WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

МОХОВА Анна Владимировна

Медицинская интеллигенция национальных районов Южной

Сибири: проблемы формирования и опыт деятельности

(1920-е середина 1940-х гг.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Кемерово – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

Артамонова Надежда Яковлевна – доктор исторических наук, профессор, Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова, профессор кафедры истории России

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

Гончарова Ольга Александровна – доктор исторических наук, профессор, Горно-Алтайский государственный университет, профессор кафедры истории России

Данькина Надежда Анатольевна – кандидат исторических наук, Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, ученый секретарь

                                                                               

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится «___» ______________ 2012 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.08, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет», по адресу: 650043, г. Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан «___» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                Ермоленко Л.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. История интеллигенции, определение ее роли в общественно-политических, социальных и культурных процессах страны в последние два десятка лет является одним из приоритетных направлений в отечественной исторической науке. С одной стороны, научный интерес вызван все возрастающей активностью самой интеллигенции, ее стремлением занять ведущие позиции во властных структурах, политических партиях и общественных движениях. С другой стороны, это объясняется логикой развития самой исторической науки, расширением ее исследовательского пространства. В ряду актуальных исследовательских проблем находится история интеллигенции национальных районов страны, ее профессиональная, просветительская и общественная деятельность.

Одним из активно исследуемых сегментов истории отечественной интеллигенции является формирование медицинской интеллигенции, которая, в первую очередь, определяет гуманистическую доминанту в обществе. Обращение к этой теме тем более важно, что социально-нравственный критерий современной медицинской интеллигенции в значительной мере сводится к удовлетворению материальных интересов и потребительских нужд. Во все времена общество предъявляет к врачу высокие требования. Поэтому необходимо исследовать положительный опыт профессиональной деятельности советской медицинской интеллигенции, которой были свойственны не только такие человеческие качества, как честность, порядочность, сострадание, но и профессиональная этика. Степень актуальности темы напрямую зависит и от необходимости изучения и усвоения лучших традиций советского здравоохранения в деле качественной подготовки медицинских кадров.

Историография проблемы. В отечественной историографии понятие «медицинская интеллигенция» не вызывает особых разногласий. Наиболее точным, по нашему мнению, является определение медицинской интеллигенции, как «социально-профессиональной группы, включающей лиц со специальной медицинской подготовкой и занятой в сфере здравоохранения»1. Автор диссертации к медицинской интеллигенции относит не только врачей и лиц со средним специальным медицинским образованием (дипломированных фельдшеров, акушеров, медицинских сестер, зубных техников, фармацевтов), но и ученых в области медицины, преподавателей специальных медицинских дисциплин в вузах и техникумах.

Историография исследуемой темы разделена на два периода: советский – начало 1920-х–начало 1990-х гг. и постсоветский – 1993 г.–до настоящего времени. В рамках советской историографии выделены три этапа, каждый из которых важен по сути происходивших в стране социально-политических, экономических и культурных процессов. Первый этап – 1920-е–первая половина 1950-х гг. – начало культурного строительства, формирование новой советской интеллигенции; второй этап – вторая половина 1950-х гг.–1985 г. – проявление либеральных тенденций в культуре периода «оттепели», оживление научной жизни; третий – вторая половина 1980-х гг. – начало 1990-х гг. – перестройка, начало демократических процессов и преобразований, в том числе и в культурной сфере. Второй период (постсоветский) связан с образованием новой российской государственности и появлением свободных от идеологического пресса научных трудов. Все исследования диссертант делит на труды общесоюзного и общероссийского характера по истории здравоохранения и медицинской интеллигенции, труды по истории здравоохранения Сибири и работы, посвященные изучению регионального аспекта проблемы.

В 1920-х–первой половине 1930-х гг. в основном складывалась источниковая база по отдельным отраслям культурного строительства2. Определенную ценность представляют воспоминания и мемуары работников здравоохранения, которые, скорее, могут выступать в качестве источников исследования3.

После ХХ съезда КПСС (1956 г.) расширилась проблематика исследований по истории интеллигенции, различных сфер общества, в том числе и здравоохранения. Для советской историографии проблема медицинской интеллигенции не являлась приоритетной. Авторами научных трудов являлись врачи, ученые в области медицины, организаторы здравоохранения, историки медицины, поэтому вопросы формирования и развития медицинской интеллигенции в целом ими не рассматривались4. В указанный историографический период выходит серия работ биографического характера, посвященная врачам, ученым, руководителям структур органов здравоохранения5.

В публикациях по культурному строительству СССР первых лет советской власти одним из главных являлся вопрос подготовки высококвалифицированных медицинских кадров6. Так, С.М. Багдасарьян исследовал начальный этап развития высшего медицинского образования в России, роль Военно-медицинской академии в этом процессе в дореволюционный и советский периоды7. Деятельность врачей в становлении отечественного здравоохранения раскрыта в книге под редакцией Е.И. Лотовой и Б.Д. Петрова8. Подготовке врачебных кадров в СССР посвящена монография, созданная авторским коллективом под руководством С.Я. Чикина9. Достоинством работ является представленная авторами галерея биографий рядовых медиков и организаторов здравоохранения.

Особняком стоят работы, посвященные состоянию системы здравоохранения и деятельности медиков в годы Великой Отечественной войны10. Значимость этих работ заключается в том, что все они написаны медицинскими работниками, и содержат ценную, квалифицированно изложенную информацию о подвигах медиков по спасению жизни бойцов.

Для середины 1980-х–начала 1990-х гг. характерны особые направления в развитии историографии исследуемой темы. В обществе начались теоретико-методологические дискуссии с использованием различных подходов по общим вопросам научного познания и поиску новых способов изучения интеллигенции. Медицинская интеллигенция продолжала рассматриваться в контексте истории отечественного здравоохранения.

В настоящее время появились новые направления в освещении различных аспектов развития медицинской интеллигенции и ее роли в общественной жизни. К проблемам медицинской интеллигенции обратились не только историки, историки медицины, но и философы, социологи, культурологи (Н.Т. Ерегина, Л.М. Медведева и др.).

Проблемам здравоохранения Сибири и Дальнего Востока посвящена коллективная монография С.Я. Чикина, А.В. Сергеева и К.И. Акулова11, в которой проанализирован опыт работы органов здравоохранения региона, раскрыта специфика организации лечебной помощи населению, приведены данные о состоянии материально-технической базы отрасли, указаны пути подготовки медицинских специалистов. Изучению сути социальных процессов, условий, в которых осуществлялось партийное руководство здравоохранением Восточной Сибири, его роли на общем фоне культурной революции и требований к медицинской интеллигенции, посвящено исследование Е.Н. Ореховой12, ограниченное хронологическими рамками двух первых пятилеток. Оно ценно тем, что в нем выявлены не только формы и методы работы партийных органов Восточной Сибири по созданию условий для успешного развития здравоохранения, но и изучены вопросы по укреплению его материально-технической базы, подготовке специалистов медицинской отрасли и закреплению их на местах.

