WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ТОРУБАРОВ ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ

ДЕРЕВНИ В 1945-1953 гг.

(НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Курск  2012

Работа выполнена на кафедре истории Отечества

ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

  Третьяков Александр Викторович

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, доцент кафедры

                            философии ФГБОУ ВПО «Курский

                              государственный медицинский университет»

Кравцова Елена Сергеевна

кандидат исторических наук, доцент

                              кафедры конституционного и

                              административного права ФГБОУ ВПО

                              «Курский государственный университет»

Борисов Андрей Марксович

Ведущая организация: Воронежский государственный аграрный университет имени Императора Петра I.

Защита состоится 21 декабря 2012 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.104.04 при Курском государственном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета.

Автореферат разослан 19 ноября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        Постников Н.А.

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Осуществляемые в России социально-экономические реформы в конце XX – начале XXI в. направлены на развитие рыночных отношений. Несомненно, основным рычагом управления экономикой в современных условиях является налоговая система, от степени совершенства которой во многом зависят стабильность общества и эффективность реализации реформ. В связи с этим новой системе налогового обложения необходимо помочь российскому крестьянству восстановить свои товарно-денежные связи.

Налоги, уплачиваемые тружениками села, всегда в той или иной степени отражались на развитии сельского хозяйства и экономике страны. Ведь правильная организация всей системы налогообложения способствовала подъему аграрного производства и лучшему ведению личного хозяйства крестьян, а недостатки и ошибки в этой работе приводили к негативным последствиям в развитии сельского хозяйства. Таким отрицательным примером является система налогообложения коллективных хозяйств и сельского населения в СССР в 1945–1953 гг., представлявшая сложный механизм многоканальной перекачки финансовых и материальных ресурсов из деревни в город, которая самым негативным образом отражалась на сельскохозяйственном производстве и благосостоянии крестьян.

Практическая значимость и актуальность данного исследования возрастает в контексте взаимоотношений федерального центра и регионов, формирования многоуровневого бюджета: государственного – регионального – местного. Так, с 1 января 2004 г. вновь введена в действие глава Налогового кодекса Российской Федерации «Система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей» (единый сельскохозяйственный налог, который взимался в исследуемый период – ТЮС).1

Актуальность исследования связана с развитием крестьяноведения как междисциплинарной отрасли знаний, многомерностью самого феномена крестьянства, необходимостью комплексного подхода и объективного воссоздания аграрной и финансовой истории России, решением ряда дискуссионных вопросов. Изучение проблемы будет способствовать так же более глубокому и всестороннему пониманию проблемы взаимоотношений крестьянство – власть.

Объектом исследования является советская государственная налоговая политика и система послевоенного периода.

Предметом исследования стала практическая деятельность властных структур региона по формированию налоговых органов и взиманию налогов с сельского населения и колхозов.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1945 по 1953 гг. Он вошел в историю как «апогей» культа личности Сталина. Нижняя граница исследования – май 1945 г. обусловлена окончанием Великой Отечественной войны и переходом страны к мирной жизни. Смерть Сталина в 1953 г. обозначившей коренной поворот в системе налогообложения коллективных хозяйств и сельского населения. СССР вступил в новый исторический период, получивший название «оттепель».

Географические рамки исследования охватывают Курскую область в границах исследуемого периода. Она в это время представляла собой типичный аграрно-индустриальный регион Центрального Черноземья. В состав Курской области входили 62 района и 2 города областного подчинения2.

Выбор географических рамок исследования обусловлен тем, что территория региона на протяжении исследуемого периода оставалась неизменной и имела определенную специфику. Курская область в годы Великой Отечественной войны оказалась в немецкой оккупации, на ее территории произошло одно из ключевых сражений войны – Курская битва. В результате область понесла огромные материальные и людские потери. Все это позволяет рассмотреть систему налогов с сельского населения и колхозов с учетом особенностей ее развития в повседневных условиях послевоенного времени.

Степень изученности проблемы исследования. В отечественной историографии накоплен достаточно большой опыт исследования проблем, связанных с налогообложением крестьянства и проведением налоговой политики государства в деревне. Следует отметить, что в массе работ, посвященных изучению налогообложения крестьянства, отсутствует специальное исследование, посвященное целостному изучению системы налогов, взимаемых с сельского населения и колхозов в период 1945–1953 гг.

В историографии проблемы исследования можно назвать несколько направлений, в рамках которых данная тема развивалась от попутного освещения налоговой системы в непрофильных и обобщающих трудах, что приводило к фрагментарной и односторонней оценке фактов; до специальной разработки тематики налогообложения как историками, так и учеными по смежным специальностям (экономистами, юристами) постсоветского периода.

Традиционно, вопросы налогообложения крестьянства находили свое отражение при изучении проблем реализации налоговых мероприятий в деревне в различные периоды истории России. В развитии этого направления можно выделить два этапа, в ходе которых были выработаны различные подходы и оценки налоговой политики по отношению к крестьянству в изучаемый период: советский (с 1945 г. до 1991 г.) и современный (с 1991 г. и до наших дней).

Изучение проблем налогообложения сельского населения в рамках отечественной советской историографии (1945–1991 гг.) осуществлялось под воздействием официальной партийно-государственной идеологии, что непосредственно отражалось на оценках в научной литературе.

Многие исследования этого периода имели научно-популярный характер3. Так, С.Д. Цыпкин в своей работе «Правовое регулирование налоговых отношений в СССР» объясняет различные положения налогового законодательства: порядок привлечения к обложению доходов, методику исчисления налоговых ставок, порядок предоставления льгот и т.п.4

Труды М.А. Гурвича, В.П. Дьяченко, Г.Л. Марьяхина носили пропагандистский характер, в них обосновывались преимущества социализма в деле налогообложения крестьянства5. Так, Г.Л. Марьяхин в своей монографии «Очерки истории налогов с населения в СССР» утверждает, что «социалистическое государство на каждом этапе своего развития проводило и проводит политику, соответствующую назревшим политическим, экономическим и народнохозяйственным задачам». Существование налогов при социализме он объясняет наличием товарно-денежных отношений, функционирующих с участием государственной, кооперативно-колхозной и личной форм собственности. При их взимании доля доходов кооперативно-колхозных организаций и граждан перераспределяется государством на общественно-полезные цели6.

Наибольшую ценность и интерес представляют исследования научно-практического характера, освещающие те или иные проблемы налогообложения7. В работе И.В. Васильева рассматриваются основные особенности Закона СССР «О сельскохозяйственном налоге» от 8 августа 1953 г. и установленного им порядка обложения различных групп сельского населения8.

М.И. Пискотин, проводя исследование налогообложения сельского населения, выделял ряд особенностей, связанных с сельскохозяйственным налогом. Во-первых, субъектом сельскохозяйственного налога является не отдельный гражданин, а его хозяйство, во-вторых, этот налог является разновидностью подоходного налога, с тем отличием, что им облагаются доходы от личного хозяйства9.

В целом, в работах советского периода налоговая политика государства в деревне рассматривается с позиций классового подхода. Положительным моментом таких работ является то, что в них рассматриваются вопросы развития налоговой системы и дается анализ налогового законодательства изучаемого периода, хотя выводы и обобщения авторов во многом несут на себе отпечаток идеологических штампов.

На втором этапе (с 1991 г.) меняется оценка событий, происходивших в деревне в послевоенное время. В связи с чем, во многих работах налоговая политика в отношении крестьян оценивается как рычаг принуждения, средство давления на единоличников, ограничивающая попытки сельских жителей расширять производство на приусадебных участках10.

В частности, в работе историков М.А. Безнина и Т.М. Димони «Повинности российских колхозников в 1930–1960-е годы» делается вывод о том, что высочайший уровень эксплуатации колхозного крестьянства в изучаемый период, с одной стороны позволил государству форсированно развивать экономику, а с другой – способствовал необратимым процессам раскрестьянивания11.

Дальнейшее исследование проблем налогообложения продолжают работы, принадлежащие не историкам: работа юриста А.В. Толкушкина12 и ряд работ экономистов (Н.Е. Петухова, Н.В. Ушак и др.), исследующих основные тенденции развития отечественной налоговой политики на различных этапах ее развития13.

В работе А.В. Толкушкина рассматривается эволюция косвенных и прямых сборов, начиная с Киевской Руси и по настоящее время. Автор анализирует этапы становления налоговой системы, раскрывает содержание важнейших налоговых реформ, изучает проблемы налогообложения14.

