WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Текуева Индира Павликовна

Локальное горское общество в условиях российских

социально-политических трансформаций

(с. Гунделен в 18601930-е гг.)

07.00.02 – отечественная история

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Нальчик – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, доцент

Муратова Елена Георгиевна

Официальные оппоненты:

Зумакулов Борис Мустафаевич

доктор исторических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет

им. Х.М. Бербекова», профессор кафедры технологии социальной работы

Тимченко Владимир Александрович

кандидат исторических наук, доцент,

Северо-Кавказский институт – филиал РАНХиГС при президенте РФ, доцент кафедры государственного и муниципального управления

Ведущая организация:

Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева

Защита состоится 27 апреля 2012 года в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д 21207603 при ФГБОУ ВПО «Кабардино-Бал­карский государственный университет им. Х.М. Бербекова» по адресу:  360000, г. Нальчик, ул. Чернышевского 173.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова».

Автореферат разослан______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Баразбиев Муслим Исмаилович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. В современном мире ширится интерес к проблемам регионалистики, локальной (местной) истории, что можно объяснить не только ростом историзма в обществе, но и децентрализацией власти, ослаблением внимания государства к национальной истории. Национальному тождеству, основанному на континуитете с прошлой мифологизированной историей национального, а затем жёстко идеологизированного союзного государства бросила вызов коллективная память локальных сообществ, не вписанных в эту национальную историю.

Оценивая историографическую ситуацию в целом, специалисты приходят к заключению, что сегодня дисциплинарная история все больше сосредотачивает внимание на региональных/локальных/местных объектах и их особенностях1. Постмодернистское влияние на историографию, с одной стороны, содействовало уменьшению интереса профессиональных историков к политической и национальной историям. С другой стороны, локальная история утверждается как самостоятельное направление современной исторической науки. Сегодня исследования в рамках локальной истории призваны выработать перспективные методы и подходы, востребованные при комплексном изучении социально-политических процессов, как на региональном, так и национальном уровнях. Это дает возможность перехода от анализа исторических процессов и структур к осмыслению их конкретных проявлений в жизни местного общества и простых людей, позволяет взглянуть на сложившиеся в историографии схемы под иным углом зрения. Новая историографическая парадигма подрывает традиционное различие между тем, что представлялось «главным» (национальная история) в исторических исследованиях и тем, что считалось «периферийным» (локальная/местная история).

По признанию специалистов, историки, занимающиеся вопросами локальной истории, редко вникают в многочисленные теоретические и методологические дискуссии о том, как следует изучать городское или сельское прошлое. А длительное отсутствие научной критики такого рода трудов создает в общественном сознании иллюзию «изученности» местной истории2. В этой связи следует отметить, что в предыдущие годы социально-эконо­мическая и социально-политическая история Балкарии исследовалась преимущественно с точки зрения формационной теории, была сильно идеологизирована и политизирована, что предопределило некоторый схематизм выводов. Несоразмерная изученность отдельных разделов истории балкарского народа оставляет не осмысленным процесс эволюции сельских поселений. Между тем сама национальная история, в намного большей степени, чем это принято считать, является «собранием локального исторического опыта». Без исторического опыта локальных сообществ не состоялся бы опыт национальной истории. В этом контексте изучение истории возникновения балкарского селения Гунделен и его эволюция в ходе социально-политических трансформаций последней трети XIX-первой половины XX вв. представляется актуальной исследовательской задачей.

Помимо того, изучение истории формирования и развития новых селений в предгорьях вследствие имевших место земельных и административных реформ второй половины XIX–начала XX века во многом предопределено запросами современного общества и политической практики. В настоящее время это связано с земельными спорами при разработке земельного законодательства и системы местного самоуправления, незавершенными дискуссиями о межселенных территориях в Кабардино-Балкарской Республике. Подобные факторы обусловили подъем национального самосознания малочисленных народов, интерес к своей идентичности, к географическим границам обжитой территории, и как следствие, к истории населенных мест.

Объектом диссертационного исследования является социальная история Балкарии второй половины XIX–первой трети XX вв., а предметом исследования – локальное горское общество селения Гунделен в условиях имперской и начального этапа советской модернизации.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в осуществлении аналитической реконструкции основных тенденций и этапов исторической эволюции локального горского общества в условиях российских социально-политических трансформаций второй половины XIX-первой трети XX вв. на материалах балкарского селения Гунделен.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

  • представить социально-экономическое устройство дореформенной Балкарии и проанализировать попытки решения земельного и сословного вопросов в горских обществах в 60-х гг. XIX–начале XX вв.;
  • исследовать процесс образования новых балкарских селений и проследить динамику основных показателей естественного движения населения Гунделена в конце XIX–начале XX века;
  • охарактеризовать социально-экономическое и административное развитие Гунделена в последней трети XIX–начале XX вв.;
  • показать роль локального горского общества в годы революций и Гражданской войны;
  • рассмотреть социально-экономическое развитие села и колхозное строительство в 1920–1930-е гг.;
  • представить систему административного устройства и проанализировать социокультурное развитие Гунделена в 1917–1930-х гг.

Хронологические рамки работы охватывают период со второй половины XIX до конца 30-х гг. XX вв., в течение которого жизнь локального горского общества неотвратимо менялась под влиянием экономических и социальных перемен в обществе, а также глобальных политических потрясений. Нижняя граница обусловлена тем, что именно в этот период царским правительством была предпринята попытка решения земельного вопроса в Балкарии, составной частью которого явилось образование новых селений в предгорьях, в том числе и селения Гунделен. Верхняя граница датирована концом 1930-х годов, открывающим переломный период в истории страны, связанный с Великой Отечественной войной и депортацией балкарского народа.

В пределах общего хронологического охвата исследования отчетливо выделяется внутренний временной рубеж, задающий определенную периодизацию исторической эволюции изучаемого локального общества. Таковым является 1917 г., отделяющий имперский период отечественной истории и положивший начало становлению советской общественной системы.

Территориальные рамки исследования соответствуют территории изучаемого населенного пункта с. Гунделен и вместе с тем существенно расширяются до территории всей Кабардино-Балкарии, поскольку срез локального общества дается на фоне происходивших социально-политических трансформаций, что позволяет осуществлять сравнительный анализ полученных данных. При этом следует отметить, что с 1994 г. официальное название этого населенного пункта дается в транскрипции «Кёнделен»3.

Методологической основой исследования является системный подход, соблюдение принципов историзма, объективности и научности, которые предполагают непредвзятый подход к анализу изучаемых проблем, критическое отношение к источникам, формулирование оценок и суждений на основе всестороннего осмысления совокупности фактов.

Исследование построено на сочетании социокультурного и модернизационного подходов. Социокультурный подход позволил трактовать историю с. Гунделен как «локальную историю» т.е. как «историю места, под которым понимается не территория, а микросообщество», совокупность людей, осуществляющих определенную историческую деятельность4. При этом в теоретическую основу новой локальной истории изначально заложен принцип широкого контекстуализма. Историографическая практика этого направления покоится на способности видеть целое прежде составляющих его локальных частей, воспринимать и понимать контекстность, отношения исторических макро- и микроуровней5. Модернизационный подход дает возможность фиксировать и анализировать сдвиги в демографической и социально-экономической структуре локального горского общества на определенном временном отрезке, увидеть и оценить масштабы исторических изменений.

При написании основной части работы применялись проблемный, хронологический, историко-генетический, историко-системный и сравнительно-исторические методы, комплексный подход к изучению проблемы. Так, историко-генетический метод позволил проследить попытки решения земельного вопроса царским правительством в развитии; эволюцию системы административного устройства и самоуправления с. Гунделен. Историко-срав­ни­тельный метод важен при сопоставлении процессов, протекавших в Кабарде и балкарских обществах во второй половине XIX–начале XX вв; в с. Гунделен и других селениях Кабарды и Балкарии. Историко-системный метод использован при рассмотрении вопроса о создании и функционировании гунделеновского колхоза имени Мусукаева.

