WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Колотков Михаил Борисович

Карательная политика Советского государства

в 1917-1922 гг.: законодательство и практика

12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре теории государства и права Юго-Западного государственного университета

Научный руководитель                        доктор юридических наук, профессор

Исаев Игорь Андреевич

Официальные оппоненты:                доктор юридических наук, профессор Рубаник Владимир Евдокимович

кандидат юридических наук, доцент Лагутин Игорь Борисович

Ведущая организация        Белгородский государственный университет

Защита состоится 14 марта 2012 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина», 123995, г. Москва, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина».

Автореферат разослан ___ _________ 201_ года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

профессор                                                                         Н.А.Михалева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На современном этапе реформирования институтов российской государственности объективное изучение прошлого имеет большое значение не только с познавательной, но и с практической точки зрения. Серьезные перемены, произошедшие в современном обществе в последние годы, связанные с отказом от прежних форм жизни общества и созданием новых социально-политических отношений, привели к необходимости совершенствования системы правового регулирования. Снятие идеологических запретов позволило дать новую оценку многим проблемам истории нашей страны, в том числе вопросам, связанным с изучением карательной политики Советского государства в 1917-1922 гг. Критическое переосмысление многих аспектов функционирования карательных органов, правового статуса и правового обеспечения их деятельности требует качественного историко-правового обоснования, которое должно быть основано на изучении конкретного исторического опыта развития как страны в целом, так и ее отдельных регионов.

Во многих научных исследованиях рассматривались лишь отдельные аспекты правового регулирования карательной деятельности власти в первые годы существования Советского государства. Исследователей главным образом интересовал процесс организации и функционирования карательных органов, а другим сторонам их деятельности уделялось недостаточное внимание. Вопросы правового статуса карательных органов и правового обеспечения их деятельности зачастую оставались вне поля зрения исследователей. Таким образом, изучение поставленной темы позволяет расширить область научного знания в изучении правоприменительной деятельности карательного характера, проводимой в Советском государстве в 1917-1922 гг.

В силу названных выше обстоятельств комплексный историко-правовой анализ карательной политики Советского государства представляется в настоящее время актуальным, поскольку дает возможность перенять положительный опыт в современных условиях усиления террористических проявлений.

Степень научной разработанности темы исследования. В связи с тем, что карательная деятельность Советской власти в 1917-1922 гг. носила ярко выраженную идеологическую и общественно-политическую окраску, подход к ее изучению в различные исторические периоды претерпевал изменения.

Для исследований 1920-х годов было характерным обоснование необходимости применения политического насилия и лишь в некоторых случаях осуждение использования карательных мер. В этот период начала формироваться новая правовая теория, которая с научной точки зрения старалась оправдать применение насилия. Основные тенденции рассмотрения вопросов правового регулирования карательной политики нашли свое отражение в трудах В.И. Ленина, под руководством которого были разработаны первые законодательные акты Советской России. Именно В.И. Ленин являлся основоположником многих идей о судопроизводстве и правосудии, которые в дальнейшем стали важнейшими принципами советского права.1 Ряд вопросов, касающихся становления и развития правовой системы, репрессивного аппарата, судебных органов, а также обоснования целесообразности применения террора, как основного средства защиты новой власти, рассматривался в работах Ф.Э. Дзержинского, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина, Е.Б. Пашуканиса, М.Д. Шаргородского, О.Ф. Шишова.

Вопросы развития судебной системы, в том числе и революционных трибуналов, освещены в работе Я.Л. Бермана «Очерки по истории судоустройства РСФСР», а также в работе Н.В. Крыленко «Судоустройство РСФСР. Лекции по теории и истории судоустройства». В  начале 1920-х годов появились сборники документов, а также первые публикации о деятельности органов ВЧК в центре и на местах, среди которых следует отметить труды Д.Х. Данишевского, М.Я. Лациса, Г.С. Мороза.

Среди исследований, посвященных вопросам правовой природы, сущности и назначения права и государства, необходимо выделить труды Д.И. Курского. В его работе «Основы революционного суда»2 представлена концепция революционного права в качестве основного средства осуществления диктатуры пролетариата. Важные аспекты понимания права, а также соотношения права и закона представлены в работе П.И. Стучки «Революционная роль права и государства. Общее учение о праве».3

В целом анализ трудов и работ, опубликованных в 1920-х годах, позволяет установить, что они, как правило, не отличались глубиной исследования и проработанностью проблемы. При этом следует отметить, что многие работы содержали большой объем фактического материала, представляющего большую ценность для историко-правовой науки.

Следующий этап изучения правового регулирования карательной политики Советского государства наметился с начала 1930-х гг. до середины 1950-х гг. и характеризовался в историографии проблемы бессистемным и поверхностным подходом, схематизмом и отсутствием критического анализа в исследованиях по данной проблематике. Среди исследований данного периода необходимо выделить труды А.Я. Вышинского «Вопросы уголовного судебного процесса», а также «Курс уголовного процесса», в которых было закреплено юридическое понимание права, подтверждающее необходимость применения политических репрессий. Предложения по унификации судебного репрессивного аппарата были отражены в труде Н.В. Крыленко «Возникновение и первые месяцы работы революционных трибуналов». Теоретические концепции функционирования судебной системы, во многом совпавшие с позицией А.Я. Вышинского по этому вопросу, отражены в труде Н.В. Крыленко «Ленин о суде и уголовной политике».