Среди работ экономистов особенно можно выделить коллективную монографию И.В. Караваевой и И.В. Архипкина «Налоговая политика России в ХХ веке», в которой дается характеристика основных видов налогов, пошлин и других налоговых платежей в различные периоды развития российской экономики. Следует отметить, что мероприятия в налоговой сфере рассматриваются во взаимосвязи с изменениями государственного устройства, форм собственности и систем управления15.

Важнейшую роль в исследовании отечественного налогообложения  играют работы российских историков (А.Н. Глебов, О.И. Марискин, А.Г. Молчанов и другие).16 При этом исследования А.Н. Глебова, О.И. Марискина, А.В. Мильшина, В.С. Околотина относятся к изучению системы налогообложения в другой хронологический период.

Работа А.Г. Молчанова носит обзорный характер, поскольку освещает период с X по XX столетие. Автор посвятил работу в основном выявлению «истоков налоговых преступлений», а предметом ее определено раскрытие «исторических этапов возникновения, становления, функционирования налогового дела и налоговой полиции в России». Наиболее подробно автор рассматривает причины недоимок и меры по борьбе с ними. Несмотря на огромные хронологические рамки исследования, большее внимание уделено раскрытию экономической преступности 1990-х гг., а заключение содержит анализ только современной налоговой политики и системы правонарушений в этой области17.

Целый ряд диссертаций, связанных с налоговой тематикой, выполнен в области экономических, юридических и правовых наук с характерной для них описательностью на основании опубликованных источников и без нужного аналитического баланса общероссийского законодательства, типичной практики осуществления налогообложения и проявления ее специфики. В их числе исследования И.В. Архипкина, С.Г. Верещагина, И.Г. Кузьминой, И.Н. Куксина, А.Е. Куранова, З.А. Клюкович, С.В. Супоневой18.

Второе направление, в рамках которого исследуется налоговая политика в деревне в изучаемый период, составляют исследования, посвященные изучению социально-экономического развития колхозной деревни. В развитии этого направления также можно выделить два этапа: советский (с 1945 г. до 1991 г.) и современный (с 1991 г. и далее).

Большинство работ в рамках второго направления относятся к советскому периоду историографии19.

Особенно стоит выделить обобщающий труд историков – «Историю советского крестьянства», состоящую из 4-х томов20. В этой работе налоговая политика рассматривается как один из способов социалистического преобразования деревни. Авторы данного исследования, характеризуя налоговую политику государства в деревне в рассматриваемый период, делают важный вывод о том, что она не стимулировала рациональное ведение подсобного хозяйства. В то же время, в работе не раскрывается реальное место налогов в общей системе взаимоотношений между государством и крестьянством и делается попытка скрыть тот факт, что труд в колхозе не мог полностью прокормить его работников.

Отдельные аспекты налоговой политики в рамках второго направления исследуются в работах М.А. Вылцана, В.Б. Островского, посвященных изучению материального благосостояния колхозного крестьянства21. Так, например, вопрос о месте налоговых платежей в бюджете хозяйств колхозников и их влиянии на материальное положение этих хозяйств не вызывал в советской историографии споров. Традиционно, в работах советских историков утверждалось, что доля налогов и других платежей личного колхозного хозяйства являлась для колхозника необременительной22.

На втором этапе продолжают появляться исследования, посвященные изучению налоговой политики в рамках социально-экономического развития колхозной деревни23.

Среди работ постсоветского периода необходимо отметить монографию Е.Ю. Зубковой, которая посвящена изучению российского (советского) общества в кризисной ситуации перехода от войны к миру, его мобилизационных возможностей, механизма взаимодействия общества и власти24. Исследование фокусируется на общественных настроениях, отражающих отношение общества в целом и его отдельных групп к политике властей (политическим и налоговым кампаниям, способам решения продовольственной, жилищной и других проблем).

Важный вклад в изучение налоговой политики в рамках второго направления внесла О.М. Вербицкая, которая в своей работе рассматривает постепенное раскрестьянивание российской деревни в первые послевоенные и в 50-е годы XX века25. Автор делает вывод, что все неудачи в развитии индивидуального животноводства в значительной мере явились результатом, прежде всего той налоговой политики, проводимой государством по отношению к личному хозяйству колхозников, которая значительно ограничивала их развитие.

В начале 1990-х гг. происходит пересмотр взглядов по вопросу о месте налоговых платежей в бюджете хозяйств колхозников и их влиянии на материальное положение этих хозяйств26. Так, в 1996 г. вышла в свет монография В.Ф. Зимы, посвященная происхождению и последствиям голода в СССР в 1946–1947 гг.27 В ней получили отражение и различные аспекты социально-экономической политики сталинского руководства СССР в первые послевоенные годы. Историк приходит к выводу о том, что рост налоговых ставок в послевоенный период способствовал обнищанию крестьян и задержке развития производительных сил в деревне.

К сожалению, региональные историки так и не обратились к изучению данной темы28. В частности, исследование Е.С. Кравцовой о модернизации налоговой системы российского государства охватывает другой хронологический период: с 1885 по 1917 гг.29 Автор на основе принятых в российском государстве законов уточняет правовые нормы проведения тех или иных налоговых преобразований, поэтапно прослеживает процесс назначения налогов и последующей их раскладки на плательщиков в губерниях, рассматривает случаи налоговых злоупотреблений крестьянской верхушки: от распространенных послаблений сборов для зажиточных семей до растрат собранных денег сельской администрацией.

Единственной работой, в которой обзорно рассматривалась повседневная жизнь российской провинции в 1943–1953 гг., является монография Л.В. Устиновой «Общественно-политические процессы в российской провинции: 1943–1953 гг. (на примере Курской области)»30. Автор анализирует общественно-политические процессы в российском обществе, исследует взаимодействие и взаимовлияние власти и различных слоев населения Курской области в 1943–1953 гг.

Таким образом, по проблеме влияния платежей на материальное состояние крестьянских хозяйств в историографии наблюдается наличие диаметрально противоположных выводов и оценок.

Подводя итог историографическому обзору по теме исследования, можно сделать вывод о том, что данная проблема, несомненно, привлекала внимание отечественных исследователей и имеется определенный опыт изучения как отдельных аспектов налогообложения крестьянства, так и в целом налоговой политики в деревне в 1945–1953 гг. В то же время, слабо изученными остаются вопросы, связанные с осуществлением налоговой политики в деревне, с ходом налоговых кампаний и реакцией крестьянства на те или иные налоговые мероприятия. Открытым для исследования остается проблема соотношения тяжести обложения колхозников и единоличников в послевоенное время. Спорным и до конца не выясненным является вопрос о влиянии налогообложения на материальное положение колхозников.

Требуется переоценка многих явлений налоговой политики в деревне в 1945–1953 гг., не с идеологических позиций, а с позиций научного подхода. Ведь имеющиеся исследования, прежде всего советского периода содержат различного рода стереотипы, штампы, обусловленные политическими пристрастиями. Кроме того, к изучению этой проблемы преимущественно обращались не историки, а экономисты, для которых общественно-политические реалии являются только фоном для раскрытия экономических процессов.





Целью работы является всестороннее изучение процесса формирования системы налоговых сборов с сельского населения и колхозов в послевоенный период и практическая деятельность налоговых органов региона.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

– изучить основные направления советской деревенской государственной политики и ее влияние на уровень жизни сельского населения;

– исследовать структуру налогового аппарата и механизм организации взимания налогов с сельского населения и колхозов;

– определить основные тенденции развития системы налогообложения и их практическую реализацию через различные виды налогов;

– показать практические итоги работы налоговых органов и реакцию крестьян на государственную налоговую политику.

Методологическая основа исследования. В ходе изучения темы автор руководствовался общенаучными принципами объективности, исключающим возможность предвзятости при интерпретации фактов, и историзма, требующего рассмотрения изучаемых процессов и явлений во взаимосвязи и в связи с другими явлениями и процессами, находившимися вне объекта исследования. Исследование изучаемых проблем опирается на совокупность общенаучных (анализ и синтез, индукция и дедукция и др.) и специальных методов.

Из специальных методов особое место занимает генетический, позволивший понять происхождение налогов с сельского населения и колхозов, типологический, обеспечивший их классификацию, сравнительный, дающий возможность выявить различия между ними; статистический, позволяющий количественно обосновать результаты собираемости налогов; герменевтический, используемый для интерпретации содержания текстов опубликованных документов, на которых базируется диссертация.

Источниковая база исследования. Исследовательская работа основывается на широком круге источников, который можно условно разделить на пять групп, каждая из которых имеет свои специфические черты и особенности.

