WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Велев Владислав Петърович

Особенности самосознания и поведения девиантных

подростков

Специальность 19.00.13 Психология развития. Акмеология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре психологии развития факультета педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор

Мухина Валерия Сергеевна,

Официальные оппоненты:

Дубровина Ирина Владимировна, доктор психологических наук, профессор, ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет», лаборатория практической психологии образования, заведующая лабораторией

Шульга Татьяна Ивановна, доктор психологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Московский государственный областной университет», кафедра социальной психологии, заведующая кафедрой

Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Защита состоится «17» декабря 2012 г. в 15.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.12 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 127051, г. Москва, Малый Сухаревский пер., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан 

Ученый секретарь

диссертационного совета

  «__» ______________ 2012 г.

  Обухов Алексей Сергеевич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Девиантным или отклоняющимся принято считать поведение не соответствующее, нормативно установленным или фактически сложившимся в обществе нормам, являющимся следствием социального отчуждения.

Подростковый возраст как период активного физического, психического и социального развития сопряжен с присвоением как позитивных, так и негативных личностных качеств. Присущая подростковому возрасту высокая сензитивность к социальным условиям, содействует активному присвоению из Великого идеополя общественного сознания ценностей социально-нормативного пространства и ценностей аморализма. Для девиантных подростков свойственно придавать ценностям аморализма особое значение, что отражается на особенностях их самосознания и поведения. Высокая тревожность, неуверенность в себе и слабость внутренней позиции – присущие подростковому возрасту качества, которые в сочетании с показной смелостью, стремлением получать острые ощущения и самоутверждаться в глазах сверстников через нарушение общественных норм, неблагоприятными условиями в семье, участием в асоциальных группах зачастую приводят к ориентации на ценности аморализма.

Изучение особенностей самосознания и поведения девиантных подростков отдельная проблема психологии развития.

Игнорирование ценностей послушания,  запретов и долженствования, следование ценностям аморализма может деиндивидуализировать подростка, и привести к формированию личности будущего преступника. Известно, что многие корыстные и насильственные преступники в подростковый период вели асоциальный, аморальный образ жизни.

Исходя из сказанного, актуальность исследования обусловлена слабыми рефлексивными способностями девиантных подростков обуславливающими неразвитость самосознания и выраженными асоциальными ориентациями, проявляющимися в поведении в общественных местах, школе, во дворах, в разное время суток.

Методологические основы исследования.

  1. Положение К. Маркса, согласно которому «индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни – даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совершаемого совместно с другими, проявления жизни, – является проявлением и утверждением общественной жизни» 1. В связи с этим положением, девиантное поведение рассматривается нами, как одна из форм общественных отношений, человека как общественного существа. Проявления жизни подростка с отклоняющимся поведением обусловлены своеобразным присвоением ценностей культуры: социально-нормативного пространства и аморализма.
  2. Концепция В.С. Мухиной о феноменологии бытия и развития личности, согласно которой структура самосознания «есть совокупность устойчивых связей в сфере ценностных ориентаций и мировоззрения человека, обеспечивающих его уникальную целостность и тождественность самому себе2. Исходя из этого положения, девиантное поведение подростков рассматривается нами как следствие присвоенных из ближайшего окружения и из Великого идеополя общественного самосознания амбивалентных ориентаций: социально одобряемых моральных ценностей и ценностей аморализма. Преломление внешних условий через внутреннее отношение к себе, другим и обществу в целом у девиантных подростков может породить асоциальные поступки и сформировать негативные личностные качества, что может представлять собой совокупность устойчивых связей ценностей аморализма.

Объект исследования – подростки с девиантным поведением в возрасте от 14 до 16 лет.

Предмет исследования психологические особенности самосознания и поведения подростков с девиантным поведением.

Цель исследования – выявление типологии самосознания и поведения подростков с девиантным поведением.

Гипотезы исследования:

1. Специфические условия жизни девиантных подростков (среда), предопределяют особенности развития их самосознания: в условиях стихийно складывающихся отношений внутри семьи с синкретическими ценностными ориентациями дети повторяют модели ориентаций родителей, подростки могут проявлять преимущественную направленность внутренней позиции на ценности аморализма.

2. Ценности аморализма, усваиваемые девиантными подростками, представляют компенсаторный способ реализации притязаний на признание в асоциальных группах, где они утверждают себя через асоциальные суждения и поступки. При этом в обыденной жизни девиантные подростки могут проявлять себя амбивалентно – в зависимости от внешних ситуаций: они достаточно адекватно чувствуют конкретную социальную ситуацию, в которой находятся и могут соответствовать ей.

Для проверки гипотез и достижения цели исследования были сформулированы следующие задачи:

1. Проанализировать идеи и эмпирические исследования типичных девиаций в подростковом возрасте;

2. Исследовать специфику самосознания и поведения девиантных подростков путем включенного наблюдения и использования соответствующих экспериментов:

  • структурировать социально-психологический паспорт девиантных подростков (сбор анамнеза, материалов личных дел и рефлексий специалистов, работающих с девиантными подростками);
  • изучить особенности рефлексий подростков на себя;
  • изучить особенности поведения и суждений подростков в проективных ситуациях.

Для достижения поставленных задач использовались следующие методы исследования:

1. Метод структурирования социально-психологического паспорта (сбор анамнеза, материалов личных дел и рефлексий специалистов, работающих с девиантными подростками);

2. Глубинный рефлексивный тест-самоотчет «Кто Я?» (В.С. Мухина);

3. Проективный метод депривации структурных звеньев самосознания (В.С. Мухина);

4. Методы статистической обработки результатов исследования.

Эмпирическая база исследования. Исследование проводилось в 2011–2012 гг. в специальных общеобразовательных школах для детей с девиантным поведением города Москвы № 1, 4, 7, 10 и в массовых школах.

Испытуемыми были подростки изъявившие готовность к участию в эксперименте. Общее количество испытуемых, принявших участие в исследовании, составило 200 человек, из них: равное число мальчиков и девочек; равное число подростков-девиантов (из специальных образовательных учреждений 50 мальчиков и 50 девочек) и подростков из массовых школ (50 мальчиков и 50 девочек). Возраст испытуемых 14–16 лет.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечена следованием методологическим и теоретическим принципам, соответствием используемых стандартизированных методов предмету, целям и задачам исследования, репрезентативностью и достаточным объемом выборки, проверкой выдвинутых гипотез и использованием методов математической статистики. 

