WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Брилева Диляра Саитгалиевна

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДИСКУССИИ
ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ
В ТАТАРСКОЙ ПРЕССЕ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

(на материалах журнала «Шура» 19081917)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2012

Работа выполнена в отделе истории общественной мысли и исламоведения

ГБУ «Институт истории им. Ш. Марджани

Академии наук Республики Татарстан»

Научный руководитель:                кандидат философских наук

  Алмазова Лейла Ильдусовна

Официальные оппоненты:

Валеев Рамиль Миргасимович, доктор исторических наук, профессор, директор ГУ «Институт Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан» (г. Казань)

Хабутдинов Айдар Юрьевич, доктор исторических наук, профессор, Казанский филиал Российской Академии Правосудия (г. Казань)

       

Ведущая организация:                ФГАОУ ВПО «Казанский

(Приволжский) федеральный

университет»

Защита состоится «21» декабря 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 022.002.01 при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъ­езд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

Электронная версия автореферата и объявление о защите размещены на офи­циальных сайтах ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru и Института истории им. Ш. Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru.

Автореферат разослан «____» ______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                                                Р.Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Сегодня мусульмане Поволжья и Приуралья, как и в начале ХХ в., находятся на важном этапе трансформации общественной жизни: высокая социальная мобильность, бурное религиозное возрождение, калейдоскоп идей и концепций – все это заставляет людей искать ответы на возникающие вопросы и находить адекватные пути адаптации в стремительно изменяющемся мире. Проводя параллель между началом ХХ и XXI вв., также следует отметить, что оба эти периода отличает стремительно увеличивающееся значение «текста»: если после 1905 г. информационное пространство заполоняет национальная периодическая печать, то сегодня ее место занимает сеть Интернет, а также многочисленные, вновь появившиеся мусульманские издания. Подобная скорость распространения информации способствует интенсификации процессов в современном обществе, что еще более увеличивает значение «текста».

Одной из важнейших особенностей печати является предоставляемая ею возможность проведения широких публичных дискуссий по различным вопросам. С появлением первых газет и журналов на татарском языке в начале ХХ в., национальная пресса стала играть важную роль в обсуждении животрепещущих проблем современного мусульманского сообщества, которые и по сей день составляют основной компонент дискуссий в среде российской уммы. При этом стоит отметить, что в начале ХХ в. это обсуждение происходило в среде религиозно грамотных людей, в то время как сегодня, в результате более чем 70 лет атеистической пропаганды и борьбы с религией, подобной религиозной грамотности уже нет. Также важным является множественность решений по различным проблемам, которые предлагались в ходе дискуссий начала прошлого века. Поэтому опыт мусульман на заре ХХ в. в области реформирования общества крайне важен для понимания сегодняшней ситуации и, несомненно, позволит найти более эффективные решения проблем, стоящих сегодня перед мусульманами России в целом и Волго-Уральского региона в частности.

Современные процессы среди мусульман во многом определяет распад Советского Союза в начале 1990-х гг., когда идеология, основанная на атеизме, стала утрачивать свое влияние, и на смену ей вновь возвращается религия. Эта тенденция, общая для бывших мусульманских республик Союза не обошла стороной и Волго-Уральский регион, в котором повсеместно наблюдалось возрождение исламской религии. Стремительное развитие мусульманского сообщества в современной России не могло не привести к росту интереса к религиозным знаниям, причем не только, и не столько отвлеченного богословского характера, но и в области простейших бытовых вопросов, находящихся в сфере регуляции шариата.

В этой связи особое значение приобретает мусульманское образование как институт. Отсутствие религиозных учебных заведений, способных обеспечить молодое поколение верующих мусульман знаниями, в которых они нуждаются, привело к тому, что наиболее активная часть мусульман, стремящаяся получить данные знания, выезжала на обучение в зарубежные центры исламского образования, в которых местная (арабская, турецкая и прочие) интерпретация ислама не всегда совпадала с религиозной традицией, сложившейся в Волго-Уральском регионе. Результатом этого нередко становилось противостояние мусульман, вернувшихся с вновь приобретенными знаниями, с теми, кто придерживался традиционных для данной местности интерпретаций ислама. Обращает на себя внимание тот факт, что аналогичная проблема имела место и в конце XIX в., в связи с чем Министерством народного просвещения по Казанскому, Московскому, Оренбургскому учебным округам был принят циркуляр от 10 июля 1892 г., в котором говорилось, что «к преподавательской деятельности должны были допускаться только “русские подданные, получившие образование в России”»1.

По этой причине особую ценность приобретает опыт реформирования системы образования середины XIX – начала XX вв. в регионе, поскольку круг вопросов, которые в то время обсуждались на страницах национальной прессы во многом схож с современным дискурсом. Это проблема допустимого сочетания преподавания религиозных и светских наук, проблема уровня преподавания, квалификации выпускников. Говоря о применимости опыта предшественников современных мусульман Волго-Уральского региона, следует отметить и то, что интерес вызывают не только идеи по реформированию мусульманского образования, но и методы их осуществления – например, обращение к опыту других стран при решении аналогичных проблем. Таким образом, сегодня, как и столетие назад, перед мусульманской общиной стоит та же проблема – проблема воспитания религиозно грамотного мусульманина, который бы при этом обладал способностью адаптироваться к стремительно меняющемуся миру.

По-прежнему актуальным продолжает оставаться и вопрос финансирования религиозных учебных заведений. В частности, финансовая помощь со стороны спонсора нередко сопровождается условиями, в том числе и идеологического характера, что также может являться угрозой для традиционной интерпретации ислама в регионе. В этой связи становится интересной практика самообеспечения мусульманской общины в вопросе финансирования религиозных учебных заведений. Сегодня, как и в начале ХХ в., важной и требующей решения является проблема взимания процента, все более актуализирующаяся по мере распространения банков, в особенности в контексте стремительного развития исламского банкинга.

Особая роль женщины, в руках которой находится воспитание ребенка с самого его рождения, и вовсе не вызывает сомнений. Поэтому утверждение высокого общественного и семейного статуса мусульманки сегодня, как и в начале прошлого века, по-прежнему является важнейшим условием воспитания всесторонне (и интеллектуально, и духовно, и физически) развитого ребенка.

Таким образом, татарская мусульманская община Волго-Уральского региона в начале XXI в. сталкивается с рядом проблем, во многом схожих с теми, которые вставали перед ней в начале XX в. В этой связи опыт мусульман Поволжья и Приуралья начала XX в. по решению выше обозначенных проблем является актуальным и представляет несомненный интерес.

Степень изученности проблемы.

При рассмотрении степени разработанности темы использован тематический подход, обусловленный структурой диссертационной работы: в первую очередь изложен анализ научной литературы по вопросу национальной прессы, далее представлены проблемы реформирования системы образования, мусульманской благотворительности, а также «женский» вопрос.

Хронологически библиографию можно разделить на ряд периодов: дореволюционный (до 1917 гг.), советский (1920-1980-е гг.) и современный (начиная с 1990-х гг.). В то же время, по вопросам национальной прессы научная литература ограничивается лишь последними двумя периодами.

Национальная пресса.

Первые серьезные попытки изучения истории становления и развития национальной прессы относятся к 20-м гг. ХХ в. В этот период времени на татарском языке в арабской графике был опубликован иллюстрированный альбом И. Рамиева «Татарская периодическая печать (1905–1925)»2, в котором автор рассматривает татарскую периодику, издававшуюся в период между двумя революциями, подразделяя ее на газеты и журналы. При этом общую информацию по изданию, упомянутому в альбоме, сопровождает также и оценка автора.

К этому же периоду относится и труд Дж. Валидова «Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.)»3, благодаря которому можно проследить предысторию возникновения татарской периодической печати. Преимуществом этой работы следует считать объективность оценок и информативность материала, значимость которого сохраняется и по сей день.

Из наиболее важных работ более позднего периода следует отметить книгу М. Гайнуллина «Татарская литература и публицистика начала ХХ века»4, в которой изложена история возникновения и становления национальной прессы начала ХХ в, а также отдельно рассмотрены наиболее значимые издания. Данная работа, несмотря на определенные идеологические установки советской эпохи, содержит значительный пласт информации. В частности, подробно рассматривается проблематика отдельных изданий.

В этот же период было опубликовано учебное пособие Р.М. Нурул­линой «Татарская революционно-демократическая печать в период подготовки Октябрьской революции»5, в которой была предпринята попытка изучения татарских газет начала ХХ в. по направлениям и тематике изданий. При этом нельзя не отметить явственно проступающую идеологическую ангажированность данного автора.

Наиболее полное исследование татарской периодической печати принадлежит авторству Р.У. Амирханова6. В частности, следует упомянуть две монографии: «Татарская периодическая печать (1905–1917 гг.)» (1988) и «Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток – Запад»: (на примере развития русской культуры)» (2002), посвященные данной проблематике. Так, если в первой из двух проанализировано становление и развитие татарской демократической прессы, а также ее идейное содержание, то во второй, помимо зарождения и функционирования татарской периодической печати, рассмотрены литературно-публи­цисти­ческие проблемы русской культуры, вопросы русского искусства, проблемы просвещения и науки, нашедшие отражение в национальной прессе начала ХХ в. Также следует отметить различия в идеологической направленности этих двух книг: если первая несет на себе отпечаток советской идеологии, то во второй автор подходит к предмету более объективно.

Значительным вкладом в изучение татарской периодической печати начала ХХ в. на современном этапе стала публикация библиографического указателя, составленного Р.Р. Гайнановым, Р.Ф. Мардановым и Ф.Н. Шакуровым «Татарская периодическая печать начала ХХ века»7, предваренная статьей М.А. Усманова8. Татарская эмигрантская пресса была исследована Т. Насы­ровым9. Истории нелегальной татарской прессы посвящены исследования Р. Амир­ханова10. Заключительный этап развития дореволюционной татарской прессы был рассмотрен в публикациях Т. Насырова11. Также в свет выходили труды, посвященные отдельным татарским периодическим изданиям начала XX в. Так, журналу «д-дин вл-дб» («Религия и этика») посвящено весьма основательное исследование А. Загидуллина12.

