WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Чепель Александр Михайлович Интеграция и коммуникация в парламенте Веймарской республики в 1919-1928 гг.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук

Ярославль – 20

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова».

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Ерин Михаил Егорович

Официальные оппоненты: Ермаков Александр Михайлович, доктор исторических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского», доцент кафедры всеобщей истории Садовая Галина Михайловна, кандидат исторических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет», доцент кафедры зарубежной истории

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

Защита состоится « »__________ 2012 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.002.01 при «Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова» по адресу: 150000, Ярославль, ул. Советская, 10, ауд. 206.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова по адресу:

150000, Ярославль, ул. Полушкина роща, 1а.

Автореферат разослан « » ____________ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета В.М. Марасанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Исследование Веймарской республики с точки зрения интеграции и коммуникации в парламенте особенно важно, так как через данный аспект раскрывается сложный и драматический период, закончившийся установлением националсоциалистической диктатуры в 1933 году.1 Опыт Веймарской республики важен в плане учета трагических ошибок прошлого и становления демократических систем в Германии и других европейских странах.

Парламентская интеграция решает вопрос о приемлемости политического порядка как у правящих слоёв, так и управляемых. Она развивается там, где от демократических институтов требуют определённого поведения и интегративных установок на взаимодействие с населением. Формирование и эволюция парламентской коммуникации является одним из основных аспектов развития демократического общества в современных индустриально развивающихся и развитых странах.

Под интеграцией и коммуникацией в парламенте понимается система взаимодействия в парламенте, политический язык депутатов, их мировоззрение, отношение населения к парламентской системе.

Определённые познания и интуитивные установки парламентских деятелей по-разному влияли на политическую обстановку в республике.

В понятие парламентская интеграция и коммуникация входят также проблемы политического поведения и взаимоотношений в парламенте, в рамках политических институтов, а также между различными действующими партиями и социальными группами в политике. Под парламентской интеграцией подразумевается политическая жизнь в разнообразных проявлениях и общественных формах, в которые включены важные ценностные ориентации электората, образующие и оказывающие влияние на политические отношения и деятельность рейхстага. Особенность Веймарского парламента состояла в его переходном положении. Он должен был ликвидировать катастрофические последствия Первой мировой войны.

Представители парламента с помощью коммуникативных форм на пленумах, взаимодействием с общественностью пытались обеспечить развитие парламентаризма.

Объектом диссертационного исследования является история Веймарской республики в 1919-1928 гг., предметом - интеграция и коммуникация в парламенте Веймарской республики, порядок взаимодействия депутатов, взаимоотношения парламента с общественностью в указанные годы.

Цель диссертационной работы заключается в том, чтобы изучить аспекты интеграции и коммуникации в парламенте Веймарской республики в указанный период. С позиций культурно-политической истории политика рассматривается через призму внутрипарламентского общения. Таким образом, рейхстаг предстаёт не столько как центр принятия решений, Веймарская республика просуществовала с ноября 1918 по конец января 1933 гг.

сколько как место, где осуществлялось человеческое взаимодействие и социализация. Парламент, как институт законодательной власти, способствовал взаимодействию представителей различных политических лагерей, которые за пределами парламента редко сотрудничали.

Для достижения цели диссертационной работы были сформулированы следующие исследовательские задачи:

1. исследовать деятельность парламентариев, парламентские формы работы;

2. определить интеграционные аспекты парламентской деятельности;

3. проанализировать роль политической речи в парламентской коммуникации;

4. оценить аспекты восприятия парламента обществом и его взаимоотношения с прессой;

5. выявить неформальные правила взаимодействия парламентариев.

Хронологические рамки работы охватывают 1919-1928 гг. Выбор 19г. в качестве нижнего временного рубежа обусловлен следующими обстоятельствами. После долгих и острых дискуссий в Национальном собрании, 14 августа 1919 г. конституция Веймарской республики вступила в силу. Она юридически оформила происшедший переход от полуабсолютистской монархии к буржуазно-парламентской республике.

Конституция была первой демократической конституцией Германии:

устанавливала всеобщие, равные, прямые и тайные выборы, отменяла сословные привилегии, объявляла равенство всех граждан перед законом и равноправие женщин.

Территориальные рамки исследования включают территорию Германии периода Веймарской республики (1919-1933 гг.).

Верхняя хронологическая граница связана с усилением дезинтегрирующих тенденций в парламенте. После выборов 20 мая 1928 г.

наметился кризис германского либерализма, дезинтеграция политических структур республики и дальнейшее развитие идей правого радикализма. На рубеже 1928 – 1929 гг. в Германии проявились признаки экономического кризиса и тенденция к консолидации сил реакции. В 1928 г. в рядах буржуазных партий выявились острые противоречия, шел процесс дифференциации политических сил. С углублением кризиса во всех буржуазных партиях на первый план выдвигались требования создания «правительства сильной руки», «сильной государственной власти», руководящие деятели партий выступали за реформу конституции, отмену парламентского строя и введения «умеренной конституционной диктатуры».

Подобные требования дезинтегрировали парламентскую деятельность. Для рассмотрения проблемы в динамике иногда автор выходит за установленные временные границы.

Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы историзма и научной объективности. Метод проблемного анализа, контент-анализ и историко-сравнительный метод применялся нами при изучении парламентских форм работы и интеграционных аспектов парламентской деятельности. Для анализа политической речи в парламентской коммуникации была применена теория речевых актов.

В парламенте Веймарской республики видное место занимали политическая речь и символические правила политического взаимодействия.

Создание насыщенного комплекса взаимосвязанных явлений, указание на нечто иное, чем это понимается в прямом смысле, закрепление за высказываниями новых смыслов, именно в этом заложена функция символического действия в политике. Символы создают сообщества, основанные на интерпретациях, воспоминаниях и убеждениях. Их конститутивная функция важна для политики, которая имеет дело с достижением договоренности и убеждением. Наряду с символической составляющей на уровне политического языка, символические правила проявляются в самых разных формах.

Комплексным примером символа являются политические ритуалы. Это символические комплексные действия, протекание которых является более или менее повторяющимся. Благодаря этой устойчивой структуре они привносят в действительность определенный порядок. Они создают различия и идентичность. Политические ритуалы показывают, кто свой, а кто – чужой. Благодаря ритуалам становится возможной сама коммуникация, то есть они представляют собой пример интенсивной коммуникации, в которой конструируется знание и создается определенная степень надежности его передачи.

Теория речевых актов представляет языковое общение как контактоустанавливающее действие. Высказывания очень часто представляют собой не просто какие-либо утверждения, но и угрозы, обещания, предупреждения. При этом фраза внешне может не меняться.

Речь может рассматриваться как одна из форм деятельности, так как те люди, к которым обращено высказывание, вынуждены реагировать и действовать каким-либо образом.

Отсутствие строгих норм поведения в рейхстаге, неудачи в общении и попытки его избежать, а также запутанный характер правил общения дают ключ к пониманию его функционирования.

