WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БЛАГОДЕТЕЛЕВА Елизавета Дмитриевна

МОСКОВСКАЯ КОРПОРАЦИЯ ПРИСЯЖНЫХ ПОВЕРЕННЫХ: ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ГРУППЫ (1866-1914)

Специальность – 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре истории России исторического факультета ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель:

доктор  исторических наук, профессор, Проскурякова Наталья Ардалионовна

Официальные оппоненты:

Бородкин Леонид Иосифович, доктор  исторических наук,  профессор, ФГОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», исторический факультет, заведующий кафедрой исторической информатики

Ульянова Галина Николаевна, доктор исторических наук, ФГБУН Институт российской истории РАН, центр «Истории России в XIX – начале XX века», ведущий научный сотрудник

Ведущая организация:

ФГБУН Институт истории и археологии Уральского отделения РАН

Защита диссертации состоится  «19» ноября 2012 г. в 17.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.24 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119571, Москва, пр-т Вернадского, д. 88, ауд. 322.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, Москва, ГСП-2, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан                       «  » __________________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 Чеховская Надежда Николаевна

  1. Общая характеристика работы

Профессионализация является одним из ключевых признаков современности. Мир эпохи modernity невозможно представить вне контекста профессий как формы деятельности и формы общественной организации. Однако наблюдаемые в последние десятилетия тенденции возникновения новых и трансформации традиционных сфер занятости, интеллектуализация и диверсификация труда, развитие информационных технологий и связанные с ними изменения форм экономической активности заставляют усомниться в устойчивости социопрофессиональной структуры современных обществ. В условиях нестабильной «текучей модерности» (З. Бауман) профессии перестают восприниматься как объективный и неотъемлемый элемент социальной реальности, что обуславливает обращение к проблемам формирования, развития и пространственно-временного воспроизводства феномена профессий.

В рамках исторической и других наук гуманитарного и общественно-научного цикла возникновение профессий рассматривается в качестве одного из основных процессов модернизационного перехода от состояния традиционности к состоянию модерности. Современные теории модернизации акцентируют внимание на нелинейном и вариативном характере данного перехода, значимой роли социокультурной традиции и важности анализа различных уровней социальных изменений (от глобального уровня международных отношений до микро-уровня локальных повседневных практик).1 Обращение к исследованию социокультурных факторов становления эпохи modernity открывает широкие перспективы междисциплинарного синтеза на основе обновленной модернизационной теории.

Актуальность настоящей работы заключается в попытке применения методологии культурных исследований (cultural studies) в рамках макрообъяснительной модели модернизации. Методологический багаж культурных исследований позволяет, во многом, пересмотреть устоявшуюся точку зрения на феномен российской модернизации, окончательно отказаться от понятия «неразвитости», сконцентрировать внимание на взаимодействии институциональных структур, культурного контекста и индивидуальной активности. Синтез макрообъяснительной модели модернизации и ориентированной на микроанализ методологии культурных исследований отвечает текущим потребностям развития отечественной исторической науки, в которой запрос на макротеории и метанарративы соседствует с явно выраженным интересом к микроисторическим исследованиям.

Основное внимание сосредоточено на субпроцессе модернизации – профессионализации, понимаемой как совокупность социокультурных практик, отражающих реакцию индивидов и групп на изменение структуры

экономической деятельности и связанных с ней социальных институтов. Профессионализация в контексте данного исследования представляется формой групповой активности, ориентированной на достижение группой статуса профессии и установление контроля над связанными с этим статусом материальными и символическими ресурсами. Процесс профессионализации исследуется на основании конкретно-исторического материала, отражающего развитие в условиях Российской империи второй половины XIX – начала XX вв. социопрофессиональной группы адвокатов (присяжных поверенных), организованной в рамках локальных самоуправляющихся корпораций.

Степень научной разработанности темы. Существующий на данный момент корпус научных трудов, посвященных исследованию адвокатуры в Российской империи, можно условно разделить по хронологическому и дисциплинарному принципу: в первом случае вполне приемлемо традиционное подразделение на дореволюционный, советский и постсоветский периоды; во втором – имеет смысл разграничивать работы юридической и конкретно-исторической направленности, то есть проводить классификацию на основании дисциплинарного ракурса исследования.

Характерной особенностью дореволюционных работ, посвященных проблемам формирования, самоорганизации и функционирования присяжной адвокатуры, является тесная связь научного дискурса об адвокатуре и профессионального дискурса самих адвокатов.2 Принимая активное участие в изучении и интерпретации развития института адвокатуры в России, представители корпорации присяжных поверенных апроприировали пространство исторической памяти с целью создания позитивного образа профессии и легитимации системы внутрикорпоративных норм, образцов поведения и восприятия профессиональной деятельности. Столь тесная связь прагматического и академического аспектов в трудах дореволюционных исследователей обусловила принятую в работе интерпретацию данных произведений в качестве характерных примеров профессиональной публицистики.

Дисциплинарная классификация массива дореволюционной литературы представляется весьма условной: к трудам юридической направленности могут быть отнесены работы, рассматривающие адвокатуру в контексте эволюции институциональных и процессуальных аспектов судебной системы,3 к конкретно-историческим работам – произведения, описывающие динамику формальных и неформальных норм, правил и традиций, регулирующих внутреннюю жизнь корпорации,4 в особую группу следует выделить очерки, характеризующие стиль публичной речи ряда присяжных поверенных.5

В советский период история дореволюционной адвокатуры не являлась предметом специального изучения, однако, ряд конкретно-исторических исследований, посвященных анализу революционного движения в России второй половины XIX – начала XX вв., касался значения и роли присяжной адвокатуры на политических процессах.6 Единственная работа, чье внимание было непосредственно сосредоточено на изучении института присяжных поверенных, появилась в конце 1980-х гг. и носила компилятивный характер.7 К советскому периоду относится создание первых научных биографий наиболее известных в Российской империи адвокатов.8

Постсоветский период отмечен значительным ростом интереса к проблемам изучения присяжной адвокатуры как со стороны представителей юридической науки, так и со стороны историков. В центре внимания юристов, специализирующихся в области истории государства и права, находятся проблемы организационно-правовых основ формирования и функционирования института адвокатуры, положения данного института в общей системе отправления правосудия, его соотношения с политико-правовым режимом империи и формирующимся гражданским обществом.9

