WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

                                                               На правах рукописи

АГАПОВА ЕЛЕНА АНАТОЛЬЕВНА

ФИЛОСОФИЯ ЦЕНЗУРЫ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ И ДИАХРОНИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

09.00.11 - социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант:

Несмеянов Евгений Ефимович

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:

Кумыков Ауес Мухамедович

доктор философских наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М.Бербекова»

проректор по воспитательной работе и социальным вопросам

Тер-Акопьян Владимир Александрович

доктор философских наук, профессор

Донской филиал АНО ВПО «Евразийский открытый институт»

заведующий кафедрой социально-гуманитарных дисциплин

Чернобровкин Игорь Павлович

доктор философских наук, профессор

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

профессор кафедры конфликтологии факультета социологии и политологии

Ведущая

организация:

ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарно-экономический институт»

Защита состоится «28» декабря 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в научной  библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «_____» ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                       А.В. Верещагина

Общая характеристика работы

Актуальность исследования обусловлена необходимостью постоянного государственного контроля над информационным пространством в современном постиндустриальном обществе. В условиях трансформации социальных институтов и сопровождающей их идеологической реконструкции российского общества, социально-философское осмысление цензуры выступает как теоретическая база для разработки новой информационной правовой политики, предусматривающей создание законодательных барьеров для злоупотребления правом на свободу слова, что выступает как одна из составляющих информационной войны.

Важность исследования обусловлена и тем, что проблема цензуры приобретает в современном мире неоднозначную трактовку. Это происходит в силу того, что цензура (как один из способов государственного надзора за содержанием средств массовой информации) не согласуется с декларируемыми установками демократического общества. Однако  она же выступает и как важнейшее условие функционирования государства. Кроме того, цензура обладает свойством адаптации к меняющейся социальной реальности, к особенностям общественного бытия, и в силу этого обстоятельства исследование становления, формирования и функционирования цензуры в российском обществе на различных этапах его развития имеет и теоретическую,  и практическую значимость, которая может быть выражена в следующих положениях.

Во-первых, возникновение элементов массовизации в общественной жизни, которые  являются следствием отсутствия адекватных цензурных норм.

Во-вторых, в социально-гуманитарном знании  нет целостной концепция цензуры, при  помощи которой можно было бы определить ее сущность и новые  интенции в постсоветском обществе. Особенность научной ситуации определяется недостаточным использованием принципа системности. Следствием этого в методологических подходах проявляется фрагментарность и противоречивость суждений.

В-третьих, междисциплинарным характером проблемы, поскольку  цензура, вбирая  предметную область таких наук, как право, история, философия, социология, требует от ученого выйти на такой уровень обобщения, который  позволил бы интегрировать  результаты анализа, полученные в смежных областях знания.

В-четвертых, необходимость определения толерантных идей для формирования социально-философского основания цензуры в современном обществе.

Данная ситуация обусловила возрастание интереса к цензуре в различных областях научного знания, в том числе в социальной философии  как тринитарной модели универсума в процессе анализа информации. Кроме того, цензура на социально-философском уровне характеризуется категориальной неоднозначностью. При этом для раскрытия сущности понятийной стороны цензуры наиболее адекватен диахронический подход в силу амбивалентности цензуры: как ее наличие, так  и ее отсутствие  детерминируют  ментальную и институционально-социальную трансформацию.

Таким образом, при исследовании становления и формирования цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах  возникает возможность создания единой философской концепции цензуры. Соответственно, социально-философское осмысление цензуры приобретает в этом контексте особое значение, так как предоставляет  возможность не только создать целостную концепцию цензуры, но, выявив  закономерности ее становления и развития, применять в контексте новых исторических условий.

Степень научной разработанности темы. Современная наука обладает значительным объемом эмпирических и теоретических знаний по разным составляющим проблемы, выбранной автором для диссертационного исследования.

Отдельные составляющие обозначенной автором проблемы – исследование цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах –включают в себя ряд взаимосвязанных подпроблем: цензура как феномен сознания, цензура как социальный феномен, манипуляция сознанием как форма цензуры.

В частности, в  ростовской научной школе был выполнен ряд исследований по смежным проблемам, а именно: выявление проблемы национальной идентичности в современном обществе 1; анализ роли идеологии в современном обществе2;  влияние идеологии на формирование сущности российской идентичности 3. Кроме того, были рассмотрены  проблемы4 и особенности функционирования современного общества5, взаимодействие  социальных структур и институтов в стремительно меняющемся современном мире6, типы взаимоотношения личности и общества7 и идеологическая идентичность в современном российском обществе8;  специфика9 и проблемы современного общества10 на разных этапах его развития 11;  особенности трансформационных процессов в зависимости от сферы общества12, а также возможные механизмы  воздействия на личность, группы, массы13.

Проблема сознания в рамкам философского знания имеет глубокую научную традицию и весьма широкий диапазон: от  исследования  предпосылок по формированию правильного мышления14 до философского осмысления сущности мышления как основы познания мира15 и мифов, которые могут применяться при воздействии на сознание с целью формирования искаженного восприятия реальности16.  На современном этапе  акцент переносится на выявление взаимосвязи информационной и культурной картин мира17; информационных стратегий формирования сознания18, решение вопросов социальной инженерии19.

Цензура, рассматривающаяся в качестве социокультурного феномена, выступает как некая производная от общества, при этом исследования общества включают в себя такие составляющие, как анализ структуры общества20; генезис концепции информационного общества21; цивилизационная специфика обществ22. Цензура же рассматривается как некий синтез ценностей и факторов, влияющий на трансформацию общества23, ценности и их формирование в общественном сознании24; факторы процесса консолидации25. Кроме того, все большее значение уделяется регулирующей функции цензуры как основе обеспечения стабильности в обществе26.

Традиция исследования манипуляции масссовым сознанием (в качестве одной из форм цензуры) была заложена в зарубежной науке при рассмотрении социальных процессов как результата коллективных настроений и установок, влияющих на социальное развитие через негативную энергию масс, толпы27. По мере накопления исследований в данном направлении постепенно выкристаллизовывается понятие «массовое сознание», включающее в себя идеологические воззрения, эмоциональные и ценностные ориентации, а также эмоции, чувства, отдельные составляющие коллективного бессознательного28.

В рамках отечественных социально-философских концепций рассматривались проблемы общественного сознания в контексте анализа двух его уровней, выделенных в рамках марксизма, общественной идеологии и общественной психологии29. В работах таких исследователей,  как  Д.П. Гавр, М.К. Горшков, В.Б. Житенева, Т.И. Заславская, В.Н. Иванова, В.Г. Хорос30, акцент уже делается на выявлении взаимосвязи массового сознания с общественным мнением.

Наиболее активно в настоящее время в российской научной литературе разрабатываются проблемы взаимоотношения средств массовой информации и цензуры 31, трансформации  форм проявлений массового сознания (общественное мнение, массовое настроение) в медиапространстве32

.

Таким образом, несмотря на наличие научных работ, посвященных цензуре и  охватывающих достаточно широкий диапазон тем, собственно целостной концепции цензуры не создано. И это обстоятельство выводит данное исследование именно на тот необходимый высокий уровень, который позволит  произвести анализ проблемы, выбранной автором для диссертационного исследования, через  включение в поле размышления результатов, полученных в смежных научных дисциплинах, достигая тем самым синтезирования и осмысления с более широких позиций ранее сделанных открытий. 

Цель исследования – создание социально-философской концепции цензуры.

