WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ОСИПОВА ЭРИКА ВИКТОРОВНА

ИСТОРИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

(вторая половина 1980-х начало 2000-х гг.)

Специальность 07.00.02 — Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Владивосток

2012

Работа выполнена в отделе истории Дальнего Востока России Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Научный руководитель:        Ващук Ангелина Сергеевна,

       доктор исторических наук, профессор 

       

       

Официальные оппоненты:        Скоринов Сергей Нестерович,

       доктор культурологии, профессор,

ректор ФГБУ ВПО “Хабаровский

государственный институт искусств и культуры”

       

Беляева Наталья Анатольевна,

доктор исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин

Владивостокского филиала ГОУ ВПО

“Российская таможенная академия”

Ведущая организация:        ФГОУ ВПО “Дальневосточная

государственная академия искусств”

Защита состоится 25 мая  2012 г. в 15 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета ДМОО5.010.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН  по адресу:

690950 г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Автореферат разослан «24»  апреля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                        Сухачева Г.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы исследования. В периоды общественных трансформаций эффективность реформ в значительной степени зависит от уровня развития культуры. Рассматриваемый период характеризуется радикальностью преобразований в государственном устройстве. Отказ от идеологических догм и стереотипов, переосмысление концепции взаимоотношения культуры и государства, прежних ценностных ориентаций — все это требует тщательного анализа, поскольку процессы культурного развития не прерываются с ломкой государственных структур и падением политических режимов. Экономический кризис, переживаемый страной, сложность перехода к рыночным отношениям усилили опасность коммерциализации культуры, утраты национальных черт. Стремление направить культуру на рельсы рыночного развития неминуемо приводит к кризису отдельных её сфер, объективно нуждающихся в государственной поддержке. Театр — один из немногих культурных институтов, не утративших государственной поддержки.

Определение путей дальнейшего культурного развития стало делом самого общества и предметом острых дискуссий. Отсутствие объединительной социокультурной идеи воспринимается частью общества как проявление глубокого кризиса, в котором оказалась российская культура к концу XX в., наряду с этим многие считают культурный плюрализм естественной нормой цивилизованного общества. В целом же ликвидация идеологических барьеров создаёт благоприятные возможности для развития духовной культуры.

Особая актуальность выделения театральной культуры Дальнего Востока России в объект специального исследования определяется его недостаточной изученностью, а также фактическим отсутствием исследований по истории театральной культуры региона в представленных в диссертации хронологических и территориальных рамках.

Степень разработанности темы. Приступая к исследованию проблемы, представляется целесообразным определить некую историографическую иерархию: степень изученности общероссийской культуры, в том числе театральной, в постсоветское время — общая историография театральной культуры региона.

Реалии постсоветской истории позволяют сделать важное наблюдение: в осмыслении исторического процесса доминирующую роль перестают играть экономические и политические факторы. С ними на равных начинает выступать такой социокультурный фактор, как духовные потребности. Анализ современного состояния российской культуры, тенденций и перспектив её развития дан в фундаментальных работах К.Э. Разлогова, Н.А. Хренова, В.В. Налимова и др.1 Учёные широкого гуманитарного профиля (А.М. Бабич, А.И. Глаголев, В. Шабанов, Л.И. Якобсон) поднимают проблемы множественности и единства культур, самоидентификации человека в культуре2. Ряд авторов (А.А. Московская, О.И. Карпухин, Э.В. Сайко)3 заостряют внимание на злободневной проблеме отчуждения большинства людей от ценностей отечественной культуры по мере укрепления рыночных отношений.

В постсоветских исследованиях художественной культуры возобладали новые методологические подходы, появились новые направления и темы, касающиеся проблем функционирования сценического искусства в изменившихся базисных условиях, включая проблемы управления театральным делом, финансирования отрасли, формирования репертуара, взаимоотношений театра и зрителя и т.д. Появились работы искусствоведов и социологов, представляющие театр как средство межкультурной коммуникации. Имея постоянную прописку в культурном ландшафте города, театр выступает в роли организатора и координатора различных групп людей, которых учёные называют «потенциальными агентами». Комплексное исследование театра России не только как вида искусства, но и как важного социокультурного института осуществил известный российский искусствовед В.Н. Дмитриевский4.

Очевидно, что изучение истории театральной культуры России сквозь призму региональной театральной истории даёт возможность более объективной реконструкции основных принципов и методов функционирования театра в новых условиях.

Региональная историография истории театральной культуры невелика по объёму. Немногочисленные дореволюционные публикации могут служить лишь источниковой базой исследования. В советский период изучение театральной жизни Дальнего Востока России связано с именами С.З. Гришко, А.С. Иванова, Н.И. Вайсман, А.А. Максидова, Д.К. Максимова, В.А. Чусовской. Однако в большинстве своём (за исключением работ А.С. Иванова и С.З. Гришко) эти публикации были посвящены частным проблемам отдельно взятых театров и не имели статуса академических изданий.

В постсоветское время продолжил исследования по театральной культуре региона А.С. Иванов, который ввёл в научный оборот новую информацию5. Нетрадиционный подход к проблеме показала искусствовед Л.В. Преснякова, сосредоточив внимание на вкладе дореволюционных предпринимателей в развитие театрального дела региона. В монографиях учёных Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН С.Б. Белоглазовой (2001 г.) и В.А. Королевой (2004 г.) также имеются разделы, посвящённые истории дальневосточного театра. Этому же периоду посвящено исследование В.Е. Синько о Камчатском театре: с момента его появления в 1918 г. до окончательного стационирования профессионального театра в областном центре в 1938 г.

Разные аспекты театральной культуры региона получили освещение в юбилейных сборниках, изданных к 70 и 75-летию Приморского краевого драматического театра им. М.Горького6, где, помимо исследований по истории театра (Л.И. Галлямовой, В.В. Бусаренко, Н.Б. Поповой, В.А. Королевой и др.), представлены разработки искусствоведческого (Ю. Барбоя, Е.А. Первушиной, Н.А. Федоровской и др.), культурологического (Е.А. Гельмулиной, В.И. Поздняковой и др.), социологического характера (Л.В. Пресняковой, Н.В. Шульгиной и др.).

В общем обзоре специальной литературы необходимо выделить новые направления исследований. Так, с 1990-х гг. получили актуализацию ранее замалчиваемые проблемы тоталитаризма. В развитие этой тематики появились работы о функционировании культуры в «режимных учреждениях», в частности, публикации магаданского историка А.Г. Козлова, рассматривавшего деятельность театров в системе ГУЛАГа7. В том же ключе выполнено исследование М.А. Кузьминой — история создания органами НКВД в 1933 г. драматического театра в г. Комсомольске-на-Амуре, первая труппа которого также состояла из репрессированных артистов8.

Новой для региональной историографии последних лет стала и проблема взаимодействия восточноазиатского типа культуры (в том числе театральной) с российским. Одной из первых к данной проблематике обратилась В.А. Королева, рассмотрев её на примере функционирования корейского и китайского театров на территории Дальнего Востока России в 1920—1930-е гг.

Главным достижением нового тысячелетия следует считать углублённое изучение театральной культуры региона с позиций исторической науки. Наиболее серьёзное и многоплановое исследование по истории дореволюционной театральной культуры на юге Дальнего Востока (в том числе в зоне КВЖД) осуществлено театроведом из Хабаровска А.В. Шавгаровой9, защитившей по этой теме диссертацию в 2002 г.10

Сахалинским исследователем И.А. Цупенковой воссоздана вековая история театральной культуры «каторжного острова». В 2005 г. ею защищена кандидатская диссертация «История театральной культуры Сахалинской области: конец XIX — XX вв.»11.

Кандидатская диссертация С.Ю. Гамалей (2005 Г.) посвящена государственной политике в области театрального дела на советском Дальнем Востоке: 20-e — 30-е годы XX в.12

Историографический обзор обнаруживает, что научные интересы большинства современных авторов устремлены в прошлое театральной жизни, верхняя граница хронологических рамок редко переходит за середину ХХ столетия. В качестве одного из откликов на запросы настоящего времени надо назвать статью А.В. Шавгаровой, посвящённую опыту российско-японского сотрудничества в театральном деле13и статью Н.Б. Поповой о двух приморских театрах (ТЮЗ и КТОФ)14.