Конкретно-исторические исследования развиваются в намеченных в советский период направлениях: в сторону изучения общественно-политической составляющей деятельности присяжных адвокатов и создания комплекса научных биографических исследований. В рамках первого направления продолжает активно работать А.Н. Троицкий, перу исследователя принадлежат, основанные на широком круге архивных (в некоторых случаях – уникальных) источников, коллективные биографии наиболее известных присяжных поверенных.10 Главную задачу своих исследований автор видит в раскрытии «юридического и политического смысла выступлений адвокатуры» на процессах по делам о государственных преступлениях, анализе взаимоотношений адвокатуры с властью и общественностью».11 Комплексному анализу защитительных речей на политических процессах 1871-1881 гг. посвящено диссертационное исследование А.А. Грезневой.12 Проблематика взаимоотношений присяжной адвокатуры и общества (образованной общественности) рассматривается в диссертационном исследовании Е.Д. Араповой.13 Все перечисленные исследования характеризуются признанием качественного отличия пореформенной адвокатуры от предшествующих ей ходатаев по делам и высокой политической значимости судебного красноречия, концентрацией внимания на узком круге «известных» дореволюционных защитников и отсутствием проблематизации самого факта возникновения этого круга «избранных».

Активное развитие в постсоветский период жанра исторической биографии привело к возникновению ряда исследований, посвященных отдельным присяжным поверенным.14 В основном, данные работы представляют собой классические биографические исследования, ставящие особый акцент на общественно-политической ориентации изучаемых лиц, последняя реконструируется на основании публицистических произведений, материалов судебных речей, деловой и личной переписки, автобиографических произведений. Несмотря на некоторую ограниченность методологической базы, значительной заслугой биографических исследований последних лет является введение в научный оборот большого массива архивных источников, раскрывающихся не только общественно-политические взгляды ряда присяжных поверенных, но и значимые элементы их повседневного поведения, касающиеся отправления профессиональных обязанностей.

Западные историки склоны рассматривать исторический опыт российской адвокатуры сквозь призму проблем профессионализации и конфликта правовых культур. Юридическая профессия в данном контексте представляется результатом трансфера западноевропейских правовых технологий и располагается в эпицентре конфликта правовой культуры самодержавия и правовой культуры институтов реформированной юстиции (Б.Л. Левин-Станкевич).15 Значительное внимание уделяется внутренним процессам самоорганизации адвокатуры, рассматриваемым сквозь призму теории власти М. Фуко в качестве механизмов дисциплинирования (Дж. Бэрбанк).16 Также в исследованиях западных русистов раскрывается проблема национальных диаспор внутри сословия присяжных поверенных (Б. Натанс).17

На основании проделанного историографического анализа, можно сделать вывод о том, что основная масса работ российских историков до настоящего момента оставалась в рамках классической проблематики изучения общественно-политических течений, дополняемой традиционными в отношении применяемых методов биографическими исследованиями. Таким образом, изучение присяжной адвокатуры как социопрофессиональной группы остается актуальной и незатронутой областью исторических исследований.

В целом актуальность изучения различных вариантов профессионализации в условиях Российской империи и недостаточная изученность процессов формирования профессиональной группы адвокатов предопределили выбор темы, объекта и предмета данного исследования.

Объектом исследования является становление и развитие московской профессиональной корпорации присяжных поверенных, рассматриваемое как единство социокультурных практик и возникающей в процессе их реализации профессиональной группы.18

Предметом исследования являются

1) социокультурные практики формирования институциональных и символических границ группы присяжных поверенных19;

2) персональный состав московской корпорации присяжных поверенных, который представляется продуктом реализации исследуемых социокультурных практик.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования формулируется, исходя из двойственности избранного объекта и предмета анализа, и представляется как реконструкция взаимосвязанных и взаимообусловленных процессов формирования границ профессионального сообщества и его персонального состава. Последовательность изучения социокультурного (Глава 2) и социоструктурного (Глава 3) аспектов развития корпорации обусловлена, с одной стороны, методологической установкой на анализ социального сквозь призму культуры, с другой – сохранностью источниковой базы, которая позволят реконструировать социоструктурные характеристики группы лишь на поздних этапах ее существования.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  • охарактеризовать основные теоретико-методологические походы к изучению профессиональных групп;
  • выявить специфику источниковой базы изучения процессов формирования группы присяжных поверенных в рамках профессиональной корпорации;
  • реконструировать социокультурные практики формирования институциональных и символических границ группы, оценить их влияние на процесс возникновения групповой идентичности и солидарности;
  • проанализировать основные демографические, конфессиональные, социальные, экономические характеристики представителей московской корпорации присяжных поверенных.

Хронологические рамки исследования включают в себя период с 1866 г. по 1914 г.; выбор нижней хронологической границы обусловлен моментов введения в действие Уложения судебных уставов 1864 г. и образованием первых региональных корпораций присяжных поверенных в Санкт-Петербурге и Москве. Выбор верхней хронологической границы основан на наблюдении резкого изменения динамики ключевых количественных показателей развития московской корпорации и деформации профессионального дискурса в условиях начала Первой мировой войны.

Географические рамки. Реконструкция социокультурных практик охватывает опыт органов корпоративного самоуправления адвокатуры Санкт-Петербургского, Московского и Харьковского судебных округов. Расширение географических рамок обусловлено очевидным взаимовлиянием норм, издаваемых старейшими органами самоуправления присяжных поверенных,20 а также ролью данных норм в процессе создания общероссийского контекста функционирования присяжной адвокатуры. Социоструктурный анализ корпорации (анализ персонального состава) проводится на основании материалов, касающихся только Московского округа, что обусловлено степенью сохранности и доступности исторических источников.

Источниковая база исследования. Представленная работа основана на широком круге архивных и опубликованных источников. Впервые введены в научный оборот материалы архивных фондов Центрального исторического архива г. Москвы (ЦИАМ), включающие в себя личные дела служащих Московской судебной палаты (Ф. 131), личные дела студентов Московского университета за период 1872-1893 гг. (Ф. 418), а также делопроизводственную документацию московского совета присяжных поверенных (Ф. 1697).

