WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

КУЛИКОВ ИГОРЬ ВАЛЕРЬЕВИЧ

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ЕКАТЕРИНОДАРА

В 1867 – 1917 гг.

Специальность 07. 00. 02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории

Кубанского государственного университета

Научный руководитель:  доктор исторических наук, профессор

Ратушняк Валерий Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

профессор кафедры социально- гуманитарных наук и психологии

Кубанского института международного

предпринимательства и менеджмента

Титоренко Марина Фёдоровна

кандидат исторических наук, директор

Западно-Кавказского научно-исследовательского

института культурного и природного наследия

Бондарь Виталий Вячеславович 

Ведущая организация        Кубанский государственный аграрный университет

Защита состоится «23» ноября 2012 года в 13.00 на заседании диссертационного

Совета в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета

Автореферат разослан

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент  Матющенко П.П.

I. Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Культура является важной составляющей жизни всего человечества и отдельной личности. В советский период был распространён подход, согласно которому под культурой понимается социально-прогрессивная деятельность человечества во всех сферах бытия и сознания, направленная на преобразование действительности, на превращение богатства человеческой истории во внутреннее богатство личности, на всемерное выявление и развитие сущностных сил человека. Согласно этому подходу,  различают материальную и духовную культуру. Материальная культура это – техника, производственный опыт, материальные ценности; духовная – наука, искусство, литература, мораль, просвещение и т. д.1

В настоящее время такое разделение культуры на материальную и духовную считается устаревшим. Одним из самых удачных определений культуры считается следующее: «в самом широком смысле культуру можно практиковать, как некую совокупность, которая создана или модифицирована в результате сознательной или бессознательной деятельности двух и более индивидов, взаимодействующих друг с другом, или влияющих друг на друга своим поведением».2

Изучение культуры помогает лучше понять, осмыслить многие аспекты жизни общества, определить уровень социального прогресса. Особенно ярко это проявляется в изучении российской культуры. Для того чтобы лучше понять развитие культуры России, важным является изучение культуры её отдельных регионов.

В последние годы вышел ряд работ, главным образом, публицистического характера, посвящённых культурной жизни Кубани дореволюционного периода. Значительное внимание уделяется и столице Кубанской области – Екатеринодару. Однако все эти работы посвящены, главным образом, отдельным аспектам культуры Екатеринодара – архитектуре, художественной культуре, театральному искусству и музыкальной жизни города.3 Обобщающая, комплексная работа о культуре пореформенного Екатеринодара, охватывающая все стороны культурной жизни столицы Кубанской области ещё не создана.

Между тем, комплексное изучение культурной жизни Екатеринодара пореформенного периода позволяет проследить на конкретно-историческом материале изменение культурного уровня жителей города, определить степень влияния на культурную жизнь реформ 1860-х г.г., выяснить, какую роль сыграли в развитии культуры казаки и иногороднее население. Именно эти определяется актуальность данной темы.

Объектом исследования является культурная жизнь Екатеринодара в 1867 – 1917 г. г., под которой понимается совокупность материальных и духовных достижений населения горожан. Культурная жизнь рассматривается автором с позиции исторического, а не культурологического анализа.

Предмет изучения – процесс развития культурной жизни Екатеринодара 1867 – 1917 г. г.

Территориальные рамки работы в основном ограничиваются территорией города Екатеринодара. Иногда они будут расширяться, охватывая территорию других городов и станиц Кубанской области.

Хронологические рамки исследования 1867 – 1917 г. г. Такие хронологические рамки выбраны потому, что в 1867 г. Екатеринодар получил статус гражданского города, что привело к самым радикальным изменениям во всех сферах жизни города, в том числе и в культуре, а в 1917 г. произошла революция и в культурной жизни города, как и всей России, начался новый исторический этап. Логика исследования диктует необходимость обращаться к дореформенному периоду истории города, то есть к началу культурной эволюции Екатеринодара.

Степень изученности темы. Литературу, отражающую степень изученности темы диссертации, можно разделить на несколько групп. К первой крупе следует отнести общие работы, посвящённые теории и методологии изучения культуры. Таковы фундаментальные работы о культуре П. А. Сорокина, М. С. Кагана, Л. Н. Когана, Э. В. Соколова и других авторов.4

В этих работах культурная жизнь рассматривается как часть общественной жизни, анализируется её структура и социально-историческая динамика, рассматриваются особенности культуры, её функционирование и структура. Взаимодействие разных типов культуры и искусства. Научные работы вышеупомянутых авторов создали определённые традиции в изучении явлений культуры, привели к созданию конкретного понятийного аппарата.

Ко второй группе относится научные исследования, посвящённые культуре различных регионов России.5 Эти работы дают возможность лучше понять процесс изучения региональной культуры, определить культурную специфику отдельных регионов России, выделить общее и особенное в культурном развитии каждого региона.

Большинство трудов, связанных с культурной жизнью Екатеринодара, относятся к третьей группе. Они  посвящены отдельным сторонам культурной жизни столицы Кубанской области. О развитии в Екатеринодаре народного образования ценную информацию содержат работы С. А. Трёхбратовой, Е. В. Манузина, А. Г. Данилова, И. Д. Золотарёвой, М. Никишовой.6 Особенно содержательны работы С. А. Трёхбратовой и Е. В. Манузина, хотя и они лишь частично затрагивают тему исследования: оба эти произведения, во-первых, охватывают значительно больший период, во-вторых, посвящены развитию народного образования не в Екатеринодаре, а на всей Кубани.

Развитию на Кубани библиотечного дела посвящены работы А. И. Слуцкого, И. И. Горловой, Д В. Довыденко.7 Больше всего внимания уделено открытию в Екатеринодаре в 1900 г. публичной библиотеки имени А. С. Пушкина. К столетнему юбилею этого знаменательного события была издана книга Е. И. Кривковой «Именем Пушкина наречена».8 В этой монографии содержатся интересные сведения о библиотеке за всю историю её существования, обо всех её руководителях.

Как ни странно, но некоторые сведения о библиотеке имени А. С. Пушкина можно найти в литературе о революционном движении на Кубани, например сборнике «Дорогой борьбы. Хроника революционной деятельности большевистских организаций Кубани и Черноморья 1883 – 1990 г. г.»,9 поскольку два первых руководителя Пушкинской библиотеки были революционерами-марксистами. Развитие периодической печати в Екатеринодаре тоже можно проследить в основном по источникам и общим работам, причём не только Кубани, но и всего юга России.10

Намного больше внимания историки уделяли изучению научной мысли Екатеринодара пореформенного периода. Многие исследователи писали статьи и отдельные монографии, посвящённые жизни и деятельности известных  кубанских учёных, таких как один из первых кубанских этнографов, генерал И. Д. Попко, войсковой архивариус П. П. Короленко, создатель первого в Екатеринодаре музея, руководитель Кубанского областного статистического комитета Е. Д. Фелицын,  выдающийся библиограф Б. М. Городецкий, историк, этнограф, статистик, автор «Истории Кубанского казачьего войска» Ф. А. Щербина, знаменитый врач-офтальмолог С. В. Очаповский.11 Однако не только конкретные учёные интересовали историков: кубанские краеведы занимались изучением научных организаций Екатеринодара.12 Кроме того, некоторые исследователи занимались изучением таких вопросов, как складывание кубанской интеллигенции и её роль в развитии культурной жизни региона.13

Сведения о развитии литературы пореформенного Екатеринодара содержатся, в первую очередь, в работах Н. Ф. Веленгурина.14 В отличие от большинства работ о культурной жизни Кубани, его произведения написаны в советское время. Из современных трудов на эту тему, наиболее интересной является монография В. П. Бардадыма «Литературный мир Кубани».15 Однако, при всех достоинствах этих произведений, они построены на биографическом принципе: они представляют собой сборники биографий выдающихся кубанских писателей, или классиков русской и украинской литературы, побывавших на Кубани.