В труде В.В. Алексеева и В.А. Исупова, посвященном жизни населения Сибири в годы войны, содержатся данные о медицинских вузах и количественном составе медперсонала Сибири13. В 1998 г. вышла добротная монография В.Н. Казарина14. В целом она посвящена истории педагогической и научной интеллигенции в период со второй половины 40-х до середины 60-х гг. ХХ в. Исследуя традиции высшего образования в России и Сибири, автор уделяет внимание и подготовке медицинских кадров. Особый интерес представляет информация о том, что в годы Великой Отечественной войны в Восточной Сибири открывались новые вузы, в том числе и медицинские15.

Обстоятельная характеристика здравоохранения в городах Сибири в 1941–1945 гг. дана в диссертации Ю.А. Давыдовой16. Автор представила сведения о численном составе и уровне квалификации медицинских работников. По ее мнению, степень обеспеченности медицинскими специалистами высшей и средней квалификации в городах Западной Сибири была значительно выше, чем в Восточной Сибири, что связано с сосредоточением в Западной Сибири предприятий оборонной промышленности17.

К истории медицинской интеллигенции обратились ученые национальных районов Южной Сибири. Научное осмысление различных сторон здравоохранения и подготовки медицинских кадров в Туве началось с 1940-х гг.18 О возраставшем интересе исследователей к истории здравоохранения и формированию медицинской интеллигенции Тувы свидетельствуют труды Ф.И. Сергеева19, И.С. Моисеева20, Л.И. Тульчинского21. Основной успех развития регионального здравоохранения они видели во вхождении Тувы в состав СССР и переходе коренного населения на оседлый образ жизни.

В середине 1950-х гг. вышли небольшие работы С.А. Сереккея, первого врача-тувинца22. Однако автор лишь вкратце затронул вопросы развития здравоохранения Тувы 1920-х–1930-х гг. Более развернутая картина развития отрасли представлена им, начиная с 1944 г.

В двухтомном издании «История Тувы» (1964) раскрыты основные этапы становления народного здравоохранения Тувы23. Значительный интерес представляет труд М.Г. Шабаева, в котором охарактеризован процесс развития здравоохранения региона24. В работе Р.Ш. Харунова проанализированы особенности формирования интеллигенции Тувы в целом, в том числе и медицинской25.

Изучение истории здравоохранения Горного Алтая впервые предпринял А.С. Кодкин26. Хронологические рамки его исследования охватывают период с древнейших времен до 60-х гг. ХХ в., поэтому автор смог раскрыть тему лишь в общем. Проблему обеспечения кадрами медицинской сети Горного Алтая исследовала Ф.М. Тимофеева27. Автором на фоне культурного строительства раскрыта роль Наркомздрава РСФСР и Сибздрава в решении проблемы дефицита медицинских специалистов, путей их подготовки. Продолжила данную тематику О.А. Гончарова, чьи труды посвящены истории здравоохранения Горного Алтая ХIХ–ХХ вв.28 Она использовала ценный материал по народной медицине Горного Алтая, дала обстоятельную характеристику этапов становления здравоохранения, показала систему подготовки медицинских специалистов высшей и средней квалификации29.

Историография истории здравоохранения Хакасии и формирования медицинской интеллигенции не отличается разнообразием работ. Так, в партийных документах Хакасского областного комитета КПСС показана медико-санитарная сеть региона на основе статистических данных30. В коллективном труде «Очерки истории Хакасии советского периода. 1917–1961 годы», наряду с освещением основных социально-политических, экономических и культурных преобразований в Хакасии в советский период, дана общая характеристика развития сети здравоохранения на региональном уровне, рассмотрена деятельность медицинского персонала в борьбе с социальными болезнями, показаны достижения в области медицины31.

Отдельные аспекты проблемы охраны здоровья населения Хакасии рассмотрены в работах В.А. Асочакова, Е.Н. Ореховой, В.В. Топчеева, В.Н. Тугужековой, П.И. Чебодаева.

Таким образом, обзор исследований по истории становления и развития медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири позволил сделать вывод о том, что избранная тема ранее специально не исследовалась. Отдельные ее аспекты рассматривались в работах, посвященных истории регионального здравоохранения. Недостаточно исследованы вопросы взаимоотношения государственной власти и органов здравоохранения в национальных районах Южной Сибири, материально-бытовое положение медицинской интеллигенции, деятельность эвакуированной медицинской интеллигенции в годы Великой Отечественной войны. Вышеизложенное позволяет определить научные направления для дальнейших исследований.

Объектом исследования избрана медицинская интеллигенция национальных районов Южной Сибири, как социально-профессиональная группа, обладающая специальной медицинской подготовкой и занятая в сфере здравоохранения.

Предметом исследования является процесс формирования медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири, особенности ее профессиональной и общественной деятельности.

Цель работы заключается в исследовании механизма формирования медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири, особенностей ее профессиональной и общественной деятельности в указанный период.

Цель раскрывается посредством решения следующих задач:

– исследовать процесс формирования медицинской интеллигенции в период зарождения советской системы здравоохранения в национальных районах Южной Сибири;

– выявить своеобразие профессиональной и общественной деятельности медицинских работников региона;





– изучить условия труда и материально-бытовое положение медицинской интеллигенции;

– определить вклад в здравоохранение региона эвакуированной медицинской интеллигенции в период Великой Отечественной войны;

– проанализировать основные направления подготовки медицинских кадров в условиях военного времени.

Территориальные рамки исследования охватывают национальные районы Южной Сибири с учетом административно-территориальных изменений, осуществлявшихся в 20-х–30-х гг. ХХ в. В настоящее время – это республики Алтай, Тыва и Хакасия. Выбор указанных районов обусловлен общностью исторических судеб населявших их народов, сходством национально-территориального устройства, социально-экономических задач, культурно-бытовых особенностей.

Выбор хронологических рамок работы объясняется следующими обстоятельствами. В начале 1920-х гг. произошло национально-территориальное определение коренных народов региона. В Ойротской автономной области и Хакасском уезде началось социалистическое строительство. К этому времени относится начало создания советской системы здравоохранения и формирования медицинских кадров. В 20-е–30-е гг. ХХ в. Тувинская Народная Республика пережила многие исторические процессы, происходившие в стране Советов. Верхняя дата связана с окончанием Великой Отечественной войны и последующим восстановлением народного хозяйства. Система здравоохранения изучаемых районов стала отходить от принципов военной медицины и развиваться в мирных условиях; возможности подготовки медицинских кадров расширились.