Первую группу источников составляют архивные документы. Исходные общероссийские и региональные сведения извлечены автором из следующих архивохранилищ: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ, г. Москва), Российский государственный архив экономики (РГАЭ, г. Москва), Государственный архив Курской области (ГАКО, г. Курск). В них содержатся источники, показывающие механизм реализации партийно-государственной политики, в том числе и налоговой, в деревне в изучаемый период.

Важнейшими материалами ГАРФ являются фонды А-310 – «Министерство сельского хозяйства РСФСР в г. Москве и Министерство сельского хозяйства в г. Яхроме Московской области», Р-5446 – «Совет Министров СССР», Р-7523 – «Верховный Совет СССР», Р-8009 – «Министерство здравоохранения СССР, Р-8131 – «Прокуратура СССР».

Интересные сведения обнаружены в фонде А-310 – «Министерство сельского хозяйства РСФСР в г. Москве и Министерство сельского хозяйства в г. Яхроме Московской области», содержащем сводные планы развития сельского хозяйства по колхозам и совхозам Министерства сельского хозяйства РСФСР, контрольные цифры по развитию сельского хозяйства автономных республик, краев, областей, докладные записки, справки о подготовке и ходе сева, уборки урожая, о состоянии животноводства, птицеводства, садоводства и других отраслей сельского хозяйства в автономных республиках, краях и областях РСФСР, о восстановлении сельского хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации.

Обширные данные по истории советской деревни в исследуемый период были извлечены из материалов фонда Р-5446 – «Совет Министров СССР». Среди огромного массива документов особый интерес вызывают докладные записки, справки, сводки, заключения Госплана СССР, Высшего Совета народного хозяйства СССР, наркоматов (министерств) СССР и других учреждений о мерах по развитию сельского хозяйства, о составлении государственных и местных бюджетов и финансовых планов; о кредитовании и финансировании отраслей народного хозяйства, отдельных предприятий и учреждений, переписка с Госпланом СССР, наркоматами (министерствами) и другими учреждениями по вопросам заготовок сельскохозяйственной продукции, снабжения колхозов и совхозов зерном, стройматериалами, горючим и запасными частями для тракторов, распределения и использования промышленной и сельскохозяйственной продукции, установления структуры, штатов и должностных окладов центральных учреждений.

Важные сведения о проблемах налогообложения советской деревни найдены в фонде Р-7523 – «Верховный Совет СССР», содержащем письма и заявления граждан, стенограммы бесед Председателя Президиума Верховного Совета СССР с гражданами, бывшими на приеме, а также переписку с учреждениями по рассмотрению вопросов, затронутых в заявлениях граждан.

Особый интерес вызывают документы, содержащиеся в фондах РГАЭ, в частности: 1562 – «Центральное статистическое управление (ЦСУ) при Совете Министров СССР», 7733 – «Министерство финансов СССР (Минфин СССР)», 8040 – «Министерство хлебопродуктов СССР», 9476. – «Совет по делам колхозов при Совете Министров СССР».

Ценные сведения о налогообложении советской деревни найдены в материалах налоговой статистики Министерства финансов СССР (Фонд 7733 – «Министерство финансов СССР (Минфин СССР»).

В фонде 8040 – «Министерство хлебопродуктов СССР» содержится учетно-статистическая документация Министерства по заготовкам сельхозпродуктов СССР и его управлений на местах относительно обязательных поставок сельхозпродуктов государству разными категориями хозяйств. К этому виду документации относятся сведения о вручении обязательств на поставку сельхозпродуктов, сводки, справки о ходе выполнения плана обязательных поставок и т.п.

Ценным для работы явился фонд Р-4036 – «Курское областное финансовое управление (ОБЛФУ)», находящийся в ГАКО и содержащий достаточно важный материал – постановления и решения высших партийных органов, документы Курского областного финансового отдела, протоколы стенограмм областных финансовых конференций и совещаний, сведения о финансовых преобразованиях, ежегодной росписи доходов и расходов областного бюджета, займах, погашении государственных долгов, утверждении сумм различных налогов по районам и по области в целом.

Вторую группу источников составляют законодательные и подзаконные нормативные правовые акты, регламентирующие различные сферы налоговой политики государства: законы СССР, указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления ЦИК и СНК СССР, постановления Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б), которые составили важную часть источниковой базы.

В целом, законодательные источники имеют огромное значение при изучении проблем, рассматриваемых в данной работе. Источники законодательного характера позволяют исследовать структуру и механизм функционирования налоговой системы в деревне в послевоенное время, а также дают возможность проследить происходящие в ней изменения. Анализ налогового законодательства позволяет оценить сущность правовой системы и государственности в СССР в 1945–1953 гг.

К третьей группе источников можно отнести материалы периодической печати. При проведении исследования использованы печатные издания органов советской власти, в которых публиковались законодательные и подзаконные нормативные правовые акты: бюллетень «Ведомости Верховного Совета СССР и газета «Известия ЦИК СССР и ВЦИК» (с 1938 г. – «Известия Советов депутатов трудящихся СССР»).

Особо ценны материалы центральной газеты – «Правда»31, содержащей информацию о происходивших в стране событиях, о проведении тех или иных политических, хозяйственных, в том числе и налоговых кампаний, об уровне жизни сельского населения в деревне.

Вместе с тем, при работе с материалами газет следует иметь в виду, что источники такого рода требуют критического осмысления в силу их субъективности, пристрастности в освещении проблемы в зависимости от идеологической и политической направленности издания. Хотя неоспоримым достоинством этого вида источников является то, что газеты, в большей степени, чем другие источники, передает дух эпохи, её ритм.

В четвертую группу источников входят статистические материалы, играющие важную роль при изучении проблем данной работы32. Они содержат важные комплексные сведения, раскрывающие разнообразную информацию о развитии сельского хозяйства, в том числе о состоянии растениеводства и животноводства в колхозах и личных подсобных хозяйствах крестьян.

К пятой группе источников относятся самые разнообразные документы как по своей форме, так и по содержанию. В эту группу входят сочинения, доклады и выступления советских государственных и партийных деятелей, а также решения и резолюции партийных съездов33. Благодаря этим источникам можно проследить, как на самом высшем уровне руководства советского государства вызревали и принимались те или иные политические решения.

Научная новизна диссертации заключается в том, что автор на основе тщательного изучения степени научной разработанности проблемы показал, её не изученность в историографии и первым на основе широкого круга источников, многие из которых вводятся в научный оборот впервые, провёл комплексное исследование эволюции системы налогов с сельского населения и колхозов Курской области в послевоенное время.

В работе на добротном источниковом материале показано, что в повседневных условиях восстановительного периода партийно-советские органы, используя довоенный опыт, основные тяготы сбора финансовых средств предназначенных для реконструкции народного хозяйства возложили на самодостаточную деревню. В данных условиях цели налоговой политики послевоенного времени способствовали формированию системы, механизма организации сборов налогов с сельских жителей и колхозов, а также аппарата призванного обеспечивать бесперебойное поступление налогов.

Автор показал, что процесс и система налогообложения сельского населения и коллективных хозяйств давали позитивные результаты с точки зрения получения средств на насущные и неотложные нужды. Одновременно законодательное «обирание» деревни подрывало основы экономической деятельности коллективных хозяйств, сдерживало реализацию их потенциальных возможностей.

В диссертации на региональном материале установлено, что колхозы стали основой поступления налоговых средств. А налоговая политика на частный сектор, кроме обеспечения выполнения основной цели – финансовых сборов, решала политическую функцию по ликвидации внеколхозных хозяйств. Это в свою очередь вело к сужению налоговой базы в перспективе. Население и колхозы беднели, а налоговые сборы постоянно возрастали. К тому же не стимулирующие налоговые сборы способствовали развитию социально-политической напряженности в послевоенной деревне.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что представленные в ней выводы и подходы могут быть востребованы в научной и учебной работе.

Материалы диссертации могут быть использованы для дальнейшей разработки проблемы исследования, при создании обобщающих трудов по отечественной истории, при подготовке учебных пособий, в преподавании общих и специальных курсов для студентов высших учебных заведений, техникумов, колледжей по отечественной и региональной истории.

