствие в нем достаточного числа опытных специалистов, их плохое материальное обеспечение.

  НЭП способствовал быстрому развитию кооперации, инициатива  которой в рязанской деревне в начальный период  исходила снизу. Однако для успешного функционирования кооперативных организаций у крестьянства не хватало необходимых капиталов, основная масса кооперативов создавалась крестьянством для получения от власти кредитов. Большинство сельскохозяйственных кооперативов не занимались своими прямыми обязанностями: сбытом, хлебозаготовками и т.д, а сосредотачивались на торговле.

  Среди различных видов сельскохозяйственной кооперации в 1920- е  гг. в рязанской деревне наиболее широко была распространена потребительская.  Однако существующая кооперативная  сеть не могла охватить все сельское население губернии. К 1926 г.  одна  кооперативная лавка приходилось только на 8 селений. У широких слоев деревни потребительская кооперация авторитетом не пользовалась. Необходимые крестьянству товары чаще всего либо отсутствовали в кооперативных лавках, либо продавались по высокой на порядок выше, чем у частного торговца цене.

К концу 1925 г. в губернии действовало 212 кредитных кооперативных организаций с 25.659 членами. Существующая кредитная кооперация была не в состоянии удовлетворить потребность деревни в дешевом сельскохозяйственном кредите. Рязанское крестьянство неоднократно указывало местным властям на то, что кредитная сеть в деревне неразвита. Доминирование государственных средств вело к полному подчинению кооперации государству и превращение ее из механизма рынка в инструмент централизации, что приводило к неэффективности, забюрократизированности сельской кооперативной системы.

  Важную роль в интенсификации сельского хозяйства в Рязанской губернии наряду с кооперацией в 20-е гг. должно было сыграть внедрение передовых агротехнологий: переход на многопольные севообороты, правильное кормление скота, сортировка семян и т.д.  В 1920-е гг. в рязанской деревне внедрялись многопольные севообороты. Однако общая площадь крестьянских земель, на которых они применялись в 1926 г. соcтавила 10 %. Более широкому переходу на многополье мешали традиционные для Рязанской губернии неземлеустроенность, малоземелье и аграрное перенаселение,  дефицит и дороговизна семян многолетних трав (клевера, тимофеевки).

В третьем параграфе « Социально- классовая политика советов в 1920- е гг. в рязанском селе» показано восприятие рязанским крестьянством  социальной политики Советской власти, его реакция  на социальное расслоение советского общества.

  В настроениях  крестьянства отчетливо прослеживается неприязненное отношение к городскому пролетариату.  В период НЭПа среди значительной части крестьянства рабочие воспринимались как новый эксплуататорский класс. На  неприязненное отношение к рабочим, как к социальной группе, оказывали влияние неудовлетворенность социальными реалиями НЭПа, сохраняющимися тяжелыми условиями крестьянского труда, повторяющиеся угрозы голода, низкий образовательной и культурной уровень села, усиливающаяся безработица, завышенные цены на промышленные товары.  Крестьянство также испытывало неприязнь к городским служащим, получающих, по мнению деревни, слишком высокие оклады, бывшим помещикам, продолжающим проживать в своих имениях. Негативное восприятие городских слоев  объясняются так же принадлежностью крестьянства и городских рабочих и служащих к разным социо- ментальным ценностям( традиции и модерна).

Сложным, противоречивым являлось отношение крестьянства к социально- классовой политике советского государства в самой деревне. Крестьянство  испытывало тревогу и непонимание по поводу того, что экономическая успешность крестьянского хозяйства рассматривается властью как повод для причисления его к кулацкому. Группа  зажиточных, товарных хозяйств в Рязанской деревне составляла всего 1,5-2 %, поэтому попытки выделить кулацкую прослойку в деревне встречали протест не только со стороны крестьянства, но и многих сельских коммунистов.

  Особенно волнующим вопросом для крестьянства была проблема выделения бедняцкой прослойки в деревне. По мнению среднего и части беднейшего крестьянства, в деревне существовало две категории бедноты: «бедняки- лодыри», к которым относили крестьян, не желающих трудиться, и « бедняки- труженики - временные бедняки». К временным беднякам среднее крестьянство относилось с сочувствием. Оно полагало, что государство должно предоставлять  льготы и материальную помощь крестьянам лишь в том случае, если причиной их  бедности являются стихийные природные бедствия, падеж скота и пр. Однако и среднее, и значительная часть беднейшего крестьянства крайне негативно относились к предоставлению материальной помощи и льгот беднякам, причиной бедности которых являлись леность, нежелание работать.

