WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

САМОТУГА ЕКАТЕРИНА АЛЕКСЕЕВНА ЛИНГВОКОГНИТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДИСКУРСА ГЛЯНЦЕВЫХ ЖУРНАЛОВ: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ (НА МАТЕРИАЛЕ РОССИЙСКОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА “COSMOPOLITAN” за 2005-2011 гг.) Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Белгород – 20

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» (НИУ «БелГУ»)

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Полонский Андрей Васильевич Токарев

Официальные оппоненты: Григорий Валериевич, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагоги ческий университет им. Л.Н. Толстого», за ведующий кафедрой документоведения и стилистики русского языка Семененко Наталия Николаевна, кандидат филологических наук, доцент, Староосколь ский филиал ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследова тельский университет», доцент кафедры фи лологии

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет»

Защита состоится «15» мая 2012 г. в «16.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.015.03 по присуждению учёной степени доктора филологических наук в Белгородском государственном национальном исследовательском университете по адресу: 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, корп. 17, Зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Белгородского государственного национального исследовательского университета.

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент Е.А. Огнева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Рубеж XX-XXI вв. характеризуется кардинальными изменениями в языковом сознании русского человека, испытывающего давление со стороны речемыслительных практик современных масс-медиа, на что обращают внимание исследователи (М.Н. Володина, Л.Р. Дускаева, О.В. Загоровская, М.Ю. Казак, Ю.Н. Караулов, Н.И. Клушина, В.Г. Костомаров, Н.Б. Мечковская, А.В. Полонский, С.И. Сметанина, Г.Я. Солганик и др.). Сегодня массмедийное слово стало не только выразителем общественного сознания, но и обозначением нового способа освоения человеком окружающей действительности, реальным конструирующим фактором.

Актуальность диссертационного исследования определяется необходимостью осмысления, с одной стороны, всё возрастающей роли современных масс-медиа в формировании концептуальной картины мира общества, а с другой – в активизации технологий массмедийного слова и усилении его моделирующего воздействия на сознание человека. Общество нуждается в объективном знании того фрагмента социальной коммуникации, который оказывает решающее влияние на человека и на характер его языка. В массмедийном дискурсе воспроизводятся зачастую становящиеся доминантными принципы порождения и оперирования смыслами и словами. В этом процессе самое активное участие принимают глянцевые журналы не только как факт современной российской жизни, но и как проводники «гламура» – особой предлагаемой современному человеку идеологии и стиля жизни. Настоящее исследование ориентировано на изучение глянцевых журналов как особого типа сознания, сущность и способы языковой объективации которого ещё не получили своего завершающего осмысления. Научное сообщество ещё не осознало до конца феномен «глянцевания мысли» (А.В. Полонский) как лингвокогнитивного механизма конструирования общества в его гендерной парадигме.

Цели исследования – выявить лингвокогнитивные особенности дискурса глянцевых журналов как особого когнитивно-прагматического механизма и особого типа сознания с присущими ему мотивационно-целевыми и мировоззренческими установками, реализующимися в общем настрое на определённое видение жизни, с присущими ему культурно детерминированными особенностями концептуализации действительности, системой смыслов (когнитивных, аксиологических, нормативно-регулятивных), принципами их производства и трансляции.

Задачи исследования:

1) рассмотреть глянцевые журналы как тип издания;

2) проанализировать существующие лингвокультурологические, социолингвистические и коммуникативные концепции массмедийного дискурса;

3) уточнить статус понятия «гендер» в категориальном аппарате современной социолингвистики, гендерной лингвистики и лингвокультурологии;

4) проанализировать и систематизировать лингвистические и культурологические подходы к изучению гендерной проблематики;

5) уточнить содержание современных гендерных стереотипов и гендерной ролевой идеологии;

6) выявить лингвокогнитивные механизмы концептуализации феминности.

Объектом исследования являются лингвокогнитивные особенности дискурса глянцевых журналов как культурно обусловленной и социально регламентированной практики (процесса и результата) объективации в совокупности характерных, жанрово специфицированных текстов сознания, особенно чувствительной к гендерной культурно-символической репрезентации.

В качестве предмета исследования выступают языковые и лингвостилистические средства репрезентации в глянцевых журналах феминной культурносимволической формы как «ментальной истории», включающей гендерные предикации о человеке, систему его знаний, стереотипов и содержательных формул, стиль мышления и речеповеденческие практики.

Научная новизна диссертации состоит в том, что (1) определены лингвокогнитивные особенности дискурса глянцевых журналов как особого типа сознания с присущими ему мотивационно-целевыми и мировоззренческими установками, культурно детерминированными особенностями концептуализации действительности, системой когнитивных, аксиологических и нормативнорегулятивных смыслов, принципами их производства и трансляции; (2) выявлены способы и средства языковой объективации в дискурсе глянцевых журналов гендерных культурно-символических форм; (3) определена специфика дискурсивного сознания глянцевых журналов посредством выявленных особенностей его языковой объективации.

Теоретической и методологической основой исследования послужили научные труды ведущих российских и зарубежных исследователей, таких как:

Н.Ф. Алефиренко, Е. Барминьски, А. Вежбицкая, О.Д. Вишнякова, В.З. Демьянков, Р. Джеккендофф, В.В. Красных, Е.С. Кубрякова, И.Б. Левонтина, В.А. Маслова, Р.И. Павиленис, О.Н. Прохорова, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, Г.В. Токарев и др. (в области когнитивной лингвистики и лингвокультурологии);

В.В. Богуславская, Н.С. Валгина, Р. Гаррет, Т.Г. Добросклонская, Л.Р. Дускаева, О.В. Загоровская, В.Г. Костомаров, И.П. Лысакова, М.Ю. Казак, Н.И. Клушина, В.И. Коньков, А.В. Полонский, Н.Б. Сметанина, Г.Я. Солганик, С. Титчер, В.Е. Чернявская, Т.В. Чернышова, Н.В. Чичерина и др. (в области медиалингвистики, медиастилистики и языка масс-медиа);

Н.Д. Арутюновой, Е.И. Голованова, Т. Дейк ван, О.С. Иссерс, В.И. Карасик, Е.А. Кожемякин, А.А. Кибрик, Х. Кюссе, У. Маас, М.Л. Макаров, Н.Б. Мечковская, Б.Я. Мисонжников, О.Л. Михалёва, А.В. Полонский, Ю.Е. Прохоров, Н.Н. Трошина, М. Фуко, Ю. Хабермас, З. Харрис, В.Е. Чернявская и др. (в области теории дискурса, дискурса масс-медиа и массовой коммуникации);