Жизни и творчеству кубанских литераторов посвящены работы В. К. Чумаченко.16 Особенно много внимания он уделяет тем кубанским авторам, которые писали на украинском языке.

Некоторые дополнительные сведения о творчестве екатеринодарских литераторов, писавших на украинском языке можно найти в статье И. С. Франко «Южнорусская литература».17 В этой статье классик украинской литературы дают оценку творчеству писателям, чьи произведения написаны на украинском языке, в том числе и кубанским.

Достаточно много исследований посвящено театральной жизни и музыкальной культуре Екатеринодара. Одно из первых произведений, затрагивающее на тему театральной жизни кубанской столицы – книга В. П. Бардадыма «Театральный листок», вышедшая в Краснодаре в 1984 г.18 Несмотря на своё название, эта книга содержит сведения не только о развитии в Екатеринодаре театрального искусства, но и о музыкальной культуре города, например о Войсковом певческом хоре, о посещении Екатеринодара Ф. И. Шаляпиным. В 2000 г. эта книга была переиздана под названием «Кумиры театра».19 Развитию в Екатеринодаре театра для детей посвящена статья Л. В. Комиссинской.20

В 1911 г. к столетнему юбилею Войскового певческого и музыкантского хоров архивариус И. И. Кияшко написал исторический очерк «Войсковой певческий и музыкантский хоры Кубанского казачьего войска. 1811 – 1911. Исторический очерк столетия их существования». Вообще, Войсковому певческому и музыкантскому хорам уделялось много внимания. В 2006 г. вышел сборник под названием «Из истории Кубанского казачьего хора», изданный под редакцией В. Г. Захарченко.21 В этот сборник вошёл и вышеупомянутый очерк И. И. Кияшко и произведения многих современных авторов, посвящённых деятельности певческого и музыкантского хоров: С. Ерёменко, А. Слепова и др.22 Сведения о развитии музыкальной культуры пореформенного Екатеринодара содержатся в монографии И. А. Петрусенко, посвящённой песенной культуре Кубани,23 в первой главе коллективной работы  о Краснодарской краевой филармонии.24

Музыкальной культуре Кубани XIX – начала XX в. в. посвящена кандидатская диссертация В. А. Жадана.25 В этой работе содержится много интересных сведений о музыкальной жизни пореформенного Екатеринодара, выходящих за рамки певческого и музыкантского хоров. Некоторые сведения о развитии музыке в Екатеринодаре пореформенного периода можно найти в монографиях, посвящённых жизни и творчеству певцов и музыкантов уроженцев Кубани.26

Художественной культуре Екатеринодара посвящена монография В. П. Бардадыма «Кисть и резец».27 В этом произведении можно найти информацию не только о жизни и творчестве екатеринодарских художников, но и скульпторов. Некоторые сведения о скульптуре Екатеринодара можно найти в монографии Г. С. Шаховой «Краснодарская улица Красная».28 Сведения о развитии живописи в пореформенном Екатеринодаре содержатся в произведениях, посвящённых жизни творчеству И. Е. Репина,29 но больше всего внимания кубанские историки уделяли картинной галерее Ф. А. Коваленко.30

Не обойдена вниманием исследователей и архитектура Екатеринодара. Этой теме посвящены работы А. Л. Филипповой и В. П. Бардадыма,31 некоторые сведения об архитектуре Екатеринодара пореформенного периода содержатся в трудах Г. С. Шаховой,32 коллективной монографии «Виды Екатеринодара».33 В отличие от подавляющего большинства произведений, связанных с культурной жизнью Екатеринодара, одна глава этой работы почти полностью совпадает с хронологическими рамками научного исследования: она охватывает период с 1867 по 1920 г. г. 

Самой неисследованной стороной культурной жизни Екатеринодара пореформенного периода является народная культура и быт жителей кубанской столицы. Если традиционной культуре кубанских станиц и кубанского казачества в целом, а так же её отдельным аспектам историки и этнографы посвящали достаточно монографий и статей,34 то народная культура и быт жителей столицы Кубанской области не привлекала к себе внимания исследователей. Поэтому сведения по этой теме приходится извлекать, главным образом, из источников и общих работ по истории Краснодара, Кубани и казачества. Сведения об изменении положения женщины в пореформенном Екатеринодаре можно найти в книге Е. А. Тончу «Женщины Кубани»;35 о материальной культуре, развитии ремесла и  техническом прогрессе в Екатеринодаре – в работах Н. А. Гангур,36 Н. А. Корсаковой, Н. Л. Золотарёвой,37 о благоустройстве городских парков и скверов в статье О. Г. Садовской,38 об изменении моды в пореформенный период в статье А. Минченко.39 Особенно ценной является работа Н. А. Гангур. В ней содержится интересный материал обо всей материальной культуре кубанских казаков: об изменении в пореформенный период интерьера жилища казачьего жилища, о развитии ремёсел, о традиционном казачьем костюме. Однако, как видно из самого названия этой монографии, она посвящена именно казачьей культуре и не учитывает культуру иногороднего населения.  Отдельных монографий на эту тему не издано.

Важные сведения по изучаемой теме содержатся в работах, посвящённых деятельности выдающихся деятелей Екатеринодара и Кубанского казачьего войска.40 В них содержится материал об их роли в благоустройстве города, открытии новых учебных заведений, финансировании городской культуры. Для понимания значения изменения статуса Екатеринодара для развития культуры города важны работы о местном самоуправлении кубанской столицы.41

Отдельные аспекты темы исследования отражены в общих работах по истории Кубани и города Краснодара. Таковы произведения Е. Д. Фелицына, Ф. А. Щербины, Я. И. Куценко и Г. Т. Чучмая, В. П. Бардадыма, В. В. Бондаря. В. Н. Ратушняка и других авторов.42 Эти работы не только выделить факторы, оказавшие влияние на изменения, происходящие в культурной жизни города, но и проследить влияние этих изменений на складывание общественного сознания и поведение екатеринодарцев.

Много материала о культурной жизни Екатеринодара содержится в исторической энциклопедии «Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2009», вышедшей в 2009 г., составленной Б. А. Трёхбратовым и В. А. Жаданом.43 Значительный фактологический материал о различных сторонах культурной жизни Екатеринодара содержится также в таких произведениях, как «Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времён до октября 1917 года»44 и сборнике «Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 1993», изданном к двухсотлетию города.45

Целью диссертации является  изучении закономерности и специфики развития Екатеринодара в период капиталистического развития России.

Данная цель конкретизируется через постановку следующих задач:

- определить уровень развития грамотности и образования в пореформенном Екатеринодаре;

- показать процесс создания первых екатеринодарских библиотек;





- определить, какую роль в общественной жизни и культуре Екатеринодара сыграло создание местной периодической печати;

- рассмотреть деятельность выдающихся екатеринодарских учёных и создание общественных организаций, изучающих Кубанскую область;

- проследить процесс развития екатеринодарской литературы, выяснить роль в её развитии местных и иногородних элементов;

- определить роль театрального искусства в культурной жизни пореформенного Екатеринодара;

- рассмотреть деятельность Войскового певческого и музыкантского хоров и развитие музыкальной культуры Екатеринодара пореформенного периода;

- показать процесс развития екатеринодарской живописи, появление скульптуры и фотодела в пореформенном Екатеринодаре, выяснить какую роль в приобщении жителей города к искусству сыграла картинная галерея Ф. А. Коваленко;

- определить основные особенности развития архитектуры Екатеринодара пореформенного периода;

- выяснить, какую роль в формировании бытовой культуры и образа жизни екатеринодарцев пореформенного периода сыграла общероссийская городская культура, а какую – традиционная казачья.

В данной работе не рассматривается роль в культурной жизни Екатеринодара религиозных организаций, поскольку это – тема отдельного исследования.