  Вторая глава « Внутренняя и внешняя политика Советской власти в 20-х гг. в сознании рязанских крестьян» состоит из пяти параграфов. В ней проанализировано восприятие крестьянством важнейших политических процессов, происходящих как на местном уровне, так и в центре, рассматривается  его отношение к внешней политике советского государства, культурной и социальной политике Советской власти в деревне.

В первом параграфе «Рязанское крестьянство о внутренней политике и деятельности партийных, комсомольских и советских организаций в деревне в 1920-е гг.»  показано партийно- советское строительство в Рязанской губернии, взаимодействие крестьянства с формирующейся системой управления деревней, рассматриваются особенности восприятия селом внутрипартийной борьбы,  анализируются политические требования рязанской деревни. В начале НЭПа партийные структуры на селе пребывали в состоянии глубокого кризиса. С переходом к НЭПу начался массовый выход из партии деревенских коммунистов, которые покидали партийные ряды, чтобы воспользоваться начавшейся экономической либерализацией и восстановить хозяйство. Продолжавшие свою деятельность партийные ячейки из-за утраты связи со своим руководством оказались в состоянии организационного развала. При этом отношение рязанской деревни, истощенной выполнением высоких заданий продразверстки 1920 г., к партии в целом и её низовым структурам было недоверчивым, а подчас враждебным. Однако такие шаги советского руководства как введение закона о трудовом землепользовании в мае 1922 г., смягчение налогового прессинга не могли не способствовать укреплению авторитета большевистской партии среди крестьянства.  Крестьянство не оказывало поддержки и эсерам, пытавшимся  вести в начале 1920-х гг. среди крестьян антибольшевистскую пропаганду.  Различные отклики в крестьянской среде  встретила борьба за власть  в  партийных верхах. Противостояние между большевицкими лидерами вызывало тревожные настроения в рязанской деревне. Широкие крестьянские слои опасались, что партийные расколы могут  ослабить государство, привести к гражданской войне, поэтому в подавляющей массе деревня осуждала Л.Д Троцкого, Г.Е. Зиновьева, Л.Н.Каменева.

  Рязанская деревня  положительно восприняла  проведенную в 1924 г. военную  реформу. Рабоче-крестьянская красная армия как институт пользовалась большим авторитетом в крестьянской среде, в  изучаемый период в рязанской деревне практически  исчезает дезертирство. В условиях  массовой безработицы в деревне служба в армии являлась важным социальным лифтом.

  Для широкого развертывания советской и партийной работы в рязанской деревне отсутствовали необходимые финансовые ресурсы. Крайне скудное материальное обеспечение низовых советских и партийных структур, их несамостоятельность,  зависимое положение от вышестоящих организаций, становилось причиной слабого вовлечения в их деятельность основной массы населения деревни, приводили к большому числу злоупотреблений, негативно отражалось на авторитете советских и партийных организаций в деревне. По данным  партийной переписи, проведенной в 1922 г. число ячеек в рязанской деревне не превышало 210, в их составе было 1452 члена РКП (б). К октябрю 1927 г. на почти двухмиллионное сельское население губернии приходилось всего 214 ячеек, в которых числилось 1903 коммуниста. Основную массу новых членов партийных крестьянских ячеек составляли работники деревенских администраций, служащие, представители сельской интеллигенции. Так, на 1925 г. из 3587 членов партии и кандидатов, находящихся в деревне только 1088(30,3 %) работали исключительно в своем хозяйстве, 854 (23,8 %) совмещали  работу в своем хозяйстве с работой в учреждениях  1655 чел (45,9 %) находились только на службе. 

После октябрьского переворота 1917 г. в рязанской деревне произошел полный возврат к общинным отношениям. В аграрном строе Рязанской губернии в начале 20-х гг. общине принадлежала доминирующая роль. В 1920 г. в губернии всех крестьянских хозяйств - насчитывалось 381335, из них общинными были- 379007 (99 %).