Использованные в процессе исследования исторические источники можно условно разделить на три группы. К первой группе относятся материалы законодательства, ко второй – делопроизводственная документация, подразделяющаяся на документы государственных учреждений и внутрикорпоративную документацию, к третьей – профессиональная публицистика.

В случае изучения социопрофессиональной группы присяжных поверенных первостепенную роль играет анализ законодательства эпохи Великих реформ. В диссертационном исследовании использовано второе официальное издание Судебных Уставов (1866-1867 гг.),21 а также неофициальные издания 1872, 1884 и 1914 гг., отразившие значимые изменения нормативной базы в области регулирования практик правозаступничества и судебного представительства.22 В особую подгруппу источников выделены определения Правительствующего Сената по делам присяжных и частных поверенных.23

В диссертационном исследовании использовано два различных по структуре и происхождению комплекса делопроизводственных материалов: делопроизводственный комплекс государственных учреждений, включающий документы, идентифицирующие личность их обладателя, и делопроизводственный комплекс органов корпоративного самоуправления, состоящий из протокольной и отчетной документации, материалов учета личного состава и деловой переписки.

Задействованный в исследовании комплекс делопроизводственных материалов государственных учреждений включает в себя формулярные списки присяжных поверенных, в то или иное время состоявших на государственной службе при Московской судебной палате (93 ед. хр.), а также личные дела студентов, извлеченные из фонда Московского университета (453 ед. хр.). В ряде случаев документы, сохранившиеся в личных делах учащихся (метрическое свидетельство, свидетельство сословного общества, свидетельство о приписке к призывному участку, выпускное свидетельство университета, аттестат или диплом), и формулярные списки, принадлежавшие тем же лицам, составляли хронологическую последовательность, позволившую проанализировать динамику административных категорий социальной принадлежности.

Делопроизводственная документация органов самоуправления московской корпорации присяжных поверенных, несмотря на отчетливое влияние «норм и правил документирования деятельности государственных учреждений»,24 имела ряд особенностей, связанных со спецификой механизма осуществления внутрикорпоративной власти (прецедентный характер внутрикорпоративных норм). Основу комплекса составила протокольная документация (протоколы общих собраний, журналы заседаний органа корпоративного самоуправления – совета, дисциплинарные производства25), материалы учета личного состава и движения дел (дела об определении разных лиц в присяжные поверенные и их помощники, книги и алфавиты адресов, реестры дисциплинарных дел26), отчетные документы (отчеты о деятельности совета27).

К третьей группе источников, объединенных условным обозначением «профессиональная публицистика», отнесены произведения присяжных поверенных, затрагивающие проблемы исторического развития института присяжной адвокатуры, ее самоорганизации (образования не упоминаемых в судебных уставах корпоративных структур), нормативного и этического регулирования деятельности адвоката. Несмотря на разнообразие проблематики, стилистические особенности и различные способы публикации (отдельные издания, статьи в специализированных периодических журналах, тематические сборники) все произведения, вошедшие в эту группу, объединены единством прагматической функции и преемственностью применяемых авторами дискурсивных стратегий.

Методика обработки и анализа исторических источников. В качестве основной методики обработки информации идентифицирующих личность делопроизводственных документов была использована методика создания многофайловых баз данных, позволяющая проводить комплексный анализ «характерных черт определенных групп людей на основании их индивидуальных биографических данных».28 В рамках представленного исследования была создана аналитическая база данных «Московская корпорация присяжных поверенных (1866-1914)», отражающая основные демографические, конфессиональные и социальные характеристики членов сословия. В процессе создания базы данных «Московская корпорация присяжных поверенных (1866-1914)» и последующего количественного анализа данных было использовано следующее программное обеспечение: Microsoft Office Excel 2007, Microsoft Office Access 2007, SPSS Statistics 17.0.

Методология исследования. Методологической основой диссертационного исследования являются принципы историзма, системности и междисциплинарности. В качестве макрообъяснительной модели в исследовании использована современная структурационная версия теории модернизации. Данная модель представляет собой один из вариантов неомодернизационного анализа, основанный на социологической теории Э. Гидденса, которая рассматривает социальную структуру (правила и ресурсы) и социальное действие как взаимопораждающие элементы социальной реальности.29 В контексте структурационной теории процесс профессионализации, интерпретируемый классической моделью как объективный результат структурно-функциональной дифференциации общества, осмысливается в качестве набора социальных практик, возникающих в процессе взаимодействия структурных ограничений и социальной активности. Опосредующим звеном между макрообъяснительной моделью модернизации и эмпирическими обобщениями, создаваемыми на основе анализа конкретного исторического материала, выступают теории «среднего уровня», сформулированные в рамках социологии профессий, антропологии профессий, интеллигентоведения.30

В качестве специально-научных методов в диссертационном исследовании использованы историко-генетический и историко-типологический методы.

Научная новизна представленной работы заключается в разработке нового подхода к анализу социопрофессиональной  группы присяжных поверенных, основанного на сочетании методологии культурных исследований и макрообъяснительной модели модернизации. Результаты, достигнутые на основании применения данного подхода, позволяют констатировать высокую значимость социокультурного фактора в процессе формирования профессиональных сообществ и сопутствующих им идентичностей.

Представленная работа опирается на новую для отечественной историографии трактовку феномена профессионализации, которая понимается как форма групповой активности, реализуемая посредством специфических социокультурных практик. Впервые объектом анализа становится локальная профессиональная корпорация, рассматриваемая системно – в единстве и взаимообусловленности социокультурного и социоструктурного аспектов становления и развития.

Массив архивных источников, впервые вводимый в научный оборот в рамках представленного исследования, насчитывает более пятисот пятидесяти единиц архивного хранения и служит основой формирования базы данных, являющейся по отношению к исходному материалу метаисточником, предназначенным для дальнейшего использования в научных и прикладных целях.