С приходом к власти И.В. Сталина изменились теоретические позиции и аналитические оценки событий 1917-1922 гг. Научные работы рассматриваемого периода преимущественно носили идеологическую направленность, оправдывая при этом карательную политику Советской власти.4 При этом сведения о крестьянских волнениях, выступлениях трудящихся носили поверхностный характер и имели ярко выраженный политизированный подход при их публикации в прессе.

Новый импульс в изучении карательной политики отмечался со второй половины 1950-х гг. до конца 1980-х гг., когда возобновился интерес в исследовании актуальных вопросов периода 1917-1922 гг., связанных с репрессивными функциями государственной власти. Наибольший интерес представляли публикации материалов, ранее малоизвестных общественности, к которым относились сборники документов «В.И. Ленин и ВЧК», «Декреты Советской власти», «Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.)». В этот период были изданы мемуарные труды и воспоминания отдельных участников реализации карательной политики в стране.5 Вопросы применения политических репрессий и террора затрагивались в малой степени, однако труды по этой проблематике существовали. Так, Е.Г. Гимпельсон в своей работе «Военный коммунизм: политика, идеология, практика» дал характеристику процессу образования карательных органов государства и их деятельности. Вопросы истории организационного строительства органов ВЧК исследовались П.Г. Софиновым.6 Теоретические аспекты формирования органов чрезвычайной юстиции, милиции, революционных трибуналов, чрезвычайных комиссий стали предметом изучения Е.А. Скрипилева, Е.М. Городецкого и В.М. Курицына. Механизм применения репрессивных мер в деревне был изучен Б.И. Морозовым и Ю.С. Калининым.

Серьезный вклад в изучение процесса становления и развития советских революционных трибуналов внес Ю.П. Титов. В его работе «Создание системы советских революционных трибуналов»7 исследован процесс создания и развития революционных трибуналов в центре и на местах, большое внимание уделено анализу нормативных актов, регулирующих деятельность трибуналов. Деятельность органов ВЧК широко освещена в работе Ю.П. Титова «Создание ВЧК, ее правовое положение и деятельность».8

В 1980-х годах появились благоприятные условия для объективного, комплексного и системного изучения карательной политики Советской власти. В этот период исследовательские работы представлялись в виде синтеза нормативно-правовой документации с партийными установками и распоряжениями. В рамках данного вопроса представляют интерес исследования М.С. Гринберга, С.В. Биленко, Н.И. Зубова, В.А. Клименко. В рассматриваемый период появились первые исследования, подвергшие критике политику революционного насилия, террора и репрессий, к которым следует отнести работы А. Василевского и Д. Фельдмана. В этих работах представлено идеологическое обоснование действий представителей государственной власти, которые использовали политические репрессии в качестве универсального средства разрешения социально-политических проблем государства. Основные тенденции данного периода историографии нашли свое отражение в исследовательских работах регионального характера,9 историко-правовых трудах, правовых исследованиях и статьях С.П. Пятовского, В.В. Коровина, В. Звягинцева.10

Таким образом, в рассматриваемый период начали появляться работы, в которых отсутствовала тенденциозность в представлении исторического материала. Публиковались критические и аналитические статьи, а многие исследования приобрели комплексный и системный характер рассмотрения проблемных вопросов применения политических репрессий.

Современный этап историографии рассматриваемой в диссертационном исследовании проблемы наметился с 1991 года по настоящее время. Ввиду начавшейся демократизации российского общества и открытия доступа к архивным материалам, исследователи приступили к более углубленной разработке вопросов применения репрессивных мер и рассмотрению отдельных аспектов правоприменительной деятельности карательных органов государства. Подобными исследованиями занимались Л.П. Рассказов, А.А. Зданович, Л.А. Боева.

В рассматриваемый период историографии проблемы появились совместные исследования и труды, которые ввели в научный оборот ряд закрытых ранее архивных документов. По вопросам становления карательной системы государства опубликованы работы В.П. Портнова, Н.Г. Смирнова, Е.Г. Гимпельсона. В рамках изучения организационной структуры и кадрового состава карательных органов значительную роль играли работы О.И. Капчинского и О.М. Санковской,11 большое научное и практическое значение имели труды А.Л. Литвина.12

Среди региональных исследований процесса организационного строительства органов государственной безопасности, имеющих большое практическое значение, следует выделить работы В.В. Назарова и В.Г. Шамаева.13 Анализ организационного строительства чрезвычайных комиссий в Курской губернии представлен в работе В.Г. Карнасевича и Г.А. Свиридова «Курская губчека: 1918-1922 гг.». Существенное внимание процессу проведения карательной политики в Черноземье в 1918-1922 гг. уделено в исследовательском труде А.В. Пивовара,14 в котором с исторической точки зрения представлена характеристика процесса становления чрезвычайных органов на местах. Однако в данной работе не представлен анализ правового регулирования политики репрессий, отсутствует характеристика правового статуса карательных органов государства. Вопросы применения государственного принуждения и террора со стороны органов власти и управления в отношении крестьянства Тамбовской и Орловской губерний были освещены в работе С.В. Федорова.15 Историко-правовым исследованием крестьянского восстания в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. занимались В.П. Баранов, С.А. Есиков, Л.Г. Протасов.16

В зарубежной историографии проблема применения политического насилия нашла свое отражение в работах Р. Пайпса, Д. Рене, Р. Давида.17 Зарубежными учеными также рассматривались вопросы создания советских специальных служб, в том числе репрессивные функции органов безопасности, средства и методы проведения политики террора.18 Часть исследовательских работ представлена в виде мемуарных трудов.19

Историографический обзор научной литературы свидетельствует о том, что при наличии значительного числа работ по теме исследования, в них с различной степенью полноты изучены лишь отдельные стороны карательной политики. Работы, в которых представлен комплексный анализ правового регулирования политики репрессий в первые годы становления Советской власти, носят единичный характер. Многие вопросы характеризуются недостаточной изученностью, обобщенностью и систематизацией, прежде всего на региональном уровне, что придает новизну теме данного диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования является процесс формирования в Советской Республике карательных органов и реализации карательной политики как основного направления государственной деятельности в 1917-1922 гг.