Историография проблемы. В отечественной историографии аспекты интеграции и коммуникации в парламенте Веймарской республики практически не исследованы. В советский период присутствовала точка зрения о том, что главная причина слабости веймарской демократии заключалась в её буржуазной сущности, которая ограничивала свободное волеизъявление трудящихся масс. Подробный анализ начального этапа Веймарской республики в советской историографии дается в монографии Я.С. Драбкина «Становление Веймарской республики».2 Основное внимание он уделяет завершающей стадии революции и формированию основ республики. Автор также рассматривает процесс принятия решений в Драбкин Я.С. Становление Веймарской республики. - М.: Наука, 1978.

Национальном собрании, проблему подписания Версальского мирного договора, разработку и принятие конституции республики.

В работах отечественных исследователей в советский период Я.С.Драбкина, В.Н.Виноградова, М.И.Орловой, Л.В.Овчинниковой, рассматриваются различные аспекты истории Веймарской республики, но вопрос изучаемый в данной диссертации не освещён. В историографической работе Л.В. Овчинниковой анализируются взгляды историков ФРГ на процесс становления и постепенного кризиса демократических начал в Веймарской республики.3 По мнению А.С.

Ерусалимского, препятствием для развития парламентаризма в Веймарской республике являлось обострение борьбы между буржуазией и пролетариатом, перегруппировка сил в ведущих политических партиях и начавшийся в 1929 г. мировой экономический кризис.4 Значительное число представителей буржуазных кругов общества, как отмечает М.И. Орлова, видели в деятельности Коммунистической партии Германии (КПГ) одну из угроз Веймарской демократии. Свободу действий КПГ во многом ограничивали левые тенденции этой партии. Историк Л.И. Гинцберг справедливо полагает, что внутрипартийная борьба в КПГ в период Веймарской республики, недооценка националсоциализма привели к трагическим последствиям для немецкого народа.6 В другой работе автор пишет об ухудшении экономического и политического положения в конце 1920-х гг., в связи с чем правящая элита Веймарской республики склонялась к мысли о создании буржуазного правительства «сильной руки».7 Однако, как отмечает в своих работах В.Н. Виноградов, дезинтегрирующие тенденции в буржуазно-либеральных партиях не способствовали укреплению демократического фундамента в первой немецкой республике.8 Внутрипартийные противоречия и недооценка фашистской опасности во многом способствовали тому, что веймарский либерализм нельзя было реанимировать. В 1990 г. И.Я. Биск опубликовал работу по истории повседневной жизни в Веймарской республике.9 В ней он Овчинникова Л. В. Крах Веймарской республики в буржуазной историографии ФРГ. – М.:

Изд-во моск. ун-та, 1983.

Ерусалимский А.С. Германский империализм: история и современность. – М.: Наука 1964.

- С. 330.

Орлова М.И. Революционный кризис 1923 г. в Германии и политика Коммунистической партии. - М.: Изд-во МГУ, 1973. - С. 205.

Гинцберг Л.И. Рабочее коммунистическое движение Германии в борьбе против фашизма (1919-1933 гг.). – М.: Наука, 1978.

Гинцберг Л.И. На пути в имперскую канцелярию. Германский фашизм рвется к власти. – М.: Наука, - 1972.

Виноградов В.Н. Проблема кризиса левого либерализма в Веймарской республике в буржуазно-реформистской историографии ФРГ. – М.: ИНИОН АН СССР, 1978.; Виноградов В.Н. Либеральная буржуазия и усиление фашистской опасности в последние годы Веймарской республики // Вопросы истории. 1983, № 5. С. 45-60.

Биск И.Я История повседневной жизни населения в Веймарской республике. Учеб.

пособие. – Иваново, 1990.

освещает обстановку в духовной атмосфере немцев, их быт и нравы. Данный аспект помогает нам более глубоко осмыслить отношение населения к парламентской системе. Биск делает вывод, что немцы не выдержали «испытания демократией». Распад СССР и становление новой России оказало огромное влияние на развитие исторической науки, включая германистику, это позволило отечественным историкам свободно высказывать свои идеи без указания ссылок на официальную коммунистическую идеологию. В процессе формирования общественного мнения и развивающейся политической борьбы заметную роль играет пресса. Большое количество политических группировок федерального и регионального уровней, отсутствие общенациональных газет, коммерциализация издательских домов приводили к разнообразию периодических изданий. Однако, спектр издательств не был сбалансирован. Наибольшую часть (78 %) от всей периодической печати республики, справедливо пишет И.Я. Биск, составляла правая пресса.11 Данное обстоятельство также сыграло роль в дезинтеграции демократического режима и крушении Веймарской республики.

В конце девяностых годов XX века возрос интерес к истории парламентаризма. В 1999 г. на международной конференции «Роль парламента в демократическом государстве», проходившей в Барнауле Ю.В.

Галактионов затронул проблему альтернативности истории в период Веймарской республики.12 В диссертационном исследовании О.Э. Терехова была предпринята попытка обобщить работы о Веймаре в отечественной историографии.13 О.Э. Терехов считает, что было два этапа развития советской историографии Веймара. В 20- 40-е годы происходит становление советской историографии, а в 50-80-е отечественная историография Веймарской республики оформляется в отдельную отрасль германистики.

Для развития гражданских свобод и правового государства важную роль играла политика первого президента республики Ф. Эберта и Социалдемократической партии Германии (СДПГ). Данная проблема исследована в кандидатской диссертации Е.В. Кардашовой, в ней делается вывод, что политика Эберта дала «новый шанс создать необходимый социальный фундамент для республики»14, что, в свою очередь, важно для развития института парламента. Деятельность президента республики влияла на формирование общественного мнения о политике правительства и Там же. - С. 154.





Биск И.Я. Пресса Веймарской Германии. – Иваново. 1995. - С. 226.

Галактионов Ю.В. Веймарский парламентаризм начала 30-х годов – российский парламентаризм конца 90-х годов: проблемы демократической и тоталитарной альтернатив // Роль парламента в демократическом государстве. Материалы научно-практической конференции. – Барнаул, 1999. С. 72-81.

Терехов О.Э. Веймарская республика в Германии (1919 - 1933) в отечественной историографии 20 – 90-х годов. Автореф.дис. …канд.ист.наук. – Кемерово, 2002.

Кардашова Е.В. Фридрих Эберт: партийно-государственная деятельность в 1919-1925 гг.

Автореф. дис. …канд. ист. наук.– Воронеж, 2000.

парламента, а также на процесс демократизации в стране, эти аспекты освещаются в монографии В.А. Артёмова и Е.В. Кардашовой.15 Данный труд является первой обобщающей работой в отечественной историографии о президенте Ф. Эберте. Именно при Эберте, как первом президенте республики, были заложены основы демократических институтов, формировался порядок взаимодействия между парламентом и правительством. Российские историки В.А. Артемов, И.Я. Биск, М.Е. Ерин, И.Д. Чигрин, А.О.Целищев внесли неоценимый вклад в исследование различных проблем Веймарской республики.16 В формировании социальноэкономической обстановки в Веймарской республике роль социалдемократии И.Д. Чигриным оценивается с положительной стороны. Парламент Веймарской республики постоянно подвергался новым вызовам. Одним из таких испытаний была дезинтегрирующая внутрипартийная борьба и движение неоконсерваторов. Для понимания парламенсткой коммуникации важную роль играет политическая культура страны, данная тема затрагивается в статьях Л. Корневой, Г. Супрыгиной. Для исследования парламентской интеграции необходимо понимать эволюцию партийно-политической системы республики. М.Е. Ерин, в своей работе о политических партиях подчеркнул, что именно партии играли существенную роль в формировании политической культуры веймарского общества.19 По его мнению, одной из главных особенностей партийнополитической системы республики был глубокий политический раскол, пронизывающий все классы и профессиональные группы.Основополагающий вывод, к которому приходит автор, заключается в констатации факта непосредственной ответственности правых сил как буржуазно-протестантского, так и католического блоков за ликвидацию веймарской демократии. Таким образом, он критично подходит к анализу роли и места в этих событиях правящей элиты Германии.