В 1920-е гг. основное руководство жизнью рязанского села сосредотачивал общинный сход во главе с уполномоченным.  Пользуясь своим материальным превосходством,  они вели работу параллельно с сельскими советами, но чаще подменяли или подчиняли их.  Часть средств, которыми располагали  сельские общества, тратилась на нужды сельсоветов, в первую очередь, на зарплату их работников.

  К исходу НЭПа  рязанское крестьянство все отчетливее проявляет недовольство отсутствием политических свобод: свободы слова, свободы ассоциаций, свободы собраний. В крестьянской среде  часто  встречались рассуждения о необходимости создания крестьянского союза, организации, которая будет отстаивать интересы крестьян. Партийные работники объясняли популярность идеи крестьянского союза тем, что ни одна из существующих партийных и советских организаций на селе не отражала интересов и нужд деревни.

  Во втором параграфе « Выборные кампании в низовые органы власти в 1920- е гг.»  на основе анализа комплекса источников представлена реакция крестьянства на реализацию власти в ходе выборных кампаний классовой линии, выраженной в использовании ограничений в политических правах и проведении в сельские советы представителей бедноты.

В первой половине 20- х гг. формирование низовых органов управления в рязанской деревне  проходило недемократическим путем. При отборе кандидатов в сельсоветы и волисполкомы местными властями учитывалась, прежде всего, их классовая принадлежность, лояльность партии и советской власти.  В ходе  проведения выборов со стороны властей нередким было применение  административного нажима на избирателей, подмена выборов кооптацией.

  Отчужденность сельских советов от насущных проблем деревни, назначенский, недемократический характер формирования сельских администраций, массовые налоговые репрессии, осуществляемые их сотрудниками в ходе проведения налоговой кампании 1924 г.,  стали  причиной падения авторитета  советской политической модели, спровоцировали нарастание политического абсентеизма в крестьянской среде.  Свидетельством общего роста недовольства  военно- коммунистическими методами  управления стало стремительное падение избирательной активности  рязанского крестьянства. В ходе выборов  в сельские советы в 1924 г. явка избирателей составила  всего  13.3. %. 

Центральной властью для преодоления кризиса в отношениях с деревней пришлось пойти на частичную политическую либерализацию, отказаться от административного давления на  избирателей и провести вторичные перевыборы.  Проведение перевыборов крестьяне  восприняли как настоящий поворот Советской власти к деревне. Избирательная активность  рязанского крестьянства составила в 1925 г. 38, 4 %, в 1926 г.-44, 1 %. В условиях отсутствия давления со стороны местных властей крестьянство отказывалось проводить в сельские и волостные советы дискредитировавших себя коммунистов,  в советы избирались  средние и зажиточные крестьяне, пользующиеся авторитетом у односельчан.

Однако дальнейшее углубление политической либерализации могло привести к утрате партийного контроля над управлением деревней. В ходе выборов 1927 г. в губернии партия попыталась поставить под контроль низовые органы власти путем включения в них представителей бедноты. Одновременно местные власти  прибегали к лишению политических прав экономически активного крестьянства, деревенских активистов, выступавших с критикой сельских властей. 

Проведение классовой линии при формировании низовых органов управления привело к нагнетанию в рязанской деревне тревожных настроений, созданию атмосферы конфронтации между различными социальными категориями крестьянства. Крестьянство воспринимало её как угрозу хозяйственному укладу в деревне, веками формировавшейся системе социального партнерства в крестьянской общине.

В  третьем параграфе « Восприятие сельским населением внешней политики советского государства в 1921-1927 гг.» рассматривается отношение рязанской деревни к основным внешнеполитическим мероприятиям  советского государства. Среди внешнеполитических проблем рязанское крестьянство особенно волновал вопрос о признании  советского государства, с которым  оно связывало приход  в страну иностранных инвестиций, способных восстановить промышленное производство и преодолеть безработицу. Однако известия о широком признании СССР иностранными государствами проходили на фоне отсутствия товаров в кооперации, сезонных увеличений цен на хлеб. В деревне складывалось ощущение того, что признание СССР происходит во многом за счет самого крестьянства.