Методологическую основу исследования составили не только исторические, но и общенаучные методы. Основополагающими в диссертации стали принципы историзма, научной объективности. Принцип историзма позволил рассмотреть объект исследования в историческом развитии в соответствии с общими процессами, происходившими в стране. Принцип объективности способствовал изучению причинно-следственных связей в совокупности, с учетом соотношения объективных и субъективных факторов.

Автор исследования придерживается как формационного, так и цивилизационного подходов. Первый из названных подходов позволяет характеризовать медицинскую интеллигенцию региона в качестве новой, советской, формирующейся в соответствии с социально-экономическими и политическими процессами, имевшими место в исследуемый период. Поскольку только на основе формационного подхода нельзя представить целостной картины процесса формирования интеллигенции и всесторонне рассмотреть изучаемый феномен, в работе используется и цивилизационный подход. Он акцентирует внимание на человеке, как носителе определенной культуры и социальных отношений, и учитывает не только экономические, классовые, но и его духовные интересы.

Использование такого общенаучного метода, как дедукция, способствовало выявлению частного и единичного на фоне общего. Метод индукции дал возможность выявить общие закономерности развития медицинской интеллигенции. Историко-генетический метод способствовал изучению объекта в историческом развитии. Применение хронологического метода позволило проследить проблемы в событийно-историческом плане. Метод структурно-функционального анализа способствовал конкретизации роли и функций медицинской интеллигенции в общественной структуре. Сравнительно-исторический метод дал возможность выявить общие закономерности и региональные особенности формирования медицинской интеллигенции в национальных районах путем сопоставления их во времени и пространстве. Статистический метод помог в выявлении количественных и качественных изменений в составе медицинских специалистов. С помощью метода классификации произведена систематизация источников. Комплексное использование общенаучных и исторических методов позволило последовательно проследить процесс формирования медицинской интеллигенции в национальных районах Южной Сибири, рассмотреть события и явления в контексте конкретной исторической ситуации.

Источниковая база исследования довольно обширна и включает в себя законодательные и нормативные документы, делопроизводственные и статистические материалы, периодическую печать, источники личного происхождения.

Ценный материал для раскрытия темы извлечен из 50 фондов двух центральных (Государственный архив РФ (ГАРФ), Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)) и 11 региональных архивов (Краевое государственное казенное учреждение «Государственный архив Красноярского края» (КГКУ «ГАКК»), Государственный архив Новосибирской области (ГАНО), Государственный архив Томской области (ГАТО), Центр документации новейшей истории Томской области, Муниципальное казенное учреждение «Архив г. Минусинска» (МКУ «АГМ»), Государственная архивная служба Республики Алтай (ГАС РА), Отдел хранения спецдокументов ГАС РА, Государственное казенное учреждение Республики Хакасия «Национальный архив» (ГКУ РХ «Национальный архив»), Отдел документов новейшей истории ГКУ РХ «Национальный архив» (ОДНИ ГКУ РХ «Национальный архив»), Центральный государственный архив Республики Тыва (ЦГАРТ), Центр хранения архивных документов партий и общественных организаций ЦГАРТ (ЦАДПОО ЦГАРТ), а также из рукописных фондов Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории (ХакНИИЯЛИ), Тывинского института гуманитарных исследований (ТИГИ) и научно-исследовательского института алтаистики им. С.С. Суразакова (НИИА). Кроме того, информация по исследуемой теме была почерпнута в архивах медицинского колледжа Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова и местных лечебных учреждений, в архиве Сибирского государственного медицинского университета Минздравсоцразвития России (СибГМУ), а также в региональных краеведческих музеях.

Правовой основой исследования являются опубликованные законодательные акты по вопросам организации здравоохранения в стране, документы центральных партийных органов, решения которых были идентичны законодательным актам. Это декреты советского государства, директивы и постановления РКП(б)–ВКП(б), Конституции СССР, постановления СНК РСФСР и СССР по вопросам Наркомздрава РСФСР и СССР. К нормативным источникам относятся постановления коллегий Наркомздрава, приказы, распоряжения, циркуляры, рекомендации вышестоящих органов управления и другие документы, регулировавшие деятельность органов здравоохранения.

Материалы фондов ГАРФ (Р-8009, Р-9226, Р-4347) раскрывают сущность руководства Наркомздрава РСФСР и СССР на местах. В фонде Сибирского революционного комитета (Сибревком) (Р-8310) данного архива сосредоточен обширный материал заседаний коллегий Наркомздрава РСФСР по вопросам организации здравоохранения Сибири. Чрезвычайно интересны документы с протоколами заседаний Ойротского облисполкома, в которых, помимо вопросов образования, социального обеспечения, коммунального хозяйства, рассматривались и вопросы здравоохранения Ойротии (ф. Р-1235 ГАРФ). Солидную информацию по организации работы эвакогоспиталей можно найти в фонде П-603 РГАСПИ.

Объектом тщательного изучения стали нормативные документы Хакасского уездного комитета РКП(б), окружного комитета ВКП(б), обкома КПСС и Абаканского горкома КПСС (ОДНИ ГКУ РХ «Национальный архив», фф. П-1, П-2, П-11, П-14), Красноярского крайкома КПСС (КГКУ «ГАКК», ф. П-26), отдела здравоохранения Горно-Алтайского облисполкома (ГАС РА, ф. Р-44), Министерства здравоохранения ТНР и областного отдела здравоохранения Тувинского облисполкома (ЦГАРТ, фф. Р-140 и Р-280), позволившие глубже вникнуть в суть исследуемой проблемы.

Обширной и многочисленной группой источников является делопроизводственная документация медицинских и лечебных учреждений, которая позволила воссоздать деятельность практически всех звеньев здравоохранения. В фонде Р-8009 ГАРФ содержатся отчеты Наркомздрава РСФСР и СССР, годовые отчеты о работе медицинских учреждений в республиках и областях, имеются сведения о движении различного вида заболеваний по стране, анализируется деятельность медицинских работников.

Текущие планы и отчеты, производственные письма, справки содержат фонды Хакасского уздрава, окрздрава, обкома (ГКУ РХ «Национальный архив», фф. Р-1, Р-4, Р-16, Р-19), отдела здравоохранения Горно-Алтайского облисполкома (ГАС РА, ф. Р-44), лечебных учреждений Ойротии (ГАС РА, фф. Р-632, Р-271), Министерства здравоохранения ТНР (ЦГАРТ, ф. Р-140), Сибревкома (ГАНО, фф. Р-47, Р-1353, Р-1071). В более полном объеме делопроизводственная документация представлена по 1930-м гг. Следует подчеркнуть, что данный вид источников носит весьма противоречивый характер и зачастую не отражает реальной ситуации.