Артёмов В.А., Кардашова Е.В. Фридрих Эберт – первый президент Германии. – Воронеж:

Воронежский гос. ун-т, 2001.

Артёмов В.А. 1923 год в Германии – прелюдия к «большевизации» КПГ // Германия и Россия: События, образы, люди. Вып. 2.- Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1999. - С.

76-89.; Ерин М.Е. Веймарская республика в трудах российских историков конца XX - начала XXI столетия // Из истории международных отношений и европейской интеграции. – Воронеж: Выпуск 2. Т. 2, 2005. - С. 124-149.; Целищев А.О. Веймарская Социалдемократическая партия Германии и консервативная республика (1925-1928 гг.). – Уфа:

РИЦ БашГУ, 2008.

Чигрин И.Д. Рабочая политика социал-демократии и профсоюзов Германии в 1918-19гг. – Уфа: БГУ, 1993.

Корнева Л. НСДАП в системе политической культуры раннего периода Веймарской республики // Политическая культура в истории Германии и России. Сборник научных статей. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2009.; Cупрыгина Г. Немецкие исследователи о политической культуре Германии // Политическая культура в истории Германии и России.

Сборник научных статей. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2009.

Ерин М.Е. Распад партийной системы и крах Веймарской республики. Учеб. пособие.- Ярославль, 1992. - С. 4.

Там же. С. 8.

В целом, отечественные историки внесли огромный вклад в исследование первой немецкой демократии. Без работ А.А. Ахтамзяна, А.А. Галкина, А.С. Бланка, Н.Е. Застенкер, А.С. Ерусалимского, В.А.

Козюченко невозможно осмысление истории Веймарской республики.

Среди современных работ, в которых затрагивается история Германии XX века, следует отметить труды А.Ю. Ватлина и А.И. Патрушева.21 Большое значение для современных германистов имеет издающийся Ивановским государственным университетом сборник научных трудов по различным проблемам Веймарской республики.22 Впервые в отечественной германистике Т.В. Евдокимова попыталась проанализировать степень влияния рейхсканцлеров как представителей правящей политической элиты на демократизацию германского общества.23 С.В. Артамошин в своей монографии о «консервативной революции» и её влиянии на процессы демократизации в Веймарской республике исследует важные аспекты, способствовавшие укреплению антиреспубликанских сил.24 Проблемы парламентской демократии нашли новое отражение в работе о парламентаризме в России и Германии.25 В данной монографии рассматриваются вопросы трансформации парламентской элиты в Европе с середины XIX по XX века, а также аспекты интеграции бундестага в истории ФРГ.

В немецкой историографии пятидесятых и шестидесятых годов причины несостоятельности Веймарской республики виделись в экономическом кризисе и успехе национал-социалистов в сочетании с погрешностями в самой конструкции политической системы26. По словам Д. Пойкерта парламентская система «давно потеряла свою легитимность»27.

Либеральные немецкие ученые, такие как К.Д. Брахер, Г. Моммзен, П. Лонгерих, Д. Пойкерт, в своих трудах справедливо критикуют антиреспубликанскую деятельность консервативных сил в Веймарской республике.28 К.Д. Брахер в своей работе «Веймарская республика 1918 Ватлин А.Ю. Германия в XX веке.- М.: Росспэн, 2002.; Патрушев А.И. Германия в XX веке.- М.: Дрофа, 2004.

Веймарская республика: история, историография, источниковедение. Межвузовский сборник научных трудов. – Иваново: Ивановский гос. ун-т., 2011.

Евдокимова Т.В. Вышедшие из тени забвения: рейхсканцлеры Веймарской германии. – Волгоград: Изд-во ВГСПУ, 20 Артамошин С.В. Понятия и позиции консервативной революции: интеллектуальное течение «консервативной революции» в политической жизни Веймарской республики. – Брянск: Брянское СРП ВОГ, 2011.

Парламентаризм в России и Германии. - М.: Росспэн, 2006.

Eschenburg T. Die Improvisierte Demokratie der Weimarer Republik. – Laupheim: R. Piper, 1954.; Bracher K.D. Die Auflsung der Weimarer Republik. Eine Studie zum Problem des Machtverfalls in der Demokratie. – Villingen: Ring Verlag, 1964.

Peukert D. Die Weimarer Republik. Krisenjahre der klassischen Moderne. – Frankfurt:

Suhrkamp Taschenbuch, 1987. - S. 243.

Bracher K.D. Die Weimarer Republik 1918-1933. Politik.Wirtschaft. Gesellschaft. – Bonn:

Bundeszentrale fur Politische Bildung, 1987.; Mommsen H. Die verspielte Freiheit. Der Weg der 1933» уделяет особое внимание крушению власти рейхстага. Историк ещё в середине шестидесятых годов прошлого века отмечал, что в рейхстаге был дефицит функциональности, что было заложено, прежде всего, в его традиционном самоограничении, в слабо выраженной готовности к компромиссу представленных в нем партий, в высокой степени влияния заинтересованных кругов. По мнению немецкого историка П. Лонгериха, в процессе становления и развития демократических республиканских основ противопоставление бездействующей элиты и недобросовестного народного трибуна было одним из условий для крушения парламентской системы Веймарской республики.При социально-историческом и экономико-историческом подходе, отмечает Г. Моммзен, главные роли играют определенные, изначально скрытые, а затем прорвавшиеся наружу общественные силы.31 В идейно-исторической перспективе доминирует реактивное объяснение, заключающееся в том, что после оттеснения коммунистической угрозы у представителей буржуазии проявило себя скрытое чувство разочарованности.

В семидесятые годы у немецких исследователей возрос интерес к внепарламентским и неполитическим движениям.32 Социал-демократические историки Г.А. Винклер, Э. Кольб уделяли большое внимание проблемам развития гражданских свобод, деятельности парламентариев, межпартийным процессам и политическим противоречиям в высших эшелонах власти.33 В работах Б. Дехампса, Е. Обермана, Г. Маркманна затрагиваются процессы деятельности и внутренней структуры различных парламентов, в том числе и рейхстага Веймарской республики.34 Как и в вышеназванных работах, исследование М. Штюрмера посвящено сложности управления политической системой.35 Еще более основательно, чем Штюрмер, о Republik von Weimar in den Untergang 1918 bis 1933. – Frankfurt-Berlin: Ullstein, 1989.; Peukert D. – Die Weimarer Republik.

Bracher K.D. Die Auflsung der Weimarer Republik. Eine Studie zum Problem des Machtverfalls in der Demokratie. – Villingen: Ring Verlag, 1964. - S. 21, 29.