Предметом исследования является система правового регулирования карательной политики Советского государства в контексте правоприменительной деятельности карательных органов.

Хронологические рамки исследования охватывают период с октября 1917 г. по весну 1922 г. Выбор начальной даты исследования обусловлен происходившими в государстве революционными преобразованиями, в результате которых появилось Советское государство. В этот период были созданы советские карательные органы, а также происходил процесс зарождения советской правовой системы. Рамки исследования ограничены весной 1922 г., когда были реорганизованы органы ВЧК, принят первый Уголовный кодекс РСФСР и начался новый этап развития государственно-политической системы, заслуживающий отдельного рассмотрения.

Целью диссертационного исследования является теоретико-правовое обоснование карательной политики Советского государства в 1917-1922 гг.

Постановка данной цели обусловила необходимость решения следующих исследовательских задач:

- изучить сущность и правовую природу карательной политики на начальном этапе формирования Советского государства;

- определить общие принципы правового регулирования и правотворчества в Советском государстве в сфере деятельности карательных органов;

- рассмотреть процесс создания и развития карательных органов Советского государства в период с октября 1917 г. до весны 1918 г.;

- выявить предпосылки развития репрессивного законодательства в Советском государстве;

- исследовать правовой статус и правоприменительную деятельность карательных органов государства в 1918-1920 гг.;

- изучить заложничество как правовую форму репрессивных мер, применяемых в Советском государстве в 1918-1920 гг.;

- провести анализ правового регулирования деятельности карательных органов и особенностей реализации карательной политики в Советском государстве в конце 1920 г. – начале 1922 г.;

- проанализировать существовавшие правовые формы репрессивных мер, применяемые в Советском  государстве.

Методологическую основу исследования составляет комплексный подход к изучению литературы и архивных источников по теме работы. В процессе исследования использовались такие специальные методы, как хронологическое, сравнительно-правовое, системное, статистическое, историко-правовое исследование проблемы. Базовым методологическим принципом стала научная объективность, позволяющая избавиться от конъюнктурно-политических оценок событий, рассматривая их в реальном развитии.

Источниковая база диссертационного исследования представляет собой широкий круг материалов, к которым относятся нормативные акты и документы партийных и государственных органов, сборники документальных материалов, неопубликованные ранее архивные материалы, советская пресса.

Одну из основных категорий источниковых материалов составила обширная нормативно-правовая база Советского государства, представленная в Собрании Узаконений и Распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства (1917-1922 гг.). Необходимым источником являлись ведомственные приказы, распоряжения и указания местных органов управления, а также внесудебных чрезвычайных органов, материалы собраний, съездов, конференций.

Важную категорию источниковых материалов составили документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ). Большое значение имели документы и материалы региональных архивов – Государственного архива Воронежской области (ГАВО), Государственного архива Курской области (ГАКО), Государственного архива Орловской области (ГАОО), Государственного архива Тамбовской области (ГАТО).

Особую ценность для исследования представляла советская пресса, в том числе различные циркуляры и инструкции Совета Народных Комиссаров, Революционных трибуналов, органов ВЧК. Особое значение имели журналы «Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» и «Красный террор», газеты «Известия», «Правда», «Красный листок», а также ряд региональных периодических изданий.

В целом комплекс материалов, привлеченных к данному исследованию, представляет собой обширную источниковую базу, позволяющую решить поставленные в исследовании задачи.

Научная новизна исследования. Диссертационная работа представляет собой комплексное историко-юридическое исследование, в котором предпринята попытка целостного анализа правовых институтов карательной политики Советского государства в 1917-1922 гг. Новизна исследования определяется введением новых источников, а также изучением законодательной базы политики репрессий на местах. Предпринята попытка обобщения опыта формирования и развития советской правовой системы, определения предпосылок формирования репрессивного законодательства в Советском государстве и применения отдельных видов репрессий. Как в теоретическом, так и в практическом отношениях изучение историко-правового опыта организационного строительства и последующего развития карательных органов, реализующих карательную политику Советского государства, необходимо с точки зрения проблем современности в контексте реформирования государственных институтов и правовой системы.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Карательная политика Советской России в 1917-1922 гг. представляла собой совокупность организационно-правовых, социально-политических и идеологических составляющих, направленных на осуществление политических целей и задач государственной власти.

2. Репрессии, существовавшие в государстве в первые годы его организационного оформления, представляли собой меры принуждения, направленные на ущемление прав и свобод граждан и применяемые как в судебном, так и во внесудебном порядке уполномоченными на то органами.

3. Репрессивные меры имели нормативное закрепление  и применялись как к определенным слоям населения (зажиточным крестьянам, кулакам, буржуазии и др.), так и к отдельным лицам по политическим, социальным, а также идеологическим мотивам.