Новизна и теоретическая значимость исследования. Выявлено: выраженное отсутствие позитивно направленной внутренней позиции у девиантных подростков; амбивалентная позиция подростков к предметному, образно-знаковому и социально-нормативному миру. Описаны особенности саморефлексий, типы реакций в ситуации депривации структурных звеньев самосознания, специфика и типология самосознания девиантных подростков.

Практическая значимость исследования. Практическая значимость исследования определяется возможностями выявления ценностных ориентаций и прогнозирования вероятного поведения девиантных подростков в обыденной жизни.

Результаты исследования могут быть использованы в программах направленных на ресоциализацию и адаптацию девиантных подростков в рамках специальных образовательных учреждений для детей с девиантным поведением и в массовых школах.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Изучение анамнеза, личных дел, социальных карт, информации полученной от социальных  работников и личное общение диссертанта c подростками показало, что условия жизни (в семье и на улице) девиантных подростков определяют: (1) асоциальные способы бытия семьи и преимущественно стихийные способы общения со сверстниками по законам улицы; (2) асоциальный, отчужденный стиль взаимоотношений в семье; (3) скудность предметного мира, (4) примитивность речи и (5) синкретичность моральных ориентиров. Социально-нормативные ориентации отличаются размытостью (синкретичностью) и в большей мере тяготеют к ценностям аморализма. Типичны не только прогулы занятий в школе, курение, употребление спиртных напитков, ненормативная лексика, но и готовность к вандализму, вовлечению в драку, кражам и подчас к разбоям. Такое поведение является характерной чертой девиантных подростков.
  2. Неопределенность внутренней позиции в отношении к социальным нормативам у девиантных подростков детерминирует синкретичность поведения. Подросток  в своих проявлениях достаточно амбивалентен: он может внешне соответствовать социальным нормам, но в тоже время его поведение может иметь аморальную направленность. Ценностные ориентации девиантных подростков характеризуются преимущественной направленностью на ценности аморализма.
  3. Присвоенный в семье отчужденный стиль взаимодействия, определяет наличие у девиантных подростков выраженной готовности к отчуждению от предметного мира, явления от другого человека и от самого себя. При этом наличие высоких притязаний, не подкрепленных реальной готовностью к труду, препятствует их реализации социально одобряемым способом. Это определяет возникновение компенсаторного способа реализации притязаний на признание в асоциальных группах, где девиантные подростки утверждают себя через асоциальные суждения и поступки.

Основные результаты исследования отражены в трех публикациях общим объемом 1 п.л.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, списка литературы (библиографических источников) и приложений. Объем диссертации составляет 141 страница.

В первой главе, – «Проблема самосознания и поведения девиантных подростков в современной психологии», – проводится анализ теоретических и эмпирических подходов к изучению проблемы самосознания в зарубежной и отечественной психологии. Обсуждаются особенности самосознания и поведения девиантных подростков; рассматриваются условия способствующие формированию девиаций в поведении подростков.

Проблема самосознания выступает объектом научного интереса представителей различных научных направлений. Самосознание рассматривается с различных методологических точек зрения, что определяет концептуальные различия в используемых тезаурусах, выборе методов исследования и интерпретации полученных результатов.

Проблема самосознания стала основополагающей для философии и психологии. Философами античности, начиная с Платона и Аристотеля, провозглашалась идея о социальной природе самосознания. Эта идея сохранила свое значение во все последующие времена и определила исходные методологические позиции психологии развития и других заинтересованных отраслей знаний.

Представители немецкой классической философии рассматривали самосознание как результат синтетической функции сознания, обуславливающей тождественность личности (И. Кант), как абсолютное «Я» обуславливающее и познающее мир (И.Г. Фихте), как самотождественное единство, возникающее в процессе общения и деятельности и исключающее все лишнее (Г.В.Ф. Гегель). К. Маркс и Ф. Энгельс понимали самосознание в общих традициях философских предтеч – как общественный продукт и как результат деятельности отдельного человека.

Обобщение философских подходов к рассмотрению проблемы самосознания позволяет сделать следующие значимые акценты: 1 – самосознание обусловлено социальными условиями; 2 – рефлексия на себя и на других обуславливает развитие самосознания; 3 – самосознание дуалистично; 4 – процесс самопознания непрерывен; 5 – самосознание в позитивной своей сущности обладает потенциалом активности: оно может быть направлено на преобразование окружающего мира и самого человека.

Идеи философов послужили методологической основой для развития понимания сущности самосознания в психологии.

Психоаналитики рассматривали самосознание как составляющую личности, выполняющую функцию сознательной адаптации. Развитие самосознания подчинено бессознательным влечениям и импульсам. Последователи и ученики З. Фрейда отводили большое значение в формировании личности воздействию социальных факторов и самосознанию (К.Г. Юнг, А. Адлер, А. Фрейд, К. Хорни и др.).

Отдельный интерес представляют исследования проводимые К. Ясперсом в русле психологии, культурологи и психиатрии. От проблем связанных с деперсонализацией личности автор восходит к философским обобщениям, касающимся человека в целом в его экзистенциальной связи с другими людьми и человечеством в целом.

Представители экзистенциально-гуманистического направления рассматривали самосознание в качестве ядра личности, определяющее развитие личности. Особое значение в актуализации личности придавалось способности каждого человека изменять и развивать свое «Я» (К. Роджерс, Г. Олпорт, Р. Мэй, К. Ясперс).

Представители интеракционизма делали акцент на обусловленности развития личности социальными отношениями. Развитие самосознания рассматривалось в качестве: элемента общественной жизни являющегося одновременно общим и индивидуальным (Ч. Кули); процесса в основе которого лежит непосредственное взаимодействие индивида с другими людьми (Дж. Мид).

