WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Кожевникова Анастасия Михайловна

«ВУППЕРТАЛЬСКИЙ ПРОЕКТ»

ЛЬВА КОПЕЛЕВА:

НАУЧНОЕ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новейшая история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2012

Работа выполнена на кафедре теории и лингводидактики межкультурной коммуникации Липецкого государственного педагогического университета.

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

Борозняк Александр Иванович

Официальные оппоненты:

Драбкин Яков Самойлович

доктор исторических наук, профессор

главный научный сотрудник

Института всеобщей истории РАН

Синдеев Алексей Александрович

кандидат исторических наук, доцент

ведущий научный сотрудник

Института Европы РАН

Ведущая организация:        Кемеровский государственный университет

Защита состоится «_____» __________ 2012 года в ______ часов на заседании диссертационного совета Д 002.249.01. при Институте всеобщей истории РАН по адресу: 111934. Москва, Ленинский проспект, 32 а (ауд.1406).

С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете ИВИ РАН

Автореферат  разослан «___» __________ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

к.и.н.                                                Н.Ф. Сокольская

Актуальность темы исследования.

В наше время для ряда гуманитарных дисциплин и, в первую очередь, для истории,  актуально рассмотрение проблем в ракурсе «человеческого измерения». Все больше исторических моментов рассматривается на микроуровне – уровне человеческих взаимоотношений, взаимовлияний. В  истории взаимоотношений и взаимодействия России и Германии продуктивным становится сюжет, концентрирующийся на роли «человеческого фактора». Здесь можно говорить и об истории повседневности, и о проблемах эмиграции и реэмиграции, и о взаимодействии и взаимовлиянии интеллигенции и представителей искусств, в первую очередь, литераторов. Одним из важных моментов в этом направлений  можно назвать проблему «образа чужого», который традиционно подавался как образ врага.

Наступивший XXI век обещает стать «веком межэтнической Хиросимы, столетием нескончаемых межнациональных конфликтов, столетием ненависти государств и народов»1. Поэтому изучение механизмов возникновения и развития «образа врага»  стало одной из актуальных проблем социальной и «ментальной» истории конца ХХ - начала ХХI века. Нетерпимость к кому-либо или чему-либо, как правило, является результа­том незнания и, как следствие, непонимания и неприятия, часто враждебного и агрессивного. Если речь идет о взаимоотношении наций и народов, то последствия такого непонимания и неприятия могут быть самими катастрофическими, в том числе, и для третьих лиц – народов и стран, напрямую не задействованных в конфликте. Мирное сосуществование народов и государств труднодостижимо, но жизненно необходимо. Но, как писал великий немецкий писатель И. В. Гете, и неоднократно повторял великий гуманист Лев Копелев, нет необходимости в том, чтобы нации любили друг друга, они «должны узнать друг друга, понять друг друга, и <...> хотя бы научиться терпеть друг друга»2.

В устранении неприятия нациями и народами друг друга, приводящих к возникновению национальных и религиозных предубеждений и предрассудков, большую роль играет гуманитарное знание. Еще в конце 1960-1970-х гг. сложилась новая научная дисциплина - историческая имагология (имаджинология), «опирающаяся на конкретно-исторический анализ культурных стереотипов, коллективных представлений народов друг о друге, этнических и национальных стереотипов, путей их формирования, способов функционирования и процессов трансформации  в контексте отношений «мы-они», «свой-чужой»3.

В таком контексте перспективным является изучение значения и роли «Вуппертальского проекта» (Wuppertaler Projekt zur Erforschung der Geschichte  deutsch-russischer Fremdenbilder), его воплощения в виде серий «Западно-восточных отражений»: «Россия и Германия глазами немцев» и «Германия и немцы глазами русских», которые являются весомым вкладом не только в историю и культурологию, но и, в первую очередь,  в имагологию.

Историки-германисты неоднократно отмечали, что никакие две другие страны как Россия и Германия, не прошли столь долгий и противоречивый путь во взаимоотношениях и взаимоотражениях. Как тонко заметил Г. Штёкль, один из ведущих немецких специалистов по истории Восточной Европы, «по сравнению с этим (проблемой «Россия и Европа» - А.К.),  взаимные образы врагов западно – и среднеевропейских народов могут показаться семейными недоразумениями»4.

В проблеме взаимоотношений русских и немцев можно выделить множество аспектов – от политических и дипломатических до вопросов культурного взаимодействия и взаимовлияния, отношения эти протяженны во времени и в то же время актуальны.

«Вуппертальский проект» - это не только большой вклад в комплекс формирующихся практически на протяжении целого тысячелетия знаний русских и немцев друг о друге, но и, что более важно, создание некоего базиса, основы «для познания  опасностей, которые присущи упрощенным представлениям о Другом. Вопрос не в том, обусловленные временем и ситуацией суждения подтвердить или исправить, сколько в том, чтобы понять, как они возникли и передавались»5.

Тома «Вуппертальского проекта» издавались в Германии в период 1985-2006 гг., но кроме заключительного тома серии «Немцы и Германия глазами русских»: «Германия и русская революция» российскому читателю они практически незнакомы (в России не издавались). Как с горечью отметил А.И. Борозняк: «Сложилась парадоксальная ситуация: труд, написанный для России, могущий стать для нас неоценимым научным богатством, недоступен российскому читателю»6.

Несмотря на появление в отечественной и зарубежной науке целого ряда публикаций разного уровня и характера, важных и для  России, и для Германии, «Вуппертальский проект» по-прежнему занимает особое место не только как уникальный тезаурус всемирной культурологии7, но и как «мудрый замысел Копелева»8 – создать действенное орудие преодоления губительных для всего человечества «образов врага». Большого нравственного заряда и гуманистический посыл, заключенные и в идее самого проекта и в его реализации, обуславливают его огромное научное и общественно-политическое значение.

       Нам представляется очевидной как научная, так и общественно-политическая актуальность изучения данной темы. Если первая связана с неразработанностью проблемы в отечественной истории и необходимостью осмысления «Вуппертальского проекта», то вторая – с тем гуманистическим содержанием, которое заключено в самой идее проекта и его воплощении в виде томов «Западно-восточных отражений».

