WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УБАЙДОВ ФАЗЛИДДИН АЙНУДДИНОВИЧ

ИСКОННАЯ И ЗАИМСТВОВАННАЯ

ЛЕКСИКА РАННЕГО ТАДЖИКСКОГО ЯЗЫКА

В МАТЧИНСКОМ ДИАЛЕКТЕ

(На основе материалах поддиалекта Нижней Матчи)

10.02. 22. – Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии

(таджикский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Худжанд 2012

Работа выполнена на кафедре таджикского языка Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова

Научный руководитель:        Хасанов Абдужамол Ашрафович,

доктор филологических наук, 

профессор

Официальные оппоненты:        Шокиров Туграл Сироджович,

доктор филологических наук,

профессор, Худжандский филиал

Академии МВД РТ, замначальника

  факультета №4

Кенджаев Юсуф,

кандидат филологических наук,

кафедра таджикского и

арабского языка Таджикского 

государственного университета 

права, бизнеса и политики, доцент

Ведущая организация:        Таджикский национальный

                               университет

Защита состоится «04» мая 2012 года в «15.00» часов на заседании диссертационного Совета К 737.002.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Худжандском государственном университете имени академика Б.Гафурова по адресу: 735700, г. Худжанд, проезд Мавлонбекова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова по адресу: 735700, Республика Таджикистан, г. Худжанд, ул. Ленина, 224.

Автореферат диссертации разослан «31» марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент               Шарипова М. З.

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Исследование структурных и семантических особенностей диалектов таджикского языка предоставляет неоценимый материал для изучения истории таджикского языка. Этот аспект изучения живого народного языка  привлекал пристальное внимание диалектологов. Отсюда, неоценима заслуга исследователей В. С. Расторгуевой, А. Л. Хромова, А. З. Розенфельд, Р. Л. Неменовой, Б. Ниёзмухаммедова, Г. Джураева, А. Хасанова и других в данной области исследования таджикского языка.

Диалект Матчи таджикского языка стал объектом общего изучения в работах известного русского исследователя А. Л. Хромова. Однако до настоящего времени еще остается не освещенным вопрос об общих источниках становления диалектных особенностей матчинского говора. Важность не только синхронного изучения фонетических и грамматических свойств говоров, но и установления их мест в системе говоров, истории их становления, источников происхождения говорных особенностей подчеркивалась ведущими исследователями говоров таджикского языка [14, 3]. Матчинский диалект, будучи одним из говоров  центральной группы таджикского языка, относится к тем диалектам, которые сохраняют в себе наибольшие черты исторического прошлого  таджикского языка. В этом плане большое внимание привлекает лексика данного говора, которая в меньшей степени подвергалась чужеродному влиянию и характеризуется наличием лексических единиц, основа которых восходит к наиболее раннему периоду истории языка. В некоторых случаях в говоре подобные лексические единицы продолжают без изменений или с определенными новациями сохранять признаки наиболее раннего этапа (общеиранского периода) истории языка. Именно это обстоятельство обусловило выбор темы настоящего исследования. Перед исследованием ставится цель выявить особенности, факторы сохранения и функционирования отмеченных лексических  единиц в говоре таджикского языка.

Матчинский диалект подразделяется на два говора, что еще было установлено М. С. Андреевым как поддиалекты Верхней Матчи («Мастчоьи Боло») и Нижней Матчи («Мастчоьи Поён»), он же определяет основные отличительные особенности  названных говоров. Однако к настоящему времени сохранения классических лексических элементов в поддиалекте Нижней Матчи не стала предметом самостоятельного исследования. Исследование и условия сохранения лексических единиц раннего таджикского языка в поддиалекте Нижней Матчи является важной проблемой современного иранского языкознания.

Цели и задачи исследования. Перед диссертационной работой ставится цель исследовать проблему сохранения классических лексических элементов в поддиалекте Нижней Матчи. Цель работы и исследовательский материал определяют следующие задачи исследования:

- определение путей и способов сохранения древних лексических элементов в поддиалекте Нижней Матчи;

- выявление семантических групп лексики классического периода, не подвергавшихся структурному и семантическому изменениям или изменивших форму и содержание;

- определение сохранения старинных лексических значений в структуре групп многозначных слов классического периода в поддиалекте Нижней Матчи;

- изучение влияния определенных фонетических явлений на названные элементы в истории становления данного диалекта.

- выявление факторов и условий сохранения заимствованных лексических единиц в поддиалекте Нижней Матчи;

- лексико-семантический анализ значений слов, не отмеченных лексикографическими источниками средневековья и современности.

Научная новизна исследования. В диссертации впервые на основе разнообразных средневековых источников объектом специального исследования становится проблема сохранение исконная и заимствованная лексика раннего таджикского языка в поддиалекте Нижней Матчи. С целью определения не установленных обстоятельств употребления слов и их языковой принадлежности привлекаются иллюстрированный материал из древнеиранских и среднеиранских языков. В диссертации впервые определяются разнообразные факторы и условия процесса изменения старых лексических элементов в поддиалекте Нижней Матчи, определены их семантические группы, выявлена ведущая роль фонетических явлений в их изменении, отражено преобладание исконных таджикских слов над заимствованиями.

Теоретические основы исследования. При исследовании языкового материала мы основывались на теоретическое наследие таких ученых, как В. А. Лившиц, В. С. Расторгуева, Л.  С. Пейсиков, А. З. Розенфельд, Р. Л. Неменова, О. И. Смирнова, А. Л. Хромов, Мухаммад Джаводи Шариат, С. Айни, Н. Ма’суми, Б. Ниёзмухаммадов, Д. Саймиддинов, Б. Сиёев, М. Эшниёзов, М. Н. Касымова, Т. Максудов, Ш. Исмоилов, Р. Гаффаров, Г. Джураев, О. Джалолов, А. Хасанов, Б. Саъдуллоев и др.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что результаты исследования могут успешно использоваться при изучении проблем исторической диалектологии, истории таджикского языка, лексикологии, исторической фонетики и морфологии, в преподавании курса «История таджикского и персидского языка», а также при подготовке диалектологических словарей.

Методы исследования. Цель и материал исследования обуслови-ли использование сравнительно-исторического, контекстуального, статического, полевого методов, а также методы наблюдения и структурного анализа. При определении территориального распространения говора использовались также методы лингвистической географии. В то же время, задачи настоящей работы потребовали частичного применения метода сопоставления (с литературным таджикским языком классического периода и другими его диалектами).

Источники исследования. В соответствии с целью исследования привлекались источники классического периода и материалы поддиалекта Нижней Матчи таджикского языка. Для отражения процесса структурной и семантической адаптации и изменения лексических единиц использовался материал средневековых и современных словарей. Для сравнения и сопоставления языкового материала использовались лексические данные других говоров таджикского языка.

Основным источником для написания диссертационной работы послужили лексикологические материалы, собранные автором в течение 2006-2011 годов. Пунктами стационарной работы и сборов полевых материалов были селения Нижней Матчи:  Оббурдон, Дашт, Рундж, Пастигав, Хадишахр, Падрох, Виткон, Камодон, Гузн и его окрестности, Сурхкат, Арнохун. Основное внимание при сборе материала уделялось разговорной речи, записи которой велись в непринужденной обстановке повседневной жизни.

Запись материала производилась, основываясь на транскрипционные знаки, примененные  в исследованиях В. С. Расторгуевой и А. Л. Хромова.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры таджикского языка Худжандского государственного университета имени академика Б Гафурова (протокол №8 от 12.05.2011г.) и заседании секции языкознания при диссертационном совете Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова (протокол №3 от 24 декабря  2011 г.) и рекомендована к защите.