Н.И. Ажгихина, Ю. Вилльямс, И.А. Жеребкина, А.В. Кирилина, Е.И. Горошко, Е.С. Гриценко, Р. Лакофф, О.А. Лалетина, Дж. Хофстед, И. Шаберт и др. (в области гендерологии и гендерной лингвистики);

Р. Барт, Я.Н. Засурский, И.П. Ильин, А.С. Кармин, Н.Б. Кириллова, А.П. Короченский, М. Коул, Ю. Кристева, А. Левинсон, С.Я. Левит, М.Н. Липовецкий, Ю.М. Лотман, Г.М. Маклюэн, Б.В. Марков, Д. Мацумото, И.С. Скоропанова, Г.К. Триандис, В.В. Ученова, Т.В. Цивьян и др. (в области исследований масс-медиа, культуры и социографии).

Эмпирической базой диссертационной работы послужило российское издание журнала «Cosmopolitan» – одного из самых популярных, предназначенных для женщин глянцевых журналов, выходящего в настоящее время на языках и распространяемого более чем в 100 странах мира. Картотека, насчитывающая более 5000 контекстов, составлена методом сплошной выборки из журнала «Cosmopolitan» за 2005-2011 гг. в его печатной и интернет-версии (www.cosmo.ru).

Полученные результаты и основные выводы исследования позволяют сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Глянцевые журналы представляют собой сегмент современного массмедийного дискурса, претендующий сегодня на роль важнейшего разработчика и поставщика социокультурных, идейно-содержательных, духовнонравственных и стилистико-эстетических форм, получающих серьёзное идеологическое обеспечение со стороны ангажированных субъектов социальной сферы. Важнейшей особенностью дискурсивной природы глянцевых журналов является разработка, производство и трансляция гендерных культурносимволических форм, характер которых определяется идеологией успеха и элитарности.

2. Дискурс глянцевых журналов объективирует постмодернистский тип сознания, сущность которого обнаруживается: в свободной приспосабливаемости знаний к контексту как внутреннему (репрезентируемой на страницах журнала ментальной, ценностно-смысловой и эмоционально-волевой сфере автора и адресата), так и внешнему – социально-культурным условиям; в толерантности к разного рода неточностям и противоречиям, благодаря чему обеспечивается адаптация человека к меняющемуся окружению; в свободном оперировании разными типами знания (когнитивными смыслами): понятийно-логическими, то есть системно организованными, проверенными, обоснованными и логически выверенными; интуитивно-практическими, несистематизированными, основанными на практическом наблюдении; мистикомифологическими, логически непроверяемыми верованиями и суевериями; в свободном переходе от одного типа знания к другому в пределах одного смыслового фрагмента; в бесконфликтном совмещении конкурирующих или корректирующих друг друга знаний и суждений.

3. В дискурсе глянцевых журналов разрабатываются и транслируются такие культурно-символические типы (формы) феминности, как: «светская львица», «фам-фаталь», «бизнес-леди», «домашняя львица» и др., в содержании которых доминирующими становятся смыслы способности, конкуренции, завоевания, обладания, удовольствия, престижа, формирующиеся посредством лингвокогнитивной разработки концептов «успех» и «элитарность».

4. Особенности языковой объективации культурно-символической формы феминности свидетельствуют о её конструировании на страницах журнала «Cosmopolitan» посредством включения стереотипно-мужских признаков, репрезентированных языковыми, стилистическими и когнитивными средствами.

Опорными в формировании «глянцевой модели» женщины становятся «мужские» метафоры работа, карьера, автомобиль и концептуальные формулы «бери от жизни всё», «для человека нет ничего невозможного», «программируй себя на успех», «стань звездой», «ты этого достойна», «никогда не игнорируй свои чувства» и др.

5. В конструировании культурно-символической формы феминности задействованы морфологические средства русского языка, механизм языковой игры, прием стилизации, эвфемизации и дисфемизации, а также средства лингвосоматики и лингвоцинизмы.

6. Языковая репрезентация гендера в журнале «Cosmopolitan» свидетельствует об усложнении гендерной идентификации, о смещении типично «женского» и «мужского» сознания в направлении усиления «мужского».

Теоретическая значимость исследования определяется осмыслением феномена «глянцевания» мысли как лингвокогнитивного механизма конструирования общества в его гендерной парадигме, систематизацией языковых средств конструирования гендера в одном из претендующих на особую значимость ключевых сегментов массмедийного дискурса (дискурса глянцевых журналов) и соотнесении дискурсивно конструируемых культурно-символических форм феминности с идеологическими пропозициями современной культуры.

Полученные результаты являются вкладом в дальнейшее развитие когнитивной и лингвокультурологической парадигмы научных знаний, гендерную лингвистику, медиалингвистику, теорию массовой коммуникации и дискурсологию.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных результатов в теоретических и практических курсах по стилистике русского языка, русской лексикологии, культуре русской речи, общему языкознанию, спецкурсах по гендерной лингвистике и межкультурной коммуникации в филологических и лингвистических вузах. Полученные результаты могут быть использованы в разработке государственных программ поддержки русского языка и культуры речи, а также в формировании государственной языковой политики в сфере массовой коммуникации.

Апробация работы. Научный проект «Особенности гендерной парадигмы дискурса современных российских “глянцевых” журналов (2009-2010 гг.)» получил в 2009-2010 гг. поддержку в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 20092013 гг. (реализация мероприятия № 1.3.2 Проведение научных исследований целевыми аспирантами).

Основные положения и выводы исследования были изложены на научнопрактических конференциях: на международной научно-практической конференции «Журналистика и медиаобразование» в Белгородском государственном университете (г. Белгород, 2008 г. и 2010 г.); на всероссийской научнопрактической конференции «Проблемы массовой коммуникации: новые подходы» в Воронежском государственном университете (г. Воронеж, 2008 г.); на международной научно-практической конференции «Мировые стандарты современной журналистики» в Черкасском национальном университете им. Богдана Хмельницкого (Украина, г. Черкассы, 2010 г.); на всероссийской научнопрактической конференции «Проблемы массовой коммуникации» в Воронежском государственном университете (г. Воронеж, 2010 г. и 2011 г.); на международной научной конференции «Языковые измерения: пространство, время, концепт» на факультете иностранных языков ФГОУ ВПО «Военный университет» (г. Москва, 2010 г.); на международной научно-практической конференции «Журналистика в 2010 году. СМИ в публичной сфере» на факультете журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова (г.