Основную группу источников фактического материала составляют документы Государственного архива Краснодарского края (ГАКК). Однако документы в нём находятся в разных фондах, что значительно усложняет сбор материала для исследования. Сведения о культурной жизни кубанской столицы содержатся в таких фондах ГАККа, как фонды  Канцелярии начальника Кубанской области (ф. 454), Отдельного Кавказского корпуса и штаба Кавказского военного округа (ф. 318), Войскового штаба кубанского казачьего войска (ф. 396), Екатеринодарской городской управы (ф. 498), Кубанского областного комитета попечительства о народной трезвости (ф. 465), Временной строительной комиссии в Екатеринодаре (ф. 344), Войсковых мужской и женской гимназий (ф. 671 и 469), Правления Екатеринодарского художественного кружка при городской картинной галерее имени Ф, А. Коваленко (ф. 557) и других. Кроме того, информацию по данной теме можно найти в личных фондах некоторых выдающихся кубанских краеведов, например, Ф. А. Щербины (ф. 764), П. В. Миронова (ф. Р-1547).

Важные сведения о культурной жизни пореформенного Екатеринодара содержатся в городской периодической печати. В екатеринодарских газетах  часто публиковались статьи об открытии в городе учебных заведений и условиях поступления в них, о создании в Кубанском казачьем войске первых библиотек, о посещении Екатеринодара выдающимися деятелями российской культуры – музыкантами, театральными актёрами, художниками и т. д., давалась оценка концертам и спектаклям. Наибольшее количество информации содержится в неофициальном отделе первой и долгое время единственной кубанской газеты «Кубанские областные ведомости», выходившей в Екатеринодаре в 1863 – 1917 г. г. В 1863 – 1871 г. г. газета называлась «Кубанские войсковые ведомости». Но сведения о культурной жизни Екатеринодара содержат и другие городские газеты и журналы. Особенно интересен журнал «Кубанская школа», выходивший в 1906 и 1918 г. г.

На страницах екатеринодарской прессы печатали свои произведения выдающиеся кубанские литераторы: М. А. Дикарёв, В. А. Потапенко, Н. Н. Канивецкий. Некоторые из них, например Ф. В. Гладков и А. А. Серафимович позже стали известны на всю Россию. Вышедшие отдельными изданиями произведения проживающих в Екатеринодаре писателей и поэтов тоже являются источниками, дающими информацию о культурной жизни города.46

Источниками по данной теме служат, так же, работы выдающихся екатеринодарских учёных.47 Особую ценность представляет работа выдающегося кубанского библиографа Б. М. Городецкого о возникновении и развитии кубанской периодической печати.48 В этом труде собраны сведения обо всех газетах и журналах выходивших в Екатеринодаре в интересующий нас период.

Много материала по культурной жизни Екатеринодара содержится в издаваемых  в 1883 – 1916 г. г. Кубанским областным статистическим комитетом «Кубанских сборниках» и «Известиях ОЛИКО». Некоторую информацию по изучаемой теме содержат источники личного характера – воспоминания, дневники, мемуары.49

Методологическую основу научной работы составили являющиеся общепризнанными в исторических исследованиях принципы историзма, системности и научной объективности.

При написании любой научной работы необходимо использовать принцип научной объективности, то есть рассмотрения событий и явлений с позиций исторической правды, изучать как положительный, так и отрицательный исторический опыт. Принцип объективности позволяет  выявить условия, оказавшие непосредственное влияние на формирование развития культурной жизни Екатеринодара.

Принцип историзма требует, чтобы каждое явление культурной жизни, а так же совокупность этих явлений рассматривались и анализировались в процессе их возникновения, становления, изменения и развития. Такой подход даёт возможность понять суть и изменения явлений культурной жизни на различных этапах её развития. Явления и процессы культурной жизни пореформенного Екатеринодара в диссертации рассматривались в тесной связи с конкретными условиями их возникновения, во взаимосвязи и взаимообусловленности одних явлений культурной жизни с другими на общеисторическом фоне с учётом конкретно-исторических условий и в проблемно-хронологической последовательности.

Системный подход, используемый при написании диссертации, позволяет, учитывая взаимообусловленность происходящего, изучать отдельные процессы в рамках их самобытности. Культурная жизнь неотделима от системы общества, от которой зависит её развитие.

При написании данной работы использовался и сравнительно-исторический метод, позволяющий сравнивать, сопоставлять события и факты общественной жизни, выявлять их сходство и различие, общее и особенное. Этот метод позволяет изучить факты как в тесной связи с исторической действительностью, в которой они возникли и развивались, так и в их качественном изменении на разных этапах их развития.

Научная новизна диссертации. Были изучены проблемы, не являвшиеся до этого предметом специальных научных исследований. 

Выявлены основные особенности развития культурной жизни Екатеринодара 1867 – 1917 г. г., имеющие в себе общие черты с другими регионами Российской империи и в тоже время своеобразие генезиса, а так же реконструированы основные события культурной жизни города:

  1. Впервые рассмотрено влияние на культуру Екатеринодара тех модернизационных процессов, которые происходили в 1860-х – 1870-х г. г. на Кубани и в России.
  2. Сделан вывод, что после получения Екатеринодаром статуса гражданского города полностью изменился сословный и, даже, национальный состав его населения, что самым радикальным образом повлияло на его культуру, изменило обычаи, нравы, язык горожан.
  3. Впервые показано возрастание участия женщин в культуре и общественной жизни Екатеринодара в пореформенный период, сделан вывод, что это не повлияло на их моральный облик.
  4. Опровергается мнение о том, что либерализация жизни общества, приобщение населения к светской культуре и искусству были опасны для нравственности горожан, морально разлагали их. В противоположность этому, сделан вывод, что приобщение екатеринодарцев к культуре и искусству, наоборот, имело положительное влияние на жителей Екатеринодара.

Помимо основных задач, поставленных в диссертации, рассматривается жизнь общества, на фоне которой шёл процесс развития культурной жизни в городе, исследован уровень историографической изученности и источниковой обеспеченности темы.

На защиту нами выносятся следующие положения:

  1. В пореформенный период в Екатеринодаре были достигнуты впечатляющие успехи во всех отраслях культуры, кубанская столица становится одним из культурных центров Северного Кавказа;
  2. В конце XIX – начале XX в. в. в Екатеринодаре сформировалась местная интеллигенция. Как и везде в России, она складывалась на межсословной и, даже, межнациональной основе. Важную роль в развитии екатеринодарской культуры сыграли выходцы из других регионов России.
  3. Огромную роль в развитии культуры пореформенного Екатеринодара играли энтузиасты-любители и созданные ими общественные организации. Именно благодаря их усилиям, в городе были открыты первые библиотеки, созданы музей, картинная галерея и художественный кружок при ней. При отсутствии на Кубани научно-исследовательских учреждений, изучением экономики, статистики, этнографии, географии, истории, археологии Кубанской области и Черноморской губернии занимались исключительно созданные местной интеллигенцией общественные организации – Кубанское экономическое общество, Кубанский областной экономический комитет, ОЛИКО.
  4. Войсковое и городское руководство часто не оказывало поддержки деятелям екатеринодарской культуры и созданным ими общественным организациям, а иногда, даже препятствовало некоторым инициативам по развитию городской культуры.
  5. Несмотря на опасения консервативно настроенных жителей Екатеринодара,  либерализация общественной жизни не несла в себе угрозы нравственности населения, а наблюдавшийся в начале XX в. рост уличных драк, преступлений и пьянства, особенно на городских окраинах был вызван тяжёлыми условиями жизни рабочих, их крайней бедностью и культурной неразвитостью. Приобщение жителей города к чтению книг, театру, классической музыке и другим видам искусства не только не было причиной морального разложения екатеринодарцев, но, наоборот, расширяло их кругозор, обогащало внутренний мир, отвлекало от пьянства.
  6. Комплексное изучение истории развития культурной жизни Екатеринодара в 1867 – 1917 г. г. позволяет констатировать, что этот процесс, с одной стороны, имел местную специфику, с другой, особенно в начале XX в. развивался в русле общероссийской культуры.