4. Проводимые  в Советском государстве репрессии периода 1917-1922 гг. имели несколько особенностей, к которым относились вынужденный характер их применения, несоответствие величины наказания степени общественной опасности совершенного преступления, а также использование мер репрессий за преступления, законодательно не закрепленные в существовавших правовых актах.

5. Система карательных органов государства, сформированная как в центре, так и на местах, состояла, прежде всего, из органов Всероссийской чрезвычайной комиссии и системы революционных трибуналов, причем центральный аппарат координировал работу карательных органов в целом, а соответствующие губернские подразделения занимались реализацией политических задач власти на местах.

6. Основой государственной правоприменительной деятельности являлись нормативно-правовые акты, регламентировавшие советскую правовую систему революционной целесообразностью, а опубликованные нормативные документы затрагивали несколько отраслей права. В рамках применения репрессивных мер в государстве появилась возможность расширенного толкования многих нормативно-правовых документов, что во многом определило специфику применения репрессий в отдельных регионах государства.

7. Главными предпосылками формирования репрессивного законодательства и развития карательных органов в 1917-1922 гг. являлись аграрный характер и высокая степень религиозности большинства  губерний Советской России, низкий уровень грамотности населения, а также нежелание крестьян служить в армии, способствовавшее развитию массового дезертирства. В связи с этим наиболее жесткие репрессивные меры применялись по отношению к бывшим помещикам, буржуазии, духовенству, крупному зажиточному крестьянству. Наибольшее применение в Советской России нашли такие меры репрессий, как заложничество, высылка, ссылка, лишение свободы с принудительными работами.

8. Основной задачей органов ВЧК, как основных субъектов репрессивной деятельности, являлось укрепление государственной власти. Данное обстоятельство способствовало принятию противоречащих правовым нормам декретов и постановлений, а также объединению в одном ведомстве функций органов безопасности и органов исполнения наказания.

9. В развитии карательной политики государства большую роль играла правоприменительная деятельность революционных трибуналов, нормативное закрепление правового статуса которых определяло их судебный характер. Революционные трибуналы стали первым судебным органом Советской России, наделенным чрезвычайными полномочиями в вопросе применения мер репрессий.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическое значение исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения дополняют и расширяют сферу научного знания в области правового регулирования репрессивной деятельности власти и применения мер репрессий. Материалы исследования могут быть использованы в научных работах, освещающих вопросы соотношения насилия и права, в преподавательской деятельности высших учебных заведений по историко-правовым курсам, в правоприменительной практике реабилитации жертв политических репрессий, а также при совершенствовании законодательства о деятельности правоохранительных органов и специальных служб.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры теории государства и права Юго-Западного государственного университета, а также кафедры истории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. Основные положения и выводы исследования излагались автором на трех международных научно-практических конференциях, а также отражены в 1 монографии и 10 научных публикациях автора общим объемом 10,1 печатных листов.

Структура диссертационного исследования включает введение, три главы, заключение, список использованных источников и литературы.

II. СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и новизна избранной темы исследования, показывается степень разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертации. Кроме этого, раскрываются хронологические рамки работы, ее теоретическая и практическая значимость,  указывается источниковая база исследования, перечисляются методы исследования, приводятся данные об апробации результатов исследования.

Первая глава научной работы «Карательная политика Советского государства в период установления Советской власти (октябрь 1917 весна 1918 г.)» содержит три параграфа.

В первом параграфе первой главы «Сущность и правовая природа карательной политики на начальном этапе формирования Советского государства» рассмотрены вопросы взаимосвязи политического насилия, принуждения, репрессий и террора, изучены основополагающие идеи основателей марксизма К. Марска и Ф. Энгельса, а также труды В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого, которые были наиболее последовательными руководителями в вопросах отстаивания политики применения репрессий и террора.

На этапе становления и организационного строительства Советского государства основной задачей политического насилия являлось завоевание, удержание и дальнейшее укрепление государственной власти, достижение лидирующей позиции на политической арене. С точки зрения социальных институтов насилие являлось общественным явлением, а с позиции взаимосвязи государства и общества насилие можно было определить как одну их функций государства. Государственное принуждение в свою очередь представляло собой регулируемое правом физическое или психическое воздействие со стороны государства или уполномоченных им органов на поведение и сознание лиц посредством применения к ним мер, приводящих к ограничению прав в целях реализации задач государственной власти. Насилие предполагало изучение механизмов, с помощью которых всему обществу навязывалась воля одной социальной группы. В рассматриваемый период принуждение выступало в виде одного из таких механизмов.

В работе отмечается, что одним из основных видов политического насилия, применяемого в государстве в рассматриваемый период, являлся террор, под которым понималось систематическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достижения политических целей. Со второй половины 1918 г. главной особенностью применения террора являлось его широкое использование по всей стране, независимо от места проживания граждан и их социального статуса. Изучение существовавшего советского законодательства позволяет определить, что первоначальное нормативное закрепление правового статуса террора состоялось 22 февраля 1918 г. в связи с принятием декрета «Социалистическое Отечество в опасности». В этот момент в республике было положено начало созданию системы террора и применению высшей меры наказания во внесудебном порядке.

Репрессии в Советской России представляли собой карательные меры или наказание, основной целью которого являлось стремление подавить, пресечь или устранить что-либо. Репрессии носили правовой характер, поскольку применялись уполномоченными на данный вид деятельности государственными органами от имени государства в установленных законом формах. Такими органами являлись, прежде всего, органы Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), которые в 1917-1922 гг. стали главным средством реализации карательной политики государственной власти в стране. Органы ВЧК имели широкие полномочия при организации своей деятельности, а нормативно-правовые акты, регламентирующие порядок их работы, законодательно закрепили за чрезвычайными комиссиями право применения репрессивных мер.

