WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Волков Дмитрий Владимирович

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ КРЕСТЬЯНСТВА

КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ

(1860-е 1917 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2011

Работа выполнена в отделе истории и общественной мысли

Государственного учреждения «Институт Татарской энциклопедии

Академии наук Республики Татарстан»

Научный руководитель:                доктор исторических наук, профессор

Шайдуллин Рафаиль Валеевич

Официальные оппоненты:                доктор исторических наук, профессор

Литвин Александр Алтерович

кандидат исторических наук

Зайнуллина Фарида Габделбаровна

Ведущая организация: Ульяновский государственный

университет

Защита состоится «10» февраля 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 022.002.01 при Институте истории им. Ш. Мард­жани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420114, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш. Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru

Автореферат разослан «___» ______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                                                Р.Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования обусловлена кардинальными экономическими и социальными изменениями в современной российской деревне. В условиях формирования многоукладной экономики, диверсификации и усложнения структуры агропромышленного комплекса России на селе начали зарождаться различные формы торгово-предпринимательских отношений. В этой связи в последние десятилетия повысился интерес к общественной жизни дореволюционного крестьянства, стали пересматриваться отдельные выводы советской историографии, страдавшие схематизмом и упрощенным подходом к анализу социального и психо-ментального развития крестьянского общества, а также восполняться пробелы в его многовековой истории.

Произошедшие во второй половине XIX – начале XX вв. социально-экономические и политические реформации наложили отпечаток на общественную жизнь и мировоззренческие установки многонационального российского крестьянства. Именно поэтому сегодня особую значимость приобретают исторический опыт узловых периодов развития нашей страны и этнокультурные традиции, идущие из глубины веков и глубоко проникшие в менталитет и этнический характер российского сельского социума. В связи с происходящими в наши дни стремительными изменениями в общественной жизни крестьянства так необходим комплексный анализ взаимодействия между устойчивыми стереотипами крестьянского сознания и приобретаемыми под влиянием внешних обстоятельств, сильно трансформирующих повседневную практику многоэтничного и поликонфессионального сельского общества России.

Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования заключается в том, что современное российское крестьянство, как и дореволюционное, находится на переходном этапе – оно стоит перед выбором производственного и общественного путей развития. Значимость темы повышает фактор регионального рассмотрения данного вопроса, поскольку, несмотря на богатые историографические традиции исследования крестьянства в рамках Российского государства, многие проблемы до сих пор остаются недостаточно изученными. Это в полной мере относится и к общественной жизни крестьянства Казанской губернии исследуемого периода.

Эти и другие обстоятельства, вызывающие научный и практический интерес, побудили нас обратиться к изучению истории общественной жизни крестьянства Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. и обусловили выбор темы исследования.

Объектом диссертационного исследования выступает крестьянское общество как носитель особых социальных и психо-ментальных характеристик, отражающихся в его повседневной практике; предметом являются эволю­цион­ные трансформации, происходившие в общественной жизни крестьянства Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. Поскольку в сферу общественной жизни входят и семейные отношения, под категорией «общественная» жизнь будет пониматься участие крестьянства в повседневной практике сельской общины в целом и микросоциума (семьи) в частности.

Хронологические рамки исследования охватывают 1860-е – 1917 гг. Данный временной отрезок следует понимать как отдельный этап в истории российского крестьянства, характеризующийся определенной структурой и внутренней логикой своего развития. Выбор нижней границы не случаен: в 1861 г. была провозглашена крестьянская реформа, в 1863 г. утверждено «Положение о крестьянах, водворенных на землях имений государевых, дворцовых и удельных», 24 ноября 1866 г. издан закон «О поземельном устройстве государственных крестьян» В результате бывшие помещичьи, государственные и удельные крестьяне получили личную свободу, выборное самоуправление, а также возможность свободного передвижения, что незамедлительно отразилось на их социальной жизни. Верхняя граница – 1917 г. – связана со свержением царизма и приходом к власти в стране новой политической силы. Для обоснования некоторых положений диссертационного исследования нами сделаны небольшие исторические экскурсы в первую половину XIX в., и в 1918 г.

Территориальные рамки исследования определяются границами Казанской губернии. Подобный выбор обусловлен особенностями проблематики национально-регионального характера. В связи с этим нами в полной мере проанализировано развитие общественных и внутрисемейных отношений у основных народов, населяющих регион: русских, татар, чувашей и марийцев.

Научная разработанность темы. Историографию проблемы условно можно разделить на три периода: дореволюционный (1860-е – 1917 гг.); советский (1917–1991 гг.), современный (1990–2000-е гг.).

Дореволюционный период. Интерес к отдельным аспектам рассматриваемой проблематики у отечественных исследователей возник уже в 1860-е гг. Во второй половине XIX – начале XX вв. увидели свет аналитические работы местных земских деятелей и статистиков1, уделивших основное внимание социально-экономическому и демографическому развитию аграрного сектора Казанской губернии. В исследованиях казанских историков и этнографов2 нашли отражение материалы, в которых описываются нравы и семейные отношения многонационального крестьянства края. В публикациях православных миссионеров3 содержится информация о нравственных качествах татарских крестьян. Интересные данные о чувашском населении пред­ставлены в работах Н.В. Никольского4. Бытовая и обрядовая повседнев­ность татарских крестьян описана в работах татарского просветителя К. На­сыри5.

Особо стоит отметить исследование П.С. Ефименко6, посвященное обычаям северорусского крестьянства. Описывая нормы обычного права русской деревни, И. Тютрюмов7 в своей работе проанализировал внутрисемейные отношения. Не меньший интерес для заявленной тематики представляют теоретические работы, авторы (А.А. Савельев, А. Смирнов8) которых на основе как официального законодательства, так и неписаных правил рассмотрели семейные отношения русского населения России. Обстоятельное исследование по проблемам развода в России провел А.Д. Способин9.

В рассматриваемый период интерес исследователей к крестьянской семье был обусловлен участившимися во второй половине XIX в. семейными разделами10. Положению женщины в крестьянской семье были посвящены журнальные публикации А. Филиппова и И. Хар­ламовой11.

Социально-экономическое положение, общественная жизнь и злободнев­ные проблемы крестьян начала XX в. нашли отражение в работе С.Н. Про­коповича12. В 1906–1917 гг. происходит становление историографии «приговорного» движения (Б.Б. Веселовский, К.В. Сивков13 и др.).

Таким образом, в дореволюционной историографии были проанализированы отдельные стороны общественных и семейных отношений крестьянства и накоплен значительный эмпирический материал. На общероссийском материале исследовались крестьянская семья и внутрисемейные отношения, однако тогда еще не ставилась задача комплексного изучения процесса развития семьи и формирования взглядов крестьян относительно семейной жизни. В этнографической литературе накоплен и интерпретирован большое фактический материал по обрядовой стороне семейного быта. Определенные успехи были достигнуты и в изучении крестьянского схода, приговорного движения периода первой российской революции.

Советский период. После Октябрьской революции 1917 г. начался новый этап в отечественной историографии крестьянства. В 1920–1930-е гг., в условиях формирования новой методологии в области гуманитарных знаний, акцент стал делаться на изучение классовой борьбы. В этот период протестное движение среди татарского крестьянства второй половины XIX в. нашло отражение в публикациях Г.С. Губайдуллина, Е.И. Чер­ны­шева14, социально-экономическое развитие татарской деревни на рубеже XIX–XX вв. – в работе Ф. Сайфи15. В монографии Г.Г. Ибрагимова16 значительное внимание уделено таким аспектам развития татарского крестьянства, как классовая дифференциация общества, процесс развития капитализма, колонизаторская политика царизма. Н.Н. Спе­ранским17 были предприняты первые шаги в изучении процесса формирования общественного сознания крестьянства, в частности крестьянских приговоров 1905–1907 гг.

Среди этнографических работ, опубликованных в 1920-е гг., следует выделить статью Р.Я. Внукова18, посвященную проблеме внутрисемейных отношений. Анализируя причины возникновения противоречий в крестьянской семье, автор делает основной акцент на критику патриархальных устоев.