Что касается журнала «Шура», то здесь отдельно стоит упомянуть о том, что единственным отечественным исследователем, подробно изучавшим это издание, а именно, проблемы литературы и литературоведения, рассмотренных на его страницах, остается Р.Ф. Марданов. В частности, в рамках его исследования освещены такие общие вопросы, касающиеся непосредственно самого журнала «Шура», как история изучения издания, структура журнала, место и время публикации, содержание, оформление, авторский состав, читатели, регионы распространения, издатели и редактор. Помимо монографии13, посвященной этой проблематике, авторству Р.Ф. Марданова принадлежит также ряд научных статей, охватывающий более широкий круг вопросов14.

Кроме того, свою лепту в изучение этого издания внес также М. Ус­манов15. Некоторые аспекты изучались Р.У. Амирхановым16, А.А. Арс­лановой17, Г. Исхакый18, Л. Хамидуллиным19.

Творчеству главного редактора журнала «Шура» посвящен ряд исследований, среди которых стоит отметить таких ученых как Р.У. Амир­ханов20, М. Гайнутдинов21, Ф.Ф. Исламов22, Ф.З. Яхин23, Л.И. Алмазова (Тухватуллина)24, Л.Ф. Байбулатова25.

Из зарубежных ученых необходимо отметить французского исследователя С.А. Дюдуаньона26, проведшего сравнительное изучение журнала «Шура» и египетского издания «ал-Манар» и подчеркивавшего значение журнала «Шура», сопоставимое с его египетским прототипом.

Социальные реформы в татарском мусульманском сообществе Российской империи начала ХХ в., нашедшие свое отражение на страницах национальной периодики, тесно связаны с татарской религиозно-фило­софской мыслью конца XVIII – начала XX вв., основательное изучение которой началось лишь в поздний советский период. Среди исследователей, внесших свой вклад следует назвать Р.И. Нафигова27, Я.Г. Аб­дуллина28, З.А. Ишму­хаметова29. Особо стоит отметить роль Яхъи Абдуллина в возвращении интереса к проблеме татарской общественной мысли. В более поздний период его дело продолжили А.Н. Юзеев30, Л.И. Ал­мазова (Тухватуллина)31, Н.К. Гарипов32, Ф. Гаффарова33, Л.Ф. Бай­бу­латова34.

Отдельно анализировалось наследие выдающихся представителей татарской богословской мысли конца XVIII – начала XX вв. Так, творчеству А. Курсави посвящены исследования Г.Г. Идиятуллиной35, труды Г. Утыз-Имяни рассмотрены Р.К. Адыгамовым36, наследие Ш. Марджани изучалось М.Х. Юсуповым37, Д.А. Шагавиевым38, творчество М. Бигиева проанализировано А.Г. Хайрутдиновым39, деятельности З. Ка­мали посвящены работы Т.Р. Камалова40 и Л.И. Алмазовой41.

Зарубежные исследователи также внесли свой вклад в изучение проблематики. Среди них – немецкий исследователь М. Кемпер42, работавший с редкими источниками по истории суфизма и мусульманского богословия, турецкие ученые –  И. Мараш43 и А. Канлыдере44.

Проблема образования. Одним из наиболее значимых социальных преобразований в татарской среде России на начало ХХ в. являлась реформа системы образования, которая нередко связывается с феноменом джадидизма. Целый ряд отечественных и зарубежных исследований посвящен этому явлению. Следует отметить, что в научной литературе нет единой интерпретации понятия «джадидизм». Существуют две основные точки зрения на этот вопрос. Согласно первой из них, термин «джадидизм» применим лишь к реформам в области образования. Ученые, придерживающиеся другого мнения, говорят о реформах вообще. При этом представителей второй позиции значительно больше.

Одним из первых значимых отечественных работ по данной проблематике является книга Дж. Валидова «Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.)»45. Определяя суть джадидизма, автор отмечает, что первоначально это явление оставалось в русле школьной реформы, однако позднее оно стало охватывать все стороны культурной жизни народа, приняв более широкий размах.

В 70-е гг. ХХ столетия после долгих десятилетий отрицания дореволюционной истории вновь появляются исследования по данному направлению. Одним из первых стал Я.Г. Абдуллин46, который, выступая как апологет джадидизма, отмечал, что данный феномен по своей природе являлся движением просветительского типа, при этом выделяя следующие его отличительные особенности: практическая деятельность по осуществлению просветительской программы и участие в движении широкого круга татарских интеллектуалов.

С наступлением 90-х гг. ХХ в. стало предприниматься гораздо большее количество попыток изучения джадидизма. Так, в этот период времени был высказан ряд оценок, касающихся данного феномена. К примеру, Д.М. Ис­хаков47 определял «джадидизм» как татарское реформаторство национального этапа (XVIII–XX вв.), поскольку, по мнению автора, в принципе это движение имело один общий политический вектор.

Вопросом джадидизма занимался также и Р.М. Мухаметшин48, назвавший джадидизм татарским вариантом модернизма. Схожей позиции в своих трудах придерживается Р.С. Хакимов49, полагавший, что джадидизм являлся исламской реформацией, составляющей обновление духовной, экономической, политической жизни, явлением, позволившим соединить религиозный образ жизни со светским. А.Ю. Хабутдинов, определяя джадидизм как движение модернизации, выделяет в нем два этапа: 1) 1880–1905 г., период  реформ традиционного начального конфессионального образования, 2) 1905–1917 гг., «когда наряду с просветительской деятельностью была ориентация на формирование тюрко-татарской нации по европейскому типу, автономность в вопросах религии и образования»50.

Существует также целый ряд зарубежных исследований, посвященных проблеме джадидизма. Одним из первых данным вопросом стал заниматься американский ученый Э. Лаззерини, по мнению которого, в контексте мусульманского возрождения в России XIX – начала XX вв. термин джадидизм приобрел значение движения за реформы и прогресс51. Его авторству принадлежат многочисленные работы, касающиеся различных аспектов данной проблемы52.

Вопросом определения джадидизма занимался также и американский историк А. Халид, видевший суть этого явления в реформистском движении, как новом способе познания ислама через обращение к письменным исламским источникам, без использования комментариев53.

Еще одним исследователем, внесшим значительный вклад в изучение проблемы джадидизма, является турецкий ученый А. Канлыдере, который определял данное явление как новый метод в образовании. Его основной труд – монография «Реформа в исламе. Таждидское и джадидское движение среди казанских татар (1809–1917). Согласие или конфликт?»54 – посвящена изучению интеллектуального пробуждения, анализу реформ в области религии, преобразований в сфере образования, а также вопросам национального самоопределения. А. Канлыдере также является  автором ряда статей, тематика которых так или иначе соприкасается с проблемой джадидизма55.

В вопросе исследования феномена джадидизма важной является позиция С.А. Дюдуаньона, который оценивал его как социально-поли­ти­ческий реформизм56. По мнению данного ученого, различия между идейными установками кадимистов и джадидов не были столь разительными. Так, в конце XVIII в. и те, и другие были обеспокоены упадком нравов мусульман, в то время как христианство занимало доминирующую позицию57. На рубеже XIX–XX вв. и те, и другие оставались сторонниками новой культуры, созданной купцами и промышленниками, в основе которой лежало создание материальных ценностей и культ профессиональной компетенции. В то же время, и те, и другие отмечали разлагающее влияние капитализма и считали своим долгом бороться за единство и сплоченность общины58.

В рамках изучения реформ в области национального образования рассматривались также такие частные вопросы как деятельность отдельных учебных заведений, а также школьная политика российского правительства. Так, функционирование медресе Иж-Буби рассмотрено в исследованиях Р.А. Гима­зовой59. Казанской татарской учительской школе посвящены публикации Н.А. Шарангиной и Ч.Х. Саматовой60. Отдельно изучалась и школьная политика самодержавия в отношении татар-мусульман во второй половине XIX – начале ХХ вв.61.

Эволюция национального образования татар, начиная со старометодных мектебов и медресе, и заканчивая упадком конфессиональных школ после Октябрьской революции 1917 г. рассмотрена в трудах А.Х. Мах­мутовой62. Различные аспекты феномена кадимизма были подробно исследованы в монографии Д.С. Мухаметзяновой63. Вопросы реформирования национального образования были изучены Н. Наганавой64.





Проблема заката, вакфа, риба. Важной составляющей проблемы реформирования образования являлся вопрос его финансирования, основой которого были пожертвования. Этой проблеме посвящен ряд статей и монографий, среди которых, прежде всего, следует отметить многочисленные исследования отечественных ученых Р.Р. Хайрутдинова и Р.Р. Са­лихова65. В своей монографии Р.Р. Салихов66 рассматривает такие вопросы как переустройство традиционной мусульманской благотворительной системы, участие ее в новометодном преобразовании мусульманской конфессиональной школы, а также роль татарской буржуазии Казани в становлении национальной культуры. Проблема вакфов изучалась Д.Д. Аза­матовым67, Д.Н. Де­нисовым68, И.К. За­ги­дуллиным69, З.С. Миннул­линым70, А.Ю. Хабутдиновым71.

Проблема сбора и распределения заката в татарском обществе рассмотрена в исследованиях З. Миннуллина72. Вопросы благотворительности у татар изложены в трудах И.К. Загидуллина73, Л.О. Свердловой74.

В западной науке вопросы финансирования системы национального образования также подвергались изучению. Так, французским исследователем С.А. Дюдуаньоном рассматривалась проблема сбора и перераспределения средств заката в контексте финансирования мектебов и медресе75. Хозяйственные аспекты жизни махалли, в частности проблемы попечительства, вакфов, взаимоотношения мусульман с земствами, были изучены Н. На­ганавой76.

Гораздо в меньшей степени изучена проблема взимания процента в татарском мусульманском сообществе России. Этому вопросу посвящены публикации Г. Хисматовой. Ею же была исследована проблема взимания процента в освещении журнала «Шура»77.