  Поддержка революционного движения, которое в 1920- е гг.  активно осуществляло советское правительство, вызвала в рязанской деревне неоднозначное отношение. В условиях неразрешенных социальных проблем деревни, растущей безработицы среди крестьян усиливается недовольство  материальной помощью, оказываемой советским правительством международному рабочему движению.

Отдельной проблемой являлись «военные тревоги», возникающие в рязанской деревне в 1920- е гг. Факторами, влияющими на их возникновение, выступали любые осложнения международного положения советского государства. Органы ОГПУ регулярно фиксировали появление слухов в деревне о скором начале военных действий  с иностранными государствами. Особенно усиливалось ожидание военного конфликта в период осложнения отношения с Англией в 1927 г. Слухи о предстоящем военном конфликте  переросли в массовые панические настроения, крестьянство стремилось запастись продовольствием и промышленными товарами, распродавало рабочий скот, чтобы избежать его мобилизации.

  В четвертом параграфе.  « Рязанское крестьянство в системе сельских социальных учреждений в  20- е гг. ХХ в.». рассмотрены процесс формирования сети социальных учреждений : комитетов крестьянской взаимопомощи, сельских медицинских и дошкольных учреждений в деревне, отношение крестьянства к их деятельности. 

Уже к концу 1921 г. в рязанской деревне было создано 320 волостных и 1082 сельских комитетов взаимопомощи, а к маю 1922 г. число кресткомов возросло до 2785. Селькомы являлись общественными крестьянскими организациями, призванными осуществлять материальную поддержку нуждающемуся беднейшему крестьянству.

В организации управления подавляющим большинством крестьянских комитетов имелись серьезные недостатки, не позволяющие им в должной мере выполнять свои задачи.  Из-за отсутствия материального обеспечения среди работников комитетов  происходили частые злоупотребления, связанные с растратами, присвоением имущества. В условиях разорения деревни, без государственной поддержки, используя только общественную самодеятельность, работать кресткомам было практически невозможно,  поэтому повсеместно комитеты демонстрировали свою беспомощность, отказывая в предоставлении необходимой помощи беднейшему крестьянству. 

  Функционирование лечебных пунктов на селе так же сталкивалось с серьезными трудностями. После перехода на финансирование из средств местного бюджета в начале 1920 – х гг. сеть здравпунктов в рязанской деревне пребывала в самом плачевном состоянии. Средств населения не хватало для того, чтобы нормально обеспечивать деятельность лечебных сельских пунктов. Количество  таких учреждений было крайне недостаточным для  медицинского обеспечения деревни. К концу 1920 – х гг. в сельской местности насчитывалось всего 50 больниц, в то время, когда в городе их было 230, количество амбулаторий на селе было также недостаточным- 52. Рязанское крестьянство  проявляло  недовольство состоянием сельской медицинской сети, требовало её расширения и повышения качества работы.

  В Рязанской губернии осуществлялся целый ряд мероприятий по оказанию социальной помощи женщинам- матерям.  В 1923 г. в губернии действовало только 12 летних яслей с 337 местами. В 1927 г. насчитывалось уже 98 летних яслей, одни ясли работали постоянно.  Действующая сеть детских дошкольных учреждений  не могла обеспечить  возрастающих потребностей деревни, что выступало поводом для  недовольства со стороны рязанского крестьянства.

В  пятом параграфе «Культурная политика Советской  власти в деревне в 20- е гг. в представлении рязанских крестьян» рассматриваются основные мероприятия советского государства в области культуры в деревне и отношение к ним рязанского крестьянства.

Решение основных задач культурного строительства деревни в период НЭПа проходило в сложных условиях. Государство было вынуждено прекратить централизованное финансирование образовательных и культурно-просветительских учреждений и перевести их содержание на слабый местный бюджет. 

Сеть  сельских школ в Рязанской губернии была крайне неразвита, не могла охватить собой большинство крестьянского населения. К середине 20-х годов наличной школьной сетью в Рязанской губернии обслуживалось, только 36 % детей. Рязанское крестьянство испытывало серьезные хозяйственные трудности и не располагало необходимыми материальными ресурсами для поддержания деревенских школьных учреждений. К середине 20-х гг. с ростом культурных и образовательных запросов  крестьяне все чаще выдвигали требования перевода школьной сети в деревне на финансирование из государственного бюджета.

