WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЛУКЬЯНОВА РЕНАТА ЮРЬЕВНА

Исследование электродинамических процессов в высокоширотных областях верхней атмосферы Земли

Специальность 01.03.03 – физика Солнца

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Санкт-Петербург – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет» Научный консультант доктор физико-математических наук, профессор Пудовкин Михаил Иванович Официальные Клейменова Наталья Георгиевна, доктор физикооппоненты: математических наук, профессор, главный научный сотрудник, Институт физики Земли РАН, г. Москва Копытенко Юрий Анатольевич, доктор физикоматематических наук, профессор, директор СПб филиала Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн РАН, г. Санкт-Петербург Намгаладзе Александр Андреевич, доктор физикоматематических наук, профессор, главный научный сотрудник, Мурманский государственный технический университет, г. Мурманск Ведущая организация - Институт солнечно-земной физики СО РАН, г. Иркутск

Защита диссертации состоится 28 ноября 2012 года на заседании диссертационного совета Д 212.232.35 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет» по адресу: СПетербург, Средний пр-т, В.О., д. 41/43, в ауд.304 в 15.00.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Автореферат разослан __ ___________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета к. ф.-м. н. Котиков Андрей Львович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Изучение электродинамики верхней атмосферы Земли на протяжении многих лет является одной из основных задач солнечно-земной физики. Многочисленные исследования показали, что нейтральная атмосфера, ионосфера и магнитосфера должны рассматриваться как единый комплекс, подвергающийся воздействию волнового и корпускулярного излучения Солнца. Топология геомагнитного поля такова, что особенно тесное взаимодействие процессов, контролируемых солнечным ветром, происходит в высоширотных областях Земли. Наклон земной оси, несовпадение географического и геомагнитного полюсов, различия в структуре главного магнитного поля ведут к различиям в ионосферной проводимости противоположных полушарий. Эффективность взаимодействия магнитосферы с солнечным ветром, которая определяется в основном ориентацией межпланетного магнитного поля (ММП), также может различаться в северном и южном полушариях. Геомагнитные возмущения, возникающие в высокоширотных областях, распространяются по проводящей ионосферной оболочке в более низкие широты и по замкнутым силовым линиям земного диполя - в противоположное полушарие. В этой ситуации часто применяемое зеркальное отображение распределения электрических полей и токов из одного полушария в другое является большим упрощением и было вызвано, главным образом, отсутствием необходимых моделей и недостаточным количеством данных наблюдений. Развитие моделей, учитывающих взаимосвязь полушарий, и их применение для решения задач электродинамики верхней атмосферы является одной из целей данной работы. Такие модели позволяют более корректно описывать процессы диссипации солнечной энергии в геосферных оболочках.

Изучение эффектов электромагнитной сопряженности противоположных полушарий и совместное использование данных арктических и антарктических наблюдений входят в перечень основных проблем современных полярных исследований. В частности, этому была посвящена специальная программа «Эффекты межполушарной взаимосвязи в солнечно-земных и аэрономических исследованиях» (ICESTAR), приуроченная к Международному Полярному Году и Международному Гелиосферному Году.

Все это подтверждает, что изучение вопросов электродинамики верхней атмосферы, межполушарного взаимодействия, а также взаимодействия атмосферных слоев между собой, является важной и актуальной проблемой, имеющей большое научное и практическое значение. Актуальность изучения электродинамических процессов обусловлена также тем, что пространственные и временные неоднородности электромагнитного поля в верхних слоях атмосферы Земли, играют важную роль в функционировании современных технологических систем. Например, поддержание работоспособности аппаратуры, установленной на борту спутников, точность определения местоположения объектов с помощью спутниковых навигационных систем, характеристики распространения радиоволн, работа наземных электрических и трубопроводных систем зависят от знания состояния верхней атмосферы на ионосферных высотах, а это состояние в значительной степени определяется электрическими полями и токами, связанными со свойствами солнечного ветра. Получение количественных оценок электродинамических параметров особенно важно в свете развития промышленной инфраструктуры в российской Арктике. Также, все больше появляется доказательств того, что электрические поля магнитосферного происхождения, наиболее интенсивные в высоких широтах, являются одним из звеньев глобальной электрической цепи и могут оказывать влияние на приземный климат.

Последние десятилетия характеризуются интенсивным развитием космических и наземных систем наблюдения за состоянием и динамикой атмосферы, ионосферы, магнитосферы и солнечной активностью. Идет накопление новых экспериментальных данных, требующих дальнейшего осмысления, обработки и интерпретации. В то же время, из-за труднодоступности полярных областей количество приземных наблюдений там до сих пор достаточно ограничено, многие явления все еще изучены недостаточно, и важные вопросы остаются без однозначных ответов. В этой связи развитие координированных арктических и антарктических исследований является актуальной проблемой физики солнечно-земных связей.

Несмотря на достигнутый в последние годы значительный прогресс, связанный с совершенствованием техники экспериментов, требуется развитие обобщающих концепций, к которым относится концепция электродинамически сопряженной двухполушарной системы, в рамках которой исследуются особенности электродинамики северной и южной полярных областей и прилегающих к ним районов. Помимо научного интереса актуальность данной темы определяется необходимостью решать важные практические задачи, связанные с оценкой состояния космической погоды, включаяя ее экстремальные проявления.

Цель и задачи. Целью данной диссерационной работы является экспериментальное и теоретическое исследование крупномасштабных электродинамических процессов в верхней атмосфере Земли, контролируемых солнечным ветром; разработка количественных подходов к описанию системы электрических полей на ионосферных высотах с учетом электромагнитной сопряженности полушарий, а также токов магнитосферного происхождения, возбуждающих эти поля.

Для достижения этой цели были поставлены и решены следующие задачи.

1) Развитие двухполушарной модели конвекции с учетом электродинамической сопряженности полушарий, входными параметрами которой являются реалистичные распределения продольных токов (ПТ), полученные по большой базе данных измерений низкоорбитальных европейских спутников c полярной орбитой Orsted, CHAMP, Magsat.

2) Разработка алгоритмов и программ, адаптирующих современные эмпирические модели ПТ и проводимости для произвольного набора заданных значений параметров межпланетной среды, геомагнитной и солнечной активности и момента времени; улучшение согласованности этих моделей с целью их совместного использования в качестве блоков модели конвекции. В результате модель конвекции реализована в виде программного средства и пригодна как для построения реалистичных глобальных распределений ионосферного электрического потенциала, так и для проведения численных экспериментов при задании независимого распределения ПТ и проводимости.

3) Проведение расчетов систем конвекции, развивающихся одновременно в северном и южном полушариях, при различных сезонах и условиях ММП. Сопоставление результатов с экспериментальными данными спутниковых и радарных измерений. Валидация разработанной модели конвекции по схеме «модель-модель» и «модель-эксперимент». Разработка квази-динамической версии модели. Проведение модельных расчетов временной эволюции траекторий конвекции под действием медленно меняющегося во времени ММП.

4) Количественный анализ особенностей структуры конвекции в северной и южной высокоширотных областях при различной ориентации ММП и сезоне. Оценка изменения разности потенциалов поперек полярной шапки в обоих полушариях при различных комбинациях солнечного зенитного угла и ориентации ММП. Моделирование проникновения электрических полей от высокоширотногоисточника в область замкнутых силовых линий геомагнитного поля и сравнение результатов расчета с данными низкоширотных радарных измерений.

5) На основе моделей, а также радарных и спутниковых измерений исследование и количественный анализ эффектов внутри- и межполушарной асимметрии в картинах ПТ и конвекции, обусловленных такими факторами как азимутальная компонента ММП, солнечный зенитный угол и их комбинация.

Выделение элементов ПТ и конвекции, контролируемых определенным фактором. Оценка межполушарных ПТ.

6) Построение статистической модели смещения границы полярной шапки (ГПШ) под действием ММП по оптическим данным спутника IMAGE.

Анализ динамики границы в различных секторах местного времени во время геомагнитных бурь. Получение характеристик течения плазмы вблизи ГПШ по данным радара EISCAT; получение статистических зависимостей зональной и меридиональной скоростей конвекции от параметров ММП и оценка влияния на них положения ГПШ.

7) Исследование отклика магнитосферно-ионосферной системы на резкие изменения динамического давления солнечного ветра (Pd). Выявление характерной двухфазной вариации трансполярного ионосферного тока и оценка степени усиления конвекции на базе использования высокоширотных геомагнитных индексов. Выявление атипичного низкоширотного геомагнитного эффекта при больших импульсах Pd во время сильных магнитных бурь, который обусловлен высокоширотными ПТ. Сопоставление полярных геомагнитных вариаций и инжекций частиц в магнитосфере при прохождении фронтов высокого Pd.

8) Исследование отклика магнитосферно-ионосферной системы на высокоскоростные потоки солнечного ветра (ВСП СВ) с помощью анализа рядов геомагнитных данных полярных обсерваторий северного и южного полушарий, включая вековые изменения и короткопериодные вариации.

Выделение токовой системы, определяющей отклик на ВСП. Выявление на этой основе событий экстремальных ВСП и их связи с солнечной активностью.

Реконструкция среднегодовых значений скорости СВ в доспутниковую эпоху.

9) Получение соотношений, характеризующих вклад электрического потенциала магнитосферного происхождения в изменение параметров глобальной электрической цепи с использованием измерений вертикального приземного электрического поля в полярной шапке и модельных расчетов потенциала ионосферы, дополненных радарными измерениями, на основе отдельных событий и статистики за несколько лет.

Методы исследования. Основными методами исследования, разработанными и примененными в данной диссертации, являются математическое моделирование, численные алгоритмы, реализованные в виде программных средств, анализ и интерпретация данных радарных, спутниковых, наземных геомагнитных и других измерений.

Научная новизна работы состоит в разработке нового подхода к анализу крупномасштабных электродинамических процессов в верхней атмосфере Земли, при котором адекватно учитывается электрическая сопряженность полушарий, что позволяет рассматривать систему солнечный ветер магнитосфера-ионосфера-атмосфера всего земного шара как единое целое.

Такой подход особенно важен для изучения эффектов меж- и внутриполушарной асимметрии в распределении различных параметров и для оценки взаимного влияния северного и южного высокоширотных источников электрических полей и токов, а также проникновения электрического поля в более низкие широты.