При обработке данных массовых исторических источников использовались статистико-математические методы. Их применение позволило успешно решить некоторые важные задачи исследования: 1) представить демографические данные по с. Гунделен; 2) получить сведения о состоянии хозяйства; 3) рассмотреть сословную и имущественную дифференциацию; 4) построить диаграмму динамики численности населения на протяжении всего изучаемого периода.

Кроме того, для освещения важных для данной темы социокультурных вопросов, не нашедших своего отражения в письменных источниках, было осуществлено интервьюирование информаторов – старожилов селения.

Источниковая база настоящей работы основана на широком круге, прежде всего, письменных источников. В процессе работы над диссертацией использовались как опубликованные, так и неопубликованные источники: законодательные, нормативные, директивные, делопроизводственные, статистические, обычноправовые, этнографические материалы, периодическая печать, а также источники личного происхождения, включая письма, заявления рядовых граждан в разные инстанции, предложения в связи с обсуждением социально значимых вопросов. В совокупности они дают широкие возможности для исторической реконструкции жизни Гунделена на длительном временном отрезке. Учитывая многочисленность и разнообразие материалов по исследуемой теме, представляется возможным ограничиться обзором наиболее значимых комплексов источников.

Важную группу исторических источников составляют законодательные акты, распоряжения, указы, рескрипты, своды местных узаконений и прочие административные директивы, относящиеся к региону и опубликованные в Полном собрании законов Российской империи, а также законодательные акты, касающиеся Северного Кавказа, собранные А.А. Кануковым в отдельный сборник6. Их дополняют опубликованные отдельными изданиями законоположения по различным вопросам административного, судебного и земельного устройства Терской области в целом и Гунделена в частности7. Официальное законодательство XIX–начала XX вв. полно отражает процесс политико-административного и социально-экономического переустройства северокавказского региона, и в то же время позволяет определить меру влияния государственных органов на внутреннее развитие локального сообщества. В целом, законодательные источники дают возможность воссоздать управленческую структуру, установленную российским правительством на Кавказе, начиная с ее верхних административных звеньев и заканчивая местными сельскими учреждениями8.

Особую значимость для изучения социального развития балкарцев дореформенного периода, проведения сравнительных параллелей с общественным бытом в новообразованных селениях имеются специальные издания, содержащие адаты балкарского народа9.

Большую ценность для понимания социальных трансформаций в традиционных горских обществах в результате социально-экономических и судебно-административных реформ на Северном Кавказе в XIX–начале XX вв. представляют материалы различных правительственных комиссий. Они позволяют судить о социальных отношениях, земельном и имущественном положении балкарского населения10.

Для изучения представленной темы весьма важными являются массовые исторические источники. Так, разнообразная статистическая информация по балкарским обществам XIX–начала XX вв. содержится в специальных и периодических изданиях того времени11. Среди этого комплекса документов наибольший интерес представляют так называемые посемейные списки, сконцентрировавшие сведения по экономической, социальной, демографической истории Гунделена и позволяющие провести комплексный анализ данных. Посемейный список первых переселенцев в с. Гунделен представлен в фонде Р-120912, а данные за 1886 год – в фонде И-913.

Большое значение для исследования также имеют ведомости о численности и естественном движении населения Нальчикского округа (Ф. И-6), содержащие сведения о рождаемости, смертности, брачности, возрастно-половой структуре населения по отдельным участкам и входящих в их состав сельских обществ за период с 80-х XIX в. по 1910 г. Эти документы позволяют увидеть и сравнить динамику демографических процессов, как в изучаемом населенном пункте, так и в округе в целом.

Самостоятельным источником изучения официальных представлений о перспективах дальнейшего развития региона, оценок происходивших процессов и событий выступает делопроизводство. Изучение организационно-распорядительных, директивно-исполнительных и иных видов делопроизводственных материалов позволяет судить о полноте и достоверности их как исторических источников. Они заключили в себе богатый фактологический материал по истории Гунделена. В процессе работы над диссертацией на предмет выявления всей документации, имеющейся по этому населенному пункту, были обследованы три архивохранилища: Центральный государственный архив Республики Северная Осетия-Алания (ЦГА РСО – Алания), Центральный государственный архив Кабардино-Балкарской Республики (ЦГА КБР) и Центр хранения документации новейшей истории Кабардино-Балкарской Республики (ЦДНИ КБР). В результате проделанной работы выявлены репрезентативные источники по истории Гунделена.

В их числе делопроизводственная документация: 1) директивно-испол­нительного характера, представленная материалами региональных и местных партийных органов (таких как областной комитет, районный комитет ВКП(б), решения революционного комитета с. Гунделен) и материалами сессий гунделеновского сельского совета; 2) нормативные акты, уставы, инструкции, определяющие задачи, деятельность учреждений и организаций (инструкции по выселению «бывших помещиков» и проведению землеустроительных работ в селе, устав колхоза); 3) документы, освещающие процессы выработки, обсуждения и принятия решений органами власти (протоколы заседаний бюро обкома ВКП(б) и Балкарского окружного исполкома по вопросам административного, социально-экономического и культурного развития данного села, сельского совета с. Гунделен, различных его секций, протоколы правления колхоза); 4) отчетная документация по итогам деятельности учреждений за определенный срок (акты обследования гунделеновского сельского совета, приговоры сельского совета по различным аспектам, отчетные документы колхоза имени Мусукаева, отражающие его хозяйственно-экономическую и организационную деятельность). Автор разделяет подход, сформулированный в новейшей источниковедческой литературе14 о том, что документация низового уровня обладает преимуществом первичности. Она намного более фактологична и в сравнительно меньшей степени подверглась искажениям. Все это свидетельствует об актуальности введения данных низовых материалов в научный оборот, особенно в рамках локальной истории. И хотя до сих пор, по архивной классификации, такого рода делопроизводственные документы отнесены к третьесортным, их изучение весьма перспективно для рассмотрения глубинных процессов советской истории, в рамках таких микросоциумов, как советы местного уровня, колхозы, первичные партийные ячейки, школы и больницы.





Большое значение для локальной истории имеют такие группы источников, которые отражают непосредственные взаимоотношения людей с государственными и общественными институтами – источники личного происхождения. Среди них письма, заявления, жалобы, персональные дела, судебно-следственные материалы и прочие документы подобного типа, служащие источниками для построения индивидуальных и коллективных биографий (просопографии). К ним можно отнести биографии революционеров – гунделеновцев, письма уроженцев села о прирезке дополнительных участков, заявления жителей о принятии в колхоз. Как показало предварительное источиковедческое исследование, официальные письма, имеющие подчас очень строгие установленные формы и играющие важную роль в управлении, в наибольшей степени приближают к пониманию менталитета и его изменений в различных общественных средах.

Еще одним видом источников, использованных в работе, является периодическая печать. Этот комплексный источник допускает разработку на своей основе ряда тем и сюжетов по теме исследования. Так, необычайная общественная активность горского населения была вызвана выводами Абрамовской комиссии о характере землевладения и землепользования в Нагорной полосе Терской области. Публичное обсуждение среди современников данных аспектов позволяет рассматривать в качестве источников статьи
Н.Т. Тульчинского и Б. Шаханова, содержащие полемику по решению земельного вопроса в балкарских обществах 15. В период бурных политических потрясений, например, в годы революций и Гражданской войны, пресса становится одним из важных источников, позволяющим установить связь и последовательность событий. На страницах местной советской периодики были опубликованы немногочисленные статьи о с. Гунделен.

Собранный при помощи интервьюирования полевой материал также можно отнести к источникам данного исследования. С его помощью определены названия пастбищных, пахотных и сенокосных участков на территории Гунделена; местоположение учреждений и общественных зданий села; восстановлены некоторые биографические эпизоды выходцев Гунделена – участников революций, Гражданской войны и коллективизации.