Положения, выносимые на защиту:

  • корпоративная форма организации представляла собой значимый институциональный ресурс становления профессиональной группы присяжных поверенных;
  • органы корпоративного самоуправления являлись инстанцией, производящей профессиональной дискурс, который был ориентирован на легитимацию положения присяжного адвоката в обществе и формирование групповой солидарности;
  • основой и ключевыми «точками» профессионального дискурса выступали критерии профессионализма: высшее профильное образование, право самоуправления, этический код поведения;
  • опираясь на выработанные органами корпоративного самоуправления критерии профессионализма, присяжные поверенные утверждали свое коллективное право на исключительное положение в сфере правозаступничества и судебного представительства;
  • лица, составлявшие контингент профессиональной группы присяжных поверенных, характеризовались высокой социальной и региональной мобильностью, отсутствием прочных связей внутри существующих социальных структур, заинтересованностью в продолжении «социального лифта», запущенного в рамках системы образования;
  • исторический опыт присяжной адвокатуры представляется уникальным в контексте развития профессий в условиях Российской империи и открывает новые возможности для сравнительного изучения феномена профессионализации.

Практическая значимость работы. Полученные результаты могут быть использованы при создании обобщающих работ теоретико-методологического и конкретно-исторического характера, при разработке и чтении специальных курсов по социальной истории Российской империи; введенные в научный оборот архивные источники также могут служить основной прикладных генеалогических исследований.

Апробация результатов исследования. По теме диссертации автором было опубликовано девять (9) статей. Основные положения исследования были представлены на конференциях: Чтения памяти д.и.н., проф. В.Г.Тюкавкина и д.и.н., проф. А.Г.Кузьмина (2008), Всероссийская научная конференция «Ключевские чтения» (2011); IV Международная научная конференция «Частное и общественное: гендерный аспект» (2011); XVI Всероссийская научно-теоретическая конференция «Реформы и реформаторы в России: к 150-летию великих реформ (2012).

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав и заключения, списка использованных источников и литературы, трех приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, выбор объекта и предмета, хронологические и географические рамки исследования; определяются цель и задачи работы, ее научная новизна и практическая значимость; характеризуются основные направления исторических исследований, посвященных изучаемой теме; анализируются группы использованных в работе исторических источников.

Первая глава диссертационного исследования «Теоретико-методологические и источниковедческие аспекты изучения профессиональной группы присяжных поверенных второй половины XIX начала XX вв.» разделена на два параграфа. В первом параграфе «Теоретико-методологические аспекты изучения профессиональной группы присяжных поверенных» анализируются современные подходы к исследованию профессий, разработанные в рамках теорий «среднего уровня» (социологии и антропологии профессий, интеллигентоведения). Во втором параграфе «Источниковедческие аспекты изучения профессиональной группы присяжных поверенных» делопроизводственные документы и публицистические тексты характеризуется с точки зрения их прагматической функции по формированию коллективной идентичности и легитимации внутрикорпоративной власти.

Характерной чертой современных исследований в области социологии, антропологии и истории профессий является проблематизация изучаемого феномена, обращение к анализу социальных и социокультурных практик, ориентированных на конструирование статуса «профессионала». Особое место в ряду социокультурных практик занимает дискурсивное размежевание социального пространства, установление институциональных и символических границ между «своими» и «чужими», которое включает формулирование, оспаривание и пересмотр общей системы идентификаций и представлений о желаемом или приемлемом образе профессионального поведения.

Задача изучения дискурсивных практик, применяемых представителями присяжной адвокатуры, обусловила обращение к анализу делопроизводственных материалов и текстов публицистического характера, в которых формировались основные категории, очерчивающие социальное пространство профессии (устанавливающие границу между «своими» и «чужими»). Делопроизводственные материалы локальных корпораций присяжных поверенных, в особенности комплексы дел о приеме в корпорацию и дисциплинарных дел о проступках присяжных поверенных, выполняли функции первичной фиксации и структурирования классифицирующего дискурса, который был ориентирован на утверждение четко разграниченных социальных категорий «профессионал», «непрофессиональный исполнитель», «клиент». Необходимым условием производства подобного дискурса являлась корпоративная форма организации присяжной адвокатуры, то есть наличие права самоуправления и органа, выступавшего от лица всей корпорации и представлявшего собой производящую дискурс инстанцию.

Публицистические тексты,31 включавшие в различных пропорциях материалы корпоративного делопроизводства, выполняли функцию вторичного структурирования и трансляции профессионального дискурса. Рассматриваемые тексты характеризовались безличным стилем изложения и общим тематическим репертуаром. Центральными действующими лицами повествования выступали органы корпоративного самоуправления как деперсонифицированные коллективные акторы, что в равной мере отражало объективистские ориентации создателей текстов и коллегиальные практики корпоративного самоуправления. Общий набор тем включал обсуждение механизмов рекрутации членов сословия, пределов внутрикорпоративной дисциплинарной власти, основных положений профессиональной этики.

Вторая глава «Формирование профессиональной группы присяжных поверенных: социокультурные практики» посвящена содержательному анализу профессионального дискурса присяжной адвокатуры. В данной главе основное внимание уделяется способам дискурсивного размежевания социального пространства, применявшимся органами корпоративного самоуправления (советами) присяжных поверенных.

В первом параграфе «Уложение судебных уставов и возникновение профессионального дискурса присяжной адвокатуры» рассматриваются дореформенные практики судебного представительства, характеризуются основные этапы разработки законодательства о введении института адвокатуры, анализируются положения судебных уставов, касающиеся учреждения «сословия» присяжных поверенных. В результате проделанного анализа автор приходит к выводу, что введение в действие положений судебных уставов привело к возникновению новой социальной категории – дипломированного специалиста в области судебного представительства и правозаступничества, – а также образованию формальной организации, на основании которых и начала складываться профессиональная группа присяжных поверенных.

Во втором параграфе «Социокультурные практики формирования границ профессиональной группы присяжных поверенных», показано, что процесс становления профессиональной группы в отсутствии монополии на осуществляемый вид юридической деятельности сопровождался активным производством классифицирующего дискурса. Группа присяжных поверенных последовательно противопоставлялась дореформенным ходатаям (вторая половина 1860х гг. – первая половина 1870х гг.), частным поверенным, представлявшим собой легальную альтернативу присяжной адвокатуре (вторая половина 1870х гг. – рубеж 1880-1890х гг.), помощникам присяжных поверенных32 (с конца 1880х гг.).