Подводя итог, диссертант отмечает, что наиболее удобной и обоснованной формой сохранения и укрепления политической власти в Советском государстве являлось насилие, одной их форм выражения которого стали репрессии. Именно насилие главным правовым средством в вопросах достижения политических целей в стране определило проводимые карательными органами репрессии, которые стали важной характеристикой самого института государства.

Во втором параграфе первой главы «Общие принципы правового регулирования и правотворчества в Советской России в сфере деятельности карательных органов» исследуются вопросы понимания права и закона, а также порядок принятия нормативных актов в области репрессивного законодательства.

В конце 1917 – начале 1918 гг. советское право еще не представляло собой кодифицированной системы норм права. В тот период нормативно-правовые акты составлялись таким образом, что охватывали вопросы нескольких отраслей права, при этом существовал достаточно большой разрыв между законом, как основным юридическим источником права, и непосредственно самим правом.

Концепцию нового, революционного права как основного средства осуществления диктатуры пролетариата активным образом развивал нарком юстиции в 1918-1928 гг. Д.И. Курский, который фактически сформулировал сущность, природу и назначение права. Важные взгляды на вопросы понимания права и отношения к нему, принципы соотношения права и закона можно найти в трудах П.И. Стучки. Он определил три основных вида нормативно-правовых актов, к которым относились закон, декрет и указ. При этом по вопросам юридической силы нормативных актов П.И. Стучка отмечал отсутствие какого-либо различия между законом и декретом, что объяснялось использованием упрощенного порядка законотворчества.

В диссертации особо отмечено, что руководство страны уделяло большое значение публикации законов и донесению содержания таковых до населения страны. В этой связи одним из первых принятых Советским Правительством нормативно-правовых документов являлся декрет от 30 октября 1917 г. «О порядке утверждения и опубликования законов», согласно которому днем вступления постановления в законную силу считался день его опубликования в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского Правительства». В целом, значение, которое уделялось опубликованию законов в 1917-1922 гг., подтверждается тем, что за несколько лет по данному вопросу было издано более семи нормативных актов, которые вносили изменения и дополнения в существовавшее законодательство по данному вопросу. Так, декрет «О порядке опубликования законов Рабочего и Крестьянского Правительства и о времени вступления их в силу» от 8 октября 1920 г. установил иной момент вступления закона в силу, зависящий от получения в данном регионе страны официального печатного издания с опубликованным в нем нормативным актом. Впоследствии принимались еще несколько декретов по данному вопросу, в которых ключевой проблемой оставался вопрос о вступлении закона в силу.

Таким образом, период 1917-1922 гг. являлся важным этапом формирования карательного механизма Советского государства, во время которого происходил процесс становления советского права, а также положено начало созданию репрессивного аппарата государственной власти. При этом власть стремилась обеспечить широкое распространение советских законов среди населения страны, что неоднократно подчеркивалось в самих нормативно-правовых документах.

В третьем параграфе первой главы «Создание и развитие карательных органов Советского государства» рассмотрены вопросы формирования системы карательных органов и принципов правового регулирования их деятельности. Основными карательными органами на первоначальном этапе функционирования Советского государства являлись органы Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и революционные трибуналы. Уже в первых нормативных документах о создании органов ВЧК были определены структура и основные задачи комиссии. При этом в декабре 1917 г. чрезвычайные комиссии еще не были наделены чрезвычайными полномочиями, только впоследствии в связи с осложнением революционной ситуации в республике они были наделены такими полномочиями. Весной 1918 года органы ВЧК стали главным средством реализации карательной политики в Советском государстве. 21 февраля 1918 г. был принят декрет «Социалистическое отечество в опасности!», который стал первым правовым актом, предоставившим карательному органу право внесудебного рассмотрения дел о контрреволюции.

С появлением в ноябре 1917 г. в Советском государстве революционных трибуналов было положено начало созданию советской судебной системы и формированию основных принципов судопроизводства. Революционные трибуналы являлись специальными государственными органами по борьбе с контрреволюционными преступлениями, с помощью которых в стране реализовывалась политика применения мер репрессий. Основополагающим нормативным актом при создании новой судебной системы государства стал декрет ВЦИК и СНК № 1 «О суде» от 22 ноября 1917 года, который учреждал революционные трибуналы. К числу основных нормативных актов, регламентировавших порядок работы трибуналов, относились «Руководство для устройства Революционных трибуналов» от 2 декабря 1917 г., принятое Народным комиссариатом юстиции (НКЮ), Инструкция НКЮ революционному трибуналу от 19 декабря 1917 г., декрет СНК «О революционных трибуналах» от 4 мая 1918 г.

Подводя итог, автор отмечает, что революционные трибуналы стали первым судебным органом Советской России, наделенным чрезвычайными полномочиями проведения карательной политики в государстве. В этот период применение мер репрессий носило ограниченный характер, поскольку чрезвычайные органы находились в стадии организационного оформления, а существовавшие виды репрессий еще не имели четкого правового обоснования и официального закрепления в праве.

Вторая глава исследования «Развитие карательной политики Советского государства в 1918-1920 гг.» включает три параграфа.

В первом параграфе второй главы «Предпосылки формирования репрессивного законодательства в Советском государстве» изучены основные факторы, оказавшие влияние на порядок проведения карательной политики в стране и становление законодательства в области функционирования карательных органов.