Источниковую базу работы составили также разноплановые документы, опубликованные в специальных сборниках, как по дореволюционному16, так и по советскому периоду истории Кабардино-Балкарии17.

Историография проблемы. Первые упоминания о местечке Гунделен в русских источниках связаны с началом Кавказской войны. В работе П.Г. Буткова имеется свидетельство, что «…Генерал де Медемъ, вступив внутрь Кабарды, поражает вторично неприятеля на р.Гунделен, где обитают Чегемы»18. В ермоловскую эпоху царские войска дошли до самых верховьев Баксана и после столкновений с «уруспийцами» вернулись в лагерь на р. Гунделен19.

История же возникновения собственно балкарского селения Гунделен обнаруживает несомненную связь с проведением земельной и сословной реформы в Терской области во второй половине XIX века. Поэтому неслучайно в центре внимания исследователей с самого начала оказались поземельные отношения в Балкарии. Они отличались сложностью и многообразием поземельных связей, спецификой землевладения и землепользования в горах; самобытностью социальных отношений и претерпевали существенные изменения под влиянием различных факторов.

Дореволюционные авторы, такие как Е.З. Баранов, П.А. Гаврилов,
И.И. Иванюков, М.З. Кипиани, М.М. Ковалевский, Вс. Миллер, Н.П. Тульчинский20, выдвинули ряд положений, сыгравших важную роль в дальнейшем развитии историографии проблемы. Одним из них было изучение поземельных институтов балкарцев с учетом их традиций и исторического прошлого, признание своеобразия землевладения в горах. В характеристике основных форм землевладения и землепользования в Балкарии установилось относительное единство взглядов. В то же время обнаружились расхождения во мнениях о праве частной собственности на землю. Некоторые исследователи задумывались над проблемой разрешения поземельного вопроса, но за изменениями форм землевладения они не видели качественных сдвигов в социально-экономическом развитии балкарцев. Другая часть – видела задачу в констатации форм землевладения и тех или иных институтов, не уделяя должного внимания их анализу во взаимосвязи.

Все авторы отмечают первостепенное значение скотоводства в хозяйственной жизни балкарцев и сообщают, с одной стороны, о незначительном количестве земли в горах, а с другой – подчеркивают высокую культуру земледелия и необыкновенное трудолюбие горцев. Огромная заслуга этих исследователей в том, что они собрали и ввели в научный оборот значительный корпус оригинальных первичных источников.

На рубеже XIX–XX вв. в качестве авторов выступили северокавказские просветители. М. Абаев внес огромный вклад в изучение вопросов балкарской истории, коснулся многих сторон общественной жизни балкарцев, рассмотрел земельные отношения, влияние на них природно-климатических условий, уделил внимание различным поземельным институтам21. В. Кудашев в своей работе посвятил главу сословному и земельному вопросам в балкарских обществах22.

В целом, в дореволюционной историографии накоплен ценный эмпирический материал о социально-экономическом развитии балкарских обществ, однако информация о с. Гунделен практически отсутствует.

Советские историки сумели подняться до более широких обобщений. Им принадлежит заслуга в пространном привлечении архивных документов, материалов обычного права и других источников. Значительное внимание уделено вопросу о поземельных институтах балкарцев, большую ценность представляет изучение арендных отношений, освещение особенностей складывания земельной собственности и землевладения, изменений в поземельных отношениях в пореформенный период. В результате исследовательской работы ими выявлено, что характерной чертой перемен в конце XIX-начале XX вв. был рост не только части помещичьих, но и кулацких владений; изменилось и соотношение социальных групп крестьян: уменьшилось число самостоятельных хозяйств. Процесс разорения части дворянских и крестьянских хозяйств рассматривался учеными в связи с перестройкой сельского хозяйства и его переходом на путь товарно-денежных отношений23.

Появившиеся в 1960-е гг. первые обобщающие работы по истории Балкарии лишь констатируют образование новых балкарских сел в предгорьях в связи с попыткой решения земельного и сословного вопросов24.

В общем плане значение для данной темы имеют этнографические работы по истории балкарского народа, посвященные хозяйственно-экономическим проблемам скотоводства25, материальной культуре сельского населения26, родственным объединениям27, общественному и семейному быту28, сословным отношениям29 и изучению демографических процессов в балкарских обществах в XIX–начале XX вв.30.

Несмотря на отсутствие специальных работ по проблеме, хорошо разработанные отдельные аспекты истории Кабардино-Балкарии позволили решить ряд специальных задач настоящего исследования. Так, вопросы сельского административного управления и судебных учреждений в Балкарии второй половины XIX–начала XX вв. нашли свое отражение в работах Ж.А. Калмыкова31, что оказалось весьма полезным при реконструкции системы административного устройства селения Гунделен. Специальное исследование института выборов в истории Кабардино-Балкарии предпринято Б.М. Зумакуловым32.

Изучение процесса образования селения Гунделен после проведения реформ второй половины XIX в. потребовало обращения к работам, посвященным проблемам осуществления в Кабарде и Балкарии модернизационных преобразований в имперский период33.

Новый виток интереса к проблеме земельных отношений и территориальных границ между Кабардой и горскими обществами наблюдается с начала 1990-х гг.34. В этой связи необходимо отметить и материалы научно-практической конференции 2005 г., изданные Кабардино-Балкарским институтом гуманитарных исследований35.

Целостное представление истории балкарского народа на длительном временном отрезке (до 1917 г.) дано в комплексном исследовании Е.Г. Муратовой36, которая впервые на балкарском материале рассмотрела воздействие российской власти на систему управления, социальное устройство, способы хозяйствования и духовную культуру народа. Наработанный Е.Г. Муратовой методический и методологический инструментарий37 был широко использован автором данного диссертационного исследования.

Для воссоздания общей картины жизнедеятельности гунделеновцев в период революций и Гражданской войны весьма важны обобщающие работы по данной проблематике38. При этом один из специалистов – У.А. Улигов, отметил революционную активность уроженцев с. Гунделен – М. Энеева,
А. Мусукаева, Ю. Ностуева. Биографические данные и фотографии многих участников революционного движения в Кабарде и Балкарии, в том числе выходцев из Гунделена, представлены в работе Д.В. Шабаева и У.А. Улигова39. Монография Н.Ф. Бугая, посвященная изучению революционных
комитетов в национальных округах Северного Кавказа, позволила проследить процесс создания и функционирования ревкома Гунделена40.

Работы М.Х.Ацканова и Е.Т. Хакуашева, представившие социально-экономическое развитие Кабардино-Балкарии в 1920–30-е гг., а также исследование Г.Х. Мамбетова и З.Г. Мамбетова о крестьянских выступлениях, дали эмпирический материал для рассмотрения жизни села в годы восстановительного периода41.

Изучение северокавказского крестьянства конца XIX–первой четверти XX вв., предпринятое в ряде диссертационных работ42 и исследования специалистов по истории дагестанской общины в царской и ранней советской России43, задали общий контекст для проведения исследования конкретного балкарского села.

Историографические итоги социально-экономического и социокультурного развития Балкарии XVIII–начала XX вв. были подведены в ряде специальных работ44. А современная российская историография истории Северного Кавказа в 1920–1940-е гг. проанализирована в монографии Е.Ф. Кринко и Т.П. Хлыниной 45.

Не умаляя значения всех указанных выше работ, необходимо отметить, что историография истории отдельных балкарских селений, образованных
в конце XIX века, насчитывает всего несколько специальных статей в местной периодике46. Более богатым является опыт написания истории кабардинских селений47, где на конкретных примерах прослеживаются те огромные изменения, которые произошли в жизни локальных сельских сообществ в изучаемый период. Эти работы дают сравнительный материал для настоящего исследования.