Основное содержание диссертации изложено в статьях, опубликованных в научных сборниках и журналах, также в докладах, прочитанных на традиционных научно-теоретических конференциях ученых Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова.

Результаты исследования отражены в 10 статьях автора, приведенных в конце автореферата.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии. В конце каждой главы даются основные выводы. В заключении приведены основные результаты и выводы трех глав работы. Общий объем диссертационной работы составляет 170 страниц компьютерного набора.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается выбор темы диссертации, указывается ее значение и актуальность, сформулированы цели и задачи, описывается материал исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, а также обозначена текстовая её база.

Первая глава диссертации «Исконная лексика раннего исторического периода в поддиалекте Нижней Матчи», состоящая из четырех подразделов, посвящена анализу исконно-таджикских слов, сохранивщихся в поддиалекте Нижней Матчи по сравнению со средневековыми данными без изменений структуры и семантики.

В поддиалекте Нижней Матчи сохранились слова, активно использованные представителями средневековой классической таджикско-персидской литературы, часть из них вышли из употребления, другая часть - редко употребительна или заменена новыми.

Известный диалектолог А. Л. Хромов при исследовании диалекта Верхнего Зеравшана приходит к выводу, что в говоре, особенно в матчинском, представлено значительное количество слов, находившихся в активном  употреблении на достаточно раннем этапе развития таджикского языка [см.: 11, 222-226]. Он же специально подчеркивает место диалекта Матчи в сохранении древних персидских лексических единиц [см.: 13, 84]. Эти высказывания А. Л. Хромова подтверждаются собранным нами значительным фактологическим материалом. Действительно, если обратиться к диалекту Матчи, в частности поддиалекте Нижней Матчи, то в нем можно обнаружить достаточно большое количество лексических единиц, которые использовались в наиболее ранних источниках, но в настоящее время вышли из употребления из сферы литературного языка. 

При сравнении сохраненных в данном говоре слов, часть из которых не употребляется в литературном языке, с лексикой  поддиалекта Нижней Матчи выявляется, что в большинстве своем подобные единицы сохраняют первоначальную форму и значение, или подвергаются незначительным структурным и семантическим изменениям.

Анализ подобных слов в диссертации начинается с раскрытия их содержания, затем приводятся предложения или часть текста из источников в качестве иллюстративного материала. С другой стороны, в диссертации объектом анализа становятся слова, которые под воз-действием определенных факторов подвергались различным изменениям. Исходя из этого они подразделяются на отдельные группы и анализируются в отдельности.

Прежде всего в процессе анализа выявляется частиречная принадлежность исторических слов, с точки зрения которой они подразделяются на подгруппы.

1. 1. Исконно-таджикские слова с сохранением первоначальной формой структуры и значения. Эту часть составляют слова, которые несмотря на продолжительный исторический период употребляются в матчинском говоре без каких-либо изменений, сохраняя первоначальные, исконные структуру и значение. 

1.1.1. Имена существительные. Анализ и сравнение сохранившихся в поддиалекте Нижней Матчи исторических слов без изменения исторических форм и значения показывает, что наиболее  значительную часть составляют существительные. Сюда относятся слова б=рак - «вид пищи, изготовляемый из теста», «пончик»: Ьаррузо а мактаб йатагц б=рак-мо мети-йан – Каждый день в школе дают нам по одному пончику.

Это слово встречается в произведении Абуисхока Ат’има: Бомдодон, ки бувад аз шаби мастим хумор, Пеши ман жуз ыадаьу б=раку пирсир маёр – Раннее утро, когда похмелье от ночного пьянства мною владеет, Не хочу видеть ничего кроме рюмки, пончика и пирсир [10, т. 1, 219];

дала - «рысь»; «дикая кошка, из шкуры которой шьют шубу» [12, т. 1, 315]: Йа ьафта бозай дала мурщо-йи мардум-а бурдсод-ай - Неделя, как рысь ворует кур людей. Это слово встречается также в средневековом классическом языке: С=ъбон даларо захм задц ва бетоыат шудц аз асари заьр - Су’бон ранил рысь и мучилась от действия яда [Авфи - см.: 10, т. 1, 315].

кишта - «сушенные персики и абрикосы без косточек»: Зардолу-ьо-йа кишта кунед-у ба буравет-ун – Очистите абрикосы от косточек, потом можете  уходить. Использование этого слова в творчестве Сузани свидетельствует, что это слово в прошлом  пользовалось в том же значении, в котором оно фиксировалось в поддиалекте  Нижней Матчи: Саног=и туро бе ту дил аз щам, Ба ду ним аст чун амруди кишта - Без тебя у славословляющего тебя сердце из обоняния, Две половинки сущенных персиков и абрикосов без косточек [см.: 10, т. 1, 558]; 

л=с - «ненасытный»: Одам гуфтагц иыыа лусц намекунад-дийа  Достойный человек не должен быть столь ненасытным. Это же значение имеет слово л=с в классическом таджикско-персидском языке: Марди ыонеъ на марди л=с бувад, К-аз тамаъ гурба чоплус бувад - Скромный человек не может быть жадным, корыстолюбивым, Даже кот из-за жадности и корыстолюбия может стать льстецом, подхалимом [Санои - см.: 10, т. 1, 611];

наск - «чечевица»: Да Мачо пештар-о наск олам мешуд, баъде кучид-ем-у умадем, намедунам чц ьол бошад – В Матче раньше хорошо росла чечевица, а сейчас какая ситуация – не знаю. В этом же значении это слово употребляется в языке поэта Х в. Мунджик: Он к-= зи санги хоро оьан бурун кашид, Наске зи кафи = натвон бурун кашид – Тот, кто сумел из гранита вынуть железо, Нельзя изъять из сжатой ладони его чечевицу [10, т. 1, 836];

рада - «строй, ряд, череда»: Духтар-о йа рад-у башгун  йа рад-ба истетун - Стройтесь девушки в один ряд, а парни в другой ряд. Это слово широко используется в «Шахнаме» А. Фирдоуси: Рада баркашида сипоьаш ду мил, Ба дасти чапаш ьафтсад жандапил – Строились в ряд его войска на два миля1

, С левой стороны строились семьсот огромных свирепых слонов [10, т. 1, 42];

шита - «мыльная жижа» [10, т. 2, 592]. Составители «Фарьанги забони тожикц» указывают на употребление данного слова в произведении Савдо: Жомаш=ц ьар кц бо шита кунад, Куртааш м=ьтожи алыундц нашуд – Кто постирает свой халат мыльней жижей, Сорочка его не нуждается в обмылке [10, т. 2, 592]. Наблюдается использование этого слова в поддиалекте Нижней Матчи в двух значениях: 1) «безмерное использование мыла»:Журоб-о-та йагун шита ыатц шу, иыыа собун-а сарф накун, убол-ай! - Постирай свои носки мыльней жижей, не трать так много мыла, грех! 2) «фрукт, выпавший с дерева и испортившийся»: Зардолу-йа натаккун, ки мещалтан-у шита шуд - Не встряхивай  дерево, а то абрикосы выпадут и испортятся.

Далее в диссертации подобным же образом анализируются другие исконно таджикские слова, представляющие наиболее ранний период истории таджикского языка - кафа (остатки колосьев с зернами после молотьбы), лиф (щетка, кисточка; мочалка), пада (бесплодное дерево, вырубаемое на дрова), парвоза (сладости, разбрасываемые на свадьбе), тавора  (перегородка, загородка), тарак (вид халвы), ташт (поднос, посуда), тундур (гроза), тундц (подъем), ьарир (похлебка, заправленная жареной мукой), ч=бдона (лох, джида), шилк (клейкий) и др. По данным источников, отмеченные в диссертации имена существительные широко употреблялись в языке средневековых литературных и других источников.