Реализация поставленной цели  предполагает решение следующих исследовательских задач:

- произвести в контексте теоретических подходов и парадигм концептуальный анализ цензуры и  определить методологические аспекты исследования;

-создать  методологический конструкт исследования цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах;

- выявить особенности концептуальной эволюции и специфики цензуры как социокультурного феномена;

- определить в социально-философском аспекте значение цензуры в системе  государственного регулирования;

- рассмотреть геополитические детерминанты  цензуры в российском обществе имперского периода;

- установить через анализ диахронических характеристик специфику становления цензуры в российском обществе имперского периода;

- рассмотреть институционализацию цензуры в российском обществе имперского периода как элемент диахронического процесса;

- установить специфику цензуры советского периода  в контексте становления и развития институтов регулирования;

 - проанализировать манипуляцию массовым сознанием в современном российском обществе  как форму цензуры;

- определить  особенности цензурного режима начала ХХI века в контексте мирового информационного пространства.

Объект исследования – цензура в социокультурном и диахроническом аспектах.

Предмет исследования  – специфика цензуры в российском обществе в социокультурном и диахроническом аспектах.

Гипотеза диссертационного исследования.

Концептуальная эволюция и специфика цензуры как социокультурного феномена определяется соотнесенностью с идеологической трансформацией доминирующих идеологем в информационных потоках. Цензура через управление идеологемами направляет развитие культуры, осуществляя тем самым охранительную функцию.  Значение цензуры в системе  государственного регулирования на основе диахронического подхода соотносимо с этапом развития, на котором находится государство: изменения в государстве и его обязательном атрибуте – цензуре, возникающие при переходе на следующий этап развития, являются следствием изменений в общественном сознании. Специфика становления цензуры в российском обществе определяется: в имперском периоде  – трансформацией цензуры в зависимости от церковных догм до идеологизации и расширении сферы контроля за счет включения в нее  всей системы образования; в советском – установлением монополии социалистической идеологии и созданием на ее базе искусственной системы ценностей; в современном российском – трансформацией цензуры в более эффективный способ контроля и фильтрации массового сознания – манипуляцию массовым сознанием.

Теоретико-методологическая основа исследования. Одним из основных положений при создании социально-философской концепции цезуры и ее анализе в социокультурном и диахроническом аспектах выступает представление о  взаимосвязи и взаимозависимости таких социкультурных явлений, как государство-цензура-культура-сознание.

Работа выполнена в неоклассической парадигме. Методологическую базу исследования определяют системный и эволюционный подходы, избранные в силу того, что их применение дает возможность  создавать и анализировать не только статичную, но и динамическую модель цензуры путем последовательного теоретического воспроизведения ее развития, выявление факторов общественных сил, определяющих трансформацию цензуры.  При решении данной проблемы применялась идея системного конфигуратора, предложенная В.А. Лефевром.

В работе также применялся комплексный подход, включающий в себя культурологический, диалектический, онтологический методы, а также  методы историзма и объективности. В качестве основных методов исследования применялись структуралистский, рефлексивный, компаративистский методы.  На промежуточных этапах использовался метод феноменологического анализа.

В исследовании применялись общенаучные принципы непротиворечивости, системности, полноты, соответствия, дополнительности, верификации, детерминизма, применение которых обеспечило научность и достоверность полученного знания.

Теоретическую основу данного исследования составили труды по социальной философии, а также достижения в области социологии и истории зарубежных и отечественных ученых. Также применялась методика анализа цензуры, созданная  Т.М. Горяевой и А.Н. Блюмом. Особую важность и значимость для исследования представляют воспоминания современников – цензоров, писателей, философов, культурологов, которые повествуют о реакции общества на цензуру на различных этапах развития общественной мысли. Необходимо также учитывать специфику цензуры, которая возникла и развивалась главным образом как орудие государственного управления. Однако системный философско-культурный анализ феномена цензуры в контексте исторического развития не осуществлялся. Между тем это направление анализа концептуально созвучно и в ряду  новейших научных направлений,  например  философского анализа динамики суверенной власти как парадокса разрешений и запретов.

В силу необходимости не учитывать принцип историзма и субъективистской направленности, в исследовании сознательно оставлены за рамками  вопросы специфики участия  в организации и осуществлении цезуры социальных институтов и органов управления. В связи с недостаточной изученностью данной проблемы в социальной философии,  возникла необходимость использовать источники по философии права, философской антропологии, истории и социологии. То есть, это исследование и есть  попытка восполнить данный пробел в научном знании.

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивается  научно-методологической обоснованностью базы исследования, применением комплекса методов, отвечающих целям и задачам работы, соотнесением полученных результатов с результатами  исследований иных авторов.

Научная новизна исследования определяется задачами, направленными на изучение в социально-философском контексте возможности создания концепции цензуры, решение которых нашло свое выражение в следующих результатах:

- произведен в контексте теоретических подходов и парадигм концептуальный анализ цензуры и  определены  методологические аспекты исследования;  цензура представлена как специфически  многофункциональная; обоснована необходимость ее рассмотрения во взаимосвязи  с социальным контекстом;

- создан  методологический конструкт исследования цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах; на основе системного подхода к анализу цензуры определены сферы ее проявления в обществе; определены сущностные признаки цензуры;

- выявлены особенности концептуальной эволюции и специфики цензуры как социокультурного феномена; систематизированы аспекты двух контрастных взаимосвязанных процессов:  либерализации цензурных положений и усиления цензуры;

- определено в социально-философском аспекте значение цензуры в системе  государственного регулирования; на основе диахронического подхода выявлено влияние идеологии на качественные характеристики цензуры и способы ее осуществления;

- рассмотрены геополитические детерминанты, определившие особенности формирования цензуры в российском обществе имперского периода, к которым относятся: срединное положение на евроазиатском континенте, межэтническое смешение в процессе образования российского народа, воздействие татаро-монгольских племен, земледельческий характер жизнедеятельности славян;

- установлена через анализ диахронических характеристик специфика становления цензуры в российском обществе имперского периода; в качестве характерной черты цензуры данного периода определена ее  детерминированность религиозными догмами;

- рассмотрена  институционализация цензуры в российском обществе имперского периода как элемент диахронического процесса; раскрыты взаимосвязи, существующие между этапами институционализации  цензуры и  трансформации государственных интересов;

- установлена специфика цензуры советского периода  в контексте становления и развития институтов регулирования; рассмотрена сущность  цензуры в советский период  в соотнесении с переориентацией социально-этических ценностей со сменой общественно-политических формаций;

- проанализирована манипуляция массовым сознанием в современном российском обществе  как форма цензуры; выявлены статические и динамические составляющие цензуры;

- определены  особенности цензурного режима начала ХХI века в контексте мирового информационного пространства; произведена социально-философская интерпретация современной диахронически закономерной ситуации; выявлена бивалентная установка, осуществляемая при контроле информационных потоков.

Научная новизна исследования конкретизирована в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Концептуальный анализ цензуры в контексте базисных понятий исследования «цензура», «сознание», «массовое сознание», «общество» приводит через акцентирование внимания на ее социальной природе и практической значимости к выявлению ее специфической многофункциональности, позволяющей применять ее в виде специфической технологии власти: сложной, многоуровневой, не сводимой только к деятельности цензурных ведомств и инстанций, осуществляющих политическое руководство этими ведомствами. В данном контексте цензура предстает не только как информационный фильтр, но целостное образование, воздействующее на все пространство мысли с целью его введения  в рамки, приемлемые для власти.

2. Методология исследования цензуры базируется на авторской трактовке понятия «цензура». Использование системного и эволюционного подходов как основания для социально-философского исследования  позволило создать конструкт цензуры, состоящий из трех элементов: сфера применения (экономика, права, информация), методы воздействия (предохранительные/ репрессивные, открытые/закрытые); исторический контекст ситуации.

3 Концептуальная эволюция и специфика цензуры как социокультурного феномена определяется соотнесенностью с идеологической трансформацией доминирующих идеологем в информационных потоках,  циркулирующих в обществе и регулируемых посредством цезуры. Цензура через управление идеологемами в зависимости от преобладания одного из двух контрастных взаимосвязанных процессов – либерализацией цензурных положений и усилением цензуры – направляет развитие культуры, осуществляя тем самым охранительную функцию.