Углубленный анализ многомерности современного театрального пространства находим лишь в кандидатской диссертации Р.Р. Романова, рассмотревшего деятельность экспериментальных театров Хабаровского края15. Заметным недостатком исследования является его ограниченность двумя экспериментальными площадками — Театра «КнАМ» из Комсомольска-на-Амуре и «Белого театра» из Хабаровска — при наличии множества экспериментальных театральных площадок в регионе в целом и в Хабаровском крае, в частности.

Появляются и работы, написанные в традиционном ключе, например, диссертация А.А. Акулова (2007 г.), посвящённая формированию и деятельности учреждений культуры в войсках Дальневосточного военного округа (1922—1945 гг.)16. Автором достаточно подробно рассмотрена история военных театров, которые после окончания Гражданской войны и с началом активного военного строительства становились центрами культурно-просветительской работы на юге региона.

Тот факт, что за первое десятилетие XXI в. непосредственно по проблемам театральной культуры региона были защищены четыре диссертации, причём три из них исторические (А.В. Шавгаровой, И.А. Цупенковой, С.Ю. Гамалей) и одна культурологическая (Р.Р. Романова), убедительно свидетельствует об усилении внимания научной общественности к исследуемому предмету.

Завершая историографический обзор по истории дальневосточной театральной культуры, необходимо констатировать: с одной стороны, заметно возрастание интереса к проблемам художественной культуры в целом и к изучению функционирования театра в регионе, с другой — исследовательское поле театральной культуры дальневосточного региона ещё имеет значительные географические и хронологические пробелы.

Несмотря на заметные достижения, даже история театральной культуры советского времени изучена явно недостаточно. Тем более, можно определённо утверждать, что до сих пор нет ни одной специальной работы, в которой бы комплексно рассматривалась история театральной культуры всего Дальнего Востока в постсоветский период.

Объект диссертационного исследования театральная культура Дальнего Востока России как важнейшая составляющая регионального культурного пространства и общественной жизни региона.

Предмет исследования функционирование театральной культуры Дальнего Востока России, в её динамике и противоречиях, в условиях общественных трансформаций конца ХХ — начала ХХI в.

Цель исследования на основе широкого круга источников дать целостную картину театральной жизни Дальнего Востока России в постсоветский период, выявить основные закономерности и логику театрального процесса.

Достижение данной цели подразумевает решение ряда задач:

  • определить наиболее значимые этапы в функционировании театральной культуры региона в конце ХХ — начале ХХI вв.;
  • выявить основные закономерности и логику театрального процесса в условиях децентрализации управления культурой;
  • показать становление новых принципов функционирования дальневосточного театра в рыночных условиях в контексте общероссийских тенденций;
  • дать характеристику организационно-творческой деятельности театров (финансирование; репертуарная политика; система связей «театр — зритель»);
  • определить региональную специфику театральной культуры, сложившуюся под влиянием новых условий.

Хронологические рамки охватывают период со второй половины 1980-х гг. по начало 2000-х гг. Рубеж XX и XXI вв. стал временем формирования новых социально-политических и экономических отношений. Рассматриваемое двадцатилетие представляет собой относительно завершённый период системного распада и последующего восстановления государства в качестве дееспособного актора социально-политических и культурных процессов.

Территориальные рамки исследования включают практически весь Дальневосточный федеральный округ: Амурскую, Сахалинскую и Магаданскую области, Приморский, Хабаровский и Камчатский края, Еврейскую автономию, республику Саха (Якутию), за исключением одного субъекта федерации — Чукотского автономного округа ввиду отсутствия на его территории театров. Описание театральной жизни даётся преимущественно через призму краевых и областных столиц, потому что, как правило, именно они являются обладателями театров различного статусного значения.

Теоретическая основа и методология исследования. Историко-теоретическую базу в диссертации составили труды известных отечественных учёных, в которых дана оценка нового политического режима и современного состояния российского общества: работы А.В. Шубина, А.К, Соколова, Р.Г. Пихоя, Г.И. Герасимова, В.В. Согрина, Н.В.Елисеевой и др.

В концептуальном отношении диссертационное сочинение основано на идеях и принципах теории социокультурного функционирования искусства в динамике исторического развития. Теоретическая концепция социодинамики культуры позволила рассмотреть историю театральной культуры через проблему социального детерминизма культурно-исторических процессов. Под социодинамикой культуры понимается процесс развёртывания отечественной культуры во времени и пространстве во взаимосвязи с социальной организацией, и социальными переменами.

Театральная культура рассматривается как подсистема художественной культуры, основными компонентами которой выступают:

- производство художественных ценностей (создание драматических произведений, воплощённых в сценическом действии, формы театральных представлений, репертуар), субъектами которого являются профессиональные театры;

- зрители с их потребностями, вкусами, оценками, которые обусловлены объективными детерминантами: социальным положением, образованием, материальными возможностями, возрастом и т.д.;

- посреднические институты между театральным производством и зрителем, как средство распространения театрального искусства.

Методы исследования. В ходе работы диссертант использовал совокупность научных подходов и принципов, а также конкретные методы научного анализа и синтеза.

Принцип историзма предусматривает выявление максимально полного набора фактов для решения конкретных задач и подразумевает взгляд на изучаемый период как на естественноисторический и многомерный процесс. Это дало возможность при анализе региональной культуры оттолкнуться от обобщённых представлений о постсоветском обществе, акцентировав внимание на конкретных исторических реалиях.

Проблемно-хронологический метод предполагает членение общей проблематики на ряд более узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности. Этот метод позволил выявить наиболее значимые этапы в функционировании театральной культуры Дальнего Востока со второй половины 1980-х до середины 2000-х гг.

Для более полного отражения функциональных особенностей театральной действительности автором использовались такие методы, как системный, структурный, функциональный.

Системный подход даёт возможность понять все стороны и грани наблюдаемого явления как самоорганизующейся целостности. В рамках такого подхода культура рассматривается как система, складывающаяся во взаимодействии объективной и субъективной форм, во взаимодействии рациональной и эмоционально-чувственной сторон, процессов производства, распространения и «присвоения» культурных ценностей, где главным системообразующим фактором выступает творчество.

Структурный подход позволил определить внутреннее строение изучаемого явления, акцентируя внимание на его внутренних связях.

С помощью функционального метода анализировались формы и способы воздействия театральной культуры на общественное сознание, на нравственный потенциал общества. Тем самым была получена возможность конкретных характеристик культуры, её места и роли в общественной жизни.

Взаимодействие наук — объективная тенденция современности. Междисциплинарные границы изменяются, становятся более прозрачными, что приводит к сотрудничеству в широком исследовательском поле. Для наиболее полного отражения функциональных особенностей театральной действительности автором использован комплекс общенаучных и специальных методов и приёмов: в процессе сбора материала были использованы применяемые в социологии методы включённого наблюдения, экспертного опроса и неформализованного интервью. Проведённое анкетирование дало возможность выявить уровень интереса региональной публики к театру.

Статистический метод применялся прежде всего при анализе дотационного обеспечения театров, при подсчёте спонсорских вливаний, гастрольных выездов, состояния кадров, при выявлении спектаклей-лидеров репертуара, а также во многих других сферах деятельности театров, где числовые характеристики выступают в роли определяющих показателей.

Применение указанной совокупности исследовательских технологий позволяет глубже и достовернее реконструировать картину прошлого театральной культуры региона и получить интегративное знание о современном её состоянии.