Обобщение подходов к пониманию самосознания в зарубежной психологии позволяет выделить следующие смыслообразующие положения: 1 – природа самосознания дуалистична; 2 – самосознание иерархично; 3 – самосознание целостно, неделимо и самотождественно; 4 – самосознание исторически обусловлено; 5 – самосознание активно изменяет окружающий мир и личность; 7 –потенциал развития самосознания неограничен.

Проблема самосознания в отечественной психологии рассматривалась в контексте социальной природы и исторического развития личности.

Развитие самосознания, как полагал Л.С. Выготский является интериоризацией социального опыта. Согласно А.Р. Лурии, самосознание формируется под воздействием условий общественного существования, при этом изменения в общественных отношениях отражаются на содержании самосознания. С.Л. Рубинштейн полагал, что источником самосознания является развивающаяся самостоятельность индивида, отражающаяся на его взаимоотношениях с миром и с собой. А.Н. Леонтьев понимал самосознание как осознание себя внутри общественных связей.

В основе исследований отечественных психологов лежит идея о социальной сущности самосознания, чье формирование обусловлено определенным культурно-историческим процессом развития.

Понимание самосознания в отечественной психологии в контексте культурно-исторического подхода определяется следующими методологическими принципами: 1 – принцип единства сознания и деятельности; 2 – принцип историзма; 3 – принцип развития; 4 – принцип личностного подхода; 5 – принцип системного подхода.

Основой нашего исследования является концепция В.С. Мухиной относительно феноменологии бытия и развития личности. Самосознание понимается в качестве универсальной, исторически сложившейся и социально обусловленной психологической структуры, присущей каждому индивиду. Согласно мысли автора концепции, самосознание направленно как на внешнее, так и на внутреннее пространство. Внешнее пространство (реальность предметного мира, природная реальность, реальность образно-знаковых систем, реальность социально-нормативного пространства) определяет условия развития и бытия человека; внутреннее пространство – реальность внутренней позиции самого человека.

Внутреннее пространство личности определяется исторически сложившейся структурой самосознания, состоящей из пяти звеньев: имя и телесный облик; притязания на признание; половая идентификация; психологическое время (прошлое, настоящее и будущее); социально-нормативное пространство.

В нашем исследовании мы будем анализировать типы поведенческих реакций на депривацию всех звеньев самосознания.

Отдельно рассматриваются особенности самосознания и поведения девиантных подростков. Идея отклонения от принятых в обществе норм рассматривалась многими исследователями в области психологии развития. Порочными считались такие качества человека, которые отклоняются от принятой в обществе меры. Идея соблюдения меры в различных проявлениях человека связывалась с понимание добродетели.

И. Кант полагал, что пороки являются признаком недостаточного развития конкретного человека. При этом он подчеркивал важную связь между пороком и добродетельностью. К. Маркс и  Ф. Энгельс видели истоки порочности в условиях жизни человека. Философы и ученые объясняли условия возникновения девиантного поведения: коммулятивной мотивацией к отклонению (Т. Парсонс); неблагоприятными условиями жизни  (К. Маркс, Ф. Энгельс,  Г. Тард, а также К. Кетле).

Идея отклонения от меры (середины) послужила основой для развития взглядов в криминологии, социологии и психологии. Создатель девиантологии – Э. Дюркгейм изучал отклонения от средних показателей. Его теория аномии, объясняет отклоняющееся поведение как  следствие ослабления общественного контроля (Э. Дюркгейм, Р. Мертон).

В диссертации рассматриваются подходы к пониманию девиантного поведения. По сей день не существует единого подхода к изучению и объяснению особенностей самосознания и поведения девиантов. Вслед за Э. Дюркгеймом многие исследователи считают, что при достаточных условиях социальной организации девиантное поведение встречается достаточно редко. В то же время в ряде социологических теорий медицины девиантное поведение рассматривается достаточно расширительно (А.В. Решетников). Девиантность изучали также У.С. Девидсон и Дж. Тедеши.

В связи с девиантным поведением Э. Дюркгеймом был введен социологический термин аномия, когда общество находится в таком состоянии, когда многие утрачивают уважение и доверие к сложившимся нормам и ценностям. Об аномии писали также Р. Мертон, С.И. Гессен.

Отдельно надо указать на продолжительные исследования подростков, лишенных родительского попечительства, трудных и девиантов, которые  проводились и проводятся по сей день В.С. Басюком, И.В. Дубровиной, М.Ю. Кондратьевым, В.С. Мухиной, Т.И. Шульгой, Д.И. Фельдштейном и многими другими специалистами, заинтересованными в выявлении типологии их самосознания и поведения.

Для нашего исследования описанная исследователями типология обретает особую значимость принципиальных ориентиров для достижения сущностных особенностей девиантов.

В.С. Басюк совместно с В.С. Мухиной разработал проект и осуществляет исследование девиантных подростков. И.В. Дубровина помимо исследований детей-сирот и выявления типологии их развития выпустила пособие практического психолога для учреждений образования, в котором даются рекомендации для работы с трудными подростками. М.Ю. Кондратьев исследовал проблемных подростков в интернатных учреждениях и разработал социально-психологический диагностический коррекционный комплекс. В.С. Мухина проводила многолетние исследования подростков, развивающихся в нормальных условиях семьи и подростков, лишенных родительского попечительства, что отражено в ее учебнике «Возрастная психология. Феноменология развития: учебник для студ. высш. учеб. Заведений. – 14-е изд., стереотип. – М., 2012» (всего 14 изданий) и специальных программах по работе с подростками, лишенными родительского попечительства и девиантных подростков. Т.И. Шульга исследовала подростков группы риска, подростков в кризисной ситуации, неблагополучные семьи и разработала технологии социально-психологической помощи.

В диссертации специально рассматриваются исследования В.С. Мухиной проблемы отклоняющегося  поведения, которая показала, что девиантное поведение приводит к отчуждению человека: «Негативная сущность обособления на бессознательном и сознательном уровнях своего бытования состоит в отчуждении человека от себя и в отчуждении человека от других»3. Так, отчуждение как форма отношений между людьми, приводит к отречению человека от своей социальной сущности и от общества в целом. В этой связи В.С. Мухина писала, что: «агрессивные или холодные родители могут стать примером для непроизвольного подражания – идентификация с родителями может проходить по отчужденному образцу их типичного состояния и поведения. Доминирование отчужденного типа состояния и поведения может стать типом личности»4. В.С. Мухина специально исследовала деструктурирование личности в ее социальных отношениях5.