Следующей группой источников являются статистические материалы, отражающие как социально-экономическое и демографическое развитие страны и регионов, так и динамику здравоохранения. Научный интерес представляют документы ГАРФ, характеризующие санитарное состояние советского государства и кадровую сеть здравоохранения (фф. Р-8009, Р-9226, Р-4347). Не вполне достоверны, на наш взгляд, данные о движении заболеваемости по стране в 1920-х гг., поскольку работа по учету болезней за недостатком квалифицированного медицинского персонала и специфики образа жизни многих народностей не велась. В лечебных учреждениях регистрировались лишь больные, подлежавшие госпитализации. Поэтому при работе со статистикой по болезням и смертности учитывался тот факт, что цифры несколько занижены, учет заболеваемости и смертности во время эпидемий не велся в полном масштабе. Фонды Р-8080, Р-4347 и Р-6822 вышеуказанного архива раскрывают вопросы развития медицинского образования, сведения по эвакуации и демобилизации населения. Численный состав студентов медицинского факультета Томского университета из среды алтайцев, хакасов, тувинцев и др. содержат фонды Р-538 и Р-815 ГАТО.

Важным источником исследования является периодическая печать, представленная центральными и местными изданиями. Так, в центральных газетах и журналах («Правда», «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», «Вопросы здравоохранения», «Советское здравоохранение», «Медицинский работник», «На фронте здравоохранения», «Здравоохранение Российской Федерации») регулярно печатались постановления государственных органов по управлению здравоохранением, рассматривалась кадровая политика в этой области и способы ее улучшения. Проблемы здравоохранения национальных районов не раз являлись объектом дискуссий на страницах этих изданий. Региональную периодику составляют следующие издания: «Красноярский рабочий», «Абакан», «Советская Хакасия», «Тувинская правда», «Ойротский край», «Звезда Алтая». Однако при работе с данным видом источников нужно обратить внимание на то, что акцент в периодических изданиях делался на успехах и достижениях, а проблемные вопросы считались «отдельными недостатками», что было вызвано конкретной политико-идеологической ситуацией.

В процессе работы над диссертацией были изучены мемуары некоторых представителей медицинской интеллигенции, в том числе и организаторов здравоохранения (Н.А. Семашко, З.П. Соловьев, М.Ф. Владимирский, Г.А. Митерев и др.). В ОДНИ ГКУ РХ «Национальный архив» личную переписку, доклады выступлений первого врача-хакаса Н.М. Одежкина содержит фонд П-933. Примечательны его письменные наблюдения о быте хакасов, отсутствии у них квалифицированной медицинской помощи, распространении шаманства и знахарства и т.д.

Таким образом, изученный комплекс источников, их сочетание и взаимопроверка позволили создать объективную картину формирования и развития медицинской интеллигенции в национальных районах Южной Сибири в исследуемый период.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

– постановка заявленной темы, не являвшейся ранее объектом специального исследования и значимой для изучения как региональной, так и общероссийской истории;

– исследование деятельности медицинской интеллигенции с позиций ее вклада в функционирование системы здравоохранения исследуемого региона;

– выявлены особенности процесса формирования медицинской интеллигенции Горного Алтая, Тувы и Хакасии, вызванные своеобразием природно-климатической и культурной среды, хозяйственно-экономической деятельностью коренного населения этих территорий;

– сделан вывод об использовании в современных условиях опыта и традиций врачей-предшественников, которые в своей деятельности опирались на прочную гуманистическую основу;

– комплекс архивных источников, введенных в научный оборот впервые, дает возможность углубить и расширить знания по истории интеллигенции.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Становление медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири в 1920-х–1930-х гг. происходило в соответствии с партийно-государственной политикой по подготовке кадров специалистов. В отличие от европейской части России, процесс формирования медицинской интеллигенции в таких национальных районах, как Горный Алтай, Хакасия и Тува, имел специфические черты, обусловленные природно-географическими, геополитическими, национальными особенностями.

2. Формирование и развитие медицинской интеллигенции Горного Алтая и Хакасии шло несколько быстрее, чем в Туве, что объясняется опережающим социально-экономическим и культурным развитием этих регионов.

3. Медицинская интеллигенция национальных районов Южной Сибири представляла собой немногочисленную группу интеллигенции региона. Малочисленность представителей национальной медицинской интеллигенции являлась следствием слабой образовательной базы алтайцев, хакасов, тувинцев, своеобразия их менталитета, существования языкового барьера.

4. Трудности материально-бытового плана, остаточный принцип финансирования здравоохранения предопределили текучесть медицинских кадров.

5. Профессиональная деятельность медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири в годы Великой Отечественной войны продемонстрировала лучшие традиции отечественной медицины, принципы взаимодействия военного и гражданского здравоохранения. Важной характеристикой деятельности медицинской интеллигенции Хакасии явилось медицинское обслуживание как гражданского населения, так и эвакогоспиталей, что способствовало активной профессиональной консолидации медиков, обмену опытом с коллегами из других регионов. В Горном Алтае и Туве, где эвакогоспитали отсутствовали по причине труднодоступности этих районов, медицинская интеллигенция участвовала как в деятельности по охране здоровья населения, так и в оказании помощи фронту.

6. Большой вклад в развитие здравоохранения национальных районов внесли представители эвакуированной медицинской интеллигенции. Их богатый практический опыт, накопленные знания способствовали развитию отрасли и становлению медицинской интеллигенции, что, в свою очередь, оказывало влияние на культурное развитие национальных районов.

Практическая значимость работы. Материалы исследования могут быть учтены при разработке целевой региональной программы по здравоохранению, которая должна быть социально ориентирована, основана на принципах гуманизма, духовно-нравственных началах. Это особенно важно в условиях коммерциализации медицины, утраты значительной частью медицинских работников профессиональной этики. Результаты данного исследования также можно использовать при подготовке учебного пособия, разработке лекционных курсов по региональной истории, истории медицины и здравоохранения для студентов специальности «Лечебное дело».

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения, выводы и практические рекомендации диссертации обсуждались на заседаниях кафедры истории России Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, методологическом семинаре аспирантов и докторантов. Отдельные аспекты проблемы исследования были апробированы на различного уровня научно-практических конференциях и нашли отражение в 13 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность диссертации, охарактеризованы историография проблемы, цель и задачи, хронологические рамки и территориальные границы исследования, методологическая основа, источники, определены научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Формирование медицинской интеллигенции в национальных районах Южной Сибири в 1920-е–1930-е гг.», посвященная анализу процесса формирования медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири, состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Политика государства по подготовке медицинских кадров в период становления советской системы здравоохранения» освещает деятельность советского государства по ликвидации санитарных последствий мировой и гражданской войн, голода, разрухи. В целях объединения и централизации всей медицинской деятельности был создан Наркомздрав РСФСР, что дало возможность организовать органы здравоохранения на местах и приступить к подготовке медицинских кадров. Быстро распространявшиеся эпидемии и болезни, острая нехватка медиков, их низкая квалификация поставили перед государством задачи подготовки квалифицированных медицинских кадров из рабоче-крестьянской среды через систему высшего и среднего специального образования. В условиях дефицита специалистов советское руководство постепенно привлекало на свою сторону представителей так называемой «старой» интеллигенции путем улучшения материальных и производственных условий. Первостепенное значение приобрело требование наличия диплома о высшем или среднем специальном медицинском образовании.