4. Значение цензуры в системе  государственного регулирования на основе диахронического подхода соотносимо с этапом развития, на котором находится государство  и может заключаться в запрете – на теократическом этапе развития общества; контроле – вотчинный; репрессии – полицейский; самоцензуре – правовой; политтехнологии – олигархический. Изменения в государстве и его обязательном атрибуте – цензуре, возникающие при переходе на следующий этап развития, являются следствием изменений в общественном сознании.

5. К геополитическим детерминантам, определившим особенности формирования цензуры в российском обществе имперского периода, относятся серединное положение  государства, многонациональность, татаро-монгольское влияние, характер жизнедеятельности.  Данные геполитические детерминанты, сформировав российскую ментальность, фактически обусловили ориентацию на восприимчивость к внешнему влиянию, что привело к заимствованию европейских  правил цензуры.

6.  Специфика становления цензуры в российском обществе имперского периода определяется  расколом русской церкви в середине семнадцатого века, который был вызван не столько догматическими, сколько семантическими  и культурными разногласиями, по существу являющиеся богословско-идеологическими. Отсюда специфической чертой цензуры данного периода выступает ее детерминированность религиозными догмами.

7.  Институционализация цензуры в российском обществе имперского периода связана с последовательной идеологизацией цензуры: выделение цензуры в особое ведомство после восстания декабристов фактически законодательно закрепило ее идеологизированный характер. Идеологизация цензуры привела к расширению её сферы: включение в контролируемую область не только издаваемой литературы, но всей системы образования. При этом особому контролю подвергалось не только качество образования, но уровень благонадежности поведения студентов. Как следствие, цензура стала включать в свою сферу и политический аспект.

8.  Специфика цензуры советского периода  в контексте становления и развития институтов регулирования определяется установлением монополии социалистической идеологии и созданием на ее базе искусственной системы ценностей. Это есть следствие  позиции новой власти на уничтожение несоциалистического культурного слоя и формирование человека нового типа с полярной шкалой ценностей. Итогом стала деградации культуры в целом, а цензура, государство и народ слились в огромный конгломерат, характерной  чертой которого стала массовизация.

 9.  В современном российском обществе цензура предварительная и карательная в силу доступности информации потеряла свою  эффективность, но функции цензуры фактически выполняет манипуляция массовым сознанием: она не исчезает, а трансформируется в более эффективные способы контроля и фильтрации массового сознания. Манипуляция массовым сознанием как форма цензуры выполняет несколько функций, которые обычной цензуре не были доступны. К ним относятся: функция диагностики как акт узнавания, подтверждающий определенную идентичность; функция администрирования, которая предполагает систему символизации норм, закрепляющих право человека на определенный тип поведения, исходя из своего символического статуса; функция продуцирования точки зрения.

10.  Цензура в современном российском обществе в контексте мирового информационного пространства проявляется  в объеме и качестве циркулирующей в обществе информации, доступной массам. Власть, решая проблему доступа к информации в современных условиях, для маскировки цензуры используют формулировку – регулирование информационных потоков. Наиболее жестко в современном российском обществе осуществляется цензура как форма манипулирования в трех сферах: идеологической, экономической и социальной, в которую включены воспитание и образование.  Информация, передаваемая массам, проходит три информационных фильтра: первичный отбор и перевод в смыслозначимые образы, события, явления, процессы, которые происходят в реальности; систематизация первичного пространства и разделение его тематических потоков; фильтрация и трансформация вторичного пространства.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется актуальностью данного интегративного социально-философского исследования,  результатом которого  стало создание  социально-философской концепции цензуры, которая может использоваться при исследованиях специфики цензуры в различных обществах.

Теоретическая значимость исследования заключается в трех основных направлениях  концептуализации. Во-первых,  уточнено соотношение общего, особенного и единичного на материале динамики цензурных запретов. Во-вторых, институциализация цензуры определена в рамках корреляции «система-элемент». В-третьих, дана философско-культурная характеристика цензуры как формы манипуляции сознанием.

Практическая значимость исследования имеет двуаспектный характер. Во-первых, положения и материалы исследования могут использоваться в учебном процессе при усвоении  дисциплин философского и культурологического циклов, особенно при подготовке магистрантов по соответствующим направлениям и программам. Во-вторых, полученные результаты применимы  при разработке  философских основ регламентаций различного характера, связанных со сферой цензуры, а также с областями, ранее подвергавшимися усиленному цензурированию и требующими в настоящее время динамического подхода.

Некоторые положения работы могут быть полезны при регламентировании  документооборота на общероссийском и региональном уровне.

Положения и выводы, полученные в результате данного диссертационного исследования, могут быть применены в качестве теоретико-методологической и источниковедческой базы в социально-гуманитарных науках, которые исследуют цензуру, соотношения цензуры и идеологии, цензуры и государства.

Выводы диссертации могут быть учтены при дальнейшем научном изучении и осмыслении цензуры:

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии, политологии и права ИППК при ЮФУ. Результаты данного социально-философского исследования докладывались и обсуждались на научных конференциях,  научных семинарах, круглых столах. Manipulation of consciousness as a form of censorship in the modern society. \\I Международная конференция «Language, Individual & Society».- Р.Болгария,2007.

Восприятие мира через современные технологии цензуры. \\II Международная конференция «Language, Individual & Society».- Р.Болгария,2008.

К проблеме замены цензуры манипулятивными технологиями.  \\III Международная конференция «Language, Individual & Society».- Р.Болгария,2009.

Forms of censorship in modern informational society.  \\IV Международная конференция «Language, Individual & Society».- Р.Болгария,2010.

Censorship as a concept of modern society.-  \\V Международная конференция «Language, Individual & Society».- Р.Болгария,2011 и др.

Материалы исследования апробировались также при чтении спецкурсов для студентов факультета лингвистики и словесности ЮФУ и слушателей ИППК по «Социальной политике», «Основам социального государства и гражданского общества», проводился Мастер-класс в Центра профессионального научно-исследовательского мастерства аспирантов и молодых ученых (Ростов-на-Дону, 2012).

Результаты исследования были внедрены в практику при создании учебной программы и учебно-методического пособия «Современное общество и манипулятивные технологии», при подготовке студентов,  обучающихся по специальности «Связи с общественностью» на факультете лингвистики и словесности ЮФУ.

По теме диссертационного исследования были сделаны доклады на заседании кафедры социологии, политологии и права ИППК ЮФУ.

Выводы, предложения, методические рекомендации, сформулированные в диссертации, нашли отражение в опубликованных автором научных работах общим объемом  59.85 п.л., в том числе в 16 статьях, изданных в ведущих рецензируемых журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, четыре главы, одиннадцать параграфов, заключение и библиографию.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, формулируется его цель, задачи, выявляется степень научной разработанности проблемы, дается описание методологической базы исследования, характеристика его научной новизны, указывается теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические концепты исследования цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах» производится концептуальный анализ и рассматриваются теоретико-методологические аспекты исследования цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах

В параграфе 1.1. «Концептуальный анализ  и методологические аспекты исследования цензуры» в контексте теоретических подходов и парадигм осуществляется  социально-философский анализ сущности и основных этапов становления цензуры как социокультурного феномена.

Указано, что зачатки цензуры в современном ее виде формировались на первичной стадии существования человеческого общества и представляли собой начальный первобытный социальный институт, который представлял собой систему запретов на определенные действия – табу. Нарушение запретов подкреплялось реальными наказаниями, часто смертью. Дж.Фрейзер доказал, что табу существовало во всех обществах. Согласно Э.Дюргейму, к социальным последствиям соблюдения табу относится последующее объединение социальной группы вне традиционных ритуалов и возникновение эмоциональных привязанностей между членами группы. Ситуация меняется, когда «творческое меньшинство» перерождается в элиту, и возникает необходимость доказывать право на власть силой оружия и подавлением несогласных. Данный период в истории человечества характеризуется возникновением государства, распадом родового строя, разделением на классы. Вследствие чего возникает естественная необходимость увековечить право элиты господствовать и не позволять «нетворческому меньшинству» думать иначе. Таким образом, самая страшная кара устанавливалась за ересь, идущую  против  идей власти, способную уменьшить ее влияние.