Таким образом, в исторической литературе 1920–1930-х гг. основное внимание уделялось изучению социально-экономического положения сельского населения и его протестной борьбе против угнетателей. Однако, несмотря на такую идеологическую ориентированность работ, в них содержалось немало сведений, касающихся эволюции крестьянского сознания.

В отличие от предшествующего периода, в 1940-е – первой половине 1950-х гг. доступ отечественных исследователей к государственным и партийным архивохранилищам был серьезно ограничен. Более того, усилилась тенденция к схематизму при изложении исторического материала в обществоведческих исследованиях. В этот период большое внимание уделялось протестному движению среди крестьянства и связанному с ним росту его общественного и политического самосознания. Так, в работе П.Н. Першина19 на фоне первой российской революции анализируются крестьянские приговоры и петиции с социально-эко­номическими и политическими требованиями, поданные в адрес Государственной думы. В исследовании Е.И. Ки­рю­хиной20 реализован критический подход к вопросу авторства большинства крестьянских приговоров.

Таким образом, жесткое идеологическое давление на исследователей и удерживание их в определенных рамках, продиктованные политическими интересами правящего режима, значительно сузили спектр аспектов в изучении истории крестьянства. Основное внимание в отечественной историографии этого периода уделялось исследованию социально-экономических отношений и революционного движения народов Среднего Поволжья.

Атмосфера «оттепели» предварила следующий этап в советской историографии крестьянства (вторая половина 1950-х гг. – конец 1980-х гг.). С середины 1950-х гг., в условиях подготовки и проведения торжеств, связанных с революциями 1905–1907 гг. и 1917 г., стали активно изучаться социально-экономические отношения в деревне, а также революционное движение крестьянских масс в дооктябрьский период. На региональном уровне первыми учеными, затронувшими в своих исследованиях подобные аспекты, были И.М. Ионенко и К.В. Данилович21.

Крупным вкладом в изучение социально-экономической истории общинного хозяйства и крестьянского движения в 1860–1880-е гг. в Среднем Поволжье являются труды Ю.И. Смыкова22. Заметную лепту в развитие историографии многонациональной деревни внесли исследования историков-аграрников национальных республик Поволжья (И.Д. Кузнецов, А.С. Пат­рушев, Н.Л. Клейн и др.23).

Начиная с конца 1970-х гг. стали выходить сборники статей ученых, занимавшихся аграрной историей Среднего Поволжья24. Среди публикаций, появившихся на страницах этих сборников, наибольший интерес представляют работы Ю.И. Смыкова и Н.С. Хамитбаевой25, посвященные анализу влияния экономической конъюнктуры на аграрное движение, на демографическую ситуацию в Среднем Поволжье в пореформенный период. В статье Т.Т. Тол­стовой26 большое внимание уделено крестьянским наказам 1917 г.

В рамках крестьянского движения первой российской революции 1905–1907 гг. исследователи продолжали изучать «приговорное» движение27. Отдельные проблемы семейной жизни и общественного уклада пореформенной деревни получили освещение в работах этнографов (диссертационные исследования А.А. Загидуллина и Р.Г. Кашафутдинова28). А.А. Загидуллин рассмотрел семейные отношения и разделы хозяйств у татарских крестьян на территории современного Татарстана, Р.Г. Кашафутдинов – праздничную культуру татарского крестьянства.

Одновременно в этот период увидели свет обобщающие историко-этно­графические труды, посвященные отдельным народам Среднего Поволжья. Значительным событием в татарской историографии стало издание капитального труда – «Татары Среднего Поволжья и Приуралья»29, в котором, наряду с другими проблемами, нашли отражение отдельные стороны общественной жизни и семейного быта татар. Подобные работы вышли о чувашах и мордве30. В 1970-е гг. значительно возрос интерес к описанию быта и обрядов русского крестьянства края31. В совместном монографическом исследовании Е.П. Бусыгина, Н.В. Зорина и Е.В. Михайличенко32 представлен боль­шой фактический материал о развитии семейных и общественных отношений среди русского крестьянства Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв. Следует также отметить исследования Н.А. Ми­ненко, М.М. Гро­мыко и Т.А. Берштам33, посвященные изучению жизни и быта русского крестьянства XVIII–XIX вв.

В период «перестройки» возросло количество работ, в которых анализировались социально-психологические аспекты истории крестьянства34. Значительным событием в отечественной исторической науке стал выход в свет исследований, непосредственно посвященных изучению социальных представлений российского крестьянства в период революционных катаклизмов35.

Таким образом, во второй половине 1950-х – 1980-е гг. отечественной историографией были достигнуты значительные успехи в изучении крестьянской семьи, общественного быта крестьян. Достаточно подробно были исследованы также социально-экономические аспекты крестьянской жизнедеятельности. Исследователи сделали значительные аналитические наработки по проблемам «приговорного» движения, общественного сознания и политических интересов крестьянства.

Современный период становится временем освобождения исследователей от догм господствовавшей идеологии и приобщения отечественного крестьяноведения к не прерывавшейся на протяжении всего ХХ в. культурно-антро­пологической традиции стран Западной Европы. В этот период увидело свет большое количество работ. Среди них следует отметить капитальный труд по социальной истории Б.Н. Миронова36, в котором особое внимание уделено динамике процесса эволюционной трансформации крестьянской семьи и сельской общины в XVIII – начале XX вв. В исследовании Л.И. Кучумовой37 комплексно рассматриваются проблемы крестьянского схода. В монографии П.Н. Зырянова38 на основе воспоминаний крестьян реконструируется внутренняя жизнь крестьянской общины начала XX в., освещается клановая борьба на сходе, затрагиваются проблемы сельской молодежи, и прежде всего феномен подросткового хулиганства.

В начале 1990-х гг. на региональном уровне сохраняется тенденция по изучению социально-экономических аспектов истории крестьянства. Ярким примером тому служат исследования И.К. Загидуллина39. Среди них наибольший интерес для нас представляют работы «Перепись 1897 года и татары Казанской губернии» и «Пресечь вредную деятельность по подаче прошений (Петиционная кампания мусульман Казанской губернии 1883 г.)»40. В первой особое внимание уделено общественно-политическим настроениям крестьянства, а также слухам, распространяемым в деревне по поводу переписи населения 1897 г., во второй – проблеме подачи мусульманами Казанского края петиционных документов относительно царского указа от 5 февраля 1882 г.

В работах В.Г. Безгина41 на большом источниковом материале представлена целостная картина русского крестьянского быта конца XIX – начала XX вв. Систематизация научных знаний по истории татарского народа привела к появлению в 2001 г. фундаментального труда «Татары»42, в котором нашли отражение различные стороны жизнедеятельности татарского крестьянства, в том числе семейная и общественная жизнь. Отдельным аспектам общественной жизни национального крестьянства посвящены работы Г.А. Николаева, Р.К. Уразмановой и Д.Р. Шарафутдинова43 и др.





Из исследований историков-аграрников Среднего Поволжья следует
отметить работы Р.Р. Батыршина, Ф.Г. Зайнуллиной, О.И. Ма­рис­кина, Р.М. Мул­лагалиева, Д.И. Люкшина44. Последний автор особое внимание обратил на психологические черты российского крестьянства, проявившиеся в условиях социальных конфликтов в Казанской губернии в начале XX в.

Среди исследований, посвященных гендерным особенностям развития крестьянства, особый интерес представляет работа А.М. Хабибуллиной45, политическим аспектам аграрной истории – монографии Д.М. Усмановой, Л.М. Айнутдиновой, О.Г. Ошаева46 и др.

В 2000-е гг. было проведено значительное количество исследований по социально-психологическим аспектам истории крестьянства (диссертацион­ные сочинения М.Д. Журавлевой, А.В. Кореневой, А.А. Дмитриенко47 и др.), также увидели свет работы, основанные на междисциплинарном подходе и количественном методе анализа. В этой связи особо следует отметить работу О.С. Поршневой48, посвященную изучению ментальности и психологии российского общества в период Первой мировой войны, а также исследование О.А. Суховой49, в котором показано отражение ментальных конструктов российских крестьян на внешние вызовы начала XX в.

Значительный вклад в дело изучения истории российского крестьянства внесли зарубежные исследователи: Т. Шанин, Дж. Скотт, О. Файджес, Дж. Бурбанк, С. Фрэнк, Б.Б. Горш­ков, Б. Элкоф и К. Уоробец50.