Кроме того, отдельные положения и выводы диссертационного исследования могут быть полезны в качестве теоретического материала для разработки законодательными органами основных направлений налоговой политики в постсоветской России.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы обсуждались на кафедре истории и Отечества Курского государственного университета, докладывались на международной, всероссийской и региональных научно-практических конференциях в Курске (2012 и 2010 гг.), Новосибирске (2011 г.), Екатеринбурге (2010 г.), Ельце (2010 г.). Основное содержание диссертации в основном отражено в одиннадцати научных публикациях, в том числе в четырех статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК РФ Минобрнауки. Общий объем публикаций составляет 4,16 печатных листа.

Структура диссертации обусловлена ее объектом, предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, стоящих из десяти параграфов, заключения и списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются объект и предмет исследования, определяются его географические и хронологические рамки, даётся историографический обзор, формулируются цели и задачи, методологическая основа работы, характеризуется ее источниковая база, а также научная и практическая значимость.

В первой главе «Система налогообложения советской деревни в послевоенный период» рассмотрены политика государства в отношении деревни и уровень жизни сельского населения, организация налогообложения сельского населения и колхозов, практическая реализация налоговой политики в деревне, проанализированы проблемы налогообложения советской деревни.

В первом параграфе «Политика государства в отношении деревни и уровень жизни сельского населения» показано, что восстановление и развитие пострадавшего от войны народного хозяйства страны, укрепление экономической и военной мощи СССР в условиях начавшейся холодной войны советское руководство решило осуществить с помощью показавших свою эффективность в довоенный период и в годы Великой Отечественной войны методов командно-административной системы. В то же время власти из обзоров писем и жалоб, периодически предоставлявшихся органами госбезопасности, были хорошо информированы о тяжелом положении деревни.

Нежелание проводить сельскохозяйственную реформу в интересах деревни означало возвращение к довоенной модели выкачивания средств из сельского хозяйства, что не оставляло никаких надежд на улучшение уровня жизни селян. Поэтому переход к мирному развитию не принес каких-либо изменений в крайне неравноправные взаимоотношения государства с деревней.

Политика советского государства в отношении села и его жителей ярко проявилась в период засухи 1946 г. и последовавшего за ней голода, а также во время проведения в декабре 1947 г. денежной реформы.

В результате таких действий государства к 1950-м гг. произошло сокращение объемов производства в личных подсобных хозяйствах колхозников и немногочисленных индивидуальных хозяйствах. Такая политика приводила к срыву обязательных государственных поставок в деревне, оставляла уровень жизни сельского населения на грани нищеты. Что в свою очередь приводило к сокращению рождаемости и росту смертности, а также к регулярным попыткам крестьян уехать из деревни в города, на стройки.

Во втором параграфе «Организация налогообложения сельского населения и колхозов» отмечается, что советское государство располагало разветвленным налоговым аппаратом. Начисление налогов, а также прием налоговых платежей, контроль за их уплатой в деревне осуществляли налоговые агенты, которые входили в структуру райфинотделов и контролировали конкретный налоговый участок. Число налоговых агентов устанавливалось в зависимости от количества сельских советов. Весь аппарат налогового участка состоял в штате райфинотдела, где и велось объединенное делопроизводство по району в целом.

Подробный анализ деятельности финансовых органов в курской деревне, проведенный в исследовании, показал, что проводимые в Курской области финансовые ревизии вскрыли целый ряд должностных преступлений налоговых агентов. В основном это присвоение налоговыми агентами государственных средств путем подделки в копиях квитанций. Только в 1947 г. контролирующими органами было выявлено в 47 районах области 145 случаев растрат на общую сумму 394 тыс. рублей34. При этом негативная тенденция продолжала сохраняться. Так, на 1 января 1953 г. сумма не взысканных растрат и хищений составляла 1,9 млн. рублей35. Среди других должностных преступлений налоговых агентов можно также назвать необоснованное освобождение от налоговых платежей или наоборот взыскание налогов с освобожденных хозяйств.

В третьем параграфе «Практическая реализация налоговой политики в деревне» показано, что низкие доходы коллективных хозяйств и почти сплошная бедность сельского населения препятствовали выполнению планов поступления основных налогов. В результате чего наблюдался постоянный рост задолженности по уплате налогов сельского населения и колхозов. Только за один год с 1 января 1945 г. по 1 января 1946 г. задолженность увеличилась с 13,2 млн. рублей до 30,1 млн. рублей36. Несмотря на недостаточные возможности колхозов и сельского населения платить налоги, государство в лице финансовых органов старалось любой ценой выполнить планы поступления налогов, отбирая последние средства у полуголодных жителей деревни. Так, например, образовавшаяся на 1 января 1946 г. задолженность была в течение последующих нескольких месяцев в основном погашена. Однако вскоре сумма задолженности вновь резко увеличилась, составив на 1 января 1947 г. 34,2 млн. рублей37.

Крайне негативно на выполнении планов сбора налогов сказалась засуха 1946 г. и последовавший за ней голод 1946–1947 гг., в результате чего резко снизилась доходность колхозов и сельского населения. Свою негативную роль сыграла и проведенная в декабре 1947 г. денежная реформа, которая обесценила часть денежных накоплений крестьян. В результате всех этих негативных факторов план первого квартала 1948 г. выполнили только 18 районов области38.

Основной причиной невыполнения планов поступления налогов контролирующими органами называлась неудовлетворительно поставленная финансовая работа по сбору налогов в большинстве районов области, пороки налоговых агентов и других сотрудников райфинотделов. В то же время основная масса колхозов и сельского населения области признавались платежеспособными.

В 1949 г. сбор налогов ухудшился, и задолженность составила 49 млн. рублей39. В 1950 г. в результате такой неудовлетворительной работы целый ряд сотрудников финорганов Курской области, в том числе и заведующий Облфинотделом З.А. Красавин, лишились своих должностей. Однако это не принесло желаемых результатов, и в 1950 г. финансовый план не был выполнен ни в одном квартале. Аналогичная ситуация наблюдалась практически во всех районах области. Так, целый ряд районов выполнили налоговый план в среднем только на 67%, и, как следствие, на 1 января 1951 г. в области образовалась задолженность в сумме более 123 млн. рублей40, из которых только сельхозналог составил 92 млн. рублей41.

К 1953 г. ситуация еще более ухудшилась. Финансовые планы первого квартала 1953 г. по налоговым платежам с сельского населения и колхозов по Курской области были выполнены на 35,3 %, в том числе по сельскохозяйственному налогу на 37,5%, по самообложению на 67,8% и по подоходному налогу с колхозов на 22,6%42. Задолженность составила 131,8 млн. рублей, в том числе по сельскохозяйственному налогу – 86 млн. рублей, по подоходному налогу с колхозов –21 млн. рублей и по самообложению сельского населения – 7,3 млн. рублей43. Все это свидетельствовало о глубоком кризисе налоговой политики советского государства в деревне и требовало незамедлительных действий. Однако до самой смерти И.В. Сталина вероятность проведения реформ в деревне полностью отсутствовала. Единственным методом устранения задолженности по налогам стало направление в деревню дополнительных сил финансовых органов и «щедрая» раздача выговоров их сотрудникам.

Четвертый параграф «Проблемы налогообложения советской деревни» демонстрирует, что тяжелое экономическое положение жителей курской деревни, вызванное последствиями Великой Отечественной войны, засухи 1946 г., высокими налогами, а также недостаточным вниманием государства к проблемам села, привело, несмотря на тоталитарный строй, к большому числу обращений в различные органы власти. При этом число обращений с каждым годом все увеличивалось. Так, если в 1946 г. в различные органы власти Курской области поступило от жителей села 298 жалоб44, то в 1947 г. их было зафиксировано 1252945,

а в 1950 г. – 2686046. Это свидетельствовало об ухудшении экономического положения жителей села с одной стороны, а с другой являлось показателем относительно высокого процента удовлетворения жалоб. Так, из 26860 жалоб в установленные сроки было рассмотрено 94,8%, из которых было удовлетворено 17591 жалоба или 67%47.

Рассмотрение жалоб, несмотря на установленные законом 20 дней, часто затягивалось и достигало нескольких месяцев. Жалобы курских крестьян почти всегда показывали отчаянное положение многодетных семей, семей, оставшихся без кормильца, семей инвалидов-фронтовиков. В своих обращениях они часто сообщали, что не способны оплачивать налоги за полным неимением средств. Однако на это не всегда обращали внимание, так как именно за счет деревни планировалось улучшить обеспечение сельскохозяйственной продукцией городов и создать резервы для отмены нормированной торговли. За неуплату в срок налога и сельскохозяйственных поставок дела крестьян-должников направляли в суд, их приговаривали к крупным денежным штрафам до 3 тыс. рублей и выше.