Степень разработанности проблемы.

«Образ врага» (внутреннего и внешнего) как объект  исторического исследования изучается сравнительно недавно. Традиционно  это понятие тесно связывается с пропагандой,  то есть, можно утверждать, что трансформация «образ другого - образ чужого-образ врага» не рассматривалась на бытовом уровне – уровне взаимоотношений не государств, но народов.

Одна из немногочисленных характеристик «образа чужого» в  контексте взаимоотношений России и Германии представлена во введении к диссертационному исследованию Е.В. Черненко «Образ постсоветской России в немецком еженедельном иллюстрированном журнале «Шпигель»9. Автор находит продуктивными три направления изучения проблемы «образа другого» в разрезе русско-немецких отношений: с точки зрения представлений о России и русских в  Германии (исследования С.В. Оболенской10), представления о Германии в России (публикации О.В. Зайченко11) и параллельное изучение представлений народов обеих стран друг о друге, приводя в качестве образца «фундаментальное немецкое исследование»12 -  «Вуппертальский проект» Льва Копелева. Однако подробной характеристики обозначенных проблемных вопросов автор не дает.

Анализ выборки диссертационных исследований13, касающихся  представлений русских и немцев друг о друге в течение различных исторических периодов, показал, что  эти представления традиционно изучаются по материалам прессы. Безусловно, образ немца или русского, который складывается в итоге такого исследования, является неполным. В этом разрезе, опыт сотрудников «Вуппертальского проекта» - изучение представлений народов России и Германии друг о друге на материалах аутентичных документов – хроник, записок и отчетов путешественников, купцов, дипломатов – позволяет создать более законченную картину взаимопредставлений русских и немцев.

Эти взаимопредставления и взаимоотношения двух народов рассматриваются наряду с другими вопросами в издаваемом Институтом всеобщей истории РАН  сборнике научно-исследовательских статей «Россия и Германия»14. По мнению многолетнего редактора сборников Б.М. Туполева, «изучение российско-германских взаимоотношений призвано содействовать формированию у обоих народов объективных представлений друг о друге, на которые стойкое влияние оказывали периоды вражды и отчуждения, сменявшиеся временами дружбы и сотрудничества»15.

Еще один аспект историографии нашего исследования – это изучение и оценка собственно результатов «Вуппертальского проекта» - десятитомника «Западно-восточных отражений». В отечественной историографии  литература по данному вопросу весьма немногочисленна. В период работы над диссертацией нами не было выявлено ни одного исследования, ни одной статьи, полностью посвященной «Вуппертальскому проекту» Копелева. Как поясняют ученые Я.С. Драбкин, А.И. Борозняк, Г.В. Бордюгов, издания «Вуппертальского проекта» остаются неизученными и неоцененными в силу, в первую очередь,  языкового барьера. При прочтении ряда авторефератов  диссертационных исследований по проблематике взаимопредставлений русских и немцев друг о друге16 нами было выявлено, что лишь в одном из указанных исследований есть упоминание о «Вуппертальском проекте», но его издания при этом не использовались ни в качестве источников, ни в качестве литературы.

Что касается зарубежной, в первую очередь, немецкой историографии вопроса, то и в этом случае проблема изучения «Вуппертальского проекта» и его влиянии так же остается недостаточно разработанной.  Уве Зонненберг, исследователь общественной деятельности Л. Копелева в ФРГ, в диссертации  и публикациях  уделяет некоторое внимание «Вуппертальскому проекту»17.

Что касается научной оценки «Вуппертальского проекта», то здесь можно выделить три направления: оценка проекта самим Копелевым и его сотрудниками, оценка Карла Аймермахера – продолжателя дела Копелева, статьи, рецензии и сообщения российских и германских историков и историографов, опубликованные в отечественных изданиях, в том числе и с целью привлечь внимание общественности к значимости этого проекта для исторической науки.

Отношение Копелева и его коллег к проекту и его научному и общественно-политическому значению нашло выражение в первую очередь в статьях томов «Западно-восточных отражений». Краткая характеристика и оценка проекта дана коллегами Копелева Д. Херрманн18,  М. Келлер19, Г. Кёненом20 в коллективном труде «Из Москвы на берега Рейна. Гуманист Лев Копелев в Северном Рейне-Вестфалии».

Характеристика и оценка «Вуппертальского проекта» К. Аймермахером отражена в послесловии к последнему тому «Западно-восточных отражений»21 и в статье ««Западно-восточные взаимоотражения»  Льва Копелева: взгляд в прошлое.  Размышления о Вуппертальском проекте»22 в третьем томе проекта «Россия и Германия в ХХ веке».

Анализ «Вуппертальского проекта» и его оценка отечественными учеными отражены в докладах и сообщениях, представленных на Международных Копелевских чтениях, проходивших в Липецком государственном педагогическом университете23.

Отдельно следует выделить сборник под редакцией Я.С. Драбкина «Лев Копелев и его «Вуппертальский проект», где собраны биография, статьи из обеих серий проекта, написанные Копелевым,  диалог Л. Копелева и Г. Кёнена24.  Этот сборник, по мнению А.И. Борозняка, есть «первая попытка изложить основные факты биографии выдающегося гуманиста и мыслителя ХХ века, дать представление об итоговом труде его жизни»25.

Безусловно, всесторонняя оценка «Вуппертальского проекта» невозможна без изучения жизненного и творческого пути автора идеи и руководителя проекта Л.З. Копелева.  О том значении, которое имела личность Копелева от замысла до реализации, точно написал Ю.А. Борко: «Это мог сделать только он – и никто другой. В его судьбе сошлись две страны, два народа, две культуры, и была своя справедливость в том, что в конце своей жизни он стал гражданином двух государств – Германии и новой России»26.

Исследование фактов биографии Льва Копелева необходимо для того, чтобы отразить эволюцию его замысла - от  проекта по изучению русско-немецких литературных и культурных связей к масштабному исследованию представлений русских и немцев друг о друге на протяжении общей почти тысячелетней истории.