Определено, что цензура – это специфическая технология власти, достаточно сложная и многоуровневая, не сводимая только к деятельности цензурных ведомств и инстанций, осуществляющих политическое руководство этими ведомствами. Цензура – не столько способ фильтрации того или иного текста или недопущение текстов в целом, а, прежде всего, факт отхода от установленного стандарта поведения. Иными словами, цензура должна воздействовать не только и не столько на совокупность текстов/дискурсов, подвергаемых цензуре, но на все пространство мысли, обеспечивать введение его в рамки, приемлемые для власти, стимулировать самоцензуру.

Таким образом, цензура предстает  как социокультурная практика. Изменение её форм закономерно и связано с историческим развитием обществ. А специфика цензуры как социокультурной практики определяется  системой запретов на факт отхода от установленного стандарта поведения, независимо от области его (поведения) проявления.

Выявлено, что, как только какая-то эпоха достигает границы своего упадка, власть начинает вести себя более агрессивно по отношению к свободолюбивой мысли, надеясь при помощи давления продлить свою агонию. Соответственно, власть осознает свое бессилие в сдерживании цензурными мерами развития общественного самосознания и признает в качестве прав, предъявляемые обществом интересы.

Сделан вывод, что изменения во власти являются следствием изменений в общественном сознании. Таким образом, в основе общественного развития лежит уровень осознания массами своего положения и уровень его претензий на обеспечение свобод. Соответственно, действия власти можно трактовать как вторичные в силу того, что элита, с целью сохранения  своих полномочий, вынуждена приспосабливаться к требованиям общества. Уровень же осознания массами своего положения и своих претензий всегда определяется идеями, популярными в обществе.

В параграфе 1.2. «Цензура в социокультурном и диахроническом аспектах: методологический конструкт исследования» на основе социально-философского анализа создается методологический конструкт исследования  цензуры в социокультурном и диахроническом аспектах.

Отмечено, что одним из первых мыслителей, кто обратился к анализу цензуры, был древнегреческий философ Платон. В своих работах «Государство» и «Законы»  он пишет именно об этом феномене, довольно жестко ограничивая сферу применения различных искусств утилитарными рамками  воспитания чувств порядка и меры у граждан. При определенном ракурсе рассмотрения в произведениях Цицерона также можно найти отражение концепции цензуры как важного элемента государственной системы. Данный элемент, по мнению Цицерона, должен регулировать жизнедеятельность людей. Однако следует отметить, что в республиканский период цензура была демократической, цензоры избирались на народных собраниях, и их служба протекала под контролем общественного мнения.

Определено, что цензура в ходе развития исторического процесса претерпевает некоторые изменения, охватывая новые стороны общественной и политической жизни. Так, в частности, в древнеримском государстве появляется должность цензора, в обязанности которого вменялось и наблюдение за общественными нравами, так как личная жизнь граждан законно входила в сферу интересов государства.

Указано, что до 12 века цензура фактически определяла церковные каноны и внутриконфессиональные разногласия между теоретиками-церковнослужителями носителями передовых идей времени. Но отношение к цензуре коренным образом меняется под воздействием внешнего стимула – в середине 15 века Иоганн Гуттенберг изобрел книгопечатание. Появилась возможность «выбора» в невиданных ранее масштабах, а «выбор» был равнозначен ереси. И как метод борьбы с инакомыслием, которое распространялось через публицистическую и научную литературу, в 1512 году Латеранским собором была введена предварительная цензура. Обсуждение в публицистике проблемы происхождения и правомочности власти, тираноборческая публицистика вызвали к жизни светскую цензуру.

Акцентировано внимание на том, что при помощи жесткой цензуры происходит формирование общества тоталитарного типа. Для этого применяется  комплекс мер, осуществляемых монопольной властью с целью формирования и распространения в массах благоприятных по отношению к политической системе стереотипов поведения и мышления. Для реализации этих мер требуется создание новых или уничтожение старых организационно-политических структур и механизмов взаимодействия власти с гражданским обществом.

В результате проведенного теоретико-методологического анализа  цензуры как социокультурного феномена сделан вывод, что цензура, по своей сути, находится на службе у власти, а само существование власти выступает в качестве необходимого условия цензуры. То есть, цензура используется отдельными людьми, общественными институтами или государствами как орудие для достижения и сохранения своей власти, фактически представляя собой распространение физической власти на сферу духа.

Предложен конструкт цензуры, который  включает в себя  три элемента: сферу применения (экономика, права, информация), методы воздействия (предохранительные/ репрессивные, открытые/закрытые); исторический контекст ситуации, исходя из которого выбираются сфера/сферы и методы воздействия. Соответственно, можно вывести закономерность: чем централизованней власть и шире ее притязания, тем более жесткой и тотальной становится цензура. При этом необходимо отметить существенный момент в изучении феномена цензуры. Само по себе понятие «цензура» как фильтр и охранительный механизм не несет в себе негатива и призвано сохранять культурное и политическое наследие государства. Вопрос заключается в том, в чьих руках находится данный механизм «защиты» и с какими целями используется? Отсюда вытекают либо негативные последствия для общества в целом, либо позитивные.

Во второй главе «Особенности генезиса цензуры: диахроническое осмысление» исследуется динамика перманентной взаимообусловленности цензуры от  экономической и хозяйственной системы нарождающегося капитализма.

В параграфе 2.1. «Концептуальная эволюция и специфика цензуры как социокультурного феномена» выявляются особенности и роль концептуальной эволюции  цензуры в становлении специфики цензуры как социокультурного феномена.

Указано, что основной идеей цензуры является признание права государства на ограничение распространения информации, квалифицируемой государством как «вредная». Таким образом, цензура предстает как некая форма ограничения свободы средств информации, закрепленная законодательно и оправданная утвержденными в обществе  нормами.  На современном этапе развития цивилизации цензура как явление, воплощенное в социальные институты, сохраняется в культурах с тоталитарной формой управления, а также в культурах постфигуративного типа.

Определено, что фундамент любой власти на протяжении тысячелетий составляла монополия на знания. Цензура  – особый элемент и механизм культуры. Задача же цензуры во всех ее формах сводится к предотвращению распространения информации,  которая может повлечь нежелательную реакцию со стороны членов общества.

На основании вышеизложенного сделан вывод, что цензура как система надзора и контроля – неотъемлемая часть культуры, власти и государства. Цензура является инструментом власти, при помощи которого осуществляется контроль  за умонастроениями граждан. Власть закрепляет  официально одобряемую мораль, а также устанавливает каноны искусств, соответствующие идеологии, а, значит,  безопасные для государства. За всем этим должна следить цензура, исполняя при этом роль своеобразного фильтра, способствующего жизнедеятельности общества. Однако, находясь в ведении государства, цензура не является достаточно эффективной. Идею о неотвратимости цензуры и наказания за инакомыслие распространяло само государство для создания иллюзии подконтрольности всех процессов в стране. Однако отмена цензуры неизбежно приводит к приоритетности вкусов толпы.

Сделан вывод,  что все информационные потоки, циркулирующие в обществе, регулируются посредством цезуры, которая на определенном этапе своего функционирования переходит в идеологемы и сливается с идеологией как идеализированной формой политики.

В параграфе 2.2. «Цензура в системе  государственного регулирования: социально-философский аспект» показана специфика цензуры как элемента  системы через анализ её роли в политико-государственном регулировании.

Отмечено, что уровень развития общественного сознания является решающим в сфере развития и совершенствования системы государственного регулирования, элементом  которой является цензура.

Определено, что цензура как элемент системы государственного регулирования эволюционирует параллельно с данной системой.

Можно выделить пять периодов развития цензуры как элемента системы политико-государственного регулирования, совпадающих по своей периодизации с этапами развития государственной власти: теократический, вотчинный, полицейский, правовой, олигархический.