Во второй главе «Сельскохозяйственный налог как основа налогообложения советской деревни» подробно рассматривается сельскохозяйственный налог и его организация в курской деревне, а также проведение реформы сельскохозяйственного налога 1953 г.

В первом параграфе «Сельскохозяйственный налог – основной налоговый платеж сельского населения» дается подробный анализ законодательной базы, регулирующей сельскохозяйственный налог в послевоенный период. Так, в первые годы после окончания Великой Отечественной войны он оставался на уровне военных лет и взимался в соответствии с Законом СССР «О сельскохозяйственном налоге» от 1 сентября 1939 г., согласно которому обложение хозяйств колхозников производилось по прогрессивным ставкам с учетом доходов от каждой засеваемой на участке культуре, от каждого вида скота и прочих отраслей хозяйства (пчеловодство, шелководство и др.).

Однако в 1946 г. средние нормы доходности для определения, облагаемого сельхозналогом дохода крестьянских хозяйств были изменены. Значительно повысились нормы доходности с одной сотой гектара земли и с каждой головы скота. Так, в РСФСР нормы доходности с одной коровы возросли на 1 тыс. рублей48. Такое повышение налоговых ставок, исключение из числа льготников значительного количества сельского населения не учитывало реальные возможности колхозной деревни. Если до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1948 г. «Об изменении статей 8 и 23 и об отмене статьи 25 Закона о сельскохозяйственном налоге», когда были увеличены налоговые ставки, налоговая кампания в деревне проходила с большими трудностями, то после его принятия колхозники оказались не в состоянии оплачивать налоги. Крестьяне в таких условиях не были заинтересованы в результатах своего труда и пошли на крайние меры: резали скот, сокращали площадь посевов, вырубали фруктовые деревья. Следствием чего стало сокращение налоговых поступлений в казну государства.

В то же время правительство в условиях тоталитаризма не хотело понять проблемы села и в сентябре 1948 г. ЦК ВКП(б) принял Постановление «Об усилении налоговой работы и организации поступления сельхозналога», которое давало право местным партийным комитетам применять чрезвычайные меры в отношении неплательщиков. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 августа 1950 г. вновь увеличил расчетные нормы доходности по основным видам продукции крестьянского земледелия. Так, за период с 1947 г. по 1950 г. рост налоговых выплат составил 2,5 раза или 559 рублей против 217 рублей. При этом поступление сельхозналога сократилось. Если в 1947 г. оно составило 87%, то в 1950 г. – 76,3%49.

В последующем ставки сельхозналога были повышены еще дважды: 1 августа 1951 г. и 7 мая 1952 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1952 г. впервые к обложению стали привлекать доходы колхозников, получаемые от общественного хозяйства по трудодням, чего не делалось даже в годы войны. В результате чего план сельхозналога в 1952 г. был в 1,5–2 раза выше плана 1951 г.50

Кроме того, отмена карточной системы, проведенная в 1947 г., привела к резкому снижению цен на колхозном рынке в 3 раза, что также негативно сказалось на уровне доходов крестьянских хозяйств. В то же время нормы доходности на крестьянское хозяйство не были пересмотрены и оставались на уровне 1943 г. Только 1 августа 1951 г. Президиум Верховного Совета СССР принял новый Указ «О частичных изменениях Закона в сельскохозяйственном налоге», по которому нормы доходности по каждому виду сельскохозяйственных культур и каждому виду скота были несколько снижены. Однако эта уступка была гораздо меньше, чем состоявшееся на колхозном рынке снижение цен на сельскохозяйственную продукцию. В результате всех этих негативных воздействий в послевоенный период постоянно росла задолженность курских крестьян по сельхозналогу.

Во втором параграфе «Организация сбора сельскохозяйственного налога в Курской области» отмечается, что в послевоенный период практическая реализация сельхозналога в регионе столкнулась с целым рядом трудностей. В их числе несвоевременная подготовка к проведению сельхозналога. Так, уже в 1945 г. Курский Облфинотдел признал неудовлетворительной работу ряда райфинотделов. Часто вместо ежеквартального обследования хозяйств с целью выявления доходов уровень дохода устанавливался произвольно. В 1946 г. ситуация с подготовкой к сбору сельхозналога не улучшилась. Так, на 8 августа 1946 г. учет хозяйств и объектов обложения был закончен только в 17 районах из 6251. В остальных же районах подготовка затянулась до конца 1946 г. В 1947 г. снижение сумм сбора сельхозналога произошло в 13577 хозяйствах, а неземледельческие доходы снизились больше чем на 2 млн. рублей52. Это стало результатом повышения ставок сельхозналога в неурожайном 1946 г., а также следствием проведенных в декабре 1947 г. денежной реформы и отмены карточной системы. Все эти мероприятия советского государства негативно сказались на и без того низком уровне жизни крестьян Курской области.

В этих условиях, вместо того чтобы обратить внимание на очевидные причины низкого поступления налогов, финансовым органам было дано указание перейти к сплошной проверке крестьянских хозяйств области. В результате чего к 10 мая 1948 г. в 33 районах было установлено 1100 ранее неучтенных хозяйств с начислением налога 1,6 млн. рублей53.

Однако регулярное повышение ставок по сельхозналогу в послевоенный период, а также нежелание понять тяжелое материальное положение сельского населения приводило к постоянному увеличению задолженности курских крестьян по сельхозналогу. Так, в 1947 г. задолженность курских крестьян составила – 22,7 млн. рублей, в 1948 г. – 17,3 млн. рублей, в 1949 г. – 32,6 млн. рублей, в 1950 – 47,9 млн. рублей, а в 1951 г. – 92,1 млн. рублей54.

В третьем параграфе «Проведение реформы сельскохозяйственного налога 1953 г.» дается характеристика реализации налоговой реформы 1953 г. Так, после смерти И.В. Сталина в 1953 г. руководство СССР стало задумываться об изменении налоговой политики в деревне, и вскоре 8 августа 1953 г. пятой сессией Верховного Совета СССР был принят новый Закон СССР «О сельскохозяйственном налоге».

Основной чертой сельскохозяйственного налога по закону от 8 августа 1953 г. являлось обложение хозяйств колхозников и других граждан, проживающих в сельской местности, по твердым ставкам с каждой сотой гектара земли, находящейся в личном пользовании колхозников и нечленов колхоза, независимо от того какими культурами она засеяна и какой приносит доход. Новый порядок обложения способствовал росту благосостояния сельского населения, увеличению количества скота, находящегося в личной собственности граждан, приводил к более эффективному использованию приусадебных участков. Следовательно, у сельского населения появлялась прямая материальная заинтересованность в расширении и улучшении своего личного хозяйства в пределах установленных норм, что в свою очередь было выгодно как для самого населения, так и для государства.

В результате перестройки системы сельскохозяйственного налога его общий размер уменьшился в 1953 г. на 4137 млн. рублей, или на 43%, а в 1954 г. в 2,5 раза против 1952 г.55 В законе также предусматривалось снижение суммы налога в 1953 г. на 50% с хозяйств, не имеющих коров. Было прекращено взыскание всех ранее не уплаченных сумм сельскохозяйственного налога, которые были полностью списаны с лицевых счетов колхозников. В то же время, в новом законе присутствовали некоторые элементы внеэкономического принуждения. Так, например, если в составе семей колхозников имелись отдельные члены, которые в истекшем году не выработали без уважительных причин установленного минимума трудодней в колхозе, то хозяйства таких семей колхозников облагались сельскохозяйственным налогом с повышением на 50%56.

Принятие нового закона о сельскохозяйственном налоге положительно сказалось на увеличении поголовья скота в личной собственности крестьянских хозяйств. Так, например, поголовье крупного рогатого скота за период с 1 октября 1953 г. по 1 октября 1954 г. увеличилось более чем на 1 млн. голов, в том числе коров – на 300 тыс. голов. Поголовье овец и коз увеличилось на 3,7 млн. голов и свиней – на 1,3 млн. голов57.

Третья глава «Налогообложение коллективных и единоличных хозяйств» содержит характеристику подоходного налога с колхозов, государственного налога на лошадей единоличных хозяйств, а также самообложения сельского населения.