Источниковую базу исследования составил широкий круг разноплановых материалов, как опубликованных, так и неопубликованных, хранящихся в фондах государственных архивов, библиотеках, архивах Администраций краёв и областей Дальнего Востока (текущие архивы), а также в архивах региональных театров. Источники выявлены в опубликованных сборниках документов и справочниках, а также в 7 государственных архивах (обработано 137 дел в 18 фондах): Государственный архив Приморского края (ГАПК, г. Владивосток), Государственный архив Хабаровского края (ГАХК, г. Хабаровск), Государственный архив Камчатской области (ГАКО, г. Петропавловск-Камчатский), Государственный архив Магаданской области (ГАМО, г. Магадан), Государственный архив Амурской области (ГААО, г. Благовещенск), Государственный архив Сахалинской области (ГАСО, г. Южно-Сахалинск), Центральный государственный архив Республики Саха (Якутия) (ЦГАРС (Я).

В зависимости от содержания и формы источники подразделяются на шесть групп: нормативные (постановления и решения советско-партийных органов, правительства СССР, затем — Российской Федерации, Министерства культуры СССР и РСФСР, Администраций регионов); делопроизводственные — документация театрально-зрелищных предприятий (отчётная, планово-учётная, организационно-распорядительная); аналитические и статистические материалы как отраслевого, так и ведомственного характера; источники личного происхождения; материалы периодической печати и научно-популярные публикации о региональных театрах.

1. Нормативные источники (законодательные, нормативно-правовые акты, директивы) союзно-республиканского и регионального уровня регламентировавшие функционирование театров относятся к первой группе. Театральная культура региона (как и в целом, страны) в столь сложный переходный период во многом определялась множеством законодательных и нормативных актов, регулирующих функционирование театров, причём пересмотру подвергались как внутренние, так и внешние стороны их жизнедеятельности

Принимаемые правительством постановления, приказы, положения и законы в первую очередь определяли социально-экономические и организационные условия функционирования театрального искусства в стране (поддержка традиций репертуарного театра, принципы финансирования государственных и муниципальных театров и т.д.). Более узким, ведомственным подходом, отличаются нормативные акты Министерства культуры СССР и РСФСР, координирующие деятельность театра в области формирования репертуара, качества спектаклей, участия в экспериментальных программах, определения новых условий хозяйствования, работы творческого союза и др.

Приоритетные направления культурной политики РФ нашли отражение в государственных программах: федеральной программе 1993 г. (продлённой до 1996 г.), федеральной программе 1997 г. и итоговой целевой программе на 2001—2005 гг. Первоочередной задачей всех программ является сохранение культурного наследия страны, к которому относится и репертуарный театр.

Круг источников законодательного и официального статуса был расширен за счёт документации региональных органов власти (Управлений культуры Исполнительных комитетов краёв и областей, с 1990-х гг. краевых и областных Администраций), где содержатся не публиковавшиеся в открытой печати директивные положения по широкому спектру организационно-экономических и творческих проблем, касающихся как конкретных театров, так и состояния театрального дела в регионе в целом.

2. В группу делопроизводственных документов входят сохранившиеся в архивах театрально-зрелищных предприятий годовые бухгалтерские отчёты театров, содержащие такой важный для нас информативный источник, как объяснительная записка, приказы, годовые планы, отчёты о доходах и расходах, справки о заработной плате, отчёт о затратах на новые и капитально-возобновленные постановки и др. В этой группе мы обнаружили множество документов, характеризующих творческую жизнь региональных театров: переписка руководства театра с приглашаемыми режиссёрами, стенограммы заседаний художественных советов, репертуарные отчёты по форме «9-НК» и др. Выявленные материалы позволили увидеть внутренние проблемы ведущих театральных коллективов региона: Камчатского областного драматического театра (ГАКО. Ф. 271. Оп. 1); Хабаровского ТЮЗа и краевого театра драмы (ГАХК. Ф. Р-901. Оп. 1); Амурского областного театра драмы (ГААО. Ф. Р-172. Оп. 1) и др.

Организационно-распорядительные, производственно-отраслевые и отчётно-информационные материалы, извлечённые из делопроизводственных документов театров (как заархивированые, так и незаархивированные), впервые введённые в научный оборот, использованы автором для составления таблиц с динамическими рядами в абсолютных и относительных показателях, а также для представления анализа динамики активности репертуарных предпочтений дальневосточной театральной публики, с выведением показателей средней частоты посещений спектаклей.

3. Аналитические и статистические материалы дают наиболее полное представление об общем социально-экономическом и культурном контексте функционирования театров. Сборники управлений статистики регионов ДВФО, демографические данные переписей населения позволили выявить динамику оттока городского населения из региона. Ключевое значение в этом процессе представляет отъезд так называемого зрителеспособного по демографическим признакам населения. Сведения, наиболее репрезентативно отражающие общее состояние театральной жизни в разные годы (количество спектаклей, число зрителей, поступления от мероприятий), извлечены из специализированных справочников по театру, выпускаемых Государственным информационно-вычислительным центром (ГИВЦ).

Основу источников аналитического характера составляют материалы, содержащие оценку происходящих культурных процессов специалистами-гуманитариями. Предлагавшиеся ими концепции легли в основу государственных программ по развитию культуры.

4. Группа документов, отражающих особенности театральной жизни, достаточно полно представлена программами спектаклей, афишами, буклетами. Особенно большой интерес представляют источники личного происхождения, прежде всего личные фонды ведущих театральных деятелей: режиссера Л.И. Анисимова (ГАПК. Ф. 1654. Оп. 1), народных артистов Приморского краевого театра им. М. Горького В.Я. Мялка (ГАПК. Ф. 1547. Оп. 1) и П.Г. Попова (ГАПК. Ф. 1589. Оп. 1). Ценный материал содержит рукописное наследие дальневосточных учёных, в частности рукопись книги Н.И. Вайсман «История Амурского театра драмы», хранящаяся в Государственном архиве Хабаровского края (Фонд Р-2359. Оп. 1).

5. Материалы периодической печати (статьи, рецензии, заметки, интервью, анонсы и пр.) носят популярный характер, но важны тем, что отражают общественное мнение о деятельности театров. Ценная информация, почерпнутая из центральных журналов «Сцена», «Театр» и «Театральная жизнь», а также из газет, издаваемых в ДВФО и других регионах (всего 57 наименований), позволила установить общие тенденции историко-культурного процесса в исследуемый период и выявить особенности творческой и организационно-хозяйственной жизни отдельных театральных коллективов. Анализ материалов периодической печати в совокупности с данными из годовых отчётов театров (форма «9-НК») позволил автору представить репертуар дальневосточных театров в виде таблиц с разбивкой на периоды и выявлением наиболее популярных спектаклей.

6. Особое место в источниковой базе принадлежит научно-популярным публикациям, освещающим жизнь отдельных театров, важнейшие театральные события, судьбы театральных деятелей. Среди таких работ хочется выделить исследование по истории еврейского театра биробиджанского журналиста и краеведа Е.И. Кудиша17, книгу, посвящённую общественно-политическому деятелю, министру культуры республики Саха, режиссёру и художественному руководителю якутского национального театра А. Борисову18, «культурные записки» сахалинского краеведа Г.Н. Смекалова19, книгу Г.Я. Островской — театрального критика из Владивостока20.

Важным источником при написании диссертации послужили интернет-ресурсы. Хотя возможности использования глобальной сети в исторических исследованиях всё ещё остаются во многом дискуссионными, на данном этапе изучение опыта их использования представляется особенно полезным.

В целом, комплекс привлечённых источников как опубликованных, так и не опубликованных, позволил по возможности объективно подойти к решению поставленных в ходе исследования задач.

Научная новизна. Диссертация представляет собой первое комплексное исследование театральной культуры Дальнего Востока в постсоветскую эпоху, основанное на обширном комплексе материалов.

Впервые предлагается столь широкий территориальный охват: исследовательское поле включает все драматические театры Дальнего Востока, входящие в систему Министерства культуры РФ. Кроме того, автор вводит в научный оборот характеристику совершенно нового явления в театральной культуре региона — театры иных форм собственности (альтернативные театры: студии, кооперативы, частные театры и др.).

Преодолевая основной недостаток предшествующих исследований, диссертант представляет театральный процесс в его территориальной и историко-культурной целостности, во взаимодействии и согласованности всех составных частей, в сопряжённости их социального бытования.