Проблема женщины. К началу XX в. относятся исследования, посвященные женской проблематике в контексте семьи и имеющие этнографический характер. Среди них М. Машанов78 и А. Сперан­ский79, в чьих работах присутствует идеологически компонент, свойственный востоковедам-миссионерам.

В советский период также попытки предпринимались попытки изучения «женского» вопроса. Исследования этого периода характеризуются тем, что  в них акцентировалось внимание, прежде всего, на роли Октябрьской революции в освобождении мусульманок, а также месте женщины в строительстве социализма. В этой связи стоит отметить труды Т.А. Биктимировой80, З. Бурнашевой81, А.Х. Махмутовой82, В.Н. Смирно­вой83.

В 1990-х гг. интерес к женской проблематике вновь усиливается, что проявилось в новых исследованиях Т.А. Биктимировой84, А.Х. Махму­товой85, С.Ф. Фаизова86 по вопросам борьбы женщин за равноправие и женского образования начала XX в.

В рамках проблемы женского образования, в научной литературе рассматривались также частные вопросы. Так, методика преподавания при обучении девочек изучалась Г.Ю. Ха­бибуллиной87; представления татарской интеллигенции об идеале образованной женщины исследовались Л.И. Алмазовой (Тухватуллиной)88; особенностям получения высшего образования татарками было уделено внимание С.М. Михайловой и О.Н. Коршуновой89; история женского образования в Башкортостане была рассмотрена А.Б. Юнусовой90, а также Т.М. Ами­новым и Л.Я. Ами­новой91, проблема нравственного воспитания женщины изучалась Э.И. Ми­нуллиной92, проблеме женщины в контексте семьи было уделено внимание Д.В. Волковым93, а также А.Г. Калимуллиной94.

Несмотря на то, что периодическая печать начала ХХ в. является значительным источниковым пластом, благодаря которому можно проследить социальные процессы, происходившие в тот период времени, полный анализ национальной прессы по выше изложенной проблематике до настоящего времени не был осуществлен, что во многом связано со спецификой прочтения арабографических текстов, сложных для понимания не только с позиции графики, но и изменений, связанных с эволюцией татарского языка. Данная диссертационная работа представляет собой попытку освоения части этого богатого материала, представленного в публикациях журнала «Шура». Однако несоизмеримо большее количество журналов и газет начала ХХ в. ждут своего исследователя.

Обзор источников.

При написании диссертационного исследования был использован широкий круг опубликованных и неопубликованных источников. Среди первых – тот материалы периодической печати начала ХХ в., нарративные источники, а также источники по исламу.

Неопубликованные источники. В работе были использованы документы Национального архива Республики Татарстан, что позволило сравнить материалы прессы с архивными данными по таким вопросам как: реформы мусульманского образования, противостояние джадидов и кадимистов, а также деятельность государственных органов в отношении новометодных школ. Среди привлеченных фондов: фонд Канцелярии казанского губернатора (ф.1, НА РТ), фонд Попечителя Казанского учебного округа (ф. 92 НА РТ), фонд Казанского губернского жандармского управления (ф. 199 НА РТ), фонд Инспектора народных училищ (ф. 1118 НА РТ).

Опубликованные источники.

Материалы периодической печати. Особую и важнейшую категорию источниковой базы данной работы представляют статьи журнала «Шура» за 1908–1917 гг., формирующие три основных направления, по которым мусульманскими интеллектуалами предлагалось осуществлять модернизацию татарского мусульманского сообщества России: проблемы реформирования системы мусульманского образования, преодоления бедности мусульманского населения и «женский» вопрос. Необходимо отметить, что диссертационное исследование построено на анализе всех обнаруженных автором статей из журнала «Шура» по обозначенной проблематике.

Для понимания места журнала «Шура» в системе национальной периодики, издававшейся между двумя революциями – 1905 и 1917 гг., – в качестве источников были привлечены статьи, касающиеся проблем реформы образования, преодоления бедности мусульманского населения и женской эмансипации, из оппозиционного «Шуре» кадимистского журнала «Дин в мгыйшт» («Религия и жизнь»), а также журналов, специализировавшихся на указанных проблемах: «Икътисад» («Экономика») и «Сембик» («Сююмбике»).

Наш выбор обусловлен тем, что журнал «Иктисад» (1908–1913), ставший первым профессиональным экономическим изданием на татарском языке и наиболее значительным в своем роде95, много внимания уделял освещению различных экономических теорий, научной оценке ситуации в этой области, путей и форм получения выгоды и прибыли, ликвидации бедности в татарском обществе. Трактовки, предложенные журналом, интересны тем, что в них предпринимаются попытки освещения экономических проблем с учетом этноконфессиональных особенностей татар96. Журнал «Сююмбике» также являлся первым женским журналом, выпускавшимся на татарском языке, а его возникновение, по мнению Р.У. Амирханова, «стало выдающимся событием в жизни татарских женщин»97, что определило и выбор данного издания для сравнения его с журналом «Шура».

Нарративные источники. Для более полного понимания общественных дискуссий, проводившихся на страницах журнала «Шура», в частности, для сопоставления путей решения социальных проблем, предложенных в данном издании, с позицией других представителей мусульманской интеллигенции в качестве источников были привлечены статьи и сочинения татарских и зарубежных реформаторов, таких как А. Курсави98, М. Бигиева99, З. Камали100, Х. Фаизханова101, Г. Фаизханова102, Р. Фахрет­дина103, М. ‘Абдо104, К. Амина105, а также кадимиста Ас-Сардави ал-Казани106.

Источники по исламу. Отдельно стоит упомянуть о Коране107 и хадисах108 как об источниках по данной диссертации, которые были привлечены для рассмотрения позиции сакральных текстов по вопросам образования и воспитания, социального положения мусульман в обществе в целом, а также женщин в частности, что позволило сопоставить предложения авторов публикаций журнала «Шура» по проведению социальных реформ с положениями шариата, основанными на Коране и Сунне.

Хронологические рамки работы охватывают период публикации журнала «Шура», а именно – 1908–1917 гг. Однако данные рамки расширены исторической перспективой, в силу особого интереса авторов статей издания к более ранним периодам истории мусульманских народов.

Географические рамки исследования ограничены Волго-Уральским регионом.

Методологическая основа исследования. При изучении татарского мусульманского сообщества России начала XX в. возникает проблема выбора подхода. С одной стороны, цивилизационный подход позволяет рассматривать татарское мусульманское сообщество России начала XX в. как часть арабо-мусульманской цивилизации. Поэтому, рассматривая татарское сообщество с позиций данного подхода, можно выявлять те процессы и закономерности, которые являются общими для этого сообщества как части глобальной исламской цивилизации. Вместе с тем, цивилизационный подход, как макро-подход, не позволяет адекватно оценить отдельные локальные явления. Потому, наряду с макро-уровнем, целесообразно использование и микро-уровня, возможности анализа которого может дать антропологический подход, который позволяет рассматривать локальные проявления арабо-мусульманской цивилизации в пределах Волго-Ураль­ского региона. В частности, проблема возникновения отдельных идей по проведению социальных реформ в татарском мусульманском сообществе обусловлена местной спецификой, и антропологический подход позволяет максимально ее учитывать109. Поэтому в одних случаях в работе используется цивилизационный подход, в иных же – ант­ро­пологический.

Также в работе используется концепция А. Тойнби «вызов – ответ», которая позволяет объяснить процессы модернизации традиционных обществ, начинавшиеся в результате столкновения последних с многочисленными и болезненными вызовами времени. По мнению А.Дж. Тойнби, «социальная группа, слой, класс, в чем-либо ущемленные собственными действиями, действиями ли других людей, либо волею случая, утратив нечто жизненно важное, направляют свою энергию на выработку свойства, возмещающего потерю, в чем, как правило, достигают немалых успехов»110. Это положение достаточно точно отображает суть процессов происходивших среди российских мусульман Поволжья и Приуралья, перед которыми вставали как внутренние, так и внешние вызовы. Так, если первые были обусловлены застоем в самом обществе, то последние вытекали как из отсутствия государственности у татар, так и из разрыва между бурным социально-экономическим развитием Запада и отставанием некогда превосходящего его по всем аспектам мусульманского Востока. В то же время, не следует упрощенно интерпретировать феномен отсутствия государственности у татар, поскольку, к примеру, положение мусульман в Средней Азии и Поволжье не было одинаковым: если первая представляла собой колонию в полном смысле, то татарское население Поволжья жило в тех же условиях что и русское111. Более того, «в других случаях быть русским означало иметь дополнительные обязанности»112. К тому же следует учитывать, что народ не гомогенен и не ведет себя как единое целое, следовательно, зачастую не имеет общего вектора сопротивления. Поэтому закономерно, что среди населения были разные настроения113 и внутри самих нерусских народов были конфликты на основе возрастных и гендерных отличий, уровне достатка114.

Тем не менее, в начале ХХ в. общая либерализация общества и реформы в Российской империи позволили татарскому обществу улучшить свое положение. Пользуясь экономическим ростом в среде мусульманского населения России, они выдвигали свои «ответы» в виде социальных реформ, призванных возродить татарское мусульманское сообщество. При этом, говоря о факторах, повлиявших на активизацию татарского общества в начале XX в., было бы неверно объяснять указанное явление лишь экономической подоплекой115. Существовали и другие факторы. Так, «соединение капитализма и техники книгопечатания в точке фатальной разнородности человеческого языка сделало возможной новую форму воображаемого сообщества, базисная морфология которого подготовила почву для современной нации»116. Также, национальная пресса, едва появившаяся в XX веке, но уже переживавшая свое стремительное развитие, вкупе с капиталистическими отношениями, внесла ощутимый вклад в распространение реформистских идей по всей Российской империи. В этой связи представляет интерес трактовка К. Ясперсом реформаторского движения как такового: «Люди ощущают близость катастрофы, стремятся помочь пониманием, воспитанием, введением реформ. Планируя, они пытаются овладеть ходом событий, восстановить необходимые условия или создать новые. История в ее целостности мыслится как последовательная смена различных образов мира: либо в сторону постоянного ухудшения, либо как круговорот или подъем. Создаются теории, которые должны определить, как наилучшим образом устроить совместную жизнь людей, управлять и править ими. Реформаторские идеи подчиняют себе деятельность людей»117. Эта трактовка объясняет попытки проведения социальных реформ в среде татарской интеллигенции в начале XX в.