Москва, 2011 г.).

По теме диссертации опубликовано 14 научных работ, в том числе 3 из них в ведущих научных изданиях, общим объемом 4,2 п.л.

Структура диссертации включает Введение, три главы, Заключение, Список использованной литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень её научной разработанности, определяются объект и предмет исследования; формулируются цель и задачи, представлены методологические основы диссертации; сформулированы положения, отражающие новизну и теоретико-практическую значимость работы; формулируются положения, выносимые на защиту; приводятся данные об апробации положений диссертации.

Первая глава «Глянцевые журналы в современном массмедийном дискурсе». В параграфе 1.1 «Понятие массмедийного дискурса в парадигме современных научных исследований» анализируется теоретическая база исследования, рассматриваются основные научные подходы к данной проблематике. Дискурс, вслед за другими исследователями, понимается в работе как социально обусловленный процесс объективации определённого типа сознания, процесс порождения, обработки и передачи знания.

Спецификация дискурса производна от объективируемого в совокупности объединённых тематически и прагматически текстов сознания, поэтому дискурс репрезентирует посредством характерных для него механизмов и приёмов свои содержательные формы в присущих ему дискурсивных формулах – характерных словах, речевых оборотах и клише.

В этом ключе интерпретируется и массмедийный дискурс как «совокупность процессов и продуктов речевой деятельности в сфере массовой коммуникации» (Т.Г. Добросклонская) и как социально регламентированная практика объективации в совокупности массмедийных текстов массового сознания (А.В. Полонский).

Массмедийный дискурс входит в круг интересов когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, социолингвистики, коммуникативистики, дискурсологии, а также социологии и культурологии, что объясняется природой массовой коммуникации. Приоритетным подходом в изучении массмедийного дискурса является дискурсивно-когнитивный подход. Средства массовой информации не только отображают мир, но и интерпретируют его, создавая тем самым особую картину мира. Массмедийный дискурс отличается в настоящее время заметными изменениями в стратегиях и тактиках речевого поведения его участников, что также служит основанием для изучения его в коммуникативно-прагматическом аспекте.

В массмедийном дискурсе воспроизводятся социально доминантные принципы порождения и оперирования смыслами (А.В. Полонский), а также существующие в обществе идеи и настроения. Следовательно, осмысление ключевых признаков современного массмедийного дискурса, отличающегося, как известно, «своей всеядностью» (Попова, Стернин 2006), дает востребованное знание об обществе и о характере осуществляемого посредством масс-медиа диалога, в котором разрабатываются его основные содержательные формулы.

Параграф 1.2 «Глянцевый журнал как феномен массовой культуры и коммуникации» посвящён осмыслению глянцевых журналов как уникального феномена современного общества.

В основе массовой культуры лежит специфическая философия стандартизации на основе упрощения и усреднённости, а также специфическая эстетика синтеза вербальных знаков и визуальных при явном доминировании вторых, поэтому глянцевые журналы ориентированы прежде всего на просмотр, обслуживание визуальных потребностей аудитории, визуальносемантическое кодирование информации. Методологически важными для исследования является понимание сущности глянцевых журналов и их культурной роли в современном обществе, чаще всего справедливо подвергаемых критике как феномен консюмеризма и социального эгоизма.

В современной системе масс-медиа глянцевый журнал представляет собой иллюстрированное периодическое печатное издание, отличающееся высоким полиграфическим качеством и разнообразной тематикой, чрезвычайно чувствительной к потребностям аудитории. Главная цель глянцевых журналов – сформировать у аудитории ощущение включённости, близости или причастности к социальной элите, обнаруживающей особые мировоззренческие и эстетико-стилистические признаки. Поэтому особое внимание в глянцевых журналах уделяется значению и стилистике слова, фразы, создаваемым образам, яркости, интенсивности и характеру цвета, способу подачи информации, насколько они реализуют предикацию «позитивность – это реальность». Тем не менее глянцевый журнал – это «неоднозначный культурный проект… это не просто журнал стиля жизни с ключевым концептом “гламур”, дающий женщине или мужчине актуальные образцы элитарности и вкуса, а массмедийный мировоззренческий проект (ресурс) современного общества, претендующий сегодня на ведущую роль в формировании общественного сознания… это механизм жёсткого конструирования социально-культурной реальности, всех её практик, содержательных и культурно-символических форм, культурной, мировоззренческой и гендерной идентичности личности, культуры повседневности» (А.В. Полонский).

В параграфе 1.3 «Особенности когнитивного пространства дискурса глянцевых журналов» рассматриваются особенности дискурса глянцевых журналов – сегмента современного массмедийного дискурса, претендующего сегодня на роль главного поставщика идейно-содержательных образцов и эталонов общественного вкуса. При осмыслении дискурса глянцевых журналов как феномена сознания методологически важно помнить мысль М. Мамардашвили о том, что «сознание – это парадоксальность, к которой невозможно привыкнуть», поэтому интерпретация объективированных в языке «событий сознания» требует избегать упрощений и механистичности.

Как показал проведённый анализ текстов журнала «Cosmopolitan», мотивационно-целевая установка дискурса глянцевых журналов заключается во внедрении в общественное сознание особой культурно-символической логики, апеллирующей, с одной стороны, к массовому стандарту как элитарному, а с другой – к философии успеха и социального эгоизма.

Воспроизводимое дискурсом глянцевых журналов сознание определяет его когнитивную модель, особенность которой проявляется: 1) в неограниченной свободе оперирования разного типа знаниями (научными, житейскими, мистико-мифологическими) и беспрепятственном переходе от одного типа знания к другому: «Для организма проснуться – это значит позавтракать. Обязательны глюкоза и жиры – топливо для мозга, именно поэтому за завтраком ты спокойно можешь позволить себе сладкое, и оно не повредит твоей фигуре»; «Жизнь Близнецов определяет полезная информация.