В первом параграфе «Подоходный налог в системе обложения колхозов» рассматривается основной налоговый платеж коллективных хозяйств, который был введен взамен сельхозналога Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июля 1936 г. и взимался со всего определяемого по годовым отчетам валового дохода колхоза за предшествующий период, включая все доходы от полеводства, животноводства и промыслов. В доходы от сельского хозяйства, облагаемые подоходным налогом с колхозов, входили все без исключения виды доходов: натуральные и денежные. При установлении налогооблагаемой базы колхозов некоторые виды дохода исключались из обложения. Это относилось ко всем денежным суммам, получаемым колхозом от государства за сданную продукцию в порядке натуральных поставок.

Несмотря на некоторый рост сельскохозяйственного производства к концу четвертой пятилетки (так, в 1950 г. численность племенного крупного рогатого скота превысила довоенный уровень в 3 раза, а лошадей, овец и свиней в 1,5–2 раза)58 и систему льгот, а также относительно невысокие ставки налога в сравнении со ставками сельхозналога для крестьянских хозяйств, подоходный налог способствовал значительному сокращению и без того небольших доходов, имевшихся в распоряжении курских колхозов. Государством были установлены две различные ставки налога: 4% с доходов от продажи продуктов в порядке контрактации и государственных закупок, 8% с доходов от торговли на колхозных рынках. С 1949 г. подоходный налог с колхозов стал исчисляться в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 августа 1948 г. «О подоходном налоге с колхозов». Ставки налога были пересмотрены в сторону повышения, которое составило от 6% до 13%. В 1951 г. произошло новое повышение ставок подоходного налога, они были снова увеличены до 9% и 15% соответственно. Сумма подоходного налога с колхозов Курской области в 1950 г. составила 28006,6 тыс. рублей, а в 1951 г. уже 38678,3 тыс. рублей, т.е. рост составил 10671,7 тыс. рублей59. Финансовые органы регулярно проводили ревизии, которые стремились выявить все источники доходов коллективных хозяйств.

Правления колхозов должны были ежегодно до 1 марта представлять годовой отчет с заключением ревизионной комиссии в райфинотдел. При этом сроки подачи отчетов регулярно нарушались коллективными хозяйствами каждого района области. Однако нарушали закон не только колхозы, но и финорганы, которые затягивали вручение колхозам платежных извещений. Так, в 1950 г. вместо 15 мая (окончательного срока вручения платежных извещений) в Курской области платежные извещения не были вручены 920 колхозам, а по 589 колхозам не было закончено начисление налога60. Часто колхозы в годовых отчетах показывали натуральные и денежные доходы, не соответствующие первичным документам. Руководство колхозов неоднократно саботировало уплату подоходного налога. Следствием этих причин стала задолженность по подоходному налогу с колхозов. Так, к 1 января 1952 г. она составила 4675,8 тыс. рублей, или 20% суммы, предъявленной к уплате61.

Второй параграф «Государственный налог на лошадей единоличных хозяйств» содержит анализ материала по реализации принятого 21 августа 1938 г. Закона СССР «О государственном налоге на лошадей единоличных хозяйств». К уплате данного налога привлекались все хозяйства единоличников и других граждан, проживающих в сельской местности, не состоящих в колхозах и подлежащих обложению сельскохозяйственным налогом наравне с единоличниками, если в этих хозяйствах имелись лошади в возрасте от 3 лет и выше. В первые годы своего действия налог на лошадей давал значительные поступления (в 1939 г. по СССР – около 165 млн. рублей62, из них 1,4 млн. рублей по Курской области63), которые затем передавались в республиканские и местные бюджеты. Однако со временем под действием высокой налоговой ставки количество единоличных хозяйств и лошадей в них стало сокращаться. Так, если в 1948 г. в Курской области число хозяйств, привлеченных к уплате налога на лошадей, составляло – 12, с количеством лошадей – 1264, то в 1953 г. число хозяйств составило – 2, а количество лошадей в них – 265. В результате чего, стала уменьшаться и сумма поступлений по этому налогу. Если в 1939 г. по Курской области она составляла 1,4 млн. рублей, то в 1948 г. – 6 тыс. рублей66, а в 1953 г. вообще 1 тыс. рублей67.

В послевоенный период налог на лошадей потерял свое прежнее финансовое значение, а сфера его применения резко сократилась.

В третьем параграфе «Самообложение сельского населения» рассмотрено самообложение, которое должно было способствовать целям хозяйственно-культурного строительства деревни в соответствии с Постановлением ЦИК СССР №108 и СНК СССР №1576 от 11 сентября 1937 г. Решение о проведении самообложения должно было приниматься на общем собрании большинством граждан селения, имеющих по Конституции СССР 1936 г. избирательные права выбирать в советы, при этом присутствовать на этом собрании должны были более 50% граждан этого селения.

В то же время, во многих районах Курской области самообложение принималось без соблюдения кворума граждан, пользующихся избирательными правами. Одновременно с принятием решения о проведении самообложения общее собрание решало также вопросы о целях самообложения и о полном или частичном освобождении хозяйств (например, хозяйства инвалидов войны, военнослужащих, пенсионеров, престарелых и др.). Работа по проведению самообложения возлагалась на сельский совет. Размеры ставок самообложения составляли от 20 до150 рублей в зависимости от группы населения. Минимум платили колхозники, а максимум единоличники. Средства самообложения в сельский бюджет не включались. Расходование их на указанные выше цели производилось сельским советом сверх бюджетных сумм, отпускаемых на те же цели. Решение общего собрания граждан селения о проведении самообложения выносилось только на текущий год. Сроки уплаты налога устанавливались общим собранием с таким расчетом, чтобы вся сумма самообложения поступила не позднее 1 декабря текущего года. При неуплате отдельными гражданами в установленные сроки сумм самообложения они взыскивались в судебном порядке, что никак не соответствовало добровольному характеру самообложения. Сельский совет был обязан отчитываться перед общим собранием граждан своего селения в расходовании сумм по самообложению.

Финансовые проверки самообложения в послевоенный период показали целый ряд существенных недочетов и нарушений. Среди них: неправильное оформление протоколов общих собраний, необоснованное освобождение значительной части крестьянских хозяйств от самообложения, нецелевое использование средств.

В то же время самообложение из-за наличия значительной задолженности крестьян по основным видам налогов еще более способствовало снижению уровня жизни сельского населения. Поэтому на протяжении практически всего послевоенного времени в Курской области существовала задолженность по самообложению. Так, на 1 октября 1945 г. она составила 1,659 млн. рублей68, а на 1 января 1948 г. – 1,242 млн. рублей69. Общая же сумма самообложения крестьянских хозяйств Курской области в 1948 г. составляла 9,72 млн. рублей70.

В заключение диссертации подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

Командно-административная модель взаимоотношений государства и деревни в послевоенный период не претерпела изменений в сторону улучшения. Наоборот, советская власть продолжала видеть в сельском хозяйстве основной источник людских и материальных ресурсов для восстановления ослабленного войной экономического потенциала страны.

Государство для осуществления налоговой политики использовало сильный и разветвленный налоговый аппарат, который в условиях господства командно-административной системы и тоталитарной модели государства был поражен многочисленными пороками.

Постоянный рост налоговых ставок не основывался на реальном уровне доходов населения и колхозов. В послевоенный период он оставался невысоким, следствием чего стало постоянное снижение собираемости налогов и образование огромной задолженности, несмотря на все карательные мероприятия по отношению к неплательщикам. Все это свидетельствовало о глубоком кризисе налоговой политики государства в отношении деревни. Однако «оттепель» в налоговых отношениях государства и села началась только после смерти И.В. Сталина, что видно из анализа реформы сельскохозяйственного налога 1953 г.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки Российской Федерации

  1. Торубаров, Ю.С. Выполнение планов поступлений налогов, взимаемых с сельского населения и колхозов, в бюджет Курской области в послевоенное время [Текст] / Ю.С. Торубаров // Научное обозрение. Серия 2. Гуманитарные науки. – 2011. – № 1. – С. 56–61 (0,38 п.л.).
  2. Торубаров, Ю.С. Развитие и значение сельскохозяйственного налога как главного налогового платежа сельского населения СССР в послевоенные годы [Текст] / Ю.С. Торубаров // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – № 2 (8). – Ч.II. – С. 185–187 (0,38 п.л.).
  3. Торубаров, Ю.С. Сбор сельскохозяйственного налога в Курской области в послевоенные годы [Текст] / Ю.С. Торубаров // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2011. – № 4. – С. 50–54 (0,63 п.л.).
  4. Торубаров, Ю.С. Организация приема налогов с сельского населения в Курской области в послевоенное время [Текст] / Ю.С. Торубаров // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2011. – № 130. – С. 58–61 (0,63 п.л.).