1.1.2. Прилагательное. Наряду с существительными в исследуемом диалекте сохранились некоторые прилагательные. К сохранившимся в поддиалекте Нижней Матчи древним прилагательным относятся балмариш «длиннобородый»: Да туйи ьамсойа-мо башгун фута доштан, йа мардаки балмариш бурумад-у ьаыоратшун кард-ки - На свадьбе соседа ребята закрыли дорогу машины невесты верёвкой, надеясь получить деньги с жениха. Однако из машины вышел какой-то длиннобородый мужчина и наорал на них. Слово встречается в языке классической литературы: Гар на аблаь бувад, чц хоьад буд, Балмариши дарози рустоц - Если не глупец, придурок, то кто,  тот длинобородый верзила, деревенщина [Рукнуддин – см.: 2, т. 11, 298].

Дабанг - «недалекий умом (дурковатый) и некрасивый мужчина», «верзила»: Йа дабанг ьама-йа гож кард-ай – Какой-то верзила всех терроризирует. Абунасри Насирои использует это слово в следующем бейте: Парвард р=згори дунпарвар, Ьар кужо мардаке дабанг буд – Вырастил презренный мир, Всюду ничтож-ные, дурковатые дылды; корц - «подействовать»: Гап-о-йи домулло кори-ш карди-йан - Слова муллы воздействовали на него. Наблюдается общность всех составителей словарей при толковании данного слова [2, т. 37, 180; 4, 132]. В Х в. в творчестве Рудаки слово употребляется в значении «наиболее выразительное, воздействующее слово»: Гар хор кунад меьтар, корц накунад айб, Чун боз навозад, шавад он дощи жафо сард – Если обижает великий, то не действует оскорбительно, Как окажет ласку радушие, тут же остынет обида [4, 132]; фарнос - «сонливый, сонный»: Хе бача-т-а ги, фарносак-аш гирифт! – Вставай, подними своего ребенка, его клонит ко сну. Слово встречается в творчестве Саида Хасани Газнави: Бидон, ки фитна бихуспад дар ин замона, валек, Зи адли туст, ки боре шудааст дар фарнос – Знай, что интрига и козни  погрузятся в сон в эти времена, однако, Вина в том твое правосудие, которое иногда засыпает [см.: 2, т. 35, 19];

1.1.3. Глагол. Определенную часть сохранившихся лексических единиц в поддиалекте Нижней Матчи составляют глаголы:

Дол гирифтан - скрючиться, скорчиться (Йагун курти гарма-та пуш, бо дол-ат нагирад - Одевайся потеплее, как бы тебя не знобило от холода).

Деххудо в своем «Лущатнома» приводит сочетание дол гаштан, определяя его значение как «сгибаться, нагибаться; склоняться, наклоняться; никнуть», сопровождая его бейтом из  творчества Асади: Замона чист, бингар, чаро сол гашт, Алиф нуыта будц, чун дол гашт – Что такое время, посмотри, почему годы прошли, Был как алиф2 прямым, стал скрюченный как дол [см.:2, т. 21, 122];  ёрастан/ёристан «суметь», «иметь силу и мощь», «осмелиться». Это слово достаточно употребительно в источниках раннего периода, особенно в источниках эпохи Саманидов. В «Таржумаи Таърихи Табарц» слово  «ёрастан» или «ёристан» встречается в формах «наёрам, наёраст, наёрад, ёрад, ёраст» в более 75 случаях, в «Шахнаме» Фирдоуси 131  раз, а в «Маснави маънави» Мавлоно Балхи в спрягаемой форме: ёрастан, наёрастан, ёрам, ёрад, наёрад - 17 раз. 

А. Л. Хромов, рассуждая по поводу инфинитива ёрастан, подчеркивает, что этот глагол в некоторых подговорах Матчи встречается только в отрицательной форме (вай наёрист, ки ьичишун гуд) [11, 222 - 226]. Однако наши материалы свидетельствуют о том,  что ёрастан в нижнем матчинском поддиалекте широко употребляется в обеих формах, как  ёрастан, так и наёрастан: Ман намейорам да шаб берун буром - Я не осмеливаюсь выходить на улицу ночью; полидан - «процеживать, фильтровать, очищать» - восходит к среднеперсидский (пехлевийскому) ply/pldan «очищать», в манихейском среднеперсидский prwd//pry, древнеиранский *para-d-ta «очищаемый» из para-dw-aya (от основы - daw). Деххудо ссылается на язык позанди pldan,  pl-dan и белуджий plny/ plya [2, т. 12, 71]. Баъди гов-а жушидан йабора шир-о-йам полу ба диги кор-о-т-а кун - Завершив доение, сразу же сцеди молоко и занимайся другими своими делами.

Встречается также существительное ширполак, которое образовано от инфинитива полидан и сущ. шир - название сита с очень мелкими ячейками, с помощью, которой процеживают молоко, цедилка: Ширполак-а гир-у шир-о-йа пол - Возьми цедилку и процеди молоко; карожидан «крик домашней птицы после кладки яйца»: Мурщ карожидсод-ай, тез рав-у тухм-а-ша гир, ки бо хурус нахурат-аш – Курица кричит, побеги принеси яйцо, как бы петух не съел его. Это слово в поддиалекте Нижней Матчи обозначает также «заикаться, бормотать»: Чи иыыа карожид-сод-ц, тез-тез гап зан – Что ты бормочешь, говори быстрее.

1.1.4. Наречие. По сравнению с другими частями речи, сохранившие старые наречия представлены в говоре в меньшем количестве.

Зав - «быстрота и мгновенность»: Йа бор ьарду-ьо-тун зав гиред-у то хуни мо ред-у вилсифеди ман-а бийоред – Вы вдвоем бегите ко мне домой, и принесите мой велосипед.

Употребление слова выявлено в «Шахнаме» Фирдоуси: Зи лашкар ьар он кас, ки буд пешрав, Барангехтанд аспу бархост зав - Из войск, кто шел в авангарде, Подняли всадников и  мгновенно встали [см.:2, ж. 26, 522].

Ьиноьин - «быстро, спешно»: Ьамту ьиноьин куштан бечора-йа - Вот так, не разобравшись, поспешно казнили его. Четко отмеченное значение данного слова выявляется в строках Анвари: Бикунад рахна назми ьоли маро, Дар чунин гирудору ьиноьин  - Разрушит стройность моего покоя, В подобной схватке и спешке [2, т. 49, 365].

Яке. Амон Нуров определяет значение слова яке в поэтическом творчестве Рудаки как «вдруг, неожиданно»: Чархи бузургвор яке лашкаре бикард, Лашкараш абри тираву боди сабо наыиб – Его величие судьба собрала войско, Его войско черная туча, а предводитель зефир [см.: 4, 293]. Морро ьарчанд беьтар парварц, Чун яке хашм оварад, кайфар барц - Сколь хорошо бы ты не растил змею, Лишь что-то рассердит её, найдешь наказание, кару [4, 293]. 

Указанное слово в поддиалекте Нижней Матчи известно больше в этом значении: Шаб ыати додар-ам да бурафтан будем, ки йаке а пешомо се саги гуржц давид-у бурумад - Ночью мы с братом шли по улице, вдруг появились три грузинские собаки. Да коркуни будам, йаке бинам, ки мошин бурафтай - Работал,  вдруг смотрю, машина уехала.