Выявлено, что на этапе теократическом роль цензуры выполняют различного рода табу и запреты, которые регламентируют жизнь общества, формируют поля дозволенного и запрещенного на основании сверхъестественной воли.  На вотчинном этапе появляется собственно цензура, а общественная мысль оказывается под давлением государства. То есть власть, рассматривая мысль и знание как свою вотчину, контролирует порядок предоставления знания небольшими, ею же установленными, дозами, внушающими, что человеку, в сущности, необходимо не знание, а вера и слепое повиновение. Таким образом, цензура на данном этапе сводится к дозированию информации, а в крайних вариантах – к преследованиям и запрещениям. Публичная мысль становится достоянием власти, а типографский станок – одним из орудий деятельности. На полицейском этапе развития цензурная политика становится жестче, государственная власть как бы выступает против граждан во имя государственных интересов, а граждане против власти – во имя интересов индивидуальных: цензурные репрессии против иных мнений усиливаются, а правительственный произвол и полицейский порядок становятся символом эпохи. На правовом этапе карательный аппарат цензуры заменяется правовыми отношениями и самоцензурой через  систему социальных мер, таких, как воспитание, образование, организация социальной безопасности граждан. Переход к правовому этапу происходит по мере накопления опыта и наблюдений, когда отчетливо различается влияние на мысль факторов, находящихся  и во внешней природе, и в социальном укладе. На олигархическом этапе декларируемая свобода слова и отмена цензуры не являются правовым фактом в силу того, что функции цензуры выполняют политтехнологи, в задачи которых входит  манипулирование массовым сознанием.

Определено, что изменения во власти и ее обязательном атрибуте – цензуре – являются следствием изменений в общественном сознании, следовательно, действия власти вторичны: для сохранения своих полномочий она приспосабливается к требованием общества. В этом основная причина повышенного интереса к мысли, печати, а затем и к СМИ, приспособление цензуры к решению основной задачи – удержать власть, а это возможно лишь при духовном подчинении.

В силу того, что культура порождает цивилизацию и, как следствие, государство, при разрушении культуры последнее перестает существовать как таковое. То есть, для сохранения государства необходима система правил, норм, запретов, законов, представляющих собой механизм подавления единичного, ради сохранения целого. Следовательно, цензура –  есть  необходимый элемент любой культуры и цивилизации, выполняющий охранную функцию в системе государственного регулирования и способствующий развитию истинно творческой мысли, которая находит отражение как в материальной, так и в духовной сферах человеческого бытия.

В главе 3 «Специфика становления и институционализации цензуры в российском обществе имперского периода: диахронический анализ» выявляются особенности социальных изменений в российском обществе и их влияние на специфику становления и формирования цензуры.

Параграф 3.1. «Геополитические детерминанты цензуры в российском обществе имперского периода» рассматривается влияние геополитических детерминант, определяющих  специфику цензуры в российском обществе имперского периода.

Большую роль в становлении цензуры сыграл фактор геополитического местонахождения России: межцивилизационное положение на евроазиатском континенте определило ее национальную разнородность: российское общество в этническом отношении предстает в виде некой многонациональной модели мира. Это произошло  в результате внутренней колонизации основанием для которой стали официальные массовые переселения, и незапланированные расселения.

Значительное влияние на формирование особенностей цензуры оказал такой геополитический фактор,  как межэтническое смешение в процессе образования российского народа. Ореинтация на свободу, понимаемая, как «вольница» является одной из доминант Российского менталитета. Иными словами контроль извне изначально отвергается, и признается только подчинение своей воле.

Не менее значимое воздействие на великорусский этнос оказало воздействие татаро-монгольских племен. Важность и позитивность данного влияния, в противовес распространенному мнению о его негативном воздействии,  отмечал И.А. Ильин. В частности, он выделял появившиеся в характере славян такие положительные качества, как терпение, стойкость,  самопожертвование, отвага, искусство оборонительной войны33.

Однако наиболее важной геополитической детерминантой, применительно к особенностям становления и формирования цензуры в российском обществе, является характер его жизнедеятельности в силу того, что именно от него напрямую зависит формирование ментальности народа: «Им недоступно чувство аристократического презрения к другим племенам, но все человеческое находит в них созвучие и сочувствие… русский смотрит на все народы, замежеванные в бесконечные границы Северного царства, как на братьев своих…»34

.

В параграфе 3.2. «Специфика становление цензуры в российском обществе имперского периода: диахронические характеристики» анализируется, как в идеологическом пространстве российского общества, имеющего все компоненты, породившие европейскую цивилизацию, происходит становление цензуры.

Выявлено, что одной из главных составляющих, определяющей становление цензуры как социокультурного феномена,  является характер общественных отношений и взаимодействия различных общественных институтов, групп и индивидов в обществе, которые, в свою очередь, зависят от  качества информации, циркулирующей в обществе. При этом возникает практически замкнутый цикл взаимовлияний и взаимоопределений в силу того, что отбор и фильтрацию информации, доступной членам общества, осуществляет цензура на основе принятых в обществе норм. Таким образом, цензура участвует в формировании ценностных ориентаций.

Указано, что первые письменные свидетельства в российском обществе относятся к одиннадцатому веку и регламентируют деятельность переписчиков. И уже в решениях Стоглавого собора (1551  год) отдельно введенна глава «О книжных писцах», исходя из которой духовные власти  получали право конфисковывать неисправленные рукописи, что можно квалифицировать как предварительную цензуру. Кроме того, духовные власти могли проводить ревизию книг с целью  изъятия неисправленных, что по своему содержанию идентично понятию «последующая цензура». Таким образом,  документ «О книжных писцах» можно считать первым цензурным документом российского общества.

Указано, что с появлением печатного дела ситуация усложнилась. Зародившись в Москве, печать практически мгновенно раздвоилось на отечественную и эмиграционную. К цензурным явлениям относится и раскол русской церкви в середине 17 века, который был вызван не столько догматическими, сколько семантическими разночтениями. Можно сказать, что в основе раскола лежит культурный конфликт, но необходимо уточнить, что культурные, в частности, семиотические и филологические разногласия, воспринимались как богословско-идеологические.

Доказано, что переход от духовной к светской цензуре и доминирование предварительной цензуры начинается только с 18 века. Однако все предшествующие этапы становления цензуры (никоновская реформа, раскол, устранения инакомыслия и, как следствие, насаждение западной культуры) стали той благодатной почвой, на которой впоследствии произросли петровские реформы.

Уточнено, что цензура во время правления Петра I и  Елизаветы I не носила упорядоченный характер: формально вся светская литература контролировалась Сенатом, но практически цензура осуществлялась через Академию наук. Однако никаких  особых цензурных правил не существовало, цензуру проводили академики, академическая канцелярия и сам президент Академии наук, под свою личную ответственность выпуская книги и периодические издания. Но уже для эпохи Екатерины II характерны два основных процесса, впоследствии ставшие неотъемлемым элементом функционирования управленческого аппарата: стимулирование развития журналистики и литературы со стороны власти и регламентирование их развития через совершенствование организации государственной цензуры.

Сделан вывод, что завершение становления цензуры в российском обществе относится к эпохе правления  императора Павла I, когда был создан Цензурный совет.

В параграфе  3.3. «Институционализация цензуры в российском обществе имперского периода как элемент диахронического процесса» исследуется векторы развития российского общества имперского периода  и их роль институционализации в  цензуры.

Указано, что начиная с периода правления Александра I, несмотря на либерализацию, начинается целенаправленное закрепление цензурных регламентов. Так, введены правила, определяющие обязательное указание на год издания, а также одобрение типографии в которой напечатано произведение. Кроме того, в1802 году было создано Главное  правление училищ, которому  предначертали судьбу цензурного ведомства. Впоследствии, созданная структура была дополнена полупедагогическим, полуцензурным ведомством – Ученым комитетом, в функцию которого входило рассмотрение всех книг, издаваемых для учебных заведений.