Кроме того, в рамках данного исследования мы используем и метод case study, который позволяет рассмотреть трансформацию татарского мусульманского сообщества Российской империи начала ХХ в. как отдельную ситуацию. Под названным методом понимается детальное, целостное описание индивидуального случая, включенного в более широкий социальный и культурный контекст. В качестве «случая» («case») может рассматриваться «культура, общество, сообщество, организация, группа, или же такие явления, как верования, практики, формы взаимодействия, также как почти все другие аспекты человеческого существования»118. В нашем случае в роле case выступают дискуссии в журнале «Шура» по вопросам социальных реформ в татарском мусульманском сообществе России начала ХХ в.

Цель диссертационной работы заключается в выявлении механизмов трансформации татарского мусульманского сообщества Российской империи начала XX в., и путей осуществления социальных реформ, предлагаемых на страницах одного из самых авторитетных и значимых  изданий своего времени – журнала «Шура» (1908–1917). Для достижения данной цели необходимо решение следующих задач:

  1. Дать характеристику социальным реформам татарского мусульманского сообщества России начала ХХ в.;
  2. Выявить особенности национальной прессы на татарском языке как социального института;
  3. Определить роль системы национального образования в развитии татарского народа и механизмы ее реформирования, нашедшие освещение в мусульманской прессе, главным образом, в публикациях журнала «Шура» (1908–1917);
  4. Рассмотреть методы борьбы с бедностью в среде мусульманского населения, предлагаемые авторами публикаций, прежде всего журнала «Шура»;
  5. Выявить роль женщины в татарском мусульманском сообществе Российской империи начала XX в. и обозначить предложенные пути решения «женского» вопроса в аналитических статьях татарских изданий на примере журнала «Шура».

Объектом исследования в данной диссертационной работе являются социальные проблемы татарского мусульманского сообщества России начала XX в. в освещении журнала «Шура».

Предметом исследования выступает татарская периодическая печать, как социальный институт реформирования мусульманского сообщества Российской империи начала XX в. на примере журнала «Шура».

Научная новизна исследования.

– В данной работе впервые в научный оборот был введен широкий круг источников: статей, охватывающих проблемы мусульманского образования и преодоления бедности мусульманского населения России, «женский» вопрос, опубликованных в журнале «Шура», а также в других изданиях, специализировавшихся по обозначенной тематике. До сих пор многочисленные источники, написанные и напечатанные с использованием арабского шрифта, остаются доступными исключительно для специалистов узкого профиля. Кроме того, в советский период все дореволюционное наследие татарского народа было объявлено буржуазным и носящим реакционный религиозный характер и, следовательно, запрещенным. Любые попытки исследования подобных источников были весьма затруднены. Все вышеописанные трудности крайне неблагоприятно отразились на научных исследованиях в области изучения арабографических источников. И лишь в последние два десятилетия их исследование было возобновлено, однако это богатейшее наследие настолько объемно, что требует труда многих и многих ученых. Изучение же публикаций журнала «Шура», связанных с вышеозначенной проблематикой – необходимый шаг на пути к освоению татарского арабографического наследия.

– В работе представлено видение социальных реформ татарского мусульманского сообщества России, предложенное мусульманскими интеллектуалами в журнале «Шура» в начале XX в. При этом было выделено три основных направления реформирования татарского сообщества, обсуждаемых на страницах издания: 1) путем воспитания «нового мусульманина» через создание условий для получения молодежью полноценного образования; 2) посредством преодоления бедности населения благодаря легализации умеренного процента, а также эффективного распределения средств заката; 3) через возвращение женщине прав и свобод, которые изначально были дарованы ей шариатом, что было необходимо для воспитания конкурентоспособного молодого поколения.

Положения, выносимые на защиту:

– Основными функциями национальной прессы как социального института являлись интегрирующая (интеграция мусульман Российской империи между собой) и просветительская.

– Журнал «Шура» в условиях отсутствия государственности у татар претендовал на роль «совещательного органа», который занимался поиском решений наиболее острых проблем; результаты его деятельности обозначали пути решения социальных вопросов, большая часть из которых осталась нерешенной по причине резко поменявшихся условий в стране, связанных с Октябрьской революцией 1917 г.

– Дискуссия по вопросам социальных реформ, представленная в журнале «Шура», охватывала три основных направления: образование, социальное положение мусульман, а также гендерную проблематику.

– На страницах журнала «Шура» была сформулирована модель мусульманина (в диссертационной работе получившая название «нового мусульманина»), способного адаптироваться к стремительно менявшимся условиям жизни и выдержать конкуренцию с представителями других народов. При этом в качестве механизма формирования «нового мусульманина» предлагалось разностороннее образование и комплексное воспитание.

– Образовательный компонент подготовки «нового мусульманина» предполагалось реализовать посредством построения профессионального звена в национальной системе образования, подготовки квалифицированного преподавательского состава, ориентации на обучение за рубежом, а также обращения к иностранному опыту в данной области.

– Воспитательный компонент включал в себя комплексный подход (забота о религиозной, интеллектуальной, нравственной, физической составляющей) к воспитанию детей, а также особую подготовку девочек, принимая во внимание исключительную роль женщины в воспитании нового поколения.

– Во избежание обеднения мусульманской уммы в регионе, со стороны авторов журнала предпринимаются попытки идеологического обоснования необходимости упорного труда и достижения достатка, пересмотра отношения к взиманию процента, изначально запрещенного в исламе, а также реформы института заката, что было необходимо для обеспечения должной основы создания «нового мусульманина».

– Признание исключительной роли женщины в воспитании нового поколения вело к проявлению особого внимания к положению женщины в семье и обществе, а также к вопросу женского образования, в связи с чем на страницах «Шуры» предлагался комплекс мер по его развитию, который включал улучшение качества обучения, создание условий для получения средне-специального образования и освоение иностранного опыта в этой сфере, в особенности опыта Османской империи.

Практическая значимость данной диссертационной работы заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы для составления учебников по истории татарского народа, включая историю татарской религиозно-философской мысли и мусульманского образования.

Апробация работы. Основные результаты данной диссертационной работы были изложены на 5 конференциях и на 3 сессиях семинаров по исламоведению HESP ReSET «Islam: Religious and Social Practices. Universality and Locality» («Ислам. Религиозная и социальная практика: общее и частное»), а также опубликованы в 7 научных статьях:

Структура диссертационной работы. Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, ставятся цель и задачи диссертационного исследования, определяются объект, предмет, хронологические и географические рамки исследования, обозначается научная новизна и практическая значимость работы, анализируются отечественная и зарубежная научная литература, а также источники.

В первой главе «Татаро-мусульманское сообщество Российской империи в контексте социальной трансформации начала XX века», состоящей из двух параграфов, рассматривается проблема социальных реформ татарского мусульманского сообщества России начала ХХ в., а также изучается периодическая печать как общественный институт.

Первый параграф «Социальные реформы начала ХХ в. среди татар-мусульман» освещает социальные реформы татарского мусульманского сообщества России начала ХХ в.

В религиозном реформаторстве, которое стало предтечей социальных реформ в татарском обществе, выделяются два основных направления: фундаменталистское и модернистское. Фундаменталистские реформы предполагают обращение к «фундаменту» религии, ее основе – исламу времен пророка Мухаммада. В свою очередь, модернистские реформы предполагают приспособление религии к современному миру.

Утверждается, что внутренняя логика развития татарского общества конца XIX – начала XX вв. с неизбежностью вела к реформированию различных аспектов социальной жизни. Это время ознаменовалось обсуждением самого широкого спектра вопросов, связанных с воспитанием нового поколения мусульман, открытых миру и способных в нем эффективно функционировать. Ответ вызову времени мусульманскими интеллектуалам начала XX в. виделся в воспитании нового поколения мусульман, по-прежнему руководствовавшихся в своей жизни нормами ислама, и в то же время, способных конкурировать с представителями других культур: получать профессиональное образование и благодаря этому заниматься высокооплачиваемым квалифицированным трудом.

Показывается, что важной составляющей проблемы реформирования образования являлся вопрос его финансирования. Поскольку система национального образования полностью финансировалась за счет средств населения, то вопрос сбора и перераспределения пожертвований являлся одним из острейших. Решение этой проблемы многим представителям мусульманской интеллигенции виделось в организации благотворительных обществ, на плечи которых легла бы задача по эффективному распределению средств.

Рассматривается еще одна серьезная проблема, стоявшая перед мусульманским сообществом на рубеже XIX–XX вв., представленная женской тематикой. Особое внимание татарскими интеллектуалами уделялось проблеме женского образования и роли женщины в семье. Причиной тому стало признание татарской мусульманской интеллигенцией исключительной роли женщины в процессе воспитания детей, что обуславливало ответственность общества за степень ее подготовки к семейной жизни.

Утверждается, что начало XX в. для татарского мусульманского сообщества Российской империи ознаменовалось социальными реформами в трех основных направлениях: в области образования, социального положения мусульман, а также «женского» вопроса. Реформированная система национального образования с акцентом на среднее и высшее профессиональные учебные заведения была не только самоцелью, но и путем преодоления бедности татарского населения благодаря возможности заниматься квалифицированным высокооплачиваемым трудом. Повышение благосостояния мусульман рассматривалось как главный источник преодоления социальных проблем в татарском обществе преимущественно благодаря централизованному перераспределению благотворительных средств. Решение же «женского» вопроса виделось в реформировании женского образования.

Второй параграф «Татарская национальная пресса как общественный институт» посвящен анализу татарской национальной прессы как общественного института.