В ходе выполнения работы был получен ряд новых результатов, из которых основными являются следующие:

• Впервые выполнено численное моделирование реалистичных систем конвекции ионосферной плазмы, развивающихся одновременно в электродинамически сопряженных ионосферах северного и южного полушарий, с возможностью учета проникновения электрического поля от высокоширотного источника в область средних широт.

• Впервые для моделирования конвекции использованы карты ПТ, полученные на основе статистической модели ПТ, построенной по данным измерений магнитного поля европейскими низколетящими спутниками с полярной орбитой. Проведенная параметризация моделей по Z и Y компонентам ММП, по уровню солнечной и геомагнитной активности и по величине солнечного зенитного угла позволила использовать их для расчета картин конвекции для произвольного набора входных параметров с высоким разрешением (1 нТл по Bz, By ММП и любой момент времени). Построена квази-динамическая версия модели и рассчитаны траектории конвекции при медленно изменяющемся ММП. Получены глобальные картины конвекции, развивающихся одновременно в противоположных полушариях. Рассчитаны электрические поля высокоширотного источника, проникающие в область замкнутых силовых линий геомагнитного поля. С применением модели определены соотношения между ионосферным электрическим потенциалом и приземным вертикальным электрическим полем, измеренным на полярной ст.

Восток в Антарктике.

• На основе разработанных моделей с помощью метода декомпозиции впервые проведено детальное исследование эффектов межполушарной асимметрии в распределении ПТ и в системах конвекции, обусловленных азимутальной компонентой ММП и солнечным зенитным углом. Дано количественное описание элементарных структур ПТ и конвекции, обусловленных определенным фактором. Получены Построены статистические модели смещения границы полярной шапки под влиянием компонент ММП по оптическим спутниковым данным, и скорости дрейфа плазмы вблизи этой границы по радарным данным.

• Впервые выявлены и детально исследованы характерные особенности двухфазного высокоширотного и аномального низкоширотного геомагнитного отклика на резкие и большие изменения динамического давления солнечного ветра (Pd). Проанализировано влияние фронтов Pd на конвекцию в полярной ионосфере и морфологию инжекций энергичных частиц в магнитосфере.

• Показано, что при экстремально высокоскоростных потоках СВ на спаде солнечного цикла геомагнитно спокойные условия в высоких широтах фактически отсутствуют, что ведет к нарушению плавного векового хода среднегодовых значений вертикальной геомагнитной компоненты в полярной шапке, которые используются для характеристики главного поля Земли.

Выявлено, что токовой системой, ответственной за отклик на ВСП СВ, является западный электроджет. Выявлены годы экстремального усиления электроджета под действием ВСП СВ. Предложен оригинальный метод реконструкции скорости СВ в прошлом по данным полярных геомагнитных обсерваторий.

Достоверность научных положений. Научные положения и полученные результаты основаны на обработке большого объема экспериментального материала и результатах математического моделирования. Их достоверность также подтверждается применением различных методов анализа, использованием для интерпретации результатов наблюдения численных и аналитических моделей. Сделанные научные выводы опубликованы в научных журналах, имеющих высокий рейтинг, и получили международной признание.

Научная и практическая значимость полученных результатов. В работе предложен новый подход к проблеме исследования глобальных электродинамических процессов, происходящих в верхней атмосфере южного и северного полушарий. На основе разработанных методов и моделей в сочетании с использованием экспериментальных данных получены новые научные результаты, расширяющие базу знаний об электромагнитных характеристиках окружающей среды, факторах солнечной активности и космической погоды. К практически важным результатам относятся реализация разработанной модели конвекции в виде программного средства и возможность ее использования для получения реалистичных карт распределения ионосферного электрического потенциала для произвольного набора входных данных. Одновременно можно получить соответствующие карты ПТ и ионосферной проводимости. Построена статистическая модель смещения границы полярной шапки под действием ММП. Предложен новый метод реконстукции скорости СВ по полярным геомагнитным данным.

Количественнные оценки различных параметров, полученные в диссертации, могут быть использованы в получающей всё большее распространение в мире Службе космической погоды.

Научная и практическая значимость выполненных автором исследований подтверждается также тем, что часть работ проводилась при поддержке INTAS-СО РАН (грант 06-1000013-8823), РФФИ (гранты 06-0564311, 09-05-00232-а), NATO (грант PST.CLG.978252), нескольких персональных грантов Академии Финляндии и Национального Центра научных исследований Франции.

Личный вклад. Все результаты, представленные в диссертации, получены автором самостоятельно или при его непосредственном участии в коллективе соавторов. В большинстве публикаций, относящихся к теме диссертации, автор выступал в качестве первого, и ему принадлежала ведущая роль в постановке задачи, поиске путей решения, выполнении соответствующих расчетов и интерпретации результатов.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, семи глав, двух приложений и заключения; содержит 297 страниц, включая 85 рисунков;

список использованной литературы составляет 400 наименований. Каждая глава, начиная со второй, предваряется введением, в котором содержится описание вопросов, которым посвящена глава, дается краткий обзор имеющихся результатов, а также ссылки на соответствующие публикации автора. Основные разделы главы завершаются обсуждением, а в конце главы помещена сводка полученных результатов.

Апробация работы. Результаты, вошедшие в диссертацию, докладывались и обсуждались на научных семинарах СПбГУ, ИКИ РАН, ГЦ РАН, ИСЗФ СО РАН, ИПГ, ААНИИ, Университета Оулу, Обсерватории Соданкюля (Финляндия), Университета Орлеана (Франция) и др. По теме диссертации было сделано несколько десятков докладов на отечественных и международных симпозиумах, конференциях и совещаниях. Автор являлся приглашенным докладчиком на международной конференции COSPAR-2008, Монреаль, Канада; основным конвинером сессии «Эффекты межполушарной сопряженности и вертикальных связей» на Генеральной Асамблее Международного Союза Геодезии и Геофизики (IUGG) 2011 г. в Мельбурне, Австралия.

Основные результаты работы опубликованы в различных научных изданиях, а также докладывались и обсуждались на отечественных и международных конференциях, среди которых:

5, 6 и 7 Ежегодные конференции "Физика плазмы в солнечной системе" 20102012 гг. Москва; EGU General Assembly 2005-2011 гг. Vienna Austria; 25th IUGG General Assemby 2011 Melbourn, Australia; 6-ые научные чтения памяти Ю.П.

Булашевича 2011 г. ИГФ УрО РАН Екатеринбург; Международная конференция "Искусственный интеллект в изучении магнитного поля Земли" 2011 г. Углич; Annual SuperDARN International workshop 2009 Cargese, France;

ESA International SWARM Science Meeting 2009 Potsdam Germany; 11th IAGA General Assembly 2009 Sopron Hungary; International Conference “Global Climate Change and Mechanisms of Adaptation to it” 2009 Moscow Russia;

Международная конференция «Физика внутренней магнитосферы и авроральной области: актуальные задачи и методы их решения» 2010 г.

Москва; 3rd SCAR Open Science Conference 2008 St Petersburg Russia; 37th COSPAR Scientific Assembly 2008 Montreal Canada; International workshop “SuperDARN as a powerful instrument for space science research: Principles, technique, results” 2008 Irkutsk Russia; 6-ая Всероссийская конференция по атмосферному электричеству 2008 г. Нижний Новгород; 24th IUGG General Assembly 2007 Perugia Italy; 13th International EISCAT Workshop 20Marienhamn Finland; International Symposium on Recent Observations and Simulations of the Sun-Earth System 2006 Varna Bulgaria; 7th International School of Space Simulation 2005 Kyoto Japan; 10th IAGA General Assembly 20Toulouse France; 7th International Conference on Substorms 2004 Levi Finland;





International Conference on Space Climate 2004 Oulu Finland; Авроральные явления и cолнечно-земные связи (симпозиум памяти профессора Ю.И.

Гальперина) 2003 г. Москва; 23th IUGG General Assembly 2003 Sapporo Japan;

6th International Conference on Substorms 2002 Seatle USA; Oersted International Science Team conference 2002, Copenhagen, Denmark; COSPAR Simposium “Acceleration and heating in the magnetosphere” 2001 Warsaw Poland; IAGAIASPEI Joint Scientific Assembly 2001 Hanoi Vietnam.

Благодарности. Автор глубоко признателен своему научному консультанту проф. М.И. Пудовкину, который, к сожалению, не смог увидеть окончания данной работы, но чья первоначальная поддержка при обучении в докторантуре СПбГУ оказала большое влияние на последующее развитие старых и появление новых идей. Доброжелательное отношение и ряд ценных замечаний со стороны сотрудников кафедры физики Земли способствовали повышению качественного уровня работы. В ходе совместных работ по моделированию электрических полей автор многому научился у проф. В.М.

Уварова, в содружестве и под руководством которого был начат ряд исследований, нашедших отражение в настоящей работе. Автор благодарен своим коллегам из различных организаций за участие и поддержку на разных этапах проведенного исследования. Очень полезным и стимулирующим было научное общение со многими сотрудниками ААНИИ, ИКИ РАН, ИФЗ РАН, ИЗМИРАН, ИСЗФ СО РАН, ГЦ РАН, ПГИ РАН, ИФА РАН, ИПГ – очень знающими и эрудированными специалистами. Автор признателен своим иностранным коллегам и соавторам, с которыми выполнялись совместные проекты, за их высокую компетенцию и плодотворное сотрудничество, без чего поставленные задачи не могли бы быть решены. Большое стимулирующее влияние на развитие исследований и общее понимание многих вопросов оказала работа в составе Рабочей группы по геомагнитным данным и индексам Международной Ассоциации по Геомагнетизму и Аэрономии (IAGA), председателем которой автор в настоящее время является. Благодарность за поддержку и внимание к работе автор выражает заведующему отделом взаимодействия океана и атмосферы ААНИИ проф. Г.В.Алексееву.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ 1. Развитие и реализация двухполушарной численной модели конвекции ионосферной плазмы с учетом электродинамической сопряженности полушарий; в качестве входных данных в модели применяются реалистичные статистические карты продольных токов, которые получены по магнитным измерениям над ионосферой с помощью современных европейских спутников с низкой полярной орбитой.