Жизненный и профессиональный путь  Копелева представляет собой третью сторону историографии по проблематике нашего исследования. В основном, сюда можно отнести статьи и публикации о Копелеве27, выступления и статьи его приемной дочери М.Н. Орловой28,  коллег и друзей Копелева – писателей и историков29, прижизненные публикации о Копелеве, в основном, на немецком языке30.

Объектом диссертационного исследования выступает «Вуппертальский проект» Льва Копелева.

Предмет исследования – значение «Вуппертальского проекта» Льва Копелева для преодоления русско-немецких национальных предрассудков и стереотипов и расширения знаний о восприятии и отношении к друг другу.

Данное положение обусловило  цель исследования - определить место и роль «Вуппертальского проекта» в культурно-историческом и общественно-политическом пространстве России и Германии.

Поставленная цель обусловливает необходимость решения следующих задач:

  1. рассмотреть биографию Л.З. Копелева с точки зрения  обстоятельств, которые тем или иным образом оказались решающими для идеи «Вуппертальского проекта» и его реализации;
  2. охарактеризовать жизненные установки Копелева, оказавшиеся решающими для его научной и общественной деятельности;
  3. оценить значимость роли Копелева в эмиграции с точки зрения возможности реализации «Вуппертальского проекта»;
  4. осветить «Вуппертальский проект» от замысла и концепции до реализации в виде издания «Западно-восточных отражений»;
  5. проанализировать непосредственный вклад Копелева в подготовку и издание «Западно-восточных отражений»;
  6. изучить и оценить оказанное «Вуппертальским проектом» научное, практическое значение и общественное влияние.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1918-2010 годы. Начальная дата обусловлена первым столкновением Л.З. Копелева с немецким языком и культурой, что обусловило впоследствии выбор им профессии, таким образом, события детских и юношеских лет Копелева рассматриваются нами как предпосылки появления идеи «Вуппертальского проекта» - изучения русско-немецких взаимопредставлений и отражений. Конечной датой исследования является дата публикации на русском языке трехтомника «Россия и Германия в ХХ веке».

Методологической основой исследования стали принципы и методы общенаучного и исторического познания. В качестве основного методологического принципа автор опиралась на принцип историзма, который позволил рассмотреть предмет исследования в динамике его развития, с учетом множества факторов, оказавших влияние на его эволюцию. Следуя принципу научной объективности, автор основывалась только на фактах, полученных в процессе критического анализа исторических источников. Системный подход позволил проанализировать развитие идеи «Вуппертальского проекта» в течение жизни Копелева с учетом событий, как личного характера, так и исторического.

Методы исследования определялись характером данной работы: историко-генетический метод позволил проследить на длительном промежутке времени трансформацию идеи о русско-немецких литературных связях до собственно «Западно-восточных отражений» как представлений русских и немцев друг о друге в контексте восприятия иностранцев как «чужих» или «врагов»; историко-системный метод – выявить изменения в методологическом подходе к исследованиям «Вуппертальского проекта» и «Вуппертальско-Бохумского проекта» и их реализации в виде серий изданий «Западно-восточных отражений» и «Россия и Германия в ХХ веке» с учетом  меняющейся политической ситуации в стране и мире.

Значимая роль обстоятельств жизни и деятельности Льва Копелева в зарождении идеи «Вуппертальского проекта», ее трансформации и реализации, обусловила использование в исследовании биографического метода. 

В ходе исследования мы исходили из положения, что при изучении такого сложного культурного и научного феномена как «Западно-восточные отражения», необходимо использовать аксиологический подход.

В качестве общенаучных методов в процессе исследования применяются анализ, синтез, сравнение, обобщение.

Для реализации цели и задач исследования была привлечена обширная источниковая база, включающая опубликованные и неопубликованные до­кументы. Использованные в работе источники можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся законодательные и иные документы государственного характера,  такие, как Уголовный Кодекс РСФСР31 (в связи с отбыванием Л.З. Копелевым тюремного заключения), советские нормативные акты, такие, как Конституция СССР 1977 г32.; Закон СССР «О  гражданстве СССР» 1978 гг.33; указ об отмене лишения советского гражданства34.

Во вторую группу вошли источники личного происхождения: мемуары, дневники, переписка. В эту группу входят  опубликованные источники - автобиографические книги Копелева35, воспоминания Л. Копелева и Р. Орловой36, письма и заявления свидетелей защиты на процессе Копелева37, переписка Л. Копелева и В. Шаламова, Д. Самойлова и Л. Чуковской. Особую группу составили неопубликованные материалы, в первую очередь, это материалы фонда 2549 (Л.З. Копелев) из Российского государственного архива литературы и искусства. Материалы из РГАЛИ, самые ранние из которых датируются 1925 г., дают представление о становлении Копелева как личности, так и писателя и ученого. В фонде, переданном Копелевым в ЦГАЛИ в 1969-1980 гг., а также в 1989 г., представлены рукописи, переписка, материалы, собранные им, в том числе  и материалы – статьи, заметки -  о нем самом. Особый интерес для нас представили записи Копелева, сделанные в «Марфинской шарашке», часть из них посвящена проблема национализма и шовинизма, что, несомненно, напрямую связано с проблематикой «образа врага». 

Кроме того, к этой группе источников относятся материалы из личного архива М.Н. Орловой38 (письма Копелева  родственникам и друзьям после 1981 г., письма Л. Копелеву и Р. Орловой, поздравительные телеграммы видных ученых и общественных деятелей ФРГ к 85-летию Копелева, которые характеризуют отношение к его научной и общественной деятельности со стороны немецкой общественности)  и копия дела Копелева из архива Службы государственной безопасности (Киев)39, переданного КГБ по месту рождения, в котором представлены материалы следствия, обвинения и защиты, а также стенограммы  допросов Копелева, служащие ярким подтверждением  всех событий, описанных Копелевым в книге воспоминаний «Хранить вечно».