Указывается на связь идеи национальной периодической печати с просветительскими идеями, господствовавшими в умах татарской интеллигенции еще с XIX в. Национальная пресса в начале ХХ в. приняла форму социального института, несущего в себе множество функций, таких как: интегрирующая [мусульманское сообщество России], просветительская, а также совещательная. Основными центрами издания татарской периодической печати были: Казань, Уфа, Оренбург, Самара, а также Троицк, Москва и Петербург. Главными проблемами, будоражившими умы национальной интеллигенции в тот период были вопросы религии, образования, экономики, права, а также «женский» вопрос, что прослеживается в тематике самих изданий. Одним из критериев классификации национальной периодической печати начала XX в. выбрана приверженность авторского состава к одной из двух противостоящих друг другу идеологических лагерей: традиционализма и реформаторства.

Обосновывается мнение, что журнал «Шура» может считаться наиболее авторитетным печатным изданием начала XX в. Журнал «Шура» издавался дважды в месяц в г. Оренбурге в 1908–1917 гг. За десять лет свет увидело ровно 240 номеров этого журнала. По характеру своих статей журнал был скорее энциклопедическим, поскольку на его страницах печатались материалы на самую разную тематику: политика, экономика, образование, литература, история, этнография, философия, богословие и др. Столкновение между исламским традиционализмом и стремлением к модернизации находит полное отражение в публичных обсуждениях различных проблем на страницах журнала «Шура».

Утверждается, что национальная периодическая печать начала ХХ в. после своего появления в 1905 г. стала площадкой для общественных дискуссий по наиболее неотложным вопросам своего времени, а также служила просвещению населения и являлась для мусульман Российской империи интегрирующим элементом. В то же время разделение периодических изданий по принадлежности к двум противостоящим идейным направлениям, представленным традиционалистами и реформаторами, вело к обострению конфликта между сторонами. Журнал «Шура», благодаря плюралистическому подходу в подборе материалов для публикации, обеспечивал наиболее взвешенный подход к поиску ответов на поставленные вопросы, таких как реформирование национальной системы образования, экономическое благополучие населения и женская эмансипация.

Во второй главе «Социальные проблемы татарского мусульманского сообщества и поиск путей их решения в журнале «Шура» (1908–1917)», состоящей из трех параграфов, рассматривается дискуссия по вопросам социальных проблем татарского мусульманского сообщества России начала ХХ в., нашедшая отражение на страницах журнала «Шура».

Первый параграф «Воспитание “нового мусульманина»”» содержит анализ предложений татарской мусульманской интеллигенции начала ХХ в. по воспитанию поколения новых мусульман.

Отмечается, что поиск ответа на вопрос о выборе пути развития образовательной реформы активно велся на страницах многих периодических изданий, в том числе и журнала «Шура». Кроме внушительной рубрики, посвященной проблемам воспитания и преподавания «Трбия в тгълим» («Воспитание и образование»), имевшейся едва ли не в каждом из 240 номеров журнала, тема просветительства проходила красной нитью и в статьях по проблемам преодоления бедности мусульман и роли и места женщины в татарском мусульманском обществе. Название рубрики собственно и определяет те два направления, по которым планировалось «создавать» нового человека: воспитывать и давать разностороннее образование.

Выделяются две основные идеи в воспитательном компоненте: 1) комп­лексность воспитания, охватывающего самые различные аспекты развития ребенка: интеллектуальное и психическое развитие, религиозный и нравственный аспекты воспитания, воспитание национального патриотизма, а также забота о физическом развитии детей; 2) роль семьи и, в особенности, матери в воспитании ребенка, воспитание «идеальной матери», способной обеспечить детям разностороннее развитие.

Высказывается мнение, что сравнение социального положения единоверцев, проживающих на территории Российской империи в начале ХХ в., с представителями других культур выявило неконкурентоспособность местных мусульман, их неспособность адаптироваться к стремительно менявшимся условиям жизни. Как ответ на этот вызов на страницах журнала «Шура» формируется образ «нового мусульманина», способного вести достойное существование благодаря полученному качественному образованию и хорошему воспитанию. Предлагались комплексный подход к развитию детей и уделение внимания подготовке девочек – будущих матерей, от которых зависела успешность формирования нового человека. В области образования предполагалось создавать условия для получения профессионального образования на родине, формировать класс подготовленных учителей, ориентировать молодежь на получение образования за рубежом, а также перенимать иностранный опыт – прежде всего османский – в сфере образования и воспитания.

Второй параграф «Преодоление бедности населения» посвящен исследованию общественных дискуссий в журнале «Шура» по вопросу достижения благосостояния среди российских мусульман.

Отмечается, что признание проблемы бедности населения мусульманскими интеллектуалами повлекло за собой поиск решений, который в полной мере нашел отражение в периодической печати того времени, в том числе и в журнале «Шура». Борьбу с бедностью предлагалось начинать с правильного понимания термина таваккул, который зачастую рассматривался как предание себя Богу в буквальном смысле, что не предполагало приложения каких бы то ни было значимых усилий при разрешении проблем, как на личностном уровне, так и в национальном масштабе. В этой связи человеческому труду, благодаря возможности достижения с его помощью достатка, приписывается роль спасения нации, поскольку признается, что борьба в экономической сфере является самой жестокой и побежденный народ неминуемо гибнет.

Представители татарской мусульманской интеллигенции выступали за более рациональное использование средств, поученных в результате сбора заката. Предлагалось направлять их, прежде всего, в сферу образования, что в будущем способствовало бы решению проблемы бедности населения путем создания условий для получения профессии подрастающим поколением, что в дальнейшем позволило бы молодым мусульманам найти свою нишу на рынке труда. Еще один путь борьбы с бедностью авторам журнала «Шура» виделся в легализации умеренного процента внутри мусульманской общины с тем, чтобы избежать финансовой зависимости от других народов, предлагавших займы под большие проценты.

Утверждается, что для преодоления бедности татарского мусульманского сообщества России начала XX в. предлагалось бороться с превратным пониманием сути таких понятий как «богатство», «бедность», «упование на Бога». В связи с этим для разрешения проблемы бедности мусульманской уммы, на страницах журнала «Шура» предпринимаются попытки приобщить население к труду. Еще одним решением этой проблемы видится необходимость обеспечения молодых мусульман возможностью заниматься высокооплачиваемым квалифицированным трудом благодаря совершенствованию системы национального образования, что во многом зависело от ее финансирования. Для его оптимизации  необходимым признавалось эффективное перераспределение средств, полученных от сбора заката. Кроме того, улучшению жизни мусульман должна была способствовать легализация умеренного процента, что избавило бы их от необходимости брать деньги в долг у немусульман и тем самым предотвратило бы утечку средств за пределы общины.

В третьем параграфе «“Женский” вопрос» анализируется поиск путей решения гендерного вопроса в татарском мусульманском сообществе Российской империи начала ХХ в.

Указывается, что сравнение общего положения мусульман в мире с другими народами заставляло мусульманских интеллектуалов искать причины столь плачевного состояния, которые виделись ими, во многом, в отсутствии должного внимания к подготовке девочек к исполнению роли матери. Таким образом, прогресс нации связывается с уровнем развития и положением женщины в обществе. В рамках женского вопроса, как на страницах журнала «Шура», так и в национальной периодической печати начала XX в. в целом, пристальное внимание уделялось проблеме женского образования. В публикациях журнала также поднимался вопрос о женском средне-профессиональном образовании, которое бы позволило разрешить проблему недостающих кадров. Одним из путей развития женского образования мусульманским интеллектуалам виделось обращение к иностранному опыту – Османской империи и западных держав.

Кроме особого внимания, уделяемого воспитанию и образованию девочек, также предлагалось проводить идею восстановления женщин в правах, дарованных им шариатом. Улучшение положения женщины в семье авторы публикаций журнала намеревались вести сразу по двум основным направлениям: ограничивая многоженство, а также выступая против насильственной выдачи девушек замуж, чему должно было способствовать и повышение уровня образованности среди населения.

Делается вывод о том, что начало XX в. в решении женского вопроса было ознаменовано для татаро-мусульманского сообщества Российской Империи попытками формирования системы женского образования, а также идеологической борьбой по возвращению женщине прав в контексте семейной и общественной жизни, предусмотренных для нее шариатом. Для определения истинного правового положения женщины в исламе на страницах журнала «Шура» предлагается обращаться к основным источникам исламского права – Корану и Сунне, а также к примерам из истории ислама времен пророка Мухаммада, изучать опыт женщин за рубежом, занимать активную общественную позицию. Для решения женского вопроса в контексте семьи предлагалось ограничить многоженство и избегать насильственной выдачи девушек замуж. Кроме того, подчеркивалась необходимость создания новой реформированной системы образования, в том числе и для девочек, включающей средне-специальное звено.

В Заключении приведены выводы, сделанные в ходе научно-иссле­до­вательской работы.

Приложения содержат в себе иллюстрации, сводные таблицы национальных периодических изданий начала ХХ в., а также тематический каталог статей119, издававшихся в журнале «Шура» в 1908–1917 гг. по проблемам воспитания и образования, преодоления бедности населения и проблеме женщины.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В издании, рекомендованном Перечнем ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Проблема женского образования в освещении журнала «Шура» (1908–1917 гг.) / Д.С. Галихузина // Ученые записки Казанского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. Том 152, книга 1. – Казань, 2010. – С. 58–65.

В прочих изданиях:

2. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Реформаторская деятельность Мухаммада Абдо / Д.С. Галихузина // Сборник материалов итоговой конференции молодых ученых и аспирантов Института истории АН РТ за 2008 г. – Казань, 2009. – С. 20–26.

3. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Социально-философские проблемы ислама на страницах журнала «Шура» (1908 г.) / Д.С. Галихузина // Евразийские исследования. – 2009. – № 4. – С. 78–83.

4. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Опыт реформирования образовательных учреждений Османской Турции начала ХХ века в освещении российской мусульманской прессы (на материалах журнала Шура (1908–1917)) / Д.С. Галихузина // Актуальные проблемы изучения современной Турции: Материалы международной научной конференции. – Нижний Новгород – Стамбул: ФМО ННГУ, ИСИ ННГУ, Центр стратегических исследований мудрецов «BILGESAM», 2011. – С. 168–172.

5. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Джамал-ад-Дин ал-Афгани и Мухаммед Абдо в истории татарской общественно-политической мысли (конец XIX – начало XX вв.) / Д.С. Галихузина // Итоговая научно-образовательная конференция студентов Казанского государственного университета 2005 года: Тезисы докладов. – Казань, 2005. – С. 99–100.

6. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Социальные реформы в татарском мусульманском сообществе России в начале XX века / Д.С. Галихузина // Ислам в России и за ее пределами: история, общество, культура: Сборник материалов межрегиональной научной конференции, посвященной 100-летию со дня кончины выдающегося религиозного деятеля шейха Батал-хаджи Белхароева. – СПб.; Магас, 2011. – С. 234–239.

7. Галихузина Д.С. (Брилева Д.С.). Религиозное реформаторство и социальные реформы в татарском мусульманском сообществе России в начале XX века (на примере публикаций журнала «Шура» (1908–1917)) / Д.С. Галихузина // Исторические судьбы народов Поволжья и Приуралья. Сборник статей. Вып. 2. Материалы Всероссийской научной конференции «Исторический опыт этноконфессионального взаимодействия в Среднем Поволжье и Приуралье (XVI – начало XX вв.)» (Казань, 5–6 октября 2011 г.). – Казань: Издательство «Ихлас»; Институт истории им. Ш. Мард­жани АН РТ, 2011. – С. 196–201.

Подписано в печать 20.11.2012 г. Формат 6084 1/16

Тираж 120 экз. Усл. печ. л. 2,0

Отпечатано в множительном центре

Института истории АН РТ

г. Казань, Кремль, подъезд 5

Тел. (843) 292–95–68, 292–18–09


1 Загидуллин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. – Казань: Татарское книжное издательство, 2000. – С. 102.

2 Рмиев И. Вакытлы татар матбугаты (Альбом). 1905–1925. – Казань: Гажур, 1926. – 250 б.

3 Валиди Дж. Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.) (фрагменты книги). – Казань, 1992. – 48 с.

4 Гайнуллин М. Татарская литература и публицистика начала ХХ века. – Казань: Татарское книжное издательство, 1975. – 308 с.

5 Нуруллина Р.М. Татарская революционно-демократическая печать в период подготовки Октябрьской революции. – Казань, 1974. – 38 с.

6 Амирханов Р.У. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток – Запад»: (на примере развития русской культуры). – Казань: Татарское книжное издательство, 2002. – 239 с.; Амирханов Р.У. Татарская периодическая печать (1905–1917 гг.). – М.: Наука, 1988. – 191 с.; Амирханов Р. Из истории татарских нелегальных изданий в дореволюционный период // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005. – № 1. – С. 136–137.

7 Гайнанов Р.Р., Марданов Р.Ф., Шакуров Ф.Н. Татарская периодическая печать начала ХХ века: Библиографический указатель. – Казан: Милли китап, 2000. – 316 б.

8 Усманов М.А. Судьба татарской периодической печати в ХХ столетии // Гайнанов Р.Р., Марданов Р.Ф., Шакуров Ф.Н. Татарская периодическая печать начала ХХ века: Библио­графический указатель. – Казан: Милли китап, 2000. – С. 10–33.

9 Насыров Т.М. Татарская эмигрантская пресса // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2004. – № 2. – С. 117–128.

10 Амирханов Р. Из истории татарских нелегальных изданий в дореволюционный период // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2005. – № 1. – С. 136–137.

11 Насыров Т. Репрессированная татарская пресса (1917–1918 гг.) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2006. – № 1. – С. 28–32.

12 Заидуллин А.. «д-дин вл-дб» журналы // Заидуллин А.. «д-дин вл-дб» журналыны библиографик крсткече. – Казан: Милли китап, 2003. – 4–25 б.

13 Мрданов Р.Ф. «Шура» журналы (1908–1917): дбият мсьллре. – Казан: Рухият, 2001. – 152 б.

14 Мрданов Р. Ризаэддин Фхреддинне «Шура» журналындагы дби эшчнлеге // Ри­заэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – С. 239–253; Мрднов Р. «Шура» журналы м Рмиевлр // Бертуган Рмиевлр: Фнни-биографик ыентык. – Казан: Рухият, 2002. – 150–160 б.; Мрданов Р. «Трбияи тфаль» журналына йз ел // Казан утлары. – 2007. – №2. – 180–181 б.; Мрданов Р. «Вакыт» газетасы // Бертуган Рмиевлр: Фнни-биографик ыентык. – Казан: Рухият, 2002. – 161–163 б. и др.

15 Госманов М. Тарихыбызны тутыкмас бер кзгесе: [«Шура» журналына 100 ел] // Казан утлары. – 2008. – №1. – 152–155 б.

16 Амирханов Р.У. Ризаэддин Фахреддин как историк // Ризаэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – С. 32–54.

17 Арсланова А.А. Р.Фхреддинов иатында Кнчыгыш чыганаклары («Шура» журналы материаллары буенча) // Ризаэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – 111–121 б.

18 «Шура» журналы // Исхакый М.Г. срлр: 15 т. – Казан: Татарстан китап ншрияты, 1998. – 6 т. – Публицистика м дби тнкыйть мкаллре. – 2005. – 121–124 б.

19 Хмидуллин Л. Рмиевлр матбагасы // Бертуган Рмиевлр: Фнни-биографик ыентык. – Казан: Рухият, 2002. – 69–79 б.

20 Амирханов Р.У. Ризаэддин Фахреддин как историк // Ризаэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – С. 32–54.

21 Гайнетдин М. Риза Фхреддинов – публицист // Ризаэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – 163–170 б.

22 Исламов Ф.Ф. Ризаэддин Фхреддинов – мшр мгърифтче, педагог // Ризаэддин Фх­ред­дин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – 188–205 б.

23 Яхин Ф.З. Риза Фхреддинов ваабилар хакында // Ризаэддин Фхреддин: Мирасы м хзерге заман: Мкаллр ыентыгы. – Казань: Институт истории АН РТ, 2003. – 264–268 б.

24 Тухватуллина Л.И. Специфика гендерных представлений Ризаэтдина Фахретдинова // Ризаэддин Фхреддин: мирасы м хзерге заман. Фнни конференция материаллары. – Казан: Институт истории АН РТ, 2003. – С. 316–328.

25 Байбулатова Л.Ф. «Асар» Ризы Фахреддина: источниковая основа и значение свода. –  Казань: Татарское книжное издательство, 2006. – 174 с.

26 Dudoignon S. Echoes to al-Manar among the Muslims of the Russian Empire. A preliminary research note on Riza al-Din b. Fakhr al-Din and Sura (1908–1918) // Intellectuals in the Modern Islamic world. Transmission, transformation, communication – London-New York: Routledge, 2006. – P. 85–116.

27 Нафигов Р. И. История формирования и развития татарской передовой общественно-политической мысли на третьем пролетарском этапе освободительного движения в России (1895–1917 гг.): автореферат дис. … докт. ист. наук. – Казань, 1964. – 29 с.

28 Абдуллин Я.Г. Татарская просветительская мысль: Социальная природа и основные проб­лемы. – Казань: Татарское книжное издательство, 1976. – 319 с.

29 Ишмухаметов З. А. Социальная роль и эволюция ислама в Татарии: исторические очерки. – Казань: Татарское книжное издательство, 1979. – 224 с.

30 Юзеев А.Н. Татарская религиозно-философская мысль X–XIX веков // Ибрагим Т.К., Султанов Ф.М., Юзеев А.Н. Татарская религиозно-философская мысль в общемусульманском контексте. – Казань: Татарское книжное издательство, 2002. – С. 72–153.

31 Тухватуллина Л.И. Проблема человека в трудах татарских богословов: конец XIX – начало XX веков. – Казань: Татарское книжное издательство, 2003. – 207 с.

32 Гарипов Н. Ислам в Волжской Булгарии // Мусульманский мир. – 2006. – №1. – С. 20-23; Гарипов Н.К., Халиков Т.Р. Проблемы мусульманского образования в России: история и современность // Право и образование. – 2007. – №2. – С. 82-87; Гарипов Н.К. Особенности образовательной системы российских мусульман начала XX века // Общественно-политическая мысль и духовная культура народов Поволжья и Приуралья (XIX-XX вв.): проблемы изучения: [сборник статей и сообщений научной конференции, посвященной памяти профессора С. М. Михайловой].  – Казань, 2008. – C. 449-453.

33 Гаффарова Ф.Ю. Татар маирлре: (татар фикер иялрене XX г. Тркиядге итимагый-сяси эшчнлеклре). – Казан: Фн, 2004. – 86 с.; Гаффарова Ф.Ю. "Йолдыз" кабызган . – Казан: Алма-Лит, 2006. – 180 б.; Гаффарова Ф. хмтади Максуди // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2000. – №3/4. – 103-106 б; Гаффарова, Ф. Садри Максуди Арсал // Казан утлары. – 2008. – №7. – 143-147 б.

34 Байбулатова Л.Ф. Источниковая база биобиблиографического свода «АСАР» Р. Фах­ред­дина: автореферат дис. ... канд. ист. наук. – Казань, 2004. – 22 с.; Байбулатова Л.Ф. «Асар» Ризы Фахреддина: источниковая основа и значение свода. –  Казань: Татарское книжное издательство, 2006. – 174 с.

35 Идиятуллина Г.Г. Абу Наср Курсави и среднеазиатские истоки татарской общественной мысли конца XVIII – начала XIX вв.. – Казань, 2001. – 205 л.; Идиятуллина Г. Введение // Курса­ви А. Наставление людей на путь истины (ал-Иршад ли-л-‘ибад). – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – С. 10–88.

36 Адыгамов Р.К. Габдрахим Утыз-Имяни. – Казань: Фн, АН РТ, 2005. – 233 с.; Адыгамов Р. Введение // Утыз-Имяни Г. Избранное. – Казань: Татарское книжное издательство, 2007. – С. 6–78.

37 Юсупов М.Х. Шигабутдин Марджани. – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – 270 с.