2. Результаты моделирования распределения ионосферного электрического потенциала (картин конвекции) в высокоширотных областях южного и северного полушарий для различных условий ММП/временных интервалов; сопоставление с результатами радарных измерений. Оценка вклада электрических полей магнитосферного происхождения в высокоширотную ветвь глобальной электрической цепи на основе соотношений между приземным электрическим полем и ионосферным потенциалом.

3. Физически обоснованное выделение, количественные характеристики и свойства структур продольных токов и конвекции при внутри- и межполушарной асимметрии, обусловленной азимутальной компонентой ММП и солнечным зенитным углом. Результаты расчетов электрических полей от высокоширотных источников, проникающих в область средних широт.Оценка межполушарных продольных токов.

4. Статистическая модель смещения границы полярной шапки (ГПШ) при изменении ММП, основанная на оптических данных спутника IMAGE.

Оcобенности динамики ГПШ во время магнитной бури. Количественные характеристики скорости течения ионосферной плазмы вблизи ГПШ от ММП по данным радара некогерентного рассеяния EISCAT.

5. Результаты исследования отклика электрических полей и токов на резкие изменения динамического давления СВ: морфология высокоширотной геомагнитной вариации и ее связь с системой конвекции. Выявление и физическая интерпретация атипичного низкоширотного отклика на экстремальные события импульсов давления СВ во время магнитных бурь.

6. Способ обнаружения сигнала высокоскоростных потоков СВ в данных высокоширотных геомагнитных обсерваторий и его интерпретация как эффекта усиления западного электроджета. Результаты реконструкции скорости СВ за столетний период.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении сформулированы актуальность, цели и задачи исследования, научная новизна полученных результатов, дана общая характеристика работы.

В первой главе, имеющей обзорный характер, обсуждается роль электродинамических процессов в верхней атмосфере Земли. Рассматриваются основные процессы, определяющие пространственную и временную эволюцию крупномасштабных электрических полей и токов, контролируемых параметрами солнечного ветра и ММП. Подчеркивается, что процессы взаимодействия солнечного ветра верхними слоями атмосферы Земли, к которым можно отнести ионосферу и связанные с ней части магнитосферы, происходят особенно интенсивно в высокоширотных областях. Описываются существующие источники экспериментальных данных об электрических полях и токах на ионосферных высотах, о токах, текущих между магнитосферой и ионосферой вдоль силовых линий геомагнитного поля (продольных токах).

Дан обзор эффектов асимметрии и сопряжения в распределении электродинамических параметров противоположных полушарий.

Обосновывается важность решения задач электродинамики верхней атмосферы с учетом взаимного влияния полушарий. Рассматриваются примеры отклика ионосферно-магнитосферной системы на экстремальные события космической погоды, когда возмущения особенно интенсивны в высокоширотных областях, но проявляются в широком диапазоне широт. Обсуждается концепция сопряженности полушарий в контексте перспектив дальнейшего развития биполярных исследований, которым уделялось особое внимание в период проведения Международного Полярного Года.

…… Глава 2. Моделирование крупномасштабного распределения электродинамических параметров в ионосфере Земли c учетом сопряженности полушарий Во второй главе описываются основные составляющие модели конвекции, подходы к которой разрабатывались в течение ряда лет. За последние годы алгоритмы были развиты в полноценную двухполушарную модель конвекции, параметризованную по ММП, дню года, мировому времени, солнечной и геомагнитной активности, и использующую в качестве входных параметров реалистичные карты продольных токов (ПТ) на основе спутниковых измерений.

Во введении (раздел 2.1) дается обзор существующих моделей конвекции и ПТ и обосновывается важность разработки новой модели. В разделе 2.2 излагается постановка задачи нахождения распределения электрического потенциала посредством решения уравнения непрерывности токов, обеспечивающих магнитосферно-ионосферное взаимодействие, div J = j·sin , где J – интегральные горизонтальные токи, текущие в ионосфере, j - плотность ПТ, - магнитное наклонение. В качестве источника потенциала задается распределение ПТ на верхней границе ионосферы, которая аппроксимируется тонкой сферической поверхностью с интегральной по высоте проводимостью. Принципиальным моментом является электродинамическая связь токонесущих ионосферных оболочек противоположных полушарий. Постановка задачи учитывает это сопряжение ионосфер, а именно, внутри северной и южной полярных шапок (открытые силовые линии геомагнитного поля) процесс растекания интегральных токов описывается своим уравнением непрерывности, с присущим данной шапке распределением проводимости и ПТ, в то врмя как вне области полярных шапок замкнутые магнитные силовые линии земного диполя эффективно выравнивают электрический потенциал в сопряженных точках противоположных полушарий. Постановка граничных условий, отражающих неразрывность общей токовой цепи и выравнивание потенциала на границах шапок, приводит к взаимозависимости распределения электрических полей внутри полярных шапок и влияние обеих шапок на распределение потенциала в среднеширотной области. Проводящая ионосферная оболочка разделена на три области: северная и южная полярные шапки и остальная часть сферы.

Непосредственная связь по потенциалу между шапками отсутствует, в то время как в области средних широт (замкнутые силовые линии) сопряженные точки противоположных полушарий эквипотенциальны. Двумерное уравнение непрерывности интегрального ионосферного тока в сферических геомагнитных координатах ( - коширота, – долгота) решается для северной, южной и среднеширотной областей отдельно, а соответствующие граничнын условия связывают эти три области в единую систему. Краевая задача, основанная на уравнении непрерывности токов, имеет вид div J1 = j1 при div J2 = j2 при – 1 < (1) div J3 = j3 при 1 Граничные условия:

U1(1, ) = U3(1, ) = U2(2, ) J1(1, ) – J3(1, ) = J2(2, ) (2) J3(3, ) =где U, J и j - электрический потенциал, интегральный ионосферный ток и источник в виде радиальной составляющей ПТ в соответствующих областях (=1, 2, 3). Индекс 1 соответствует северной полярной шапке с экваториальной границей на =1; индекс 2 - южной полярной шапке с границей на =2;

индекс 3 – среднеширотной области с границами на =1=2 и =3.

Ионосферная оболочка, разделенная на три расчетные области (показаны серым цветом), схематично представлена на Рис. 1(а). Линии со стрелками обозначают замкнутые и разомкнутые силовые линии геомагнитного поля. Рис.

1(б) иллюстрирует, каким образом границы северной и южной полярных шапок, как бы вложенных друг в друга, совмещаются с границей среднеширотной области. В результате решения задачи (1)-(2) в зависимости от задания проводимости и ПТ в областях =1, 2 могут быть воспроизведены существенно различающиеся в северной и южной шапках распределения потенциала, которые, однако, не являтся независимыми друг от друга и совместно формируют распределение потенциала в области экваториальнее границ шапок. Подробное описание алгоритма расчета дано в Приложении 1.

В разделе 2.3 описываются входные данные для модели конвекции, в качестве которых используются реалистичные статистические карты ПТ, полученные с помощью европейских спутников последнего поколения Orsted, CHAMP, Magsat. Приводятся результаты развития и уточненной параметризации модели ПТ с целью расширения диапазона условий ММП, для которых применима модель, а также достижения более высокого разрешения по компонентам ММП и по времени. В разделе 2.4 дано описание блока расчета ионосферной проводимости, в котором учитываются авроральные высыпания и ионизация солнечным УФ излучением. В разделе 2.описывается реализация модели в качестве программного средства и приведена блок схема программы, позволяющей получать распределения а) б) Рис. 1. (а) Схема расчетных областей на ионосферной оболочке; oбласти =1, и 3 показаны серым цветом; штриховой линией обозначен экватор; линии со стрелками обозначают замкнутые и разомкнутые силовые линии геомагнитного поля; (б) схема, иллюстрирующая совмещение границ северной и южной полярных шапок друг с другом (как вложенные фигуры) и с границей среднеширотной области (общее основание).

электродинамических параметров в глобальном масштабе для заданных значений Bz и By ММП, индексов Кр и F10.7, дня года и мирового времени.

Раздел 2.6 посвящен решению проблемы совместимости распределений ПТ и проводимости, полученных из независимых источников.

В разделе 2.7 для репрезентативного набора входных параметров получены картины конвекции, развивающиеся одновременно в сопряженных полушариях. Далее рассматриваются результаты валидации разработанной модели по принципу «модель-модель» и «модель-эксперимент» с использованием модели Веймера, модификаций модели ИЗМЕМ, комбинации модель-измерения комплекса радаров когерентного рассеяния SuperDARN в двух полушариях (раздел 2.8). В частности, показано, что полученные картины воспроизводят основные особенности конфигурации систем конвекции, контролируемой ММП и ионосферной проводимостью. По такому параметру как разность потенциалов поперек полярной шапки (Ф) в северном июжном полушариях при различной ориентации ММП и сезоне результаты нашей модели отличаются от предсказаний однополушарных моделей на 5-10 кВ в большую сторону. Получено увеличение Ф при переходе от зимы к лету и от By <0 к By>0 в среднем на 15%.

Анализ данных измерений радара некогерентного рассеяния EISCAT на Шпицбергене и сравнение с модельными расчетами приведены в разделе 2.9.

На основе более 100 часов измерений скорости дрейфа ионосферной плазмы были получены зональная ЕЕ и меридиональная EN компоненты электрического поля на широтах 78.5° и 75.3° CGMLat. Суточный ход EN и ЕЕ зависит от знака By ММП. Измерения в условиях By>0 (By<0) дают среднесуточное значение EN=24.3 (-21.9) мВ/м на широте 78.5° и EN=12 (-7.5) мВ/м на широте 75.3°.

Величина ЕЕ примерно в три раза меньше, чем EN. Суточный ход и величина измеренного электрического поля согласуются с результатами моделирования.