Реформы в области высшего медицинского образования в начале 1930-х гг. отмечены поиском оптимальных методов и форм подготовки врачей, сближением с практическим здравоохранением. И все же, несмотря на преобразования в высшей школе и рост числа медицинских вузов, проблема подготовки врачебных кадров оставалась злободневной. Дальнейшие многочисленные эксперименты с реорганизацией учебного процесса, сокращенные сроки обучения негативно отразились на качестве подготовки врачебных кадров. Возврат к прежним срокам и формам обучения, отмена социальных критериев при поступлении в вузы, улучшение материально-бытового положения преподавательских кадров и студенчества способствовали увеличению контингента студентов в мединститутах и улучшению качества их подготовки, активизировали научно-исследовательскую деятельность. Например, в начале 1930-х гг. число студентов в медицинских вузах увеличилось в 20–30 раз по сравнению с дореволюционным периодом. Реформа коснулась и среднего медицинского образования.

В то же время некоторые позитивные тенденции первой половины 1930-х гг. были сведены к минимуму в связи с репрессивной политикой государства. В результате многочисленных «чисток» и репрессий медицина и здравоохранение, как и другие сферы общества, потеряли видных ученых и практиков, внесших заметный вклад в развитие данных отраслей.

Во втором параграфе «Условия формирования медицинской интеллигенции в национальных районах Южной Сибири в 1920-х–1930-х гг анализируются условия и особенности формирования медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири. Данный процесс рассматривался как одно из направлений внутренней политики советского государства, нацеленной, в первую очередь, на стабилизацию эпидемиологической обстановки регионов и выравнивание культурного уровня населения. Формирование медицинской интеллигенции в национальных районах Южной Сибири шло намного медленнее, чем в центре, что было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, социально-экономический кризис, вызванный политическими событиями в стране, а также заметное отставание национальных районов от центральных в экономическом и культурном отношениях. Во-вторых, в указанных районах не получила распространения земская медицина, отсутствовала элементарная медицинская помощь. В-третьих, специфика национальных районов требовала особых условий работы в них. Становление медицинской интеллигенции Ойротии, Хакасии и Тувы осуществлялось в русле общей политики страны: та же система подготовки в высшей медицинской школе, в медтехникумах и фельдшерских школах, курсовая подготовка. Ввиду слабой образовательной базы местной молодежи открывались рабфаки, подготовительные отделения, курсы русского языка. Особенностью медицинской интеллигенции Тувы явилось то, что она формировалась медленнее, чем в Ойротии и Хакасии, в силу их опережающего экономического и культурного развития и особенностей геополитического положения Тувы.

На первом этапе (1920-е гг.) функции медицинского персонала из-за нехватки врачей зачастую выполняли управленческие и малоквалифицированные кадры, которых насчитывались единицы, что не удовлетворяло потребностей населения в оказании медицинской помощи. Так, в Ойротии и Хакасии на 1 врача в среднем приходилось 23 тыс. чел., в Туве – 50 тыс. чел. Проблемы острой нехватки и низкой квалификации медицинских кадров были вызваны общим состоянием здравоохранения и медицинского образования в стране. Привлечение медицинских специалистов из других регионов страны путем убеждения и материальной заинтересованности предоставило возможность оказания различных видов медицинской помощи населению национальных районов.

Начало 1930-х гг. отмечается целевым направлением на учебу местной молодежи. Появление немногих врачей из среды коренного населения в национальных районах юга Сибири (В.И. Тискинеков, Н.М. Одежкин, С.А. Сереккей) сыграло большую роль в проведении лечебно-профилактических мероприятий, в улучшении условий жизни местного населения и окружающей среды. Открытие новых медицинских школ и вечерних заведений подобного типа, а также краткосрочных курсов в Ойротии, Хакасии и Туве способствовало формированию медицинской интеллигенции. Практика подготовки национальных медицинских кадров полностью себя оправдала. Однако недостаток медицинских работников в целом не был преодолен, что отрицательно сказывалось на работе органов здравоохранения. Дефицит медицинских специалистов в значительной степени усугублялся их нерациональной расстановкой, тяжелыми условиями труда, суровыми климатическими и географическими факторами.

Во второй главе «Повседневная жизнь медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири в 1920-х–1930-х гграскрываются особенности профессиональной и общественной деятельности медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири, ее материально-бытовое положение.

В первом параграфе «Особенности профессиональной и общественной деятельности медицинской интеллигенции» исследуются профессиональная деятельность медицинской интеллигенции, а также ее участие в общественной жизни. Профессиональная и общественная деятельность медицинской интеллигенции Ойротии, Хакасии и Тувы в 1920-х–1930-х гг. носила организационный характер, направленный, в первую очередь, на ликвидацию инфекционных заболеваний в регионах, на привлечение к этим мероприятиям широких слоев общественности, на улучшение условий труда и быта местного населения. Одним из главных направлений деятельности стало санитарно-культурное просвещение, проблемы которого решались в рамках деятельности партийных органов и общественных организаций. Важной особенностью этой деятельности явилось то, что учитывалась специфика национальных районов, то есть создавались как стационарные, так и передвижные формы медицинских учреждений.

Большую роль в деле охраны здоровья населения национальных районов Южной Сибири сыграли научные и медицинские экспедиции из центральных и сибирских медицинских вузов, проводившие не только лечебную и научно-исследовательскую работу, но и изучавшие быт, хозяйство, местные условия населения. Возглавляемые профессионалами и опытными практиками, они содействовали становлению местной медицинской интеллигенции, привнося в ее деятельность богатый опыт. В 1930-х гг. все большее значение стало придаваться развитию специализированной медицинской помощи, что заметно вело к уменьшению заболеваемости, упорядочению санитарно-статистического учета и отчетности.

Одной из форм распространения передового опыта явилось создание научных медицинских обществ в национальных районах Южной Сибири. Работа обществ, привлечение общественности стали своеобразным катализатором профессиональной деятельности медицинской интеллигенции. Не замыкаясь в рамках регионального пространства, представители медицинской интеллигенции национальных районов активно общались с коллегами из других регионов, ежегодно повышали квалификацию на выездных и местных курсах, что вело к повышению уровня профессиональных знаний и качества медицинской помощи.

Возможности развития системы здравоохранения национальных районов, формирования квалифицированной медицинской интеллигенции были прерваны репрессивной политикой государства. В национальных районах медицинская интеллигенция подверглась репрессиям и гонениям значительно меньше, чем другие представители интеллигенции. Это было вызвано, в первую очередь, ее малочисленностью. Из врачебных кадров были репрессированы лишь единицы, пострадали в основном медики среднего звена (10–15%).