  Экономическое возрождение деревни, повышение её политической активности привели к росту образовательно- культурных запросов крестьянства, развитию сети культурно- просветительских учреждений. Однако бюджет губернии был не в состоянии удовлетворить возросшие культурные запросы деревни. Так на 1927 г. из бюджетных ассигнований на народное образование,  просветительскую работу приходилось только 8, 2 % бюджетных средств, на политпросвещение одного жителя губернии выделялось около 17 коп.  Сеть учреждений политпросвета в середине 1920-х гг. охватывала  только 112 тыс. жителей губернии.  Рязанское крестьянство проявляло недовольство таким слабым финансированием  сети культурно-просветительских учреждений, требовало  ее  расширения, повышения качества  работы. 

В 20- е гг. в рязанскую деревню начинают проникать газеты, радио, кинематограф. В середине 20-х гг. в губернии действовало 9 кинопередвижек, в 1927 г  имелось 100 культурно- просветительских громкоговорителей, 500 детекторных радиоприемников. Крестьянство с большим интересом отнеслось к этим новым культурным явлениям. Однако,  их воздействие  на деревенский социум было слабым, число подписчиков газет в крестьянской среде было ограничено,  содержание печатных изданий, радио и кино материалов  не вызывало интереса у крестьянства.

  В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы его основные выводы.

  Рязанское крестьянство после гражданской войны и проводимой большевиками политики  «военного коммунизма» в целом поддержало новую экономическую политику, несмотря на то, что она носила противоречивый характер.

Из-за усиливающегося малоземелья, вызванного аграрным перенаселением, слабой интенсификации, неземлеустроенности,  слабой связи с рынком  финансовые возможности рязанского крестьянства были крайне ограниченными.  В 1920 – е гг. власть предпринимает целый комплекс мероприятий, направленных на развитие сельского хозяйства в регионе. В рязанской деревне получают распространение многопольные  севообороты, местные власти проводят землеустроительные работы,  ведется агропропаганада, в деревню  поступает сложная сельскохозяйственная техника, и т.д.

  В ходе реализации мероприятий экономической политики ярко проявлялись бюрократизм и коррупция властей, навязывание кооперативов.  Слабая эффективность аграрных мероприятий властей вызывало среди крестьян недовольство, порождало у широких  слоев рязанской деревни мнение, о том, что местные советские чиновники  ничего не делают, чтобы устранить финансовые трудности: наладить кредитование, оплачивать труд агрономов, ветеринаров, предоставлять ссуды, в том числе, зажиточным хозяйствам, ликвидировать « ножницы цен».

  Отношение рязанского крестьянства к налоговой политике было сложным и неоднозначным. У значительного числа крестьянских хозяйств в Рязанской губернии отсутствовали материальные ресурсы для уплаты налога, размеры налогового обложения не соответствовали их реальным экономическим возможностям. Частая сменяемость принципов налогообложения, не позволявшая осуществлять хозяйственное планирование, по мнению крестьянства, сдерживала экономическое развитие деревни.

Со второй половины 1920- х гг. активные экономические слои деревни проявляют  недовольство изменениями в налоговой и социальной политике властей, связанными с расширением объектов налогового обложения, предоставлением широких налоговых льгот беднейшему крестьянству, оказанием ему приоритетной социальной поддержки. 

На отношение большинства рязанского крестьянства к местной власти оказывал влияние тот фактор, что партийные и советские ячейки были лишены административной и финансовой самостоятельности, не пользовались доверием и авторитетом у широких слоев сельского населения деревни.  Рязанское крестьянство  не могло самостоятельно формировать низовые сельские органы управления, проявлять свою политическую активность путем участия в работе советских и партийных организаций.

Много критики у крестьянства вызывала информация о внешней политике советского правительства. Внешнеполитическое положение советского государства ему представлялось непрочным.  В 1920 -е гг. в рязанской деревне  возникали военные тревоги, поводом для которых  становилось любое ухудшение отношений с иностранными государствами.

  Неспособность  советских властей удовлетворить культурные потребности деревни, разрешить ее социальные проблемы становится поводом для постоянных претензий к ним со стороны  рязанского крестьянства.