В разделе 2.10 кратко сформулированы основные результаты главы, показывающие, что модель адекватно воспроизводит основные особенности распределения электрического потенциала в зависимости от параметров ММП, а также в целом находится в согласии с результатами радарных измерений SuperDARN и EISCAT ESR. Имеютсяя систематические вариации разности потенциалов поперек полярной шапки (Ф) в двух полушариях при заданном ММП, а именно, в солнцестояние Ф в зимнем полушарии превышает Ф в летнем полушарии в среднем в 1.1-1.2 раза. В северном полушарии Ф выше при By<0, чем при By>0, а в южном, наоборот. Сочетание условий By>0/декабрь и By<0/июнь дает самые большие сезонные межполушарные различия в Ф. В равноденствие Ф примерно одинакова в северном и южном полушариях.Результаты подтверждают отсутствие зеркального отображения между полушариями относительно знака Ву ММП, и показывают, что для того, чтобы правильно охарактеризовать глобальную систему конвекции необходимо учитывать совместное влияние ориентации ММП (в основном Ву компоненты) и солнечного зенитного угла.

Глава 3. Пространственные и временные вариации электрического поля В данной главе с помощью двухполушарной модели конвекции рассматривается ряд аспектов пространственных и временных вариаций электрического поля и ПТ. Приведены результаты исследований межполушарной асимметрии, обусловленной изменением солнечного зенитного угла (сезонная и суточная вариация), и результаты расчета проникновения электрических полей, возбуждаемых высокоширотными продольными токами, из полярных областей в более низкие широты. Также описывается квази-динамическая модификация модели в приложении для расчета траекторий конвекции при медленно изменяющемся ММП и приводятся примеры ее использования для трассировки ионосферных плазменных образований.

После введения (раздел 3.1), содержащего краткий обзор, объясняющий важность затронутых тем и полученные ранее результаты, в разделе 3.2 рассматривается суточная вариация по мировому времени (UT) в высоких широтах и ее проявление в распределении электродинамических параметров в сопряженных полушариях. На основе модельных расчетов с использованием статистических карт ПТ получены количественные оценки для суточных вариации разности потенциалов поперек полярной шапки (Ф) в двух полушариях в различные сезоны и при различной ориентации ММП для двух опций. В первом случае плотность ПТ (в предположении, что магнитосфера является источником тока) не зависит от момента UT, который определяет суточную вариацию проводимости. При этом получено, что в равноденствие UT-эффект максимален, и в первую половину суток величина Ф в северной полярной шапке превышает величину Ф в южной шапке, а во вторую половину суток – наоборот. Различия между значениями Ф составляют, соответственно, 20 и 32 кВ. В сезоны солнцестояния UT-эффект выражен слабее, и в течение суток амплитуда Ф не превышает 15 кВ.

Во втором случае введена зависимость плотности ПТ от момента UT, определяющего суточную вариацию ионосферной проводимости от солнечного УФ излучения (т.е. магнитосфера рассматривается как источник напряжения). При этом амплитуда суточного хода Ф не превышает 10%.

Расчеты были проведены для различных комбинаций ориентаций ММП и сезона и показаали, что изменение величины Ф в различные моменты UT подтверждает отсутствие зеркального отображения между полушариями относительно знака азимутальной компоненты ММП и солнечного зенитного угла. Максимальное межполушарное различие по значению параметра Ф (до 10 кВ) наблюдается в утренние часы в солнцестояние (Рис. 2).

Модель предсказывает, что в равноденствие в утренние и вечерние часы UT межполушарное отношение Ф может менять знак, особенно при Ву>0.

Это свидетельствует о том, что для того, чтобы правильно охарактеризовать полную систему конвекции необходимо учитывать совместное действие эффектов зенитного угла и Ву ММП. На основе полученных соотношений проведена коррекция модели ПТ по UT для получения карт ПТ и конвекции для любого дня года и момента UT.

В разделе 3.3 рассматривается проникновение электрического поля от высокоширотных источников в средние широты, где силовые линии геомагнитного поля являются замкнутыми. Для количественной оценки степени проникновения электрического поля, возбуждаемого продольным током, сконцентрированным только в одной полярной шапке, в противоположное полушарие за счет токов перетекания на границах шапок были проведены модельные расчеты, показавшие, что электрическое поле может эффективно распространяться из одного полушария в другое. Так, при межполушарном отношении проводимостей, равном 2 на границе противоположной шапки с более высокой проводимостью, но в которой нет Рис. 2. Суточный ход Ф в северном и Ф южном полушариях (кВ) при различной ориентации ММП для декабрьского солнцестояния (а) и равноденствия (б) (плотность ПТ параметризована по UT) Ф (кВ) источника в виде внешних ПТ, развиваются вихри конвекции с потенциалом в центре, составляющем порядка 10% от потенциала в ячейках конвекции шапки с наличием внешних ПТ. (Рис. 3а) На основе модельных картин конвекции при реалистичных распределениях ПТ показано, что при Bz=-5 нТл на средних широтах электрическое поле в основном направлено в утренние часы на запад и к экватору. Оно максимально в ~6 MLT: на широте 50° (30°) CGMLat, и его компоненты по величине составляют: Е -1 (0.4) мВ/м и Е 0.5 (0.7) мВ/м. В остальные часы MLT поле направлено на восток и к полюсу. Здесьь поле максимально в околополуночные часы, при этом Е -1.5 (1.0) мВ/м на широте 50° (30°) CGMLat. Если на кошироте =20° напряженность поля достигает 2030 мВ/м, то на =50° напряженность становится примерно в 10 раз меньше. В авроральных широтах Е значительно раза превышает Е, тогда как в средних широтах обе компоненты имеют примерно одинаковую амплитуду. Получены долготные профили Е и Е в северном полушарии для условий равноденствия и различных величинах южной компоненты ММП и уровнях геомагнитной активности, указывающие на проникновение конвективных электрических полей на средние широты даже при магнитоспокойных условиях (около 0.мВ/м при Кр=1). В возмущенные периоды картина конвекции в средних а) б) Е Е (мВ/м) (мВ/м) Рис. 3. (а) Распределение потенциала (в относительных единицах) в северном и южном полушариях, когда ПТ задан только в северной полярной области в виде синусоидальной функции, а проводмость постоянна. (б) Меридиональная (Е) и зональная (Е) компоненты электрического поля на кошироте =50° в равноденствие при ММП Bz=0, -5 и -8 нТл, By=0.

широтах приобретает черты, характерные для структуры электрических полей на высоких широтах, что свидетельствует о достаточно эффективном проникновении поля в направлении к экватору. Для трех уровней ММП Bz=0, 5 и -8 нТл соотношение изменения амплитуды Е составляет 0.6:2.9:4.2 мВ/м, а амплитуды Е – 0.5:2.0:3.7 мВ/м (Рис. 3б). Показано, что результаты расчета среднеширотных электрических полей находятся в согласии с результатами радарных измерений.

В разделе 3.4 описывается квази-динамическая версия модели конвекции. Разработана расчетная схема, реализующая модель конвекции в приближении, позволяющем получить траектории, вдоль которых конвектируют порции плазмы при медленно меняющемся ММП. Значения Bz и By ММП задаются в виде кусочно-непрерывной функции с шагом t (t >мин). На каждом временном шаге рассчитываются компоненты электрического поля Е и Е., под действием которых точка движется со скоростью EB. С помощью квази-динамической модели проведена трассировка полярного пэтча, зарегистрированного спутником Интербол на на ночной стороне на высоте 4км. Показано, что пэтч мог образоваться в области дневного каспа при резкой перестройке системы конвекции при смене знака By ММП.

Каждый из разделов главы 3 заканчивается обсуждением, а в разделе 3.5.

дано краткое общее резюме по результатам решения трех поставленных задач, которые были выбраны таким образом, чтобы задействовать возможности модели, выделяющие ее на фоне других существующих моделей конвекции: (*) независимое задание в качестве входных параметров реалистичных карт ПТ и проводимости и (**) учет электродинамической сопряженности полушарий, Была обоснована и введена дополнительная параметризация модели ПТ, которая позволила более корректно рассчитывать картины конвекции для заданных моментов времени суток. Это использовалось при создании квазидинамической версии модели и расчета траектории конвекции при медленно меняющемся ММП.

При учете неоднородности распределения проводимости в противоположных полушариях, обусловленной суточным изменением солнечного зенитного угла, выявляется UT-вариация. При постоянной плотности ПТ в 5 и 17 UT в равноденствие (солнцестяние) межполушарное различие в Ф может достигать 20-30 (15) кВ. В предположении, что магнитосфера является источником напряжения, а не тока, амплитуда суточного хода Ф не превышает 10%, но сохраняется тенденция к изменению соотношения северного и южного Ф в определенные часы UT, которая модулируется ориентацией ММП.

Полученные MLT-профили зональной и меридиональной компонент электрического поля в среднеширотной области показывают, что здесь распределение потенциала контролируется источниками, расположенными в обеих полярных шапках, а также соотношением проводимостей ионосфер противоположных полушарий. В среднем оценка эффективности проникновения поля дает соотношения 1 (0.5) мВ/м на 1 град. широты в ночном (дневном) секторе. Величина напряженности поля, сильно зависит от Bz ММП и геомагнитной активности (рост на порядок при изменении Bz от до -10 нТл и Кр от 1 до 5).

Глава 4. Эффекты внутри- и межполушарной асимметрии, обусловленные параметрами ММП и солнечным зенитным углом В данной главе описываются исследования эффектов изменения конфигурации ПТ и структуры эквипотенциалей одновременно в обоих полушариях, а также внутри одного полушария под влиянием основных факторов, определяющих асимметрию, таких как By ММП и сезонное изменение солнечного зенитного угла. С помощью декомпозиции полных картин были выявлены структурные элементы ПТ и конвективных вихрей, ответственные за появление внутри- и межполушарной асимметрии. Кроме того, на основе статистического анализа оптических данных спутника IMAGE построена модель смещения границы полярной шапки (ГПШ) в зависимости от ММП и рассмотрена динамика ГПШ во время магнитной бури. По измерениям радара EISCAT ESR получены характеристики течения плазмы вблизи границы полярной шапки.