Другие публикации:

  1. Торубаров, Ю.С. Развитие системы обложения колхозов подоходным налогом в послевоенное время в Курской области [Текст] / Ю.С. Торубаров // События и люди в документах курских архивов / Под ред. В.Л. Богданова. –Курск, 2010. – С. 126–129 (0,25 п.л.).
  2. Торубаров, Ю.С. Государственный налог на лошадей единоличных хозяйств – один из налогов, уплачиваемых сельским населением СССР в послевоенные годы [Текст] / Ю.С. Торубаров // «Наука и практика: от фундаментальных исследований до инноваций»: Сборник научных трудов Всероссийской заочной научно-практической конференции с международным участием / Мир гуманитарных наук. – Екатеринбург: ИП Бирюля Н.И., 2010. – С. 14–16 (0,38 п.л.).
  3. Торубаров, Ю.С. Реформа сельскохозяйственного налога 1953 г. [Текст] / Ю.С. Торубаров // Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. Выпуск 11. – Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2010. – С.56–61 (0,38 п.л.).
  4. Торубаров, Ю.С. Налоговая политика советского государства в отношении сельского населения в послевоенные годы [Текст] / Ю.С. Торубаров // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2011. – № 3(26). – С. 78–80 (0,38 п.л.).
  5. Торубаров, Ю.С. Рассмотрение жалоб и заявлений граждан по сельским налогам в послевоенные годы в Курской области [Текст] / Ю.С. Торубаров // Молодой ученый. – Том II. – 2011. – № 3 (26). – С. 80–82 (0,25 п.л.).
  6. Торубаров, Ю.С. Самообложение сельского населения в послевоенные годы в Курской области [Текст] / Ю.С. Торубаров // Курский край. Науч.-ист. журнал. – 2011. – № 3–4 (131–132). – С. 59–61 (0,19).
  7. Торубаров, Ю.С. Построение государственного налогового аппарата в сельской местности в послевоенное время [Текст] / Ю.С. Торубаров // «Актуальные вопросы истории, философии и политологии»: материалы международной заочной научно-практической конференции. Часть II. (10 марта 2011 г.). – Новосибирск: Изд. «ЭНСКЕ», 2011. – С. 51–55 (0,31 п.л.).

ТОРУБАРОВ ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ

ДЕРЕВНИ В 1945-1953 гг.

(НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ)

Автореферат

Сдано в набор 15.11.2012 г. Подписано в печать 15.11.2012 г.

Формат 60х84 1/16. Бумага Снегурочка. Объем 1,0 усл. печ. л.

Гарнитура Таймс. Тираж 100 экз. Заказ № 1282.

ИД № 06248 от 12.11.2001 г.

Издательство Курского госуниверситета

305000, г. Курск, ул. Радищева, 33

Отпечатано: ПБОЮЛ Киселева О.В.

ОГРН 304463202600213


1 Торубаров Юрий Сергеевич.

2 СССР. Административно-территориальное деление Союзных республик. На 1 января 1947 года. Изд. 5-е доп. М.: Издательство «Известия Советов депутатов трудящихся СССР», 1947. С.75.

3 Цыпкин С.Д. О взимании налогов с населения в СССР // Ответы на некоторые вопросы.  М.: Знание, 1959. С.15–31; Он же. Правовое регулирование налоговых отношений в СССР. М.: Госюриздат, 1955. 75 с.; Налоги и сборы с колхозов и населения. Учебное пособие / Г.Л. Марьяхин. М.: Госфиниздат, 1949. 186 с.

4 См.: Цыпкин С.Д.. Правовое регулирование налоговых отношений в СССР. М.: Госюриздат, 1955. 75 с.

5 Гурвич М.А. Советское финансовое право. М.: Юриздат, 1952. 324 с.; Дьяченко В.П. История финансов СССР (1917–1950 гг.). М.: Наука, 1978. 496 с.; Марьяхин Г.Л. Очерки истории налогов с населения в СССР. М.: Финансы, 1964. 252 с.

6 См.: Марьяхин Г.Л. Очерки истории налогов с населения в СССР. М.: Финансы, 1964. 252 с.

7 Васильев И.В. Новый закон о сельскохозяйственном налоге в СССР // Советское государство и право. 1953. №6. С.15–25; Данков В.С. О подоходном налоге с колхозов. М.: Госфиниздат, 1948. 84 с.; Казанцев Н.Д. Новый закон о сельскохозяйственном налоге. М.: Знание, 1954. 24 с.; Налоги с сельского населения в СССР. Правовые вопросы. / М.И. Пискотин; отв. ред.: Р.О. Халфина. М.: Изд-во АН СССР, 1957. 191 с.; Пискотин М.И. Закон о сельскохозяйственном налоге М.: Госюриздат, 1955. 68 c.; Самообложение сельского населения: в помощь работникам сельских Советов / Г.М. Цалкин. М.: Госфиниздат, 1956. 52 с.; Степанов В. Льготы по сельскохозяйственному налогу // Советы народных депутатов. 1984. №10. С.102–104; Шангин В.И. Новый закон о сельхозналоге в действии. Ростов: Ростовское книжное изд-во, 1955. 13 с.

8 См.: Васильев И.В. Новый закон о сельскохозяйственном налоге в СССР // Советское государство и право. 1953. №6. С.15–25.

9 См.: Налоги с сельского населения в СССР. Правовые вопросы. / М.И. Пискотин; отв. ред.: Р.О. Халфина. М.: Изд-во АН СССР, 1957. 191 с.

10 Безнин М.А., Димони Т.М. Повинности российских колхозников в 1930–1960-е годы // Отечественная история. 2002. №2. С.96–111; Попов В.П. Крестьянские налоги в 40-е гг. // Социологические исследования. 1997. №2. С.95–114.

11 См.: Безнин М.А., Димони Т.М. Повинности российских колхозников в 1930–1960-е годы // Отечественная история. 2002. №2. С.96–111.

12 Толкушкин А.В. История налогов в России. М.: «Юрист», 2001. 432 с.

13 История налоговой политики России: конец XIX, XX и начало XXI столетия. Экономическая теория и стратегия развития. Монография / Отв. ред.: И.В. Караваева. М.: Наука, 2008. 334 c.; Караваева И.В., Архипкин И.В. Налоговая политика России в ХХ веке. М.: Ин-т экономики РАН, 2002. 167 с.; Петухова Н.Е. История налогообложения в России IX-XX вв. М.: Вузовский учебник, 2008. 416 с.; Теория и история налогообложения: учебное пособие / Н.В. Ушак. М.: КНОРУС, 2009. 336 с.; Теория и история налогообложения. Учебное пособие / И.А. Майбуров, Н.В. Ушак, М.Е. Косов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011. 422 с.

14 См.: Толкушкин А.В. История налогов в России. М.: «Юрист», 2001. 432 с.

15 См.: Караваева И.В., Архипкин И.В. Налоговая политика России в ХХ веке. М.: Ин-т экономики РАН, 2002. 167 с.

16 Глебов А.Н. Государственная налоговая политика в уральской деревне в 1928–1941 гг.: Дисс. ... канд. ист. наук. Курган, 2003. 251 c.; Марискин О.И. Государево тягло. Налогообложение крестьянства России во второй половине XIX – первой трети ХХ века (по материалам Среднего Поволжья). Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2004. 240 с.; Он же. Налогообложение крестьянства России во второй половине XIX первой трети ХХ века (по материалам Среднего Поволжья): Автореферат дисс. … докт. ист. наук. Саранск, 2004. 46 с.; Мильшин А.В. Советская налоговая политика в годы нэпа (1921–1928 гг.): Дисс. … канд. ист. наук. Москва, 2007. 210 с.; Молчанов А.Г. Становление налогового дела и налоговой полиции в России: Дисс. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2000. 231 с.; Околотин В.С. Налоговая политика советского государства и ее реализация:1929–1936 гг. (На материалах Ивановской Промышленной области): Дисс. … канд. ист. наук. Москва, 2002. 239 с.

17 См.: Молчанов А.Г. Становление налогового дела и налоговой полиции в России: Дисс. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2000. 231 с.