Анализ отечественной и зарубежной историографии по исследуемой тематике за достаточно большой временной период – со второй половины XIX в. до конца 2000-х гг. – позволил сделать следующий вывод: историками проделана огромная работа по отдельным аспектам истории крестьянства как России, так и Татарстана. Тем не менее, несмотря на значительные успехи историков-аграрников, определенные аспекты рассматриваемой проблемы до конца не раскрыты. Более того, актуализация антропологического начала в отечественной историографии не привела к подлинному прорыву в этом направлении. Совершенно игнорируется применение социокультурного подхода к проблеме изучения семьи и общественной жизни крестьянства. По-прежнему отсутствует комплексное исследование по истории общественной жизни ­дореволюционного крестьянства, позволяющее систематизировать исторические знания об эволюции крестьянского сознания.

Историографический обзор исследуемой тематики является наглядным доказательством необходимости дальнейшего исследования истории общественной жизни многонационального крестьянства, а также подтверждает актуальность и научно-практическую значимость нашего диссертационного сочинения.

Цель диссертационной работы – комплексное изучение общественной жизни сельского социума Казанской губернии в 1860-е – 1917 гг.

Достижение цели диссертационного исследования предполагало решение следующих задач:

– проанализировать демографические процессы, происходившие в крестьянской среде в последней трети XIX – начале XX вв.;

– реконструировать систему общественного самоуправления крестьянства Казанского края в контексте трансформационных изменений рубежа XIX–XX вв.;

– определить причинно-следственную связь появления новых мировоззренческих установок среди крестьянской молодежи;

– изучить особенности развития внутрисемейных отношений в деревне;

– рассмотреть социально-экономические представления крестьянства в начале XX в.;

– выявить специфику развития общественно-политических интересов крестьянства в период революций 1905–1907 гг. и 1917 г.

Методологическая база исследования базируется на принципах многоуровневого научного анализа. Первичным, наиболее абстрактным уровнем исследовательской практики выступает общность философских принципов познания действительности, среди которых следует выделить:

– принцип объективности или всестороннего учета фактов;

– принцип системности;

– принцип восхождения от абстрактного к конкретному, от конкретного к абстрактному;

– принцип комплексного междисциплинарного исследования.

В исследовании при изучении феноменов исторической действительности применялся также структурно-функциональный подход. Среди принципов и способов эмпирического анализа использованы: герменевтические приемы работы с текстом исторического источника с учетом обстоятельств времени и места его появления, авторских характеристик, а также количественные методы исследования массовых документов: применение контент-анализа, статистической группировки фактов.

При изучении исторических явлений в рамках диссертационной работы применялись сравнительно-сопоставительный, проблемно-хронологи­че­ский, статистический и другие методы, что позволило нам выявить общее и частное, структурировать отдельные элементы изучаемых процессов в систему, сформулировать выводы и обобщения.

Источниковая база исследования. В процессе решения исследовательских задач диссертации использовался широкий круг различных доку­ментальных источников, основу которых составили архивные материалы делопроизводственного характера светской и духовной властей. В основу теоретических построений исследования легли документы 18 фондов Национального архива Республики Татарстан, в которых содержится богатейший фактический материал, касающийся многих важнейших аспектов изучаемой проблемы. Особый научный интерес для нашего исследования представляют документы и материалы из фондов Канцелярии казанского губернатора (ф. 1), Казанской духовной кон­сис­тории (ф. 4), Архангельской (ф. 837) и Никольской (ф. 840) церквей, Собакинского (ф. 630), Кузнечихинского (ф. 1002) и Сатышевского (ф. 1084) волостных судов, Казанского губернского статистического комитета (ф. 359), Казанской палаты уголовного суда (ф. 13), Казанского окружного суда (ф. 41) и Казанской судебной палаты (ф. 51), Казанской губернской земской управы (ф. 81), Казанского губернского (ф. 99) и Казанского губернского по земским и городским делам присутствий (ф. 419), Казанского губернского жандармского управления (ф. 199), Казанского губернского Совета крестьянских депутатов
(ф. Р-983).

К другой группе источников относятся различные законодательные акты царского периода51. Огромное значение для нас имеют издания, содержащие статистические материалы52. Отдельно стоит упомянуть о сборниках, составленных на основе земских отчетов казанскому губернатору53, а также подготовленных Оценочно-статистическим бюро Казанского губернского земства54. Следует отметить также материалы Первой всеобщей переписи Российской империи 1897 г., касающиеся Казанской губернии55.

Помимо этого, основу источникового корпуса диссертации составили документы массового происхождения, в том числе крестьянские приговоры, направляемые казанскому губернатору, председателю Государственного Совета С.Ю. Витте, депутатам трудовой группы Государственной думы в период первой российской революции, а также наказы, адресованные депутатам в Советы крестьянских депутатов. Часть этих документов была обнаружена нами в сборниках документов по крестьянскому движению в 1905–1907 гг. и 1917 г.56

В процессе работы над диссертационным сочинением была использована как центральная57, так и губернская периодическая печать58. Наибольшую ценность для нашего исследования представляют материалы, опубликованные на страницах газет «Казанские губернские ведомости», «Казанская газета», «Волжский листок», «Волжский вестник», «Волжский курьер», «Приволжский край» и др. Публикации в этих периодических изданиях содержат богатейший материал по социальной истории местного крестьянства и эволюции самосознания сельских жителей.

Источниковую базу исследования значительно пополнил обширный комплекс опубликованных источников. Определенную их часть составляют материалы документального характера – сообщения корреспондентов «Этнографического бюро» князя В.Н. Тенишева59. Кроме того, большую ценность для нашего диссертационного сочинения представляют источники этнографического характера: труды П.М. Богаевского, В.М. Васильева, Е. Все­воложской, Л.А. Износкова, К.В. Лаврского, М.А. Машанова, Н.В. Ни­коль­ского, А. Охотникова, О.П. Семеновой-Тян-Шанской, Е.Т. Со­ловьева60 и др.

Большой интерес для исследования крестьянской повседневности представляют отдельные произведения художественной литературы, родственная ей публицистика, а также опубликованные воспоминания и дневники государственных деятелей, рядовых участников описываемых событий61.

С целью уточнения отдельных аспектов изучаемой проблематики нами в 2009–2011 гг. был проведен опрос жителей ряда деревень Верхнеуслонского, Высокогорского и Алексеевского районов Республики Татарстан. Работа велась по заранее составленному вопроснику, в котором основное внимание уделялось информации о семейной жизни, общественных традициях и быте селян Казанского края рубежа XIX–XX вв.

Подводя общий итог обзору источников, следует отметить, что весь использованный нами корпус исторических источников позволил эффективно решить задачи исследовательской практики, обеспечил необходимую фактологическую и научную базу для получения новых аналитических результатов, обобщений и выводов. Информативную презентабельность источниковой базы следует признать достаточной для достижения поставленной цели.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной историографии на основе новых методологических подходов и широкого круга неизученных и малоисследованных источниковых материалов дан комплексный анализ общественной жизни многонационального крестьянства Казанской губернии второй половины XIX – начала XX вв. В диссертации разработано и введено в научный оборот большое количество новых исторических источников, сделаны аналитические обобщения и выводы, упорядочены научные знания по исследуемой проблематике.

Научно-практическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее результаты для дальнейших научных исследований в области социальной психологии российского крестьянства, при разработке учебных пособий по социальной истории многоэтничной деревни России и Татарстана, лекционных курсов и спецкурсов. Материалы диссертации представляют научно-практический интерес для российских и зарубежных научных работников, преподавателей отечественной истории, аспирантов, студентов, изучающих историю России и Татарстана. Данные диссертационного сочинения могут быть использованы при написании специальных научных трудов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. В пореформенный период в Казанской губернии отмечался бурный рост численности крестьянского населения, чему способствовали рост рождаемости и сокращение общей смертности сельских жителей от эпидемических заболеваний и младенческой смертности.

2. Фактор роста численности населения в условиях развития буржуазных отношений способствовал распаду больших семей на малые. В Казанской губернии в основе процесса семейных разделов лежали противоречия экономического, бытового и психологического характера. В результате разделов постепенно начал девальвироваться авторитет старейшин внутри семейного коллектива.