Longerich P. Longerich P. Deutschland 1918-1933: Die Weimarer Republik. Handbuch zur Geschichte. – Hannover: Fackeltrger, 1995.

Mommsen H. Industrielles System und politische Entwicklung in der Weimarer Republik. Bd.2.

– Kronberg: Droste Verlag, 1974.

Stegmann D. Die Erben Bismarcks. Parteien und Verbnde in der Sptphase des wilhelmminischen Deutschlands. Sammlungspolitik 1897-1910. – Kln: Kiepenheuer & Witsch, 1970.; Wehler H.-U. Krisenherde des Keiserreichs 1871-1918. – Gttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1970.

Winkler H.U. Weimar 1918 – 1933. Die Geschichte der ersten deutschen Demokratie. – Mnchen: C.H.Beck, 1993.; Kolb E. Die Weimarer Republik. – Wien: Oldenbourg, 1984.

Dechamps B. Macht und Arbeit der Ausschsse. Der Wandel der parlamentarischen Willensbildung. – Meisenheim: Westkulturverlag, 1954.; Obermann E. Alter und Konstanz von Fraktionen. Vernderungen in deutschen Parlamentsfraktionen seit dem Jahre 1920. – Meisenheim:

A. Hain, 1956.; Markmann H. Das Abstimmungsverhalten der Parteifraktionen in deutschen Parlamenten. – Meisenheim: Hain, 1955.

Strmer M. Koalition und Opposition in der Weimarer Republik 1924-1928. – Dsseldorf:

Droste, 1967.

повседневной политической практики говорит П.К. Витт. Он отмечает наличие сильного влияния со стороны министерской бюрократии.36 В исследовании Э.Р. Хубера в русле специфического рассмотрения истории конституции исследуется законодательная база институтов власти и регламентация деятельности рейхстага.37 В работе немецкого историка и политолога К. Зонтхаймера раскрываются антидемократические идеи в Веймарской республике38, развиваемые различными политическими и общественными движениями, такими как представители движения «фёлькише», национал-социалисты, националисты, «консервативные революционеры», национал-большевики. Среди современных немецких работ, повествующих о развитии немецкого парламентаризма, необходимо отметить монографии о культуре Веймара,39 работу Т. Мергеля о парламентской культуре Веймара,40 о Веймарской республике в европейском сравнении,41 а также кризисах в немецком обществе. Источниковая база исследования. Для написания работы были привлечены и изучены разнообразные источники, которые для удобства можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся архивные материалы и документы, находящиеся в Федеральном архиве Берлина. Сохранилась как в машинописной, так и в рукописной форме большая часть протоколов бюджетной комиссии, которая заседала практически непрерывно и вела дословные протоколы. Что касается социально-политической комиссии, то от неё остались машинописные протоколы большинства заседаний второй половины двадцатых годов.43 В отношении других комиссий протоколы касаются лишь отдельных периодов.44 Большой интерес для нас представляют архивные материалы Немецкой демократической партии, а также Немецкой народной партии. Witt P.C. Kontinuitt und Diskontinuitt im politischen System der Weimarer Republik//Regierung, Brokratie und Parlament in Preuen und Deutschland von 1848 bis zur Gegenwart. – Dsseldorf: Droste, 1983. - S.120-135.

Huber E.R. Deutsche Verfassungsgeschichte 1789-1933. Bd. 6. – Stuttgart: Kohlhammer, 1986;

Bd. 7. – Stuttgart: Kohlhammer, 1984.

Sontheimer K. Antidemokratisches Denken in der Weimarer Republik. Die politischen Ideen des deutschen Nationalismus zwischen 1918 und 1933. – Mnchen: Deutscher Taschenbuch, 1992.

Politische Kulturgeschichte der Zwischenkriegszeit 1918 – 1933. – Gttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2005.

Mergel T. Parlamentarische Kultur in der Weimarer Republik. – Dsseldorf: Droste, 2005.

Herausforderungen der parlamentarischen Demokrarie. Die Weimarer Republik im europischen Vergleich. – Mnchen: R. Oldenbourg Verlag, 2007.

Die Zukunft der Weimarer Republik. Krisen und Zukunftsaneignungen in Deutschland 1918 – 1933. – Mnchen: R. Oldenbourg Verlag, 2008.

Bundesarchiv Berlin (BArch). R 101. Deutscher Reichstag, Haushaltsausschuss.; BArch. R 101.

Bd. 1551. Deutscher Reichstag, Sozialpolitischer Ausschuss.

BArch, Rechtausschuss seit III. 1924, Ausschuss Reichsstrafgesetzbuch. 1924-1928. RD I/10.

BArch, R 45 III. Deutsche Demokratische Partei.; R 45 II. Deitsche Volkspartei.; R 8005.

DNVP.; R 43. Reichskanzlei При изучении данной темы важным источником для нас является вторая группа архивного материала, касающаяся политических деятелей: социалдемократа П. Лёбе,46 Э. Кох-Везера, одного из лидеров НДП, впоследствии министра внутренних дел в кабинетах Г. Мюллера и К. Ференбаха,рейхсканцлера Веймарской республики В. Маркса,48 депутата от НННП А.

Филиппа. В третью группу источников входят опубликованные документы.

Прежде всего следует отметить материалы имперских правительств, которые дают представление о сотрудничестве рейхстага и правительств на протяжении всех лет.50 Серьёзным источником являются материалы парламентских фракций. Автор располагает парламентской документацией от партии Центра.51 От других партий остались лишь отдельные фрагменты документов.

Материалы по истории создания Веймарской конституции,52 источники по истории парламентаризма и политических партий,53 материалы партийных программ,54 издания Министерства внутренних дел Германии, справочники Статистического ведомства Германии,55 содержат информацию о результатах выборов в Национальное собрание, рейхстаги Веймарской республики.

Справочники рейхстага, публиковавшиеся его секретариатом к началу каждого созыва и содержащие наряду со статистическими данными по Archiv der sozialen Demokratie. Bonn. Nachlass Lbe P. Bd. 23. 1946.

Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Koch-Weser E. Bd.30, 34.

Historisches Archiv der Stadt Kln. Nachlass W. Marx.

Schsisches Hauptstaatsarchiv Dresden. Nachlass A. Philipp.

Akten der Reichskanzlei der Weimarer Republik. Das Kabinett Scheidemann. 13. Februar bis 20.

Juni 1919. LXVII. Bearb. von H. Schulze.- Boppard am Rhein: Harold Boldt Verlag, 1971.- 554 s.; Das Kabinett Mller I. 27. Mrz bis 21. Juni 1920. XXV. Bearb. von M. Vogt. –Boppard, 1971. - 411 s.; Die Kabinette Wirth I und II. 10. Mai 1921 bis 26. Oktober 1921. 26. Oktober 19bis 22. November 1922. LXXXVI. Bearb von I. Schulze-Bidlingmeier.- Boppard, 1973. Das Kabinett Bauer. 1919-1920. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1980. – 992 s.; Das Kabinett Fehrenbach. 1920-1921. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1972. – 800 s.; Das Kabinett Cuno.