18 Архипкин И.В. Становление и развитие налогового обеспечения местного самоуправления в России XIX – ХХ столетий: Автореф. дисс. … док. экон. наук. М., 2008. 50 с.; Верещагин С.Г. Политизация налога: история и современность: Автореф. дисс. … док. полит. наук. Ярославль, 2010. 55 с.; Кузьмина И.Г. Развитие системы налогообложения России: Дисс. … канд. экон. наук. СПб.,1994. 205 с.; Куксин И.Н. Налоговая политики России (теоретический и историко-правовой анализ): Дисс. … док. юрид. наук. СПб, 1998. 378 с.; Куранов А.Е. Этапы эволюции системы местных налогов и сборов в России (XIX – XX вв.): Дисс. … канд. экон. наук. М., 2003. 150 с.; Клюкович З.А. Тенденции становления и развития налоговой системы в России: Дисс. … докт. экон. наук. Ростов-на-Дону, 2000. 369 с.; Супонева С.В. Социально-экономический аспект развития налоговой системы России: Дисс. … канд. экон. наук. М, 1998. 173 с.

19 Волков И.М. Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы. Колхозы СССР в 1946–1950 гг. М.: Наука, 1972. 293 с.; Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945–1956). М.: Мысль, 1973. 263 с.; История советского крестьянства. В 4 т. Т.4. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества, 1945 – конец 50-х годов / отв. ред. и авт. предисл. И.М. Волков. М.: Наука, 1988. 499 с.; Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1967. 329 с.; Советская деревня в первые послевоенные годы (1946–1950) / ред. кол.: И.М. Волков и др. М.: Наука, 1978. 510 с.; Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917–1970) / Под ред. В.П. Данилова и др. М.: Политиздат, 1973 592 с.

20 История советского крестьянства. В 4 т. Т.4. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества, 1945 – конец 50-х годов / отв. ред. и авт. предисл. И.М. Волков. М.: Наука, 1988. 499 с.

21 Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945–1956). М.: Мысль, 1973. 263 с.; Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1967. 329 с.

22 Вылцан М.А. Восстановление и развитие материально-технической базы колхозного строя (1945–1956). М.: Мысль, 1973. 263 с.; История советского крестьянства. В 4 т. Т.4. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества, 1945 – конец 50-х годов / отв. ред. и авт. предисл. И.М. Волков. М.: Наука, 1988. 499 с.; Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР: политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1967. 329 с.

23 Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву. Середина 40-х начало 60-х годов. М.: Наука, 1992. 222 с.; Волков И.М. Засуха, голод 1946–1947 гг. // История СССР. 1991. №4. С.3–19; Зима В.Ф. Голод в России 1946–1947 гг. // Отечественная история. 1993. №1. С.35–52; Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945–1953. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. 229 с.; Общественно-политические процессы в российской провинции: 1943–1953 гг. (на примере Курской области): Монография / Л.В. Устинова; Курск. Ин-т социального образования (филиал) РГУ. Курск: МУП «Курская городская типография», 2007. 181 с.; Попов В.П. Российская деревня после войны (июнь 1945 – март 1953 гг.): Сб. документов. М.: Прометей, 1993. 204 с.

24 См.: Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945–1953. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. 229 с.

25 См.: Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву. Середина 40-х начало 60-х годов. М.: Наука, 1992. 222 с.

26 Безнин М.А. Материальное положение колхозников Российского Нечерноземья в 1950–1965 гг. В 2 ч. Ч.1. Вологда, 1988; Он же. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье, 1950–1965 гг. М.–Вологда, 1991. 255 c.; Зима В.Ф. Второе «раскулачивание» (Аграрная политика конца 40-х – начала 50-х годов) // Отечественная история. 1994. №3. С.109–125; Он же. Голод в СССР 1946–1947 годов: происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996. 265 с.; Иванов Н.С. Раскрестьянивание деревни (середина 40-х годов – 50-е годы) // Судьбы российского крестьянства. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т. 1995. С.416–436.

27 См.: Зима В.Ф. Голод в СССР 1946–1947 годов: происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996. 265 с.

28 Кононов Н.Г. Великая государственная обязанность крестьянского населения (Из истории восстановления и дальнейшего развития сельского хозяйства в Курской губернии: 1921–1927 годы). Курск: Из-во КГСХА, 2000. 183 с.; Кравцова Е.С. Опыт организации налогового дела в России в конце XIX – начале ХХ столетий. Курск: КГМУ, 2010. 303 с.; Она же. Модернизация налоговой системы России: 1885–1917 гг.: Дисс. … докт. ист. наук. Курск, 2011. 602 с.

29 См.: Кравцова Е.С. Модернизация налоговой системы России: 1885–1917 гг.: Дисс. … докт. ист. наук. Курск, 2011. 602 с.

30 Общественно-политические процессы в российской провинции: 1943–1953 гг. (на примере Курской области): Монография / Л.В. Устинова; Курск. Ин-т социального образования (филиал) РГУ. Курск: МУП «Курская городская типография», 2007. 181 с.

31 «Правда». 1946. 25 марта, 29 августа, 23 октября; 1947. 1 июня; 1991. 22 июня.

32 Численность скота в СССР. Стат. сборник. М.: Госстатиздат, 1957. 619 с.; Сельское хозяйство СССР. Стат. сборник. М.: Статистика, 1971. 711 с.; Народное хозяйство СССР в 1964 г. Стат. ежегодник. М., 1968.

33 Хрущев Н.С. О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель. Доклад на Пленуме Центрального Комитета КПСС 23 февраля 1954 г. М.: Госполитиздат, 1954. 64 с.; Он же. О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 3 сентября 1953 г. М.: Госполитиздат, 1953. 85 с.; Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков «О материальном ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками государственным предприятиям и учреждениям, колхозам, общественным организациям и гражданам СССР» // Правда. 1945. 13 сентября; Вторая сессия Верховного Совета СССР 10–21 августа 1938 г. Стеногр. отчет. М.: Изд. Верховного Совета СССР, 1938. 815 с.; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 7-е изд. ч.III. (1930–1954). М.: Госполитиздат. 1954. 691 с.; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.8: 1946–1955. 9-е изд. М.: Политиздат, 1985. 542 с.; Заседания Верховного Совета СССР (первая сессия), 12–19 марта 1946 г.: Стеногр. отчет. М.: Изд. Верховного Совета СССР, 1946. 455 с.; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов. В 4 т. Т.3. 1946–1952 гг. М.: Госполитиздат, 1958. 704 с.

34 Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. Р-4036. Оп.2. Д.45. Л.45.

35 Там же. Д.2411. Л.82.

36 Там же. Д.537. Л.142.

37 Там же. Д.45. Л.15.

38 Там же. Л.50.

39 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.691. Л.26.

40 Зима В.Ф. Голод в СССР 1946–1947 годов: происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996. С.201.

41 ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп.59. Д.6284. Л.3.

42 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.2412. Л.21.

43 Там же. Л.21.

44 Там же. Д.537. Л.142.

45 Там же. Д.45. Л.70.

46 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.2331. Л.79.

47 Там же Л.79.

48 Зима В.Ф. Голод в СССР 1946–1947 годов: происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996. С.45.

49 ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп.59. Д.6284. Л.3–8.

50 Зима В.Ф. Голод в СССР 1946–1947 годов: происхождение и последствия. М.: Институт Российской истории РАН, 1996. С.197.

51 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.538. Л.177.

52 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.45. Л.55.

53 Там же. Д.634. Л.68-об.

54 ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп.59. Д.6284. Л.3.

55 Цыпкин С.Д. Правовое регулирование налоговых отношений в СССР. М.: Госюриздат, 1955. С.63-64.

56 История советского крестьянства. В 4 т. Т.4. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества, 1945 – конец 50-х годов / отв. ред. и авт. предисл. И.М. Волков. М.: Наука, 1988. С.329.

57 Гарбузов В. Решительнее и оперативнее устранять недостатки в налоговой работе // Финансы СССР. 1954. №7. С.10.

58 История советского крестьянства. В 4 т. Т.4. Крестьянство в годы упрочения и развития социалистического общества, 1945 – конец 50-х годов / отв. ред. и авт. предисл. И.М. Волков. М.: Наука, 1988. С.110–111.

59 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.2330. Л.44.

60 Там же. Д.2331. Л.73.

61 Там же. Д.2330. Л.48.

62 Налоги и сборы с колхозов и населения. Учебное пособие / Г.Л. Марьяхин. М.: Госфиниздат, 1949. С.102.

63 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.89. Л.5.

64 Там же. Д.642. Л.22.

65 Там же. Д.2429. Л.66.

66 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.310. Л.3.

67 Там же. Д.2429. Л.66.

68 Там же. Д.539. Л.3.

69 ГАКО. Ф. Р-4036. Оп.2. Д.45. Л.61.

70 Там же. Д.642. Л.20.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.