3. Важная роль в жизни крестьянской семьи отводилась воспитанию детей. В детях воспитывали трудолюбие, уважение к старшему поколению и традициям крестьянского бытия. Расширение отходничества, связанное с развитием в деревне капиталистических отношений, усилило трансформационные процессы в общественной жизни крестьянства, особенно сельской молодежи (количественный рост девиантных поступков, появление тенденции вступать в брак по личной инициативе).

4. В результате социального расслоения крестьянства, обострения экономических и общественных противоречий в деревне произошли изменения в формах и методах работы органов сельского самоуправления. В деятельности сельского схода это проявилось в процедуре голосования: постепенный отказ от принципов коллективного единогласия при принятии решений. Наиболее влиятельными участниками схода в многонациональной деревне Казанской губернии становились коштаны («горлопаны»), которых использовали в целях лоббирования интересов определенных социальных групп и кланов сельского общества.

5. Представители грамотной и общественно активной части крестьянства Казанского края под воздействием агитации различных политических партий и публикуемой в газетах информации политизировались и включались в «приговорное» движение; основным экономическим требованием, выдвигаемым в приговорах, был земельный вопрос. Одновременно его участники требовали реформирования налоговой системы, введения всеобщего начального образования и медицинского обслуживания сельского населения.

6. Манифест от 17 октября 1905 г., выборы и деятельность I Государственной думы способствовали включению в крестьянские приговоры требований политического характера. Наиболее распространенными были следующие требования: реализация в жизнь демократических свобод; созыв Государственной думы; созыв Учредительного собрания; организация свободных выборов, основанных на четырехступенчатом принципе; отмена сословных различий; ликвидация паспортной системы. Такие же требования звучали и в крестьянских наказах от Казанской губернии в 1917 г.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях: IV Международной научной конференции молодых ученых «Дни науки исторического факультета – 2011», посвященной 20-летию независимости Украины (Киев, 2011), II Всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, 2009), «Крестьянство Среднего Поволжья в условиях реформ 1-й половины XX в.» (к 100-летию столыпинской аграрной реформы), (Казань, 2007); на итоговых научно-практических конференциях Института Татарской энциклопедии АН РТ за 2005, 2006, 2009 и 2010 гг. (Казань, 2005, 2006, 2009, 2010), а также в 8 научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав (по три параграфа в каждой), заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, проанализирована степень ее научной изученности, определены территориальные и хронологические рамки, сформулированы цель и задачи диссертационного сочинения, охарактеризована его теоретико-методологическая и источниковая база, показана новизна и научно-практическая значимость работы.

Первая глава «Разложение патриархальных устоев в многонациональной деревне Казанской губернии в 1860-е 1917 гг.» посвящена рассмотрению процессов, происходивших во внутрисемейных отношениях крестьянства Казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.

В параграфе 1.1. «Социально-демографические процессы в сельском социуме» анализируются особенности демографического развития крестьянства, статистические показатели естественного движения сельского населения и отдельные трансформационные явления в образовательной сфере многонационального крестьянства Казанской губернии.

Во второй половине XIX в. в России отмечался демографический всплеск. В Казанской губернии примерно за полвека (1858–1914 гг.) численность населения выросла с 1371573 до 2850101 чел. Подобное явление следует связывать с увеличением рождаемости и сокращением смертности за счет снижения убыли населения от эпидемических заболеваний и некоторым снижением смертности детей грудного возраста. Этому позитивно способствовала активная деятельность губернских и земских учреждений, различных благотворительных организаций, а также поступательный рост культурного и образовательного уровня местного крестьянского населения. Так, по данным Первой всеобщей переписи 1897 г., в Казанской губернии наибольшее количество грамотных отмечалось среди молодого поколения: грамотность среди призывников на военную службу (с конца 1860-х гг. до 1904 г. доля грамотных выросла с 3,7% до 40%).

Таким образом, основной характеристикой социально-демографических процессов, произошедших в сельском социуме Казанской губернии, был высокий рост численности крестьян и интенсивное увеличение числа грамотных среди сельского населения, особенно среди молодежи.

В параграфе 1.2. «Трансформационные процессы в крестьянской семье» анализируются внутрисемейные отношения в многонациональной деревне, рассматривается причинно-следственная связь распада патриархальной семьи на малые (нуклеарные).

Семейный уклад крестьян Казанской губернии во второй половине XIX в. характеризовался патриархальностью: глава крестьянского семейства должен был следить за нравственностью и ведать хозяйственно-эконо­мической жизнью семьи, его поведение считалось внутрисемейным делом, а поступки обычно не осуждались. Роль женщины в русской и марийской семье была приниженной. Иной характер отношений был предусмотрен у супругов в чувашской и татарской крестьянской семье, где глава семейства не считался деспотом.

В условиях развития буржуазных отношений в деревне и интенсивного роста численности крестьян постепенно начинается разложение патриархальных внутрисемейных отношений, связанное с проявлением интереса отдельных членов семьи к хозяйственной и личной самостоятельности. Наиболее распространенными поводами для распада больших семей на малые были причины экономического и бытового характера. Особенно активно семейные разделы происходили среди русского и татарского населения края. Деление крестьянских дворов привело к резкому сокращению средней людности семьи в Казанской губернии, что, на фоне обезземеливания крестьянских хозяйств в результате общего роста крестьянского населения и неурожаев конца XIX – начала XX вв., вынуждало крестьян заниматься промыслами, в том числе отхожими. В 1884–1886 гг. на сторонних заработках работало около 3,41 % населения Казанской губернии, но с середины
1890-х гг. численность крестьян-отходников резко возросла. На сторонних заработках, помимо мужчин, были задействованы также женщины и дети.

Отходничество явилось одним из факторов экономического расслоения внутри семейного коллектива, что расшатывало патриархальные устои, влияло на характер семейного быта и взаимоотношений ее членов. Благодаря отходничеству расширялся кругозор, обогащалось мировоззрение крестьян. Встречались ситуации, когда жены в результате размолвок просили у волостных правлений выдать отдельные от мужей паспорта. Все чаще отмечались случаи неподчинения молодых жен воле мужей и свекров, их обращений с жалобами в суд на супругов, а также их родителей. У молодых православных крестьянок усилилась практика оставления дома свекра. Тенденция к ослаблению власти стариков открывала перед молодыми крестьянами возможность свободно жить гражданским браком, который был особенно распространен среди чувашских крестьян Казанской губернии. С распространением сторонних промыслов связывался рост количества супружеских измен в конце XIX – начале XX вв.

В начале XX в. в Казанской губернии окончательно были поколеблены такие вековые патриархальные устои крестьянства, как святость и нерасторжимость брака. Тенденция к росту количества семейных разводов и случаев раздельной жизни супругов привела к увеличению фактов разврата, что также расшатывало морально-нравственные устои крестьянства Казанской губернии.

Таким образом, со второй половины XIX в. начался интенсивный процесс разложения патриархальных устоев крестьянской семьи, особенно ярко выразившийся в семейных разделах – распаде большой семьи на малые. В большинстве случаев он являлся результатом совокупности противоречий психолого-бытового и экономического характера. Сокращение людности семьи заставляло крестьян заниматься сторонними заработками, которые вносили новации в общественную жизнь крестьянства и тем самым усиливали процесс разложения традиционных семейных отношений в деревне Казанского края.

В параграфе 1.3. «Детская и молодежная деревенская среда на рубеже XIXXX вв.» рассматриваются процесс воспитания крестьянской молодежи, проблемы взаимоотношений отцов и детей, анализируются причины молодежного хулиганства в сельской местности.