Третья группа источников представлена томами «Западно-восточных отражений»40, изданных в 1985-2006 гг. в ФРГ и томом «Германия и русская революция»41 (А-5), без изучения которых невозможно оценить непосредственный вклад Копелева в «Вуппертальский проект» и дать оценку научному и общественно-политическому воздействию «Вуппертальского проекта». Серия «Западно-восточные отражения» разделена на два ряда: «Россия и русские глазами немцев» и «Германия и немцы глазами русских», которые представляют собой смысловую и временную параллель в восприятии немцами и русскими друг друга. Копелев был не только вдохновителем и организатором проекта и изданных томов «Западно-восточных отражений», но и автором исторических введений к большинству томов. Характерная особенность вводных статей заключается в том, что они представляют не только подробный обзор описываемого в предложенном томе периода с точки зрения представлений русских и немцев друг о друге, но и дают характеристику эпохи в целом. Также ценно, что к каждому выделенному в отдельный том периоду  дается обширная и подробная библиография.

Следующим видом источников, использованным в диссертации, является периодическая печать. Нами были изучены как статьи Копелева, так и публикации о нем. С целью всестороннего анализа наряду с советской и российской периодикой автором были рассмотрены материалы иностранной (немецкой)  печати. Сравнивая публикации в отечественных и немецких СМИ, посвященных кончине Л.З. Копелева, мы обратили внимание на тот факт, что в отечественных изданиях Копелев, в первую очередь, представлен как узник ГУЛАГа, диссидент и автор автобиографической трилогии, в то время как в зарубежной прессе Копелеву отдается должное в связи с «Вуппертальским проектом», что является свидетельством его авторитета среди научных кругов и общественности Германии. 

Отдельной группой неопубликованных источников является наша переписка с лицами, причастными к работе над «Вуппертальским проектом» - Д. Херрманн, М. Келлер, К. Аймермахером, а также с М.Н. Орловой, У. Зонненбергом, Э. Цюлла, Г.В. Бордюговым, которые представили свою оценку личности и деятельности Л.З. Копелева.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- в целях рассмотрения эволюции замысла Копелева об отражении русско-немецких представлений друг о друге подробным образом изучена его биография;

- «Вуппертальский проект» Копелева по изучению немецко-русских образов чужого исследован от замысла и концепции до реализации в виде томов «Западно-восточных отражений»;

- охарактеризованы «Вуппертальско-Бохумский проект» и издания Международных Копелевских чтений (Липецк) как примеры научного влияния «Вуппертальского проекта» на отечественную и зарубежную науку;

- показано общественно-политическое влияние «Вуппертальского проекта» в виде общественного резонанса, выраженного в СМИ, по мере издания томов «Западно-восточных отражений».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, разде­ленных на параграфы, заключения, списка использованных источников и ли­тературы, приложения. В первой главе «Предпосылки появления идеи «Вуппертальского проекта»» рассматривается биография и научная деятельность Копелева 1912-1980 гг., до эмиграции в ФРГ как вводный этап для изучения замысла о русско-немецких образах чужого. Во второй главе "Вуппертальский проект»: от концепции до «Западно-восточных отражений" проект рассматривается через призму его практической реализации, дается краткая характеристика каждого тома издания. Третья глава «Научное и общественно-политическое значение «Вуппертальского проекта» посвящена собственно тому влиянию, которое оказал «Вуппертальский проект» в научном и общественно-политическом плане.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, опре­деляются объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования, его хронологические рамки, характеризуется степень изученности проблемы, определяются методы и источниковая база исследования, сообщается о на­учно-практической значимости исследования и апробации его результатов.

Первая глава «Вуппертальский проект» Льва Копелева: от идеи до за­мысла»  посвящена подробной биографии Копелева, так как, несмотря на то, что над «Вуппертальским проектом» работал коллектив авторов, редакторов, издателей, сам замысел является детищем Копелева, во многом обусловлен­ным обстоятельствами его жизни. Для оценки проекта представляется необ­ходимым  исследование его корней, неразрывно связанных с жизнью и деятельностью Копелева.

Первый параграф «Лев Копелев: от первых лет жизни до защиты диссертации. 1918-1941» посвящен юности Льва Зиновьевича Копелева - советского писателя, переводчика, литературоведа, правозащитника  - так как именно в ранние годы жизни были заложены основы его гуманисти­ческого мировоззрения. Удивительно, что при всем своем природном человеколюбии, ориентации на высокие моральные ценности, воспитанной учителями и им самим, цельности характера и удивительной честности по отношению к себе и окружающим, Копелев еще со школьных лет оказался под сильным влиянием марксистско-ленинской идеологии, что позволило ему с воодушевлением воспринимать все происходящие в СССР, оправдывая все видимые и осознаваемые им промахи, ошибки, несправедливости, перегибы власти исторической необходимостью.

Обстоятельства детства и юности Копелева – изуче­ние с ранних лет немецкого языка, многочисленные возможности общения с немцами, обусловившие проникновение в их культуру -  определили выбор его профессии – германистика. Великолепное знание языка, русской и немецкой литератур, увлечение творчеством Шиллера (ему была посвящена кандидатская диссертация Копелева) привели его  к мысли об изучении русско-немецких литературных связей с точки зрения взаимовлияния двух литератур друг на друга. Творческие планы Копелева оказались нарушены войной: несмотря на бронь, Копелев тут же записался на фронт.

Второй параграф «Лев Копелев офицер по разложению войск про­тивника. Август 1941 апрель 1945» охватывает хронологически неболь­шой отрезок жизни Копелева, который сыграл судьбоносную роль и в жизни Копелева, и в трансформации идеи будущего «Вуппертальского проекта»: первоначальные замыслы Копелева о про­екте по изучению русско-немецких литературных связях в годы войны в связи с работой Копелева с военнопленными немцами, которым он читал лекции о немецкой же культуре, стали принимать облик возможного иссле­дования о русско-немецких культурных связях, о взаимодействии и взаимо­влиянии немецкой и русской культур на протяжении веков.