Во введении (раздел 4.1) изложена история развития концепции межполушарных различий в распределении электрических полей и токов, обусловленных азимутальной компонентой ММП. В разделе 4.2 рассмотрены асимметричные структуры ПТ и конвекции, контролируемые By ММП и сезоном. Разделение (декомпозиция) полных картин на элементы, контролируемые определенным параметром, и построение разностных диаграмм по типу «By>0 минус By<0» при постоянстве других параметров позволило выделить элементы, обусловленные только By ММП. Для ПТ получено, что в условиях лета и равноденствия в обоих полушариях ПТ сосредоточен в круге у полюса, а ток противоположного знака, подковообразно вытянутый вдоль широты, расположен на дневной стороне на более низких широтах (Рис. 4). При BZ>0 токи ограничены в околополуденном секторе, а при BZ<0 они растягиваются вдоль параллелей. Система почти симметрична относительно полуденного меридиана. В зимних условиях можно выделить ветвь приполюсного тока кругового сечения, но наиболее интенсивный низкоширотный ток обратного знака занимает область, вытянутую вдоль широты на утренней стороне. В системе конвекции летом и в равноденствие вокруг полюса развивается интенсивный вихрь, контролируемый By. В северной и южной шапках плазма вращается в противоположных направлениях, а значение потенциала в фокусах вихрей в заданный сезон приблизительно одинаково. Зимой в разностных диаграммах появляются два вихря, фокусы которых приходятся на послеполуденные и послеполуночные часы местного времени. В среднем, изменение интенсивности By ММП на нТл изменяет потенциал в центральной части полярной шапки (Up) на 6 кВ. В обоих полушариях в равноденствие и зимой с усилением ММП и его поворотом к северу Up уменьшается, а летом наблюдается тренд обратного знака. Полученные структуры соответствуют концепции межполушарной разности потенциалов, возникающей под действием By ММП.

Рис. 4. Разностные диаграммы по типу “By>0 минус By<0” для ПТ в северном (верхний ряд) и южном (нижний ряд) полушариях для условий равноденствия, и зимнего солнцестояния при Bz>0.

Далее с применением метода декомпозиции карт ПТ и потенциала получены структуры, контролируемые двумя факторами: знаком By ММП и летне-зимней асимметрией проводимости ионосферы. В летнем полушарии элемент ПТ, связанный с By, имеет структуру, состоящую из приполюсного тока кругового сечения и тока обратного направления на дневной границе полярной шапки. В зимних условиях в зависимости от знака By реализуются два различных типа структур: (*) при By<0 это приполюсный ток кругового сечения и обратный ток на ночной границе полярной шапки, (**) при By>0 это токовые слои, вытянутые вдоль широтных кругов ниже 80° MLat, и только небольшая часть тока находится в полуденном секторе полярной шапки.

Соответствующие элементы конвекции состоят из одного и двух вихрей.

Полученные результаты объясняются доминированием одной из двух составляющих электрического поля, создаваемого By ММП.

Структуры ПТ, полученные в результате декомпозиции, позволяют идентифицировать токи, которые текут между полушариями вдоль замкнутых силовых линий, т.е. межполушарные продольные токи (МПТ). Оценки величины плотности МПТ, возникающего из-за сезонной межполушарной асимметрии проводимости, и текущего в ночном секторе из зимнего полушария в летнее дают при By=0 среднюю плотность межполушарного ПТ ~0.1 µА/м2 и полный ток ~104 А. При |Ву|=5 нТл плотность МПТ составляет 0.25-0.6 µА/м2.

В разделе 4.3 рассмотрены характеристики дрейфа ионосферной плазмы вблизи границы полярной шапки по данным радара EISCAT ESR (Шпицберген). Получены статистические зависимости зональной VE и меридиональной VN скоростей конвекции. Измерения показывают, что в большинстве секторов местного времени зональная скорость VE имеет близкую к линейной зависимость от By ММП, возрастая приблизительно на 40 м/с при увеличении модуля By на 1 нТл и меняя направление с «по часовой стрелке» при By>0 к «против часовой стрелки» при By<0. Обнаружена несимметрия скорости VE относительно меридиана полдень-полночь таким образом, что действие By ММП оказывается более эффективным на утренней стороне, чем на вечерней. Утреннее отношение между изменением By и VE приблизительно в1.5 раза (или на 20 м/с/нТл) превышает вечернее (Рис. 5). Эффект частично обусловлен несимметричным смещением ГПШ вдоль утренне-вечернего меридиана под действием By.

Рис. 5. MLT-профиль коэффициента линейной регрессии между By [нТл] и VE [м/с] при Bz<(сплошная линия) и Bz>(пунктир).

В разделе 4.4 по данным изображений аврорального овала со спутника IMAGE построена статистическая модель смещения ГПШ в зависимости от параметров ММП, а также проанализирована динамика ГПШ во время двух магнитных бурь, характерной особенностью которых во время восстановительной фазы был поворот ММП к северу и сохранение стабильных условий Bz>0, By~0 в течение продолжительного времени. С использованием новой базы данных о положении границ аврорального овала по данным измерений спутника IMAGE в 2000-2002 гг. с более корректным определением границ свечения [Longden et al., 2010] были получены статистические оценки широтного положения ГПШ в зависимости от By и Bz ММП. При нулевом ММП в полуденном (полуночном) секторе ГПШ расположена приблизительно 80° (76°) CGMLat. Под действием Bz на дневной стороне происходит наибольшее смещение ГПШ, характеризующееся соотношением 0.45° CGMLat на 1 нТл Bz. В полуночном секторе степень смещения составляет около 0.15° на 1 нТл Bz. Под действием By>0 (By<0) полярная шапка как целое сдвигается на утреннюю (вечернюю) сторону. Степень сдвига вдоль меридиана утро-вечер характеризуется соотношением 0.1° CGMLat на 1 нТл By. Была проанализирована временная эволюция ГПШ при повороте ММП к северу в восстановительную фазу магнитных бурь. Показано, что на дневной стороне граница смещается к северу практически без временной задержки. Ночной границе требуется более 25 часов, чтобы сдвинуться к полюсу на широту, соответствующую значению ММП Bz>0, что свидетельствует о том, что нергия, накапливаемая в хвосте в ходе главной фазы бурь, достаточна для обеспечения основной части затрат на восстановительной фазе. Смещение ГПШ вдоль утренне-вечернего меридиана контролируется, главным образом, By ММП и происходит практически одновременно с изменением знака By.

Раздел 4.5 содержит краткое изложение основных результатов и выводы.

Структурные элементы ПТ, состоящие летом и в равноденствие из приполюсного тока кругового сечения и тока обратного знака вблизи границы полярной шапки (ГПШ), объясняются в рамках концепции о межполушарной разности потенциалов, создаваемой Ву ММП. Соответствующие элементы - окружающие полюса вихри противоположного направления в северном и южном полушариях - выявлены и в картинах конвекции. По статистическим картам ПТ получены оценки высокоширотных межполушарных ПТ (~104 А), перетекающих из зимнего полушария в летнее в (пред)полуночном секторе и обусловленных только сезонными различиями в освещенности полушарий.

Обнаружена несимметрия зональной скорости конвективного дрейфа плазмы и положения ГПШ относительно меридиана полдень-полночь с более сильной зависимостью скорости (т. е. меньшим сдвигом ГПШ) от значения Ву ММП на утренней стороне. На основе базы данных о положении границ аврорального овала по оптическим данным спутника IMAGE за 2000-2002 гг.

построена статистическая модель смещения ГПШ в различные часы MLT в зависимости от ММП. Под действием Bz в полуденном (полуночном) секторе смещение ГПШ характеризуется соотношением 0.45 (0.15)° CGMLat на 1 нТл Bz. Степень сдвига вдоль меридиана утро-вечер характеризуется соотношением 0.1° CGMLat на 1 нТл By. Исследования динамики границы во время геомагнитных бурь показало, что в восстановительную фазу при Bz>ночной ГПШ требуется более 25 часов, чтобы сдвинуться к полюсу, что указывает на величину запасенного в хвосте магнитосферы магнитного потока, превышающую поток поступающий в ходе главной фазы.

Глава 5. Глобальный отклик магнитосферно-ионосферной системы на резкие изменения динамического давления солнечного ветра В данной главе рассмотрены вопросы реакции системы конвекции на приход фронтов высокого динамического давления (Pd) СВ. В отличие от предыдущих исследований особое внимание уделяется морфологии геомагнитной вариации в полярных шапках в области течения трансполярного тока, где эта вариация отражает быструю перестройку системы конвекции.

Специфическая двухфазная вариация впервые выявлена в индексе полярной шапки (РС), который рассчитывается по данным приполюсных станций в северном и южном полушариях. Показано, что фронты/импульсы Pd являются одним из геоэффективных параметров СВ (а при определенных условиях и наиболее геоэффективным параметром хотя и кратковременного действия), благодаря которому увеличивается интенсивность ПТ и конвекции, причем геоэффективность значительно возрастает на фоне южного ММП. Впервые обнаружен атипичный низкоширотный отклик на экстремальные события импульсов Pd в главную фазу магнитных бурь, обусловленный усилением ПТ зоны 1. Также рассмотрены инжекции энергичных частиц на геосинхронной орбите во внутренней магнитосфере и показано, что в отличие от инжекций, характерных для суббурь и наблюдаемых на ночной стороне, инжекции, связанные с Pd, происходят одновременно в широком диапазоне секторов местного времени.

В вводном разделе 5.1 дан краткий обзор выполненных ранее работ по исследованию влияния резких изменений Pd на на состояние магнитосферноионосферной системы.

В разделе 5.2 для оценки интенсивности конвекции используются высокоширотные геомагнитные индексы и на примере отдельных событий показано, что резкое изменение Pd вызывает быструю перестройку конвекции в полярных шапках. Так, при воздействии фронта повышенного Pd характерная вариация РС индекса, отражающего интенсивность трансполярного антисолнечного течения плазмы, состоит из краткого 3 мин предварительного отрицательного выброса (PIPC), за которым непосредственно следует увеличение индекса. Это часто сопровождается аналогичным выбросом в авроральном АЕ индексе. Внезапное понижение Pd вызывает противоположную по знаку вариацию и ведет к появлению положительного выброса в РС и АЕ. Такая структура отклика проявляется как при южной, так и при северной ориентации ММП и обусловлена интенсивными переходными ПТ, текущими в направлении обратном направлению токов зоны 1, а также повыщенной локальной проводимостью из-за высыпаний электронов, связанных со сжатием магнитопаузы. В главную фазу магнитной бури при развитом кольцевом токе отрицательный выброс в РС индексе, обусловленный изменением направления трансполярного ионосферного тока, как правило, не наблюдается. Это может быть связано с магнитным потоком от кольцевого тока, демпфирующим и замедляющим резкое смещение дневной магнитопаузы к Земле, вследствие чего возникающая при сжатии магнитозвуковая волна и высыпания оказываются ослабленными.