В диссертации специально анализируются результаты экспериментальных исследований проводимых в рамках проекта исследования и психологического сопровождения подростков в условиях воспитания в школах и интернатах, а также в периоды летнего отдыха во всероссийских детских центрах. Остановимся на обсуждении ряда значимых результатов.

Экспериментально А.В. Никитиным была показана установленная им корреляция результатов между показателями агрессии подростков Басса-Дарки (А. Басса и А. Дарки) и показателями агрессии подростков того же возраста, полученные проективным методом депривации структурных звеньев самосознания (В.С. Мухина)6. Как показали результаты обследования  (А. Басса и А. Дарки), среди испытуемых самыми агрессивными оказались подростки-мальчики 13 – 14 лет. У них превалировали показатели агрессии: физической (65 %), вербальной (61 %) и негативизма (65 %). Подростки-девочки этой же возрастной группы оказались менее агрессивными по всем показателям. Результаты полученные проективным методом депривации структурных звеньев самосознания из пяти типов реакций в ситуации фрустрации подростков-мальчиков того же возраста показали, что агрессивный тип реакций является наиболее высоким по сравнению с другими типами возможного реагирования. У девочек-подростков этой же возрастной группы агрессивные реакции значимо ниже.

В следующий возрастной период агрессивные доминанты меняются.

А.В. Никитиным было показано, что агрессивное поведение подростков имеет выраженные гендерные и возрастные различия.

Проводимые под руководством В.С. Мухиной исследования типов реакций у подростков и юношей на ситуацию депривации со стороны своего и чужого этноса показали четко выраженную зависимость от ментальных особенностей взаимодействующих сторон. Так, в исследовании Т.Ц. Дугаровой особенностей выраженности типов реакций у бурятских и русских подростков на ситуации фрустрации со стороны сверстников своего и другого этноса было показано следующее. Из пяти типов реакций в ситуации фрустрации подростков агрессивный тип реакций является наиболее высоким по сравнению с другими типами возможного реагирования. При этом: русские подростки, проявляя общую высокую агрессию на сверстников своего этноса показывают значимо еще более высокую агрессию на сверстников бурят: бурятские подростки проявляя еще большую общую высокую агрессию на сверстников своего этноса (различия незначительны), показывают значимо более высокую агрессию на сверстников русских (различия достоверны)7.

Исследуя психологические особенности адаптации учащейся молодежи за рубежом И.А. Шолохов показал, что типы агрессивных реакций распределяются в зависимости от территории проживания и ментальных особенностей сверстников в сфере взаимодействия по типу свои-чужие8. Оказалось русская учащаяся молодежь, обучающаяся в России из пяти типов реакций показывает как наиболее высокую агрессию на своих и иностранных учащихся. При этом на иностранцев идет агрессия более значительная, чем на своих (различия достоверны); русская учащаяся молодежь, обучающаяся в странах Европы, показывает значительно более низкую агрессию на своих и иностранных учащихся. При этом на иностранцев идет агрессия более низкая, чем на своих (различия достоверны). При этом было показано, что русские юноши и девушки, учащиеся в России, дают представителям иных государств, чужого этноса больше отрицательных оценок, чем русские юноши и девушки, учащиеся за рубежом. Обучаясь за рубежом, русские снижают отрицательные оценки представителей других государств.

Подобное исследование проводилось Е.В. Афонасенко9 и Лю Цунъин10 в сравнительном плане русской и китайской учащейся молодежи. При этом Е.В. Афонасенко исследовала китайцев и русских учащихся в России, а Лю Цунъин – китайскую молодежь учащуюся в Китае и России. Оказалось, что территория проживания (страна) имеет существенное значение в плане проявления типа и интенсивности реагирования на ситуацию фрустрации. На территории России: китайская молодежь дает высокую агрессию на своих и чужих сверстников (различия незначительны), однако китайские девушки дают более значительную агрессию на китайских сверстников; русская молодежь дает значительно более высокую агрессию на своих и чужих сверстников (различия существенны и достоверны), но на китайских сверстников еще более выраженную агрессию.

Лю Цунъин исследовала китайскую молодежь учащуюся в Китае и в России. Оказалось, что выявленные в предшествующих исследованиях тенденции получили полное подтверждение. При общей высокой агрессии на сверстников китайцы учащиеся на территории своего государства показывают значительно большую агрессию на сверстников внутри своей страны и значительно более низкую агрессию на территории чужой страны (в России). При этом, агрессия на представителей чужого этноса несколько выше, чем на своих (различия недостоверны).

Перечень работ касающихся проблем распределения типов реакций в ситуациях фрустрации можно было бы продолжить. Однако для нас значимо указать, что определяют характер агрессии многие обстоятельства, прежде всего условия: проживания (своя-чужая страна), взаимодействия (свои-чужие), а также гендерные различия.

Во второй главе, – «Специфика самосознания и поведения девиантных подростков», – описывается эмпирическая база исследования, описывается и обосновываются используемые методы и анализируются полученные результаты исследования самосознания и поведения девиантных подростков.

Нами использовались методы ставшие классическими – они прошли апробацию в многочисленных исследованиях в области возрастной психологии. В предложенной последовательности обсуждаются результаты проведенного исследования.

  1. Структурирование социально-психологического паспорта девиантных подростков (сбор анамнеза, материалов личных дел, рефлексий специалистов, работающих с девиантными подростками, личное общение диссертанта c подростками)

Представленный метод предложенный В.С. Мухиной предполагает: изучение и систематизацию содержащихся в социально-психологическом паспорте сведений об условиях жизни, особенностях самосознания и поведения подростков; описание и анализ рефлексий специалистов, задействованных в работе с девиантными подростками; личное общение диссертанта c подростками.

Нами было проанализировано 80 личных дел девиантных подростков (40 – мальчиков и 40 – девочек). В результате анализа были выделены параметры,  отражающие условия жизни и зависимого от условий асоциальное поведение девиантных подростков.