Их кредо – знать всё и раньше всех. Ключевые слова: интересно, быстро, знание, информация, разнообразие, вариант, лёгкость»; 2) в свободном переходе от одного типа знания к другому в пределах одного смыслового фрагмента; 3) в бесконфликтном совмещении оппонирующих друг друга суждений: «Мужская жадность – тема практически табуированная: с одной стороны, об этом вроде не принято говорить, с другой – у каждой из нас есть что рассказать»; «Щедрость – лучшее качество, присущее большинству представителей сильного пола… Стоит только присмотреться, как ты заметишь, какой он отзывчивый, нежный, внимательный, щедрый!».

Потенциальные и реальные противоречия между разного рода знаниями и суждениями, транслируемыми дискурсом глянцевых журналов, снимаются характерной для данного типа дискурса установками на успех (философию и практику позитивного и эффективного человека) и гедонизм (философию и практику эмоционально-чувственного и интеллектуального наслаждения), содержащихся в любом информационно-смысловом носителе (объекте, имидже, бренде, имени, идее, образе).

Успех в дискурсе глянцевых журналов концептуализируется в его проекции, с одной стороны, на престижную вещь («super вещь»), с другой – на карьерный рост, обеспечивающий достижение стандарта элитарности, а также эмоционально-чувственного и интеллектуального наслаждения. Установка на успех воплощается в образе нацеленной на социальную самореализацию эмансипированной женщины («Безумные деньги. У них нет образования, но они заработали миллионы»; «Ловушки карьерного восхождения»; «Кто на новенького? Учимся вливаться в коллектив»; «Госпроверка: пройди и получи работу. Как выдержать собеседование и устроиться работать в государственное учреждение»). «Женщина Cosmo» выстраивает свою жизнь по собственным канонам («строит свою судьбу собственными руками, знает цену себе и своим желаниям, умеет эти цены сопоставлять и действовать исключительно в собственных интересах»).

Установка на гедонизм активно и многообразно разрабатывается через апелляцию к престижной, модной вещи, а также к красоте здорового тела и лица («Модная идея. Non-stop! Комплекты для самых весёлых вечеринок»;

«Генеральная уборка. Шлаки – это миф»; «Девушка Cosmo в эту минуту… проводит время с пользой для души и тела»).

В разработке доминантных установок журнала преобладают концептуальные формулы: «никогда не игнорируй свои чувства», «бери от жизни всё», «для человека нет ничего невозможного», «стань звездой», «счастье есть», «ты этого достойна», «шагай в ногу с модой», «программируй себя на успех» и др.

Особенностью дискурса глянцевых журналов, обнаруживаемой на примере журнала «Cosmopolitan», является актуализация гендерной культурносимволической дифференциации, выстраивающейся на акцентировании стереотипов мужественности и женственности. Героиня глянцевых журналов выступает против архаичного разделения мира на мужчин и женщин, отказываясь от статуса слабого пола. «Женщина Cosmo» приобретает качества лидера, успешно отвоёвывая своё место в мире мужчин – «в мире сильных и могучих».

Анализ содержательной стороны журнала «Cosmopolitan» показывает наличие следующих ключевых тематических блоков, вокруг которых организуется текстовое (информационное) пространство данного издания:

1) «красота» – включает когнитивные признаки «внешность» («Твоё лицо.

Улучшаем губы, глаза и зубы»; «Лицо и тело. Девушкам важно быть прекрасными от корней волос до кончиков ногтей») и «здоровье» («Здоровье на пятерку. Всего 5 несложных правил – и ты всегда в хорошей форме!»; «2 литра в одни руки. От того, сколько и какую воду ты употребляешь, зависит твоё самочувствие»); 2) «мода» – когнитивные признаки «стиль» и «исключительность» («Ночь желаний. Экстравагантные образы для зимнего праздника: шёлк, леопардовый принт и массивные украшения»; «Тебя ждёт платье твоей мечты»); 3) «карьера» – когнитивные признаки «самореализация», «независимость», «успех» («Досье успешной женщины»;

«Увольте всех начальников из своей жизни»; «Найти работу легко!»); 4) «женщина и мужчина» – когнитивные признаки «сексуальность», «идеальное партнёрство», «победитель – побеждённый», «любовь», «семья» («Мужская реакция на женскую инициативу»; «Настаивать нельзя, терпеть. Когда запятую приходится ставить не туда, куда хочется»; «Как сохранить любовь на расстоянии»; «Как мужчины проверяют нас на хозяйственность, меркантильность и пригодность к семейным отношениям»; «Люби на здоровье»; «Секрет счастливой семьи»).

Одним из ключевых признаков дискурса глянцевых журналов является характерный способ концептуализации действительности, проявляющийся в преобладании образно-символической интерпретации опыта освоения объекта.

Доминирующей когнитивной единицей дискурса глянцевых журналов является образ как проектируемая в сознании субъективная картина мира, отражающая продвигаемую идеологию. Образ позволяет читательской аудитории ощутить новый опыт переживания как свой. Следовательно, преобразованная, то есть переведённая на язык образов, вещь (одежда популярных марок, помады, кремы, парфюм) создает ощущение сопричастности к моделируемому журналом престижному образу жизни («Безупречная классика, цветочная мистерия! Фото фаворитов в мире парфюма. Тем, чьё амплуа – обаяние наследницы престола,...»).

Важной особенностью дискурса глянцевых журналов является характер востребованных в нём коммуникативных стратегий. Среди коммуникативных стратегий глянцевых журналов доминирующей является стратегия манипулирования, одним их приемов которой является использование тыформ (личных местоимений и глагольных форм 2-ого лица, риторического восклицания или риторического вопроса, обращения, рассчитанных на эмоциональную или интеллектуальную реакцию адресата). Стратегия манипулирования в глянцевых журналах формирует особую концептуальную картину мира, ценностными доминантами которой становятся «обладание», «успех» и «наслаждение» («Если бы ты шла по улице и встретила волшебника, и он бы сказал: “Девочка, я исполню любое твоё желание! Но только одно, не торопись, подумай очень хорошо…” Что бы ты попросила? Спорим, ты, как и я, иногда (хотя бы изредка!) воображаешь себе такую нелепую ситуацию? Ну и что! Не стоит стесняться. Более того – то, что волшебников со стопроцентной вероятностью не существует, ещё никто не доказал, так что у нас с тобой есть хотя бы минимальный шанс, хотя бы тень шанса на встречу с одним из них»).