1922-1923. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1968. – 856 s.; Die Kabinette Stresemann I und II.

1923. 2 Bde. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1978. – 1416 s.; Die Kabinette Marx III und IV.

1926-1928. 2 Bde. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1988. – 1682 s.; Das Kabinett Mller II.

1928-1930. 2 Bde. - Boppard am Rhein: Boldt Verlag, 1970. – 1770 s.

Die Protokolle der Reichstagsfraktion und des Fraktionsvorstandes der deutschen Zentrumspartei 1926-1933. Hrsg.v. Morsey R. – Mainz: Matthias-Grnewald-Verlag, 1969.; Die Protokolle der Reichstagsfraktion der deutschen Zentrumspartei 1920-1925. Hrsg.v. Morsey R., Ruppert K. – Mainz: Matthias-Grnewald-Verlag, 1981.

Dokumente zur deutschen Verfassungsgeschichte. Deutsche Verfassungsdokumente 1919-1933.

Hrsg. R.E. Huber. Bd.2. – Stuttgart. Kln: Pahl-Rugenstein Verlag, 1991.

Quellen zur Geschichte des Parlamentarismus und der politischen Parteien. 3. Reihe: Die Weimarer Republik. Bd. 4. –Dsseldorf: Droste Verlag, 1959.

Treue W. Deutsche Parteiprogramme, 1861-1961. – Gttingen: Musterschmidt Verlag, 1961.; Die Weimarer Republik. Dokumente und Materialen. – West-Berlin: Volk und Wissen, 1963.

Statistisches Jahrbuch fr das Deutsche Reich 1919-1923. Hrsg. Statistisches Reichsamt. – Berlin: Verlag fr Politik und Wirtschaft, 1924.

результатам выборов и информацией о составе парламента, также краткие биографические данные по депутатам, представленные ими же самими, являются ценным источником. Они дают нам представление о самооценке депутатов и тем самым о тех ожиданиях общества, с которыми, по их собственному мнению, им придется иметь дело, то есть имеются в виду предположения депутатов о том, какими их видит общество. Развитию демократических основ в республике способствовала конституция, которая, однако, ограничивала полномочия парламента рядом статей (статья позволяла президенту распускать рейхстаг, но не более одного раза по данному поводу; статья 48 предоставляла президенту широкие полномочия, в том числе возможность приостанавливать гарантии основных прав). Важным источником для исследования аспектов интеграции и коммуникации в парламенте Веймара являются стенографические отчеты рейхстага.57 Парламентские дебаты содержат интересный материал о взаимодействии депутатов друг с другом и парламентской коммуникации.

Они представляют наиболее полный письменный источник о парламентском взаимодействии. Этот источник поднимает некоторые проблемы, которые находят свое объяснение в самом факте создания этих протоколов. Рейхстаг не допускал регулярной трансляции своих заседаний по радио. Все выступления, включая реплики с места, стенографировались, а затем передавались выступавшему для редакции. И уже эти отредактированные тексты публиковались. Конкуренцию им составляли записи представителей прессы, а также предварительные тексты речи, которые передавались в прессу до выступления.

Четвертую группу источников составляют мемуары и дневники политических деятелей Германии, которые внесли большой вклад в развитие политической жизни Веймара: П. Лёбе,58 В. Кейля,59 В. Диттмана,К. Зеверинга,61 Т. Хойса,62 Г. Кесслера,63 Г. Брюнинга,64 Г. Штреземана. Ключников И. В. Конституции буржуазных стран. T.1. Великие державы и западные соседи СССР. – М.-Л.: Соцэкгиз, 1935. – С. 83-115.

BArch. R 101. Deutscher Reichstag. Verhandlungen des Reichstags. 1. Wahlperiode 1920.

Stenographische Berichte. Von der 74. Sitzung am 3. Marz 1921 bis zur 89. Sitzung am 19 Marz 1921, - Bb. 348; Verhandlungen des Reichstags. 1. Wahlperiode 1920. Stenographische Berichte.

Von der 90. Sitzung am 19. Marz 1921 bis zur 115 Sitzung am 16. Juni 1921 1. Wahlperiode 1920.

Bd. 349.; Verhandlungen des Reichstags. 1. Wahlperiode 1920. Stenographische Berichte. Von der 236. Sitzung am 25. Juni 1922 bis zur 256 Sitzung am 18. Juli 1922 1. Wahlperiode 1920. Bd. 356.;

Verhandlungen des Reichstags. 1. Wahlperiode 1920. Stenographische Berichte. Von der 323.

Sitzung am 21. Marz 1923 bis zur 351 Sitzung am 11. Mai 1923 1. Wahlperiode 1920. Bd. 359.;

Verhandlungen des Reichstags. 1. Wahlperiode 1920. Stenographische Berichte. Von der 378.

Sitzung am 8. August 1923 bis zur 411 Sitzung am 13. Marz 1924 1. Wahlperiode 1920. Bd. 361.;

Verhandlungen des Reichstags. 4. Wahlperiode 1928. Anlagen Nr. 753 bis 900 zu den stenographische Berichte. Bd. 434.

Lbe P. Der Weg war lang. Lebenserinnerungen. – Kln: Arani, 1954.

Keil W. Erlebnisse eines Sozialdemokraten. Bd.2. – Stuttgart: DVA, 1947.

Dittmann W. Erinnerungen. Bearbeitet und eingeleitet von Jrgen Rojahn. 2 Bde. – Frankfurt:

Campus, 1995.

Severing C. Mein Lebensweg.2 Bde.- Kln: Kosch Biograph. Staatshandbuch, 1950.

Пятую группу источников формируют периодические издания. Пресса играла важную роль в парламентской интеграции Веймарской республики.

На страницах газет и журналов давалась оценка парламентской деятельности, говорилось о роли депутатов в общественной жизни, высмеивались парламентские конфликты. В газете «Форвертс» (орган СДПГ) освещались результаты парламентских выборов, формирование правительственных кабинетов. Следует также отметить такие газеты, как «Берлинер Локаль Анцайгер» (НННП), «Германиа» (Центр), «Роте Фане» (КПГ), «Фрайхайт» (НСДПГ), «Берлинер Иллюстрирте», «Дойче Альгемайне Цайтунг», «Фоссише Цайтунг», «Кёльнише Цайтунг», «Дойче Цайтунг». О многих обстоятельствах парламентской интеграции и коммуникации депутатов можно узнать из газетных статей. Газетные статьи предстают в качестве важной поправки к отредактированным стенографическим отчетам, так как сообщают обо всех подоплеках и невербальных действиях, сопровождавших то или иное парламентское выступление.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Депутаты были связанны друг с другом не только членством в одной партии, но и географическим происхождением, общим военным и профессиональным опытом. При этом речь идет о создании системы разноуровневых связей, обеспечивших в итоге возникновение у депутатов чувства коллективизма.

2. Процессы интеграции в парламенте приостановили процесс социальной дифференциации депутатов.

3. Большая часть работы парламента была скрыта от глаз общественности.

4. Наличие общих для всех депутатов моментов и шаблонов осуществления переговорных процессов не позволяло конфликтам в парламенте достигать той степени остроты, когда осуществление дальнейшего сотрудничества становилось бы невозможным.