Через исследование аудитории дальневосточных театров (1696 опрошенных) даётся достоверная научная информация о социальном составе публики, о театральных ориентациях различных групп зрителей, определяется место театрального искусства в региональной культуре и общественной жизни в целом.

Впервые в отечественной историографии театральная культура Дальнего Востока анализируется в двух измерениях: как важнейшая составляющая культурного пространства в период вхождения провинциального театра в систему рыночных отношений и как часть общественной жизни региона. Эти два измерения составляют исходные теоретические позиции автора.

Основные положения, выносимые на защиту:

        1. Театральная культура, представляющая собой часть общего культурного пространства и специфическую область общественной жизни, имеет множественные связи с различными социальными институтами (власть, система директивных органов, экономические институты, массовые коммуникации и т.д.), что делает её зависимой от процессов, происходящих в политической, социальной, экономической сферах.
  1. Реформирование театрального сектора отечественной культуры началось в период перестройки — со второй половины 1980-х гг. Начало 1990-х гг. характеризовалось глубоким кризисом, который затронул все регионы, но особенно тяжело сказался на таких отдалённых территориях, как Дальний Восток. Период со второй половины 1990-х по начало 2000-х гг. отмечен возрожденческими подвижками и стабилизацией культурно-театральной жизни региона.
  2. Кризисное состояние культуры было вызвано не только переходом к рыночным отношениям. С перенесением финансового бремени на региональные бюджеты усилилась прямая зависимость театра от властной элиты, прежде всего от администрации краёв и областей. Либерально-демократические реформы привели к пересмотру прежних (советских) форм и методов руководства театральным процессом, что вызвало столкновение интересов не только вне, но и внутри творческой среды.
  3. Своеобразие театрального процесса на Дальнем Востоке определяется здоровым консерватизмом значительной части зрительской аудитории. В результате, несмотря на разнообразие стилистических и жанровых направлений, ведущее место в регионе принадлежит психологическому театру. Творческое лицо коллектива формируется сильным лидером — режиссёром.
  4. Особенностью исследуемого периода является поиск новых возможностей привлечения негосударственных средств, однако государственный сектор в области культуры, в том числе театральной, по-прежнему остаётся ведущим.
  5. Основное направление межкультурных коммуникаций в театральной сфере диктуется близостью азиатских государств, проявляющих непреходящий интерес к русскому театру и «школе Станиславского».
  6. Выявленное в творческой практике дальневосточных театров многоцветье имён талантливых актёров и режиссёров, сценических явлений не только сводит к минимуму распространённое предубеждение относительно провинциальности периферийного театра, но и доказывает его значимость в культурной жизни регионов.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы и результаты диссертационного исследования обогащают эмпирическую базу и аналитический инструментарий исторической науки. Вклад диссертанта определяется разработкой авторской концепции истории театральной культуры Дальнего Востока, которая может быть применена для любого российского региона.

Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке фундаментальных и прикладных трудов по современной российской истории, а также при разработке лекционных курсов и написании учебных пособий по истории региональной культуры постсоветского периода. Составленные автором репертуарные хроники, отражающие творческую жизнь региональных театров за 20 лет, представляют собой самостоятельный источник, облегчающий научный поиск вероятных исследований в области регионального театра.

Проведённое исследование может быть полезно деятелям театра и студентам высших учебных заведений — будущим директорам и менеджерам, готовым работать в театральном бизнесе. Автору неоднократно доводилось выступать по теме исследования на встречах с любителями театра. Материалы исследования использовались в консультациях искусствоведам и практикам театрального дела.

Материалы исследования использованы при подготовке историко-краеведческого альбома «Край, открытый миру» (2008 г.).

Апробация материалов исследования прошла в виде докладов на 38 научных конференциях. Автор имеет монографию, раздел в коллективной монографии и 50 научных публикаций как в отечественных изданиях (Москва, Иркутск, Петропавловск-Камчатский, Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, Уссурийск), так и за рубежом — Нью-Йорк (США), Куньмин (Китай), в том числе, непосредственно связанные с темой диссертации 48 статей, 1 монография и 8 статей в журналах из списка ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура работы. Особенности объекта и предмета научного анализа, характер целей и задач, логика исследования в целом обусловили проблемно-хронологический принцип построения диссертации, структура которой включает введение, две главы, заключение, список использованных источников и литературы, 3 приложения, включающие составленные автором сводные репертуарные афиши дальневосточного театра с 1980-го по 2005 гг., и анализ зрительских посещений спектаклей, с выведением среднестатистических данных, также подсчитанных автором.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» дано обоснование актуальности темы, раскрыта степень её изученности, охарактеризованы объект и предмет, цели и задачи, географические и хронологические рамки, научная новизна, научная и практическая значимость исследования, апробация, а также положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Дальневосточный театр в условиях общественных трансформаций последних десятилетий XX века», состоящая из трёх параграфов, посвящена анализу деятельности театров Дальнего Востока в экстремальных условиях социально-экономических сдвигов второй половины 1980-х — начала 1990-х гг., выявлению и оценке кризисных явлений в творческой и организационно-хозяйственной жизни театров, а также характеристике процесса их постепенной адаптации к новым условиям.

В параграфе 1.1. «Организационно-творческая характеристика дальневосточного театра второй половины 1980-х годов» региональные театры представлены в виде сложившейся целостной социально-художественной системы.

Автор констатирует, что советско-партийное руководство страны в своё время позаботилось об обеспечении региона театрально-культурными учреждениями: всего на территории Дальнего Востока к середине 1980-х гг. функционировало 25 театров различной жанрово-видовой принадлежности, включая 2 военно-ведомственных — Театр КДВО в г. Уссурийске и Театр КТОФ в г. Советская Гавань (переведённый в 1995 г. в город своего рождения — Владивосток). В то же время автором установлено, что по сложившейся административно-видовой классификации театров с учётом нормативов размещения театрально-зрелищных предприятий (т.з.п.) дальневосточный регион к 1985 г. несколько «не добирал»: Владивостоку и Хабаровску недоставало по единице т.з.п. различного жанрово-видового назначения.

Почти 60 % населения Дальнего Востока проживало в так называемых малых и средних городах, не имеющих театров. Основной формой театрального просвещения населения таких городов оставались гастроли на сценических площадках клубов и Домов культуры.

Творческая жизнь любого советского театра подчинялась главной задаче: донести до зрителя идеологически верное, социалистическое искусство, что вело к унификации творческих коллективов.

Таким образом, очевиден вывод, что в период обновления духовной жизни общества назрела острая необходимость реформирования сферы исполнительского искусства. Ещё острее эта необходимость ощущалась на периферии, т.к. с каждым сезоном становился всё более заметным разрыв в уровнях материально-технического и финансового снабжения столичных и периферийных театров. С 1986 г. происходит постепенная реорганизация системы партийно-госу-дарственной программы, проводятся научные исследования и практические эксперименты в области театра, определившие содержание перестройки в этой сфере. Особое значение для реорганизации театрального дела имел эксперимент, инициированный правительством в 1987 г. Его результаты свидетельствовали о назревшей необходимости организационно-экономического реформирования театрального дела, но вместе с тем обнаруживали психологическую неготовность значительной части творческих и руководящих работников к осуществлению перемен.

В параграфе 1.2. «Кризисные явления в театральной культуре региона периода радикально-либеральных реформ» даётся характеристика проблем в деятельности региональных театров, возникших в результате разрушения системы государственных гарантий. Затяжной кризис особенно остро протекал в дальневосточном регионе, охватив практически все отрасли промышленности и другие сферы, включая культуру.

Положение осложнялось проявлениями паники и неверия в перспективы развития искусства со стороны самих творческих работников. Постепенная коммерциализация театра, передача его в ведение некомпетентных местных органов власти ещё более усиливали подобные настроения. Сложность перехода к новым условиям функционирования заключалась в том, что невозможно было механически перенести расходы, не финансировавшиеся федеральным бюджетом, на новые независимые бюджеты.