Соответствие диссертационного исследования паспорту специальности ВАК. Квалификационная работа выполнена по специальности 07.00.02. Отечественная история. Область исследования – п. 12. История развития культуры, науки и образования России, её регионов и народов; п. 19. История развития российского города и деревни.

Теоретическая значимость диссертации. Впервые была предпринята попытка создать комплексную работу о культурной жизни Екатеринодара пореформенного периода, охватывающую все стороны культурной жизни города.

Систематизированы отдельные разрозненные многочисленные материалы по культурной жизни Екатеринодара.

Практическая значимость диссертации. Фактологический материал, обобщения и выводы, содержащиеся в  диссертации можно использовать для научной, преподавательской, краеведческой и экскурсионной работы, а так же для разработки  регионального компонента содержания школьного образования и специальных курсов по истории культуры Кубани.

Апробация работы осуществлялась в научных журналах: «Голос минувшего», «Былые годы», «Теория и практика общественного развития». Основные положения и выводы диссертации отражены в 7 публикациях, в том числе 3 в региональном научном журнале «Теория и практика общественного развития», включённом в список ВАК.

Материалы исследования использовались в работе Краснодарской краевой специальной библиотеки для слепых имени А. П. Чехова, для проведения лекций, экскурсий, составления методических материалов.

Работа прошла обсуждение на кафедре дореволюционной отечественной истории и была рекомендована к защите.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка литературы, приложения. В качестве приложения использованы фотографии, сделанные в Краснодарском государственном историческом музее имени Е. Д. Фелицына. Каждая глава построена по системно-хронологическому принципу, делится на несколько параграфов. 

II. Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность и новизна темы, оценена степень её изученности, определены цели и задачи исследования, дана характеристика источников работы и историографии.

В главе I «Школа и просвещение в пореформенном Екатеринодаре. Развитие науки и литературы» рассматривается развитие перечисленных сторон культурной жизни пореформенного Екатеринодара. В первом параграфе уделяется много внимания модернизационным процессам в России и на Кубани в середине XIX в. и их роли в развитии екатеринодарской культуры. Отмечается, что для Екатеринодара 60-е годы XIX в. были особо важны, потому что именно в этот период закончилась Кавказская война город стал центром нового административно-территориального образования – Кубанской области и получил статус гражданского города. Важную роль в развитии екатеринодарской культуры сыграло создание Городской Думы и городской управы, поскольку теперь именно эти ведомства занимались благоустройством города, разрешением на строительство новых зданий, открытием новых учебных заведений, установлением платы за обучение в них и другими вопросами, связанными с развитием городской культуры.

Обращается внимание на то, что наказной атаман Кубанского казачьего войска осуществлял контроль за деятельностью органов городского самоуправления и мог приостановить любое постановление Городской Думы. Кроме того местное самоуправление довольно жёстко контролировалось центральной властью: для того, чтобы создать в городе благотворительную организацию было необходимо получить разрешение из столицы. Такой контроль тоже имел определённое влияние на развитие екатеринодарской культуры.

Второй параграф посвящён развитию просвещения в пореформенном Екатеринодаре. Отмечается, что в пореформенный период в Екатеринодаре были достигнуты большие успехи в образовании: создана сеть учебных заведений, появились мужская и женская учительские семинарии в начале XX в. начался переход ко всеобщему начальному образованию. Важную роль в успехах образования сыграли просветительские общества. К будущим учителям, поступающим в семинарию, предъявлялись самые строгие требования: одним из условий для поступления в это учебное заведение было отсутствие физических недостатков, мешающих исполнению профессиональных обязанностей, а, кроме того, в учительскую семинарию не могли быть приняты лица, не обладающие достаточным музыкальным слухом. 

Значительную роль в развитии просвещения сыграли общественные библиотеки и периодическая печать. Развитию этих отраслей культуры во втором параграфе так же уделено много внимания. Исследователь прослеживает весь путь развития библиотек и периодических изданий. Отмечается, что к началу XX в. в развитии библиотечного дела были достигнуты значительные успехи. В 1900 г. в Екатеринодаре была открыта публичная библиотека имени А. С. Пушкина, крупнейшая в Кубанской области, в 1902 г. на рабочей окраине кубанской столице – Дубинке открылась библиотека имени Н. В. Гоголя, в которой плата за пользование книгами была более умеренной. В Екатеринодаре развивалась и книжная торговля, но покупка книг для большинства екатеринодарцев была ещё менее доступна, чем пользование библиотеками.

Что касается периодической печати Екатеринодара, то на её развитие сильно повлияла революция 1905 – 1907 г. г. Если с 1863 по 1905 г. г. в кубанской столице издавалась только одна газета – Кубанские областные ведомости (за исключением 1882 – 1885 г. г., когда входила частная газета «Кубань»), то с 1905 г. стали издаваться десятки газет самой разнообразной тематики, а в 1906 г. появились первые екатеринодарские журналы.

Третий параграф посвящён развитию екатеринодарской науки и литературы. Исследователь приходит к выводу, что именно в конце XIX – начале XX в. в. в Екатеринодаре сформировалась местная интеллигенция. Как и везде в России, она складывалась на межсословной, и, даже межнациональной основе. Именно представителям местной интеллигенции принадлежат все заслуги в развитии екатеринодарской науки и создании организаций, занимающихся изучением Кубанской области: Кубанского экономического общества, Кубанского областного статистического комитета, Общества любителей изучения Кубанской области (ОЛИКО).

Работы екатеринодарских учёных издавались не только на Кубани, но и в других регионах Российской империи, в том числе и в Петербурге. Некоторые из них преподносили свои произведения членам императорской фамилии и удостаивались благодарности, а иногда и царских наград.

Заслуги екатеринодарских учёных признавали не только цари. В 1904 г. Ф. А. Щербина за свои заслуги в области «историко-политических наук» был избран членом-корреспондентом Императорской Академии наук.

Литературная жизнь Екатеринодара развивается по двум направлениям: продолжается развитие украиноязычной литературы, но, в то же время формируется русскоязычная. В начале XX в. она занимает господствующее положение, но литература на украинском языке продолжает существовать и в этот период. Некоторые екатеринодарские литераторы писали на обоих языках, занимались переводами с русского языка на украинский. Литераторы Екатеринодара работали в самых разных жанрах: и в стихах, и в прозе, и в драматических произведениях. Творчество екатеринодарских писателей высоко оценивали такие классики русской и украинской литературы, как А. М. Горький, А. П. Чехов, И. Франко.

Екатеринодарские литераторы активно участвовали в общественной жизни города, многие были членами ОЛИКО, состояли в Екатеринодарском обществе попечения о народной трезвости, входили в художественный кружок при картинной галерее Ф. А. Коваленко.

В Екатеринодаре начинали свой творческий путь многие писатели, позже прославившиеся на всю страну: Ф. В. Гладков, А. С. Серафимович. Уроженцем Екатеринодара был русский писатель, друг Ф. М. Достоевского, д. В. Аверкиев.

Исследователем делается вывод, что руководство Кубанского казачьего войска уделяло мало внимания вышеупомянутым отраслям культуры. В городе не было создано ни одного ВУЗа, ни одного научно-исследовательского заведения, общественным организациям, создаваемым местной интеллигенцией, почти не оказывалось помощи. Городская Дума Екатеринодара уделяла городской культуре больше внимания, чаще шла навстречу общественному мнению, иногда проявляла инициативу (например, при создании на Дубинке библиотеки имени Н. В. Гоголя). Но и её роль в развитии екатеринодарской культуры была менее значительной, чем роль общественных организаций.