  К исходу НЭПа в крестьянской среде  нарастает разочарование внутренней и внешней политикой Советской власти. К концу 1920-х гг. рязанская деревня  не преодолела свою хозяйственную и культурную отсталость. Ожидание глубоких социальных перемен, продолжающееся всеобъемлющее влияние общины, преобладание хозяйств, носящих полунатуральный потребительский характер, кризисы НЭПа порождали уравнительные, антикапиталистические настроения в рязанской деревне, создавая социально- психологические предпосылки  сталинской модернизации села.

  1. Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

  Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК :

  1. Митрохин А. В. Советско – партийное строительство в рязанской деревне в 1920-е гг.// Исторический вестник РУДН.- М.,2009. №5.- С.187-193.(Журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК).(0,6 п.л.).

  2.Рязанское крестьянство и вопросы борьбы с оппозицией в 1920-е гг.//Теория и практика общественного развития.- Краснодар, 2012.№4.- С.204-207. (Журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК)(05.п.л.)

  3.Рязанское крестьянство и система сельских социальных учреждений в 1920-е гг.// Современное исследование социальных проблем. Электронный научный журнал, №4(12), 3.2012 http://sisp.nkras.ru/e-ru/issues/2012/4/(Журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК) (05.п.л.).

  Статьи, опубликованные в сборниках, изданных оп материалам международных, общероссийских и межвузовских научных конференций  4.Митрохин. А. В. Агротехнологии в крестьянской губернии в 20-е гг. ХХ в.// Российская история ХХ – начало ХХI вв. Социально- экономические, общественно- политические, культурологические аспекты исследования.- Орехово-Зуево:2009.- С.256-262(0,5 п.л.).

5.Митрохин А. В. Крестьянство и сельские коммунисты в Рязанской губернии в годы НЭПа// Ключевские чтения- 2008. Отечественная история и культура : единое пространство в прошлом, настоящем и будущем: материалы Межвузовской научной конференции. Сборник научных трудов.- М.:МПГУ. – С.440-444.(0,4 п.л.).

6.Митрохин А. В. Культурно- просветительские учреждения и крестьянство рязанской деревни в середине 20-х гг. ХХ в.// Государственная власть и крестьянство в конце ХIХ- начале ХХI: сборник статей.- Коломна: Коломенский государственный педагогический институт, 2009.- С.232-235(0,3 п.л.).

7.Митрохин. А. В. Налоговая кампания 1924-1925 гг. в рязанской деревне// Ключевские чтения 2009 г. Что изучает и чему учит история: актуальные проблемы политической и социальной истории России:  материалы межвуз. науч. конф. – М. : Изд-во «Спутник+», 2009.- С.330-334 (0,4 п.л.).

 

Подписано в печать: 13.11.2012

Объем: 1,0 п.л.

Тираж: 100 экз. Заказ № 680

Отпечатано в типографии «Реглет»

119526, г. Москва,  ул. Новослободская д.20 стр. 4

(495) 971-77-88;  www.reglet.ru 


1  Яковлев  Я. А. Деревня как она есть. М., 1923;  Он же. Наша деревня. Новое в старом и старое в новом. М,1924; Он же. Расслоение деревни. М.,1925; Большаков А. М. Советская деревня (1917-1924 гг.) Экономика  и быт Л.,1924; Феноменов  М.Я. Современная деревня. Опыт краеведческого обследования одной деревни (деревня Гадыши Валдайского уезда Новгородской губернии). М.,1925. Ч.1-2. и др.; Мурин В. А. Быт и нравы деревенской молодежи. М.,1926; Комсомол в деревне. Очерки. М.,1926

2 Ленин. В. И. Поражение России в революционный кризис, сентябрь 1915// Полн. cобр. cоч. М.,.1977. Т.27.С.25-33

3  Он же. О кооперации // Полн. cобр. cоч. Т.45. М.1964. С.372-373.

4  Осипов Н.В. Экономическая география  Рязанской губернии Рязань,1925; Смирнов. В. Ф. К вопросу об оскудении Рязанской губернии. Рязань,1926// Губернская плановая комиссия материалы к плану народного хозяйства. Вып.2.

5 Абросенко К.П. О социалистическом перевоспитании крестьянства. М.,1949.