В этом говоре не зависимо от исторического развития и выхода из сферы употребления современного литературного таджикского языка сохраняется значительное количество слов общеиранского по происхождению, которые активно употребляются в повседневной речи. Другая группа подобных лексических единиц является общей для матчинского диалекта и  других говоров таджикского языка и даже для диалектов персидского языка и дари. Это обстоятельство отражает  явление распространенности  подобных слов  во всем географическом пространстве Мовароуннахра и Хорасана в средневековье.

Вторая глава - «Сохранение слов с изменениями в первоначальной структуре и значении» - посвящена исследованию особенностей процесса структурно-семантических изменений в исконной форме и значении  исторических слов в поддиалекте Нижней Матчи.

В поддиалекте Нижней Матчи представлены исторические лексические элементы, которые с течением времени были подвержены определенным фонетическим изменениям. Изучая эту проблему, профессор А. Хасанов справедливо отмечает, что «под воздействием внешних и внутренних факторов лексические элементы классического периода приобрели своеобразное обличье, некоторые из них до такой степени отошли от исконных форм, что установление их первоначальной основы требует конкретных лингвистических изысканий» [14, 58-59].

Некоторые слова классического периода в поддиалекте Нижней Матчи подвергались также структурным изменениям, однако, сохранив при этом свое первоначальное значение.

2.1. Сохранение слов с изменением структуры. Собранный фактологический материал показывает, что сохранившиеся в говоре старые слова под влиянием разнообразных факторов подверглись различным изменениям. Некоторые  аспекты этих изменений находят свое освещение в диссертации.

2.1.1. Роль явления чередования в адаптации формы слов. Известно, что чередование - это явление взаимной замены звуков в составе одной морфемы. Известно также, что чередование звуков имеет общую  причину с ассимиляцией, однако между этими явлениями наблюдаются существенные различия. Прежде всего, при чередовании взаимозаменяются разные фонемы, при этом сходство фонем необязательно. При ассимиляции и реализации оттенков фонем, т.е. аллофонов, обязательным является сходство фонем. Во-вторых, чередование фонем обусловлено существованием разных форм одной морфемы и поэтому чередование  имеет место в разных формах одной морфемы.

Сравнение лексики поддиалекте Нижней Матчи с языком источников классического периода показывает, что в части лексических единиц, сохранившихся в поддиалекте Нижней Матчи,  произошли  изменения следующего порядка:

Преобразование «у» в «и». Зулук > зулик «пиявка». Ср.: среднеперсидский (пехлевийский) zl, zalk; древнеиндийский lik,  alk. Вахти обхури иьтийот кун, бо зулик-мулик гулу-т-ба наравад – Когда пьешь воду, будь осторожен, как бы пиявка не попала в горло.

Преобразование гласного «о» в «у» и согласного  «ч» в «с». Моч > мус - б=са - «поцелуй»: Ба жой-и мус йа шаппотц хурдам - Вместо поцелуя получил пощечину. Мус-аш кунам гуфтам, руш-а гардунд – Хотел поцеловать ее, но она отвернулась. Подвергшиеся  изменению  слова  встречаются также в устном народном творчестве: Мусаш кардам да тангиьои лаби дашт, Дасташ шиканад ба гарданам ьалыа нагашт - Поцеловал ее в расщелинах  начала долины,  Но не обняла она меня руками вокруг шеи.

Преобразование гласного «=» в «и». К=з/к=ж > киз  «склоняться»: Пом-а санг зад, киз шудам-у бинам, ки а нохун-и пом хун бурумад-ай - Ногой ударился о камень, склонился и увидел, из под ногтей шла кровь. То киз шудам-у санг гирифтам, ки гирехт  - Пока я склонился и взял камень, он убежал.

Преобразование гласного «и» в «у», «=» в «о» и изменения места  согласных «ш» и «х». Нишх=р > нухшор «объедки корма животного»: Алаф-о-йа нащз жоду накардийетун, гоф-о путун нухшор карди-йан – Вы недостаточно размельчали траву, коровы не смогли полностью разжевать. Употребление этого слова наблюдается в творчестве Анвари: Акнун зи балои бухли ту даь сол аст, То нишх=ри шир мекунад фарзандат – Теперь десять лет как из-за алчности - этой беды, Твой ребенок пережёвывает молоко, как жвачку [см.: 10, т. 1, 858]. 

Преобразование гласных «а» в «у» и «у» в «и». Хашук > хушик  «незаконнорожденный»: И хушик-и дахмас-и дард-и сар-а а гужо овар-дц? – Откуда ты привел этого незаконнорожденного? Ба буй-и и хушик а ьами кор-о-м мунда – Из-за этого незаконнорожденного я пропустил все свои дела.

Слово хашук встречается в творческом наследии Рудаки: Аё балоя, агар коркард пиньон буд, Кунун тавонц боре хашук пиньон кард - Ой чертовка, если совершенное было тайным,  Теперь ты сумей груз недозволенного скрыть [10, т. 2, 473]. 

Преобразование гласного «а» в «у» и согласного «ж» в «ч». Ьаж кардан > ьуч  кардан - «выпрямлять», «поднять»: Ги ин-а йа жо-ба ьуч кун – Возьми это отсюда и подними. Ьуч-аш кун, чи-ба нигаь кардц шистц!? – Подними его, чего ждёшь!?

Слово ьучак  употребляется также в значении «стояние на прямых ногах»: И бача-т-ун ьоли-йам ьучак намеистад? – Ваш ребенок еще не может стоять на прямых ногах?

Преобразование согласных. Специальный раздел диссертации посвящен  различным способам преобразования согласных в структуре классицизма. В работе установлено, что в результате чередования согласных друг с другом происходит изменение фонетической структуры древних иранских лексических единиц.

Чередование «щ» с «ы». Щанж/щунж, щанча > ыанж  «жеманство, кокетство»: Ыанж-у ноз-а-та мерц пеш-и очат-ба кард - Кокетствовать ты будешь возле матери. Синф-и мо-ба йа духтар-а-ки нав умад-ай, ьамиыыа ыанж мекунад-ки – К нам в класс пришла новая девушка, а как она кокетничает.

Замена  «ф» на «б». Фароз > бароз, барозгц – «высокая местность, подъём»: А у барозгц нигаь кунед, мебинет-аш – Посмотрите с той высоты, обязательно уведите. Боло-йи ьаму бароз бурумад-ам-у расо нишеб-а тамошо кардам – Поднялся на ту высоту и долго любовался низиной.

Замена согласного «ш» на «с». Пушк >пуск «козлиный и овечий помёт»: Барраьо-йа ощал кун-у пуск-о-йи ру-йи ьавли-йа тез-тез руб, ки миьмун мебийод - Загони ягнят в хлев и быстро подмети помёт во дворе, гости придут.

Чередование согласного «д» с «р» и гласного  «а»  с  «и». Данд > ринд «то, что высушивает рот человека, наподобие скорлупы граната, хурмы»; «терпкий»: Хурмо ьоли ринд-ай, вай-а ахир-о-йи зимистун-ба мехуран - Хурма сейчас терпкая, его едят в конце зимы. Йа майда хурмо газид-ам, ринд буд-ай – Прикусил хурму, оказывается терпкая. Это слов представлено в произведениях Рудаки: Ыанд жудо кун аз =й, дур шав аз заьри данд, Ьар кц ба охир беь аст, жони туро, он писанд - Отдели плевру с него, избегай отравы бестолкового, Кто в конце окажется лучшим, в душе твоей он должен быть одобряемым [см.: 4, 86].