Необходимы были государственные гарантии сохранения и развития театрального дела в Российской Федерации. В результате появилось Постановление Совета Министров РСФСР № 297 от 31 мая 1991 г. «О социально-экономи-ческой защите и государственной поддержке театров и театральных организаций в РСФСР». Однако практика показала, что постановление и даже утверждённое в этом документе «Положение о театре РСФСР», выступившее защитником сохранения и развития театрального искусства страны, не гарантировало театрам бескризисного перехода к новым экономическим условиям.

Анализ финансово-экономического состояния местных бюджетов начала 1990-х гг. свидетельствует о том, что происходило неуклонное падение бюджетной обеспеченности: объём доходной части к 1993 г. упал ниже объёма минимально допустимых расходов. Установлено, что если в 1991 г. дальневосточные театры обеспечивались бюджетными поступлениями в рамках 96—99 %, то к 1995 г. суммы бюджетного финансирования не превышали 75 % от запланированного. Расчёты показывают почти трёхкратное отставание цен на театральные услуги по отношению к общему уровню инфляции и полутораразовое — от роста издержек театрального производства.

Население Дальнего Востока, создавшее здесь важнейшие предприятия военно-промышленного комплекса, добывающие ресурсные предприятия, транспортную систему, в условиях отдалённости от центра оказалось в неравноправных стартовых условиях. В тяжелейшем положении пребывали работники науки, просвещения, культуры, т.е. представители самой активной зрительской аудитории. Борьба с экономической дискриминацией приобрела в эти годы особую актуальность, выживать нужно было не только театру, но и его зрителю.

Исследование показало, что театр освободился от чиновничьей зависимости, но одновременно появилась прямая зависимость от экономических факторов. В период 1991—1993 гг. резко сократилась гастрольная деятельность. Театры отказались от обслуживания сельских жителей, в результате значительная часть потенциальных зрителей выпала из культурной среды.

Переосмысление системы социальных и культурных ценностей, дифференциация социальных ролей, взятых на себя театром, смена у населения в целом и театральной публики в частности ценностных ориентиров — всё это привело к переструктуризации отношений между театром, зрителем, критикой, что нашло отражение в проблемных и стилевых исканиях в области репертуара, в отношениях с публикой.

В ходе реформирования перестраивалась в основном организационно-экономическая составляющая театрального дела. Прежние представления о творческом процессе пришли в противоречие с новыми реалиями жизни. Необходимость решения возникших проблем заставила театры понизить планку требовательности к репертуару, переориентироваться на западную коммерческую пьесу, чаще комедийную.

Автор приходит к выводу, что уровень жизнеспособности театра на данном этапе в большей степени определялся не столько творческими качествами коллектива, сколько менеджерскими способностями руководства.

В параграфе 1.3. «Становление новых принципов функционирования дальневосточных театров в первой половине 1990-х гг.» показано как, с одной стороны, отсутствие механизма защиты от нерегулируемого рынка поставило государственные театры в жёсткие условия зависимости от могущественного учредителя — регионального и муниципального управления культуры, а с другой стороны, необходимость выживания заставила театры сравнительно быстро принять правила игры, навязанные рынком.

Финансовое благополучие во многом стало зависеть от умения и таланта администраторов и художественных руководителей в изыскании и привлечении дополнительных источников финансирования. Альтернативой бюджетным поступлениям стали спонсорство и коммерция. Годовые отчёты театров наполняются такими графами, как «аренда помещений», «доходы от коммерческой деятельности», «другие источники» и т.п.

С 1993 г. постепенно восстанавливаются гастрольные возможности театров. Благодаря спонсорам возрождается фестивальное движение. Творческие контакты театральных коллективов региона естественным образом привлекают на дальневосточные сцены опыт зарубежной режиссуры (М. Худ и Р. Элиас — США, Р. Симидзу — Япония и др.).

Статистика зрительских посещений свидетельствует о том, что после череды неудач достаточно ясно определилась тенденция к достижению взаимопонимания между театральными деятелями и постоянной зрительской аудиторией дальневосточных городов: зритель постепенно возвращается в театральные залы. Стабильно успешной на протяжении всего периода оставалась деятельность национальных театров Республики Саха (Якутия), где функционировало 6 т.з.п., включая Театр оперы и балета.

Постепенно ширившийся плюрализм организационно-творческих форм способствовал тому, что театральная культура региона пополнилась новаторско-экспериментальными театрами: «Триада» и «Белый театр» (Хабаровск), КнАМ (Комсомольск-на-Амуре) и др.

При этом автор диссертации отмечает, что театральная провинция нашла в себе силы удержаться от бездумной коммерциализации искусства. Периферийность дальневосточного театра снабжает его прекрасным защитным свойством: отдалённость от эпатажных столичных экспериментов сводит к минимуму распространение псевдоноваторских сценических решений. Анализ сводного репертуара региона за 1995 г. показывает увеличение доли русской классики, что свидетельствует об укреплении в общественном сознании понимания необходимости бережного отношения к национальной культуре.

Таким образом, уже к середине 1990-х гг. наметилась тенденция адаптации большинства дальневосточных театров к новым условиям существования. На государственном уровне решение финансовых вопросов было найдено в перераспределении ответственности от центральных органов власти к местным. К 1996—1997 гг. мы можем констатировать постепенное выравнивание сложившейся ситуации, этап «переходности» для театров завершился.

Вторая глава «Основные тенденции в развитии театральной культуры региона (конец 1990-х начало 2000-х гг.)» состоит из двух параграфов и посвящена многостороннему анализу адаптационных процессов театральной культуры Дальнего Востока в условиях завершения социальной трансформации общества. Особое внимание уделено характеристике дальневосточной театральной аудитории с позиции обратной связи «театр — зритель».

В параграфе 2.1. «Функционирование дальневосточного театра на рубеже XX—XXI вв.» показан сложный путь окончательного перехода театров региона на новые принципы функционирования, конечной целью которого становится адекватная социально-ориентированная репертуарная политика, соответствующая современной государственной концепции поддержки исторически сложившихся форм и явлений отечественного сценического искусства («Культура России 2001—2005 гг.»).

Автор выявляет как традиционные, так и специфические формы выживания театров в условиях стремительного перехода к новому общественному устройству. Помимо ставших уже привычными спонсорской помощи, коммерческой деятельности и артменеджмента, театральными деятелями используются такие методы, как вхождение во властные структуры через получение депутатских мандатов. Это способствует установлению личных связей с первыми лицами исполнительской власти на местах и облегчает поиск спонсоров. Автор обнаруживает, что личную инициативу в поддержке театров проявляли многие губернаторы: В.И. Цветков (Магаданская область), А.Н. Белоногов (Амурская область), Е.И. Наздратенко (Приморский край) и др.

В результате уже со второй половины 1990-х гг. всё более насыщенной становится гастрольная и фестивальная жизнь театров региона, вовлекающая коллективы во множественные международные творческие контакты.

Во главе всех этих процессов оказались руководители театров — режиссёры-менеджеры, способные определять стратегию развития этого непростого зрелищного производства. Среди них такие ключевые фигуры театрального процесса, как Е. Звеняцкий (Приморская драма), Л. Анисимов (Приморский камерный театр), В. Гогольков (Хабаровская «Триада»), И. Гуревич и Б. Гунин (Магаданский музыкально-драматический театр), Т. Фролова (КНаМ из Комсомольска-на-Амуре).

Исследование показало, что, несмотря на наличие множества проблем, театральная жизнь дальневосточной провинции не только не угасла, но и не потускнела в художественном разнообразии.

Параграф 2.2. «Формирование связей «театр — зритель» в условиях социальных и культурных сдвигов начала 2000-х гг.» посвящён определению места театрального искусства в региональном обществе через исследование аудитории дальневосточных театров.

В 2001—2002 гг. автором диссертации в 16 театрах региона был проведён опрос зрителей (1696 чел.) для выявления следующих позиций: 1) степень приобщённости к театру; 2) социально-демографические характеристики театральной аудитории; 3) зрительская оценка роли театрального искусства в духовном развитии общества.