В большинстве семей Казанской губернии детям с раннего возраста прививался авторитет к родительской власти. Главной задачей, которую ставил перед собой отец, было обучить мальчиков навыкам, которые понадобились бы им в крестьянской жизни. Девочки, находясь под надзором матери, получали знания и навыки женского труда. Жизнь крестьянских детей до 6–7-летнего возраста, буквально, проходила в играх. Здесь происходило первое знакомство соседских детей друг с другом. С наступлением весны, особенно в период летнего солнцестояния, взаимное общение молодежи всех национальностей Казанского края в будние дни происходило либо в поле во время сбора урожая или сенокосе, либо при выполнении совместных общественных работ, в том числе помочей. Здесь же зарождались любовные отношения. Любимый парень являлся первым кандидатом на роль жениха для девушки. Хотя подобное явление было не характерно для второй половины XIX в., поскольку у крестьян Казанской губернии при помолвке молодых важную роль играло мнение родителей, в частности отца. Однако на рубеже XIX–XX вв. среди крестьянской молодежи усилилась тенденция вступать в брак по личной инициативе. Все чаще сын стал сам предлагать семье будущую невесту.

На рубеже XIX–XX вв. начавшийся распад патриархальной семьи и интенсивное вовлечение различных социальных групп крестьянства в торгово-предпринимательские отношения и отхожие промыслы привели к определенным трансформациям в молодежной деревенской среде, связанным с ростом хулиганских действий. Всплеск молодежного хулиганства был своеобразным протестом подрастающего поколения и формой их борьбой со старыми традициями, основанных на многовековой морали отцов и дедов. В основном оно выражалось в уличных беспорядках. Хулиганство в Казанской губернии носило локальный характер и наиболее активно проявлялось в деревнях с русским населением.

Таким образом, в процессе воспитания крестьянских детей большое внимание уделялось таким качествам, как уважение к старшим, сохранение традиций, любовь к земле и крестьянскому труду. В условиях развития буржуазных отношений и разложения патриархальных устоев в деревне постепенно повышалась хозяйственная и личная самостоятельность крестьянской молодежи. Одновременно в ее среде с ослаблением власти стариков в деревне и глав семей участились случаи проявления поступков девиантного характера.

Во второй главе «Особенности трансформации социальных отношений в деревне и развития общественного мировоззрения крестьянства Казанской губернии в 1860-е 1917 гг.» анализируются модернизационные процессы, затронувшие общественную жизнь сельского населения Казанской губернии. Особое внимание уделяется реакции крестьянства на изменения в политической жизни страны, их правотворческой деятельности в период двух революций начала XX в.

В параграфе 2.1. «Особенности крестьянского самоуправления» рассматриваются изменения в работе сельского самоуправления в контексте развития в деревне капиталистических отношений.

Крестьянское самоуправление обеспечивало внутренний порядок в сельском обществе. Оно предусматривало участие крестьян в работе сельских сходов, а также выполнение ими обязанностей административного характера. Так, крестьянские сходы, по значимости выносимых на обсуждение вопросов, подразделялись на селенные или деревенские, сельские и волостные. Причем последние в этом ряду стоят особняком, поскольку относятся к элементам волостного управления.

Прерогативой сельского схода было обсуждение административно-хо­зяй­ственных, общественно-экономических и семейно-бытовых вопросов. Отдельный двор на крестьянском сходе обычно представлял глава семьи или старший ее член, преимущественно мужчина. Женщин на сход пускали «неохотно». Исключение делали для домохозяек, не имевших взрослых сыновей, а также для вдов владевших землей и оплачивавших все повинности. Роль женщины на сельском сходе усилилась во время русско-японской и, особенно, Первой мировой войны.

Одним из важных вопросов, решаемых на сельском сходе, был выбор должностных лиц. Крестьянин, назначенный на должность старосты, становился хозяином общины, ему подчинялся весь аппарат должностных лиц сельского самоуп­равления, с его ведома принимались все решения. Во второй половине XIX в. в Казанской губернии число сельских старост доходило до 2966 чел. Обычно они избирались на 3 года, остальные выборные – на 1 год. Крестьянин мог быть выбран старостой начиная с 30-летнего возраста, однако в большинстве случаев возраст старосты составлял 40–60 лет.

В условиях бурного развития буржуазных торгово-предпринимательских отношений и расслоения крестьянства на сходах все реже удавалось достичь согласия, особенно по вопросам, касавшимся земли. В 1880–1910-е гг. произошла трансформация в процедуре принятия решений на собрании. Решающее влияние на сходе стали играть коштаны («горлопаны»), защищавшие интересы определенной социальной группы крестьян или сельского клана. Эти обстоятельства сказывались на количественном и качественном составе участников сходов. Поэтому в начале XX в. только особо важные вопросы могли собрать на сход всех возможных его участников. Подобное отношение рядовых крестьян к работе сельского схода усиливало на нем позиции зажиточных общинников.

Таким образом, в конце XIX – начале XX вв. в сельском самоуправлении произошли определенные изменения. На фоне материального расслоения внутри крестьянства на сходе усилилась роль зажиточных крестьян, которые с помощью коштанов все больше укрепляли свое общественное положение в сельском социуме. В результате крестьяне все чаще стали отказываться от участия в работе сходов.

В параграфе 2.2. «Воззрения сельского населения на перспективы социально-экономического развития региона в период революций 19051907 и 1917 гг.» рассматривается процесс создания документов «приговорного» движения, анализируются социально-экономические требования крестьянства Казанской губернии в период революций 1905–1907 гг. и 1917 г.

Началу «приговорного» движения положил указ Николая II от 18 февраля 1905 г. В Казанском крае составление приговоров с общероссийскими требованиями началось после издания царского Манифеста от 17 октября 1905 г., активную роль в этом процессе играли грамотные крестьяне, попавшие под влияние политических партий и газетной агитации.

Среди экономических требований, поднимаемых в петициях, первое место занимал земельный вопрос. Его планировалось решить путем отчуждения (конфискации) государственных, удельных, частновладельческих, монастырских и церковных земель. Из содержания крестьянских приговоров по земельному вопросу следует, что существующий институт частной собственности на землю резко диссонировал с представлениями крестьян о справедливости. Основным оправдательным мотивом к безвозмездному получению земли являлось то, что «земля ни есть создание рук человеческих».

Наиболее общей категорией среди приговорных заявок выступает требование отмены косвенных налогов и введения прямого прогрессивного подоходного налога. Пункт с этим требованием фигурирует в 9 документах. Ввиду порой скептического отношения крестьян к школе совершенно уникальным в приговорах является требование введения всеобщего бесплатного образования. Не упускался из вида и вопрос о доступном медицинском обслуживании.

Революционный процесс в период с февраля до октября 1917 г. развернулся в тех же направлениях и формах, как и в 1905–1907 гг. Программа крестьян в социально-экономической сфере, изложенная в наказах, по сравнению с периодом первой российской революции приобрела еще большую определенность.

Таким образом, как показывают материалы «приговорного» движения, земельный вопрос занимал особое место в системе социальных требований крестьянства Казанской губернии. Аналогичные требования, но в гораздо более упорядоченном виде содержатся в наказах 1917 г. от крестьян Казанской губернии.

В параграфе 2.3. «Формирование общественно-политических интересов крестьянства в период революционных катаклизмов» рассматривается характер политических требований крестьянства Казанской губернии в контексте развития общественно-политических событий в России в 1905–1907 гг. и 1917 г.

Первые известия о Государственной думе крестьяне Казанской губернии получили из газет летом 1905 г. Выборы в I Думу проходили в феврале-марте 1906 г. в обстановке общественного подъема в стране, в том числе среди крестьянства. Местная администрация во главе с казанским губернатором М.В. Стрижевским достаточно быстро поставила процесс выборов под свой контроль. Последний лично утверждал кандидатов в депутаты, отобранных на крестьянских сходах, посещал с инспекцией сельские населенные пункты губернии.

Выборы и работа I Государственной думы, начавшаяся 27 апреля 1906 г., активизировали общественно-политическое настроение среди крестьянства Казанской губернии. Крестьянские депутаты, рассматривая себя в качестве народных избранников, старались реализовывать крестьянские наказы. В свою очередь власти пытались противодействовать этой тенденции и бдительно следили за тем, чтобы деятельность Думы не стала тем мобилизующим элементом, который мог способствовать развитию в России начал гражданского общества.

По форме и содержанию крестьянские наказы, направленные в адрес депутатов I Государственной думы, не отличались от «типовых» приговоров, составленных на основе устной и печатной пропаганды левых политических движений. Поэтому не случайно, что большинство петиций содержит политические требования. Среди всего разнообразия политических требований одним из приоритетных для крестьян был пункт о реализации в жизнь демократических свобод, обнародованных в царском Манифесте от 17 октября 1905 г.