Результаты статистического анализа показывают, что во время магнитных бурь линейная связь между проникающим в магнитосферу межпланетным электрическим полем и РС и АЕ индексами нарушается вследствие усиления конвекции под действием импульсов Pd. Наибольшие значения электрического поля, измеренного спутником DMSP в полярной ионосфере, приурочены к периодам прохождения импульсов Pd в главную фазу бури при южном ММП. При этом геоэффективность фронта/импульса Pd зависит нелинейно от величины и направления фонового ММП с наблюдаемым эффектом «насыщения».

Раздел 5.3 посвящен проявлению эффекта резких повышений Pd и сжатия магнитопаузы на геосинхронной орбите во внутренней магнитосфере.

На примере избранных событий показано, что во внебуревые периоды наблюдаются крутые фронты бездисперсных инжекций энергичных частиц, совпадающие во времени с началом PIPC. События Pd отличаются от инжекций, характерных для суббурь, в первую очередь тем, что происходят не локально, а одновременно практически во всех секторах MLT, указывая на принципиальное отличие процессов, связанных с реакцией магнитосферы на импульс Pd, и процессов развития суббури. При развитом кольцевом токе, демпфирующем быстрое смещение магнитопаузы, крутизна фронта инжекций становится более пологой.

В разделе 5.4 показано, что во время главной фазы магнитной бури импульсы Pd, приходящие на фоне южного ММП, вызывают глобальные геомагнитные возмущения, наблюдаемые как в полярных шапках, так и в средне- и низкоширотных областях обоих полушарий. На примере отдельных событий и статистики магнитных бурь солнечного цикла продемонстрировано, что при больших бурях приход импульса Pd на фоне интенсивного ММП южного направления может наблюдаться аномальный геомагнитный эффект, а именно в низких широтах на дневной и вечерней сторонах вместо ожидаемой положительной бухты в горизонтальной Х компоненте геомагнитного поля наблюдается отрицательная бухта. Этот эффект обусловлен экстремальным усилением ПТ зоны 1, магнитный эффект которых на дневной стороне превышает магнитный эффект тока на магнитопаузе, а также проявлением усиления частичного кольцевого тока.

В разделе 5.5 сформулированы основные результаты главы. Показано, что резкие изменения – фронты и импульсы Pd влияют на структуру конвекции в полярных шапках, в целом вызывая ее усиление. На основе анализа геомагнитных индексов установлена морфология двухфазного отклика трансполярного тока на воздействие фронтов повышенного Pd, свидетельствующая о быстром кратковременном (3 мин) изменении направления электрического поля в полярной шапке, предваряющем последующее усилении конвекции. Выявлено экстремальное проявление эффекта импульса Pd в главную фазу магнитной бури, когда глобальные геомагнитные возмущения от высокоширотных ПТ зоны 1 наблюдаются на дневной стороне вплоть до экватора. В этом случае эффект Pd проявляются в виде не положительной, а отрицательной бухты в низкоширотной Н компоненте (и Dst индексе). Результат может рассматриваться в качестве экспериментального подтверждения теории [Siscoe et al., 2002] о замещении тока на дневной магнитопаузе ПТ зоны 1. Выявлены особенности инжекций энергичных частиц при прохождении фронтов высокого Pd, которые в отличие от ночных суббуревых инжекций происходят в широком диапазоне секторов местного времени.

Глава 6. Эффект высокоскоростных потоков солнечного ветра в электродинамике полярных областей В данной главе на основе анализа часовых данных арктических и антарктических обсерваторий дано описание геомагнитного эффекта высокоскоростных потоков солнечного ветра (ВСП СВ), определена токовая система, продуцирующая обнаруженный эффект, выделены годы экстремальных ВСП и предложена реконструкция скорости СВ в доспутниковую эру, точность которой превышает предыдущие реконструкции, основанные на среднеширотном аа индексе.

В разделе 6.1 даны вводные замечания, касающиеся геоэфективности ВСП, а также вклада внешнего поля, которое контролируются параметрами СВ и обусловлено электрическими токами, текущими в магнитосферноионосферной системе, в полное геомагнитное поле. Эти вопросы являются важными в контексте полученных результатов, которые вносят вклад не только в более полное понимание электродинамических процессов, но и в решение смежной задачи корректного разделения внутреннего и внешнего магнитного поля Земли. В разделе 6.2 рассматриваются особенности солнечного цикла 23, на спаде которого зафиксированы наибольшие из когда-либо наблюдаемых значения скорости СВ.

В разделе 6.3 анализируются длинные ряды измерений абсолютных значений геомагнитного поля. В годы ВСП выявлены регулярные вариации в вертикальной (Z) компоненте геомагнитного поля в северной и южной полярных шапках. Проведенный анализ позволяет однозначно заключить, что данный эффект, который может быть связан с различными токами, текущими по квази-круговой траектории вокруг полюсов (среди них ионосферный ток, обусловленный Bу ММП, западный и восточный электроджеты, кольцевой ток, ток в хвосте магнитосферы, ток на магнитопаузе) в случае ВСП обусловлен именно током аврорального западного электроджета (WEJ). Этот вывод также подтверждается изменением горизонтального (Н) геомагнитного поля на авроральных обсерваториях и АL индекса.

Показано, что исключительно интенсивные ВСП в 2003 г. были причиной усиления WEJ и возмущения его спокойного уровня. Эффект экстремального возмущения WEJ проявился в виде нарушения обычно гладкого и медленно меняющегося векового хода Z компоненты геомагнитного поля в полярных шапках обоих полушарий. Подобный, но более слабый, и поэтому не отмеченный ранее эффект в вековом ходе выделен и для других лет ВСП на фазе спада предыдущих солнечных циклов.

Дальнейший анализ наиболее длинных существующих рядов наблюдений в высоких широтах (полярной обс. Годхавн и авроральной обс.

Соданкюля), проведенный в разделе 6.4, показал, что экстремальное событие в солнечном ветре, аналогичное по мощности событию 2003 г., произошло около 60 лет назад на спаде солнечного цикла 18 в 1952 г. (Рис. 6). Цикл, следующий за циклом 18 имел очень высокую амплитуду. Такая эволюция солнечной активности вполне соответствует солнечному магнитному циклу, и теория солнечного динамо (эволюция полоидального и тороидального магнитного поля Солнца) впервые получила экспериментальное подтверждение. В то же время особенности структуры ВСП в конце современного гранд-максимума свидетельствуют об импульсном характере солнечной активности и общем ослаблении магнитного поля.

Рис. 6. Суточный ход параметра Н (разность между наиболее возмущенным и наиболее спокойным уровнем Н) для каждого года за период 1914-2010 гг. на авроральной обс. Соданкюля. Выделены годы ВСП 1952, 2003, в которые наблюдаются наибольшие значения Н в секторе 23-04 MLT.

Для соотношения между среднегодовыми значениями параметров Z GDH, Н SOD и измеренной спутниками скоростью СВ получены характеристики линейной регрессии. Коэффициент корреляции между СВ и Z(Н) составляет 0.78 и превышает другие ранее предложенные коэффициенты. На основе полученных результаров восстановлен достаточно достоверный ряд СВ в доспутниковую эру с 1932 г.

В разделе 6.5 суммируются результаты главы, которые показывают, что ВСП являются наиболее геоэффективным фактором усиления западного аврорального электроджета (WEJ). Установлено, что экстремально мощные ВСП произошли в 2003 и 1952 гг., когда эффект WEJ вызвал даже нарушение плавного хода вековой вариации вертикальной компоненты геомагнитного поля в полярных областях обоих полушарий. Выявленные события интерпретированы в рамках теории солнечного динамо как экспериментальное подтверждение эволюция полоидального и тороидального поля в солнечном магнитном цикле вблизи «гранд-максимума» 1950-60 гг. Предложен способ реконструкции среднегодовых значений скорости СВ по геомагнитным данным полярной обс. Годхавн (с 1926) и авроральным обс. Соданкюля (с 19г.) с высоким (0.78) коэффициентом корреляции между измереннымой и рассчитанной скоростью СВ. Отмечается, что выявление эффекта ВСП СВ в обсерваторских среднегодовых и особенно в наиболее спокойных среднегодовых значениях важно не только в плане изучения токовых систем, но для решения проблемы разделения внутреннего и внешнего поля Земли и построения моделей главного поля. Результаты, полученные в данной главе, имеют также большое значение для долгосрочного прогнозироваиия спорадической активности Солнца и изучения взаимосвязей между мощными эруптивными процессами на Солнце и долговременной эволюцией геомагнитной активности, а также количеством энергии, поступающей в верхние слои атмосферы Земли при экстремальных событиях космической погоды.

Глава 7. Роль крупномасштабных электрических полей магнитосферного происхождения в глобальной электрической цепи Глава посвящена определению роли ионосферных электрических полей магнитосферного происхождения в формировании ГЭЦ, получению новых соотношений, характеризующих связь электрического потенциала ионосферы, возникающего в результате солнечно-магнитосферного взаимодействия, с электрическими полями в приземном слое атмосферы. С помощью ансамбля моделей (модель, изложенная в диссетации, а также модель Веймера и модель/измерения SuperDARN) исследуется связь между приземным электрическим полем, измеренным на ст. Восток в Антарктике, и потенциалом ионосферы непосредственно над точкой наблюдения как на примере отдельных случаев, так и на большом массиве экспериментальных данных.

Во введении (раздел 7.1) дается краткое описание концепции глобальной электрической цепи и ее высокоширотной ветви.