Наиболее жесткие карательные меры со стороны органов власти в 1918-1920 гг. принимались в отношении крестьянства (прежде всего, кулаков и зажиточных крестьян), которое оказало наиболее мощное и масштабное сопротивление  во многих губерниях Советской России. Основной причиной подобных репрессивных действий являлась необходимость продовольственного обеспечения революции. Крестьянские выступления в этот период носили локальный характер с постепенным усилением их масштабов.

Диссертант отмечает, что одним из факторов, оказавшим влияние на процесс проведения карательной политики в государстве, стало массовое дезертирство. Со второй половины 1918 г. в Советском государстве наблюдался постоянных рост числа дезертиров. Вследствие этого, руководство страны приняло ряд нормативных документов, направленных на борьбу с дезертирством, к которым относились  Постановление Совета рабочей и крестьянской обороны «О повсеместном розыске дезертиров из армии и о борьбе с дезертирством» от 25 декабря 1918 г., Приказ № 17 «О борьбе с дезертирством» от 4 января 1919 г., Постановление Совета рабочей и крестьянской обороны от «О мерах по искоренению дезертирства» от 3 июня 1919 г. Главной причиной массового роста числа дезертиров являлось нежелание крестьян служить в армии, что создавало большую контрреволюционную опасность.

Подводя итог, диссертант отмечает, что основными предпосылками формирования советского репрессивного законодательства и ускоренного развития карательной политики в Советском государстве являлись аграрный характер и высокая степень религиозности большинства губерний страны. Проведенные в первые месяцы существования Советского государства жесткие карательные  меры в отношении духовенства, отделение школы от церкви и ликвидация церковных браков привели к тому, что в 1918-1920 гг. в стране наблюдались массовые волнения в крестьянской среде, которые усиливались жестким разрешением продовольственного вопроса с использованием мер принудительного воздействия.

Во втором параграфе второй главы «Правовой статус и правоприменительная деятельность карательных органов в 1918-1920 гг.» проведен анализ дальнейшего становления карательных органов государства.

Весной 1918 г. начался процесс формирования карательных органов на местах. К концу лета 1918 г. губернские чрезвычайные комиссии были организованы практически на всей территории государства. В августе 1918 года в Советской Республике функционировало 38 губернских чрезвычайных комиссий. Впоследствии началась организация уездных чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией. Территориальный охват функциональных действий губернских и уездных чрезвычайных комиссий, ускоренный процесс их организационного оформления говорит о повсеместности применения репрессивных мер при расследовании контрреволюционных и иных преступлений. В рассматриваемый период был принят декрет СНК «О красном терроре» от 5 сентября 1918 г., который официально ввел в обиход термины «террор» и «концлагеря». Данный нормативно-правовой акт законодательно закрепил за чрезвычайными комиссиями право проведения карательной политики, террора и уголовных репрессий. В конце 1918 г. было принято Постановление «О революционной законности», которое не исключало применение террора и репрессий, однако в нем все же предприняты попытки регулирования в правовом поле насильственных методов борьбы с контрреволюционными преступлениями, а также усилен контроль за органами ВЧК.

Автором подчеркивается, что наряду с органами ВЧК активную работу по реализации карательной политики в Советском государстве продолжали проводить революционные трибуналы, анализ работы которых свидетельствует о том, что в 1918-1919 гг. выносимые ими приговоры были менее суровыми по сравнению с принимаемыми в 1920-1921 гг. Отсутствие на начальном этапе работы основных правовых документов, четко регулирующих их деятельность, в совокупности с нехваткой практического опыта ведения дел привело к некоторой осторожности в вынесении приговоров. Впоследствии с накоплением опыта и формированием нормативно-правовой базы революционные трибуналы ужесточили виды наказания по основным преступлениям. В период 1918-1920 гг. было принято значительное число нормативных документов по вопросам регулирования деятельности революционных трибуналов, из которых следует выделить Положение ВЦИК «О революционных трибуналах» от 12 апреля 1919 г. По мнению диссертанта, это положение завершило процесс реорганизации революционных трибуналов в чрезвычайные судебные органы Советского государства.

В третьем параграфе второй главы «Заложничество как правовая форма репрессивных мер, применяемых в Советском государстве в 1918-1920 гг.» исследован институт заложничества, являющегося одним из наиболее распространенных видов репрессий, применяемых как в судебном, так во внесудебном порядке в стране.

Юридическое закрепление данная репрессивная форма нашла в августе 1918 г., когда вышел Приказ «О заложниках», опубликованный в Еженедельнике Чрезвычайной Комиссии № 1 за 1918 г. 17 декабря 1919 г. был принят Приказ ВЧК № 208, который снова провел юридическое закрепление заложничества и дал четкое определение заложничеству как одному из видов репрессий. Кроме того, документ предписывал взятие на учет всех лиц, которые могли бы стать заложниками.

Правовой анализ деятельности исполнительных органов власти на местах позволяет судить о повсеместности применения заложничества, которое имело широкие правовые рамки и было направлено по отношению к основной массе населения Советского государства. Заложничество возникло как чрезвычайная форма репрессий, проводимых Советской властью. Фактически заложников можно отнести к одним из первых жертв красного террора, закрепленного на законодательном уровне. С прогностических позиций рассмотрения данной формы заложничество должно было носить временный характер, что впоследствии подтвердилось историей его применения. Развитие института заложничества в Советской России сопровождалось созданием для них концентрационных лагерей. В конце 1919 г. в Советском государстве существовал 21 лагерь, в которых находилось более 15 тысяч заключенных. В течение непродолжительного времени число лагерей значительно увеличилось, и к ноябрю 1920 г. в стране функционировало 84 лагеря.