В годы войны Копелев понял, насколько идеалистическим было его представление о тогдашней Германии, насколько оказались далеки от его представлений оболваненные нацистской пропагандой реальные представители «великой арийской расы». Расхождение между образом немцев и тем, какими они оказались в действительности, сильно влияли поначалу на его деятельность в качестве офицера пропаганды, но по признанию его сослуживцев, Копелев был одним из лучших «разложенцев», ввиду своих энциклопедических знаний и умения адоптировать свои знания и навыки под имеющиеся условия работы. Когда была создана антифашистская школа военнопленных солдат и офицеров вермахта,  Копелев стал самым популярным преподавателем. Рассказывая военнопленным немцам об их великой культуре, о выдающихся деятелях науки, Копелев тем самым оттачивал и свои замыслы, касающиеся планов исследования взаимодействия русской и немецкой культур.

В это время Копелева, как и сотни тысяч других людей, интересовало будущее Германии и немцев. Но в отличие от многих, Копелев не испытывал яростной ненависти к немцам, проводя четкую границу между такими понятиями как нация и государство, национальная вина и государственная вина. Он неоднократно повторял, что ненавидит фашистов, но не может ненавидеть немцев. Гуманистические взгляды Копелева, сочувствие к мирному населению Германии вызывали негативную реакцию окружающих его обозленных войной, потерями близких, тяжелыми условиями полевой жизни людей, следствием которой стал донос на Копелева и его арест в апреле 1945 г. за «буржуазную жалость к противнику» и «клевету на союзников».

Третий параграф «Арест. Суд. ГУЛАГ. 1945-1956» посвящен аресту Копелева и 10-летнему тюремному заключению в системе ГУЛАГ. Между арестом и отбытием наказания прошло несколько судов, на которых в защиту Копелева, несмотря на грозящие им самим преследования и взыскания, выступили многие его сослуживцы  - Ю.С. Маслов, В.В. Микоша, И.Д. Рожанский и другие, и довоенные коллеги и сослуживцы. Письма в оправдание Копелева свидетельствуют о том высоком авторитете, которым он пользовался и как человек, и как профессионал.

Этот период жизни Копелева также характеризуется продолжением – безусловно, по воз­можности, а Копелев находил такие возможности даже в заключении -  ра­боты над идеей «Вуппертальского проекта», но несколько в ином ключе. Если довоенные годы и во время войны мысли Копелева были сосредоточены на взаимо­отношениях русских и немцев в различных аспектах, то в период заключения он много и плодотворно занимался изучением проблемы формирования шовинистических и националистических предрассудков и их влияния на взаимоотношения между представителями разных народов. В эти годы Копелев окончательно приходит к выводу, что бороться с национализмом можно и нужно только словом, что против мракобесия незнания должно выступать знание.

Четвертый параграф «Освобождение. Реабилитация. Правозащитная деятельность. 1956-1980» охватывает годы жизни Копелева от освобожде­ния и реабилитации до отъезда в Германию. В своей книге воспоминаний «Мы жили в Москве» Копелев писал о своих планах после освобождения, о том, как он мечтал преподавать, заниматься историей зарубежной литературы, писать о том, как литература объединяет народы  и о том, как немецкие писатели представляли себе Россию и русских. Но обстановка в стране, преследования и аресты друзей, знакомых и незнакомых, всех тех, кто попадал под определение «инакомыслящих», исключение самого Копелева из Союза писателей, запреты преподавать и печататься, вынудившие его окончательно отказаться от своих марксистско-ленинских идеалов и активно включиться в правозащитную деятельность, благодаря которой его имя стало широко известно и за рубежом. Но и в те годы, занимаясь переводами и ли­тературной деятельностью, Копелев неоднократно возвращался к проблемам расизма и шовинизма, заявляя, что «человеколюбие всегда означает терпимость»42. Именно человеколюбие, терпимость и желание понять «другого» определяли поступки Копелева.  За это он готов был бороться и боролся до конца, а его единственным оружием всегда было слово.

Большое значение для реализации «Вуппертальского проекта» имела дружба Льва Копелева с немецким писателем Генрихом Бёллем. Знакомству двух выдающихся гуманистов и складыванию их дружбы, которая сыграла определенную роль в том, как Копелева приняли в Германии, посвящен пя­тый параграф первой главы.

Реализация замысла Копелева о русско-немецких взаимоотношениях и взаимоотражениях могла быть осуществлена только за рубежом. Он  ни­когда не помышлял о добровольной эмиграции, несмотря на запреты (публи­ковать работы, преподавать, переводить) и преследования. Но именно они привели к тому, что Копелев, вместе с супругой Р. Орловой приглашенный на год для чтения лекций в ФРГ, оказался лишен советского гражданства. Обстоятельства их отъезда в ФРГ раскрыты в шестом параграфе  «Запреты, преследования, отъезд в ФРГ».

Итак, появ­ление идеи рассмотреть русско-немецкие культурные связи напрямую связано с тем, что на протяжении жизни в русскоязычном пространстве (в Киеве, Харькове, Москве) у Копелева, в отличие от многих его современников, было не только желание, но и возможность коммуникации с носителями немецкого языка (бонна, немцы-поселенцы на Украине, немцы – друзья и коллеги по пе­реписке, затем работа с военнопленными на фронте). Это можно определить как практическое общение. Но Копелев  долгие годы и на теоретическом уровне занимался  проблемами взаимосвязи и взаимодействия русской и не­мецкой культуры, о чем свидетельствует его диссертация о драматургии Шиллера, биогра­фия Б. Брехта, изданная в серии ЖЗЛ в 1968 г., многочисленные статьи и книги о немецких писателях и немецкой литературе.

       После вынужденной эмиграции Копелев прожил в Германии 17 лет, однако можно утверждать, что  жил он в первую очередь для России, сознавая необходимость преодоления прежде всего Россией и Германией последствий войны и тоталитарного прошлого. Преодоление прошлого, в немалой степени связанного с диалогом культур России и Германии, для Копелева означало, в первую очередь, разрыв с великодержавными представлениями и стереотипами русских и немцев  о себе и друг о друге, чему было посвящено дело всей его жизни – «Вуппертальский проект», осуществленный в Германии, но задуманный в СССР. Весь жизненный и научно-исследовательский опыт, приобретенный Копелевым в период его жизни до эмиграции, послужил не только благодатной почвой для идей и замысла «Вуппертальского проекта», но и своего рода толчком к его осуществлению.