В двенадцати крестьянских приговорах от Казанской губернии фигурирует вопрос о созыве Государственной думы, основанной на демократических началах. В петициях дается четкое понимание, что крестьяне не удовлетворены установленным законодательством четырехступенчатым принципом выборов депутатов Государственной думы. По мнению сельчан, участвовать в выборах имел право каждый гражданин в возрасте от 21 года, независимо от материального положения, вероисповедания и национальности, за исключением слабоумных, ранее судимых, а также чиновников, полицейских и солдат, состоявших на действительной службе. Крестьяне предлагали осуществлять наблюдение за проведением честных выборов через особый комитет, избираемый населением отдельной волости «из достойных доверия лиц». Другим выборным учреждением, о котором говорится в наказах, является Учредительное собрание. По замыслу авторов петиций, оно должно было состоять из истинных выразителей интересов крестьянства, выбранных на тех же принципах, что и думские депутаты. Ему должны были быть отводены верховные полномочия в стране.

Крестьяне выступали за ликвидацию сословных различий и за уравнение населения в правах. Звучала также просьба отменить паспортную систему, ликвидировать институт земских начальников, полицию и заменить ее народной, выборной милицией. В интересах самоуправления крестьяне требовали реорганизации сельского, волостного и земского самоуправления на широких демократических началах. Под влиянием газет и агитации местной сельской интеллигенции крестьяне отдельных селений Казанской губернии высказывали мысль о присоединении к Всероссийскому крестьянскому союзу. Ажиотаж по этому поводу наблюдался в конце ноября 1905 г. – начале 1906 г. Причем наличие политических требований в приговорной практике не позволяет говорить об их «вызревании» в крестьянском сознании. Косвенным подтверждением этого является создание большинства крестьянских приговоров Казанской губернии в так называемый «думский» период (весна-лето 1906 г.).

В условиях 1917 г. политический момент в крестьянских наказах приобрел первостепенное значение. Безусловно, в политической жизни страны со времени первой российской революции произошли определенные изменения. Тем не менее, основная масса требований общественно-политического характера, заявленных в петициях 1905–1907 гг., осталась актуальной и весной 1917 г. В частности, красной нитью в наказах 1917 г. проходит требование всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права при выборах в законодательное собрание (Государственную думу) и во все местные органы самоуправления; неограниченной свободы совести, слова, печати, собрания, стачек и союзов; полной неприкосновенности личности и жилища каждого гражданина.

Таким образом, политизации крестьянских наказов способствовали демократические свободы, провозглашенные Манифестом от 17 октября 1905 г. Бенефициары крестьянских приговоров выступали за мирное решение возникших в стране социальных и политических проблем, за соблюдение принципов справедливости и законности, выборности всех властных структур сверху донизу. Почти такие же политические требования выдвигались местным крестьянством весной 1917 г.

В Заключении приведены основные выводы по теме исследования. В Приложение включены обобщающие аналитические таблицы и диаграммы, а также ряд документов, необходимых для освещения отдельных аспектов изучаемой проблематики.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В издании, рекомендованном Перечнем ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Волков Д.В. Крестьянский сход в Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв. / Д.В. Волков // Ученые записки Казанского государственного университета: Гуманитарные науки. – Казань, 2010. – Т.152, кн.3, ч.2. – С.25–31.

В прочих изданиях:

2. Волков Д.В. Земельный вопрос в Казанской губернии в 1917 г. / Д.В. Волков // Социально-экономические и общественно-политические про­цессы в Татарстане во второй половине XIX – первой половине XX века: Материалы итоговых конференций отдела истории и общественной мысли Института Татарской энциклопедии АН РТ за 2005, 2006 гг. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2006. – Вып.1. – С.19–31.

3. Волков Д.В. Дискуссии по земельному вопросу в России в 1917 г. / Д.В. Волков // Известия Общества истории, археологии и этнографии при Казанском государственном университете / гл. ред. И.Р. Тагиров – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. – С.58–63.

4. Волков Д.В. Развитие внутрисемейных отношений у крестьян Казанской губернии периода модернизации (вторая треть XIX – начало XX вв.) / Д.В. Волков // История России и Татарстана: Итоги и перспективы энциклопедических исследований: сб. ст. итог. науч.-практ. конф. (г. Казань, 26–27 февраля 2009 г.) / Ин-т Татар. энциклопедии АН РТ; отв. ред. А.И. Ног­манов. – Казань: РИЦ «Школа», 2009. – С.87–96.

5. Волков Д.В. Девиантное поведение крестьянской молодежи Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв. / Д.В. Волков // История России и Татарстана: Итоги и перспективы энциклопедических исследований: сб. ст. итог. науч.-практ. конф. (г. Казань, 26–27 февраля 2009 г.) / Ин-т Татар. энциклопедии АН РТ; отв. ред. А.И. Ногманов. – Казань: РИЦ «Школа», 2009. – С. 97–106.

6. Волков Д.В. Эволюция общественной жизни крестьянства Казанской губернии на рубеже XIX–XX вв. / Д.В. Волков // Россия и мир в конце XIX – начале XX века: материалы Второй Всерос. науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов (г. Пермь, Перм. гос. ун-т, 5–9 февраля 2009 г.) / отв. ред. И.К. Кирьянов. – Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2009. – С.21–23.

7. Волков Д.В. Проблема частной собственности на землю в житейской психологии крестьянства Казанской губернии на рубеже XIX–XX вв. / Д.В. Волков // Сборник научных трудов КазГАСУ / отв. ред. А.М. Су­лей­манов. – Казань: КазГАСУ, 2009. – С.190–193.

8. Волков Д.В. Практика семейных разводов у православных крестьян Казанской губернии в начале XX в. / Д.В. Волков // Дни науки исторического факультета: материалы IV Междунар. науч. конф. молодых ученых, посв. 20-летию независимости Украины: в 6 ч. / отв. ред. И.В. Семенист.– Казань, 2011. – Ч.4. – С.10–12.

Подписано в печать 26.12.2011 г. Формат 6084 1/16

Тираж 100 экз. Усл. печ. л. 1,75

Отпечатано в множительном центре

Института истории АН РТ

г. Казань, Кремль, подъезд 5

Тел. (843) 292–95–68, 292–18–09


1 Вечеслав Н.Н. Сведения о сельских поземельных общинах Казанской губернии. – Казань, 1879; Наиболее важные статистические сведения об инородцах Восточной России и Западной Сибири, подверженных влиянию ислама. – Казань, 1912; Спасский Н.А. Очерки по родино­ведению. Казанская губерния. – Казань, 1912; Перцов В.В. Очерк статистики и экономики Ка­занской губернии. – Казань, 1919 и др.

2 Александров Н.А. Мордва, мещеряки и тептяри. Чтение для народа. – М., 1900; Ахмаров Г. О языке и народности мишарей. – Казань, 1903; Бобровников Н.А. Статистический очерк Сату­шевского района, Мамадышского уезда по данным подворной переписи, произведенной в июне 1883 года // Труды статистической экспедиции Казанского губернского земства. – Казань, 1883; Насыров А.К. Образцы народной литературы казанских татар // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Имп. Казан. ун-те. – 1896. – Т.13, вып.5; Островский Д. Вотяки Казанской губернии // Труды Общества естествоиспытателей при Имп. Казан. ун-те. – 1873. – Т.4, №1; Сбоев В.А. Исследования об инородцах Казанской губернии. – Казань, 1856 и др.

3 Коблов Я.Д. О татарских мусульманских праздниках. – Казань, 1910; Малов Е.А. Сведения о мишарях. Этнографический очерк. – Казань, 1885; Сперанский А. Казанские татары (Историко-этнографический очерк). – Казань, 1914 и др.

4 Никольский Н.В. Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в 16–18 веках. Исто­рические очерки. С 2-я картами и рисунками // Известия Общества археологии, истории и этно­графии при Имп. Казан. ун-те. – 1912. – Т.28, вып.1/3; его же. Этнографические заметки о чувашах Козьмодемьянского уезда Казанской губернии // Известия Общества археологии, истории и этно­графии при Имп. Казан. ун-те. – 1911. – Т.27, вып.4 и др.