Автором проанализировано мнение только актуализированной аудитории, т.е. тех из зрителей, кто в течение года посетил театр хотя бы один раз. Результаты изучения особого мнения по числу театральных посещений обнаружили явный перевес зрительской активности над пассивностью. Опрос выявил среди анкетируемых достаточное количество любителей театрального искусства, превзошедших по числу посещений даже тех, кого принято считать «настоящими театралами» в зрительской иерархии (более 12 посещений в год).

Проведённая автором дифференциация публики по признаку социально-демографической принадлежности подтвердила зависимость от этого фактора как зрительской активности, так и досуговых и репертуарных предпочтений.

Установлено, что на две самые молодые по возрасту респондентские группы (15—20 и 21—30 лет) выпадает наиболее высокая зрительская активность; а к 30 годам заметно меняется театральный интерес: число желающих смотреть серьёзную психологическую драму увеличивается (по сравнению с молодёжью 15—20 лет) примерно в полтора раза; результаты исследования позволяют считать гуманитарную и творческую интеллигенцию одной из основных групп театральных зрителей в регионе; подтверждается также предполагаемая прочная связь людей с высшим образованием со сценическим искусством и т.д.

Заслуживает внимания блок вопросов, проясняющих оценку респондентами роли в их жизни театрального искусства, как оно представлено доступными им театрами. 76 % респондентов «скорее согласны» с утверждением, что искусство регионального театра способно повлиять на их духовное развитие; 13 % не согласились с этим утверждением. Остальные респонденты сочли, что региональные театры не могут иметь столь высокого предназначения по причине своей провинциальности, поэтому отдали предпочтение исключительно столичному искусству.

Осуществлённое исследование позволяет констатировать наличие некоторой общей закономерности почти по всем определяемым позициям, одинаково проявляющейся как в аудитории отдельного театра, так и в совокупности театров региона. Данные проведённого соцопроса свидетельствуют о том, что масштабы потребления театрального искусства в значительной мере зависят от степени развития личности, от сформированности культурно-образовательного потенциала человека.

В Заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования.

В конце ХХ в. положение драматического искусства в России коренным образом изменилось. Переход к иным условиям хозяйствования соответствовал новым реалиям, вызвавшим кризис во всех сферах жизни, включая культуру. Вместе с тем исследование показало, что вопреки всем трудностям театры в регионе не закрывались. Города, имеющие полувековую, а то и вековую (как, например, Благовещенск) театральную историю, продолжали гордиться культурными традициями и считали наличие театра престижным.

Многоаспектный анализ деятельности регионального театра за 20 лет подтверждает вывод о необходимости сохранения государственной поддержки этой сферы наряду с интенсификацией поиска внебюджетного финансирования.

Тенденция адаптации большинства дальневосточных театров к новым условиям существования наметилась уже к середине 1990-х гг. На государственном уровне решение финансовых вопросов было найдено в перераспределении ответственности от центральных органов власти к местным.

Правительственные реформы по совершенствованию самоуправления в провинции создали условия для раскрепощения частной инициативы. В результате с конца 1990-х гг. зритель возвращается в театр; фестивальная география расширяется; гастрольная жизнь год от года становится интенсивнее и многообразнее. Культурное пространство региона к середине 2000-х гг. значительно пополнилось как за счет государственных театров, так и за счёт экспериментально-альтернативных творческих коллективов.

При определении основных закономерностей и логики театрального процесса на Дальнем Востоке было выявлено его региональное своеобразие, обусловленное: а) функционированием на далёкой от центра географической периферии, где немаловажным условием жизнеспособности театра является разумный консерватизм основной части зрительской аудитории; б) близостью азиатских государств — Кореи, Японии, Китая, соседство с которыми в значительной степени предопределяет выбор основного направления межкультурных коммуникаций; в) рядом факторов субъективного характера — прежде всего личностным, когда сильная творческая натура определяет творческое «лицо» театра (А. Борисов, Л. Анисимов, Е. Звеняцкий, Т. Фролова, В. Гогольков).

С другой стороны, проведённое исследование позволило прийти к однозначному выводу: театральная культура региона функционировала в русле общих тенденций, характерных для театральной жизни всей страны.

Основные положения диссертации нашли отражение:

Научные статьи в ведущих отечественных периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Осипова Э.В. Приморский театр в условиях рынка // Россия и АТР. — Владивосток, 2002. — № 4. — С. 21—29 (0,85 п.л.).
  2. Осипова Э.В. Формирование региональной идентификации россиян на Дальнем Востоке: Историко-культурный аспект // Личность. Культура. Общество. Вторые Широкогоровские чтения. Москва, 21—22 окт. 2003 г. — М., 2003. — Т. 5. Спецвыпуск (1/2). — С. 557—568 (0,8 п.л.).
  3. Осипова Э.В. Дальневосточный театр и его роль в духовной жизни региона // Вестник ДВО РАН. — 2004. — № 6 (118). — С. 142—150 (0,85 п.л.).
  4. Осипова Э.В. Дальневосточные театры накануне, в годы войны и послевоенное время // Россия и АТР. — Владивосток, 2005. — № 3 (49) — С. 25—38 (1,1 п.л.).
  5. Осипова Э.В. Театральная жизнь Дальневосточной республики // Россия и АТР. — Владивосток, 2006. — № 1. — С. 48—55 (0,8 п.л.).
  6. Осипова Э.В. Альтернативные театры в дальневосточном регионе // Россия и АТР. — Владивосток, 2010. — №1. — С. 137—149 (1 п.л.).
  7. Осипова Э.В. Театры Дальнего Востока России и стран Азии: опыт творческих контактов // Проблемы Дальнего Востока. — М., 2010. — №2. — С. 126—135 (0,9 п.л.).

В монографиях

  1. Осипова Э.В. Театр и театральное сообщество // История Дальнего Востока России. Т. 3. Кн. 4. Мир после войны: дальневосточное общество в 1945—1950-е гг. — Владивосток: Дальнаука, 2009. — С. 565—591. (1,75 п.л.).
  2. Осипова Э.В. Дальневосточный театр в системе социокультурных и экономических связей последней четверти XX в. Germany. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Pablishing, 2012. 310 с. (15,7 п.л.)