Таким образом, в журнале «Cosmopolitan» репрезентируется особый тип сознания – постмодернистский, которому присуща особая культурносимволическая логика, толерантная к разного рода неточностям и противоречиям, обеспечивающая адаптацию человека к меняющемуся окружению.

Вторая глава называется «Гендер как лингвокогнитивная категория». Параграф 2.1 «Гендер в социолингвистическом и прагмалингвистическом аспектах» посвящён рассмотрению понятия гендер, под которым мы вслед за другими исследователями понимаем социально-культурный феномен, включающий совокупность признаков речемыслительной практики и поведения, ассоциируемых в определённой культуре с представителями мужского и женского пола. Мы разделяем точку зрения исследователей о том, что «принятый в лингвистике антропоцентрический подход к языку предполагает усиленное внимание ко всем параметрам человеческой личности, отражающимся в языке… Гендер, понимаемый как культурно обусловленный и социально воспроизводимый феномен, представляет один из таких параметров…» (Кирилина 2002). Гендер конструируется социокультурной практикой. В любом обществе формируется своё представление об истинно «мужском» и «женском» и, соответственно, система норм поведения, предписывающая характер исполнения определённых гендерных ролей.

Как культурно-символический пол гендер не является собственно языковой категорией, однако его содержание может быть раскрыто посредством анализа языковых репрезентаций, что и объясняет особую востребованность лингвистических исследований, нацеленных на выявление особенностей в этом аспекте коллективного сознания, а также «ментального климата» (Е.И. Горошко), характерного для современного общества с присущими ему гендерными стереотипами.

В параграфе 2.2 «Гендерные стереотипы и гендерная идеология» рассматриваются особенности гендерных представлений, характерных для массового сознания. Гендерный стереотип отражает сформировавшиеся в определённой культуре обыденные представления и мнения об эталоне мускулинности и феминности. Традиционно гендерные стереотипы связаны с представлениями о существующих в обществе стандартах поведения, социальных ролях, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Мужчины более активны, независимы, склонны логически мыслить, доминантны, а женщины пассивны, зависимы, нерациональны, менее агрессивны и более чувствительны. Мужской стиль общения отличается стремлением к переменам, к расширению своего пространства, женский – стремлением к стабильности и локализации. Представления о мускулинности и феминности соотнесены с разными фрагментами «картины мира»: для мужчин – это прежде всего спорт, охота, автомобили, профессиональная и военная сфера; для женщин – окружающий обыденный мир, рождение и воспитание детей, домашний очаг, природа. Современные масс-медиа являются основными поставщиками и разработчиками гендерных образцов.

Параграф 2.3 «Язык как основное средство конструирования гендерной идентичности» посвящён вопросу природы и характера гендерных особенностей использовании языка. Исследования языковых особенностей обнаружения гендера были проведены на материале разных языков – английского, немецкого, русского и некоторых других. Как свидетельствуют результаты исследований, в большинстве случаев целесообразно говорить не о жёстких законах речемыслительной репрезентации мужчин и женщин, а лишь о значимых тенденциях. Женщины и мужчины, безусловно, по-разному оперируют закреплёнными в коллективном языковом сознании смыслами, в какой бы форме они ни были представлены (понятийной, образной, символической), что отражается на характере социально-языковой практики и её стилистическом оформлении (Е.И. Горошко, Е.С. Гриценко, А.В. Кирилина, А.В. Полонский, В.Н. Телия).

На разных уровнях языка исследователи выделяют следующие группы гендерной идентификации: • фонетические – высота тона, тембр голоса, интонация, паузы и т.д.; • морфологические – более активное употребление определённых частей речи и словоформ; • лексические – употребление слов, содержащих в значении семантический компонент «феминности» или «мускулинности» (например, преобладающее использование в женской речи обращения «мужчина», а также таких лексем, как «платье», «бусы» и т.п.); • стилистические – преимущественное употребление тех или иных стилистических приёмов и стилистически окрашенных средств (например, к «типично» мужским относятся дисфемизмы и лингвоцинизмы, а к женским – средства выражения повышенного эмоционального состояния).

Феномен женской речи впервые описала, как известно, Робин Лакофф.

Исследователями установлено, что приметой женского языкового сознания является тенденция к объективации смыслов посредством преимущественно:

1) имён существительных, причём не абстрактных, а конкретных (А.В. Кирилина), привязанных к фактам реальной жизни, в её конкретности и стабильности форм; 2) имён прилагательных, считывающих признаки с освоенных в практике жизни объектов и выражающих прежде всего положительную оценку; 3) наречий, выражающих чаще всего положительное субъективнооценочное значение; 4) диминутивов, уменьшительно-ласкательных форм имён существительных и прилагательных, передающих субъективное эмоциональнооценочное отношение к объекту (что особенно характерно для речи женщин определенного эмоционального склада); 5) междометий, специализирующихся на выражении положительной эмоции и обнаруживающих «компенсационный или мобилизующий характер эмоциональных элементов женской речи» (Трещалина 1998); 6) эпитетов, фокусирующих, по мнению В.Г. Глушковой, субъективные особенности эстетического и эмоционального восприятия действительности и её экспрессивного выражения, в противоположность определениям как результату рационально-логического познания мира, в котором редуцируется познающий субъект; 7) олицетворений, отражающих способность воспринимать мир в образе, а чувственно-интуитивная форма мысли, как известно, в большей степени присуща женскому сознанию.

Как видим, типичным свойством женской речи является явное преобладание наименования над действием, тенденция к обнаружению высоко концентрированной эмоции, экспрессии, эмоционально-оценочной лексики и уменьшительных суффиксов, образности и положительной оценочности.

Третья глава «Типы феминности в глянцевых журналах и особенности их языковой репрезентации» посвящена выявлению лингвостилистических средств, объективирующих смысловое пространство феминности в глянцевых журналах как особом типе сознания.

В параграфе 3.1 «Типы феминности в журнале “Cosmopolitan”» рассматривается ключевые типы, выявленные на основе анализа языкового материала:

«светская львица», «фам-фаталь», «бизнес-леди», «домашняя львица» и др.

«Светская львица». Формирование этого типа происходит посредством лингвокогнитивной разработки концептов «успех», «элитарность», «красота» («Перед зеркалом»; «Секрет идеального макияжа»; «Девушка Cosmo в эту минуту… Проводит время с пользой для души и тела») и «стиль» («Как носить этнику»; «Ранней весной носи клоги с носками или вязаными гольфами – и стильно, и тепло!»), а также лейбл-символов – известных дорогих брендов:

Tommy Hilfiger, Armany, Gap, Marco Polo, D&G, D2, Y3, Just Cavalli, Juicy и др.