38 Шагавиев Д.А. Введение // Марджани Ш. Зрелая мудрость в разъяснении догматов ан-Насафи (ал-Хикма ал-балига). – Казань: Татарское книжное издательство, 2008. – С. 7–123.

39 Хайрутдинов А.Г. Социально-философские аспекты татарского мусульманского религиозного реформаторства (на материалах творческого наследия Мусы Джаруллаха Бигиева): Дис. … канд. филос. наук. – Казань, 2004. – 176 л.; Хайрутдинов А. Введение // Бигиев М.Дж.Избранные труды. В двух томах. Т. 1. – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – С. 6–76.

40 Камалов Т.Р. Зыяэтдин Камали – мыслитель, просветитель и религиозный деятель (биогра­фический очерк) // Камали З.Д. Философия ислама: в 2 т. Т.1.: Часть I. Философия вероубеждения. – Казань: Татарское книжное издательство, 2010. – С. 9–57.

41 Алмазова Л.И. Вступительное слово к трактату Зыяэтдина Камали «Философия веро­убеждения» из серии «Философия ислама» // Камали З.Д. Философия ислама: в 2 т. Т.1: Часть I. Философия вероубеждения. – Казань: Татарское книжное издательство, 2010. – С. 58–76.

42 Кемпер М. Суфии и ученые в Татарстане и Башкортостане: исламский дискурс под русским господством. – Казань: РИУ, 2008. – 654 с.

43 Мараш И. Традиционное понимание ислама в Волго-Уральском регионе // Гасырлар авазы – Эхо веков. –  2006. – №1. – С. 95-100; Мараш И. Габдерршид Ибраимны яа табылган бер кндлеге //// Гасырлар авазы – Эхо веков. –  2002. – №1/2. – 191-195 б.

44 Kanldere A. Reform within Islam. The Tajdid and Jadid Movement among the Kazan Tatars (1809-1917) Conciliation or Conflict? – Istanbul: Eren, 1997. – 199 p.

45 Валиди Дж. Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.) (фрагменты книги). – Казань, 1992. – 48 с.

46 Абдуллин Я.Г. Джадидизм среди татар: возникновение, развитие и историческое место. – Казань: Иман, 1998. – 41 с.; Абдуллин Я.Г. Татарская просветительская мысль: Социальная природа и основные проблемы. – Казань: Татарское книжное издательство, 1976. – 319 с.

47 Исхаков Д.М. Феномен татарского джадидизма: введение к социокультурному осмыслению. – Казань: Иман, 1997. – 80 с.

48 Мухаметшин Р. М. Джадидизм в Среднем Поволжье: распространение и формы проявления // Шигабутдин Марджани: наследие и современность. – Казань, 2008. – С. 260–267; Мухамет­шин Р.М. Джадидизм и проблемы развития духовной культуры тюркских народов России на рубеже XIX–XX вв. // Истоки и эволюция художественной культуры тюркских народов: ма­териалы Международной научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения педагога-просветителя, художника Ш.А. Тагирова (Казань, 17–18 апреля 2008). – Ка­зань, 2009. – С. 13–15; Мухаметшин Р.М. Система образования у татар в начале XX века: сос­тояние, проблемы и перспективы // Источники существования исламских институтов в Российской империи: [сборник статей]. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – С. 198–211 и др.

49 Хакимов Р.С. Джадидизм (реформированный ислам). – Казань: ИИ АН РТ, 2010. – 208 с.

50 Хабутдинов А.Ю. Воспитание личности мусульманина в системе джадидского образования в медресе // Система мусульманского религиозного образования у татар: история, проблемы, перспективы. Сборник материалов одноименной научно-практической конференции. – Казань: Институт истории АН РТ, 2005. – С. 24.

51 Lazzerini E.J. Gadidism at the turn of the twentieth century: a view from within // Cahiers du Monte russe et sovietique. – Vol. 16. – No. 2 (Apr. – Jun., 1975). – P. 245–277.

52 Lazzerini E. Gaspirali Ismail Bey’s Tercman // Central Asian monuments. – Istanbul: The Isis Press, 1992. – P. 143–156; Lazzerini E. The revival of Islamic culture in pre-revolutionary Russia: or, Why a prosopography of the Tatar ulema? // Turco-Tatar past Soviet present. – Paris, 1986. – P. 367–372.

53 Халид А. Ислам после коммунизма: Религия и политика в Центральной Азии. – М.: Новое литературное обозрение, 2010. – 304 с.

54 Kanldere A. Reform within Islam. The Tajdid and Jadid Movement among the Kazan Tatars (1809–1917) Conciliation or Conflict? – Istanbul: Eren, 1997. – 199 p.

55 Kanldere A. Yusuf Akura ve Kuzey Trkleri // Sosyoloj Dergesi. – 3. Dizi, 18. Say, 2009/1. – S. 235–258; Kanldere A. The special characteristics of the Muslim reformism in the Volga-Ural region // Proceedings of the International Symposium on Islamic Civilization in Volga-Ural Region. – Istanbul, 2004. – S. 41–49; Kanldere A. Dini ceditilikten sekler reformculua: Islah ve Ceditilerin zihni servenleri // Trk tarih kongresi: Kongreye sunulan bildiriler, II. Cilt, II. Ksm, Trk tarih kurumu yaynlar. – Ankara, 2005. – S. 1339–1344; Kanldere A. Eitim merkezli etkileim: Osmanl ve Rusya Trkleri // Trkiye aratrmalar literatr dergisi. – Cilt 6, Say 12, 2008. – S. 287–320.

56 Dudoingnon S.A. Status, strategies and discourses of a Muslim «clergy» under a Christian law: polemics about the collection of the zakat in late Imperial Russia // Islam and policy in Central Asia (early eighteenth to late twentieth centuries). – Londres, Kegan Paul, 2001. – P. 43–73.

57 Дюдуаньон С.A. Кадимизм: элементы социологии мусульманского традиционализма в татарском мире и в Мавераннахре (конец XVIII – начало XX вв.) // Ислам в татарском мире: история и современность: Материалы международного симпозиума, Казань 29 апр. – 1 мая 1996 г. – Казань: ИИ АНТ, 1997. – С. 57–69.

58 Там же.

59 Гимазова Р.А. Медресе Иж-Буби и его место в истории татарского мусульманского религиозного образования // Система мусульманского религиозного образования у татар: история, проблемы, перспективы. Сборник материалов одноименной научно-практической конференции. – Казань: Институт истории АН РТ, 2005. – С. 31–35.

60 Саматова Ч.Х. Казанская татарская учительская школа как центр подготовки учителей для татарских школ. // Образование и просвещение в губернской Казани. Сборник статей. Вып. 1. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2008. – С. 116–139; Шарангина Н.А. КТУШ – новое образовательное заведение для татар // Образование и просвещение в губернской Казани. Сборник статей. Вып. 1. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2008. – С. 180–183.

61 Саматова Ч.Х. Школьная политика самодержавия в отношении татар-мусульман во второй половине XIX – начале ХХ вв. (на примере Казанского учебного округа): автореферат дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2010. – 28 с.

62 Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар (Борьба вокруг школьного вопроса. 1861–1917). – Казань: Издательство Казанского университета, 1982. – 96 с.

63 Мухаметзянова Д.С. Кадимистская система образования в историческом и педагогическом контекстах. – Казань: Институт истории АН РТ, 2008. – 216 с.

64 Наганава Н. Формирование мусульманского общества через царскую администрацию: махалля под юрисдикцией Оренбургского Магометанского Духовного собрания после 1905 г. // Татарские мусульманские приходы в Российской империи. Материалы научно-практической конференции (27–28 сентября 2005 г., г. Казань) – Казань: Институт истории АН РТ, 2006.– С. 101–128; Naganawa N. Maktab or school? Introduction of universal primary education among the Volga-Ural Muslims // Empire, Islam, and Politics in Central Eurasia. – 2007. – №4. – P. 65–97.

65 Хайрутдинов Р.Р., Салихов Р.Р. Вакуф // Дизайн и новая архитектура. – 2002. – № 9. – С. 30–32; Они же. Развитие экономики и духовная история Новотатарской слободы // Татарские слободы Казани: Очерки истории. – Казань: Институт истории АН РТ, 2002. – С. 208–249; Они же. Татары в слободах казанского Заречья // Татарские слободы Казани: Очерки истории. – Казань: Институт истории АН РТ, 2002. – С. 208 – 249; Они же. Из истории Адмиралтейской слободы // Татарские слободы Казани: Очерки истории. – Казань: Институт истории АН РТ, 2002. – С. 208–249; Они же. Пять веков татарской слободы // Сокровища культуры Татарстана. Историческое наследие, культура и искусство. – М.: НИИЦентр, 2004. – С. 296–299; Они же. Взлет династии Юнусовых // Сокровища культуры Татарстана. Историческое наследие, культура и искусство. – М.: НИИЦентр, 2004. – С. 299–302; Они же. Одиссея династии Апанаевых // Сокровища культуры Татарстана. Историческое наследие, культура и искусство. – М.: НИИЦентр, 2004. – С. 303–307; Они же. Мечети Казани // Сокровища культуры Татарстана. Историческое наследие, культура и искусство. – М.: НИИЦентр, 2004. – С. 308–325.

66 Салихов Р.Р. Татарская буржуазия Казани и национальные реформы второй половины XIX начала – XX вв. – Казань: Мастер-Лайн, 2001. – 123 с.

67 Азаматов Д.Д. Из истории мусульманской благотворительности. Вакуфы на территории Европейской части России и Сибири в конце XIX – начале XX вв. – Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 2000. – 102 с.

68 Денисов Д.Н. Вакуфы на территории Оренбургского края // Источники существования исламских институтов в Российской империи. Сборник статей. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – С. 44–69.

69 Загидуллин И.К. Вакуфы в имперском правовом пространстве // Материалы всероссийского семинара «Ислам и благотворительность» – Казань, 2006. – С. 61–94.

70 Миннуллин З.С. Проблемы вакфа: история и современность // Религия в современном обществе. История, проблемы, тенденции: материалы Междунар. науч. прак. конф. 2-3 октября 1997 г. – Казань, 1998. – С. 175-178.