Вторая глава ««Западно-восточные отражения» в «Вуппертальском проекте» Копелева» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Вуппертальский проект»: концепция, проекты и реализация»  представлен путь «Вуппертальского проекта» от складывания концепции, формирования ко­ллектива сотрудников до издания результатов исследований в виде томов «Западно-восточ­ных отражений».

После лишения советского гражданства и благодаря близкой дружбе с Ген­рихом Беллем, Копелев быстро стал известной и публичной фигурой в Герма­нии: он не только много писал, но и активно выступал с докладами и сообщениями, его часто приглашали для интервью и бесед по телевидению и радио.  К. Аймермахер,  коллега Копелева по продолжению «Вуппертальского проекта»,  видел постоянную популярность Копелева в ФРГ в том, что ему «важна была  не критика ради критики, а проблема последовательно отстаиваемого во­проса об общих гуманистических основах межнационального взаимодейст­вия»43, и в том, что, не замыкаясь в культурном и историческом пространстве СССР, «сам Копелев понимал себя как посредника между культу­рами в Германии и России, и именно в этом качестве он прочно запечатлелся в памяти многих людей»44.

Снова и снова Копелев об­ращал внимание немецкой общественности на нарушение прав человека, в первую очередь, в СССР, выступал за взаимопонимание и взаимоуважение между народами, за сохра­нение культур­ного многообразия Европы. Многие деятели культуры и науки – Г. Бёлль,  К. Аймермахер, Е. Евтушенко – отмечали, что Копелев оказался необходимым Германии, что он «помог немцам не возненавидеть Россию»45.

Со времен освобождения и реабилитации одной из важнейших целей  и задач своей жизни Копелев видел в борьбе с шовинизмом и ра­сизмом, с национальными предрассудками и в преодолении образов врага, уже не ради утопического мифа социализма «за мир во всем мире», а ради спасения и выживания человечества. В своих лекциях, докладах, статьях  Копелев неустанно приводил слова великого Гете  о том, что нации не должны лю­бить друг друга, но должны хотя бы знать и терпеть друг друга. Безусловно, это касалось не только взаимоотношений русских и немцев, но Копелев был последователем идеи Т. Манна о русско-немецком родстве душ.

Все это приближало его к исполнению  еще юношеской мечты – проекту, который представил бы миру взаимоотношения и взаимоотражения русских и немцев на протяжении почти тысячелетней истории их отношений. Реализации этого грандиозного замысла способствовало предложение ректора университета Вупперталя о так называемой «исследовательской профессуре» с возможностью свободного выбора темы исследования. Благодаря авторитету, которым он пользовался среди научных и политических кругов, и необыкновенному обаянию личности Копелева ему удалось получить финансирование и собрать команду будущего «Вуппертальского проекта», в состав которой вошли редакторы обеих серий издания – Мехтхильд Келлер и Дагмар Херрманн.

Во втором параграфе  представлена структура томов «Западно-восточных отражений». Так как само исходное название «Вуппертальского проекта» - «За­падно-восточные отражения» - подразумевало две точки зрения, то  вполне логичным оказалось разделить корпус этого многотомного издания на две серии: красную «Русские и Россия гла­зами немцев» (се­рия А) и зеленую «Немцы и Германия глазами русских» (се­рия В). Каждый том охватывает определенный период времени – от несколь­ких столетий до не­скольких десятилетий. 

В предисловии к первому тому проекта Копелев определил основной принцип работы: построенный по хронологическому принципу комплекс отдельных работ, связанных между собой тематически. К. Аймермахер, продолживший замысел Копелева в «Вуппертальско-Бохумском проекте», отметил доминантный признак исследований Копелева – они были направлены не столько на разрушение межгосударственных и межнациональных барьеров, сколько на выявление того конструктивного контента, который существовал в отношениях между двумя народами.

Третий параграф «Западно-восточные отражения»: структура и содержание томов проекта» открывается характеристикой первого тома серии А «Русские и Россия глазами немцев. IX-XVII века» (изда­ние Мехтхильд Келлер в сотрудничестве с Урсулой Деттбарн и Карлом-Хайнцом Корном под руководством Льва Копелева) вышел в 1985 г.  В нем были собраны самые ранние свидетельства того, «что знали и что думали немцы о России и русских».  Для этого тома Копелев напи­сал предисловие (вместе с М. Келлер) и вводную статью, в которой он объясняет цели и задачи «Вупперталь­ского проекта»,  формулирует терми­нологический аппарат, рассматри­вает такие понятия как «образ врага», «образ чужого», «нация», «государ­ство». Также в статье Копелева представлен краткий обзор отрицательных суждений одних народов о других и тем самым пояснено, каким образом складываются мифы о «национальном характере».

В 1988 г. был издан первый том зеленой серии: «Немцы и Германия гла­зами русских. XI-XVII век». В предисловии, написанном совместно Л.Копелевым и Д. Херрманн, пояс­няется, что  данный том является отражением первого тома русской серии»: «он документирует и комментирует самые ранние представления русских о немцах и Германии и таким образом дополняет том 1А, наглядно показывая отношения между русским и немцами в один и тот же временной промежуток с  противо­положных точек зрения»46.

Определяющим и направляющим содержание этого тома вектором является историческое введе­ние, в котором Копелев подчеркивает ошибочность исполь­зования по отношению к обозначенному периоду понятий «немцы» и «рус­ские», «национальный характер», «национальный дух», «национальные идеалы», которые «соответствуют многогранной действительности, пока речь  идет об  искусстве, литературе и религии»; но которые не годятся «для  иссле­дования и объяснения событий и явления тех времен, когда еще не существо­вали национальные государства и существующие сегодня нации находились в процессе становления. Тем не менее, именно там возникли некоторые царящие до сих пор представления и предрассудки, «коллективные стереотипы», зазнай­ство и образы врагов, чьи корни и источники стоит искать в племенных рас­прях, религиозных войнах политико-государственных соперничествах давно прошедших столетий»47.