«Фам-фаталь» – тип «роковой» женщины, который частично перекликается с типом «светской львицы», однако в его разработке помимо «красоты», «элитарности», «стиля» и «успеха» задействован концепт «сексуальность» («Роковые женщины рождены, чтобы войти в историю. Вокруг них вечно летят головы, разбиваются сердца и разгораются гомеровские страсти»; «Неожиданные способы доставить удовольствие себе и ему»). Основная образная составляющая этого типа, сексуальность женского тела, представляется в качестве объекта сексуального желания («Мужчины падают к их ногам, а женщины бросают вслед завистливые взгляды»).

Формирование феминного типа «бизнес-леди» происходит посредством репрезентации образов успешных женщин и лингвокогнитивной разработки концептов «карьера», «успех», «независимость», «привлекательность», «элитарность» («Секреты профессионального успеха для молодых карьеристок»;

«Как стать богаче»; «Идеи для своего бизнеса»; «Держи марку!»; «Марка успеха»).

«Домашняя львица» – феминный тип, который формируется посредством лингвокогнитивной разработки концептов «любовь», «счастье», «семья», «дом», «успех», «элитарность» («Любовью! И только любовью – а больше ничем...»; «Дневник счастливой влюблённой»; «Секрет счастливой семьи»). В журнале «Cosmopolitan» домашняя работа осмысляется как украшение элитарного дома («Дизайн интерьера. Твоя “жизнь в искусстве”, точнее, внутри интерьеров, связанных с разными арт-стилями – хиппи, поп-арт и анимe, – может стать необыкновенно увлекательной»), приготовление пищи – не рутина, а элитарная возможность творческой самореализации («Надоел салат-оливье и селёдка под шубой? Составь свое изысканное меню для праздничного стола с помощью рецептов народов мира и советов шеф-повара»).

Выявленные в журнале «Cosmopolitan» феминные типы пересекаются, имеют некоторые схожие элементы. Общим для них является доминирование смыслов конкуренции (как “совместного бега” и “соперничества”), завоевания, обладания, способности, удовольствия, престижа.

В параграфе 3.2 «Феминный гендер и способы его языковой репрезентации в журнале “Cosmopolitam”» рассматриваются особенности репрезентации «женского сознания» средствами русского языка с учётом частотности употребления определённых частей речи как одного из опознавательных знаков гендера.

Анализ текстов журнала «Cosmopolitan» с точки зрения употребления морфологических средств языка показывает, что преобладают имена существительные – 19%, имена прилагательные – 17% и глаголы – 17%. На долю наречий приходится 8%, местоимений – 7%, междометий – 6%, предлогов – 7%, союзов – 6%, частиц – 6%, на остальные части речи – 9%.

Использование большого количества имён существительных в текстах журнала «Cosmopolitan» объясняется стремлением сосредоточить внимание на предмете, что, как известно, свойственно женскому сознанию. Однако в анализируемых текстах мы обнаружили большое количество существительных конкретных (59%), номинирующих культурную сферу как феминности (женщина, подруга, очаг, платье, помада и т.п.), так и маскулинности (автомобиль, работа и т.п.) и абстрактных (постоянство, счастье, любовь, верность, воля, измена, наивность, простота, удача, возбуждение, воображение, природа – 41%):

«Кто такой мужчина? По идее это сильный, целеустремлённый, храбрый, ответственный, знающий чего хочет, и чего не хочет человек, который держит своё слово и идет по жизни с высокоподнятой головой. Стержень, добытчик, отец, мышцы – всё это про него... Итак, мужчина – это не просто стан, оберег, сила, кормилец очага»; «…иногда наивность, страшно сказать, даже хуже измены! Потому что она жестока… А то, что вечная любовь, настоящая верность, хорошие люди тем не менее объективно существуют, – это тема для отдельного разговора!». Среди абстрактной лексики явно выделяется субъективно-психологическая лексика (любовь, измена), что, по мнению некоторых исследователей, является знаком скорее женского языкового сознания, и лексика рационально-логическая (ум, знание, талант), что репрезентирует скорее мужское языковое сознание.

Особое место в текстах издания занимают имена прилагательные с содержащейся в них позитивной оценкой (хороший, умный, умелый, ловкий, задорный, смелый, общительный, любимый, дорогой, весёлый, счастливый, красивый, нарядный, молодой, нежный, яркий и т.д.). Их высокий количественный показатель свидетельствует о конструировании стереотипа женского сознания:

«Он потрясающий, - Алёна пихнула меня ногой под столом. - Какой он весёлый, жизнерадостный, как много шуток знает!»; «Принимая в этом году поздравления с днём рождения, я неожиданно для себя отметила, что все хвалебные речи из разряда “оставаться такой же красивой, умной, доброй” померкли на фоне, казалось бы, скромного определения, “титула”. Одна из знакомых назвала меня “очень гармоничной личностью”». Необходимо также отметить частотное употребление в текстах имён прилагательных с приставками ультра-, сверх-, экстра-, что свидетельствует о стремлении к повышенной концентрации эмоции и сопровождающей её оценке, как правило, позитивной: «Классическое или ультра-модное?»; «…содержит ультра-чёрную базу, которая окутывает ресницы глубоким блестящим сиянием...»; «Ультра-лёгкая текстура "Voile de Soleil" делает нанесение средства быстрым и комфортным»; «…я понял, что сверх-кулинарные способности и были её особенностью».

Глагол, как известно, является весьма значимым языковым маркером гендера. Он не просто придает тексту динамизм, побуждает к действию, а является знаком действующей, совершающей поступки личности. Исследователи отмечают преобладание глаголов активного залога и переходных глаголов в мужской письменной речи, в женской – пассивного залога. Использование глаголов в журнале «Cosmopolitan» достаточно высоко (17 %). Более того глаголы в форме активного залога в проанализированных нами текстах используются также достаточно часто (строить, говорить, думать, чувствовать, читать, пробовать, делать, носить и т.д.): «Пожалуй, первое, что приходит нам в голову, когда мы думаем, как же завязать и носить новый красивый шёлковый платок, – это повязать его на шею»; «Где встретить мужа?.. И дело не в волшебстве. Они просто хорошо знают, что хотят получить от фортуны»;

«Эти женщины довольно поздно начали строить карьеру, но это не... Это был очень тяжелый период, пришлось заново строить жизнь». Использование в журнале «Cosmopolitan» глаголов в таком количестве свидетельствует о том, что гендерная идентификация усложняется, поскольку происходит совмещение типично женского и мужского.