Второй параграф «Материально-бытовое положение медицинской интеллигенции» посвящен анализу жилищных и бытовых условий медицинской интеллигенции Ойротии, Хакасии и Тувы в 1920-х–1930-х гг. В национальных районах вследствие неудовлетворительных жилищно-бытовых условий, низкой оплаты труда наблюдалась высокая сменяемость медицинского состава, что негативно влияло на качество оказания лечебной помощи. Так, заработная плата врачей национальных районов Южной Сибири в середине 1920-х гг. в среднем составляла 80–100 руб. Кроме того, суровые климатические условия, отдаленность от промышленных и культурных центров, малая плотность и специфический уклад жизни коренного населения – все это мало привлекало медицинских специалистов из других регионов страны.

В 1930-х гг. в связи с развитием производственной сферы Сибири стало улучшаться материальное положение населения региона. Материально-бытовое положение медицинской интеллигенции Ойротии, Хакасии и Тувы оставалось все еще на низком уровне, т.к. при направлении государством основных бюджетных средств на развитие промышленного производства и оборонных предприятий здравоохранение стало финансироваться по остаточному принципу.

Правительственные постановления о повышении заработной платы, улучшении условий труда, быта способствовали привлечению и закреплению медиков на местах. Однако принимаемые меры не приводили к положительным результатам. Например, процент врачебных кадров в Ойротии и Хакасии в середине 1930-х гг. колебался от 30 до 43. В Туве в этот период не было своих врачей. Недостаток медицинских специалистов ощущался на всем протяжении изучаемого периода.

В третьей главе «Медицинская интеллигенция Ойротии, Хакасии и Тувы в годы Великой Отечественной войны», состоящей из трех параграфов, исследуется деятельность медицинской интеллигенции в годы Великой Отечественной войны.

В первом параграфе «Изменение условий труда медицинской интеллигенции в военные годы» отражено своеобразие профессиональной деятельности медиков в годы Великой Отечественной войны. Условия труда медицинской интеллигенции национальных районов, несмотря на их удаленность от фронтов, были изменены в соответствии с военным положением страны. Лучшие медицинские специалисты были призваны в армию. Наблюдалась тенденция к феминизации врачебной профессии. В национальных районах Южной Сибири, по нашим подсчетам, 70–80% врачебных кадров составляли женщины. Несмотря на трудности организационного характера, лечебно-эвакуационные и профилактические мероприятия органов здравоохранения составляли в целом единую систему советского здравоохранения. Однако недостаточно разработанные принципы и методы военно-медицинской доктрины требовали самостоятельных решений и проявления инициативы, благодаря чему на местах были разработаны и практически реализованы многие формы и методы взаимодействия военного и гражданского здравоохранения в различные периоды войны, в частности, при эвакуации и реэвакуации населения, развертывании эвакогоспиталей, медицинском обслуживании гражданского населения.

Рост смертности и заболеваемости населения в национальных районах был вызван рядом причин. Во-первых, это – ухудшение питания, жилищных и производственных условий, стресс, интенсификация труда. Во-вторых, не имевшие большого опыта проведения медицинских мероприятий в военное время, партийные органы национальных районов Южной Сибири основное внимание сосредоточили на медицинском обслуживании эвакогоспиталей (в Хакасии), работников промышленности. В меньшей степени уделялось внимание гражданскому населению. Но, несмотря на все противоречия, в регионах удалось сохранить удовлетворительное санитарное состояние и даже расширить медико-санитарную сеть. В течение всего периода войны шла интенсивная борьба с туберкулезом, малярией, различными видами тифа, детскими болезнями и т.д.

Второй параграф «Вклад эвакуированной медицинской интеллигенции в здравоохранение национальных районов Южной Сибири» содержит анализ деятельности эвакуированной медицинской интеллигенции. В годы войны эвакуация медицинских работников, как и других специалистов и гражданского населения, в национальные районы Южной Сибири была вынужденной мерой государства в целях сохранения людских ресурсов. Прибывшие медики отличались высокой степенью квалификации, жизненного опыта, практических знаний (Л.Н. Никифорова, Н.Я. Жодзишский, И.А. Кораблева, А.П. Блокова-Любимова, Е.И. Конторович, В.С. Тихонова, Е.А. Иванова и др.). Незамедлительно включившись в работу местных органов и учреждений здравоохранения, они внесли достойный вклад в восстановление и вылечивание раненых в эвакогоспиталях, применили новые методы в лечении ран, помогли в сохранении здоровья гражданского населения. Важнейшим фактором, определившим санитарно-эпидемиологическое благополучие регионов, явились успехи, достигнутые медицинской наукой в профилактике и лечении многих болезней. Силами санитарно-гигиенической службы проводилась большая работа по предотвращению инфекционных болезней среди местного населения. Именно это позволило сохранить относительно невысокий уровень инфекционной заболеваемости в годы войны. Вспыхивавшие эпидемии быстро ликвидировались как с помощью медицинских работников, так и органов власти и общественных организаций. Проблемы эвакуации и медицинского обслуживания населения со всей очевидностью подтвердили неизбежную зависимость от государственных структур. Но приобретенный опыт показал, что некоторые основы и принципы противоэпидемической службы не были должным образом разработаны в предвоенный период.

Высокая квалификация прибывших медицинских специалистов, их организаторские способности предопределили назначение большинства из них на руководящие медицинские должности. Так, Н.Я. Жодзишский стал видным ученым-медиком, Н.Н. Лупенко руководила Таштыпским райздравом и т.д. Не ограничиваясь профессиональной деятельностью, многие эвакуированные специалисты занимались подготовкой медицинских кадров в местных медицинских школах и на учебных курсах. С освобождением советских территорий подавляющая часть эвакуированной медицинской интеллигенции вернулась на прежние места работы.

Третий параграф «Кадровый потенциал: тенденции развития в условиях военного времени» посвящен обоснованию положения о том, что в годы Великой Отечественной войны шла непрерывная подготовка медицинских специалистов высшей и средней квалификации. В подготовку врачебных кадров активно включились медицинские вузы Сибири (Иркутский, Томский, Омский, Новосибирский, Красноярский). Не меньшую работу провели эвакуированные из центральных районов мединституты (II-ой Московский, Ленинградский). Для национальных районов Южной Сибири было заметно уменьшение числа обучавшихся в медицинских вузах, вызванное объективными причинами военного времени. Другим важным фактором уменьшения студенческого контингента стало введение платы за обучение в вузах накануне войны. Тяжелая санитарно-эпидемиологическая обстановка в стране на фоне сокращения общей численности медицинских работников на фронте и в тылу вынуждала центральные органы власти пополнять их за счет досрочных выпусков и мобилизации студентов высших и средних медицинских школ. Несмотря на уменьшение учебных площадей и сокращение профессорско-преподавательского состава, работа медицинских вузов страны была оперативно перестроена с целью досрочного выпуска врачей. Тяжелые последствия боевых действий требовали усиления научно-исследовательской деятельности в медицинских вузах. Подкрепленная материально, она осуществлялась во всех сибирских мединститутах. Преобразования в системе высшего медицинского образования в 1945 г. улучшили качество подготовки врачей в соответствии с возросшими задачами медицинской теории и практики.