В разделе 7.2 приведены результаты расчетных работ по оценке искажения эквипотенциалей у земной поверхности, необходимого для калибровки и корректного определения истинного значения вертикального атмосферного поля, измеряемого с помощью датчиков различной конфигурации на ст. Восток в Антарктике. Расчеты были проведены с помощью численного моделирования распределения потенциала. Они позволили выбрать способ установки датчика и получить коэффициенты пропорциональности между измеренным и истинным значением атмосферного электрического поля. Коэффициент усиления для мачт: высотой 2.95 м и 0.9 м с выбранной установкой коробки составил соответственно 2.7 и 1.5. Среднее измеренное поле, например, в январе 2006 г. было равно 373 В/м, что соответствовало реальной величине 125 В/м. Данные оценки необходимы для правильной интерпретации результатов наблюдений.

Раздел 7.3 посвящен соотношению между потенциалом ионосферы (Uext) и приземным электрическим полем (Еz). Для повышения достоверности оценки ионосферного потенциала над точкой наземных измерений его распределение определелялось по трем моделям конвекции, основанных на различных подходах. В качестве основной модели, с результатами которой соотносились значения Ez, использовалась модель, описанная в главе 2. Также использовались модель Веймера [Weimer, 1995] (W95) и модель APL SuperDARN вместе с непосредственными радарными измерениями. Для отдельных дней с «хорошей погодой» и наилучшим покрытием области радарными измерениями наилучший коэффициент корреляции R для отдельного дня составил 0.81, 0.80 и 0.88, соответственно по трем моделям. С использованием всего массива среднечасовых данных за 1998-2000 гг. показано, что общая тенденция изменения коэффициента корреляции между Ez и Uext в зависимости от ориентации ММП в плоскости Y-Z GSM состоит в его повышении при переходе от By<0 к By>0. Этот факт, как показывают результаты моделирования, объясняется в определенной степени асимметрией картин конвекции при противоположных знаках By.

В разделе 7.4 изложены основные результаты главы. С использованием трех различных моделей конвекции, включая модель, описанную в главе 2, на примере отдельных дней и на большом массиве экспериментальных данных получен ряд количественных оценок связи между атмосферным электрическим полем, измеренным на ст. Восток в Антарктике, и потенциалом ионосферы над точкой наблюдения. Показано, что для суточных отрезков времени кокорреляция между этими двумя параметрами может достигать 0.9. В целом более высокая корреляция наблюдается в области интенсивных горизонтальных ионосферных полей (с коэффициентом пропорциональности интенсивности поля в ионосфере и на земной поверхности, составляющем ~103), когда станция находится в секторах 10-11 и 13-14 MLT при общей двухвихревой системе конвекции и при By>0. Отмечается, что на основе сопоставления результатов наблюдений и моделирования проведена верификация разработанной модели конвекции относительно независимых экспериментальных данных. На примере выбранных дней получено удовлетворительное согласие ее результатов с результатами модели W95 и SuperDARN. Общий за весь период измерений коэффициент корреляции между Ez и Uext в случае, если последний параметр рассчитан по нашей модели, несколько ниже (0.24), чем если он рассчитан по модели W95 (0.32).

Однако в первом случае регрессионная линия проходит через начало координат, тогда как для модели W95 она смещена примерно на 5 кВ в сторону меньших Uext, что подразумевает некоторое занижение значений ионосферного потенциала.

В Приложении 1 дано подробное описание методики и алгоритмов решения задачи (2)-(3) на сферической поверхности, разделенной на три области. Краевая задача решается итерационным методом, составными частями которого являются регуляризация дифференциальных уравнений, разложения в ряды Фурье с коэффициентами, зависящими только от кошироты, и прогонка для решения системы линейных алгебраических уравнений для коэффициентов Фурье, при этом условия на границах полярных шапок приводят к связности систем уравнений на границах соответствующих областей.

В Приложении 2 приведен полный список публикаций и основных докладов автора по теме диссертации.

Заключение. В процессе работы над решением задач, поставленных в диссертации, были получены следующие основные результаты.

1. Сформулированы подходы к изучению эффектов сопряженности и асимметрии в меж- и внутриполушарном распределении электродинамических параметров при различных условиях, включая глобальный отклик ионосферномагнитосферной системы при экстремальных событиях космической погоды.

Показаны преимущества использования подхода, учитывающего сопряжение полушарий, для создания моделей конвекции и продольных токов и решения задач, связанных с крупномасштабным распределением электродинамических параметров в верхней атмосфере Земли.

2. Развита двухполушарная модель конвекции ионосферной плазмы с учетом электродинамической сопряженности полушарий, входными параметрами которой являются реалистичные распределения продольных токов, полученные по большой базе данных измерений магнитного поля над ионосферой с помощью низколетящих спутников на полярных орбитах.

Решена проблема совместимости распределений продольных токов и ионосферной проводимости, полученных из разных источников с помощью дополнительной параметризации, коррекции, сравнения результатов с другими моделями и валидации по данным радарных измерений. Разработаны алгоритмы и программы, адаптирующие распределения ПТ и проводимости для совместного использования в качестве блоков модели конвекции Модель конвекции реализована в виде программного средства, пригодного для расчетов при произвольном наборе значений задаваемых параметров межпланетной среды (с разрешением 1 нТл по By и Bz ММП), геомагнитной и солнечной активности, дня года и времени суток. Разработана квазидинамическая версия модели конвекции, и рассчитаны траектории конвекции при медленно меняющемся ММП.

3. С помощью моделей при различных условиях проведены расчеты картин конвекции, развивающиеся одновременно в северном и южном полушариях. Решен ряд задач, связанных с описанием пространственных и временных вариаций крупномасштабных ионосферных электрический полей.

Исследовано влияние неоднородности распределения проводимости, обусловленное изменением солнечного зенитного угла, на распределение электрических полей и токов в сопряженных полушариях. Получены количественные оценки для электрических полей, возбуждаемых высокоширотными продольными токами, и распространяющихся в среднеширотную область, где силовые линии геомагнитного поля являются замкнутыми. Показано, что в этой области распределение потенциала контролируется источниками, расположенными в обеих полярных шапках, и в стационарных условиях до 10% электрического поля может проникать из одной полярной шапки в другую. Результаты были сопоставлены с данными измерений дрейфа ионосферной плазмы с помощью среднеширотных радаров и получено удовлетворительное согласие.

4. Исследованы эффекты внутри- и межполушарной асимметрии в распределении электрических полей и токов, обусловленные параметрами ММП и солнечным зенитным углом. С помощью декомпозиции полных карт ПТ и конвекции выделены структурные элементы, контролируемые основными факторами, порождающими асимметрию, а именно, знаком азимутальной (Ву) компоненты ММП и различиями в проводимости ионосферы. Полученные элементы объясняются в рамках концепции о межполушарной разности потенциалов, создаваемой Ву ММП, и продольных токах перетекания.

5. По радарным данным получены количественные характеристики течения плазмы и обнаружена несимметрия зональной скорости конвекции и границы полярной шапки относительно меридиана полдень-полночь. По спутниковым оптическим данным построена статистическая модель смещения границ полярной шапки в зависимости от ММП и проведены исследования динамики границы во время геомагнитных бурь.

6. Исследовано влияние резких изменений динамического давления солнечного ветра на динамику электрических полей и течение плазмы в полярных шапках. В частности, установлена морфология отклика полярных геомагнитных индексов на фронты повышенного и пониженного давления, свидетельствующая об усилении конвекции. Выявлено экстемальное проявление эффекта импульса давления СВ в главную фазу магнитной бури, когда глобальные геомагнитные возмущения от высокоширотных продольных токов наблюдаются вплоть до экватора. Выявлены особенности инжекций энергичных частиц при прохождении фронтов высокого давления, которые имеют ряд отличий от суббуревых инжекций.

7. Обнаружен и исследован геомагнитный сигнал высокоскоростных потоков солнечного ветра (ВП СВ) на спаде солнечного цикла в длинных рядах полярных геомагнитных наблюдений. Показано, что ВП СВ являются причиной усиления западного аврорального электроджета. В вековых вариациях эффект экстремально мощных ВП СВ выявлен в 2003 и 1952 гг.

Проведено сопоставление спорадической активности Солнца и долговременной эволюции его магнитного поля. Предложен способ реконструкции скорости СВ по полярным геомагнитным данным и показаны его преимущества.

8. Проведено дальнейшее исследование роли ионосферных электрических полей магнитосферного происхождения в формировании глобальной электрической цепи. С помощью моделей конвекции получен ряд количественных оценок, характеризующих связь между электрическим полем в приземном слое атмосферы, измеренным на ст. Восток в Антарктике, и потенциалом ионосферы непосредственно над точкой наблюдения как на примере отдельных случаев, так и на большом массиве экспериментальных данных. Подтверждено, что в южной полярной области существует связь между вариациями вертикальной компоненты приземного электрического поля и электрическим потенциалом ионосферы, контролируемым ММП.

Ссылки:

Siscoe G.L., Crooker N.U., Siebert K.D. Transpolar potential saturation: Roles of region 1 current system and solar wind ram pressure // J. Geophys. Res. – 2002. – Vol.107(A10). – 1321. – doi:10.1029/2001JA009176.

Weimer D.R. Models of high-latitude electric potentials derived with a least error fit of spherical harmonic functions // J. Geophys. Res. – 1995. – Vol.100(A10). – P.19595-19607.

Публикации по теме диссертации. Основные результаты работы изложены в нескольких десятках публикаций в отечественной и зарубежной литературе, список которых приводится ниже. В журналах, входящих в список ВАК, за период подготовки диссертации, начиная с 2000г., опубликована 21 статья.

Статьи в журналах, входящих в список ВАК, (в обратном по времени порядке за период 2000-2012 гг.):

1) Лукьянова Р., Козловский А., Динамика полярной границы аврорального овала по данным спутника IMAGE // Космические исследования. – 2012. – (в печати).

2) Lukianova R., Mursula K., Kozlovsky A., Response of the polar magnetic field intensity to the exceptionally high solar wind streams in 2003 // Geophys. Res.

Lett. – 2012. – Vol.39. – L04101, doi:10.10029/2011GL050420.

3) Лукьянова Р., Козловский А., Христиансен Ф. Продольные токи в зимнем и летнем полушариях, обусловленные By ММП // Геомагнетизм и аэрономия.

– Т.52(3). – C.321-329.

4) Лукьянова Р.Ю., Круглов А.А., Франк-Каменецкий А.В. Котиков А.Л., Бернс Г.Б., Френч В.Д.Р. Соотношение между потенциалом ионосферы и приземным электрическим полем в южной полярной шапке // Геомагнетизм и аэрономия. – 2011. – Т.51(3). – С.387-396.