5 Насыри К. Избранные произведения. – Казань, 1977.

6 Ефименко П.С. Сборник народных юридических обычаев Архангельской губернии. – Ар­хангельск, 1869.

7 Тютрюмов И. Крестьянская семья (очерк обычного права) // Русская речь. – 1879. – Кн.4, 7, 10.

8 Савельев А.А. Юридические отношения между супругами, по законам и обычаям велико­русского народа. – Н. Новгород, 1881; Смирнов А. Очерки семейных отношений по обыч­ному праву русского народа. – М., 1877.

9 Способин А.Д. О разводе в России. – М., 1881.

10 Борисов Л. О крестьянской семье // Русский вестник. – 1891. – №6; Исаев А. Значение се­мейных разделов крестьян. По личным наблюдениям // Вестник Европы. – 1883. – Кн.7; Шмидт О. К вопросу о крестьянских семейных разделах // Русская мысль. – 1886. – Кн.1.

11 Филиппов А. Женщина в крестьянской семье // Русское богатство. – 1880. – № 3/4; Хар­ла­мова И. Женщина в русской семье // Русское богатство. – 1880. – № 3/4.

12 Прокопович С.Н. Местные люди о нуждах России. – СПБ., 1904.

13 Веселовский Б.Б. Крестьянский вопрос и крестьянское движение в России (1902–1906 гг.). – СПб., 1907; Сивков К.В. Крестьянские приговоры 1905 года // Русская мысль. – 1907. – Кн.4.

14 Губайдуллин Г.С. Документ о движении среди татарских крестьян в 1878 г. // Вестник Научного общества татароведения. – 1925. – №1/2; Чернышев Е.И. Волнения казанских татар в 1878 г. (Очерк по архивным материалам) // Вестник Научного общества татароведения. – 1927. – №7 и др.

15 Сайфи Ф. Татары до февральской революции. – Казань, 1930.

16 Ибрагимов Г.Г. Татары в революции 1905 года. – Казань, 1926.

17 Сперанский Н.Н. Крестьянское движение в Самарской губернии в годы первой революции // 1905 год в Самарском крае. Материалы истории РКП (б) и революционного движения. – Самара, 1925.

18 Внуков Р.Я. Противоречия старой крестьянской семьи. – Орел, 1929.

19 Першин П.Н. Крестьянство в революции 1905 года // Вопросы истории. – 1946. – №11/12.

20 Кирюхина Е.И. Всероссийский Крестьянский союз в 1905 г. // Исторические записки. –1950. – Т.50.

21 Ионенко И.М. Крестьянство Среднего Поволжья накануне Великого Октября (по мате­риа­лам Казанской губернии). – Казань, 1957; Данилович К.В. Крестьянство Марийского края в по­ре­форменный период: дис. … канд. ист. наук. – Йошкар-Ола, 1955.

22 Смыков Ю.И. Крестьяне Среднего Поволжья в борьбе за землю и волю. 60–90-е годы XIX в. – Казань, 1973; его же. Крестьяне Среднего Поволжья в период капитализма. 1861–1900 гг. (социально-экономическое исследование): дис. … д-ра ист. наук. – Казань, 1982 и др.

23 Кузнецов И.Д. Крестьянство Чувашии в период капитализма. – Чебоксары, 1963; его же. Очерки по истории чувашского крестьянства: в 2 ч. Ч.2. Развитие капитализма в деревне. – Чебоксары, 1969; Патрушев А.С. Марийская деревня в период империализма. – Йошкар-Ола, 1974; Клейн Н.Л. Экономическое развитие Поволжья в конце XIX – начале XX века. К вопросу о предпосылках буржуазно-демократической революции в России. – Саратов, 1981 и др.

24 Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья (XVII – начало XX вв.): межвузовский тематический сб. науч. трудов. – Саранск, 1979; Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья. Дооктябрьский период. – Йошкар-Ола, 1978; Историография и источники по аграрной истории Среднего Поволжья. – Саранск, 1981; Сельское хозяйство и крестьянство Среднего Поволжья в периоды феодализма и капитализма. – Чебоксары, 1982 и др.

25 Хамитбаева Н.С. Хозяйственная конъюнктура и крестьянское движение в Среднем По­волжье в 60–90-е гг. XIX в. // Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья. Дооктябрьский период. – Йошкар-Ола, 1978; Смыков Ю.И., Хамитбаева Н.С. Хозяйственная конъюнктура Среднего Поволжья в 60–90-е гг. XIX в. // Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья (XVII – начало XX вв.): межвузовский тематический сб. науч. трудов. – Саранск, 1979.

26 Толстова Н.Н. Наказы крестьян Среднего Поволжья в 1917 году как исторический источник // Историография и источники по аграрной истории Среднего Поволжья. – Саранск, 1981.

27 Кузнецов А.А. Наказы сибирских крестьян в I и II Государственные думы // Социально-экономические отношения и классовая борьба в дореволюционной деревне: межвузовский тематический сборник. – Калинин, 1979; Нильве А.И. К методике изучения приговоров и наказов крестьян, посланных во II Государственную думу // Археографический ежегодник за 1970 год. – М., 1971; Трехбратов Б.А. О статистическом изучении приговоров и наказов крестьян в I Госу­дарственную думу (на примере степного Предкавказья) // Источниковедение отечественной истории: сб. ст. – М., 1982 и др.

28 Загидуллин А.А. Семейный быт татарских крестьян (вторая половина XIX – начало XX вв.): автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 1966; Кашафутдинов Р.Г. Народные (общественные и се­мейные) праздники казанских татар: дис. … канд. ист. наук. – Казань, 1969.

29 Татары Среднего Поволжья и Приуралья. – М., 1967.

30 Чуваши. Этнографическое исследование: В 2 ч. Ч.1. Материальная культура. – Чебоксары, 1956; Чуваши. Этнографическое исследование: В 2 ч. Ч.2. Духовная культура. – Чебоксары, 1970; Мордва: Историко-этнографические очерки. – Саранск, 1981 и др.

31 Бусыгин Е.П., Зорин Н.В., Кучерявенко Н.Н. Общественная жизнь русского населения в правобережных районах ТАССР // Структура населения и городов Татарии. – Казань, 1971; Бу­сыгин Е.П., Зорин Н.В., Мухина З.В. Сельская женщина в семейной и общественной жизни. – Казань, 1986 и др.

32 Бусыгин Е.П., Зорин Н.В., Михайличенко Е.В. Общественный и семейный быт русского сельского населения Среднего Поволжья. Историко-этнографическое исследование (середина XIX – начало XX вв.). – Казань, 1973 и др.

33 Миненко Н.А. Взаимоотношения супругов в русских крестьянских семьях Западной Сибири в XVIII – первой половине XIX в. // Сов. этнография. – 1978. – №2; ее же. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII – первая половина XIX в.). – Новосибирск, 1979; Громыко М.М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. – М., 1986; Берштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX – начала XX в. Половозрастной аспект традиционной культуры. – Л., 1988 и др.

34 Кабытов П.С., Козлов В.А., Литвак Б.Г. Русское крестьянство: этапы духовного ос­во­бождения. – М., 1988; Бородкин Л.И. Структура политического сознания крестьянства в годы первой российской революции. (Опыт применения контент-анализа и ЭВМ на материалах уральских губерний) // Сб. науч. тр. – М., 1989 и др.

35 Сенчакова Л.Т. Крестьянское движение в революции 1905–1907 гг. – М., 1989; Буховец О.Г. О системном анализе сознания и политического поведения крестьянства в годы первой российской революции // Аграрная эволюция России и США в XIX – начале XX века: материалы сов.-амер. симпозиумов. – М., 1991 и др.

36 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. Т. 1. – 3-е изд., испр. и доп. – СПб., 2003; его же. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: в 2 т. Т. 2. – 3-е изд., испр. и доп. – СПб., 2003.

37 Кучумова Л.И. Сельская община в России (вторая половина XIX в.). – М., 1992.

38 Зырянов П.Н. Крестьянская община Европейской России в 1907–1914 гг. – М., 1992.