Медики среднего звена являлись выпускниками местных медицинских школ: Ойрот-Туринской, Абаканской и Кызыльской (открыта в 1945 г.). Медицинские кадры также готовились на ускоренных курсах по линии Российского общества Красного Креста и Красного Полумесяца и местных курсах при лечебных учреждениях. Напряженный труд врачей, медсестер, фельдшеров, санитаров был отмечен высокими правительственными наградами.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы. Процесс формирования медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири проходил намного медленнее, чем в центральных районах страны, и имел свои особенности. Экономическая и культурная отсталость национальных районов, малочисленность грамотной молодежи, специфика ее менталитета отягощали этот процесс.

Многочисленные преобразования в высшей и средней медицинской школе в 1930-х гг. способствовали формированию медицинской интеллигенции в Ойротии, Хакасии и Туве, в том числе и национальной, что сыграло большую роль в стабилизации санитарно-гигиенической обстановки в регионах, улучшении медицинского обслуживания населения, повышении его культурного уровня. Трудности медиков материально-бытового плана осложняли суровые природно-климатические условия национальных районов Южной Сибири, неравномерная заселенность населения и дорожно-транспортные проблемы. Работа медицинских экспедиций в Ойротии, Хакасии и Туве, командированных медиков способствовала становлению местных органов здравоохранения и формированию медицинской интеллигенции указанных регионов.

Во второй половине 1930-х гг., несмотря на достигнутые успехи в области здравоохранения и медицины, изменилось отношение к медицинской интеллигенции, как и к интеллигенции в целом. Она стала объектом неустанного контроля государственной власти и разного рода репрессий. Медицинская интеллигенция национальных районов пострадала меньше других в силу своей малочисленности.

С началом Великой Отечественной войны изменились условия труда медицинской интеллигенции. Наблюдалась тенденция к феминизации врачебной профессии. Большой вклад в здравоохранение национальных районов Южной Сибири внесли представители эвакуированной медицинской интеллигенции. В Сибири шла непрерывная подготовка медицинских специалистов высшей и средней квалификации. Особенностью высшего образования в сибирском регионе являлось открытие новых вузов, в том числе и медицинских, за счет эвакуированных институтов. Для национальных районов Южной Сибири было характерно резкое уменьшение количества обучавшихся в медицинских вузах в силу объективных причин. В течение всего военного периода не прекращали работу местные медицинские школы. Реформирование системы высшего медицинского образования на завершающем этапе войны позволило улучшить качество подготовки врачей в соответствии с возраставшими потребностями отечественного здравоохранения.

Медицинской интеллигенцией в изучаемый период накоплен богатый опыт в организации мероприятий по сохранению и продлению жизни людей, что обогащало и продолжает обогащать отечественную медицину, помогает сохранить ее будущее, которая всегда считалась одной из лучших в мире. Несмотря на многочисленные преобразования в здравоохранении, большинство принципов и методов советского здравоохранения не утратили своей актуальности и сегодня. Многие заповеди профессиональной медицинской этики (ответственность перед пациентом, обществом), сформированные в 1920-х–середине 1940-х гг., способствуют пониманию общественной значимости и поднятию престижа современной медицинской интеллигенции.

Основные публикации по теме диссертации:

Общий объем опубликованных работ составляет 4,93 п.л., из них авторских – 4,57 п. л.

Публикации в периодических изданиях из Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

1. Артамонова Н.Я., Мохова А.В. Вклад медицинской интеллигенции Хакасии в Победу в годы Великой Отечественной войны // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – 2010. – № 8. – 0,5 п.л. (лично автором – 0,25 п. л.).

2. Мохова А.В. Кадровая политика Советского государства в 1930-х гг. в сфере здравоохранения (на примере Хакасии) // Известия Алтайского государственного университета. Серия «История. Политология». Вып. 4/2 (68/2). – Барнаул: Изд-во АлГУ, 2010. – 0,6 п.л. (лично автором – 0,6 п. л.).

3. Мохова А.В. Развитие системы здравоохранения Горного Алтая и Хакасии в 1920-х гг. // Вестник Бурятского госуниверситета. Вып. 7. Секция «История». – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – 0,6 п.л. (лично автором – 0,6 п. л.).

Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

4. Мохова А.В. Медицинская интеллигенция Хакасии в лицах: Николай Максимович Одежкин // Ежегодник Института саяно-алтайской тюркологии. Вып. ХII. – Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2008. – 0,37 п.л. (лично автором – 0,37 п. л.).

5. Мохова А.В., Артамонова Н.Я. Становление здравоохранения в Хакасии в 20-е гг. ХХ в. // Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России: сборник научных статей. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. – 0,31 п.л. (лично автором – 0,2 п. л.).

6. Мохова А.В. Влияние медицинской интеллигенции на становление здравоохранения Хакасии в 1920–1930-е гг. // Актуальные проблемы этнической, культурной и религиозной толерантности коренных народов русского и монгольского Алтая. Материалы II международной научной конференции, 23–25 ноября 2008. – Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2008. – 0,5 п.л. (лично автором – 0,5 п. л.).

7. Мохова А.В. Исторический опыт борьбы с социально-опасными болезнями в Хакасии в 20-е гг. ХХ в. // Ежегодник Института саяно-алтайской тюркологии. Вып. ХІІІ. – Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2009. – 0,37 п.л. (лично автором – 0,37 п. л.).

8. Мохова А.В. Здравоохранение Хакасии в годы первых пятилеток (на примерах городов Абакана и Черногорска) // Сборник материалов VIII краеведческих чтений им. В.А. Баландиной, 26–27 февраля 2009. – Черногорск, 2009. – 0,33 п.л. (лично автором – 0,33 п. л.).

9. Мохова А.В. Медицинская интеллигенция Хакасии в годы Великой Отечественной войны // Диалог культур и цивилизаций. Материалы Х Всероссийской научной конференции молодых историков, 27–28 марта 2009. – Тобольск: Изд-во ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 2009. – 0,2 п.л. (лично автором – 0,2 п. л.).

10. Мохова А.В. Здравоохранение Тувы в середине 1940-х гг.: особенности становления // Народы и культуры Южной Сибири и сопредельных территорий: история, современное состояние, перспективы. Материалы международной научной конференции, посвященной 65-летию ХакНИИЯЛИ, 3–5 сентября 2009. – Абакан: Хак. книж. изд-во, 2009. – 0,33 п.л. (лично автором – 0,33 п. л.).