Общеимперская политика в области культуры тоже во многом препятствовала развитию просвещения, науки и литературы Екатеринодара. Среднее образование было сословным, платным, малодоступным выходцам из низов общества, в школах существовал контроль за «благонадёжностью» учеников со стороны государства и церкви, к учащимся применялись телесные наказания. Доклад министра народного просвещения  И. Д. Делянова «О сокращении гимназического образования» затруднял поступление в средние учебные заведения детей из низшего и среднего сословий.

Платными были и подавляющее большинство екатеринодарских библиотек, жёсткая цензура затрудняла свободный выбор литературы. По этим же причинам, периодическая печать Екатеринодара не имела возможности легально с недостатками существующего режима и произволом местных властей. За критику существующего строя редакторы периодических изданий подвергались репрессиям, периодические издания закрывались.

Критика существующего строя нередко звучала со страниц екатеринодарской литературы. Журналисты и литераторы были самыми политически активными представителями местной интеллигенции, многие из них (М. К. Седин, Я. В. Жарко, В. А. Потапенко, Г. В. Доброскок) занимались революционной деятельностью, состояли в различных политических партиях.

Исследователь делает вывод, что во всех упомянутых отраслях культуры были достигнуты значительные успехи, но отсутствие помощи от войскового и городского руководства, а так же препятствие властей многим прогрессивным начинаниям кубанской интеллигенции (например, открытию в Екатеринодаре университета) серьёзно тормозило развитие екатеринодарской культуры.

Во II главе «Развитие в Екатеринодаре театрального, музыкального и художественного искусства» даётся характеристика развития театра, музыкальной жизни, живописи и архитектуры пореформенного Екатеринодара. Первый параграф посвящён театральному искусству, второй – музыкальной культуре, третий – живописи, скульптуре и архитектуре. Исследователь отмечает, что в пореформенный период Екатеринодар становится крупным центром театральной жизни Северного Кавказа, в начале XX в. город периодически посещают выдающиеся российские актёры и театральные труппы. Обращается внимание на то, что среди жителей кубанской столицы большой популярностью пользовались выступления украинских театральных трупп.

Некоторые консервативно настроенные жители Екатеринодара не одобряли увлечения театром, считая его угрозой нравственности населения. Однако исследователь приходит к выводу, что театральное искусство не несло никакой угрозы нравственности горожан. Более того, оно расширяло их кругозор, обогащало духовный мир. Через театр к русской и мировой классике могли приобщиться даже абсолютно неграмотные люди. По мнению автора,  в начале XX в. театральные предпочтения екатеринодарцев сильно изменились: если в середине XIX в. походы были для них лишь способом развлечься, то в начале XX в. жителей Екатеринодара начинают интересовать серьёзные спектакли с глубоким смыслом.

Во втором параграфе рассматривается музыкальная культура Екатеринодара. В музыкальной жизни Екатеринодара, как и в дореформенный период играли решающую роль войсковые хоры, которые в начале XX в. переживали творческий подъём. Исследователь приходит к выводу, что  к этому времени музыкальные вкусы жителей Екатеринодара, как и театральные предпочтения, претерпели серьёзные изменения. Екатеринодарцев всё чаще интересует не лёгкий, развлекательный музыкальный жанр, а серьёзная, содержательная музыка.

Отмечается, что в указанный период важную роль в музыкальной культуре Екатеринодара играют уже не только выступления Войсковых хоров, но и гастроли выдающихся российских певцов и композиторов, в том числе таких корифеев, как Ф. И. Шаляпин.

Третий параграф посвящён развитию екатеринодарской живописи, скульптуры и архитектуры. Из-за отсутствия в Екатеринодаре школ живописи, долгое время детей казаков, обладающих художественными способностями, отправляли на учёбу в Петербург за войсковой счёт. Первая школа живописи возникла в Екатеринодаре лишь в 1898 г. и была частной.

Главным достижением в художественной культуре Екатеринодара стало создание в 1904 г. картинной галереи Ф. А. Коваленко. Благодаря её созданию многие екатеринодарцы смогли приобщиться к шедеврам русской и мировой живописи. Не менее важным было создание в 1909 г. при картинной галере художественного кружка, а так же открытие при нём художественного училища.

Были достигнуты значительные успехи в развитии скульптуры: в 1897 г. воздвигнут памятник 200-летию Кубанского казачьего войска, а в 1907 г. – Екатерине II. На строительство памятника Екатерине II Кубанское казачье войско не жалело средств: для работы над ним приглашались знаменитые скульпторы, такие как М. О. Микешин и Б. В. Эдуардс.

Архитектурный облик Екатеринодара в пореформенный период изменился самым радикальным образом. На месте деревянных домов и турлучных хат выросли роскошные каменные дома, было построено множество частных особняков, учебных заведений, культурных объектов, церквей. Если в дореформенный период единственным двухэтажным зданием была войсковая богадельня, то после 1867 г. в городе появляется немало двухэтажный домов, а Зимний театр имел в высоту целых четыре этажа. В 1860-х г. г. основным архитектурным стилем в Екатеринодаре был классицизм, 1870-х – 1890-х г. г. – эклектизм, в начале XX в. – модерн. В архитектурном отношении Екатеринодар почти не отличался от большинства городов Российской империи.

Но строить добротные каменные дома могли лишь представители городской верхушки. Жители рабочих окраин Екатеринодара по-прежнему жили в одноэтажных деревянных и турлучных домах, нередко по нескольку семей в одной комнате. Несмотря на то, что население Дубинки уже в 1896 г. составляло 10000 человек, для улучшения жилищных условий рабочих не было предпринято никаких мер вплоть до 1917 г.

Войсковое и городское руководство уделяло значительное внимание развитию войскового певческого и музыкантского хоров, на средства Кубанского казачьего войска был воздвигнут памятник Екатерине II. Но поддержкой власти скульпторы, живописцы и музыканты пользовались лишь в том случае, если их творчество носило откровенно верноподданнический характер. В других случаях войсковое и городское руководство почти не оказывало поддержки данным отраслям культуры. Созданная Е. И. Посполитаки школа рисования была закрыта по причине недостатка средств, на содержание картинной галереи Ф. А. Коваленко выделялись мизерные суммы. Часто власти даже не одобряли инициативы общественных организаций по строительству новых церквей. Возвести Свято-Ильинский и Свято-Троицкий храмы удалось лишь благодаря тому, что земельные участки для их строительства пожертвовали жители Екатеринодара.

Важной составляющей развития музыки, театрального искусства и архитектуры Екатеринодара являлось меценатство. Все три городских стационарных театра – Летний, Зимний и Северный были построены на средства екатеринодарских купцов. Некоторые екатеринодарские купцы покровительствовали не только местным, но, даже, московским театрам.

Исследователь приходит к выводу, что вышеупомянутым отраслям культуры  руководство Кубанского казачьего войска и города Екатеринодара уделяло больше внимания, чем, например, науке и литературе. Кроме того, важную роль играло покровительство меценатов. Успехи в развитии музыкального и театрального искусства, живописи и архитектуры были впечатляющими. Но  поддержка культуры со стороны руководства города и области была избирательной и оказывалась лишь тогда, когда деятели культуры пропагандировали монархию, прославляли самодержавие. В других случаях поддержка со стороны власти была крайне незначительной. 

В III главе «Народная культура и быт екатеринодарцев пореформенного периода» рассматривается изменение образа жизни екатеринодарцев, постепенное вытеснение традиционной казачьей культуры общероссийской городской. Первый параграф посвящён образу жизни и фольклору екатеринодарцев. Обращается внимание на двойственное положение Екатеринодара: с одной стороны, после 1867 г. все казаки были вынуждены либо переселиться в окрестные станицы, либо записаться в мещанское сословие, с другой – город по-прежнему оставался столицей Кубанского казачьего войска, резиденцией войскового атамана. Эта двойственность во многом была причиной того, что вплоть до 1917 г. Екатеринодар сохранял свой казачий колорит.