Эпохе Просвещения посвящены вторые тома обеих серий, которые были изданы в 1988 г. и в 1992 г. Дополнением к ним стала выставка «Немцы в Рос­сии – русские в Германии. Век Просвещения». Просвещение всегда притягивало Копелева, в нескольких своих работах он уделял ему особое внимание. В 1993 г. он писал: «Век Просвещения не знал русско-немецкой вражды, не знал национализма и шовинизма. Эти язвы, эти напасти зарождались уже в последующих столетиях. …  Просветители XVIII века знали, что нельзя отождествлять государство и народ, знали, что даже самые многочисленные и самые авторитетные политические партии, правительства и армии действуют считанные годы, а народы, нации существуют веками. Эти простые истины заглушались и все еще заглушаются грохотом войн, воплями неистовых шовинистов, рыданиями вдов и сирот, жалобами побежденных, обездоленных изгнанников и клятвами мстителей».

Следующие 4 тома проекта48 рассматривают последовательно этапы сближения и охлаждения в отношениях между немцами и русскими и те факторы, которые оказывали на них решающее влияние. В этих томах последовательно растет удельный вес российских авторов, участвующих в проекте.

Четвертый параграф посвящен «особому» тому проекта – «Германия и русская революция», так как в этом томе – единственном в проекте Копелева – решающим фактором отбора и предоставления материала является политический, а не культурный аспект.

Этот том завершил «Вуппертальский проект», несколько из­менив план Копелева: «Когда исследования для четвертых томов обеих серий Вуппертальского проекта, которые мыслились как последние, шли полным ходом, становилось все яснее, что необходимо создать концепцию еще од­ного тома, в котором следует сделать важнейшие выводы из предыдущих и прежде всего рассказать о начале новой эпохи в русско-немецких отноше­ниях. Однако и настоящий том оставляет открытыми многие вопросы, на ко­торые наши предшественники давали очень спорные, различные и противо­речивые ответы. Есть проблемы, решение которых доставит заботы и нашим правнуком. Поэтому этот (пока последний) том венчается не гармоническим финальным аккордом, а многими вопросительными знаками»49.

Том «Германия и русская революция. 1917-1924» оказался единственным переведенным на русский язык и из­данным (в двух томах – в 2004 и 2007 гг.), при этом тираж – 1000 и 500 экземпляров – делает это издание практически недоступным не только простому читателю, но и региональным исследователям. Этот том, а с ним и «Вуппертальский про­ект» Льва Копелева заканчивается обращением к завещанию Сахарова: «поймут ли, наконец, люди, что завещание Сахарова – требование единства политики, науки, экономики и морали – является решающим условием со­хранения жизни на Планете? Немецко-русская история содержит в этом смысле такие предостережения и импульсы, как никакая иная»50. Эта фраза есть и завещание Копелева, и предостережение, и главная цель «Вупперталь­ского проекта».

Если подходить к томам «Вуппертальского проекта» с точки зрения диалога русских и немцев, то важно отметить следующие моменты:

- Несмотря на то, что идея и инициатива осуществления такого важного и для Германии и для России проекта исходила с российской стороны, над первыми томами проектов работали исключительно немецкие исследователи. В серии А до 4 тома «Россия и русские глазами немцев.  XIX-XX век: от эпохи Бисмарка до Первой мировой войны» впервые появляются статьи российских исследователей - кандидата психологических наук А.М. Эткинда и доктора филологических наук В.Я. Беленчикова, проживающего и ведущего научную деятельность в Магдебурге. Но так как речь идет о немецких образах России и русских, кажется вполне естественным, что авторы статей – представители научной среды Германии. Но и в серии B первые два тома, раскрывающие русские образы немцев и Германии с XI до конца эпохи Просвещения, написаны исключительно немецкими учеными. Первые статьи российских историков появляются только в третьем томе - «Немцы и Германия глазами русских. XIX век: от рубежа веков  к реформам Александра II» -  работы российских ученых С. Оболенской, А. Зорина, К. Рогова и других. Не только автором одной из статей данного тома, но и его соиздателем вместе с  Д. Херрманн стал профессор, доктор исторических наук А. Л. Осповат. В следующем томе этой серии, рассматривающем период до начала Первой мировой войны, возросло количество работ,  представленных  российскими исследователями.

- До работы над «особым» томом проекта «Германия и российская революция» главным концептом исследований была «культура» во всем многообразии ее проявлений и толкований. Для концепции этого тома определяющим вектором стала политика. До 1917 г., несмотря на периоды охлаждения и негативного отношения русских и немцев друг к другу, на протяжении всего охваченного томами «Вуппертальского проекта» периода взаимоотношений четко прослеживается взаимоинтерес, взаимодействие двух народов, двух культур, причем не столько на уровне ученых, сколько на уровне исторического контекста. Но столкновение интересов двух стран с началом Первой мировой войны стало решающим поворотным пунктом в отношениях, и на первый план вынужденно выступает политический аспект, окрашивающий в темные тона практически любой уровень взаимоотношений – от бытового до взаимовосприятия и взаимодействия различных видов искусств. Конфронтация стран вызвала конфронтацию культур, которую необходимо было объяснить читателю, что вызвало необходимость, с  одной стороны, появления новых сюжетов, с другой – новой интерпретации известных тем.

- Если рассматривать представленные статьи с точки зрения культуры и отношения к ней, то отдельные исследования такого же плана, частично той же тематики проводились и ранее. Особой заслугой «Вуппертальского проекта» является то, что описание отдельных культурных явлений (например, взаимовлияние российский и немецких писателей и поэтов) было представлено не обособленно, а в контексте всего ментально-исторического пласта. Взаимосвязь немецкой и российской интеллигенции, представленная в изданиях «Вуппертальского проекта», отразила вовлеченность России в общеевропейскую историю, через соответствие и внутреннее сходство происходящих в России и Германии процессов (то самое немецко-русское родство душ, избирательное сродство и даже сопряжение)  была четко выражена мысль о принадлежности России к Европе.