В качестве параметров отражающих условия жизни девиантных подростков были выделены следующие диады: (1) полная – неполная семья;  (2) благоприятные – неблагоприятные бытовые условия; (3) материальное благополучие – неблагополучие; (4) благополучие – неблагополучие семейных отношений; контроль и бесконтрольность со стороны родителей за поведением подростка и др.

К параметрам, отражающим поведение девиантных подростков были отнесены: (1) агрессивное поведение по отношению к сверстникам, родителям и посторонним людям; (2) бродяжничество; (3) употребление спиртных напитков; (4) употребление ПАВ (психоактивных веществ); (5) воровство и  разбой.

Зафиксированные в социально-психологических паспортах факты, характеризующие условия жизни и типическое поведение подростков заносились в таблицу исходных данных. После использования методов статистической обработки данных и были получены следующие достоверные результаты.

Достоверность представленных результатов соответствует 0,1% уровню значимости.

Оказалось: для подростков-девиантов типичны следующие условия жизни: (1) неполная семья (формально воспитанием подростка занимается один из родителей, роль второго родителя выполняет отчим или мачеха); (2) материальное неблагополучие; (3) неблагоприятные бытовые условия; (4) слабый контроль за детьми со стороны родителей; (5) неблагополучие семейных отношений (взаимоотношения в семье обусловлены общим отчуждением, агрессивным поведением старших членов семьи, в многих случаях их полной или частичной алкоголизацией).

Типичными асоциальными формами поведения для мальчиков-девиантов оказались: устойчивая агрессия по отношению к сверстникам, родителям или посторонним людям; употребление спиртных напитков; бродяжничество; воровство. В единичных случаях зафиксированы факты разбойных нападений и употребления психоактивных веществ.

Типичными асоциальными формами поведения для девочек-девиантов оказались: устойчивая агрессия по отношению к сверстникам, родителям и посторонним людям; употребление спиртных напитков; бродяжничество; воровство. Зафиксированы случаи и употребления психоактивных веществ.

Типичны ситуации неблагополучного статуса семьи. До попадания в специальные  учреждения подростки жили в следующих условиях. Неполная семья является типичным для девиантных подростков условием жизни. Зачастую роль отца в семьях девиантных подростков выполняет отчим (в единичных случаях, при отсутствии матери в семью входит мачеха). В случаях отсутствия обоих родителей воспитанием занимаются тети, бабушки, дедушки и другие близкие и дальние родственники.

Типично бытовое и финансовое неблагополучие. Зачастую причиной финансовой малообеспеченности выступают: низкая квалификация родителей; трудоустройство лишь одного из членов семьи; алкоголизация родителей.

Особенно важным условием, является общий психологический климат, складывающийся внутри семьи. Частые скандалы, агрессия, отчужденные отношения, алкоголизация родителей являются типичным условием жизни девиантных подростков. Присвоенные образцы поведения родителей выступают моделью поведения подростков.

В таких семьях обычно слабо осуществляется контроль за времяпрепровождением и поведением подростков. Неспособность (или нежелание) родителей воспитывать своих детей приводит к формированию личности социопатического типа. Чувство мнимой свободы и вседозволенности приводит к асоциальному поведению.

В нормальных условиях жизни семьи отношение к дому определяется законами добра, справедливости и красоты11.  Сложившийся между членами семьи девиантных подростков стиль общения обусловлен неценностным отношением к предметному миру. Особенно ярко это проявляется в отношении к собственному дому.

Неблагоприятные бытовые условия являются типичной составляющей жизни подростков. Случаи общей антисанитарии, беспорядка в доме, отсутствия места для учебной деятельности и сна характерны для семей этой категории подростков. Пренебрежение к примитивным предметам домашнего обихода формирует позицию пренебрежения и даже вандализма в отношении предметного мира в целом.

Неблагоприятные жилищные условия представляют собой следствие недостатка и сложившихся неблагополучных отношений между членами семьи. Девиантные подростки лишены знаний о бережении вещей и позитивных чувств к дому как к семейному очагу. В семьях девиантных подростков обычно отношение к дому безалаберное, безсистемное, плохо организованное. Это обуславливает формирование типичного поведения к предметному миру вообще.

Совершенно справедливо в связи со значимостью в сознании и чувствах человека представлений о доме В.С. Мухина отмечала: «Безусловно, человек связывает себя не только с материальной стороной своего дома, но и со своими чувствами к близким, к самому очагу и со своими возможностями к свободному творчеству, созерцанию и отдохновению. <…> Семейный дом – специфическое пространство: в нем главное предназначение мебели и других вещей – не только служить человеку в соответствии со своим функциональным назначением, но и воплощать собой отношения между членами семьи»12.

Представленные условия бытия девиантных подростков особым образом формируют их самосознание и поведение. Многие из обследованных девиантных подростков состоят на учете в КДН и ЗП*13 и в ОДН ОВД*14* в связи с драками, распитием спиртных напитков в общественных местах, бродяжничеством, воровством, употреблением психоактивных веществ, а в некоторых случаях и с разбоем.

  1. Анализ результатов, полученных методом глубинного рефлексивного теста-самоотчета «Кто Я?»

Метод глубинного рефлексивного теста-самоотчета был разработан  В.С. Мухиной с целью получения рефлексий человека на самого себя. В специально задаваемых установках поиск ответов на вопрос «Кто Я?» ориентирует человека на глубинную рефлексию на самого себя и требует максимально глубокой погруженности в свой внутренний мир, в свои ценностные ориентации и в самого себя. Можно сказать: как социальной единицы и уникальной личности.

В исследовании самосознания методом «глубинного рефлексивного теста-самоотчета “Кто Я?”» приняли участие 200 человек, из них подростки с девиантным поведением из специальных общеобразовательных школ (50 мальчиков и 50 девочек) и подростки из семьи и массовых школ (50 мальчиков и 50 девочек).

При проведении глубинного рефлексивного теста-самоотчета «Кто Я?» давалась следующая инструкция: «Предлагаю тебе поразмышлять о себе, задумайся и постарайся ответить на вопрос “Кто Я есть?”. Напиши 15 ответов на вопрос “Кто Я?”. Постарайся, чтобы это были вдумчивые, вразумительные ответы. Время не ограничено».