Утверждение превосходства присяжных поверенных над другими категориями судебных представителей и правозаступников и обоснование эксклюзивного права на доступ к привилегированным позициям в данной области юридической деятельности основывались на заложенных в судебных уставах и развиваемых профессиональными корпорациями критериях профессионализма. Данные критерии – высшее профильное образование, право самоуправления, этичность деятельности, – составляли «ядро» профессионального дискурса присяжной адвокатуры. Образование и корпоративное самоуправление представлялись гарантами квалификации присяжных поверенных, а также залогом высокого морально-нравственного уровня членов «сословия». Право на самоорганизацию в рамках самоуправляющихся корпоративных структур выступало основным идентификатором профессиональной группы, отличая ее от «механических» совокупностей частных лиц (дореформенных ходатаев, частных поверенных, помощников). Таким образом, критерии профессионализма выполняли двоякую функцию легитимации положения профессионала-эксперта в обществе, то есть перед лицом потенциальных потребителей, и формирования специфической групповой идентичности посредством отталкивания от ближайших социальных «других».

Основной задачей третьей главы «Московская корпорация присяжных поверенных (18661914): персональный состав» является выявление тех категорий населения Российской империи, у которых ко второй половине XIX – началу XX в. сформировался устойчивый запрос на статус «профессионала». Решение поставленной задачи достигается путем изучения общих тенденций развития московской корпорации присяжных поверенных и анализа основных демографических, конфессиональных, социальных, экономических характеристик представителей московской присяжной адвокатуры (по материалам архивных фондов Московской судебной палаты и Московского университета).

Общие тенденции развития московской корпорации (первый параграф «Количественные показатели развития московской корпорации присяжных поверенных в 1866-1914 гг.») свидетельствуют о наличии трех периодов, которые могут быть охарактеризованы как период первичного роста корпорации, период стабилизации численности группы и период повторного лавинообразного роста. В первый период своего существования (1866-1880) профессиональная корпорация в социальном плане была тесно связана с бюрократической иерархией и группой дореформенных ходатаев. Внутренний механизм, институт помощников присяжных поверенных, еще не мог обеспечить полного воспроизводства корпорации, а тем более положительного прироста ее численности. Возникновение законодательно закрепленной альтернативы присяжной адвокатуре, института частных поверенных (1874), скорее всего, имело долгосрочное влияние на отток из «сословия» кадров с чинами различных классов. Начало второго периода (1881-1895) ознаменовалось увеличением выхода из корпорации, особенно в связи с переходом на государственную службу, что на фоне падения количественных показателей поступления свидетельствовало о снижении степени привлекательности карьеры присяжного адвоката как среди лиц, состоящих на службе, так и тех, кто только окончил высшие учебные заведения. При этом для данного периода был характерен рост эффективности института помощников, отразившийся в увеличении процента лиц, оставлявших звание помощника в связи с переходом в присяжные поверенные. Повторный подъем интереса к адвокатуре и связанный с ним количественный рост (третий период, 1896-1914), во многом, был обеспечен за счет достигнутой на предшествующем этапе стабилизации внутреннего механизма воспроизводства корпорации и происходил уже за счет внутреннего кадрового ресурса (помощников присяжных поверенных).

Предпринятый анализ основных демографических, конфессиональных, социальных, экономических характеристик московских присяжных поверенных (второй параграф «Социальный портрет московской корпорации присяжных поверенных (1881-1914 гг.)») показал, что адвокатская корпорация интегрировала наиболее динамичные элементы имперского общества. В московской корпорации были представлены уроженцы Центральных, Северных и Поволжских губерний, Юго-западного края, Северо-западного края, Царства Польского и Остзейских губерний, Малороссийских и Новороссийских губерний, Сибири, Кавказа, областей казачьих войск. Из них подавляющее большинство являлось горожанами (73% родились в губернских и уездных городах), при этом существовала достаточно тесная связь между типом населенного пункта, где родился тот или иной человек, и его социальным происхождением.

Конфессиональный срез московской присяжной адвокатуры периода 1881-1914 гг. показал преобладание лиц православного вероисповедания (77,9% – православные, 1,2% – старообрядцы, 3,4% – лица римско-католического вероисповедания, 4,8% – лютеране, 0,6% – лица евангелическо-реформатского вероисповедания, 10,6% – иудеи, 1,6% - представители армяно-григорианской вероисповедания). Данное соотношение конфессиональных групп внутри корпорации оказало значительное влияние на позицию органов корпоративного самоуправления в вопросах регулирования доступа представителей нехристианских конфессий (прежде всего, иудеев) к адвокатской практике.

С середины 1880-х гг. вопрос приема иудеев в корпорации присяжных поверенных, или «еврейский вопрос» в адвокатуре, приобрел особо острое звучание. В результате общего правительственного курса на ограничение социальной мобильности лиц иудейского вероисповедания деформировались институциональные границы и режимы доступа в сословие, достижительные критерии образования, подготовительного стажа и морально-нравственной пригодности дополнились этноконфессиональным критерием (введение в 1889 г. режима дискреционной власти министра юстиции в отношении приема лиц нехристианских конфессий).

Значительная локальная специфика вероисповедного состава адвокатских корпораций обусловила различную реакцию профессионального сообщества на проводимую правительственную политику. Санкт-петербургская корпорация присяжных поверенных (доля лиц иудейского вероисповедания на 1889 г. – 21%) стремилась самостоятельно разрешить данную проблему на основании внутреннего консенсуса и не допустить административного вмешательства в область регулирования доступа к профессии. Московская корпорация (доля лиц иудейского вероисповедания на 1885 г. – 4,3%), напротив, сочувственно отнеслась к общему правительственному курсу и до конца 1890х гг. была ориентирована на ужесточение ограничений для лиц иудейского вероисповедания. Однако, несмотря на вводимые ограничительные меры динамика конфессионального состава московской корпорации на протяжении 1881-1914 гг. свидетельствовала о постепенном росте числа присяжных поверенных иудеев при стабильном проценте представителей других вероисповеданий.

Социальное происхождение присяжных поверенных свидетельствовало об открытости профессиональной группы для представителей практически всех категорий населения Российской империи (потомственные дворяне – 28,6%; почетные граждане – 7,7%; дети чиновников IX-V классов –10,5%; дети священников – 8,2%; обер-офицерские дети – 6,4%; дети купцов –10%; мещане –22,5%; крестьяне –3,6%). В адвокатуру поступали лица, чей социальный статус характеризовался как восходящей, так и нисходящей социальной мобильностью. Для непривилегированных категорий (крестьянство, мещанство) и категорий с явно выраженной нисходящей мобильностью (дети купцов, дети священников, не имевших высшего образования, обер-офицерские дети) звание присяжного поверенного представлялось продолжением социального лифта, запущенного в рамках системы высшего образования. Зачастую присяжные поверенные являлись выходцами из семей лиц интеллектуальных занятий (медицина, педагогика, юриспруденция, инженерное дело, финансовая деятельность), последние более чем на треть были представлены юристами.