11. Мохова А.В. Материально-бытовое положение медицинской интеллигенции Хакасии в 1930-е гг. // Хакасия в ХХ–ХХІ вв.: язык, история, культура. Материалы III межрегиональной научной конференции, 30 апреля 2009, г. Абакан. – Абакан, 2009. – 0,33 п.л. (лично автором – 0,33 п.л.).

12. Мохова А.В. Формирование национальной медицинской интеллигенции Хакасии в 1930-е гг. // Интеллигенция: генезис, формирование, становление, развитие и деятельность. Материалы ХХ международной научно-теоретической конференции, Иваново, 24–26 сентября 2009. – Иваново: Ивановский госуниверситет, 2009. – 0,13 п.л. (лично автором – 0,13 п.л.).

13. Мохова А.В. Особенности источниковой базы по истории медицинской интеллигенции национальных районов Южной Сибири в 1920-х–середине 1940-х гг. // Сохранение исторического наследия народов Саяно-Алтая как фактор укрепления национальной безопасности государства: сборник научных статей. – Абакан: ООО «Книжное изд-во «Бригантина», 2011. – 0,36 п.л. (лично автором – 0,36 п.л.).


1 Советская интеллигенция (словарь-справочник). М., 1987. С. 74.

2 ВКП(б), Советская власть, комсомол и профсоюзы о культурном строительстве: Сб. документов. М., 1930; Народное просвещение в РСФСР в цифрах за 15 лет Советской власти. М.-Л., 1932.

3 Гуткин А.Я. Здравоохранение в Советской России за 10 лет (1917–1927). Л., 1927; 10 лет Октября и советской медицины. М., 1927.

4 Горфин Д.В. Очерки истории развития сельского здравоохранения СССР. (1917–1959 гг.). М., 1961; Всесоюзные научные съезды врачей и их значение для практики советского здравоохранения. М., 1962; Ашурков Е.Д. В.И. Ленин и охрана здоровья народа. М., 1965; Лотова Е.И., Идельчик Х.И. Борьба с инфекционными болезнями в СССР (1917–1967). Очерки истории. М., 1967; Мультановский М.П. История медицины. М., 1967; 50 лет советского здравоохранения. М., 1967; Бароян О.В. Итоги полувековой борьбы с инфекциями в СССР и некоторые актуальные вопросы современной эпидемиологии. М., 1968; Здравоохранение в годы восстановления и социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 1925–1940. Сб. документов и материалов. М., 1973 и др.

5 Виноградов Н.А. С.В. Курашов. М., 1967; Пучковская Н.А. В.П. Филатов. М., 1969; Петров Б.Д., Потулов Б.М. Н.А. Семашко. М., 1974 и др.

6 Культурная жизнь в СССР. 1917–1927. Хроника. М., 1975; Культурное строительство в РСФСР. 1917–1927 гг. Том 1. Часть 2. Документы и материалы 1921–1927 гг. М., 1984.

7 Багдасарьян С.М. Очерки истории высшего медицинского образования. К истории Военно-медицинской академии. М., 1959.

8 Врачи-большевики – строители советского здравоохранения. М., 1970.

9 Чикин С.Я., Исаков Ю.Ф., Чекнев Б.М. Здравоохранение и подготовка врачебных кадров в СССР. М., 1980.

10 Виноградов Н.А. Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). М., 1955; Ростоций И.Б. Тыловые госпитали. М., 1967; Очерки истории советской военной медицины. Л., 1968; Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. Сб. документов и материалов. М., 1977; Кузьмин М.К. Советская медицина в годы Великой Отечественной войны. М., 1979 и др.

11 Чикин С.Я., Сергеев А.В., Акулов К.И. Здравоохранение в Сибири и на Дальнем Востоке. М., 1979.

12 Орехова Е.Н. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по развитию народного здравоохранения в годы 1-ой и 2-ой пятилеток (1928–1937): автореф. дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 1983.

13 Алексеев В.В., Исупов В.А. Население Сибири в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 1986.

14 Казарин В.Н. Образование, наука и интеллигенция в Восточной Сибири (вторая половина 40-х–середина 60-х гг. ХХ в.). Иркутск, 1998.

15 Там же. С. 110.

16 Давыдова Ю.А. Здравоохранение в городах Сибири в годы Великой Отечественной войны: 1941–1945 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 1999.

17 Там же. С. 18.

18 Миловидов С.И. Здравоохранение в Тувинской Народной Республике // Советское здравоохранение. 1944. №12. С. 8–14.

19 Сергеев Ф.И. Успехи здравоохранения в Туве // Сб. статей, посвященный 25-й годовщине ТНРП. Кызыл, 1946. С. 72–77.

20 Моисеев И.С. Здравоохранение в Советской Туве // 5 лет Советской Тувы. Сб. статей. Кызыл, 1949. С. 47–51.

21 Тульчинский Л.И. Развитие здравоохранения Тувинской Автономной области (К 40-летию Великого Октября) // Здравоохранение Российской Федерации. 1957. № 8. С. 18–25.

22 Сереккей С.А. 10 лет здравоохранения в Советской Туве (лекция). Кызыл, 1954; Его же. Развитие здравоохранения в Туве // Ученые записки ТувНИИЯЛИ. Вып. V. Кызыл, 1957. С. 117–122.

23 История Тувы. В 2 тт. Т. 2. М., 1964.

24 Шабаев М.Г. Очерки истории здравоохранения Тувы. Кызыл, 1975.

25 Харунов Р.Ш. Формирование интеллигенции в Тувинской Народной Республике (1921–1944 гг.). Абакан, 2009.

26 Кодкин А.С. История, современное состояние и перспективы развития здравоохранения Горно-Алтайской автономной области: автореф. дис. …канд. ист. наук. Барнаул, 1963.

27 Тимофеева Ф.М. Деятельность Горно-Алтайской партийной организации по осуществлению культурного строительства в области (1920–1937 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 1966.

28 Гончарова О.А. Проблемы развития советского здравоохранения в Горном Алтае // Социальные процессы в современной Западной Сибири. Сб. научных статей. Горно-Алтайск, 2001. С. 78–85; Ее же. Народная медицина Горного Алтая. Горно-Алтайск, 2005; Ее же. Горный Алтай: история народной медицины и здравоохранения. Томск, 2008.

29 Ее же. История становления и развития здравоохранения в Горном Алтае в ХIХ–ХХ вв.: автореф. дис. … докт. ист. наук. Томск, 2002.

30 Под знаменем ленинской национальной политики. Отчет Хакасского обкома ВКП(б) II-й облпартконференции. Абакан, 1932.

31 Очерки истории Хакасии советского периода. 1917–1961 гг. Абакан, 1963.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.