В сборниках научных трудов и других изданиях

  1. Осипова Э.В. Игра — её природа и культурно-антропологический смысл // Шестая дальневосточная конференция молодых историков: сб. материалов. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. — С. 69—74 (0,4 п.л.).
  2. Осипова Э.В. Ведомственные театры на территории Приморского края // Арсеньевские чтения: материалы регион. науч.-практ. конф., посвящ. 130-летию со дня рожд. В.К. Арсеньева. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. — С. 183—189 (0,5 п.л.).
  3. Осипова Э.В. Репертуар Приморского театра как пространство реализации отношений сценического искусства и аудитории // Седьмая Дальневосточная конференция молодых историков: сб. материалов. — Владивосток, 2002. — С. 395—404 (0,7 п.л.).
  4. Осипова Э.В. Краевой драматический академический театр им. М. Горького: система связей функционирования театра и гастрольной деятельности // Взаимодействие искусств на рубеже веков: материалы науч.-практ. конф.. посвящ. 70-летию Примор. акад. краев. драм. театра им. М. Горького). — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. — С. 98—117 (1 п.л.).
  1. Осипова Э.В. Любительское театральное искусство Дальнего Востока России // Дальний Восток России в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история, экономика, культура. Третьи Крушановские чтения. Владивосток, 2003. — Владивосток: Дальнаука, 2006. — С. 592—603 (0,85 п.л.).
  2. Осипова Э.В. Роль театра в культурной жизни российского Дальнего Востока в конце XX в. // Гуманитарные и социально-экономические аспекты обучения и воспитания кадров Военно-Морского флота: сб. науч. тр. —Владивосток: ТОВМИ им. С.О. Макарова, 2007. — Вып. 10. — С. 164—172 (0,59 п.л.).
  3. Осипова Э.В. Театральная культура Еврейской автономии // Арсеньевские чтения: материалы регион. науч.-практ. конф., посвящ. 135-летию со дня рождения В.К. Арсеньева. 25—28 сент., 2007. — Владивосток, 2007. — С. 134—138 (0,28 п.л.).
  4. Осипова Э.В. Дальневосточный режиссер Леонид Анисимов и его вклад в популяризацию русского театра за рубежом // Культура Тихоокеанского побережья: материалы IV Междунар. науч.-практ. конф. Владивосток, 19—22 окт. 2007 г. — Владивосток: Дальнаука, 2007. — С. 242—248 (0,7 п.л.).
  5. Осипова Э.В. Репертуарная политика дальневосточного театра в системе социокультурных и экономических связей (последняя четверть XX в.) // Система искусств в структуре культурного пространства: материалы регион. науч.-практ. конф. Владивосток, 24—25 окт. 2007. — Владивосток, 2007. — С. 94—104 (0,7 п.л.).
  6. Осипова Э.В. Камчатский областной театр драмы и комедии: специфика творческого функционирования в контексте изменяющихся условий (вторая половина 1980-х — начало 2000 гг.) // Камчатка: события, люди: материалы XXV Крашенинниковских чтений. — Петропавловск-Камчатский: Информ.-издат. центр Камчат. краев. науч. б-ки им. С.П. Крашенинникова, 2008. — С. 173—183 (1,08 п.л.).
  7. Осипова Э.В. Пьесы украинских драматургов на сценах дальневосточных театров (советский и постсоветский период) // Украинцы на Дальнем Востоке. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008. — С. 133—150 (1,15 п.л.).
  8. Осипова Э.В. Сценические контакты театров Сибири и Дальнего Востока, гастрольные реалии в советском и постсоветском пространстве // Сибирь в изменяющемся мире: История и современность: материалы Всерос. науч.-теорет.конф., посвящ. памяти профессора В.И. Дулова. В 2 кн. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. пед. ун-та, 2008. — Кн. 1. — С. 26—33 (0,54 п.л.).
  9. Осипова Э.В. Национальное искусство в театральной культуре Дальнего Востока // Тихоокеанская Россия в истории российской и восточноазиатских цивилизаций: Пятые Крушановские чтения, 2006. В 2 т. —Владивосток: Дальнаука, 2008. — Т. 2. — С. 110—120 (0,86 п.л.).
  10. Осипова Э.В. Личный фонд дальневосточного режиссера Л.И. Анисимова // Приморские архивы: история и современность: материалы науч.-практ. конф., посвящ. 85-летию образования гос. архивной службы в Приморском крае (16—17 июля 2008 г., Владивосток). — Владивосток, 2008. — С. 65—72 (0,45 п.л.).
  11. Осипова Э.В. Роль архивных фондов дальневосточного региона в фундаментализации театроведческих знаний // Третьи архивные чтения им. В.И. Чернышевой: материалы межрегион. науч.-практ. конф. «История развития региона в документальных источниках». — Хабаровск, Изд-во РИОТИП, 2008. — С. 321—327 (0,42 п.л.).
  12. Осипова Э.В. Театр и город: региональный аспект проблемы (последняя четверть XX — начало XXI века) // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток—Запад: материалы науч. конф. — Владивосток, 2008. — Вып. 15. — С. 181—192 (0,89 п.л.).
  13. Осипова Э.В. «Театр — это жизнь» и «Язык, понятный каждому» // «Край, открытый миру: 70 лет Приморскому краю 1938—2008. — Красноярск: Изд-во «Платина», 2008. — С. 172—175 (0,5 п.л.).
  14. Осипова Э.В. Актуализация музыкального пространства в региональном театре — историческая реальность на рубеже веков // Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы XI междунар. науч.-метод. конф., посвящ. 100-летию педагогического образования на Дальнем Востоке и 55-летию Уссурийского гос. пед. ин-та. — Уссурийск: Изд-во УГПИ, 2009. — С. 121—126 (0,68 п.л.).
  15. Осипова Э.В. Северо-Восточная Азия — дальневосточная Россия: практика межкультурного (театрального) общения // Россия в метакультурном диалоге со странами АТР: сб. науч. ст. — Владивосток, 2009. — С. 48—58 (0,63 п.л.).
  16. Осипова Э.В. Региональное театроведение в контексте современного исторического знания // Историческая наука и историческое образование на Дальнем Востоке: сб. науч. ст. — Владивосток, 2009. — С. 391—394 (0,46 п.л.).
  17. Осипова Э.В. Цветут ли «грушевый» и «вишневый» сады вместе? (к проблеме межкультурной коммуникации в театральном общении) // Материалы Международной научно-практической конференции // Россия и Китай: аспекты взаимодействия и взаимовлияния: материалы Междунар. заоч. науч.-практ. конф., посвящ. 20-летию основания кафедры китаеведения БГПУ (Благовещенск, 23 окт. 2009 г.). — Благовещенск: Изд-во Благовещ. гос. пед. ун-та, 2009. — С. 84—90 (0,61 п.л.).
  18. Осипова Э.В. Театры Тихоокеанской России и стран Северо-Восточной Азии: опыт творческих контактов в постсоветский период // Россия—Восток—Запад: Проблемы межкультурной коммуникации: сб. науч. ст. на основе докл. 4-й междунар. науч. конф. В 2 ч. — Владивосток, 2009. — Ч. 2. — С. 180—185 (0,7 п.л.).
  19. Осипова Э.В. Местная тематика в репертуаре приморских театров // Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР: политико-экономические, социально-культурные проблемы: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. (Владивосток, 12 дек. 2008 г.). — Владивосток:МГУ им. адм. Г.И. Невельского, 2009. — С. 129—140 (0,98 п.л.).
  20. Осипова Э.В. Дальневосточная драматургия на сценах театров Хабаровс-кого края // Шестые Гродековские чтения: Межрегион. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы исследования российской цивилизации на Дальнем Востоке». В 6 т. — Хабаровск: Хабар. краев. краевед. музей им. Н.И. Гроде-кова, 2009. — Т. 4. — С. 36—50 (1,24 п.л.).
  21. Осипова Э.В. Пьесы Н.В. Гоголя на сценах приморских театров // Имя Н.В. Гоголя в истории библиотеки и культурных процессах Приморского края. Материалы научных чтений. Владивосток, 2009. С. 163-172 (0,52 п.л.).
  22. Осипова Э.В. Дальневосточный театр в поисках духовных основ // Актуальные проблемы изучения истории и культуры православия. Сб. науч. статей. Владивосток. Изд-во Дальневост. ун-та, 2010. Вып. II. С. 265-270 (0,48 п.л.).
  23. Осипова Э.В. Российское и японское театральное искусство, опыт межкультурного общения в дальневосточном регионе // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Н.Н. Муравьева-Амурского 13-18 октября 2009 г. Благовещенск. 2010, Ч.II, С. 37-43 (0,52 п.л.).
  24. Осипова Э.В. Кадровое обеспечение сферы театрального искусства Дальнего Востока России (1980-е — 2000-е гг.) // Состояние и проблемы кадрового обеспечения сферы культуры и искусства Дальнего Востока России. Сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции. Хабаровск, 2010. Ч.1. С. 126-134 (0,56 п.л.).
  25. Осипова Э.В. Европейское и восточное театральное искусство в метакультурном пространстве // «Ойкумена»: Регионоведческие исследования: науч.-теорет. журнал. — Владивосток, 2010. — №1. — С. 44—52 (1,14 п.л.).
  26. Осипова Э.В. Пространство малой сцены в дальневосточной театральной культуре (1980-е — 2000-е гг.) // VII Междунар. науч.-практ. конф. «Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР: политико-экономические, социально-культурные проблемы». Владивосток, 1—3 дек. 2010 г. — Владивосток, 2010. — С. 36—41 (0,35 п.л.).
  27. Осипова Э.В. Альтернативная эстетика и творческая позиция театра «КнАМ» в театральной культуре региона // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток—Запад: материалы науч. конф. Владивосток, 29—30 апр. 2009 г., 5—6 мая 2010 г. — Владивосток, 2010. — Вып. 16, 17. — С. 64—74 (0,9 п.л.).
  28. Осипова Э.В. Дальневосточный театр, его участие в духовном и эстетическом воспитании детей и юношества // «Проблемы славянской культуры и цивилизации»: материалы XIII международной научно-методичес-кой конференции. — Уссурийск, 2011. — С. 55—61 (0,87 п.л.).
  29. Осипова Э.В. Драматургия Андрея Вампилова в сценической практике дальневосточных театров // В лабиринтах иркутской истории: материалы регион. науч.-теорет. конф., посвящ. 350-летию Иркутска. 25 марта 2011. — Иркутск: «ВСГАО», 2011. — С. 102—109 (0,47 п.л.).
  30. Осипова Э.В. Театральная культура Приморья в период государственного стационирования // Владивосток: история и современность: материалы науч.-практ. конф., посвящ. 150-летию Владивостока. 19 апр. 2010 г. — Владивосток, 2011. — С. 93—100 (0,5 п.л.).
  31. Осипова Э.В. Организационно-творческие проблемы дальневосточных театров в период общественных трансформаций конца XX в. // Россия на Тихом океане. Роль личности в становлении российской государственности и проблемы безопасности: Шестые Крушановские чтения, 2009. — Владивосток: Дальнаука, 2011. — С. 547—554 (0,6 п.л.)
  32. Осипова Э.В. Современная драматургия на дальневосточных театральных сценах // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток — Запад. Владивосток. Материалы научных конференций. Вып. 16, 17. Владивосток, 2011. С. 243-250 (0,6 п.л.).
  33. Осипова Э.В. Современный якутский театр и формирование этнокультур-ной идентичности // Проблемы межэтнического взаимодействия на Дальнем Востоке России: история и современность // Регион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. (23—24 сент. 2011 г.). — Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2011. — С. 262—271 (0,65 п.л.)