Доминирование положительной субъективной оценочности как признак женской речи отражается в употреблении таких частей речи, как наречия, усиливающие в преобладающей степени положительную оценку («Чудовищно красиво. По законам сказочного жанра Золушка всегда превратится в принцессу, чудовище в красавца…») и междометия, которые выступают как выражение позитивных эмоциональных реакций на окружающую действительность («“Ах да, у меня же коса!” Прохожие оборачивались, машины врезались друг в друга... “Ах, они натуральные!”»).

В параграфе 3.3 «Лингвостилистические средства формирования феминного гендера» исследуется лингвостилистическое пространство феминности. «Лингвистика эмоций» в журнале «Cosmopolitan» демонстрирует особую востребованность в этом типе текстов «эмоционального интеллекта», который, разумеется, присущ не только женщине, однако мужской и женский языки эмоций не совпадают, не совпадают и репрезентации эмоций в языковом сознании.

Женскую речь, как известно, отличает более высокая концентрация эмоционально оценочных слов и конструкций в текстах, тогда как мужской речи свойственна стилистически нейтральная оценочная лексика (Е.А. Земская).

Не случайно для журнала «Cosmopolitan» использование аффективной лексики и слов, описывающих эмоционально-психологическое состояние человека («Ежедневно я открываю для себя в тебе всё новые и новые чёрточки, которые мне ужасно нравятся!»; «Милый, я ужасно себя чувствую!» Про себя: «Да не буду – и всё!»). В подобных случаях используется разговорная лексика: «Надо было урезать расходы, и я пересела на общественный транспорт.

Однако ехать без дела полчаса на трамвае в одну сторону скучно – и я придумала, как использовать это время»).

На страницах журнала «Cosmopolitan» встречается большое количество диминутивов – уменьшительно-ласкательных форм существительных и имён прилагательных, что является, как известно, опознавательным стилистическим признаком языкового сознания женщины («Извините, я в магазин на минуточку зашла за… туфельками»; «Прилечь на диван... потом почитать там журнальчик...»; «Вместо этого насладиться гладкими ножками в обрамлении коротких юбочек …»; «…кокетливо хлопать ресничками и таинственно прикрывать глазки!»; «Она молоденькая и хорошенькая, и похожа на Викторию Бэкхем»).

Значительное количество эпитетов в текстах глянцевых журналов, очевидно, связано с тем, что женщины придают больше значения эстетическим свойствам и эмоциям, переживаниям. Самые употребительные эпитеты в глянцевых журнальных текстах: ослепительный, выдающийся, приятный, шикарный, чувственный. Для данных текстов нередки эпитеты, связанные с внешними качествами предмета изображения («…"Чувственный цвет", помада, которая за считанные минуты увеличит естественный объём губ и подарит им красивый сочный цвет. Любой мужчина потеряет голову от ваших соблазнительных губ!»; «Красивая, блистательная, в сияющей короне и пышном розовом платье, она удивительно напомнит «девушек Зигфельда» – в роскошных декорациях...»).

В журнале «Cosmopolitan» частотны эвфемизмы, которые используются в номинативной функции как более «мягкий», сдержанный, тактичный способ фиксации знаний о мире, что также скорее репрезентирует сферу феминности, с присущим ей стремлением уклониться от агрессии и жёсткости («На самом интересном месте… Когда поцелуй становится неприлично долгим, когда уже невозможно разомкнуть объятия, не обязательно сразу же спешить в спальню»; «Если ты думаешь, что в столь интересном положении твой инструктор заставит тебя скручиваться в немыслимые позы – ты ошибаешься. Ведь йога направлена на созидание внутреннего мира. Поэтому большинство будущих мамочек сегодня отправляются на йогу, чтобы, успокоившись, плавно и медленно тренировать своё тело»).

При этом на страницах журнала «Cosmopolitan» присутствует значительное количество лингвоцинизмов. Цинизм на страницах журнала «Cosmopolitan» продуцирует прежде всего «недоверие» тем идеологическим догмам, тем культурным стереотипам, которые в «мире Cosmo» осмысляются как лицемерие и ханжество и которые подвергаются, соответственно, ревизии.

Этот тип мировоззрения, скорее мужского, является яркой особенностью журнала «Cosmopolitan». Пожалуй, самым частотным примером лингвоцинизма в текстах журнала «Cosmopolitan» является калька с англо-американского «заниматься любовью» («Я занимаюсь любовью, а не войной»).

Лингвоцинизмы отражают не только новые ценностные ориентиры «глянцевого мира», где материальные ценности и удовольствие являются основой мировоззрения, главной добродетелью, высшим благом и целью жизни, но и изменение феномена феминности, который обретает новые, мужские признаки.

Метафоры, используемые в глянцевых журналах, в значительной степени репрезентируют «мужскую» сферу: метафора «автомобиль»: «Маленькие машины – это удобно. Мы любим мужчин на маленьких машинах»; «Опьянение скоростью. Женщина-новичок старается ездить медленно и аккуратно… Пришла пора почувствовать скорость»; «Но каждая счастливая обладательница прав наверняка мечтает водить не чью-то, а свою личную машину. Это та мечта, которую сегодня не так уж сложно сделать явью»; метафоры «работа» и «карьера»: «Первая работа иногда запоминается так же хорошо, как первая любовь»; «“Да он женат на своей работе!” – можно услышать от некоторых девушек. А что сказать мужчинам, когда мы сами ведём себя так, что карьера становится третьим лишним в отношениях? Как сделать, чтобы любимый не воспринимал твою работу как соперника».