Чередование согласного «р» с «л». Шарьа-шарьа > шальа-шальа - «кусок, ломоть»: А к=ь ьарра гирифта буд, бин-ам, даст-у по-ш шальа-шальа шуд-и-йан - Упал с горы, смотрю, разбил себе руки и ноги.

В настоящее время это сочетание употребляется в значении «сильно уставший»: Бовар кунед, ганда шальа шуд-и-йам  - Поверьте, очен устал.

Слово шарьа-шарьа  встречается в  «Маснавии маънави» Мавлоно Балхи: Сина хоьам шарьа-шарьа аз фироы, То биг=ям шарьи дарди иштиёы - Грудь разрывается от боли любви, Пока найду объяснение для  боли  искушения.

Чередование согласного «щ» с гортанным согласным «ъ». Щурридан > ъурридан  «ругать, укорять, порицать»: Бобо-ш ъуррид-ан, дига берун-о намебурод – Дедушка отругал его, на улицу выходить не будет.

Таким образом, становится явным, что некоторые древние слова исконноиранского происхождения подверглись адаптации только в результате чередования и замены гласных. Другие замены согласных и гласных, а третья группа кроме чередования звуков подверглись преобразованиям в результате изменения мест согласных и гласных звукового состава лексических единиц, что привело к перестройке структурных форм слов.

2.1.2.  Роль явления редукции  в преобразованиях  формы слов. Под воздействием различных фонетических, лексических и морфологических явлений в составе лексических единиц происходят звуковые и лексические изменения, что обуславливают структурные преобразования. Под термином «тахфиф» понимается звуковые изменения, которые происходят в безударной позиции.

В поддиалекте Нижней Матчи выделяются слова классического периода, которые в течение долгого времени  находились под воздействием  данного явления  и в настоящее время употребляются в речи населения Матчинского района и Горной Матчи в измененном виде. Подвержение  явлению  редукции слова в этом говоре одинаково характерно как для гласных, так и для согласных.

В диссертации подробному анализу подвергаются редукция гласных и согласных второго слога (зиришк < зирк - «барбарис»), редукция первого слога слова и изменение согласного в анлауте (куруг < рук - курица не дающей яйца и не желающей оплодотворяться), редукция звука «и» и чередование гласных «о» с «у» (хозигар < хузгор - «сват»).

Таким образом, в поддиалекте Нижней Матчи явлению редукции или выпадения подвергается определенный ряд слов, под воздействием которого происходят изменения в их структуре, однако в семантической структуре этих слов не произошли изменения, и они употребляются в речи в своем первоначальном значении. 

2.2. Сохранение слов с изменением значения. Анализ и сравнение слов классического периода с лексикой поддиалекта Нижней Матчи доказывает, что некоторые старинные слова в поддиалекте не подверглись формальному структурному изменению, однако изменили  свое значение и в настоящее время употребляются в другом значении.

Акс - в классическом языке это слово было известно в значениях «1. изображение, внешность, отражение, которое проявляется на стекле или на другом предмете, имеющем глянцевую, полированную поверхность; 2. Отсвет, сияние ореол и луч, которые отражаются от поверхности  предмета, имеющего глянцевую, полированную поверхность, а оттуда попадает  на другие предметы; 3. Несогласие, наоборот, напротив, наперекор [10, т. 1, 53].

В поддиалекте Нижней Матчи в настоящее время слово акс употребляется в значении «жадный, ненасытный, скупой»: Шарик-ат акс буд-ай – Твой напарник ненасытный, жадный, алчный. В этом поддиалекте встречается также производное от него слово аксигарц: Аксигарц накун, ъайб-ай – Не будь ненасытным, стыдно.

Калот. Слово калот в словаре поясняется как «маленькое селение, чаще всего подножие горы…» [10, т. 1, 531]. Употребление слова в этом значении наблюдается в творчестве литераторов на начальном этапе развития таджикского литературного языка: Зарродхонаи ту бувад ьаштсад калот, Анборхонаи ту бувад ьаштсад ьисор - Владения твои состоят из восемьсот селений, Склады твои охватывают восемьсот дворцов (Манучехри).

Слово калот в поддиалекте Нижней Матчи достаточно употребительное и обозначает «разрушенный, развалившийся»: Да йа дам бозича-ьо-ш-а калот кард – В один момент разбил свои игрушки. Ма дига ыалам-о-ма бир-и ин-о-ьо намети-йам, калот-шун мекунан – Я не отдам им больше свои карандаши, они поломают их.

Представленные в поддиалекте Нижней Матчи слова классического периода могут встречаться также в устном народном творчестве данного региона: Аз хуна бурумадам ба сад дарду алам, А Пастищави калота ман мебуравам  - Покидаю дом с бескрайней печалью в душе, Ухожу я из Пастигава, разрухой во всем.

В диссертации выявляется также сфера распространенности слов в границах диалекта, а также дается их сравнение с другими говорами таджикского языка. К примеру, слово «kilit» имеет то же значение «разруха» в ванджском говоре [7, 99]. 

Значение слова лода в известном словаре указывается как «глупый, неразумный, дурак, глупец» [cм.: 2, т. 40, 24; 10, т. 1, 602], в котором оно встречается в языке  литературы прошлого: На ки ьар зан дащову лода бувад, Шери нар ьасту шери мода бувад – Не  все женщины бывают глупыми, Львы бывают львами и львицами [Авхади-ниг.: 10, т. 1, 602].

В  «Таджикско-русском словаре» при объяснении слова «танбал» приводится русское соответствие «лодырь» [3, 380]. Известный русский лексикограф С. И. Ожегов сопровождает его отметкой  диал. и поясняет его как  «бездельник» [5, 330]. На наш взгляд, слово  русское лодырь и таджикское лода имеют сходство по происхождению, таджикский и русский языки как языки индоевропейской семьи проявляют в данном случае общность по наследованию лексических единиц прошлого.

Слово лода до настоящего времени сохраняется в поддиалекте Нижней Матчи. Матчинцы используют его в значении «бездельник, слоняющийся без дела»: Бача ки лода шуд, рузи додо оча-ш-намози шум – Если ребёнок стал бездельником, плохо от него станет родителям. Бир-и ин-ам йагун-жо кор-пор йоб-етун, то кай-а худ-и лодаьо ред-ред мегардад!? – Для него тоже найдите работу, до каких пор он будет бездельничать, и слоняться по улицам!?

Чархушт. Как отмечают составители словарей, это слово в прошлом  обозначало «резервуар из жжёного кирпича для выжимания виноградного сока» [2, т. 15, 159; 6, 39; 10, т. 2, 529]. Рудаки использует это слово в следующем контексте: Ин тещ на аз баьри ситамгорон карданд, Ангур на аз баьри набиз аст ба чархушт - Этот орудие сделали не для тирана, Виноград не для вина в чархуште.

В современных условиях развития и достижения технологии обработки винограда чархушт времени Рудаки вышел из употребления, однако слово, обозначающее его, в особых оттенках значения сохраняется в поддиалекте Нижней Матчи. В регионе специально вскопанное в земле место, куда кладут большой котел при общих традиционных сборах, называется чархушт: Ду-се бача йа руз пеш а туй меби-йон-у пи чархушт-а канд – Два-три парня за день вперед пришли подготовить место для котла. Замин ыарщ буд-ай, чархушт кандан намешад – Земля каменистая, нельзя копать место для котла.

Кроме того, подставки для котла из металлической посуды также именуется чархушт: Чархушти маърака-йа а мачид биёорет-ун – Принесите подставку для котла  из мечети. Йагун тарактор йобед-у чархушт-а гиреду баред – Найдите трактор и отвезите подставку.