Много внимания уделяется появлению в городе новых праздников, развитию массового спорта среди горожан. Отмечается, что в начале XX в. появляется тенденция в честь памятных дат и некоторых знаменательных событий переименовывать улицы Екатеринодара. В 1902 г. в годовщину смерти Н. В. Гоголя улица Полицейская была переименована в Гоголевскую, в 1914 г. в честь визита в Екатеринодар императора Николая II, улица Красная была переименована в Николаевский проспект.

Обращается внимание на то, что изменение образа жизни равным образом захватывало как казачество, так и иногородних жителей Екатеринодара. Среди казачества почти исчезло принудительное заключение браков, упростились свадебные обряды. Тем не менее, большинство казачьего населения города сохраняли свой консерватизм, верность традициям, глубокую религиозность.

В то же время, делается вывод, что к началу XX в. роль религии в жизни Екатеринодарцев всё же уменьшилась: в начале XX в. перестали отменять во время постов театральные представления, перестали закрываться питейные заведения.

Особенно много внимания исследователь уделяет изменению положения женщины в пореформенный период. Отмечается, что роль женщин в общественной жизни города сильно возросла, отношение к женщине в обществе стало более уважительным. Тем не менее, это не привело к изменению морального облика жительниц Екатеринодара: они по-прежнему сохраняли высокую нравственность и целомудренность. Однако, несмотря на рост влияния женщин в общественной жизни Екатеринодара, вплоть до 1917 г. они так и не получили равных с мужчинами юридических прав, не имели возможности лично участвовать в выборах в Городскую Думу.

Описывая рост правонарушений, уличных драк, пьянства среди жителей рабочих окраин Екатеринодара, исследователь приходит к выводу, что причиной этих негативных явлений было не увлечение светскими развлечениями, не рост грамотности населения, не либерализация общества, а крайняя бедность и культурная неразвитость этих слоёв населения. Приобщение низов общества к чтению, музыке, театральному или художественному искусству не только не разлагало их морально, но, наоборот, делало духовно богаче.

Рассматривается так же роль общественных организаций Екатеринодара, созданных местной интеллигенцией и органов городского самоуправления в борьбе против пьянства. Отмечается, что борьба против пьянства велась самыми разными способами: от проведения «трезвенных праздников» с крестным ходом, до попыток запрета продажи спиртного в некоторых местах города, например в Чистяковской роще. Несмотря на то, что «трезвенный праздник» в 1913 г. собрал 6000 человек, пьянство так и не удалось победить. Не дал положительных результатов и введённый во всей Российской империи в 1914 г. сухой закон. Он привёл лишь к тому, что в Екатеринодаре стало распространяться самогоноварение, сведения о котором прежде отсутствовали.

Во втором параграфе рассматривается изменение материальной культуры жителей Екатеринодара. Много внимания уделяется появлению новой техники на улицах города (трамвай, автомобиль) и в домах горожан (телефон, граммофон, швейная машинка). Отмечается, что в начале XX в. все перечисленные «чудеса техники» были уже не экзотикой, а частью повседневной жизни екатеринодарцев. Объявления об их продаже публиковались в городских газетах, существовали специальные магазины для продажи грампластинок, граммофонов и других технических новинок.

Обращается внимание на то, что по некоторым вопросам, связанным с техническим прогрессом, Городская Дума Екатеринодара и наказной атаман Кубанского казачьего войска имели серьёзные разногласья. В 1905 г. Городская Дума утвердила проект о езде по городским улицам на автомобилях, но наказной атаман отказался его утвердить. Лишь в 1909 г., после жалобы городского головы в Сенат эти правила вступили в силу. 

Радикальным образом изменилась одежда екатеринодарцев. Нормой стал общероссийский городской костюм, а женщины стали появляться на улицах без головного убора. Жители Екатеринодара (и казаки и иногородние) стремятся одеваться по столичной и, даже, заграничной моде. В погоне за модой некоторые жительницы кубанской столицы увлекались ношением шаровар, за что их осуждали консервативно настроенные екатеринодарцы.

Исследователь приходит к выводу, что в начале XX в. бытовая культура жителей Екатеринодара почти не отличалась от культуры жителей большинства городов Российской империи. Во многом причиной этого было получение в 1867 г. Екатеринодаром статуса гражданского города и приток иногороднего населения из Центральной России, но  и культура кубанского казачества в данный период всё теснее сближается с общероссийской культурой. Особенно ярко это сближение проявляется среди казачьей верхушки.

В заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы о его научно-теоретической и практической значимости. В частности, отмечено, что в результате изучения всех доступных разнообразных источников и применения различных методов исследования выявлены особенности влияния на культуру экономических, политических, правовых и других факторов общественной жизни города и наоборот – роль культуры в формировании мировоззрения жителей пореформенного Екатеринодара. Во второй половине XIX – начале XX в. в. в Екатеринодаре сформировалась местная интеллигенция. Как и везде в России, она складывалась на межсословной и, даже, межнациональной основе. Важную роль в развитии екатеринодарской культуры сыграли выходцы из других регионов России: Б. М. Городецкий, В. С. Мова, М. А. Дикарёв, Я. В. Жарко, С. В. Очаповский, Ф. А. Коваленко, которые по происхождению не были коренными кубанцами. Тем не менее, их роль в развитии культурной жизни Екатеринодара исключительно велика. Интеллигенция города не разделялась на «казачью» и «неказачью».

Огромную роль в развитии культуры пореформенного Екатеринодара играли энтузиасты-любители и созданные ими общественные организации. Именно благодаря их усилиям, в городе были открыты первые библиотеки, созданы музей, картинная галерея и художественный кружок при ней. При отсутствии на Кубани научно-исследовательских учреждений, изучением экономики, статистики, этнографии, географии, истории, археологии Кубанской области и Черноморской губернии занимались исключительно созданные местной интеллигенцией общественные организации – Кубанское экономическое общество, Кубанский областной экономический комитет, ОЛИКО. Войсковое и городское руководство не оказывало просветителям никакой финансовой поддержки. Такая же ситуация была и с общественными организациями: даже в том случае, когда атаман Кубанского казачьего войска являлся их почётным членом (ОЛИКО), финансовой помощи организации войско не оказывало.

Отмечено, что комплексное изучение истории развития культурной жизни Екатеринодара в 1867 – 1917 г. г. позволяет констатировать, что этот процесс, с одной стороны, имел местную специфику, с другой, особенно в начале XX в. развивался в русле общероссийской культуры. 

Основные положения работы отражены в следующих публикациях.

Публикации в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Куликов, И. В. Изменение образа жизни екатеринодарцев в пореформенный период / И. В. Куликов // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2012. № 4. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-4-2012/history/kulikov.pdf  (0,3 п. л.)

2. Куликов, И. В. Развитие библиотечного дела в Екатеринодаре в 1867–1917 гг. / И. В. Куликов // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. Шифр Информрегистра: 0421100093\0649. 2011. № 8. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-8-2011/history/kulikov.pdf (0,3 п. л.)

3. Куликов, И. В. Развитие театрального искусства в Екатеринодаре в 1867–1917 г. г. / И. В. Куликов // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. Шифр Информрегистра: 0421100093\0316. 2011. № 4. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-4-2011/history/kulikov.pdf (0,3 п. л.)

Публикации в прочих изданиях:

  1. Куликов, И. В. Развитие образование в Екатеринодаре в пореформенный период. / И. В. Куликов // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. – Краснодар, 2008. - № 1- 3. С. 43 – 53 (0,5 п. л.)
  2. Куликов, И. В. Развитие периодической печати в Екатеринодаре в пореформенный период. / И. В. Куликов // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. – Краснодар, 2008. - № 3 – 4. С. 80 – 87 (0,3 п. л.)
  3. Куликов, И. В. Музыкальная культура Екатеринодара в 1867 – 1917 г. г. / И. В. Куликов // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. – Краснодар, 2009. - № 3 – 4. - С. 51 – 59 (0,6 п. л.)
  4. Куликов, И. В. Литературная жизнь Екатеринодара в 1867 – 1917 г. г. / И. В. Куликов // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. – Краснодар, 2010. - № 1 – 2. С. 71 – 82 (0,5 п. л.)