В параграфе 3.4 «Языковая игра как приём репрезентации гендера» рассматриваются модификации прецедентных текстов, используемых в качестве заголовков. Наибольший интерес представляют трансформации, в результате которых создаются выражения, конкретизирующие и развивающие смысловое содержание, усиливающие экспрессивность и изменяющие эмотивнооценочный контекст. Одним из самых распространённых видов преобразования прецедентной единицы является замена её компонента словом или словосочетанием: а) антонимичная замена: счастье луковое – горе луковое; ищите мужчину – ищите женщину; Федорино счастье – Федорино горе; смеёмся в жилетку – плакаться в жилетку; б) замену другим словом: телу время – делу время;

истина – в воде – истина в вине; фен – всему голова – хлеб всему голова. Ещё один частотный вид преобразования прецедентных единиц – переход утвердительных форм в отрицательные и наоборот: чего не хочет женщина – чего хотят женщины; теперь красота не требует жертв – красота требует жертв.

Использование в журнале «Cosmopolitan» прецедентных текстов и их трансформация усиливают экспрессивно-информационный контекст репрезентации гендера. Языковая игра подобного рода представляется нам как объективация мужского кода сознания.

В параграфе 3.5 «Лингвосоматика в моделировании феминного гендера» представлен телесный портрет женщины, воспроизводимый в журнале «Cosmopolitan». Лингвокогнитивный анализ текстов показал, что в «грамматике тела» (К. Кабакова, Ф. Конт) «женщины Cosmo» представлены прежде всего лицо, глаза, ресницы, губы, волосы, руки, ноги и грудь. Феминная соматика активно поддерживается другими кодами – парфюмерным, дресс-кодом, алиментарным, спортивным («Твои губы можно сделать пухлыми и соблазнительными с помощью макияжа»; «Тушь для ресниц - Феноменальный изгиб. Если взглянуть вдаль из-под густых красивых ресниц, то можно увидеть бесконечные туманные горизонты, великолепные панорамы, волны, которые несут память о пиратах, бросающих якорь в этих лагунах и выходящих на золотые берега, чтобы спрятать драгоценные сокровища…»). Контексты, воспроизводящие «грамматику тела», отражают лингвосоматическую разработку концептов «успех», «элитарность» и «красота».

В Заключении приводятся основные выводы и результаты проведённого исследования.

Анализ лингвокогнитивных и стилистических средств, репрезентирующих феминный гендер, позволяет сделать вывод о моделировании на страницах журнала «Cosmopolitan» нового типа «женского сознания», усиливающего деятельностно-прагматический профиль за счёт включения мужских качеств. Новый смысловой профиль задаёт и новый культурно-символический тип феминности, в котором способность к чувственному переживанию действительности дополняется способностью её преобразовывать.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи, опубликованные в ведущих периодических научных изданиях:

1. Самотуга Е.А. Особенности дискурсивного пространства «глянцевых» журналов / Е.А. Самотуга // Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». – № 3.

– М.: Изд-во МГОУ, 2010. – С. 41-43 (0,4 п.л.).

2. Самотуга Е.А. Ключевые особенности дискурса глянцевых журналов / А.В. Полонский, Е.А. Самотуга // «Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия Гуманитарные науки». - № 18 (89), Выпуск 7. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2010. – С. 227-235 (0,75 п.л.; авторский вклад 50%).

3. Самотуга Е.А. Лингвостилистические особенности репрезентации гендера в глянцевых журналах / Е.А. Самотуга // «Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия Гуманитарные науки». – № (125), Выпуск 13. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2012. – С. 154-163 (0,75 п.л.).

статьи в сборниках научных трудов и материалов конференций:

4. Самотуга Е.А. Женские образы на страницах журнала «Cosmopolitan» / Е.А. Самотуга // Журналистика и медиаобразование-2008: сб. трудов III Международной научно-практической конференции в 2 т. Т. II. – Белгород: БелГУ, 2008. – С. 119-122 (0,3 п.л.).

5. Самотуга Е.А. Конструирование женских образов в глянцевых журналах (на примере журнала «Cosmopolitan») / Е.А. Самотуга // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации: новые подходы» в 2 ч. Часть I. – Воронеж: Факультет журналистики ВГУ, 2008. – C. 38-40 (0,1 п.л.).

6. Самотуга Е.А. Дискурс «глянцевых» журналов: опыт осмысления / Е.А. Самотуга // Современные коммуникации: язык. человек. общество. культура: Сборник статей. - Екатеринбург: Изд-во УМЦ УПИ, 2010. - С. 223-225 (0,п.л.).

7. Самотуга Е.А. Дискурсивные особенности «глянцевых» журналов / Е.А. Самотуга // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации» в 2 ч. Часть I. – Воронеж: Факультет журналистики ВГУ, 2010. – C. 35-36 (0,1 п.л.).

8. Самотуга Е.А. Женские образы в дискурсе «глянцевых» журналов / Е.А. Самотуга // Світові стандарти сучасної журналістики : збірник наукових праць. - Черкаси: Видав. Чабаненко Ю., 2010. – С. 217-220 (0,3 п.л.).

9. Самотуга Е.А. Женские образы в дискурсивном пространстве «глянцевых» журналов / Е.А. Самотуга // Языковые измерения: пространство, время, концепт: материалы IV Международной научной конференции в 2 т. Т. I. - М.:

Военный университет, 2010. – С. 269-274 (0,3 п.л.).

10. Самотуга Е.А. Гендерная культурно-символическая дифференциация в дискурсе глянцевых журналов / Е.А. Самотуга // Журналистика и медиаобразование-2010: сб. трудов IV Международной научно-практической конференции. – Белгород: БелГУ, 2010. – С. 399-404 (0,3 п.л.).

11. Самотуга Е.А. Дискурс глянцевых журналов: особенности когнитивного пространства / А.В. Полонский, Е.А. Самотуга // Сolloquium: Международный сборник статей. – Бергамо-Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2010. – С.

188-193 (0,4 п.л.; авторский вклад 50%).

12. Самотуга Е.А. Лингвоцинизмы как отражение «глянцевого» мировоззрения / Е.А. Самотуга // Сборник Международной научно-практической конференции «Журналистика в 2010 году: СМИ в публичной сфере». – М.: факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2011. – С. 463-464 (0,1 п.л.).

13. Самотуга Е.А. Лингвоцинизмы как репрезентанты «глянцевого сознания» / Е.А. Самотуга // Коммуникация в современном мире: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации». Часть II. – Воронеж: Факультет журналистики ВГУ, 2011. – С. 40-(0,1 п.л.).

14. Самотуга Е.А. Аксиологические доминанты глянцевых журналов / Е.А. Самотуга // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Журналистика в 2011 году: Ценности современного общества и СМИ». – М.: факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2012. – С.

222-223 (0,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.