Подобным же образом в поддиалекте Нижней Матчи функционируют слова калаф (следы на Луне > слабо развитый ребенок), користон (место работы > война), лунгц (набедренная повязка, которую надевали при входе в баню или при купании > одежда, все, что можно одевать, специальная простыня, которую используют в парикмахерской), мащзц (халва из зерен > часть одежды), мазанг (цыган > льстец, подхалим), ол (красный > цель, мишень// меткий), ож (кости слона > высокий, высокого роста, рослый), панжак (груда камней, которые использовал караул для отражения нападения; камни для катапульты > игра в камешки, подбрасывание и ловля пяти камешков), пахчак (вид похлебки, которую изготовляют из тонких кусков теста, сваренных в воде > мало, ничтожно), тарг (шлем, каска > верхняя часть головы, вены головы),  чак (доказательство > надел земли), човидан (крик погонщика > смесить муку и воды, чтобы приготовить теста) и др. Если некоторые слова нижнего матчинского поддиалекта в определенной степени эквивалентны в значении исконным, то другая часть в целом далеко отошла от первоначального значения, развив новое значение. Подобная ситуация возникла в связи с тем, что предметы, объектом названия которых служили слова, вышли из употребления или с течением времени, развитием новой техники и технологии  стали непригодными для употребления.

Слова классического периода в поддиалекте Нижней Матчи иногда употребляются во всех значениях, а иногда - в одном. В отдельных случаях они употребляются не в отдельности, а сохранились только в составе сложных слов или словосочетании. Приобретав новые оттенки значения и сохранив старое, слова в говоре употребляются в обоих значениях. Некоторые слова, подвергшиеся лексическому изменению, образуют при помощи суффиксов новые слова, что приводит ко вторичному изменению лексического значения.

Третья глава диссертации «Сохранение старых заимствованных слов в поддиалекте Нижней Матчи» посвящается анализу старых заимствованных слов, сохранившихся в поддиалекте Нижней Матчи. 

Известно, что лексический состав языка обогащается различным образом. Эта закономерность касается и развития словарного состава литературного таджикского языка. Заимствование слов из родственных и неродственных языков является одним из основных путей развития языка. Заимствование характеризует не только литературный язык, оно проникает также в говоры и диалекты, так как источником изменения и развития говоров и диалектов, как и в литературном языке, выступают заимствования слов.

Заимствованные слова настолько сильно адаптированы в словарном составе диалектов таджикского языка, что  носители языка даже не подвергают сомнению исконность их происхождения

3.1. Сохранение форм согдийских заимствований. Известно, что Согдиана как один из центров становления культуры таджикского народа была расположена в бассейне рек Заравшан и Кашкадарьи, жители которых говорили на согдийском языке. Основанием для подтверждения этих слов служат  согдийские документы горы Муг, в которых идет речь о древних селениях Матчи - Мартушкат (Мадрушкат), Говинк (к/fw''nk-Щувинд) и Рундж [см.: 8, 249; 9, 38, 52-53, 107].

Согдийский язык долины Зеравшан был еще живым в эпоху Рудаки и это время названо периодом согдийско-таджикского двуязычия [cм.:1, 131; 12, 27-31]. Населения Матчи  как и другие согдийцы в X век перешли из согдийского языка на персидский дари [cм.:1, 132].

Слова согдийского происхождения в поддиалекте Нижней Матчи сохраняют то историческое значение, в котором употреблялись в произведениях Рудаки и других деятелей литературы последующего поколения. В качестве примера служат следующие слова:

Зой [z y] - (земля): И замин-о ьамту зойоб мундан - Эти земли остались высыхать без воды. Ьайф-и ьамиыа замин зойок-шун мунди-йан – Жал, что оставили столько земли непросеянными; коза [kzkh согдийский буддийский, kys - согдийский - хотанский] (маленький дом, домик): Кози ору-ба об чошид-ам, ьама-ш мурдан - В осиное гнездо брызнул водой, все вымерли; олущда [*rude]  (злой, забияка,  драчун): И гап-о-ш-а шунидам, ьамиыыа олущда шудам, ки ага да пешам мебуд, чико-ки-ш мекардам-дийа - Услышав его слова, настолько разозлился, что если бы он был рядом, не знаю, чтобы сделал я с ним; осущда [asuda (<*=suxta=ta)] (недогоревшие, истлевшие дрова): Осухта-йа а пеш-и оштун гир - Убери недогоревшее полено от очага; палонж  [pann] (жёны многожёнца (по отношению друг другу), соперница): Палунж-и духтар-тун касал буд-ай - Соперница твоей дочери заболела. Келини Ыурбун ба палунж-аш кард-ай ыийумат - Невестка Курбана каждый день ссорится со своей соперницей; шах [x- согдийский  (твердый), - буддийский  (скала, горное место)]. Круг использования слова шах в поддиалекте Нижней Матчи достаточно широк, проявляя следующие значения: а) крепкий, сильный (в отношение человека): И бача  ба гуштингирц ьамиыа  шахай-ки - Этот парень достаточно крепок в борьбе;  б) сухой, твердый,  предмет, вода которой испарилась: Нун-о путун шах шуди-йан - Лепешки очерствели; в) гора, обломок: Ыариб а боло-йи шах щиндир гирифта будам - Чуть ли не упал с поверхности скалы.

В данном поддиалекте встречается также составной глагол шах шудан, который обозначает «замёрзнуть» (Да сармо-йи берун шах шудам - На морозе совсем окоченел) и «удивился» (И кор-аш-а дидам-у да жом шах шудам - Увидев подобный поступок его, я остолбенел). Из содержания обоих предложений выясняется, что глагол  шах шудан в обоих случаях обозначает «остолбенеть». 

Орухсида [ r x s] - «быть жадным, алчным». Это слово в данной форме и значении встречается в «Муыосид-ул-лущаь»: Ьаы Таоло душман дорад аьли хонаи орухсида ба г=шт х=рданро - Сам творец ненавидеть, члены семьи  жадных [6, 34].

Анализируемое слово в поддиалекте Нижней Матчи встречается в форме олухсида в значении «нетерпеливость при получении еды, желании чего-то»: Хе занак бийо, ки лулак олухсида шуд  – Вставай жена, а то ребёнок возникает от недоедания.

Варщ [bar, var (новоперсидский), varj// vra// varjati (санскрит)] «запруда, которую сооружают из доски,  веток,  травы и др.»: Варща рос кун, об тийем - Приведи в порядок запруду, нужно полить землю. 

Слово встречается в произведениях Рудаки: Об ьарчанд бештар нир= кунад, Банду варщи сустбуда барканад – Вода, если наберет силу, унесет запруду  и дамбу [10, т. 1, 226].

Большинство сохранивших в говоре согдийских слов используются без изменения формы значения. Хотя установлено, что  использование согдийских слов в речи жителей Горной Матчи наблюдается сравнительно больше, чем у жителей района Новой. Это обстоятельство особенно явно при наименовании растений, орудий хозяйства, специфичные для Горной Матчи. 

3.2. В диссертации объектом анализа становятся также арабские заимствования. В лексике данного говора значительную часть составляют заимствования из арабского языка. Арабские заимствования в лексическом составе поддиалекте Нижней Матчи в течение долгого исторического пути функционируют также как важная  часть всего богатства лексики языка. Это обстоятельство  свидетельствует о том, что арабские заимствованные слова в целом содействуют раскрытию истории развития  языка.