1 Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. – М., 1986, С. 225

2 Сорокин П. А. Социальная и культурная динамика / Питриим Александрович Сорокин; пер. с англ., вст. статья и комментарии В. В. Сапова. – М., 2006 С. 8

3 Бардадым В. П. Архитектура Екатеринодара. – Краснодар, 2009; его же. Кисть и резец. – Краснодар, 1995; его же. Кумиры театра: этюды театральной жизни. – Краснодар, 2000; его же. Кубанские арабески. – Краснодар, 2000; Филиппова А. Л. Архитектура Екатеринодара XVIII – начала XX в. в. – Краснодар, 2008

4 Сорокин П. А. Указ. соч.; Каган М. С. Философия культуры. – СПб, 1996; Коган Л. Н. Теория культуры. – Екатеринбург, 1993; Соколов Э. В. Культурология. – М.,  1995; Гуревич П. С. Философия культуры. – М., 1995 

5Минц С. С. Культура Кубани в контексте истории цивилизаций (Методологический аспект). // Проблемы историографии и культурного наследия народов Кубани дореволюционного периода. Сборник научных трудов. – Краснодар, 1991; С. 6 – 17; Еремеева А. Н. Художественная жизнь Юга России в условиях противостояния, 1917 – 1920 г. г.: Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. – Краснодар, 1999; её же. Художественная интеллигенция Кубани в первой четверти XX века: исторический, социокультурный и биографический аспекты. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. – Науч. ред. доктор исторических наук В. Т. Ермаков. – М., 1993; Данилов  А. Г. Интеллигенция юга России в конце XIX – начале XX века. – Ростов н. /Д., 2000; Чурсина В. А. Духовная жизнь славянского населения Кубани конца XVIII – начала XX в.в. Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора исторических наук. – Ставрополь, 2005; Рябова Г. Н. Провинциальная культура России в конце XVIII – первой половине XIX века (на материалах Пензенской губернии). Автореферат на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Науч. руков. – кандидат исторических наук, доцент Н. П. Берлякова. – Саранск, 2004; Лемайкина Л. М. Культура русского уездного города: проблемы эволюции и типологии: На примере городов мордовского края XVII – начала XX в. Диссертация на соискание учёной степени кандидата культурологических наук. Науч. руков. – кандидат философских наук, доцент И. В. Клюева. – Саранск, 2008; Ступина А. С. Культурное пространство провинциального города (Саратов второй половины XIX – начала XX века в воспоминаниях современников). Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Науч. руков. – доктор исторических наук, профессор С. А. Мезин. – Саратов, 2008; Куприянова Л. В. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века: К проблеме развития капитализма вширь. – Краснодар, 1981

6 Трёхбратова С. А. Зарождение и развитие народного образования на Кубани (конец XVIII – начало XX в. в.). – Краснодар, 2005; Манузин Е. В. Обучение и воспитание кубанского казачества в XIX – начале XX века. – Славянск-на-Кубани, 2007; Данилов А. Г. Указ. соч.; Золотарёва И. Д. Из истории Кубанского общества народных университетов. // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2003. Вчера. Сегодня. Завтра. / Отв. ред. В. Н. Ратушняк. – Краснодар, 2003 С. 147 – 150; Никишова М. Чему и где учились екатеринодарцы? // Краснодар, 1999, 27 августа – 2 сентября

7Слуцкий А. И. История книжного дела на Кубани: проблемы формирования и функционирования книжного фонда региона (1793 – 1917). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата педагогических наук. Науч. ред. – кандидат филологических наук К. В. Чумаченко. – Краснодар, 2000; Горлова И. И., Слуцкий А. И. К вопросу об исторических особенностях формирования инфраструктуры книжного дела на Кубани XIX начала – XX века. // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность. Вып. 2. Сборник статей / КГУКИ. – Краснодар, 2004 С. 15 – 59; Довыденко Д. В. Прошение об открытии типографий, книжных лавок, библиотек, как источник по истории регионального дела. // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследований. Вып. 5. Сборник статей / КГУКИ; ДГПБ. – Краснодар, 2009 С. 188 – 191

8 Кривкова Е. И. Именем Пушкина наречена… К 100-летию краснодарской краевой научной библиотеки имени А. С. Пушкина. – Краснодар, 2000

9 Латкин В. Ф., Осадчий И. П. Дорогой борьбы. Хроника революционной деятельности большевистских организаций Кубани и Черноморья 1883 – 1920 г. г. – Краснодар, 1990

10 Станько А. И. Журналистика Дона и Северного Кавказа (допролетарский период). – Ростов н. / Д., 1990

11 Бойчук С. Г. Общественно-просветительская деятельность Е. Д. Фелицына (1848 – 1903) / С. Г.Бойчук, Науч. ред. Л. М. Галутво. – Краснодар, 2010; Корсакова Н. А. Кубанский историк Е. Д. Фелицын и его вклад в культурную и общественную жизнь г. Екатеринодара в конце XIX – начале XX в. // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2003 С. 144 – 147; Машкович Г. Г. Книговед, книголюб, библиограф. // Кубанский краевед, 1990 С. 231 – 245; Якаев С. Н. Фёдор Андреевич Щербина. Вехи жизни и творчества. Ч. 1. – Краснодар, 2004; Трёхбратов Б. А. Кубанские краеведы. – Краснодар, 2005; Темезов А. К. Почётный гражданин Кавказа: страницы жизни профессора С. В. Очаповского. – Краснодар, 1978; Галутво Л. М., Ф. А. Щербина. Основные вехи жизни. //Проблемы историографии и культурного наследия народов Кубани. С. 69 – 84

12 Ратушняк Т. В. ОЛИКО – летописец родного города и края. // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2003 С. 161 – 164.

13 Еремеева А. Н. художественная интеллигенция Кубани; Данилов А. Г. Указ. соч.

14 Веленгурин Н. Ф. Дорога к Лукоморью. – Краснодар, 1976; его же. Пути и судьбы. – Краснодар, 1988; его же. Южная соната. – Краснодар, 1979

15 Бардадым В. П. Литературный мир Кубани. – Краснодар, 1999

16 Чумаченко В. К. Издательская судьба литературного наследия В. Мовы (Лиманского): экскурс в проблему. // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар, 2007, № 6 (25) С. 56 – 59; Чумаченко В. К. Отец кубанской этнографии и фольклористики. // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар, 2004, № 2 (8) С. 56 – 61

17  Франко И. С. Южнорусская литература. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона. – СПб., 1904. Т. 41. С. 300 – 325

18 Бардадым В. П. Театральный листок: этюды театральной жизни. – Краснодар, 1984

19 Бардадым В. П. Кумиры театра: этюды театральной жизни. – Краснодар, 2000

20 Комиссинская Л. В. Детский любительский театр Кубани XIX века в контексте задач художественного образования и просвещения. // Проблемы и пути развития народного художественного творчества на Кубани. Краевая научно-практическая конференция. Краснодар, 9 – 10 декабря 1997. Тезисы докладов. – Краснодар, 1998 С. 123 – 125

21 Из истории Кубанского казачьего хора. / Администрация Краснодарского края, государственное научно-теоретическое учреждение Кубанский казачий хор. / Сост. и общ. ред. профессора В. Г. Захарченко. – Краснодар, 2006

22 Кияшко И. И. Указ. соч. // Из истории Кубанского казачьего хора С. 7 – 94.; Ерёменко С. Войсковой певческий хор. // Там же С. 118 – 134; Слепов А. Войсковой музыкантский хор. // Там же С. 178 – 188