По данным на 1904 г. более 75% присяжных поверенных когда-либо состояли в законном браке, а доминирующим типом семейных отношений являлась малая демократическая семья, предполагающая совместное проживание двух последовательных поколений (средняя населенность домохозяйств присяжных поверенных на начало XX в. составляла 4,6 человек). Создание семьи, где в подавляющем большинстве случаев жена не имела приносящих материальный доход занятий, свидетельствовало о сравнительно высоком уровне жизни присяжных поверенных. Последнее подтверждалось и показателями обеспеченности домохозяйств прислугой женского и мужского пола (в 1902 г. прислуга мужского пола, наличие которой говорит о достаточно высоком статусе хозяина, была у каждого пятого присяжного поверенного). Примерная оценка годовых доходов представителей московской адвокатской корпорации дает основания полагать, что к началу XX в. вознаграждение деятельности присяжного поверенного было эквивалентно размеру годового содержания среднего звена магистратуры (членов окружных судов и прокуратуры).

Основные социоструктурные характеристики московской корпорации присяжных поверенных свидетельствуют о том, что положение лиц, входивших в состав корпорации, характеризовалось достаточно высокой региональной и социальной мобильностью, статус большинства из них претерпевал ощутимые изменения в результате получения высшего образования. Унаследованный социальный статус значительной части присяжных поверенных характеризовался неустойчивостью,  маргинальностью. В подобном социальном контексте принадлежность к адвокатской корпорации выполняла двоякую функцию продолжения «социального лифта», инструмента дальнейшей восходящей социальной мобильности, и новой формы солидарности, способной объединять индивидов вне рамок традиционных семейных и сословных структур.

В Заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы и обобщения по ключевым аспектам рассматриваемой темы.

Исследование профессиональных корпораций присяжных поверенных дает возможность на конкретном эмпирическом материале оценить степень влияния корпоративной формы организации на процессы формирования и развития профессиональных групп в условиях Российской империи второй половины XIX – начала XX веков. Осмысление уникального исторического опыта присяжной адвокатуры открывает новые перспективы анализа этого ключевого процесса модернизации, позволяет отказаться от интерпретационной модели «неразвитости» и обратиться к сравнительному изучению профессий как в российском, так и в общеевропейском контексте.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов кандидатских диссертаций:

  1. Благодетелева Е.Д. Правовая культура Российской империи (XVIII – начало XX вв.) // История государства и права. – 2010. – № 19. – С. 29-32 (0,3 п.л.).
  2. Благодетелева Е.Д. Корпорация присяжных поверенных во второй половине XIX – начале XX вв.: институциональный аспект формирования // Преподаватель XXI век. – 2010. – № 3. – С.259-262 (0,3 п.л.).
  3. Благодетелева Е.Д. Судебные Уставы 1864 г. и формирование профессиональной адвокатуры в Российской империи // История государства и права. – 2012. – № 17. – С. 8-10 (0,4 п.л.).

Другие публикации:

  1. Благодетелева Е.Д. Проблемы концептуализации понятия интеллигенция в современном социогуманитарном знании // Историческая наука и российское образование (актуальные проблемы): Сборник статей: Ч.2 / Под ред. Р.М. Введенского, А.А. Данилова, М.Ю. Лачаевой. – М.: Издательство «Прометей» МПГУ, 2008. – С. 403-421 (0,5 п.л.).
  2. Благодетелева Е.Д. Интеллигенция в современных оценках // Традиции исторической мысли: Материалы научного семинара памяти профессора В.И. Злобина / Отв. ред. Г.Р. Наумова. – Вып. 2. – М.: Этерна, 2010. – С. 29-37 (1,2 п.л.).
  3. Благодетелева Е.Д. Профессиональная и гражданская идентичность дореволюционной адвокатуры в зеркале источников делопроизводственного характера // Ежегодник историко-антропологических исследований: Опыты историко-антропологических исследований: Сборник научных работ студентов, аспирантов и молодых ученых / Отв. ред. В.М. Козьменко, В.В. Керов, М.Ф. Румянцева – М.: ЭКОН-ИНФОРМ, 2010. – С. 47-60 (1 п.л.).
  4. Благодетелева Е.Д. Женский вопрос в российской адвокатуре (вторая половина XIX – начало XX вв.) // Частное и общественное: гендерный аспект: Материалы IV Международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН, 20-22 октября, 2011 г., Ярославль – М.: ИЭА РАН, 2011. – Т. 1. – С. 222-228 (0,25 п.л).
  5. Благодетелева Е.Д. Сословие присяжных поверенных: конструирование социальной группы в правовом пространстве Российской империи (1864-1917) // Ключевские чтения – 2011. Т. 2: Модернизационные процессыв России: XIX – начало XXI века. К 150-летию отмены крепостного права: Материалы Всероссийской научной конференции. Сборник научных трудов.  – М.: Изд-во «Спутник», 2011 – С. 105-112 (0,9 п.л.).
  6. Благодетелева Е.Д. Судебная реформа 1864 г. и формирование присяжной адвокатуры в Российской империи // Реформы и реформаторы в истории России: к 150-летию великих реформ: Материалы XVI Всероссийской научно-теоретической конференции. Москва, РУДН, 17-18 мая 2012 г. – М.: РУДН, 2012. – С. 83-90 (0,5 п.л.).

1         Побережников И.В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. – М., 2006. – С. 93-94.

2         Впервые проблема тесной взаимосвязи научного и профессионального адвокатского дискурса была поставлена: Burbank J. Discipline and Punish in the Moscow Bar Association // Russian Review. – 1995. – Vol. 54, № 1. P. 45.