В зарубежных изданиях

  1. Osipova E.V. (Осипова Э.В.) Culture and Theatre as Foundation for National Identity in the Russian Far East: Where Europe Meets Asia // Nationalities Papers. — New-York, USA. — V. 33. — № 1. — March, 2005. — P. 59—70 (0,9 п.л.). — Англ. яз.
  2. Osipova E. European and oriental theaters in metacultural space. The 16 Congress of International Union of Anthropological and Ethnological Sciences (IUAES):Paper Abstracts / (Kunming, China / July 27—31, 2009). — V. XII. — P. 40—41. — Multimedia resource on CD-ROM = Осипова Э.В. Европейские и восточные театры в метакультурном пространстве. Тезисы 16-го Всемирного Конгресса международного союза антропологических и этнологических наук [г. Куньмин, КНР, 27—31 июля 2009 г.]. — Т. 12. — С. 40—41[CD ROM] — Англ., кит. яз. (0,1 п.л.).

ОСИПОВА ЭРИКА ВИКТОРОВНА

ИСТОРИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

(вторая половина 1980-х начало 2000-х гг.)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Отпечатано методом оперативной полиграфии в ФГБУН ИИАЭ ДВО РАН

690001, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89

Подписано в печать 17.04.2012 г. Заказ 34.

Формат 60х84 1/16.

Усл.-печ. л. 1,5

Тираж 120 экз.


1 Хренов Н.А. Культурологический аспект художественного процесса XX века //  Современное искусствознание. Методологические проблемы. М., 1994. С. 69—88; Его же. Логика теоретической рефлексии об искусстве XX века: постмодернистская парадигма //  Теория художественной культуры. М., 2000. Вып. 4. С. 17—21; Его же. Культура в эпоху социального хаоса. М.: Едиториал УРСС, 2002; Разлогов К. Теоретическая культурология. М.: Академический проект, 2005; Его же. Массовая культура: спасение или погибель? URL: http://www.kinoword.ru/kinoshkola/master-klassy/massovaya-kultura-spasenie-ili-pogibel/? (дата обращения: 12.09.2011); Налимов В.В. Критика исторической эпохи: смены культуры в XXI веке //  Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика: материалы междунар. конф. М., 1997. Т. 4. Кн. 2. С. 32—39; и др.

2 Глаголев А.И. Экономические отношения в художественной культуре. Западный опыт. М., 1991; Бабич А.М., Егоров Е.В. Экономика и финансирование социально-культурной сферы. Казань, 1996; и др.

3 Московская А.А. Место культуры в общественно-экономическом процессе //  Социальные аспекты экономических преобразований в России. М., 1993. С. 21—45; Карпухин О.И. Социокультурная ситуация как отображение кризиса культуры в российском обществе //  Социально-политический журнал. 1995. № 4. С. 128—137.

4 Дмитриевский В.Н. Социальное функционирование театра и проблемы современной культурной политики. М.: ГИИ, 2000.

5Иванов А.С. Дорога длиною в век. Хабаровск, 1994.

6 См.: Взаимодействие искусств на рубеже веков: материалы науч.-практ. конф. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002; Система искусств в структуре культурного пространства: материалы науч.-практ. конф. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007.

7 Козлов А.Г. Огни лагерной рампы. Из истории Магаданского театра 1930—1950-х гг. М., 1992; Его же. Театр на северной земле. Очерки по истории Магаданского музыкально-драматического театра им М. Горького (1933—1953 гг.). Магадан, 1992.

8 Кузьмина М.А. Это нашей истории строки. Комсомольск-на-Амуре, 1992; Её же. Комсомольск-на-Амуре: Легенды, мифы и реальность. Комсомольск-на-Амуре: Жук, 2002.

9 Шавгарова А.В. Первые сезоны опереточно-драматических трупп на Дальнем Востоке // Музыкальная культура Дальнего Востока. Вып. 1. Хабаровск, 1992. С. 45—54; Её же. Зарождение театральной культуры на Дальнем Востоке (1860—1890-е гг.) // История культуры Дальнего Востока России XVII — начала XX века. Владивосток: Дальнаука, 1996. С. 183—203; Её же. Театральное искусство Хабаровска в начале XX в. (театры фарсов, миниатюр, кабаре) // Культурный облик Хабаровска в XX веке: материалы науч.-практ. конф. Хабаровск, 1999. С. 123—125; Её же. Театральная жизнь Дальнего Востока в годы русско-японской войны 1904—1905 гг. // Записки Гродековского музея. Вып. 13. Хабаровск, 2006. С. 108—113; и др.

10 Шавгарова А.В. Становление и развитие театральной культуры на Дальнем Востоке России (вторая половина XIX — начало XX в.): дис…канд. ист. наук. Владивосток, 2002.

11 Цупенкова И.А. История театральной культуры Сахалинской области: конец XIX—XX вв: дис. ... канд. ист. наук. Владивосток, 2005.

12 Гамалей С.Ю. Государственная политика в области театрального дела на советском Дальнем Востоке: 20-е—30-е годы XX века: дис. ... канд. ист. наук. Хабаровск, 2005.

13 Шавгарова А.В. Из опыта российско-японского сотрудничества муниципального театра пантомимы «Триада» // Культурно-экономическое сотрудничество стран северо-восточной Азии: материалы междунар. симпозиума 18—21 мая 2005 г. Т. 2. Хабаровск: ДВГУПС, 2005. С. 123—128.

14 Попова Н.В. Театры Приморья (ТЮЗ, КТОФ): история и судьба // Векторы культуры Тихоокеанской России. История и современность. Сб. науч. тр. Вып. 1. Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 325—364.

15 Романов Р.Р. Феномен провинциального театра (Экспериментальные площадки Хабаровского края): дис. … канд. культурологии. Хабаровск, 2006.

16 Акулов А.А. Формирование и деятельность военных учреждений культуры и органов печати в войсках Дальневосточного военного округа (1922—1945 гг.): дис…канд. ист. наук. Хабаровск, 2007.

17 Кудиш Е.И. Театральный Биробиджан: историко-документальный очерк. Биробиджан: Биробиджанское изд-во, 1996.

18 Андрей Борисов и Саха театр на рубеже столетия. Новосибирск: Сибирская издательская фирма РАН, 2000.

19 Смекалов Г.Н. Город не может жить без театра // URL: Alexsandrovsk.sakh.ru (дата обращения: 21.01.2012).

20 Островская Г.Я. На сцене и за кулисами. Владивосток: Новая книга, 2001.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.