Метод, предложенный В.С. Мухиной, предполагает неограниченное время ответа на вопрос «Кто Я?», испытуемый отвечает 15 раз (эмпири­чески выведенное число, возможное для ответов на за­данную тему). Метод позволяет испытуемому обратиться к самому себе, понять самого себя, задуматься о своем присутствии в мире. Исследование завершается рефлексивной беседой, имеющей обоснованные глубинные социально-психологические цели. При проведении рефлексивного теста-самоотчета респонденту предлагается отвечать так, как будто он отвечает самому себе. Желание раскрыть, истолковать рефлексивные ответы поощряется15.

Анализ полученных рефлексий  происходил исходя из сложившегося в психологии опыта: в первых ответах на подобного рода вопросы обычно даются наиболее важные для отвечающего рефлексии. Интерпретация полученных результатов включала в себя количественную и качественную обработку.

Анализ первых семи ответов мальчиков-девиантов показал, что типичными рефлексивными ответами оказались: описание своих интересов – 113 оценок; описание своих личностных особенностей и черт характера – 54 ответов; идентификация с демографическим статусом (пол, возраст) – 48 ответов; идентификация с человечеством – 40 ответов.

Анализ первых семи ответов девочек-девиантов показал, что типичными рефлексивными ответами оказались: указание на собственные черты характера и личностные особенности – 113 ответов; указания на интересы и увлечения – 64 ответов; указание на родство – 60 ответов.

Сравнительный анализ показал, что мальчики-подростки по сравнению с девочками склонны в большей степени идентифицировать себя с товарищами по учебе, указывать на образование, профессию, на ближайшие и на отдаленные обобщенные цели, на оценку себя как ученика (достоверно на 1% уровне значимости).

Девочки-подростки в большей степени склонны указывать черты своего характера, личностные особенности, демографический статус и нравственные качества (0,1% значимости).

Сходными по количеству ответов у мальчиков и девочек девиантов оказались рефлексии средней и небольшой частотности: указания на имя; на родство; идентификация с друзьями.

Различия самосознания подростков с отклоняющимся и социально одобряемым поведением выражены скорее не по ведущим категориям самооценки, а по идентификации средней и небольшой частотности, за исключением указаний на интересы и увлечения у мальчиков-подростков из специальных школ, где различия по сравнению с мальчиками из массовых школ более существенны: в единичных случаях речь идет об отношении к спиртному, указании на собственное агрессивное поведение.

Сопоставление результатов глубинного рефлексивного теста-само-отчета «Кто Я?» и анализа социально-психологического паспорта, позволило утверждать, что подростки с девиантным поведением значительно реже указывали в своих рефлексивных ответах на свое выходящее за нормативные ожидания асоциальное поведение, по сравнению с реальными случаями.

Подростки-девианты, обычно упускают из поля своего внимания или сознательно утаивают совершенные и совершаемые ими нарушения социальных норм. Это может быть результатом недостаточно развитой саморефлексии. Это может быть затаенным стремлением указать на соответствие социальным ожиданиям.  Здесь можно говорить о сложной, неоднозначной мотивации подростка.

Подростки, совершающие асоциальные поступки знают нормативную сторону социальных ожиданий, знают о том, что можно, чего нельзя, они знают, за что их могут осудить окружающие. В своих рефлексивных ответах, девиантные подростки стремятся к внешнему соответствию социальным нормам, сохраняя при этом позиции самооправдания и отстаивания ценностей аморализма. Амбивалентность в поведении проявляется: в амбивалентном стремлении соответствовать как социальным нормам, так и сложившимся асоциальным типическим проявлениям.

Специально  организованные  беседы  позволили утверждать, что девиантные подростки зачастую склонны настаивать на правомерности и находить оправдание собственным асоциальным поступкам. В единичных случаях подростки занимали покаянную позицию, однако ее мотивация могла быть амбивалентной.

Анализ особенностей самосознания и поведения девиантных подростков позволил утверждать, что они зачастую выбирают следующие стратегии поведения: 1 – позиция самооправдания; 2 – настойчивое отстаивание ценностей аморализма; 3 – одновременные притязания на признание в амбивалентных сферах – морали и аморализма.

Мы полагаем, что существуют следующие условия, определившие полученные от девиантных подростков рефлексии.

Девиантным подросткам давалась инструкция, согласно которой предоставленное время потенциально неограниченно. Многие из испытуемых игнорировали инструкцию и отвечали на сущностный вопрос («Кто Я?») формально, без необходимого погружения в собственный внутренний мир. Этот факт во многом определил то, что многие рефлексивные ответы отражали не глубинные характеристики испытуемых, а лишь их социально-значимые роли. Главный акцент следует сделать на целостной неразвитости рефлексивных способностей.

Исследование показало, что девиантные подростки зачастую, обладают слабыми рефлексивными способностями, что отразилось на качестве их ответов.

Мы должны констатировать слабость позитивно направленной внутренней позиции у девиантных подростков. Наличие внутренней позиции связанно с особым ценностным отношением человека к себе, к окружающим людям, к собственному жизненному пути и «переживанием соединенности тела, психики и духа, а также присущим человеку чувством личности»16.

Полученные в исследовании попытки к рефлексии позволяют утверждать, что у девиантных подростков отсутствует представление о своем месте в мире, отсутствует внутренняя позиция и стремление к самосозиданию. Мы полагаем, что амбивалентность в поведении, проявляющаяся в стремлении подростков соответствовать как социальным нормам, так и асоциальным установлениям, характеризует отсутствие целостной позитивно направленной внутренней позиции.

Именно непосредственная зависимость от среды и неспособность противостоять неблагоприятным условиям жизни, сущностно характеризует самосознание девиантных подростков. Отсутствие позитивно направленной внутренней позиции, позволяющей преодолевать неблагоприятные условия жизни, является феноменологически присущей чертой большинства девиантных подростков.