Особо следует подчеркнуть, что единственной специальной работой по истории Гунделена на сегодняшний день является книга З. Улакова48, написанная еще в начале 1970-х гг. В ней имеются интересные сведения, касающиеся истории села и первых поселенцев. Однако в этой работе основное внимание уделено советскому периоду, а дореволюционная история села отражена весьма скудно. Работа носит просветительский и публицистический характер, содержит незначительное количество ссылок на исторические источники.

Таким образом, существующие источники и литература достаточно полно отражают магистральные социально-экономические и политические процессы в Кабардино-Балкарии в рассматриваемый период, вместе с тем история отдельных балкарских селений, образованных в конце XIX века в предгорьях, и их развитие в условиях общественных потрясений XX века остается малоисследованной научной проблемой.

Научная новизна диссертации заключается в том, что данное исследование является первым опытом изучения балкарского селения Гунделен в условиях российских социально-политических трансформаций последней трети XIX-первой трети XX вв. На примере конкретного селения исследованы причины, процесс образования и эволюция локального горского общества в кардинально различных социально-политических средах.

Диссертация в значительной степени базируется на архивном материале из фондов Центрального государственного архива и Центра документации новейшей истории КБР, большая часть которого выявлена, обработана и введена в научный оборот автором. Впервые массовый источник – посемейные списки с. Гунделен за 1886 год был переведен в электронный вид и обработан с применением
статистико-математических методов. В работе исследована демографическая и социально-экономическая структура с. Гунделен со дня его образования до конца 1930-х гг. Раскрыт круг вопросов, проливающих свет на идеологические, политические и социально-психологические проблемы сложных взаимоотношений локального горского социума и советской власти.

Положения, выносимые на защиту:

1. Cложная стратификация традиционного балкарского общества, специфика земельных отношений и поземельных институтов в горских обществах сказались на характере, темпах и результатах российских реформ, осуществленных к началу XX века в Нальчикском округе Терской области. Основные итоги сословных и земельных преобразований в балкарских обществах в этот период свелись к освобождению зависимых сословий и образованию значительного количества безземельных горцев; законодательному определению порядка пользования пастбищными землями, находившимися в совместном владении Кабарды и пяти горских обществ; а также к выделению в предгорьях участков для формирования на принципах общинного землевладения новых балкарских сел.

2. Селение Гунделен было образовано на основании Положения Кавказского комитета от 28 декабря 1869 г. из безземельных семейств, образовавшихся в ходе реформы освобождения зависимых сословий в Горском участке Кабардинского округа. После официального выделения земли в размере 3200 десятин, Гунделен был заселен двумя «волнами» безземельных крестьян (в 1877 г.), прибывших из пяти балкарских обществ Нагорной полосы. При этом большинство составили выходцы из Чегемского общества. Изучение динамики основных показателей естественного движения населения Гунделена в конце XIX века приводит к заключению о более высоком уровне рождаемости, смертности, брачности, естественного прироста и общей динамики численности населения по сравнению с балкарскими обществами Нагорной полосы. В целом, переселение части балкарцев из ущелий в предгорья способствовало снятию социального напряжения в горах, решило хотя бы частично хозяйственные проблемы, несколько стабилизировало демографические процессы. В селении формировалась качественно новая социальная среда, где наблюдалось сословное нивелирование, а представители аристократии уже не играли такой важной роли как в традиционном горском обществе.

3. Каждая веха существования Гунделена связана с определенными ритмами в социально-экономической и политической жизни страны и региона. Модернизационные процессы начала XX в., пертурбации революционного периода и Гражданской войны, создание национально-государственных образований, советское и колхозное строительство – все это неизменно сказывалось на локальном горском обществе, его социально-демографических характеристиках и функционировании его институтов.

4. Период революционной смуты и Гражданской войны продлился для Гунделена до апреля 1920 года. В условиях крушения государственной власти и всеобщей разрухи в этом самом крупном балкарском селении наблюдалась высокая степень революционной активности на стороне красных. В селении формировались отряды народной милиции, многие его жители вступили в Кабардино-Балкарский партизанский отряд. Выходцы из Гунделена
М. Энеев, А. Мусукаев, Ю. Ностуев, И. Искендеров сплачивали горцев вокруг большевиков, активно участвовали в революционных событиях, происходивших на Кавказе, занимали высокие государственные должности. Благодаря этому в историографии укоренилось определение «красный Гунделен».

5. Несмотря на кардинальные общественно-политические трансформации система хозяйствования изучаемой социальной общности показала высокую степень устойчивости. После 1930 г. общинная экономика и ее обслуживание нашли новую форму в колхозе. Он стал как бы правопреемником дореволюционного гунделеновского общества. Его границы были прочерчены по прежним пределам общественной территории. Селение в целом сохранило свою традиционную сельскохозяйственную специализацию, при организации производственной деятельности прибегали к веками сложившимся формам, таким как кошевые объединения. Прогрессивность коллективизации, как одного из компонентов советской модернизации, проявилась в повышении уровня научно-технического обеспечения сельскохозяйственного производства; развитии систем здравоохранения, образования, социальной помощи. В то же время отчуждение колхозников от средств производства лишало их трудовой мотивации, что отрицательно сказывалось на производительности труда в колхозе. Процесс формирования коллективного хозяйства сопровождался применением жестких мер против кулаков, которые в итоге понесли экономические и демографические потери и лишились политических прав.

6. Со времени образования Гунделена его самоуправление регламентировалось «Положением об аульных обществах в горском населении Кубанской и Терской областей»; было введено сельское общественное управление, состоящее из сельского схода, сельского правления со старшиною во главе и сельского суда. Победа большевиков и постепенная советизация региона фактически означала для горцев соединение традиционных институтов общинного самоуправления и советов. Первоначально они несли в себе двойную функцию органов государственной власти и самоуправления. При этом до создания колхоза сельсовет имел организационную, экономическую и социальную опору в общественном самоуправлении досоветского Гунделена. После 1930-го года сельский совет тесно взаимодействовал с правлением колхоза им.Мусукаева.

7. Изучение локального горского общества в условиях российских социально-политических трансформаций 1860-х1930-х гг. позволяет выделить два типа модернизации имперский и советский. В условиях ограниченной консервативной имперской модернизации разрушительных деструктивных явлений традиционного горского общества не наблюдается, выявляется достаточно устойчивое воспроизводство местного социума в демографическом и социально-экономическом отношении. В условиях радикальной советской модернизации локальное сообщество также использует традиционные формы самоорганизации, хозяйствования и социального регулирования, несмотря на кардинальные перемены в общественно-политической жизни и новые социальные и государственные институты. Представляется, что такую устойчивость придает горская община, способная подстроиться к самым различным формам государственного контроля со стороны российских чиновников, «белых» и «красных» командиров времен Гражданской войны и ужиться с ранней советской бюрократией.

Практическая значимость диссертации и использование полученных результатов определяются необходимостью создания сводного труда по истории населенных мест балкарского народа, отражающего современные исследовательские подходы к изучению локального горского общества. Результаты настоящего исследования могут найти отражение в обобщающих работах по истории и исторической географии Северного Кавказа, учебниках, лекционных курсах и учебных программах по истории народов региона, в историографических трудах.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были представлены на Международных конференциях молодых ученых, аспирантов и студентов «Перспектива-2007» и «Перспектива-2010» (г.Нальчик). По теме диссертации опубликовано семь научных статей, общим объемом 3 п.л., три из них – в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, трех глав, включающих 8 параграфов, 20 таблиц, 6 диаграмм, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается выбор проблемы, ее актуальность и научная значимость; определяется предметная область исследования, цель и задачи, методология; обозначаются хронологические и географические рамки работы; дается характеристика источниковой базы диссертации, анализируется степень изученности проблемы.

В первой главе «Земельная и крестьянская реформа в балкарских обществах и основание новых балкарских сел в предгорьях», состоящей из трех параграфов, представлено комплексное изучение исторических условий, факторов, особенностей образования новых балкарских селений в пореформенный период на материалах с. Гунделен; демографических показателей населения Гунделена.