5) Lukianova R., Kozlovsky A. IMF By effects in the plasma flow at the polar cap boundary // Ann. Geophys. – 2011. – Vol.29. – P.1305-1315.

6) Lukianova R., Mursula K. Changed relation between sunspot numbers, solar UV/EUV radiation and TSI during the declining phase of solar cycle 23 // J.

Atmos. Solar-Terr. Phys. – 2011. – Vol.73. – P.235-240.

7) Kozlovsky A., Shalimov S., Koustov A.V., Lukianova R., Turunen T.

Dependence of spectral width of ionospheric F region HF echoes on electric field // J. Geophys. Res. – 2011. – Vol.116. – A07302. – doi:10.1029/2011JA016804.

8) Лукьянова Р.Ю., Козловский А., Христиансен Ф. Асимметричные структуры продольных токов и конвекции ионосферной плазмы, контролируемые азимутальной компонентой ММП и сезоном года // Геомагнетизм и аэрономия – 2010. – Т.50(5). – С.695-706.

9) Lukianova R., Alekseev G., Mursula K. Effect of station relocation in the aa index // J. Geophys. Res. – 2009. – Vol.114. – A02105. – doi: 10.10029/2008JA013824.

10) Lukianova R., Kozlovsky, A., Turunen T. Comparison and validation studies related to the modeling ionospheric convection and the EISCAT observations in the polar cap // Int. J. Geomag. Aeronomy. – 2008. – Vol.7(3). – GI3005. – doi:10.1029/2007GI000169.

11) Lukianova R., Hanuise, C., Christiansen F. Asymmetric distribution of the ionospheric electric potential in the opposite hemispheres as inferred from the SuperDARN observations and FAC-based convection model // J. Atmos. SolarTerr. Phys. – 2008. – Vol.70 – P.2324-2335. – doi:10.1016/j.jastp.2008.05.015.

12) Lukianova R., Christiansen F. Modeling of the UT effect in global distribution of ionospheric electric fields // J. Atmos. Solar-Terr. Phys. – 2008. – Vol.70. – P.637–645. – doi:10.1016/j.jastp.2007.08.047.

13) Lukianova R., Christiansen F. Modeling of the global distribution of ionospheric electric field based on realistic maps of field-aligned currents // J. Geophys. Res.

– 2006. – Vol.111. – A03213. – doi:10.1029/2005JA011465.

14) Лукьянова Р.Ю. Асимметрия распределения электрического потенциала в ионосфере противоположных полушарий // Геомагнетизм и аэрономия. – 2005. – T.45(4). – C.474-479.

15) Лукьянова Р. Ю. Влияние резких изменений динамического давления солнечного ветра на систему конвекции в полярной шапке // Геомагнетизм и аэрономия. – 2004. – T.44(6) – C.750-761.

16) Lukianova R., Alekseev G. Long-term correlation between the Northern Atlantic Oscillation and solar activity // Solar Physics. – 2004. – Vol.224(1). – P.445-454.

– doi: 10.1007/S11207-005-4974.

17) Lukianova R. Magnetospheric response to sudden changes in solar wind dynamic pressure inferred from polar cap index // J. Geophys. Res. – 2003. – Vol.108(A12). – 1428. – doi:10.1029/2002JA009790.

18) Troshichev O.A., Lukianova R. Relation of PC index to the solar wind parameters and substorm activity in time of magnetic storms // J. Atmos. SolarTerr. Phys. – 2002. – Vol.64(5-6). – P.585-591.

19) Lukianova R., Troshichev O.A., Lu G. The polar cap magnetic activity indices in the southern and northern polar caps: consistency and discrepancy // Geophys.

Res. Lett. – 2002. – Vol.29(18). – 1879. – doi:10.1029/2002GL015179.

20) Lukianova R., Troshichev O.A., Galperin Y.I., Jorjio N.V. Reconstruction of the FAC structure along spacecraft trajectory with regard for edge effects of current sheets // Int. J. Geomag. Aeronomy. – 2001. – Vol.2(3). – P.159-172.

21) Troshichev O.A., Lukianova R., Papitashvili V., Rich F.J., Rasmussen O. Polar Cap index (PC) as a proxy for ionospheric electric field in the near-pole region // Geophys. Res. Lett. – 2000. – Vol.27(23) – P.3809-3812.

Другие публикации за период подготовки диссертации (в обратном по времени порядке):

22) Лукьянова Р.Ю., Христиансен Ф. Распределение магнитных и электрических полей магнитосферного происхождения в высокоширотной ионосфере северного и южного полушарий // Материалы конференции.

«Глубинное строение, геодинамика, тепловое поле Земли, интерпретация геофизических полей» Екатеринбург: УрО РАН. – 2011. – 436с. – C.236-239.

23) Лукьянова Р., Мурсула К. Оценка однородности ряда аа индексов геомагнитной активности при смене станций наблюдения // Вестник ОНЗ РАН. – 2011. – NZ5003. – doi:10.2205/2011NZ000105.

24) Lukianova R., Alekseev G. High solar irradiance episode in 2001/2002 and relevant Earth’s climate anomalies // Geophys. Res. Abstr. – 2011. – Vol.13. – EGU2011-677-3.

25) Лукьянова Р.Ю., Мурсула К. Изменчивость индикаторов солнечной активности в циклах 21-23, их особенности в последнем цикле и отклик некоторых климатических параметров // Сб. «Циклы активности на Солнце и звездах». – 2010. – ГАИШ МГУ, Москва– C.153-164.

26) Kozlovsky A., Lukianova R. IMF By effects in the plasma flow at the polar cap boundary // Geophys. Res. Abstr. – 2010. – Vol.12. – EGU2010-8866.

27) Lukianova, R., Christiansen F., The two-hemisphere convection model based on statistical maps of field-aligned current derived from high-precision satellite magnetic field data // Proc. Int. SWARM Science Meeting. – 2009. – Potsdam, Germany, 16-18.06.2009.

28) Lukianova R. Discrepancy in behavior of different solar proxies in cycle 23 // Geophys. Res. Abstr. – 2009. – Vol.11. – EGU2009-11903.

29) Франк-Каменецкий А.В., Лукьянова Р.Ю., Морозов В.М., Барнс Г.

Определение реальной величины атмосферного электрического поля на станции Восток в Антарктике // Труды 6-ой российской конференции по атмосферному электричеству. – 2008. – Нижний Новгород, 1-7.10.2008. – C.232-234.

30) Lukianova R., Kozlovsky A., Christiansen F., Turunen T. Modelling the interplay of IMF By and season on polar cap electrodynamics // Geophys. Res.

Abstr. – 2008. – Vol.10. – 04782. – 1607-7962/gra/EGU2008-A-04782.

31) Lukianova R., Alekseev G., Ivanov N. Statistical characteristics of variability in the long-term records of solar proxies // Geophys. Res. Abstr. – 2008. – Vol.10. – A07111. – 1607-7962/gra/EGU2008-A-07111.

32) Lukianova R., Kozlovsky A., Turunen T. Comparison and validation studies related to the modeling ionospheric convection and the EISCAT observations in the polar cap // Geophys. Res. Abstr. – 2007. – Vol.9. – 03581. – 16077962/gra/EGU2007-A-03581.

33) Аннабаев Р.М., Лукьянова Р.Ю. Развитие модели расчета распределения электрического потенциала в ионосфере // Труды молодежной научной конференции «Физика и прогресс». – 2006. – СПбГУ, Санкт-Петербург.

34) Лукьянова Р.Ю. Обзор современных исследований по проблеме влияния солнечной активности на изменчивость климата» // Труды ААНИИ «Исследование изменений климата и процессов взаимодействия океана и атмосферы в Арктике и Антарктике». – 2006. – Т.447. – C.210-226.

35) Lukianova R., Christiansen F. Modeling of the global Distribution of ionospheric electric Fields based on realistic Maps of field-aligned Currents // Geophys. Res.

Abstr. – 2006. – Vol.8. – 01211. – 1607-7962/gra/EGU06-A-01211.

36) Veselov M.V., Lukyanova R.Y., Zinin L.V. Electron density enhancement events in magnetic flux tubes // Geophys. Res. Abstr. – 2006. – Vol.8. – 09977. – 16077962/gra/EGU06-A-09977.

37) Lukianova, R., Pilipenko V., Neubert T., Christiansen F. Restoration of 2D FAC pattern from the Orsted satellite magnetic data // Proc. 7th Int. Space Simulation School. – 2005. – Kyoto, Japan, 26-31.03.2005. – Р.415-416.

38) Lukianova, R. Effect of the solar wind dynamic pressure pulse at low-latitudes // - Proc. 7th Int. Conference on Substorms / Edited by N. Ganushkina and T.

Pulkinen. – FMI, - 2004.

39) Lukianova R., Troshichev O.A. Magnetospheric response to solar wind dynamic pressure inferred from polar cap index // Proc. 6th Int. Conference on Substorms / Edited by R.M. Wingley. – University of Washington - 2002.

Ранее (до защиты кандидатской диссертации) были опубликованы следующие статьи:

Лукьянова Р.Ю., Уваров В.М., Самокиш Б.А. Глобальная картина ионосферной конвекции, обусловленной DPY и трехслойной MTS системами продольных токов. Численная модель // Геомагнетизм и аэрономия. – 1996. – Т.36(2). – С.28-37.

Lukianova R. Convection systems in the dayside polar cap produced by various patterns of the cusp FACs // Physics and Chemistry of Earth – 1997. – Vol.22(78). – P.751-756.

Лукьянова Р.Ю., Уваров В.М., Самокиш Б.А. Численное моделирование глобального распределения электрического потенциала в ионосфере Земли // Ж. Выч. Матем. и Mатем. Физики. – 1997. – Т.37(7). – С.862-868.

Уваров В.М., Лукьянова Р.Ю. Численное моделирование глобального распределения электрического потенциала, возбуждаемого DPY и MTS системами продольных токов для условий равноденствия и солнцестояния // Геомагнетизм и аэрономия. – 1999. – Т.39(3). – C.62-68.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.