Определено, что Закон о цензуре и первый Устав предварительной цензуры, утвержденный высочайшим повелением в 1804 году, были приняты, исходя из исторической традиции останавливать  нарушение в стадии зарождения.

Выявлено, что дальнейшее расширение сферы цензуры происходило через включение в контролируемую сферу не только издаваемой литературы, но всей системы образования. При этом контролировалось не только качество образования, но уровень благонадежности поведения студентов.

Указано, что цензура стала включать в свою сферу и политический аспект, который на практическом уровне наиболее ярко выражался в том, что политические известия первыми могла публиковать только официальная пресса, и то только в случае получения на то высочайшего позволения. Кроме того, созданное министерство полиции имело в своих обязанностях «цензурную ревизию», то есть надзор за типографиями и книгопродавцами.

Сделан вывод, что деятельность цензурного учреждения подвергалась  постоянным изменениям в зависимости от колебаний политического курса.

Доказано, что  выделение цензуры в особое ведомство после восстания декабристов фактически законодательно закрепило ее идеологизированный характер, а в качестве основополагающего принципа выдвинуло запрет на критику не только правительства, но и подчиненные ему «власти», то есть всю бюрократию.

Определено, что контроль государством за средствами массовой информации выражался также в том,  что журналистикой и литературой занимались в основном представители дворянства, а в собственно издательской сфере дворян практически не было: то есть, в силу сословных предубеждений,  первые пользовались услугами вторых.

В главе 4 «Институционализация и теоретизация цензуры советского и постсоветского периодов: диахронический анализ» производится социально-философский анализ этапов институционализации и теоретизации цензуры советского и постсоветского периодов.

В параграфе 4.1. «Цензура в контексте становления и развития институтов регулирования в  советский период: социально-философский аспект» рассматриваются в социально-философском аспекте проблемы процесса становления и развития институтов регулирования в советском обществе.

Отмечено, что создание советской политической цензуры началось сразу после прихода к власти большевиков, а первым шагом, заложившим основу цензурных ограничений новой власти, стал декрет о печати от 27 октября 1917 года. Однако этот  декрет, закрепляя  административные воздействия на печать в случае несоответствия информации идеологической позиции новой власти, имел оговорку, что данная мера имеет временный характер и будет отмена сразу после окончательного установления нового порядка. При этом цензурное преследование не носило последовательного характера, что объяснялось негативным отношением к цензуре как к институту самодержавия.

Указано, что установление монополии социалистической идеологии и создание на ее базе искусственной системы ценностей обусловлено позицией новой власти на уничтожение несоциалистического культурного слоя и формирование человека нового типа с полярной шкалой ценностей. Так, и в ленинском, и в сталинском планах «культурной революции», а затем и в дальнейших директивах лидеров,  большое место отводилось вопросам подчинения всей культуры общества партийным идеологическим требованиям. Эти же установки, хотя и в измененном, модифицированном виде, можно найти в послевоенной официально декларируемой имперской изоляционистской  идее, взятой на вооружение идеологами советской власти, взамен не оправдавшей себя идеи мировой революции.

Определено, что  основным и единственным направлением цензуры становится воспитание нового человека и отражение его участия в строительстве социалистического общества. Цензура становится всеобъемлющим фильтром с таким мелким разрешением, что даже невысказанная мысль подвергается репрессиям.

Отмечено, что тоталитарная система присвоила право по своему произволу направлять творчество и науку как в идеологическом, так и в эстетическом плане. Сознательно насаждалось приспособленчество, убивавшее любую творческую мысль, что в итоге не могло не привести к деградации культуры в целом. В результате цензура, государство и народ слились в огромный конгломерат. Характерной чертой всей культуры становится ее массовизация.

Доказано, что процессы идейного разногласия в конце ХХ столетия в стране остановить было уже невозможно. Пассионарный взрыв в обществе становится делом времени, который остановить не в силах брежневский «застой» с его закрытым политическим характером, купированием гласности и разрастанием бюрократического аппарата. В этой ситуации был неизбежен медленный, но непреодолимый рост проявления протеста, который нашел своё выражение в феномене диссидентства.

В параграфе 4.2. «Манипуляция массовым сознанием в современном российском обществе  как форма цензуры» исследуется эволюция и совершенствование цензуры как одной из технологий власти, применяемых для оптимизации  управления  обществом.

Указано, что на постиндустриальном этапе развития  власть знаний и информации становится решающим фактором в управлении обществом, отодвигая на второй план влияние государственного принуждения. Иными словами, государственное, силовое принуждение заменяется на информационное и психологическое воздействие.

Доказано, что отличительной особенностью современного мира является переход к новому качественному состоянию общества, для которого характерно резкое повышение информационных процессов и создание целой индустрии производства информации, а также переход средств массовой информации в ранг специфического социального института.

Определено, что одним из важнейших правил манипуляции массовым сознанием является наличие тоталитарности воздействия, то есть обеспечение информацией только из полностью контролируемых источников. Для создания иллюзии плюрализма формируются информационные сообщения от разных типов организаций, определяющие единые стереотипы. «Ненужная» информация замалчивается, поток рекламы разрывает целостное восприятие информации, возникает невозможность анализа и концентрации внимания на серьезном событии. Поток пустой информации осложняет поиск смысла. В совокупности данные меры стандартизируют мышление. В результате отпадает необходимость в прямых цензурных запретах, поскольку информационные технологии выхолащивают критическое и рефлексивное мышление.

Таким образом, в современном обществе цензура предварительная и карательная теряет свою  эффективность, но в силу того, что власть  не может не контролировать процессы, происходящие в обществе, роль и функции цензуры на себя берет манипуляция массовым сознанием. То есть цензура не исчезает, а трансформируется в более эффективные способы контроля и фильтрации массового сознания.

Сделан вывод, что манипуляция массовым сознанием как форма цензуры выполняет несколько функций, которые обычной цензуре не были доступны. К ним относятся: функция диагностики как акт узнавания, подтверждающий определенную идентичность; функция администрирования, которая предполагает систему символизации норм, подтверждающих право граждан  на то поведение, которое соответствует их символическому статусу;  функция продуцирования точки зрения.

В параграфе 4.3. «Цензура в российском обществе  начала ХХI века в контексте мирового информационного пространства» анализируется  специфика цензуры в современном российском обществе  в контексте мирового информационного пространства.

Указано, что становление инфоноосферы привело к сложным последствиям: аудитория имеет почти не ограниченный доступ к любой информации, используя которую создает удобный для себя параллельный мир. Он приковывает человека к мультимедиа, выбрасывая из реальной жизни. Это серьезно упрощает действие манипулятивных технологий, заменяющих во многом цензуру.

Определено, что, в современных демократических государствах, в том числе и в России, цензура, перейдя на качественно новый уровень, приобрела тотальный характер в силу интеграции ее в контекст мирового информационного пространства. Усвоению же данного представления во многом способствует ассоциативная связь понятия «цензура» с неким официальным учреждением, наделенным ограничивающими функциями. Однако, исходя из реалий ХХI века, для того, чтобы осуществлять цензурный контроль, не обязательно существование цензурного учреждения.

Доказано, что цензура в современном российском обществе в контексте мирового информационного пространства проявляется  в объеме и качестве циркулирующей в обществе информации, доступной массам. Власть, решая проблему доступа к информации в современных условиях, для маскировки цензуры использует формулировку – регулирование информационных потоков.

Сделан вывод, что наиболее жестко в современном российском обществе осуществляется цензура как форма манипулирования в трех сферах, являющихся основными в любом государстве: идеологической, экономической, социальной, в которую включены воспитание и образование.