В первом параграфе дана общая характеристика дореформенной Балкарии. Богатый историографический и источниковый материал позволил представить этническую территорию, численность населения, природно-климатические условия, предопределившие хозяйственный тип балкарских обществ.

Вопрос о формах и характере землепользования и землевладения в горских обществах Балкарии подвергался тщательной разработке уже в дореволюционной историографии в связи с проведением земельных и сословных преобразований на Северном Кавказе. Эта тема осталась одной из центральных и в советской, и постсоветской историографии в связи с оценкой уровня социально-экономического развития горских народов. Типология форм землевладения, согласно этим исследованиям, может быть представлена в следующем виде. В середине XIX века можно констатировать наличие в Балкарии как частной, так и общинной собственности на землю. В частной собственности находились, в первую очередь, приусадебная и пахотная земля. В общественной собственности – летние пастбища, выгоны, пустоши и леса. Во второй половине XIX века, во-первых, отмечается тенденция сокращения земель, находящихся в общественном владении, во-вторых, наблюдается переход от фамильного к индивидуальному принципу владения землей.

В первой половине XIX века в экономике горских обществ еще широко бытовали самобытные поземельные институты, многие из которых не были известны российскому праву. Они во многом определяли традиционный строй общественной жизни и в то же время способствовали закабалению низших безземельных сословий высшими. С проведением в горах земельной, сословной и административной реформ некоторые общественные институты постепенно изживали себя, а другие подверглись трансформации.

Вопрос о социальной структуре балкарского традиционного общества достаточно хорошо исследован в отечественной историографии. Специальной разработке подверглись как родственные, территориальные образования, так и социальная стратификация. Общие итоги этого изучения позволяют констатировать формирование в дореформенном балкарском обществе родственных образований различных уровней: патронимия, ее сегменты, большие и малые семьи. Семейно-родственные структуры выступали звеньями, составляющими сословно неравноправную общину. В целом сложность и специфика системы земельных и сословных отношений в горах Балкарии сказались на характере, темпах и результатах аграрных преобразований, осуществленных к началу XX века.

Во втором параграфе рассматриваются попытки решения земельного и сословного вопроса в Балкарии в 60-е гг. XIX–начале XX вв. и сам процесс образования селения Гунделен. На основании анализа сохранившихся источников и исследований делается вывод о том, что аграрные преобразования на Северном Кавказе, проведенные российской администрацией, отличались поэтапностью и осторожностью. Для разрешения земельного и сословного вопросов в регионе учреждались различные комиссии и комитеты, создавались многочисленные проекты. Для балкарцев результаты земельных преобразований, в конечном счете, свелись, во-первых, к описанию различных форм землевладения и землепользования в горах; во-вторых, к законодательному определению порядка пользования пастбищными землями, находившимися в совместном владении Кабарды и пяти горских обществ, в-третьих, к выделению в предгорьях земельных участков для формирования новых балкарских сел. Высочайше утвержденное 28 декабря 1869 г. Положение Кавказского комитета было направлено на обеспечение наделами безземельных семейств, образовавшихся в ходе реформы освобождения зависимых сословий в  Горском участке Кабардинского округа, и предусматривало образование сельских обществ.

В числе новых населенных мест значился и Гунделен, куда после официального выделения земли для безземельных крестьян, началось массовое переселение со всех балкарских обществ Нагорной полосы. Согласно посемейному списку 1877 г., большинство переселенцев составили выходцы из Чегемского и Баксанского обществ. Сначала в Гунделен переселилось
630 человек, из которых мужчины составили 57.8 %, а женщины – 42.2 %. Статистико-математическая обработка количественных данных, характеризующих имущественное положение горцев, позволила установить, что даже среди безземельных крестьян, основателей селения, наблюдалась резкая имущественная дифференциация: среди переселенцев были как бесскотные крестьяне, так и владельцы больших отар. Общее число переселенцев «второй волны» составило 663 человека, в результате в 70-х гг. XIX в. образовался Гунделеновский поселок в 246 дворов. При аульном наделе в 3200 десятин, это составило 13 десятин земли на двор. В отличие от традиционных балкарских обществ, где практически все пахотные и поливные сенокосные участки находились в частой собственности, жители Гунделена получили надельную землю на праве общинного пользования, и в 1878 году в селении было впервые проведено межевание земли.

В третьем параграфе для восстановления полной картины дальнейшего развития селения были проанализированы все выявленные статистические материалы. Применение математических методов при обработке источников позволило представить демографическую характеристику с. Гунделен в виде таблиц и диаграмм; провести сравнение демографических показателей как по отдельным балкарским обществам, так и по Нальчикскому округу в целом. Для достижения данной цели были изучены процессы рождаемости, смертности, брачности, естественного движения населения, половозрастная структура в изучаемый период.

Проведенный анализ позволяет заключить, что в Гунделене имели место более низкие показатели и уровня рождаемости, и уровня смертности в расчете на 1000 человек, чем по Нальчикскому округу в целом. Это объясняется особенностями демографического поведения жителей и несколько иной природной средой. Однако в 90-е гг. XIX–начале XX века в Гунделене отмечен более высокий естественный прирост населения за счет более высокого уровня рождаемости, нежели во втором участке Нальчикского округа в целом. В Гунделене мужское население численно превышало женское. Эта тенденция являлась характерной особенностью демографической ситуации региона и не отражала общего положения в преобладании женской части населения в целом по Российской империи.

В исследовании в виде таблицы и диаграммы наглядно представлена общая динамика численности населения Гунделена с 1877 по 1917 гг. Впечатляющие темпы прироста населения отмечаются в первые десятилетия XX в. Только с 1914 по 1916 гг. число жителей в Гунделене возросло с 2692 до 3465 человек.

Более высокие значения коэффициента брачности за 1894–1910 годы по Гунделену, чем по балкарским аулам Нагорной полосы и Нальчикскому округу в целом, объясняются более молодым составом населения. Высокий уровень рождаемости, наблюдаемый в селе, говорит о бытовании ранних браков и сравнительно низком брачном возрасте. Поскольку село состояло преимущественно из крестьян, то здесь также отсутствовали сословные препятствия для вступления в брак.

Значительный приток внутренней миграции и быстрые темпы роста населения сформировали специфическую возрастную структуру Гунделена, в которой доля жителей трудоспособного возраста, особенно молодежных групп, оказалась значительно выше средних показателей.

Во второй главе «Гунделен в последней трети XIXначале XX века», включающей в себя два параграфа, определен уровень социально-экономического развития; описана система административного управления и самоуправления с. Гунделен.

Изучение указанного круга вопросов приводит к заключению, что в конце XIX–начале XX вв. в Гунделене, в отличие от балкарских обществ Нагорной полосы, наблюдалась социальная нивелировка по причине образования этого селения преимущественно из безземельных крестьян, появившихся в результате освобождения зависимых сословий в Балкарии. Так, в посемейном списке Гунделена даже отсутствует графа «сословие». Из княжеских фамилий в списке 1886 года встречаются лишь Закирья Канаматович Шахманов и Умар Казиевич Суншев, имевшие «высочайше дарованную землю» в размере 100 десятин. Их имущество, согласно данным этого источника, существенно больше, чем имущество других лиц. Вместе с тем, в Гунделене в указанный период наблюдается достаточно сильная дифференциация в скотовладении. В числе бесскотных встречаются и представители бывших привилегированных сословий, которые не смогли перестроить свое хозяйство на новый лад после отмены крепостного права. Это – Ахматовы, Барасбиевы, Гелястановы.