23 Петрусенко И. А. Кубань в песне: страницы музыкальной летописи трёх веков. – Краснодар, 1999

24 Борисов Б., Борисов Г., Бурилёв В. Краснодарская филармония: прошлое и настоящее. – Краснодар, 1989

25 Жадан В. А. Музыкальная культура Кубани XIX – начала XX столетия: исторический аспект. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Науч. руков. – доктор исторических наук, профессор Б. А. Трёхбратов. – Краснодар, 2001

26 Белкин А. М. Русский самородок: Жизнь и творчество русского оперного певца В. П. Дамаева. – Краснодар, 1980

27 Бардадым В. П. Кисть и резец: Художники на Кубани. – Краснодар, 2003

28 Шахова Г. С. Краснодарская улица Красная: Книга об истории главной улицы Краснодара. – Краснодар, 1997

29 Пророкова С. А. Репин. – М., 1960; Давыдова А. С. Картина «Запорожцы». Картина И. Е. Репина. – М., 1962 

30 Садковская О. Г. История картинной галереи имени Ф. А. Коваленко (1903 – 1919). (По материалам Екатеринодарской Городской думы). // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2003 С. 173 – 177; Краснодарский художественный музей имени Ф. А. Коваленко: Портрет музея в лицах и судьбах. Фёдор Акимович Коваленко: к 140-летию со дня рождения. – Краснодар, 2006; Федина Т. Ю., Ф. А. Коваленко в Культурной жизни Кубани конца XIX – начала XX века. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Науч. руков – кандидат филологических наук, профессор К. В. Чумаченко. – Краснодар, 2005

31 Филиппова А. Л. Указ. соч.; Бардадым В. П. Архитектура Екатеринодара.

32 Шахова Г. С. Как строился и развивался войсковой град Екатеринодар. // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2003; её же. Краснодарская улица Красная; её же. Улицы Краснодара рассказывают. – Краснодар, 2002

33 Илюхин С. Р., Стрижова Н. А., Халимова Л. А. Виды Екатеринодара. – Краснодар, 2008

34 Горлова И., Манаенко А., Лях В. Культура кубанских станиц 1794 – 1917. – Краснодар, 1993; Лях В. И. Просвещение и культура в истории кубанской станицы. – Краснодар, 1997; Бондарь Н. И. Традиционная культура кубанского казачества. Избранные труды. – Краснодар, 2009; Воронин В. В. Повседневный застольный этикет кубанских казаков. // Сбережение народа: традиционная народная культура. Материалы научно-практической конференции. 8 – 9 июня 2007 г., г. Краснодар. – Краснодар, 2007 С. 163 – 169; Матвеев О. В. Очерки истории форменной одежды кубанских казаков (конец XVIII – начало XX в. в.). // Кубанское казачество: история, этнография, фольклор. – М., 1995 С. 86 – 144; Руденко В. Г. Особенности религиозности кубанского казачества. // Кубанское казачество: три века исторического пути. Материалы международной научно-практической конференции ст. Полтавская Краснодарского края, 23 – 27 сентября. – Краснодар, 1996 С. 207 – 209; Энциклопедия Кубанского казачества. / Под общ. ред. В. Н. Ратушняка. – Краснодар, 2011 

35 Тончу Е. А. Женщины Кубани. – СПб., 1998

36  Гангур Н. А. Материальная культура Кубанского казачества: [в 2 Т.] / Н. А. Гангур, ред. Б. А. Трёхбратов, В. И. Лях. – Краснодар, 2009

37 Корсакова Н. А. Ковань города Екатеринодара – памятник истории и культуры. // Краснодару – 200 лет. Тезисы научно-практической конференции. / Отв. ред. В. Н. Ратушняк, В. Е. Щетнёв. – Краснодар, 1993 С. 76 – 78; Её же. Материальная культура казачьего населения Кубани во второй половине XIX – начале XX в. в. // По страницам истории Кубани (краеведческие очерки). Отв. ред. В. Н. Ратушняк. – Краснодар, 1993 С. 178 – 184; Золотарёва Н. Л.  Из истории развития энергетики г. Екатеринодара. // Тезисы научно-практической конференции Екатеринодар — Краснодар. 1793 — 2003 С. 75 – 79

38 Садковская О. Г. Охрана общественных зелёных насаждений в Екатеринодаре во второй половине XIX – начале XX в. в. (По материалам журнала Екатеринодарской Городской Думы). // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северного Кавказа за 2006 год. Дикаревские чтения (13). – Краснодар, 2007 С. 213 – 220

39 Минченко А. Наши прабабушки щеголяли по Екатеринодару в шароварах. // Краснодарские известия, 2008, 25 июля 

40 Бардадым В. П. Радетели земли Кубанской. – Краснодар, 1998; его же. Отцы города Екатеринодара. – Краснодар, 2009; Леусян О. А., Суворова Н. А. За особые заслуги перед городом. // Дворяне в истории и культуре Кубани: материалы научно-теоретической конференции. / Науч. Ред. В. К. Чумаченко. – Краснодар, 2001 С. 118 – 124; Садковская О. Г. Имя на карте (Г. С. Чистяков). //Дворяне в истории и культуре Кубани. С. 125 – 129

41 Черников В. Н. Самоуправление Екатеринодара. // Советская Кубань, 1991, 5 мая 

42 Фелицын Е. Д., Щербина Ф. А. Кубанское казачье войско. – Репринтное издание. – Краснодар, 1996; Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. Т. I – II. – Екатеринодар, 1910, 1913; Куценко Я. И., Чучмай Г. Т. Краснодар. – Краснодар, 1956; Бардадым В. П. Этюды о прошлом и настоящем Краснодара. – Краснодар, 1978; его же. Этюды о Екатеринодаре. – Краснодар, 1992; Бондарь В. В. Город Екатеринодар в пространстве и времени: Опыты исторической урбанистики. Монографический сборник.  – Краснодар, 2006; Ратушняк В. Н. История Кубани в датах, событиях, фактах. – Краснодар, 2010; Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 г. / Под общ. ред. В. Н. Ратушняка. – Краснодар, 1996; Екатеринодар – Краснодар – столица казачьего края. – Краснодар, 2007

43 Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 2009: ист. энциклопедия. / авт.-сост. Б.А. Трёхбратов, В. А. Жадан. – Краснодар, 2009

44 Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времён до октября 1917 года. / Сост., науч. ред. Б. А. Трёхбратов. – Краснодар, 1997

45 Екатеринодар – Краснодар: Два века истории города в датах, событиях, воспоминаниях… Материалы к летописи. – Краснодар, 1993

46 Доброскок Г. В. Сiчовий Орёл. Iсторична драма у 5 дiях. - Екатеринодар, 1906; его же. Крамольник. Рассказ. – Екатеринодар, 1907; Канивецкий Н. Н. На вершок от счастья. – Краснодар, 1993; Пивень А. Е. Торба смеха и мешок хохота. – Краснодар, 1993; Аверкиев Д. В. Избранное. – Краснодар, 1996;  Мова (Лиманский) В. В. Из литературного наследия. / Составление, предисловие, комментарии и научная редакция текстов В. К. Чумаченко. – Краснодар, 1999

47 Короленко П. П. Черноморцы. – СПб., 1874; его же. Азовцы. – Киев, 1891; его же. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска. 1696 – 1896. – Екатеринодар, 1896; Фелицын Е. Д., Щербина Ф. А. Указ. соч.; Щербина Ф. А. Указ. соч.

48 Городецкий Б. М. Периодика Кубано-Черноморского края. 1863 – 1925. – Краснодар, 1927

49 Седина А. М. Митрофан Седин. – Краснодар, 1965; Березина Ю. И. Седины. Вчера, сегодня, завтра. – Краснодар, 2007






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.