6  Поляков Ю.А. Переход к нэпу  и советское крестьянство. М.,1967; Кукушкин. Ю.С. Сельские советы и классовая борьба в древне(1921-1932 гг.) М., 1968;  Сидоров. В.А. Классовая борьба в доколхозной  деревне 1921-1929 гг. М., 1978 и др.

7  Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М.,1977;  Жиромская. В.Б. Социально-классовая структура доколхозной деревни Центрального черноземья в 20- е гг.// Проблемы изменения социальной структуры советского общетсва.М.,1980.С.8-30.

8 Осокина В.Я. Социалистическое строительство в деревни и община 1920-1933 г. М.,1973;  Козлов В.А Обожда. В.А. Пушков В.П. Опыт изучения особенностей обследования крестьянских хозяйств 20- х гг. История СССР.1978. № С.89-105; Кабанов В.В. Октябрьская революция и крестьянская община// Исторические записки. Т.3. М.,1984; Данилов В.П. К изучению культуры и быта советской доколхозной деревни// Советская культура история и современность. М.,1983. С.376-389; Козлов. В.А. Культурная революция и крестьянство. М.,1988. 

9 Кабанов В. В. Документальные публикации по аграрной истории советского общества (1917-1972)// Археографический ежегодник за 1973 год М.,1974. С.8-23; Данилов В.П. Шерстобитов В.П. Основные проблемы истории советского доколхозного крестьянства// Проблемы истории советского крестьянства. Сб. статей. М.,1981.С.6-30; Куликов В.М. К вопросу о содержании идеологии советского крестьянства в доколхозный период // Проблемы истории советского крестьянства. Сб. статей. М.,1981. С.114-122. и др.

10 Кузнецов И. С. Социально- психологический облик трудящегося крестьянства Сибири накануне коллективизации// Общественное сознание и классовое отношение в Сибири в XIX-XX вв. Новосибирск, 1980. С.107-123; Рогалина Н.Л. Щетнев В.Е. Динамика психологии и общественных настроений крестьянства в 20-гг.// Становление и развитее социалистического образа жизни советской деревни. Воронеж,1982.С.83-91; Хвостова Л.Б. Советская кооперация  и общественное сознание крестьянства во второй половине 20-х гг.//Вестник Московского Государственного Университета.  Серия 9. История 1982. №1 С.24-32

11 Минин Н.Т. Борьба за активизацию деятельности советов в Рязанской губернии в 1925 -1927 гг.///М. О. П.У.  имн.  Н.К.  Крупской.  Ученые записки, Т.127., вып.7.М.,1963.С.220-236.

12 Соколов  Н.Г.Восстановление и дальнейшие развитие сельского хозяйства Рязанской губернии в 1920-1927 гг.// Р.П.И. Ученые записки. Т.3.Рязань,1972.С.33-57.

13 «Очерки  истории  Рязанской организации КПСС» М.,1974. 

14 Хорошилов В. Г.  Создание материально- технических и политических предпосылок массовой коллективизации сельского хозяйства.(1927-1929 гг.)//Победа колхозного строя в Рязанской земле.  Рязань,1976. С.44-82.

15  Чаянов А.В. Избранные произведения. М.,1989; Взгляды М. Туган- Барановского, А.В. Чаянова, Н.Д. Кондратьева, Л.Н. Юровского и современность. Сборник обзоров. М.,1991.

16  Данилов В.П. Бухаринская альтернатива// Бухарин человек политик, ученый. Под общей редакцией Журавлева В.В. М.,1990. С.97-99. 

17  Киселев  А.Ф, Чураков Д.О. Бюрократия и НЭП// Власть и общественные организации в России в первой трети ХХ столетия. М.,1993. С.100-116; Шишкин В.А. Власть. Политика. Экономика в после- революционной России (1917-1928 гг.). Спб.1999; Кабанов. В.В. Судьба кооперации в советской России : проблемы историографии// Судьба российского крестьянства. М.,1995. С.121-122.

18 Дмитриенко В.П. Четыре измерения НЭПа // НЭП. Приобретения и потери. М., 1994. С.27-42; Мау В.А. НЭП в контексте российской революции// НЭП. Приобретения и потери. М.,1994.С.42-53.