В пореформенный период видоизменилась не только сословная структура локального балкарского общества, но и форма семьи. Большие семьи конца XIX–начала ХХ века находились на стадии глубоко зашедшего распада, о чем свидетельствовало растущее число разделов, сокращение численности и поколенного состава семьи, увеличение удельного веса малой семьи. Необходимо отметить, что в связи с разделами больших семей количество земельных участков увеличивалось, а их размеры существенно уменьшались. Поэтому в разделах семей гунделеновцев непосредственное участие принимали представители местной власти (старшина, один из его помощников и мулла), так как разделы непосредственно затрагивали интересы всех общинников. В целом, основная причина распада больших семей коренилась в новых условиях общественно-исторического развития, которые исключали необходимость жить многочисленными хозяйственными коллективами. Статистические материалы по балкарским обществам и с. Гунделен, сведенные в таблицу, убедительно иллюстрируют преобладание малых семей в этот период. Их доля составляет 44.32 %.

В конце XIX–начале XX вв. патронимические кварталы в с. Гунделен, как и в других новообразованных селах, начали терять свою однородность. Нехватка земли вынуждала отдельных членов родственных объединений перемещаться в другие части села. Это отрывало их от фамильного коллектива, разъединяло в хозяйственном и идеологическом отношениях.

В пореформенный период определилась односторонняя специализация производства сельскохозяйственной товарной продукции в горных и плоскостных частях края. В Балкарии эта особенность проявилась в развитии животноводства. Природные условия с. Гунделен были благоприятны для развития овцеводства. Вместе с тем, анализ имеющихся данных позволил выявить крайне неравномерное распределение скота у жителей с. Гунделен. Высока доля гунделеновцев (10 %), не имевших собственного скота и вынужденных наниматься в работники к своим односельчанам.

Благодаря информантам были определены названия всех пастбищных, пахотных и сенокосных участков в селе. Если порядок землевладения и землепользования в с. Гунделен отличался от такового в высокогорных балкарских обществах, то условия пользования общественными пастбищными землями были едины. Согласно правилам пользования запасными пастбищными землями 1889 г., пастбища распределялись по обществам пропорционально количеству дворов. Из-за удаленности расположения Гунделен (299 дворов) получил пастбищный участок в 5412 десятин при своем селении. Жители пользовались отведенным участком на общинном праве, устанавливался десятикопеечный сбор за десятину. Весной 1907 г. был утвержден порядок разверстки пастбищ пропорционально поголовью скота. Ввиду этого пастбищные земли общественного пользования оказались в фактическом владении крупных скотоводов.

Земледелие в Гунделене в конце XIX–начале XX века сохраняло в основном натуральный характер: его продукты на рынок не поступали и предназначались исключительно для внутреннего потребления.

Административно вплоть до 1917 г. селение Гунделен относилось ко II-му участку Нальчикского округа Терской области наряду с пятью горскими обществами и слободой Нальчик. Природно-географические условия, особенности хозяйственной деятельности, ограниченность площади удобной для проживания и хозяйственного использования земли, постоянный приток безземельных жителей превратили Гунделен в предельно компактное поселение, жители которого расселялись не столько вширь, сколько концентрировались внутри имевшихся дворохозяйств. Каждому новому селу государство выделило определенное количество земли, и крестьяне, получившие соответствующий пай, попали в число коренных жителей. Всех тех, кто поселился в Гунделене после межевания земли, относили к разряду «иногородних» и не считали членами сельского общества. Гунделен, являясь самым крупным балкарским селением, по количеству дворов соперничал не только с другими селениями, но и с горскими обществами, состоящими из нескольких аулов. К моменту проведения Первой Всероссийской переписи населения в 1896 г. Гунделен состоял уже из 311 дворов, с населением 1913 человек. Там было
4 мечети, 3 мануфактурных и одна мелочная лавка. А по данным на 1900 г. в этом населенном пункте число дворов составляло 344, с 2196 душами обоего пола, зафиксировано 3 мечети и 6 торгово-промышленных заведений.

Вся жизнь сельского общества регламентировалась «Положением об аульных обществах в горском населении Кубанской и Терской областей и их общественном управлении», согласно которому в начале 70-х XIX века была выстроена местная административно-судебная структура. Было введено сельское общественное управление, состоящее из сельского схода, сельского правления и сельского суда. В конце XIX века Гунделеновское общество предоставило право присяжному поверенному Ф.И. Тимченко-Ярещенко производить геологическую разведку на своих общественных землях и устраивать технические сооружения для добычи полезных ископаемых.

Итак, к началу XX в. можно констатировать складывание в Гунделене качественно новой социально-бытовой инфраструктуры, включавшей такие несвойственные для горских поселений первой половины XIX в. элементы, как колесные дороги, культовые мусульманские сооружения, административные и общественные здания, торговые и промысловые заведения. Развитие инфраструктуры усиливало эффективность механизмов воздействия государства на традиционные институты самоорганизации. Основными каналами влияния на локальное сообщество становились местное чиновничество, инкорпорированные органы самоуправления и хозяйственная практика.

Третья глава «Гунделен в условиях революций и становления советской общественной системы (19171930-е гг.)» состоит из трех параграфов. В первом параграфе показана высокая степень общественно-поли­тической активности гунделеновцев в годы революций и Гражданской войны. Село выдвинуло из своей среды лидеров, которые сплачивали горцев вокруг большевиков, участвовали в революционных событиях, происходивших на Кавказе. Благодаря деятельности таких активистов как А. Мусукаев, М. Энеев, И. Искендеров о себе во всеуслышание заявил «красный» Гунделен. Его представители высказывали чаяния балкарцев в различных государственных органах, выступали делегатами на всевозможных съездах, занимали важные служебные посты, тесно сотрудничали с вышестоящими государственными органами. Биографии этих революционеров являются отражением эпохи и свидетельством их активного участия в событиях первой трети XX века.

Проведенное исследование позволяет говорить об активном участии гунделеновцев в революционных событиях на стороне «красных». В селении формировались отряды народной милиции, многие его жители вступили в Кабардино-Балкарский партизанский отряд. В результате белогвардейцы подвергли Гунделен страшному опустошению и грабежу, было сожжено более 60 домов. Решение
задач по ликвидации остатков контрреволюции, установлению революционного порядка и борьбе с бандитизмом в условиях Гражданской войны взял на себя созданный 26 апреля 1920 года в Гунделене сельский революционный комитет, под председательством Ибрагима Искендерова. В 1921 году была оказана помощь гунделеновцам, пострадавшим от контрреволюции.

Во втором параграфе проанализировано социально-экономическое развитие и колхозное строительство в Гунделене в условиях становления советской общественной системы. В исследовании в процессе изучения периода восстановления народного хозяйства в условиях новой экономической политики продемонстрирован процесс социального расслоения. В табличном виде представлена поквартальная социальная стратификация, в полной мере отражающая остроту классовой борьбы, развернувшейся в с. Гунделен в изучаемый период. В результате проведенного исследования выявлено, что в
с. Гунделен преобладало бедняцкое население, а не середняцкое, как в целом по Кабардино-Балкарии.

Организация колхоза в Гунделене началась весной 1930 года, хозяйству было присвоено имя погибшего от рук белогвардейцев революционера – Ахмата Мусукаева. Через полгода колхоз уже состоял из 190 хозяйств, вне которого остались только кулаки. Изучение просьб, с которыми некоторые жители села, вступив в колхоз и обобществив свое хозяйство, обращались в правление, убедительно показывает трудности адаптации к новым социально-экономическим условиям. В 1930-е гг. вся производственная деятельность в колхозе подвергалась строгой регламентации. Особенно большое внимание уделялось вовлечению женщин-горянок в колхозное строительство и  общественную жизнь селения.

В третьем параграфе подвергнута специальному изучению система административного устройства и самоуправления с. Гунделен в 1917–1930-е гг., которая постепенно эволюционировала от сельских правлений до сельских советов. В годы революционных потрясений имела место практика назначения в села правительственных старшин. Но в начале 1919 года сельским обществам округа, за исключением некоторых селений, в том числе и Гунделена, было предоставлено право выбора сельского старшины. Видимо здесь учитывалась революционная активность этих селений. Советы после многочисленных видоизменений избирались сроком на один год на общем собрании, лицами, пользовавшимися избирательным правом.