71 Набиев Р.А, Хабутдинов А.Ю. Вакуф // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. – Казань, 2004. – С. 50; Хабутдинов А.Ю. Российские вакфы: традиции и пути развития // Медина аль-Ислам. – 2006. – № 21.

72 Миннуллин З. Благотворительные общества и проблема закята у татар (конец XIX – нач. XX вв.) // Татарские мусульманские приходы в Российской империи. Материалы научно-практи­ческой конференции (27–28 сентября 2005 г., г. Казань) – Казань: Институт истории АН РТ, 2006. – С. 30–41.

73 Загидуллин И.К. Публичные сборы пожертвований для строительства мечетей в городах Европейской части России и Сибири (XIX – начало XX вв.) // Источники существования исламских институтов в Российской империи: [сборник статей] / Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ; [сост. и отв. ред. И.К. Загидуллин]. – Казань, 2009. – С. 70–104.

74 Свердлова Л. О некоторых особенностях благотворительной деятельности татарского ку­печества Казани в XIX веке // Татарские мусульманские приходы в Российской империи. Мате­риалы научно-практической конференции (27–28 сентября 2005 г., г. Казань) – Казань: Институт истории АН РТ, 2006. –С. 54–65.

75 Dudoingnon S.A. Status, strategies and discourses of a Muslim «clergy» under a Christian law: polemics about the collection of the zakat in late Imperial Russia // Islam and policy in Central Asia (early eighteenth to late twentieth centuries). – Londres, Kegan Paul, 2001. – P. 43–73; Дюдуань­он С.A. Кадимизм: элементы социологии мусульманского традиционализма в татарском мире и в Мавераннахре (конец XVIII – начало XX вв.) // Ислам в татарском мире: история и современность: Материалы международного симпозиума, Казань 29 апр. – 1 мая 1996 г. – Казань: ИИ АНТ, 1997. – С. 57–69.

76 Наганава Н. Формирование мусульманского общества через царскую администрацию: махалля под юрисдикцией Оренбургского Магометанского Духовного собрания после 1905 г. // Татарские мусульманские приходы в Российской империи. Материалы научно-практической конференции (27–28 сентября 2005 г., г. Казань) – Казань: Институт истории АН РТ, 2006.– С. 101–128.

77 Хисмтова Г. «Икътисад» журналында татар икътисади фикере сешен чагылдырган яз­малар. – Казан: Иман, 2002. – 52 б.; Хисмтова Г. XX гасыр башында татар мгыятенд «риба» мсьлсе // Сйфелмлеков М. Икътисади тарихта «риба» мсьлсе. – Казан: Иман, 2002. – 4–12 б.

78 Современное состояние татар-мухаммедан и их отношение к другим иноверцам (Доклад профессора Казанской Духовной Академии М. Машанова Миссионерскому съезду 1910 года). – Казань: Иман, 2002. – 124 с.

79 Сперан­ский А. Казанские татары (Историко-этнографический очерк). – Казань: Центр. типограф., 1914. – 30 с.

80 Биктимирова Т.А. Деятель­ность партийных организаций Среднего Поволжья по вовлечению женщин в со­циалистическое строи­тельство (1921–1926): Дис. … к.и.н. – Казань, 1981.

81 Бурнашева З. Х. Татар хатын-кызлары хркте тарихыннан. – Казан: Татарстан китап ншрияты, 1971. –150 б.

82 Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар (Борьба вокруг школьного вопроса. 1861-1917). – Казань: Издательство Казанского университета, 1982. – 96 с.

83 Смирнова В.Н. Женщины Татарии на трудовом фронте в период гражданской войны. – Казань: Изд-во КГУ, 1973. – 125 с.

84 Биктимирова Т.А. Ступени образования до Сорбонны. – Казань: Алма-Лит, 2003. – 183 с.; Биктимирова Т.А. Апанай кызлары // Татарстан. – 1999. – № 2. – 46–49 б.; Биктимерова Т. Мгърифтчелек хрктене хатын-кыз мгарифен йогынтысы. // Мгариф. – 2001. – №3. – 71–74 б.; Биктимерова Т. Урта Азияд мгърифт нурын татарлар ччте. // Татарстан. – 2001. – №9. – 58–61 б.; Биктимирова Т.А. «Мхммдия» мдрссе м татар хатын-кызы мгарифе // Мдни омга. – 2003. – № 3. – 14 б.; Биктимирова Т.А. Зыялыларыбыз ярдме // Мгариф. – 2003. –№ 7. – 75–77 б.; Биктимирова Т.А. Мгърифтле Терегуловлар Кавказда // Сембик. – 2007. – № 7. – 10–12 б.

85 Махмутова А.Х. Лишь тебе, народ, служенье! (История татарского просветительства в судьбах ди­настии Нигматуллиных-Буби). – Казань: Магариф, 2003. – 453 с.; Махмутова А.Х. Пора и нам зажечь зарю свободы!. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2006. – 287 с.

86Фаизов С.Ф. Движение мусульманок России за права женщин в 1917 г.: страницы истории. – Н. Новгород: НИМ «Махинур», 2005. – 104 с.

87 Хабибуллина Г.Ю. Исламское образование. Инновационные процессы в исламском образовании. Часть 1. – М.: ООО «ГК ИТЛ», 2007. – 164 с.

88 Тухватуллина Л.И. Специфика гендерной проблематики в творчестве Зияэтдина Камали // Сборник материалов итоговых конференций молодых ученых и аспирантов за 1999–2000. – Казань, 2000. – C. 67–73.

89 Михайлова С.М. Высшее женское образование в России и Казани: конец XIX – начало XX вв. – Чебоксары: Клио, 2004. – 14 с.

90 Юнусова А.Б. Ислам в Башкортостане. – Уфа: Уфимский полиграфкомбинат, 1999. – 352 с.

91 Аминов Т.М., Аминова Л.Я. Мусульманское педагогическое образование в дорево­люцион­ной Башкирии // Педагогика. – 2002. – №1. – С. 89–93.

92 Минуллина Э.И. Роль учителя в нравственном воспитании женщины: исторический контекст // Высшее образование в России. – 2006. – №9; №10. – С. 102–105; Минуллина Э.И. Нравственное воспитание женщины в татарской демократической педагогике: конец XIX – начало XX веков: дис. … канд. пед. наук. – Казань, 2006. – 187 л.

93 Волков Д.В. Общественная жизнь крестьянства Казанской губернии (1860-е – 1917 гг.): автореферат дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2011. – 28 с.

94 Калимуллина А.Г. Неравный брак в татарской семье (по материалам метрических книг) // Ислам в мультикультурном мире – 2012: Сборник материалов и тезисов 2-го Казанского международного научного форума. 29–31 окт. 2012 г. – Казань: Арт-Лоджик, 2012. – С. 41–42.

95 Амирханов Р.У. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток – Запад»: (на примере развития русской культуры). – Казань: Татарское книжное издательство, 2002. – С 50.

96 Мухаметшин Р. Проблема идентичности татар в начале ХХ века глазами национальной интеллигенции: этнонациональные и политические аспекты // Русский архипелаг. – 2004. // http://www.archipelag.ru/authors/muhametchin/?library=1226

97 Амирханов Р.У. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток – Запад»: (на примере развития русской культуры). – Казань: Татарское книжное издательство, 2002. – С 50.

98 Курсави А. Наставление людей на путь истины (ал-Иршад ли-л-‘ибад). – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – 304 с.

99 Бигиев М.Дж. Избранные труды. В двух томах. Т. 2. – Казань: Татарское книжное издательство, 2006. – 256 с.

100 Камали З.Д. Философия ислама: в 2 т. Т.1.: Часть I. Философия вероубеждения. – Казань: Татарское книжное издательство, 2010. – 319 с.

101 Фаизханов Х. Реформа медресе. – Н. Новгород: Медина, 2007. – 36 с.

102 Фаизханов Г.Ф. Мухаррик аль-афкар (Двигатель мыслей). – Н. Новгород: Махинур, 2006. – 64 с.

103 Фахретдин Р. Джавамигуль калям шархи. – Казань: Иман, 2002. – 202 с.; Фхретдин Р. Трбияле хатын. – Казан: Иман, 1996. – 16 б.

104 Al-A’mal al-kamilya lil-Imam ash-Sheykh Muhammad ‘Abduh. Al-juz al-awwal. – Al-Kahira: Dar ash-shuruk, 1993. – 893 s.

105 Амин К. Новая женщина. – СПб., 1912. – 121 с.

106 Ас-Сардави ал-Казани Г. Стальной клинок против новой методики. – Казань: Иман, 2004. – 64 с.

107 Коран в переводе И.Ю. Крачковского. – Минск; Ростов-на-Дону, 1990. – 443 с.

108 Сады праведных. / Составитель Имам Мухйи-д-Дин Абу Закарийа бин Шараф ан-Навави. М., 2007. – 813 с.; Фахретдин Р. Джавамигуль калям шархи. – Казань: Иман, 2002. – 202 с.

109 Asad T. The idea of an anthropology of Islam. // Asad T. Qui Parle. Vol. 17, No. 2 (spring/summer 2009). – University of Nebraska Press. – P. 1–30.

110 Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М.: Айрис-Пресс, 2002. – С. 136.

111 Верт П.В. От «сопротивления» к «подрывной деятельности»: власть империи, противо­стояние местного населения и их взаимозависимость. // Российская империя в зарубежной историо­графии. Работы последних лет: Антология. – М.: Новое издательство, 2005. – С. 60.

112 Там же.

113 Там же. – С. 64.

114 Там же. – С. 65.

115 Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. – М.: Прогресс, 1990. – С. 106.

116 Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и происхождении нацио­нализма. – М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. – С. 67.

117 Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер. с нем. – М.: Политиздат, 1991. – С. 35–36.

118 Jorgensen D.L. Participant Observation: A Methodology for Human Studies. – Thousand Oaks: Sage Publications, 1989. – P. 19.

119 Каталогизированы статьи, которые были использованы при написании диссертации.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.