19 Ибрагимова  Д.Х. НЭП и перестройка. Массовое сознание сельского населения в условиях перехода к рынку. М.,1997; Кузнецов И.С. Фонд писем «Крестьянской газеты»; источниковедческий аспект // Вестник Московского университета. Серия 8, История. 1999. №2. С.70-84; Орлов И.Г. Парадоксы российской ментальности массового сознания эпохи НЭПа//Армагеддон: актуальные проблемы истории, философии, культурологи М.,1999. Кн. 1. С. 59- 66.  и  др. 

20  Голоса крестьян. Сельская Россия ХХ века в крестьянских мемуарах.1996 г. сост. Ковалев. Е. М.  М.,1996; Кондрашин. В.Л. Историко- социологическое исследование российской деревни// Особенности российского земледелия и проблемы расселения:  Материалы XXVI  сессии  Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Тамбов,2000; Лебедева Л.В. Повседневная жизнь пензенской деревни в 1920-е гг.: традиции и перемены. М.,2009  и др.

21  Солонов А. Кого считать кулаком в 1924-1925 гг.// Трудные вопросы истории. Поиски. Размышления Новый взгляд на события и факты. М.,1991. С.83-100; Кудюкина М.М.  Общее  и особенное  в настроениях  крестьянства  накануне  коллективизации//Бахтинские  чтения. Орел,1994. С.89-96; Ковалев Д.В. Аграрные преобразования в Московской деревне. М.,2000; Куренышев А. А. Всероссийский Крестьянский  Союз 1905-1930 гг. Мифы и реальность.  М.,2004; Климин Н. А. Российское крестьянство в годы НЭПа ( 1921-1927 гг.). СПб.,2007. Ч.1,2

22 Третьяк Л.В.  Поземельные  отношения  в рязанской  общине в первой  половине 20-х  гг.  // Из истории России: идеи, суждения, опыт. Сб. научн. трудов. Рязань, 1993. С. 94-105. и др.

23 Плеханова  О.В.  Налоговая  политика в деревне  и развитие  сельского хозяйства  Рязанской  губернии  в середине  20-х  гг. // Из прошлого и  настоящего Рязанского  края. Рязань, 1995. С. 106-117. и др.

24 Вронский О. Г. Крестьянство губернии земледельческого центра России: от военного коммунизма к НЭПу (1920-1923 гг. по материалам  Орловской, Рязанской, Тульской губерний). М.,1994. 

25 Воронов И. Е. Осуществление новой экономической политики на селе  во Владимирской, Калужской и Рязанской губерниях в 1921-1927 гг. Рязань,1993.

26 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. изд. 9-е, доп. М.,1984. Т.2.1922-1927 гг., Т.3.1922-192гг. М.,1984; Т.4.1926-1929 гг. М., 1984; Сборник важнейших декретов, постановлений и распоряжений правительства СССР и РСФСР за 1924 г. Ташкент,  1924; Закон о трудовом землепользовании ГСНХ №2 1922;Декреты советской власти. Т.XIII. М.,1989; Два года работы правительства СССР. М.,1927; Единый сельскохозяйственный налог декрет ВЦИКа и Совнарком Рязань,1923; Год работы правительства РСФСР за 1927-1928 гг. М.,1929; Инструкция ВЦИК от 4 ноября 1926 г. о выборах городских и сельских советов и съезде советов с последующими дополнениями и изменениями. Рязань,1927

27 Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД 1918 -1939 гг. Документы и материалы в 4-х книгах// Отв.ред. А. Берелович, В.П. Данилов. М., 1998.Т.1., Т.2.

28  «Совершенно секретно»: Лубянка – Сталину о положении в стране (1922–1934 гг.).//Отв. Редактор. Г. Н. Севастьянов  В 6. т. М., 2001–2002.

29 Крестьянские истории Российская деревня 1920-х гг. в письмах и документах.//Сост. С. С. Крюков. М.,2001.

30 Отчет Рязанского губкома Р.К. П.(б) и губернской контрольной комиссии. Рязань,1925.

31 Статистический ежегодник рязанской губернии за 1924-1925 гг. Рязань,1925.

Статистический ежегодник Рязанской губернии 1925-1926 гг. Рязань,1927; Статистический ежегодник Рязанской губернии 1926 -27 гг. Рязань,1928






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.