Автор отмечает, что использование заложничества как одной из форм репрессий осуществлялось только уполномоченными на то органами ВЧК. На основании материалов исследования можно установить, что наиболее активный рост числа заложников продолжался осенью 1918 года. При этом заложничество применялось по политическим, социальным, а также идеологическим мотивам как к определенным слоям населения, так и к отдельным лицам.

Третья глава исследования «Организационно-правовые основы деятельности карательных органов Советского государства (конец 1920 весна 1922 г.)» включает два параграфа.

В первом параграфе третьей главы «Правовое регулирование деятельности карательных органов и особенности реализации карательной политики в Советском государстве» исследован процесс правового обеспечения работы карательных органов после окончания гражданской войны.

В 1920-1922 гг. в условиях перехода Советского государства к мирному социалистическому строительству в качестве приоритетных задач для карательных органов была определена организация борьбы с бандитизмом, а также с политическими партиями социалистического направления (меньшевиками, эсерами, анархистами). Было продолжено развитие карательных органов с учетом новых условий становления государства. 8 января 1921 г. был принят Приказ ВЧК № 10 «О карательной политике органов ЧК», в котором отражены основные направления и методы работы органов ВЧК. Документ акцентировал внимание чрезвычайных комиссий на усилении борьбы с контрреволюционными силами, антисоветской агитацией и бандитизмом.

Диссертант отмечает, что в 1921 г. факт применения мер репрессий в отношении противников Советского государства стал носить избирательный характер и обуславливаться наличием реальной угрозы для успешного функционирования Советской власти. При этом ключевой особенностью карательной политики периода конца 1920 г. – начала 1922 г. являлось значительное снижение случаев применения высшей меры наказания как в судебном, так и во внесудебном порядке по всей территории страны.

В 1920-1922 гг. в Советской России было продолжено развитие советской правовой системы, характерной особенностью которой являлся постепенный переход к кодифицированной системе права. В этот период Советским правительством было принято решение о необходимости совершенствования советской судебной системы и реорганизации  судебных органов, о чем свидетельствует принятие 23 июня 1921 г. декрета ВЦИК «Об объединении всех революционных трибуналов Республики».

В заключении, диссертант отмечает, что проводимые в Советском государстве репрессии имели несколько характерных особенностей. Репрессии носили вынужденный характер, при этом наблюдалось несоответствие величины наказания степени общественной опасности совершенного преступления. Кроме того, материалы исследования свидетельствуют об использовании репрессивных мер за преступления, не имеющие нормативного закрепления в советском законодательстве рассматриваемого периода.

Во втором параграфе третьей главы «Правовые формы репрессивных мер, применяемых в Советском государстве» изучены вопросы правового применения таких репрессивных форм, как высылка, ссылка, высшая мера наказания – расстрел. К числу основных правовых актов, регулировавших данные виды репрессий, относились следующие: декрет СНК РСФСР от 29 августа 1921 г. «О порядке высылки иностранцев из пределов РСФСР», декрет ВЦИК от 1 августа 1922 г. «Об административной высылке», Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 17 января 1920 г. «Об отмене применения высшей меры наказания», Постановление ВЦИК и СТО от 11 мая 1920 г. «Об объявлении некоторых губерний на военном положении».

В заключении параграфа автор делает вывод, что уже на начальном этапе применения высылки наблюдалось сращивание административной и судебной высылки. С течением времени практика применения этой репрессивной меры привела к ее полному переходу в административно-правовое поле. Кроме того, процесс формирования нормативно-правовой базы, регламентирующей порядок использования высшей меры наказания, никаким образом не влиял на фактическое применение данной репрессивной меры, поскольку чрезвычайные органы могли производить расстрел во внесудебном порядке.

В заключении диссертации сделаны основные выводы и подведены итоги проведенного исследования.

III. ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Колотков М.Б. Революционные трибуналы Советской России в 1917-1922 гг.: организационное строительство и правовая деятельность (на примере Курской губернии). // Актуальные проблемы российского права. – 2008. - № 4 (9). – 0,4 п.л.
  2. Колотков М.Б., Ташбекова И.Ю. Организационно-правовая деятельность революционных трибуналов в Советской России в 1917-1922 гг. // Актуальные проблемы российского права. - 2009. - № 1 (10). – 0,4 п.л.
  3. Колотков М.Б. Значение Декрета «О красном терроре» от 5 сентября 1918 г. в формировании системы политических репрессий в Советской России в 1918-1922 гг. // Актуальные проблемы российского права. – 2009. - № 3 (12). – 0,4 п.л.