В исследовании проанализирована структура и функции сельского Совета, его взаимодействие со всеми учреждениями и общественными организациями населенного пункта. Для представления социокультурного облика локального горского общества была изучена деятельность больницы, школ, ликпунктов, изб-читален, ветеринарного пункта, различных общественных объединений.

В заключении подведены общие итоги исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИЗЛОЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Публикации в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК:

1. Текуева И.П. Балкарское селение Гунделен (70-е годы XIX–начало XX века) // Культурная жизнь Юга России. № 4 (33). – Краснодар, 2009. – С. 128–131.

2. Текуева И.П. Система административного устройства и самоуправление балкарского селения Гунделен во второй половине XIX–на­ча­ле ХХ века // Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 12 (2). – Пятигорск, 2009. – С. 124–129.

3. Текуева И.П. Самоуправление балкарского селения Гунделен в 1917–1936 гг. // Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 8. – Пятигорск, 2011. – С. 45–50.

Публикации в других изданиях:

1. Текуева И.П. Материалы Абрамовской комиссии как источник по истории Балкарии конца XIX–начала XX века // Материалы Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Перспектива-2007». Т. I. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т., 2007. – С. 72–73.

2. Текуева И.П., Муратова Е.Г. Гунделен в конце XIX–начале XX века по данным архивных источников // Архивы и общество. – Нальчик, 2007. –
№ 3. – С. 177–182.

3. Текуева И.П. Экономическое развитие с. Кенделен во второй половине XIX–начале XX века // Материалы Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Перспектива-2010». – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т., 2010. – С. 184–188.

4. Текуева И.П. Боевой путь офицера Жабраила Гаммаева из с. Кенделен // Архивы и общество. – Нальчик, 2010. – № 13. – С. 149–151, 202–204.

В печать 07.03.2012. Тираж 100 экз. Заказ № 6496.

Полиграфический участок  ИПЦ КБГУ

360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.


1 Меншиков В.В. Историческая регионалистика в контексте методологических проблем // Как изучают историю в высшей школе: опыт, перспективы, дискуссии / отв. ред. М.С. Бобкова. Вып. 4. – М., 2007. – С. 209–216; Репина Л.П. Историческая наука на рубеже XX–XXI вв.: социальные теории и историографическая практика. – М.: Круг, 2011.

2 Маловичко С.И., Булыгина Т.А. Современная историческая наука и изучение локальной истории // Новая локальная история. Вып. 1. – Ставрополь, 2003. – С. 10.

3 Административно-территориальные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность. Сборник документов / гл. ред. А.Х. Каров. – Нальчик: Эль-фа, 2000. – С. 597.

4 Гомаюнов С.А. Местная история: проблема методологии // Вопросы истории. – 1996. – № 9. – С. 161.

5 Маловичко С.И. Интеллектуальная история и разработка теоретической базы новой локальной истории в России // Политические и интеллектуальные сообщества в сравнительной перспективе. – М., 2007. – С. 132–133.

6 Кануков А.А. Законодательные акты, касающиеся Северного Кавказа, и в частности Терской области. – Владикавказ, 1914.

7 О распределении земель Большой Кабарды. Б.м, б.г.; Положение о сельских (аульных) обществах, их общественном управлении и повинностях государственных и общественных в горском населении Терской области. – Владикавказ, 1871.

8 Муратова Е.Г. Изучение истории Северного Кавказа XIX–начала XX вв. // Вопросы истории. – 2010. – № 5. – С. 161.

9 Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. Вып. 1. – Одесса, 1882; Правовые нормы адыгов и балкаро-карачаевцев в XV–XIX вв. / сост. Х.М. Думанов, Ф.Х. Думанова. – Майкоп, 1997.

10 ЦГА КБР. Ф.Р-1209. Оп. 7. Д. 70–71; Там же. Ф. 2. Оп. 1. Д. 429; Крестьянская реформа в Кабарде. Документы по истории освобождения зависимых сословий в 1867 году / сост. Г.А.Кокиев. – Нальчик: Кабгосиздат, 1947; Труды комиссии по исследованию современного положения землевладения и землепользования в Нагорной полосе Терской области. – Владикавказ, 1908.

11 Статистические сведения о Кавказских горцах, составленных в военно-народном управлении // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. 1. – Тифлис, 1868; Статистические таблицы населенных мест Терской области.
Т. II. Вып. V. – Владикавказ, 1890; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Терская область / под ред. Н.А.Троицкого. – СПб., 1905; Список населенных мест Терской области (по данным к 1 января 1914 г.). – Владикавказ, 1915.

12 ЦГА КБР. Ф. Р-1209. Оп.7. Д. 95.

13 ЦГА КБР. Ф.И-9. Оп.1. Д. 23.

14 Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика: учебник / под ред. А.К.Соколова. – М., 2004.

15 Шаханов-Джанхотов Б. Этюды из туземной жизни // Казбек. – 1899. –
№ 549; Кавказец (Б. Шаханов). О поземельном вопросе в нагорной полосе Терской области // Казбек. – 1901. – № 1028, 1029; Тульчинский Н.П. Мой ответ Шаханову-Джнхотову // Казбек. – 1899. – № 594; Он же. К земельному вопросу нагорной полосы Терской области // Терские ведомости. – 1901. –
№ 41–43, 46; Он же. Еще о поземельном вопросе в нагорной полосе Терской области // Терские ведомости. – 1901. – № 54–56.

16 Кокиев Г.А. Документы по истории освобождения зависимых сословий. – Нальчик, 1947; Документы по истории Балкарии в 2-х томах / сост. Е.О. Крикунова; Территория и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII–начале XX века / сост. Х.М. Думанов. – Нальчик, 1992; Земельные отношения в Кабарде и Балкарии: история и современность. Материалы научно-практической конференции 11 авг. 2005 г. / гл. ред. Х.М. Думанов. – Нальчик, 2005.

17 Воспоминания участников октябрьской революции и гражданской войны в Кабардино-Балкарии / гл. ред. Х.И. Хутуев. – Нальчик: Эльбрус, 1981; Документы по истории борьбы за советскую власть и образования автономии Кабардино-Балкарии (1917–1922 гг.) Нальчик: Эльбрус, 1983; Административно-территори­альные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность. Сборник документов / гл. ред. А.Х. Каров. – Нальчик: Эль-фа, 2000.

18 Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Т. 3. – СПб., 1869. – С. 135.

19 Лавров Л.И. Карачай и Балкария до 30-х годов XIX века // Кавказский этнографический сборник. Вып. IV. – М., 1969. – С. 94.

20 Гаврилов П.А. Устройство поземельного быта горских племен Северного Кавказа // Сборник сведений о кавказских горцах. – Тифлис, 1869. – Вып. 2; Кипиани М.З. От Казбека до Эльбруса. – Владикавказ, 1884; Миллер Вс., Ковалевский М.М. В горских обществах Кабарды // Вестник Европы. – СПб., 1884. – Т. 2. – Кн. 4.; Иванюков И.И., Ковалевский М.М. У подошвы Эльбруса // Вестник Европы. – 1886. – Кн. 1–2; Баранов Е.О. Очерки землевладения в горах // Терские ведомости. – 1892. – № 14, 15, 17.

21 Абаев М.К. Балкария: исторический очерк // Мусульманин (Париж). – 1911. – № 14–17.

22 Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. – Киев, 1913.

23 Крикунова Е.О. Некоторые вопросы социально-экономического развития Балкарии в пореформенный период // Ученые записки Кабардино-Балкар­ского научно-исследовательского института. Т. 17. – Нальчик, 1960. –
С. 123–147; Кумыков Т.Х. Экономическое и культурное развитие Кабарды и Балкарии в XIX в. – Нальчик, 1965; Кучмезова М.Ч. Проникновение капиталистических отношений в экономику балкарских обществ в пореформенный период // Ученые записки Кабардино-Балкарского научно-исследователь­ского института. Т. 25. – Нальчик, 1967. – С. 59–73.