Собранный материал показывает, что большинство встречающихся в матчинском говоре арабских заимствований, активно использовались в источниках раннего исторического периода. Часть из них, к настоящему времени не известны носителями других говоров, даже некоторым диалектам центрального говора таджикского языка. Далее в диссертации выявляются взаимоотношения арабской лексики, сохранившейся в говоре, со средневековыми источниками.

При анализе заимствованных арабских слов поддиалекте Нижней Матчи выявляются слова, которые подверглись звуковым, структурным и лексическим изменениям, однако большая их часть сохраняются до настоящего времени без каких-либо изменений в говоре данного региона. В качестве подтверждения обращаемся к следующим словам: ыаввода ( ) - доносчик. Ьа ыаввода-йе, да йа дам сад гулах-а алов мемунц-а!  - Эй, доносчик,  за один миг перессорил всех; махлас () - избавление. Обдорц дар дилам зад, йа дам жунам махлас йобад, гуфта шаьр умадам – Мне надоело поливание и чтобы проветриться, пришёл в город; сиёы () - порядок; образ, способ; метод, манера. Ба и сийоыам кор кардан мумкин не-дийа – не надо работать таким образом; соиыа () - тужа, сильный мороз: Да и хунуки соиыа ьижжо-йам рафтан намешад – В эту стужу нельзя и выйти из дома.

3.2.1. Сохранение арабских слов с изменениями формы. В речи носителей исследуемого поддиалекта встречаются арабские заимствования, которые подверглись изменениям формы. Сюда относятся слова щоят () > щойти - отрезок времени (унщойти додо-т да ьойгуйи-т будан - Несколько минут назад отец звал тебя), шаыиыа () > шаыыа - сумасшествие (Ин-а тез-тар-ак табобат кун-ет-ун ки шаыыа шад, ба хут-о-ьо-тун-ба ыин - Быстрее вылечите его, не то с ума сойдет, вам же станет плохо ).

3.2.2. Использование слов с определенным изменением формы

В поддиалекте Нижней Матчи встречаются случаи использования старых арабских слов с определенным изменением лексического значения. Старое значение слова шуыыа ( ) «кусочек чего-то, кусок материи» [10, т. 2, 607], в говоре обладает значением «уголок, угол»: Йа шуыы-и куча-ба шиста буд – Сидел в сторонке.

3.3. Арабизмы как компонент составных именных глаголов в поддиалекте Нижнего Матчи. В глагольной лексике поддиалекте Нижней Матчи в качестве именных компонентов становятся такие арабские слова, которые несут основную семантическую нагрузку и что не встречается в таджикском литературном языке. В матчинском говоре в конструировании составных именных глаголов велика роль вспомогательных глаголов бастан (ыавз бастан - страдать задержкой мочи); дидан (щадр дидан - невзлюбить); кардан (биьил кардан - простить), (мащлата кардан - поднять крик); додан (завы додан – смеяться); рафтан (ьадар рафтан - гибнуть) и др. В составных глаголах в некоторых случаях арабские компоненты в именной части фонетически или морфологически определенным образом изменяются.

Таким образом, в поддиалекте Нижней Матчи кроме исконных таджикских слов также выделяются заимствование из согдийского, арабского и других языков. Несмотря на то, что соотносительно с исконными таджикскими словами староарабские количественно меньше, однако они образуют важную часть лексического состава матчинского говора. Как и исконнотаджикские слова они также подвергаются звуковым и грамматическим изменениям. В то же время подобные изменения по сравнению с таджикскими словами в заимствованиях из арабского языка значительно меньше. Старые заимствования из арабского в поддиалекте Нижней Матчи используются не только в отдельности, но и употребляются в качестве именного компонента составных глаголов.

В диссертации в конце каждой главы дается краткое заключение.

В заключении излагаются основные выводы диссертационной работы. Из анализа и сравнения лексики поддиалекте Нижней Матчи с языком источников классического периода выясняется, что говор в лексическом составе сохраняет большую группу слов более раннего периода. Некоторые из них в таджикском литературном языке вышли из употребления. Наибольшую часть их составляют слова, сохранившие первоначальные формы и содержания.

Основным фактором сохранения исконных слов классического периода в лексике матчинского говора является то, что население данного региона не имели тесные связи с другими языками и говорами таджикского языка. За исключением двух-трех русских, которые во времена Советского Союза были посланы в дальний район Таджикистана на работу, в Горной Матче люди других национальностей не проживали. В истории Горной Матчи никто не помнит, чтобы там жили узбекоязычные. Поэтому в составе лексики говора Матчи тюркские слова составляют не значительную часть. Эти единичные слова в речи местного населения проникли после переселения народа в долину Дилварзин. Эти же слова находятся в употреблении в речи почти всех других говоров таджикского языка.

Среди частей речи, в наибольшей степени, сохранившие свои исконные формы и значения без изменения, выделяются существительные, затем глаголы, а далее располагаются прилагательные и незначительная часть наречий.

Большинство старых слов в поддиалекте Нижней Матчи используются со значительными фонетическими изменениями. Некоторые из них в результате подобных изменений настолько отошли от первоначальной структуры, что трудно установить их исходную форму.

Анализ и сравнение показывает, что в данном говоре выявляются также случаи, когда под влиянием воздействия определенных фонетических явлений происходят различные изменения в форме целого ряда лексических единиц.

Часть слов классического периода поддиалекте Нижней Матчи не отмечены в словарях-фархангах, хотя они использованы в источниках средневековья. Другая группа слов под влиянием лингвистических и экстралингвистических факторов подвержены изменениям в семантическом аспекте. Какая-то незначительная часть используемых в говоре лексических единиц эквивалентны исконному значению, другая постепенно отошла от первоначального значения, сформировав новое значение. Некоторые слова, используемые в измененном значении, в говоре образовали новые слова при помощи суффиксов (акс, аксигарц). Они также используются в измененном по семантике  виде.

В дополнении к исконным значениям исторические слова в поддиалекте Нижней Матчи развивают новые оттенки значения и функционируют в обоих значениях. В эту группу входят слова «шита» (1. крошки мыла, 2. испорченный выпавший фрукт), осидан (1. покоиться, отдыхать;  2. использовать, извлекать пользу), карожидан (1. крик домашней птицы после кладки яйца, 2.заикание), зулик (1. вид растения, 2. пиявка), зирк (1. барбарис,  2. слишком, чересчур кислый).

В поддиалекте Нижней Матчи иногда реализуются все значения слова, в других случаях только одно из них. Иногда слова употребляются не в отдельности, а в составе сложных слов или словосочетаний.

В этом поддиалекте имеются некоторые исторические слова (ч=бдона), которым в других говорах соответствуют заимствованные лексические единицы (жигда).

Некоторые исторические слова в поддиалекте  Нижней Матчи развили варианты: хозигар, хузгц, хузгор, ьежибц и завчц. Часть подобных слов еще в древнеиранский период (древнеперсидский и авестийский), а также среднеиранский период (пехлеви и согдийский) были широко употребительны. Группа представленных в поддиалекте Нижней Матчи исторических слов являются общими для всех говоров таджикского языка, даже персидского языка Ирана и дари Афганистана: бурак - пончик, навардан - вал в ткацком станке, обмотка, деревянное устройство, на которое обматывают материю (в Бухаре), гож - дурак; глупец; простофиля, якандоз - узкое ватное одеяло для подстилки на полу, на которой сидят, яла - открытый, не запертый (некоторые северные диалекты таджикского языка), карафс - сельдерей (kraf Вандж), карсон - корыто (Дехнав Сурхандарьи Республики Узбекистан), л=с ненасытный, дабанг - недалекий умом и некрасивый мужчина, верзила (Афганистан), тундур - гроза (тъндар южный диалект таджикского языка), ёро - отвага, смелость (диалект Ромит), лунгц - набедренная повязка, которую надевали при входе в баню или при купании, алащда - разгневанный (Самарканд), човидан - смесить тесто (Каратегин), ос=хта – кочерга, истлевший (Исфара). Часть из этих слов активна в употреблении не только в других говорах, но и  в других современных иранских языках (поидан ягнобский - poyak).