5. Процесс коммуникации парламентариев на пленарных заседаний был направлен на возможность постоянного продолжения делового взаимодействия.

Научная новизна работы. Исследование парламентской интеграции в Веймарской республике в 1919-1928 гг. впервые осуществляется в отечественной историографии. Взаимоотношения депутатов в парламенте рассмотрены в контексте континуитета немецкого рейхстага. Автором исследуется логика парламентского общения, мешавшая его признанию в раздробленном веймарском обществе. Анализ взаимодействия депутатов в рейхстаге с различными политическими взглядами позволил сделать вывод, что продуктивность работы повышалась в связи c наличием парламентского Heuss T. Erinnerungen 1905-1933. – Tbingen, 1963.

Kessler H. Tagebcher 1918-1937. hrsg.v.W. Pfeiffer-Belli. – Frankfurt, 1961.

Brning H. Memoiren 1918-1934. – Stuttgart, 1970.

Stresemann G. Vermchtnis Der Nachla in drei Bnden, hrsg. von Henry Bernhard, Verlag Ullstein. – Berlin, 1932-1933.

корпоративного духа. В работе доказывается, что, несмотря на сохраняющиеся противоречивые парламентские тенденции, в исследуемый период стремление к достижению консенсуса было у депутатов определяющим.

Несомненно, что конфронтация государства и общества, наличие закулисной политики были характерными чертами политического менталитета Веймарской республики и большей части ее элиты. Знаковым моментом первой немецкой республики была внепарламентская активность масс, направленная против политической системы.

Практическая значимость диссертации обуславливается возможностью использования представленных в ней выводов и материалов в учебном процессе, при написании учебных пособий, обобщающих трудов по истории Веймарской республики а также для специализированных курсов по новейшей истории Германии.

Апробация исследования. Положения и выводы диссертации нашли апробацию на 1 международной и 1 всероссийской научных конференциях.

Основные выводы и положения диссертации представлены в 7 научных публикациях, общим объемом 1,5 п.л., в том числе в 3 журналах, входящих в Перечень ВАК РФ. Диссертация соответствует специальности 07.00.03. – Всеобщая история (новое и новейшее время), пунктам ее паспорта 6, 7, 13.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры всеобщей истории Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова и была рекомендована к защите.

Структура работы. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены объект, предмет, хронологические рамки, приводится обзор источников и историографии, сформулированы цель и задачи, обоснована новизна и практическая значимость работы.

В первой главе «Деятельность парламентариев в 1919-1928 годах» рассматривается парламентская работа в указанный период. Для Веймарской республики значимой стала тенденция проводить всю законотворческую деятельность в интересах унитарного государства. На протяжении двадцатых годов правительство неоднократно пыталось всячески ограничить влияние рейхсрата (государственного совета). В итоге, эта политика достигла успеха. Рейхсрат лишь пару раз выступил с несогласием принятых рейхстагом законов, однако, часто жаловался на то, что отодвинут на обочину политической жизни. В этом отношении рейхстаг и правительство проявляли единство. Путем установления максимально кратких сроков и витиеватых формулировок рейхстаг пытался ограничить влияние рейхсрата, формально признавая все его претензии, но в реальности не оставляя ему никаких шансов пробиться. Рейхстаг претендовал на максимальную концентрацию всех полномочий, так что если рейхсрат выступал с какими либо претензиями, то удовлетворить их в большинстве ситуаций удавалось лишь частично.

В двадцатые годы все больше начинала использоваться политика так называемых «серых зон». Принимаемые законы, которые отчасти меняли конституционные установки, совсем не декларировались как таковые. И хотя теория государственного права того времени еще не знала того, что изменения конституционных установок предполагают изменение всего текста конституции, уже в двадцатые годы существовала резкая критика вышеописанной практики. Несмотря на то, что незаметные изменения в формулировках политических норм не способствовали укреплению авторитета конституции как «священного» текста, они сильно помогали в достижении гибкости политических действий. К тому же тогда еще не было такой структуры, как Конституционный суд, который мог бы при необходимости более детально прописывать какие-либо слишком абстрактно сформулированные правовые нормы или делать соответствующие предписания политическим институтам власти. С другой стороны, существование подобной структуры, способной взять на себя формулировку всех обязательных норм, серьезным образом ограничило бы участников политического диалога в возможности кооперации, заключения компромиссных договоренностей и, тем самым, необходимого простора для своей деятельности.

Несмотря на существование политических лагерей, обсуждение многих вопросов заканчивалось принятием единогласного решения или принятием решения подавляющим большинством голосов. Благодаря тесному сотрудничеству в парламентских комиссиях и на межфракционных совещаниях, куда в конфликтных случаях приглашались также лидеры оппозиции, становилось возможным сближение позиций. Было совершенно очевидным, что целью парламентского волеизъявления являлось не просто достижение перевеса при голосовании, а достижение по возможности более убедительного перевеса голосов. Эта цель вырисовывалась не столько из желания парламента представлять волю некоего объединённого народа, сколько из возможности хоть как-то объединить этот размежевавшийся народ.

Практика показала, что парламентаризм Веймарской республики находился в процессе трансформации, за которым не поспевало развитие соответствующих форм работы. С одной стороны, большая часть работы велась негласно, где главным условием продуктивности в работе стало сотрудничество в общих интересах. Здесь разворачивался один из самых важных процессов парламентской интеграции, так как именно здесь все дискуссии осуществлялись под руководством экспертов и были направлены на выяснение достижимости тех или иных целей, а не на обсуждение вопросов системного характера. Тот, кто длительное время проработал в этих структурах, уже не мог противостоять этой тяге к интеграции. С другой стороны, нагрузка на парламент оставалась крайне высокой, так что рейхстаг находился под гнетом большого объема работы системного характера.

Ожидания, которые связывались с деловой составляющей пленарных дебатов, не оправдали себя, так что самой главной своей задачей парламент стал воспринимать свою представительскую функцию, в то время как в комиссиях на первый план выдвинулась задача управления обществом.

То, что рейхстаг стремился к осознанию своей конституционной роли и пытался управлять обществом, проявилось в его законотворческой активности, где он выступил далеко не просто в качестве комментатора правительственных предложений. И все же по уровню своей профессиональной компетентности рейхстаг уступал правительству. Ни кадровая, ни финансовая составляющая его работы не могли конкурировать с уровнем оснащенности правительства. Парламентарии начинали понимать, что чиновники могут заменить им недостающий профессионально обученный вспомогательный персонал. Чиновники же начинали осознавать, что парламентариев можно привлекать к сотрудничеству, чтобы своевременно предупреждать возможные конфликты на пленарных заседаниях. Тенденция была такова, что рейхстаг формулировал законы в общих чертах, а их детальную обработку делегировал правительству.

Большинство законов были сформулированы достаточно пространно, а потому у правительства имелся большой простор для заполнения их конкретными инструкциями. Депутаты предпочитали разделение обязанностей, добровольно делегируя правительству задачу формулировки текстов законов. И хотя рейхстаг, таким образом, отступал от своих конституционных прав, сформировалась система совместного управления государством.