24 Очерки истории балкарского народа. – Нальчик, 1961; История КБАССР с древнейших времен до наших дней: в 2 т. – М., 1967.

25 Мамбетов Г.Х. О производственных объединениях кабардинцев и балкарцев по совместному содержанию скота во второй половине XIX–начале XX вв. // Археолого-этнографический сборник. Вып. 1. – Нальчик, 1974. – С. 128–147.

26 Мамбетов Г.Х. Материальная культура сельского населения Кабардино-Балкарии (2 пол. XIX–60-е XX в.). – Нальчик, 1971. – С. 26–27.

27 Асанов Ю.М. Родственные объединения адыгов, балкарцев, карачаевцев и осетин в прошлом: (генезис и проблемы типологии). – Нальчик, 1990.

28 Мусукаев А.И. К вопросу о разделении трудовых отношений в большой семье балкарцев к. XIX–нач. XX вв. // Этнография народов Кабардино-Балкарии. Вып. 1. – Нальчик, 1977. – С. 83–91; Мусукаев А.И. О Балкарии и балкарцах. – Нальчик, 1982; Смирнова Я.С. Семья и семейный быт народов Северного Кавказа: вторая половина XIX–начало XX вв. – М., 1983; Мусукаев А.И. Об обычаях и законах горцев. Традиционные и общественные институты в советской историографической науке. – Нальчик, 1985; Думанов Х.М., Мусукаев А.И. Структура и численность семьи у кабардинцев и балкарцев по материалам 1886 года // Общественный быт адыгов и балкарцев. – Нальчик, 1986. – С. 46–52.

29 Башиев А.М. Сословный вопрос в Балкарии во второй половине XIX–начале XX века // Исторический вестник Институт гуманитарных исследований Кабардино-Балкарской республики и КБНЦ РАН. Вып. 1. – Нальчик, 2005. – С. 171–190; Баразбиев М.И. Сословие чанка в Балкарии и Карачае // Перспектива. 2005: Материалы всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Т. 2. – Нальчик, 2005. – С. 292.

30 Геграев Х.К. Этнодемография Балкарии в XIX–начале XX вв.: дисс…канд. ист. наук. – Нальчик, 2003.

31 Калмыков Ж.А. К вопросу о сельском административном управлении в Кабарде и Балкарии // Ученые записки Кабардино-Балкарского научно-иссле­до­ва­тель­ского института. Т. 26. – Нальчик, 1974. – С. 42–58; Он же. Установление российской администрации в Кабарде и Балкарии (конец XVIII–начало XX века). – Нальчик, 1995.

32 Зумакулов Б.М. Институт выборов в истории Кабардино-Балкарии. – Нальчик, 1989.

33 Кузьминов П.А. Крестьянская реформа на Северном Кавказе: проблемы и решения // Известия международной Академии наук высшей школы. – 2002. – № 4. – С. 87–100; Тамазов М.С. Модернизация России и крестьянский вопрос в Кабарде и Балкарии в 60–70-х гг. XIX в.: автореф. дисс…канд. ист. наук. – Нальчик, 2002.

34 Думанов Х.М. Правда о границах // Кабардино-Балкарская правда. 1991. 10 декабря; Хутуев Х.И. Была ли граница? // Советская молодежь. – 1992. – 28 февраля.

35 Земельные отношения в Кабарде и Балкарии: история и современность. Материалы научно-практической конференции 11 августа 2005 г. / гл. ред. Х.М. Думанов. – Нальчик, 2005.

36 Муратова Е.Г. Социально-политическая история Балкарии XVII–начала XX века. – Нальчик, 2007.

37 Муратова Е.Г. Исследование демографической и социально-экономической структуры балкарских обществ в условиях российской модернизации второй половины XIX–начала XX века на основе массовых источников // Идеи академика И.Д. Ковальченко в XXI веке. Материалы IV Научных чтений памяти академика И.Д. Ковальченко. – М.: МГУ, 2009. – С. 131–139.

38 Улигов У.А. В борьбе за Советскую власть в Кабардино-Балкарии. – Нальчик: Эльбрус, 1969; Бугай Н.Ф. Ревкомы в национальных округах Северного Кавказа (1919–1920). – Нальчик: Эльбрус, 1977; Улигов У.А. Социалистическая революция и Гражданская война в Кабарде и Балкарии и создание национальной государственности кабардинского и балкарского народов (1917–1937 гг.). – Нальчик: Эльбрус, 1979; Улигов У.А. Солдаты Октября (историко-биографические очерки). – Нальчик: Эльбрус, 1981; Улигов У.А., Шабаев Д.В. За власть Советов. – Нальчик: Эльбрус, 1987.

39 Улигов У.А., Шабаев Д.В. За власть Советов. – Нальчик: Эльбрус, 1987.

40 Бугай Н.Ф. Ревкомы в национальных округах Северного Кавказа (1919–1920 гг.). – Нальчик: Эльбрус, 1977.

41 Хакуашев Е.Т. Кабардино-Балкария в годы восстановления народного хозяйства СССР (1921–1925). – Нальчик, 1962; Ацканов М.Х. Экономические закономерности перехода к социализму бывших национальных окраин России (на примере Кабардино-Балкарии). – Нальчик, 1963; Мамбетов Г.Х., Мамабетов З.Г. Социальные противоречия в Кабардино-Балкарской деревне в 20–30-е годы. – Нальчик: Изд-во КБНЦ РАН, 1999.

42 Хубулова С.А. Крестьянство Северного Кавказа в конце XIX–первой четверти XX вв. (Этнодемографические и социально-экономические аспекты развития): дисс...д-ра ист. наук. – Владикавказ, 2003; Лаврова Н.С. Аграрные преобразования и развитие села в Кабардино-Балкарии в 20–30-е годы XX века: автореф. дисс…канд. ист. наук. – Нальчик, 2004.

43 Обычай и закон в письменных памятниках Дагестана V–начала XX в. Т.II. В царской и ранней советской России / сост. и отв. ред. В.О. Бобровников. – М., 2009.

44 Сабанчиев Х.-М.А. Пореформенная Балкария в отечественной историографии. – Нальчик: Эльбрус, 1989; Кузьминов П.А. Эпоха реформ 50–70-х годов XIX века у народов Северного Кавказа в дореволюционном кавказоведении. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2009; Муратова Е.Г. Историографические итоги изучения истории Балкарии XVII–XIX веков // Кавказский сборник. Т. 6 (38). –
М., 2010. – С. 147–156.

45 Кринко Е.Ф., Хлынина Т.П. История Северного Кавказа в 1920–1940-е гг.: современная российская историография. – Ростов-на-Дону, 2009.

46 Владимирова В. Солнце над горами // Кабардино-Балкарская правда. – 1967. 26 окт.; Ташилова Р. Гунделену – 100 лет // Советская молодежь. – 1969. 2 сент.; Улаков З. Председатель народного Совета // Кабардино-Балкар­ская правда. – 1981. 2 сент.; Кашхатау до революции // Колхозная жизнь. – 1987. 3 ноября; Таукенов Б. Новь Гунделена: в трудовых коллективах // Кабардино-Балкарская правда. – 1989. 15 авг.; Кашхатау до революции // Трудовая слава. – 1990. 8 дек.; Маммаев А. Кенделен сегодня // Заман. – 2001. 12 дек.

47 Мамбетов Г.Х. Куба в прошлом и настоящем. – Нальчик, 1968; Жемухов С.Н., Мусукаев А.И. История с. Кахун. – Нальчик, 1998; Мизов А.Л. История с. Псы­гансу. – Нальчик, 2001; Саральпов Б.К. Нижний Черек. – Нальчик, 2001; Калмыков Ж.А. История с. Зарагиж: к 80-летию основания. – Нальчик, 2006.

48 Улаков З.М. Гунделен. – Нальчик, 1972.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.