Некоторые слова, используемые в исторических источниках и поддиалекте Нижней Матчи в специфических формах употребительны в других индоевропейских языках (ср.: матчинский лода, русский  лодыр).

Некоторые исторические слова в поддиалекте Нижней Матчи в измененной форме выделяются в составе сложных слов (оьанжума - место где хранят металлолом, кош=ж=ма - помойка, намакж=ма - солонка), другие в составе составных глаголов. Это явление не новое, его источник восходит ко времени до революции, так как  еще тогда подобные слова встречались только в составе сложных слов.

Отличительной особенностью исследуемого говора является то, что по сравнению с другими говорами таджикского языка в нем представлено достаточно много согдийских слов. Некоторые из них выделяются как в отдельности, так и  в составе сложных слов, пословиц и поговорок (Палонж ба палонж-пахта, марозин ба марозин-лахча). Среди них выделяются слова с широкой частотностью и низкой частотностью. Согдийские слова в матчинском говоре в целом не подвержены изменениям. Какая-то часть согдийских слов в поддиалекте Нижней Матчи развила дополнительные значения или оттенки значения. 

Большая часть слов, связанных с сопровождением религиозных традиций,  по своему происхождению относится к арабизмам. Несмотря на определенные изменения  в форме и значении арабизмов раннего классического периода, в этом говоре арабизмы сохраняют в определённой степени исконную форму. В то же время количество старых арабизмов значительно меньше, чем исконных таджикских слов. Арабизмы в матчинском говоре встречаются как в виде отдельных слов, так и в составе производных. Старые арабские заимствования, выделяющиеся в составе составных глаголов, отличаются разнообразием по признаку структурного и семантического изменения. Выделяются слова, не подвергшиеся каким-либо изменениям. Вторую  группу составляют слова, проявляющие определенные изменения фонетического и содержательного характера, а третья группа отличается только частичным изменением значения слов.

Использование арабизмов раннего классического периода в качестве именного компонента составных глаголов свидетельствует о всесторонней и глубокой адаптации, «таджикизации» арабских заимствованных слов в таджикском языке.

Использованная литература

1. Ва[[обов Т. {аrиrат зодаи ба[с аст (Маxмeаи маrола[о). 

- Хуxанд: Хуросон, 2010. -288 с.

2. Де[худо А. Луuатнома. Xилд[ои 1-50. –Те[рон, 1325-1345.

3 Луuати тоxикb-русb / Дар зери та[рири М.В. Ра[имb ва Л.В. Успенская. -М.: Нашриёти давлатии луuат[ои хориxb ва миллb, 1954.  -789 с.

4. Нуров А. Фар[анги ашъори Рeдакb.- Душанбе, 1990. -368 с.

5. Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1990. -921 с.

6. Равоrb А., Шикебо С. Забони форсии фарорудb (тоxикb).  –Те[рон, 1373. -539 с.

7. Розенфельд А. З. Ванджские говоры таджикского языка. -Л., 1964. -147 с.

8. Смирнова О.И. Очерки истории Согда. -М., 1970. -317 с.

9. Согдийские документы с горы Муг. Вып. 3. Хозяйственные документы / Чтении, перевод и комментарии М. Н. Боголюбова и О.И. Смирновой. -М., 1963. -372 с.

10. Фар[анги забони тоxикb. - X.1-2. - М.: Советская энциклопедия, 1969.

11. Хромов А. О некоторых словах языка эпохи Рудаки,  сохранившихся в таджикских говорах верховьев Заравшана. -  Рeдакb ва замони e (маxмeи маrола[о) / Та[ти назари А. Мирзоев. -Сталинобод: Нашриёти давлатии Тоxикистон, 1958. - С. 222-226.

12. Хромов А. Согдийская топонимия родины Рудаки. -  Ёдбуди устод Рeдакb (маxмeи маrола[о) / Тартибди[анда Аълохон Афса[зод. - Душанбе: Дониш, 1978. –С. 27-31. 

13. Хромов А. Говоры таджиков Матчинского района. –Душанбе, 1962. -213 с.

14. {асанов А. А. Унсур[ои луuавb ва сарфию на[вии осори сада[ои X-XIII дар гўиши шимолb (бахши Фарuонаи uарбb). - Хуxанд: Нури маърифат, 2003. -253 с.

По теме диссертации опубликованы следующие статьи:

1. Лексические соотношения таджикских диалектов с языком «Маснавии маънави» Джалолиддина Балхи (на основе материалах поддиалекта Нижней Матчи). - Краткое содержание докладов IX научной конференции молодых ученых и специалистов Согдийской области, посвященной 15-летию XVI-ой сессии Верховного Совета Республики Таджикистан (05-08 декабря 2007). -Худжанд: Ношир, 2007. -С.19-23.

2. Старые арабские заимствования в поддиалекте Нижней Матчи. - Ганxинадори мероси ниёгон (Сборник научных статей). - Худжанд, 2007. - С. 370-376.

3. Сравнительный анализ лексических единиц «Шахнаме» Фирдоуси с лексикой говора Матчи  // Адаб. - 2009.- №2. -С.13-16. 

4. Заимствованные слова в лексике говора Матчи // Илм ва [аёт (Научно-популярный журнал). – Душанбе. - 2009. - №10-12(101).  - С. 12-13.

5. Слова раннего классического периода, подвергшиеся лексическому изменению в диалекте Матчи // Вестник Таджикского национального университета. Отдел  «Филология». - Душанбе: Сино, 2010.  -  №7(63). – Ч. II. - С. 51-54.

6. Сохранение некоторых слов согдийского языка в поддиалекте Нижней Матчи. - Дастагули ирфон (Сборник статей, посвященных 60-летию профессора Т. Ваххобова). - Худжанд: Нури маърифат, 2010. - С.179-185.

7. Сохранение старых слов в поддиалекте Нижней Матчи // Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. - Душанбе: Дониш, 2011. - №1. - С. 108-111.

8. Старинные слова, изменившие свое значение в Матчинском диалекте // Маърифати омeзгор (Научно-методический журнал). –Душанбе, 2011. - №10-11.– С.20-23.

9. Сохранность лексики прозаических произведений эпохи Саманидов в поддиалекте Нижней Матчи (на примере «Тарxумаи Таърихи Табарb») // Масъала[ои маориф (учебно-методический журнал). – Душанбе, 2011. - №6. - -С. 86 – 90.

10. Составные глаголы с арабским именным компонентом в диалекте Матчи // Гулистони маърифат (Сборник статей, посвященных 60-летию кандидата филологических наук, доцента Н.Хикматуллоева). - Худжанд: Андеша, 2012. - С.125-132.

Подписано в печать 28.03.2012г. Формат 60х84/16

Объём 1,5 п. л. Заказ №293. Тираж 100

Издательство «Нури маърифат» ХГУ им. академика Б. Гафурова

735700, г. Худжанд, ул. Ленина. 32.


1 Миля - мера длины, равная трети фарсанга или четырём тысячам шагов.

2 Арабские буквы алиф -- и дол 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.