Статьи, опубликованные в иных научных изданиях:

  1. Колотков М.Б.  Отдельные аспекты правового регулирования репрессивной политики Советского государства в Центрально-Черноземном регионе в годы гражданской войны 1918-1922 гг. // Курский край. Научно-исторический журнал. – 2008. - № 5-6 (106-107). – 0,45 п.л.
  2. Колотков М.Б. Нормативно-правовая база органов Всероссийской чрезвычайной комиссии (на примере Курской губернии) в 1917-1922 гг. // Курский край. Научно-исторический журнал. – 2008. - № 9-10 (110-111). – 0,35 п.л.
  3. Колотков М.Б. Органы цензуры Советской России в 1918-1922 гг. как один из элементов карательной системы советской власти. // Актуальные проблемы современного судопроизводства: сборник статей X Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2008. – 0,1 п.л.
  4. Колотков М.Б. Становление и деятельность губернских революционных комитетов в годы гражданской войны в России (на примере Курской губернии). // Актуальные проблемы современного судопроизводства: сборник статей X Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2008. – 0,1 п.л.
  5. Колотков М.Б., Суворов О.М. Заложничество как один из видов внесудебных политических репрессий, применяемых в Советской России в 1917-1922 гг. // Современное российское право: пробелы, пути совершенствования: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2008. – 0,15 п.л.
  6. Колотков М.Б., Суворов О.М. Система репрессивных органов и некоторые виды политических репрессий, применяемых в Советской России в 1917-1922 гг. // Современное российское право: пробелы, пути совершенствования: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2008. – 0,15 п.л.
  7. Колотков М.Б. Сущность, основные формы и виды политического насилия как одного из методов осуществления государственной власти (статья). // Современное российское право: пробелы, пути совершенствования: сборник статей V Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом Знаний, 2009. – 0,15 п.л.
  8. Колотков М.Б. Репрессивная правоприменительная деятельность Советской власти в 1917-1922 гг. (на материалах Центрально-Черноземного региона). – Курск, 2010. – 7,8 п.л.

1 Ленин В.И. Письма издалека. – Полн. собр. соч., т.31. – С.9-59; Он же. Задачи пролетариата в нашей революции. – Полн. собр. соч., Т. 31. – С.149-186; Он же. О диктатуре пролетариата. – Полн. собр. соч., Т. 39. – С. 259-268; Он же. Речь на IV конференции губернских чрезвычайных комиссий 6 февраля 1920 г. – Полн. собр. соч., Т. 40. – С. 113-121.

2 Курский Д.И. Основы революционного суда//Материалы Народного комиссариата юстиции. Вып. 1.–М., 1918.

3 Стучка П.И. Революционная роль права и государства. Общее учение о праве // Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. – Рига, 1964.

4 Бычков Л. ВЧК в годы гражданской войны. – М., 1940; Софинов П.Г. Карающая рука советского народа: к 25-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1917-1942. – М., 1942; Кожевников М.И. История советского суда. – М., 1946.

5 О Феликсе Дзержинском: Воспоминания, очерки, статьи современников. – М., 1987; Бударин М.Е. Чекисты. – Омск, 1987; Клименко В.А., Морозов П.М. Чрезвычайные защитники революции (Из истории ВЧК). – М., 1980.

6 Софинов П.Г. Очерки истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.). – М., 1960.

7 Титов Ю.П. Создание системы советских революционных трибуналов. – М., 1983.

8 Титов Ю.П. Создание ВЧК, ее правовое положение и деятельность. – М., 1981.

9 Очерки истории Воронежской организации КПСС. – Воронеж, 1967; Очерки истории Орловской партийной организации. – Тула, 1967; Очерки истории Тамбовской организации КПСС. – Воронеж, 1970; Очерки истории Курской организации КПСС. – Воронеж, 1980.

10 Противостояние: рассказы о курских чекистах. Сб. очерков / Сост. С.П. Пятовский. – Воронеж, 1991; Коровин В.В. История отечественных органов безопасности. – М., 1988; Звягинцев В. Полпред ВЧК // Курская правда. – 1988. - № 43; Басарев Н. Страницы истории // Курская правда. – 1984. - № 25.

11 Капчинский О.И. ВЧК: организационная структура и кадровый состав. 1917-1922 гг.: дисс… канд. ист. наук. – М., 2005; Санковская О.М. Формирование кадров Всероссийской чрезвычайной комиссии, 1917-1922 гг. (На материалах центрального аппарата ВЧК): автореф. дисс… канд. ист. наук. – Архангельск, 2004.

12 Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. – М., 2004.

13 На страже государственной безопасности: Органы ВЧК-КГБ-ФСБ на Орловщине. / Под ред. Назарова В.В. – Орел, 2007; Шамаев В.Г. Во имя спокойствия и безопасности Державы: страницы истории службы государственной безопасности Воронежского края. – Воронеж, 2008; На службе Отечеству: из истории органов безопасности Курской области. Статьи, очерки, воспоминания. – Курск, 2008.

14 Пивовар А.В. Репрессивная политика и практика Советского государства в годы гражданской войны (на примере Центрально-Черноземного региона): дисс. … канд. ист. наук. – Курск, 2006.

15 Федоров С.В. Крестьянство Тамбовской губернии в годы гражданской войны. 1918–1921 гг.: дисс. … канд. ист. наук. – М., 2000.

16 Баранов В.П. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии. – Тамбов, 1991; Есиков С.А., Протасов Л.Г. «Антоновщина»: новые подходы // Вопросы истории. – 1992. - № 6; Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг.: Документы и материалы. – Тамбов, 1994.

17 Пайпс Р. Россия при старом режиме. – М., 1993; Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1999.

18 Dziak J. Chekisty. A history of the KGB. – Toronto, 1988; Andrew C. and Mitrokhin V. The Mitrokhin archive. The KGB in Europe and the West. – London, 1999. Parrish M. Soviet Security and intelligence organizations, 1917-1990: A biblogr. dictionary and review of literature in English. – N.Y., 1992.

19 Беспалов Н. Исповедь агента ГПУ. – Прага, 1925; Дмитриевский С.В. Судьба России: Письма к друзьям. – Стокгольм, 1930; Че-ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий. – Берлин, 1922.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.