Структура политической системы, концентрирующаяся вокруг рейхстага и президента, имела двойственную природу. С одной стороны, признание народа сувереном было теоретически обосновано. Правда, в привилегиях исполнительной власти прослеживалась преемственность традиций кайзеровской империи, а отношения между государством и обществом выстраивались в виде иерархии. Однако, политические лагеря Веймарской республики были неустойчивыми, а в руках президента были исключительные права.

Вторая глава «Коммуникация парламентариев на пленарных заседаниях» посвящена анализу деятельности депутатов. На парламентских заседаниях проявились механизмы такого разрешения конфликтных ситуаций, когда все противоречия становятся очевидными, когда их разрешение представляется весьма реальным и когда после преодоления конфликтов остается возможность двигаться дальше. Ситуация с парламентскими конфликтами оказалась в зоне предсказуемости. Что нужно было делать, чтобы после завершения трудного конфликтного разбирательства гарантировать возможность продолжения сотрудничества и при необходимости совместного сосуществования с оппонентом? Все эти сложные вопросы снимались рядом писаных и неписаных правил речевого поведения, которых должен был придерживаться каждый депутат, желавший с помощью своих парламентских выступлений действительно чего-то достичь. Возникавшее в данной связи доверие между депутатами снижало риск возникновения коммуникативных сбоев. Конфликтные ситуации становились предсказуемыми, то есть не возникали неожиданно, а уже заранее «прорабатывались» на комиссиях или обсуждались в прессе, а также частных беседах.

Выступления на пленарных заседаниях просто подтверждали уже всем известные позиции. Оратор как бы держал отчет перед самим собой и слушателями. Как следствие, при необходимости любую пошатнувшуюся позицию можно было откорректировать по некоторым уже сложившимся шаблонам. Депутату как бы предоставлялась возможность перепроверки своих убеждений, чтобы постоянно оставаться адекватным в своих действиях. Все это способствовало созданию в парламенте определенной доверительной атмосферы.

Разрешение конфликтных ситуаций в рамках пленарных заседаний содержало элемент, способствовавший снижению их остроты. Для разбора даже самого трудноразрешимого конфликта в повестке дня всегда существовал строгий лимит времени. Когда выделенное время заканчивалось, объявлялся переход к рассмотрению следующего вопроса.

Тема менялась, а поиск решений перемещался в новую плоскость, отмеченную совсем иными координатами, чем предшествовавшая конфликтная ситуация. Положительным моментом в переходе к следующему пункту повестки дня была постоянная возможность нахождения каких-то общих интересов у тех партий, которые только что воевали друг с другом по предыдущему вопросу. Поэтому во время парламентских сражений депутаты вынуждены были постоянно следить за своими словами, чтобы не разорвать все отношения с оппонентом и иметь возможность продолжать с ним общение в дальнейшем.

Вежливое поведение было одним из самых почитаемых правил, которое определяло характер парламентской коммуникации и позволяло улаживать конфликты. Было запрещено использовать в адрес оппонента ругательства. Правда, была также запрещена и чрезмерная подобострастность. Председателю парламента следовало беспрекословно подчиняться. Вежливое поведение, таким образом, ограничивало определенное пространство, в рамках которого могла разворачиваться полемика. На фоне политических конфликтов новой эпохи умиротворяющий эффект этой стратегии приобрел в Веймарской республике весомую значимость.

Понятие «народ» превратилось в легитимирующую основу всей парламентской деятельности. В этой связи становилось очевидным, что те, кто критиковал парламент, пытались противопоставить «народ» тем, кто находился у власти «системы», то есть политикам Веймарской республики.

Представление о народе было отправной точкой идеи интеграции.

Каждый намеревался что-то сделать для его блага, и все интересы были уравновешены. Такое представление о народе привело не только к чрезмерному представительству в рейхстаге всех профессиональных сословий, но и к массивному росту ожиданий в адрес политики.

Государство должно было в духе понятия «народ» комплексно воспринимать все конфликты классового общества, и если представители какого-либо класса, например, крупные промышленники, будут думать только о себе, им можно будет предъявить обвинение в отсутствии государственного мышления. Этот приоритет идеи солидарности и ставка на гарантию справедливости в самом широком смысле позволили социал-демократам создать очень положительный образ государства.

Для буржуазных партий в отличие от СДПГ государство являлось, прежде всего, гарантом порядка. Они все проводили различие между государством как способом организации общества и «формой государственного правления», они лояльно относились к государству.

Все партии Веймарской республики имели свою принципиальную позицию и у них имелись свои прагматические интересы. Построенная на определенных интересах политика всегда должна быть гибкой и стоять на службе решения конкретных задач. Если же на передний план выдвигались принципы, то это способствовало лишь тому, чтобы свести на нет легитимность всей повседневной политической деятельности. Особенно тяжелым грузом принципы стали для правых партий, так как для них в плане их отношения к Веймарской системе принципы означали намного большее, чем у партий середины и у социал-демократов. Это проистекало из самой логики политики правых, которые принимали данную критику лишь в случае крайней необходимости. Строгая ориентация на свои принципы осложняла стратегию поведения тех правых сил, которые, невзирая на критику, были готовы к сотрудничеству со своими оппонентами. Это также доставляло проблемы правым политикам, стоявшим на службе определенных интересов, а также таким принципиальным личностям, как Гугенберг.

С точки зрения личностных позиций политику следовало, с одной стороны, строить свою аргументацию более доступным образом, быть дальновидным и мудрым. Будучи же парламентарием, он должен был, с другой стороны, не изменять себе, твердо придерживаться заявленных позиций и демонстрировать тем самым свою моральную устойчивость.

В третьей главе «Парламент и общество в 20-е годы» рассматриваются проблемы восприятия парламентской работы общественностью. Образ парламентской политики, как чего-то схематичного и безымянного, обнаруживается на фотографиях того времени. Политики оставили без внимания один очень важный процесс развития окружавшей их действительности. После Первой мировой войны немецкое общество стало постепенно преобразовываться в общество, где царил культ наглядности.

Появлялось все больше иллюстрированных журналов, среди которых самым успешным стал журнал «Berliner Illustriеrte». Если до этого кино оставалось в тени и влачило свое существование в качестве развлечения на окраинах города, то, проявив свою пропагандистскую силу в период войны, оно превратилось во всеми признанное средство массовой информации, развившееся в двадцатые годы в настоящее большое производство.

В потоке картинок и фотографий политика, а вместе с ней и депутаты, остались непредставленными обществу. С одной стороны, виной тому был недостаток интереса к политике со стороны средств массовой информации, которые больше внимания уделяли вопросам спорта и развлечений.

Политики даже не осознавали, что они сами воспринимаются иначе, чем это им кажется.

Указывая на системные и исторические сложности, депутаты выступали против завышенных ожиданий своих избирателей. Они пытались представить безвыходность своего положения, когда получая множество письменных запросов, просто не имели в распоряжении достаточного финансирования, чтобы на все их отреагировать. Никто из депутатов не оспаривал тот факт, что рейхстаг работал плохо, и что критика в его адрес со стороны общества была справедливой. В их публикациях, однако, в качестве причины парламентских проблем выдвигался не недостаток профессионализма депутатов, а также не их недостаточно хорошие моральные качества, а существовавшие формы работы, давление традиций, а также чрезмерные ожидания избирателей и заинтересованных кругов, которые становились для депутатов подлинным препятствием. Они критиковали организационную сторону вопроса, но при этом защищали само депутатское сообщество, которое добросовестно ежедневно приступало к выполнению своих обязанностей. С позиции депутатов, все это представлялось вполне достоверным, так как в своих публикациях они ориентировались на образ активных и увлеченных своей работой депутатов рейхстага. В глазах сомневающихся представителей общества все это представлялось депутатскими оправданиями и отговорками.