3         Фойницкий И.Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. – СПб., 1885; Он же. Курс уголовного судопроизводства. – СПб., 1896. – Т. 1; Судебная реформа / Под ред. Н.В. Давыдова, Н.И. Полянского. – М., 1915 – Т. 1-2; Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет / Под ред. В.Ф. Фененова, Э.Н. Берендтса, И.А. Блинова. – Пг., 1914. – Т. 1-2; Обнинский П.Н. Сборник статей: к юбилею судебной реформы. – М., 1914.

4         Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре: Обзор деятельности санкт-петербургского совета присяжных поверенных за 1866–1874 гг. – СПб., 1875. – Ч. 1-2; Макалинский П.В. С.-Петербургская присяжная адвокатура. – СПб., 1889; Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб., 1893. – Ч. 1-2; Винавер М.М. Очерки об адвокатуре. – СПб., 1902; История русской адвокатуры. Т. 1: Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство. – М., 1914; Т. 2-3: Сословная организация адвокатуры / Под ред. М.Н. Гернета. – М., 1916; Бородин Д.Н. Исторический очерк русской адвокатуры (к 50-летию присяжной адвокатуры. 1864-1914 гг.). – Пг., 1915. – Ч. 1-4; Грузенберг О.О. О петроградской адвокатской громаде. – Пг., 1916.

5         Ляховецкий Л.Д. Характеристики известных русских судебных ораторов с приложениями избранной речи каждого из них. – СПб., 1897; Он же. Характеристики известных русских судебных ораторов (Ф.Н. Плевако, В.М. Пржевальский, Н.П. Шубинский). – СПб., 1902; Глинский Б.Б. Русское судебное красноречие. – СПб., 1897; Тимофеев А.Г. Судебное красноречие в России. Критические очерки. – СПб., 1900; Сергеич П. (Пороховщиков П.С.). Искусство речи на суде. – СПб., 1910.

6         Мошинский И.Н. (Конарский И.Н.). Политическая защита в дореволюционных судах // Девятый вал. – М., 1927; Полянский Н.Н. Царские военные суды в борьбе с революцией 1905-1907 гг. – М., 1958; Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1968; Скрипилев Е.А. Российская присяжная адвокатура после Февральской буржуазно-демократической революции // Труды Иркутского университета. – 1971. – Т. 45. – Вып. 8. Ч. 1; Он же. Российская присяжная адвокатура в пореформенной России // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Межвузовский сборник научных трудов. – Воронеж, 1988; Троицкий Н.А. Русская адвокатура на политических процессах народников (1871-1891) // Из истории общественного движения и общественной мысли в России. – Саратов. 1968; Он же. Царизм под судом прогрессивной общественности. – М,, 1979; Он же. Корифеи русской адвокатуры первого призыва // Советское государство и право. – 1985. – № 2.

7         Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России (60-80 годы XIX в.). – М., 1987.

8         Смолярчук В.И. В.Д. Спасович: ученый-юрист, литератор, судебный оратор // Советское государство и право. – 1982. – № 10; Он же. Гиганты и чародеи слова. Русские судебные ораторы второй половины XIX – начала XX вв. – М., 1984; Он же. Адвокат Федор Плевако. – Челябинск. 1989; Он же. Плевако – судебный оратор. – М., 1989.

9         Немытина М.В. Суд в России: вторая половины XIX – начало XX вв. – Саратов, 1999; Барщевский М.Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. – М., 2000; Ануфриев В.М., Гаврилов С.Н. Организация и деятельность адвокатуры в России. – М., 2001; Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России. – М., 2002; Смоленский М.Б. Институт адвокатуры в системе функционирования гражданского общества и государства в России. – Ростов н/Д. 2005; Баженова У.И. Адвокатура в дореволюционной России: вторая половина XIX – начало XX века: Дис. … канд. юрид. наук. – Нижний Новгород, 2002; Бабкина Д.В. Институт правозаступничества в системе правосудия пореформенной России: Историко-правовой и теоретико-правовой аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2004; Цой В.В. Становление и развитие адвокатуры в России в период с 1864 по 1914 гг.: историко-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2007.

10         Троицкий Н.А. Адвокатура в России и политические процессы 1866-1904 гг. – Тула, 2000; Он же. Судьбы Российских адвокатов. Биографические очерки и характеристики. – Саратов, 2003; Он же. Корифеи российской адвокатуры. – М., 2006.

11         Троицкий Н.А. Адвокатура в России… - С. 22-23.

12         Грезнева А.А. Революционное движение в России 1870-х - начала 1880-х гг. в оценках присяжных поверенных: Дисс. … канд. ист. наук. – М., 2008. – С. 183-184.

13         Арапова Е.Д. Пореформенная адвокатура 60-70-х годов XIX века в восприятии русского общества: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 2011.

14         Рязанова Д.Н. С.А. Андреевский: юрист и общественный деятель, 1847-1918: Дис. … канд. ист. наук. – Саратов, 2003. Легкий Д.М. Адвокатура в общественной жизни Российской империи: по материалам деятельности Д.В. Стасова: Дис. … д-ра ист. наук. – Саратов, 2005; Он же. Дмитрий Васильевич Стасов: Судебная реформа 1864 г. и формирование присяжной адвокатуры в Российской империи. – СПб., 2011; Константинова Ю.В. Общественно-политическая и профессиональная деятельность Ф.Н. Плевако в России конца XIX - начала XX вв.: Дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2005; Степанова А.В. А.И. Урусов - юрист и судебный оратор: Дис. … канд. ист. наук. – Саратов, 2005; Симутенко А.А. К.К. Арсеньев и российское либеральное движение конца XIX - начала XX века: Дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2006; Варфоломеев Ю.В. Н.К. Муравьев: научная биография: Дис. … д-ра ист. наук. – Саратов, 2007; Он же. Н.К. Муравьев: Адвокат, политик, человек. – Саратов, 2007; Ковалева Д.Н. Н.П. Карабчевский  (1851-1925): жизнь, творчество, личность: Дис. … канд. ист. наук. – Саратов, 2010; Морозов П.М. Владимир Иванович Танеев: жизнь и деятельность: Дис. … канд. ист. наук. – Саратов, 2011.

15         Levin-Stankevich B.L. The Transfer of Legal Technology and Culture: Law Professionals in Tsarist Russia // Russia's Missing Middle>

16         Burbank J. Op. cit. P. 46-47.

17         Nathans B. Beyond the Pale: The Jewish Encounter with Late Imperial Russia. – Berkeley, CA: University of California Press, 2002. – P. 341.