3. Проективный метод депривации структурных звеньев самосознания (В.С. Мухина)

Метод состоит из 26 черно-белых тематических рисунков, на которых изображены ситуации общения испытуемого с воспитателем (в качестве субъектов воспитания, в нашей культуре преобладают женщины), с родителями и со сверстниками. Обследование проводилось индивидуально, а используемый вариант метода соответствовал возрасту и полу. От испытуемого требовалась эмоционально-словесная реакция на депривирующие ситуацию и высказывание оппонента. Предполагается, что подросток при ответах на данные высказывания спроецирует собственные чувства, мысли и типичные для себя реакции в той или иной ситуации, изображенной на рисунке.

Каждому из девиантных подростков давалась следующая инструкция: «Тебе сейчас будет показан набор рисунков. Я буду говорить от лица взрослого, родителей и сверстников, а ты будешь говорить от лица этого парня (девушки)». Одновременно с инструкцией подростку указывается на тот персонаж, от лица которого он будет отвечать в задаваемых ситуациях.

В исследовании проективным методом депривации участвовали 80 подростков с девиантным поведением – 40 мальчиков и 40 девочек и 80 подростков с социально одобряемым поведением 40 мальчиков и 40 девочек. Обратимся к анализу распределения типов реакций на ситуации фрустрации у нормальных и девиантных подростков (См. Таблицу 1).

Оказалось следующее.

  1. Толерантные-адекватные лояльные реакции у девиантных подростков имеют равномерное невыраженное явно распределение во всех трех сериях.

Таблица 1.

Типы реакций в ситуации фрустрации у девиантных подростков в (%)

№ серии

Депривирующие персонажи

Типы реакций*

1

2

3

4

5

1

Взрослый (учитель, воспитатель)

Девианты

Норма

7

18

38,5

32,5

40

25,5

7

11

7,5

13

2

Родители

Девианты

Норма

7,5

14,5

42,5

36

20

26

9,5

10,5

20,5

13

3

Сверстники

Девианты

Норма

4

10

20

23,5

60,5

40,5

7,5

10,5

8

15,5

* Типы реакций: 1 – толерантный адекватный лояльный; 2 – толерантный неадекватный лояльный; 3 – адекватный нелояльный агрессивный; 4 – адекватный нелояльный игнорирующий; 5 – пассивный.

  1. Толерантные-неадекватные лояльные реакции доминируют на родителей и на значимых взрослых.
  2. Адекватные нелояльные-агрессивные реакции девиантных подростков выражены во всех трех сериях, однако доминируют на сверстников.
  3. Адекватные нелояльные-игнорирующие реакции имеют равномерное распределение в трех сериях.
  4. Пассивные реакции девиантных подростков доминируют на родителей.

Обратимся к анализу распределения типов реакций у девиантных подростков по отдельным звеньям самосознания (См. Таблицу 2).

  1. Толерантные-адекватные лояльные реакции у девиантных подростков выражены относительно слабо.

Таблица 2.

Типы реакций на депривацию отдельных звеньев самосознания девиантных подростков в (%)

Звенья

самосознания

Типы реакций*

1

2

3

4

5

Имя

6,2

16,4

57,8

8

11,6

Притязания на признание

6,6

28,2

42,4

10,6

12,2

Половая идентификация

4,5

37,4

33

14,6

10,5

Психологическое время личности

9,6

33,1

27,3

12,5

17,5

Психологическое пространство личности

16

35,4

30

11,5

7,1

* Типы реакций: 1 – толерантный адекватный лояльный; 2 – толерантный неадекватный лояльный; 3 – адекватный нелояльный агрессивный; 4 – адекватный нелояльный игнорирующий; 5 – пассивный.

  1. Толерантные-неадекватные лояльные реакции подростков доминируют при депривации притязаний на признание и половой идентификации.
  2. Адекватные нелояльные-агрессивные реакции девиантных подростков  доминируют по всем звеньям самосознания, особенно выражено при депривации имени, притязаний на признание и половой идентификации.
  3. Адекватные нелояльные-игнорирующие реакции выражены слабо и равномерно при депривации всех звеньев самосознания.
  4. Пассивные реакции подростков выражены равномерно не сильно, при этом несколько доминируют при депривации половой идентификации.

Полученные результаты позволяют утверждать, что типичными реакциями в ситуации фрустрации для девиантных подростков выступают прежде всего адекватные нелояльные-агрессивные реакции.

Наиболее аффективно девиантные подростки реагируют на депривацию первых трех звеньев структуры самосознания – имя, притязания на признание и половая идентификация. В связи с этим можно говорить о  фиксации девиантных подростков на трех первых звеньях самосознания.

Среди наиболее распространенных толерантных – адекватно нелояльных реакций у мальчиков и девочек девиантов оказались ответы типа: «нет, я хороший человек»; «все из меня получится»; «а вам-то что» и т.п. Адекватные нелояльные-агрессивные реакции часто содержали ненормативную лексику и позиции тела, выражающие готовность к физическому отпору или нападению на депривирующего персонажа, с преобладанием угрожающей интонации.

Определяющим фактором, обуславливающим реакции девиантных подростков на стрессовую ситуацию, является среда – присвоенные формы поведения в семье и на улице. Агрессивное поведение со стороны старших членов неблагополучной семьи девиантного подростка обуславливает возникновение асоциальных форм поведения.

Анализ результатов исследования позволяет сделать следующие ВЫВОДЫ:

  1. Изучение анамнеза, личных дел, социальных карт, информации полученной от социальных  работников и личное общение диссертанта c подростками позволило выявить условия жизни (в семье и на улице) девиантных подростков: (1) часто неполная семья; (2) асоциальный, отчужденный стиль взаимоотношений в семье, бесконтрольность за поведением подростка; (3) скудность предметного мира (финансовая малообеспеченность, неблагоприятные бытовые условия); (4) примитивность речевого общения; (5) синкретичность моральных ориентиров.  Названные условия влияют на особенности самосознания и поведения подростков.

Неблагоприятные условия жизни подростков обусловливают формирование особенностей их самосознания – негативно направленную внутреннюю позицию проявляемую через асоциальное поведение: агрессивное поведение по отношению к сверстникам, родителям и посторонним людям; бродяжничество; употребление спиртных напитков; употребление ПАВ (психоактивных веществ); воровство и разбой. Эти проявления девиантных подростков могут быть отнесены к типологии поведения девиантов.