39 Загидуллин И.К. Татарские крестьяне Казанской губернии во второй половине XIX в. (60–90-е гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. –  Казань, 1992 и др.

40 Загидуллин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. – Казань, 2000; его же. Пресечь вредную деятельность по подаче прошений (Петиционная кампания мусульман Казан­ской губернии 1883 г.) // Гасырлар авазы=Эхо веков. – 2011. – 3/4.

41 Безгин В.Б. Добрачные и внебрачные отношения в крестьянской среде второй половины XIX века – Режим доступа: www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Bezg/, свободный. – Проверено 20.06.2010; его же. Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века). – Режим доступа: www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Bezg/, свободный. – Проверено 20.07.2011 и др.

42 Татары. – М., 2001.

43 Николаев Г.А. Национальное и конфессиональное «Я» в повседневной жизни средне­волжской деревни рубежа XIX–XX веков // Этнографическое обозрение. – 2005. – №6; его же. К проблеме хулиганства в Средневолжской деревне начала XX века // Проблемы изучения взаимосвязей города и деревни Среднего Поволжья: материалы II Всероссийской (X меж­регио­нальной) конф. историков-аграрников Среднего Поволжья (г. Йошкар-Ола, 20–21 ноября 2008 г.). – Йошкар-Ола, 2009; Уразманова Р.К. Обряды и праздники татар Поволжья и Урала (Годовой цикл. XIX – начало XX вв.). Историко-этнографический атлас татарского народа. – Казань, 2001; ее же. «Мусульманские» обряды в быту татар // Этнографическое обозрение. – 2009. – №1; ее же. Симбиоз этнического и конфессионального в современной праздничной культуре татар // Этнографическое обозрение. – 2010. – №2; Шарафутдинов Д.Р. Исторические корни и развитие традиционной культуры татарского народа XIX – начала XXI вв. – Казань, 2004 и др.

44 Батыршин Р.Р. Реализация столыпинской аграрной реформы в Казанской губернии (1906–1917 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2008; Зайнуллина Ф.Г. Татарская деревня Казанской губернии: социально-экономическая и этнокультурная трансформация (1861–1917 гг.): дис. …  канд. ист. наук. – Казань, 2008; Марискин О.И. Государево тягло. Налогообложение крестьянства России во второй половине XIX – первой трети XX века (По материалам Среднего Поволжья). – Саранск, 2004; Муллагалиев Р.М. Земельные разделы среди татарских крестьян Казанской губернии во второй половине XIX века // Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии: материалы II Всерос. молодежной науч.-практ. конф. (Нижний Новгород, 23 мая 2008 г.). – Режим доступа: http://www.idmedina.ru /books/materials/?1482 , свободный. – Проверено 23.12.2011; Люкшин Д.И. Вто­рая русская смута: крестьянское измерение. – М., 2006; его же. Крестьяне-собственники Казанской губернии в социально-политических сдвигах начала XX века: дис. … канд. ист. наук. – Казань, 1995 и др.

45 Хабибуллина А.М. Положение женщины в татарском обществе в конце XVIII – первой половине XIX вв. (на материалах Казанской губернии): автореф. дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2011.

46 Усманова Д.М. Депутаты от Казанской губернии в Государственной думе России. 1906–1917. – Казань, 2006; Айнутдинова Л.М. Либеральное движение в Казанской губернии (1900–1917 гг.). – Казань, 2003; Ошаев А.Г. Общественно-политическое движение в Марийском крае в период первой российской революции (1905–1907 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Йошкар-Ола, 2003 и др.

47 Журавлева М.Д. Крестьянство Среднего Поволжья в годы первой мировой войны: дис. ... канд. ист. наук. – Саранск, 2001; Коренева А.В. Крестьянство Воронежской губернии в начале XX в. (духовно-психологический облик): автореф. … канд. ист. наук. – Воронеж, 2008; Дмит­риенко А.А. Крестьяне Вятской губернии и выборы в I и II Государственные Думы: автореф. … канд. ист. наук. – Пермь, 2006 и др.

48 Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период первой мировой войны (1914 – март 1918 г.). – Екатеринбург, 2000.

49 Сухова О.А. Десять мифов крестьянского сознания: Очерки истории социальной психологии и менталитета русского крестьянства (конец XIX – начала XX в.) по материалам Среднего Поволжья. – М., 2008.

50 Teodor Shanin. The Awkward>

51 Аграрный вопрос в Совете Министров (1906 г.). Материалы по истории крестьянского дви­жения в России. – Вып.4. – М.;Л., 1924; Полное собрание законов Российской империи [Электронный ресурс] 1 Электрон. опт. диск (DVD-ROM) и др.

52 Статистика Российской империи. – Т.11. Движение населения в Европейской России за 1885 год. – СПб., 1890 и др.

53 Обзор Казанской губернии за 1880 год. Приложение к всеподданнейшему отчету Казанского губернатора. – [Б. г.] и др.

54 Крестьянское землевладение Казанской губернии. – Казань, 1907–1909. – Вып.1–13.; Список селений Казанской губернии. – Казань, 1910–1914. – Вып.1–12.

55 Первая всеобщая перепись Российской империи. – Т.14. Казанская губерния. – СПб., 1904.

56 Крестьянское движение в Казанской губернии накануне Великой Октябрьской социа­лис­ти­ческой революции: сб. документов. – Казань, 1950 – Т.1; Революционная борьба крестьян Ка­занской губернии накануне Октября (Сборник документов и материалов).– Казань, 1958; Рево­люционное движение в Татарии в 1905–1907 гг. Документы и материалы. – Казань, 1957.

57 Вестник Европы. – 1906–1910; Народное хозяйство. – 1900–1905; Устои. – 1882 и др.

58 Вечернее эхо. – 1906; Волжский вестник. – 1903, 1905–1906; Волжский курьер. – 1906; Волжский листок. – 1905–1909; Казанские губернские ведомости. – 1861–1879; Казанская газета (Казанского губернского земства). – 1904–1914, 1916; Казанский вечер. – 1906; Казанский телеграф. – 1905; Камско-Волжская речь. – 1911–1912; Крестьянский депутат. – 1906; Приволжский край. – 1909; Известия Общества археологии, истории и этнографии при Имп. Казан. ун-те. – Казань, 1879–1929. – Т.1–34; Известия по Казанской епархии, изданные при Казанской духовной академии за 1900–1911 год и др.

59 Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В.Н. Те­нишева. – Т.1. Костромская и Тверская губернии. – СПб., 2004 и др.

60 Богаевский П.М. Заметки о юридическом быте крестьян Сарапульского уезда, Вятской губернии // Труды Этнограф. Отд. Имп. Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. – 1889. – Кн.9, т.61; Васильев В.М. Отношение черемис к половой распущенности // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Имп. Казан. ун-те. – Т.29, вып.1/3; Всеволожская Е. Очерки крестьянского быта Самарского уезда // Этнографическое обозрение. – 1895. – №1; Износков Л.А. Обычаи горных черемис. – Казань, 1869; Лаврский К.В. О хо­зяйственных условиях Егоркинской и Максимкинской волостей Чистопольского уезда // Труды статистической экспедиции Казанского губернского земства. – Казань, 1883; его же. Татарская беднота (Статистико-экономический очерк двух татарских деревень Казанской губернии). – Казань, 1884; Машанов М.А. Мухаммеданский брак в сравнении с христианским браком, в отношении их влияния на семейную и общественную жизнь человека. – Казань, 1876; Никольский Н.В. Краткий конспект по этнографии чуваш // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Имп. Казан. ун-те. – 1911. – Т.26, вып.6; Охотников А. Записки чувашина о своем воспитании (1888 г.) // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казан. ун-те. – 1920. – Т.31, вып.1; Семенова-Тян-Шанская О.П. Жизнь «Ивана». Очерки из быта крестьян одной из черноземных губерний. – СПб., 1914; Соловьев Е.Т. Очерк семейст­венного права русских крестьян Мамадышского уезда. – Казань, 1878 и др.

61 А.Г. Записки южно-русского крестьянина // Устои. – 1882. – №1/2; Амирхан Ф. Сочинения. – Казань, 2002; Витте С.Ю. Записка по крестьянскому делу. – СПб., 1905 и др.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.