Таким образом, информация передаваемая массам, проходит минимум три информационных фильтра (цензура по сути тот же фильтр), первый фильтр – первичный отбор и перевод в смыслозначимые образы события, явления, процессы, которые происходят в реальности. На этом этапе субъектами фильтрации выступают корреспонденты, информационные агентства и другие поставщики информации, которая отбирается в соответствии с интересами владельцев СМИ. В результате чего возникает слабо структурированное первичное пространство. Второй фильтр осуществляет систематизацию первичного пространства и разделяет его тематические потоки. В качестве  субъектов фильтрации выступают информационные агентства, сообщения ранжируются  по целям и интересам владельцев СМИ, возникает вторичное пространство, охватывающее создаваемый образ проблем и событий. Третий фильтр осуществляет дополнительную фильтрацию и трансформацию вторичного пространства, субъектами которого выступают главные редакторы газет, телеканалов, интерент-ресурсов. Принцип отбора сообщений при этом соответствует интересам и целям владельцев СМИ, формирующих общественное мнение и изображающих «нужную» картину мира. Подобный механизм, информационные фильтры влияют на когнитивный уровень сознания индивидов, которые довольно точно начинают повторять расстановку акцентов, произведенных СМИ. Таким образом, в современном информационном обществе диктат, присущий авторитарным формам правления, институты контроля, в том числе и институт цензуры, можно заменить диктатурой медиакратии.

В Заключении  подводятся итоги проведенного исследования, излагаются основные выводы, подчеркивается теоретическая и практическая значимость работы. Намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Феномен цензуры. – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2008. – 184 с. (11,5 п.л.).
  2. Цензура как способ манипуляции сознанием: диахронический аспект.-Ростов н/Д:АкадемЛит, 2012.- 368 с. (23.7 п.л).

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России

  1. Идеология расизма на службе тоталитарного государств. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2001. - №3. (0,6 п.л.).
  2. Значение древнерусской литературы в контексте отечественной истории. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2002. - №1. (0,2 п.л.).
  3. Историзм как принцип реконструкции прошлого. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2002. - №3. (0,3 п.л.).
  4. Влияние советской и церковной цензуры на российскую культуру 19 века. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2004. - №2. (0,6 п.л.).
  5. К проблеме взаимодействия исторической науки и идеологии. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - №5. (0,6 п.л.).
  6. Цензура как охранительный механизм в отношении устоявшихся социальных и политических связей в обществе.  //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - №6. (0,8 п.л.).
  7. К проблеме замещения культуры антикультурой. //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - №10. (0,8 п.л.).
  8. К вопросу о свободе слова и формах цензуры в современной России: «за» и «против». //Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2007. - №2. (0,75 п.л.).
  9. Цензура в современном обществе. //Научное обозрение. – 2007. - №4. (1,2 п.л.).
  10. Цензура в современном обществе как манипуляция сознанием. //Гуманитарные и социальные науки. Электронный журнал. – 2007. - №4. (0,7 п.л.)
  11. Цензурный режим  в условиях 21 века. Проблема мирового информационного пространства. //Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. №2, 2010 Пятигорск .(1.2 п.л.)
  12. Социокультурный аспект цензуры в западноевропейской культуре. //Социально-гуманитарные знания.2010. №7. Спецвыпуск. (0,5 п.л.).
  13. "Феномен цензуры в тоталитарных режимах Европы 20 века." -//Гуманитарные и социальные науки. Электронный журнал. – 2012.-№2 (0,7 п.л.)
  14. Специфика цензуры в контексте социума. //Социально-гуманитарные знания.2012. №7. (0,7 п.л.).

Статьи, тезисы

17.  Идеи марксизма в России: опыт реализации.// Лосевские чтения. Материалы ежегодной научно-теоретической конференции. – 2001. (0,2 п.л.)

18.К вопросу о характере истории в древнем мире: наука или явление культуры. //Вторые межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы. – 2001. (0,1 п.л.).

19. Цензура как форма проявления культуры. //Методология социального познания. Материалы научной сессии аспирантов и соискателей. – 2006. (0,85 п.л.).

20. К проблеме возникновения цензуры. //Словесность: традиции и современность. – 2006. (0,35 п.л.).

21.  Специфика и сущность цензуры в контексте социума. //Наука и образование. – 2006. - №3. (0,9 п.л.).

22. Manipulation of consciousness as a form of censorship in the modern society. //The electronic multi-topical Journal of International Research Publications. - www.eJournalNet.com – 2007. – (2 п.л.).

23.Цензура в России до 18 века: особенности политико-культурного и теоретического осмысления проблемы. //Вестник Таганрогского института управления и экономики. Современные проблемы коммуникации. – 2008. - №2. (0,4 п.л.).

24. Восприятие мира через современные технологии цензуры. //The electronic multi-topical Journal of International Research Publications. - www.eJournalNet.com – 2008.(2 п.л.)

25. К проблеме становления и оформления официальной цензуры в России. Приложение к научному журналу «Синергетика образования» №4  Москва-Ростов-на-Дону 2009 . (1.5 п.л)

26. К проблеме замены цензуры манипулятивными технологиями. //The electronic multi-topical Journal of International Research Publications. - www.eJournalNet.com – 2009.(3.5п.л.)

27. Методы и сущность цензуры в информационном обществе -мимикрия цензуры. Адыгская Международная Академия наук. Сборник научных статей №19 Нальчик-Армавир 2009 (1.5 п.л.)

28. К проблеме цензуры как охранительного механизма. Приложение к научному журналу «Синергетика образования» История №4 Москва – Ростов-на-Дону 2009. (1 п.л.)

29. Цензура в современном мире информационных технологий. Вестник МГОУ. Социально-гуманитарные науки. №25, Москва 2010. (1п.л.).

30. Роль цензуры в мировом информационном пространстве. Приложение к научному журналу «Синергетика образования». Философия. №3 Москва – Ростов-на-Дону 2010. (1 п.л.)

31. Революционная цензура. Особенности советской цензуры. Московский государственный открытый университет. //Социально-гуманитарные науки  №24. Москва 2010 (1.п.л.).

32. К вопросу становления цензуры в России после принятия христианства до конца 18 века. Приложение к научному журналу «Синергетика образования» История №7 Москва – Ростов-на-Дону 2010 (1,2 п.л.).

33. Цензура в современном обществе, как манипуляция сознанием. // Социально-гуманитарные науки, Приложение к журналу «Вестник Московского государственного открытого университетата». Вып.22. М., 2010.  (1.2 п.л.).

34. Век официальной цензуры. Московский государственный открытый университет. //Социально-гуманитарные науки №26 Москва 2010 (1 п.л.).

35. Forms of censorship in modern informational society. Journal of International Scientific Publications:  Language, Individual & Society  ISSN: 1313 13132547www.sciencjournals.eu/

http://www.science-journals.eu/lis/index.html 2010. (0.9 п.л.).

36. К вопросу замены института цензуры манипулятивными технологиями через СМИ. Приложение к научному журналу «Синергетика науки» Социология № 10 Москва, Ростов-на-Дону 2011 (0.7 п.л).

37.  Censorship as a concept of modern society.-  Journal of International Scientific Publications:

Language, Individual & Society  ISSN: 1313  13132547www.sciencjournals.eu/ http://www.science-journals.eu/lis/index.html 2011 (1.5 п.л.).


1 Батырев Д.Н. Проблема национальной идентичности в глобализирующемся мире.  Дисс. канд. филос.наук. Ростов н/Д, 2009. 159 с.

2 Малицкий В.С. Идеология: история и современность. М.: Социально-гуманитарные знания, 2005. 200

3 Волков Ю.Г. Идентичность и гуманистическая идеология: взгляд в будущее. – М.: Социально-гуманитарные знания, 2006. 228 с.

4 Байрамов В.Д. Социальный хаос в российском обществе. Дисс. докт. соц. наук. Ростов н/Д, 2009.

5 Хачезуков З.М. Феномен духовности в развитии российского общества (социально-философский анализ) Дисс. канд. филос.наук. Ростов н/Д, 2007. 157 с.