  1. Девиантные подростки воспроизводят присвоенный в семье отчужденный стиль отношений к предметному миру и миру образно-знаковых систем. Асоциальное обращение с предметным миром, как отражение отчужденного стиля отношений у девиантных подростков может приобретать формы вандализма и асоциального поведения корыстной направленности (воровство, разбой). Отношение к знаковому миру образно-знаковых систем (живописному искусству, классической музыке, художественной литературе, литературному языку и т.п.) у девиантных подростков может приобретать формы активного неприятия традиционных культурных ценностей, примитивной речи (низкий словарный запас, нецензурный способ общения) и выражения своей причастности к асоциальным группам через демонстративное нарушение социальных ожиданий.  Отчужденные формы взаимодействия с другими, наличие высоких притязаний, не подкрепленных реальной готовностью к труду, препятствуют социально приемлемым способам реализации притязаний на признание и создают предпосылки для их компенсаторного осуществления в асоциально-ориентированных группах сверстников через асоциальные суждения и поступки. Эти проявления девиантных подростков могут быть отнесены к типологии поведения девиантов.
  2. Анализ рефлексий девиантных подростков методом «глубинного рефлексивного теста-самоотчета Кто Я?» позволил выявить следующее:
  • девиантным подросткам, свойственны слабые рефлексивные способности, что проявляется в затрудненности к глубинной рефлексии на себя, к обращению к сущностным характеристикам своей личности, в формальном перечислении внешних социальных ролей («ученик», «мальчик», «пацан»), что можно отнести к типологии самосознания девиантов.

В свою очередь подростки из полных семей, учащихся в массовых школах в своих рефлексивных ответах достаточно часто проявляют попытки к глубинной рефлексии на себя, обращаются к обсуждению сущностных характеристик своей личности и своих позиций по отношению к своим личностным качествам;

  • феноменологически присущей чертой девиантных подростков является амбивалентно направленная внутренняя позиция по отношению к себе, к окружающим и к миру в целом. Стратегия поведения в условиях социального окружения: 1 – эгоцентрическая позиция самооправдания; 2 – настойчивое отстаивание ценностей аморализма; 3 – одновременные притязания на признание в амбивалентных сферах – морали и аморализма. Амбивалентно направленная внутренняя позиция подростков может быть отнесена к типологии поведения девиантов.
  1. Анализ результатов полученных методом депривации структурных звеньев самосознания показал следующее:
  • особенности самосознания состоят в фиксации на двух первых звеньях самосознания: наиболее аффективно девиантные подростки реагируют на депривацию имени и притязаний на признание: для подростков со слабо развитыми рефлексивными способностями особую значимость имеет ценностное отношение к имени и притязаниям на признание в условиях привычного общения и типичного окружения.
  • наиболее распространенная реакция девиантных подростков в ситуации фрустрации – нелояльный-агрессивный тип реагирования, что выражается в готовности девиантных подростков агрессивно разрешать проблемную для них ситуацию в вербальном и поведенческом отношении. При этом в реакциях подростков из полных семей и массовых школ доминирует адекватный лояльный и игнорирующий типы реагирования.
  1. У девиантных подростков типичным образом обнаруживается синкретичность в поведенческих проявлениях: они могут делать выбор согласно общественным ожиданиям и вопреки им – согласно ценностям аморализма.

Подобные поведенческие проявления подростков могут быть отнесены к типологии поведения девиантов.

Амбивалентное отношение подростков с девиантным поведением к социальным ожиданиям, может привести к формированию криминальных установок, поведенческие проявления которых могут сформировать внутренние ориентиры на криминальные ценности.

Основные результаты исследования изложены в журналах, входящих в перечень ВАК, в следующих публикациях (общий объем 1 п.л.)

1. Велев В.П. Агрессия как биологически, социально и позиционно детерминированное свойство человека // Развитие личности. 2011. № 1. С. 119132 (0, 5 п.л.).

2. Велев В.П. Специфика рефлексий на себя подростков с девиантным поведением // Развитие личности. 2011. № 4. С. 133145 (0, 5 п.л.).


1 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч.: в 50 т.: 2-е изд. Т. 42. – М., 1974. – С. 81.

2Мухина В.С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты). – М., 2010. – С.503.

3 Мухина В.С. Отчужденные: Абсолют отчуждения. – М., 2009. – С. 28.

4 Мухина В.С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты): 2-е изд., исправл. и доп. – М., 2010. – С. 415.

5 Мухина В.С. Отчужденные: Абсолют отчуждения. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2011. – С. 78–79, 81, 95, 156–162, 167, 221, 403.

6 Никитин А.В. Психологические особенности агрессивного поведения в подростковом возрасте. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. к. психол. н. – М., 2006. – С. 23–26.

7 Дугарова Т.Ц. Особенности этнического самосознания подростков бурят в современных условиях. Автореф. Дисс. На соискание уч. ст. к. психол. н. – М., 1999. – С. 15 – 17.

8 Шолохов И.А. Психологические особенности адаптации учащейся молодежи за рубежом. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. к. психол. н. – М., 2002. – С. 17 – 20.

9 Афонасенко Е.В. Особенности этнического самосознания современной учащейся молодежи Китая и России. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. к. психол. н. – М., 2004. – С. 14 – 16.

10 Лю Цунъин. Особенности этнического самосознания современной учащейся молодежи Китая. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. к. психол. н. – М., 2006. – С. 12 – 14.

11 Мухина В.С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты): 2-е изд., исправл. и доп. – М., 2010. – С. 62

12 Мухина В.С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты): 2-е изд., исправл. и доп. – М., 2010. – С. 62–63.

* Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав.

** Отдел по делам несовершеннолетних отделения внутренних дел.

15 Мухина В.С. Рефлексивный тест-самоотчет «Кто я?»: возвращение к обоснованию установок, обращенных к рецепиенту, и требования к анализу типов рефлексий на себя // Развитие личности. – 2008. – № 4. – С. 119.

16 Мухина В.С. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты): 2-е изд., исправл. и доп. – М., 2010. – С. 739.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.