В немецком обществе было практически полное согласие в вопросе о том, что из политики нельзя получать выгоду. За коррупцию ведь можно было принять и финансирование избирательных кампаний, особенно в том виде, как они протекали в буржуазных кругах. Речь идет о денежных отчислениях от промышленных предприятий для поддержания соответствующей политической позиции, или, простыми словами, о пожертвованиях кандидатов на избирательную кампанию в обмен на более надежное место в предвыборном списке. То же самое можно было говорить и о распределении надзорных функций в соответствии с должностями и ситуациях, когда предприниматели одаривали своих кандидатов более перспективными местами в избирательных списках и когда депутаты, в качестве членов надзорных комиссий на госпредприятиях, получали презенты от тех, кого они должны были контролировать.

В то время, как в стенах рейхстага политики утверждали, что они оставались приверженными делу единения и готовы были взять на себя за это ответственность, происходившие скандалы говорили о том, что ими руководили лишь профессиональный и личный расчет. Объявление политики безнравственным делом явилось закономерным следствием завышенных моральных ожиданий от политики. Рейхстаг оставался слабо представленным публике. Он оказался на периферийном положении в сфере публичной презентации, проявившемся, прежде всего, в отсутствии какихлибо визуальных образов, так как он слишком сдержанно относился к необходимости укреплять свои связи с обществом. Рейхстаг оставался для общества тайной за семью печатями и желал оставаться таковой и дальше. В парламенте мало кто осознавал, что политика должна быть публичной, что включало в себя помимо прочего профилирование отдельных личностей.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования и формулируются выводы.

Правила парламентского поведения способствовали, таким образом, созданию такой структуры коммуникации, которая была отмечена общностью жизненных форм депутатов и наличием строгих представлений о внешнем порядке. Наличие общих для всех депутатов моментов и шаблонов осуществления переговорных процессов не позволяло конфликтам достигать той степени остроты, когда осуществление дальнейшего сотрудничества становилось бы невозможным. Но это не означало, что всюду должна была царить гармония. Речь шла просто о грамотной организации спора. При такой организации должны были выявляться те группы депутатов, которых данный спор непосредственно не затрагивал, а потому уже внутри парламента можно было иметь то, что принято называть критикой «извне».

Кроме того существовал целый ряд других неформальных правил, которые хоть и не препятствовали продолжению сотрудничества, но создавали определенные сложности на пути сближения различных позиций. Высокая значимость, которая придавалась политическим принципам, привела к тому, что любое проявление гибкого поведения сразу наказывалось.

Во всем несовершенстве политики проявлялись завышенные ожидания общества от политики. Политикам предписывалось быть достойными и видными людьми. При этом они должны были быть очень продуктивными и прилежными в своей деятельности. Они должны были полностью посвящать себя политике, но при этом не быть от нее экономически зависимыми. Они должны были быть такими, как простой народ, но при этом быть образованными и хорошо одетыми. Им следовало поменьше говорить и побольше «делать», но при этом уметь в риторическом плане достойно противостоять своим противникам. И, наконец, им предписывалось, несмотря на то, что они были избраны в качестве представителей своих партий, уметь в парламенте преодолевать ограниченность партийных взглядов и действовать всем вместе на благо страны. Во второй половине двадцатых годов произошел легкий крен в сторону «модернизации» ожиданий, однако, это не снизило их чрезмерной нагрузки на политику, а еще больше ее увеличило, так как новые ожидания просто наслоились на старые.

Этот чрезмерный груз ожиданий сопровождал политику на всем пути ее постепенного дистанцирования от общества. В этом проявилось продолжение действия старых идеалов, которые в условиях послереволюционной действительности выглядели как анахронизмы.

Рейхстаг видел свою задачу не в осуществлении публичной политики, а в осуществлении, как и в прежние времена, скрытых от всех глаз консультаций по различным вопросам. Это делалось не в противовес обществу, а в противовес правительству. В процессах визуализации действительности, которые пришли вместе с радио, фотографией и кино, парламент не принимал никакого участия. Как результат, в общественном сознании с помощью, например, художественной литературы, создавался образ анонимных закулисных сил, которые были противопоставлены исполненному самых наилучших намерений, но при этом совершенно наивному депутату. Этот образ еще больше подтверждает мнение о политике, как тайной вещи, представленной обществу только фасадом.

С политическими партиями, которые не служили государству и защищали его только на словах, и с оппозиционными радикальными силами, говорившими о гражданской войне как реальной угрозе, сложно было создать функционально способное государство. Малая прочность правительств, за которую нужно было благодарить недостаточную связь и поверхностность политических коалиций, колебание избирательного мнения, послужило недоверию народа в эффективности и политической возможности парламентской формы правления. Политика вела к абсурдной игре между несогласными, вырождающимися силами, всё больше разрушая процесс коммуникации в парламенте. Она в свою очередь приводила к политическим интригам, но государству и его гражданам не шла на пользу.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, включённых в перечень ведущих рецензируемых научных изданий:

1. Чепель, А.М. Парламентская культура как феномен Веймарской республики / А.М. Чепель // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. – 2011. – Вып. 1. – С. 15–17.

2. Чепель, А.М. Парламентская культура Веймарской республики: этика и политика в 1919-1930-х гг. / А.М. Чепель // Ярославский педагогический вестник. Серия Гуманитарные науки. – 2011. – № 2. – С. 81–84.

3. Чепель, А.М. Регламент 1922 года как инструмент регулирования парламентских конфликтов в Веймарской республике / А.М. Чепель // Ярославский педагогический вестник. Серия Гуманитарные науки. – 2011.

– № 3. – С. 87–90.

Публикации в других научных изданиях:

4. Чепель, А.М. Партии как важнейший элемент политической культуры Веймарской республики / А.М. Чепель // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. – 2009. – № 4. – С. 17–20.

5. Чепель, А.М. Влияние правого экстремизма на политическую культуру Веймарской республики / А.М. Чепель // Духовные ценности в науке, культуре, образовании. Сборник материалов научной конференции / ред. Ю.Ю. Иерусалимский. – Ярославль, 2009. – С. 186–190.

6. Чепель, А.М. Микрокосм демократии: парламентские фракции в Веймарской республике / А.М. Чепель // Россия в период трансформации: материалы V международной конференции; МУБиНТ.

– Ярославль, 2011. – С. 81-83.

7. Чепель, А.М. Ревизионизм и практика консенсуса в парламенте Веймарской республики / А.М. Чепель // Веймарская республика:

история, историография, источниковедение: межвузовский сборник научных трудов. – Иваново, Иван. гос. ун-т, 2011. – Вып. 5. – С. 144–151.

Опубликованные труды отражают основное содержание диссертации.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.