6 Кирик В.А. Гражданское общество и государств: социально-конструктивистский анализ процессов и взаимодействия социальных структур и институтов. Дисс. канд. соц..наук. Ростов н/Д, 2009. 163 с.

7 Ашибокова Е. Р. Типы взаимоотношений личности и общества в контексте категорий свободы и совершенства. Дисс.к.ф.н. 09.00.11. Ростов-на-Дону, 2009, 143 с.

8 Гладышева В.А. Идеологическая идентичность в современном российском обществе (социально-философский анализ): автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 Ростов-на-Дону, 2012.30 с.

9 Хачезуков З. М. Феномен духовности в развитии российского общества (социально-философский анализ): дисс. … канд. философ. наук. – Ростов н/Д, 2007.  159 с.

10 Байрамов В. Д. Социальный хаос в российском обществе // дис. …д-ра социол. наук, 2009. 438 с.

11 Кирик В. А. Гражданское общество и государств: социально-конструктивистский анализ процессов и взаимодействия социальных структур и институтов: дисс. канд. социол. наук. М., 2009. 153 с.

12 Скуднова Т. Д. Социально-философские основания трансформации педагогического образования: дис. … д-ра. философ. наук. – Ростов н/Д, 2009. 246 с.

13 Герасимов Г. И., Илюхина Л. В. Инновации в образовании: сущность и социальные механизмы. Ростов н/Д: НМД «Логос», 1999. 136 с;  Колесникова Г.И.  Социальный механизм манипуляции сознанием личности. дис. … д-ра. философ. наук. – Ростов н/Д, 2010  364 с.

14 Платон. Диалоги: пер. с др. греч. – М.: Библеист, 1968.  568 с. Аристотель. Первая аналитика // Соч.: в 4 т. – М.: Мысль, 1978. Т. 2.  687 с.

15 Декарт Р. // Соч.: в 2 т.: пер. с лат. и франц.  М.: Мысль, 1989;  Лейбниц Г. В. Соч.: в 4 т. – Т. 1.  Серия: Философское наследие. М.: Мысль, 1982.  636 с.;

16 Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М., 1980. http://psyfactor.org/ infmanipulat2.htm.

17 Басалаева О Г. Социально-философские аспекты взаимосвязи информационной и культурной картин мира: автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Басалаева Оксана Геннадьевна;[Место защиты: Кемеровский государственный университет].- Кемерово, 2012.- 24 с.

18 Вежнина Е В. Социальное управление в техногенном обществе: философский анализ: автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Вежнина Е В;[Место защиты: Башкирский государственный университет].- Уфа, 2012.- 20 с.

19 Веселов А В. Социальная инженерия: сущность и парадигмальная методология: автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Веселов Александр Васильевич;[Место защиты: Московского государственного индустриального университета].- Москва, 2012.- 31 с.

20 Мантуров О. С. Проблема структуры общества в социальной теории XX века: автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Мантуров Олег Сергеевич;[Место защиты: Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина].- Екатеринбург, 2012.- 25 с.

21 Ижболдин В. А. Генезис концепции информационного общества ( философский анализ): автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Ижболдин Владимир Александрович;[Место защиты: Московская государственная академия делового администрирования].- Москва, 2012.- 18 с.

22 Куприянов  А.Ю. Цивилизационная специфика общества как предмет социально-философского анализа. Дисс.к.филос.н. 09.00.11., Саранск, 2011, 173 с.

23 Майорова Ол В. Литературная цензура и проблема становления "русской идеи" в художественно-публицистическом процессе XIX-XX веков : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.01, 10.01.10.- Краснодар, 2006.- 205 с.: ил. РГБ ОД, 61 06-10/896

24 Евсеев М. А. Право как социокультурная ценность современного общества. Дисс.к.ф.н., 09.00.11. Москва, 2006, 136 с.

25 Щукина О. С. Факторы процесса консолидации гражданского общества. Дисс.к.ф.н.. Томск, 2011, 119 с.

26 Константинов К Б. Регулирование книгоиздательской деятельности в контексте политико-правовой эволюции России : 12.00.01 Константинов, Кирилл Борисович Регулирование книгоиздательской деятельности в контексте политико-правовой эволюции России (конец XVII - начало XIX в.) : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 СПб., 2006 184 с. РГБ ОД, 61:07-12/353; Марцоха И Е. Институт цензуры в информационной правовой политике России : диссертация ... кандидата юридических наук : 23.00.02 / Марцоха Игорь Евгеньевич; [Место защиты: Рост. юрид. ин-т МВД РФ].- Ростов-на-Дону, 2007.- 133 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-12/1840

27 Бэкон Ф. Сочинения // Соч.: в 2 т. – М.: Мысль, 1971;  Ницше Ф., Сумерки идолов, или как философствуют молотом / Соч. в 2-х т. Т. 2,  М.: Мысль, 1990., Ортега-и-Гассет Х. Новые симптомы // Проблема человека в западной философии. – М.: ОКиПР, – С. 202–206.; Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. – 1989. – № 3, 4. 1988.

28 Шарден Пьер Т. Феномен человека. М.: Наука, 1987. 240 с.; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М., 1980. http://psyfactor.org/ infmanipulat2.htm.; Фрейд З. Психология бессознательного: пер. с нем.  М.: «Университетская книга», 1989. 356 с. Франкл В. Человек поиск смысла жизни и логотерапия // Психология личности. М.: МГУ, 1982. С. 118–126; Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления / сост., пер. с нем. и комм. В. В. Бибихина. М.: Республика, 1993. 447 с.; Сартр Ж. П. Экзистенциолизм – это гуманизм // Сумерки богов.  М.: Политиздат, 1989.  С. 319–345.; Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.: Наука, 1987. 198 с.; Ясперс К. Духовная ситуация времени // Человек и его ценности.  М.: Наука, 1988.  Ч. 1. С. 61–89.; Франк Л.С. Метафизика человеческого бытия. Париж, 1956.

29 Горячева А.И.  О взаимоотношении идеологии и общественной психологии//Вопросы философии, 1963.-№11; Крапивенский С.Э. К анализу категории «Со­циальная революция», 1971. - Волгоград; Макаров М.Т. Общественная психоло­гия, 1979. - Л.; Парыгин В.Д. Проблемы общественной психологии,1965.-М.; Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история, 1979. - М.; Федоркина А.Л. Фе­номен сознания с позиции социального психоанализа: философско-психологические аспекты - Автореф.докт дисс.-М. 1997.

30 Горшков М.К. Общественное мнение. История и современность, 1988. - М.;Заславская Т.И. Роль социологии в преобразовании России//Социс, 1996.-№3;Житенев В.Б. Общественное мнение в социальном управлении, 1995.-Новосибирск; Иванов В.Н. Социология сегодня: опыт и проблема социологических исследований,1989.- М.; Гавра Д.П. Общественное мнение в системе социального управления. - Автореф. дисс. доктор. соц. наук,1995.- СПб.

31 Кочетова Е В. Средства массовой информации и цензура в послевоенные годы: 1945-1953 : 07.00.02 Кочетова, Елена Владимировна Средства массовой информации и цензура в послевоенные годы: 1945-1953 (На материалах Пензенской области) : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 Пенза, 2006 240 с. РГБ ОД, 61:06-7/859

32 Каирова И А. Социальное мифотворчество в современном российском медиапространстве: автореферат дис. ... кандидата философских наук: 09.00.11 / Каирова Ирина Александровна;[Место защиты: Донской государственный технический университет].- Ростов-на-Дону, 2012.- 26 с.

33 Хомяков А.С. «Семирамида» (Исследование истины исторических идей)//Хомяков А.С. Соч. в двух томах. Т.1 – М.: Моск. филос. фонд. Медиум, 1994.-С.540.

34 Хомяков А.С. «Семирамида» (Исследование истины исторических идей)//Хомяков А.С. Соч. в двух томах. Т.1 – М.: Моск. филос. фонд. Медиум, 1994.-С.98-99.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.