18         Понятие «корпорация» и частично синонимичное ему в контексте административного и публицистического словоупотребления второй половины XIX – начала XX вв. понятие «сословие» широко использовалось как самими присяжными поверенными, так и чиновниками судебного ведомства, а также учеными и публицистами рассматриваемой эпохи. Подробнее об истории понятий «корпорация» и «сословие» см.: Фриз Г. Сословная парадигма и социальная история России // Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Императорский период: [Антология] / Сост. М. Дэвид-Фокс. – Самара, 2000.

19         Данные практики имеют дискурсивную природу и в совокупности образуют профессиональный дискурс. Под профессиональным дискурсом в исследовании понимается то, каким образом индивиды и группы, стремящиеся к достижению статуса «профессионалов», придают значение и говорят об этом аспекте своего жизненного опыта. Предложенная интерпретация понятия «профессиональный дискурс» опирается на разработки Н. Фэркло в области критического дискурс-анализа. Подробнее см.: Филлипс Л., Йоргенсен М.В. Дискурс-анализ: Теория и метод.  – Харьков, 2008.

20         Санкт-петербургский, московский и харьковский органы корпоративного самоуправления (советы) были открыты до указа 1875 г. о приостановлении организации самоуправляющихся корпораций присяжных поверенных. Учреждение советов в других судебных округах Российской империи было возобновлено лишь в начале XX в.

21         Учреждение судебных установлений // Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений на коих они основаны: Официальное издание Государственной канцелярии. – СПб., 1867. – 2-е Изд. – Ч. 3. Характерной особенностью данного издания является включение в текст уставов комментариев, представляющих собой фрагменты журналов заседаний Государственного совета и содержащих мотивированные объяснения необходимости введения тех или иных норм, регулирующих деятельность присяжного адвоката.

22         Судебные уставы 20 ноября 1864 года: С прибавлениями: 1. Решений кассационных департаментов Правительствующего сената. 2. Узаконений, изданных в дополнение к Уставам. 3. Статей тома 10 ч. 1 и др. частей Свода законов гражданских, на которые в Уставах есть ссылки [и др.]. / Изд. А.М. Пальховского. – М., 1872; Судебные уставы императора Александра II с разъяснением их по решениям кассационных департаментов Правительствующего Сената. – СПб., 1884; Судебные уставы императора Александра II: Изд. 1892 г. со включением статей по Продолжению 1912 г. / Изд. Н. Озерецкого. – СПб., 1914.

23         Сборник решений общего собрания кассационных и первого с кассационными департаментов Правительствующего Сената за 30 лет (с 1866-1896 г.) / Сост.-ред. члена Санкт-петербургской судебной палаты А.К. Гаугер. Издание неофициальное. СПб., 1905; Полный свод решений общего собрания первого и кассационных департаментов и кассационных департаментов Правительствующего Сената: за 1886-1896 гг. / Сост. Л.М. Ротенберг. Издание неофициальное. Екатеринослав, 1909.

24         Источниковедение отечественной истории: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / А.Г. Голиков, Т. А. Кругло­ва. – 2-е изд., стер. – М., 2008. – С. 290.

25         Протоколы общих собраний московской корпорации фрагментарно опубликованы в: Двадцатипятилетние московских присяжных поверенных: Сб. материалов, относящихся до сословия присяжных поверенных округа Московской судебной палаты с 23 апреля 1866 г. по 23 апреля 1891 г. / Под. ред. А.Е. Носа. – М., 1891. – С. 27-46. Оригиналы в фонде московского совета не сохранились.  Журналы совета: ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. ДД. 3, 5, 6, 8, 10, 12, 16, 18, 21, 27, 37, 42, 43, 48, 50, 55, 57, 61, 67, 984, 985, 986. Дисциплинарные производства: ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. ДД. 76-1003.

26         Дела об определении разных лиц в присяжные поверенные и их помощники: ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. ДД. 1, 4, 13, 20, 25, 26, 47. Книги и алфавиты адресов присяжных поверенных и их помощников: ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. ДД. 73-75. Реестры дисциплинарных дел:  ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. ДД. 9, 14, 19, 24, 40, 41, 45, 53, 54, 72.

27         Отчет Совета присяжных поверенных округа Московской судебной палаты за 1878-1879… 1914 г. М., 1879-1915. Отчеты за 1866-1867 … 1890-1891 г. опубликованы в: Двадцатипятилетние московских присяжных поверенных… - С.47-127. Оригинал отчета за 1868-1869 г. сохранился в: ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. Д. 2; также сохранился ряд архивных копий отдельных постановлений совета (1885-1917): ЦИАМ. Ф. 1697. Оп. 1. Д. 7, 11, 17, 22, 23, 28, 29, 30, 31, 32, 34, 38, 39, 44, 49, 51, 56, 58, 62, 63, 65, 68.

28         Stone L. Prosopography // Dedalus. – 1974. – № 100. – P. 46. Цит. по: Гарскова И.М. Базы и банки данных в исторических исследованиях. – М.-Геттинген, 1994. – С.96-97.

29         Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. – М., 2005. – С. 61-62.

30         Определение теорий «среднего уровня» предложено Р. Мертоном, см.: Merton R.K. On Sociological Theories of The Middle Range // Merton R.K. On Theoretical Sociology. Five Essays. Old and New. – New York, London, 1967. – P. 39. Подробную характеристику идей Р. Мертона см.: Чеснокова В.Ф. Язык социологии. – М., 2010. – Глава. 17. Роберт Мертон. Теория среднего уровня. Референтные группы.

31         Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре: Обзор деятельности санкт-петербургского совета присяжных поверенных за 1866–1874 гг. – СПб., 1875. – Ч. 1-2; Макалинский П.В. С.-Петербургская присяжная адвокатура. – СПб., 1889; Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб., 1893. – Ч. 1-2; Винавер М.М. Очерки об адвокатуре. – СПб., 1902; История русской адвокатуры. Т. 1: Гессен И.В. Адвокатура, общество и государство. – М., 1914; Т. 2-3: Сословная организация адвокатуры / Под ред. М.Н. Гернета. – М., 1916.

32         Помощники присяжных поверенных – лица, проходившие подготовительный стаж для получения звания присяжных поверенных: Учреждение судебных установлений – Ст. 354.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.