Третья глава «Научное и общественно-политическое влияние «Вуппертальского проекта» состоит из трех параграфов. Практически в каждом томе «Вуппертальского проекта» и во многих своих статьях и докладах Копелев неустанно повторял одну и ту же мысль о том, что знание народов друг друга – вынужденная мера сохранения жизни на Земле, особенно в эпоху многочисленных национальных конфликтов, что история взаимоотношении русских и немцев как никаких других народов и стран, богата примерами и предостережениями, и что отношения между на­циями не должны быть подчинены интересам государственных властей.

«Вуппертальский проект», по мнению многих ученых, опередил время, но, как отмечали Д. Херрманн и Е. Шукшина, «только с началом перестройки оживились немецко-русские отношения, и наш Проект вдруг приобрел более актуальное значение, чем мы могли предвидеть»51. У немецких исследователей появилась возможность взаимодействия с российскими коллегами. Благодаря сотрудничеству российских и немецких ученых появились не только новые исследования, но и выставка о русско-немецких отношениях XVIII века, концепцию которой обосновал Копелев.

В 2006 г. с выпуском последнего тома «Западно-восточных отражений», подготовленном уже без  участия Копелева, «Вуппертальский проект» был закончен. Но дело, начатое им, продолжает жить - в проекте «Россия и Германия в ХХ веке», в новых исследованиях участников «Вуппертальского проекта» и молодых ученых, в традиционных Международных Копелевских чтениях (Липецк).

Первый параграф этой главы посвящен «Вуппертальско-Бохумскому проекту» как важному показателю влияния «Вуппертальского проекта» в на­учном и общественно-политическом смысле. Тем более, что этот проект можно считать отчасти более востребованным, чем «Вуппертальский проект», так как он практически одновременно был издан и в Германии, и в России.

Одним из главных «продолжателей» «Вуппертальского проекта» стал Карл Ай­мермахер – доктор философии, профессор славистики, руководитель Славян­ского семинара и директор Института русской и советской культуры им. Ю.М. Лотмана в Рурском университете в Бохуме, почетный доктор РГГУ. К. Аймермахер пришел в проект с собственными представлениями по поводу того, как именно нужно продолжать «Западно-восточные отражения». Вместе с со­трудниками он обсуждал основную проблему: в каком направлении следует проводить ис­следования – с точки зрения истории или культуры. Аймермахеру было ин­тересно продолжить начатое Копелевым с позиции культурных связей между Россией и Герма­нией. Он также выступал за то, что бы новый проект был представ­лен не в двух сериях, а объединяло две стороны в одном томе. И это тоже стало проблемой – необходимо было соединить такие разные стремления.

Разгорелись дискуссии по поводу того, каким принципом необходимо руководствоваться в освещении проблематики  проекта: с точки зрения хронологии или историографии. Пер­вый вариант не устраивал тем, что новые сотрудники проекта, приглашенные Аймермахером, не хотели повторять работу историков – сотрудников первых томов «Вуппертальского проекта». Было предложено противопоставить сходные положения (например, солдата, пропагандиста) – по-дру­гому, историографически.

Следующим этапом в планировании дальнейших исследований стало выделение концептуальных черт ХХ века - наиболее емких, более характерных для обеих стран.

Итогом работы сотрудников «Вуппертальско-Бохумского проекта» стал трехтомник «Россия и Германия в ХХ веке»: «Обольщение властью. Русские и немцы в Первой и Второй мировых войнах», «Бурные прорывы и разбитые наде­жды. Русские и немцы в межвоенные годы», «Оттепель, похолодание и управляемый диалог. Русские и немцы после 1945 года».

В проекте Аймермахера было задействовано большое количество российских исследователей, которые имели возможность работать в недоступных для немцев архивах. В этот же период работы над проектом изменились приоритетные направления в исторической науке, на первый план стали выходить локальные сюжеты, в большей степени обусловленные антропологическим фактором.

В этом плане у российских ученых было преимущество – знакомство с темами и проблемами, неизвестными или малоизвестными зарубежным исследователям. Новыми сюжетами стали, например, переселенческое движение немцев-меннонитов и принудительное переселение поволжских немцев, опыт межкультурного и бытового взаимодействия русских и немцев глазами российского крестьянства, деятельность РПЦ в годы Великой Отечественной войны, тема, достаточно новая и для отечественной историографии, жизнь немцев в СССР и отношение к ним в послевоенные годы.

Развал СССР и демократизация  России предоставили новые возможности зарубежным исследователям, которые, обладая более полными  по сравнению с российскими учеными знаниями новых методологических концепций и подходов, получили доступ к российским архивам. Среди таких исследователей, воспользовавшихся этими возможностями –  Карола Тишлер,  Эльке Шерстяной, Клаус Вашик, соиздатель «Вуппертальско-Бохумского проекта» Астрид Вольперт.

Второй параграф «Международные Копелевские чтения» посвящен своего рода практическому воплощению идей Копелева – симпозиуму «Россия и Германия: диалог культур», который проводится на базе факультета лингвистики и межкультур­ной коммуникации (до 2006 г. – факультета иноязычной культуры) Липец­кого государственного педагогического университета. Всего Копелевские чтения проводились 5 раз – в 1995, 1997, 1998, 2002, 2007 гг. В 2010 г. «Дни науки» на факультете лингвистики и межкуль­турной коммуникации ЛГПУ, руководство которого традиционно выступает инициатором проведения Копелевских чтений, были посвящены диалогу культур Востока и Запада. Как известно, Копелев призывал к диалогу не только русских и немцев, но и русских и украинцев или немцев и итальянцев, для преодоления всех националистических и шовинистических стереотипов, для взаимоузнавания, взаимопонимания и взаимоуважения всех народов,  ради мира на земле, ради сохранения человеческой цивилизации.

Хотя симпозиум посвящен в большей степени вопросам истории, в нем принимают участие специалисты разных направлений – педагоги, философы, социологи, лингвисты, то есть можно с полным правом говорить о том, что Международные Копелевские чтения унаследовали принципы «Вуппертальского проекта» и продолжают инициированный им процесс диалог в том же русле междисциплинарности.

Если рассматривать проблемы, обозначенных в статьях, написанных для сборников «Международные Копелевские чтения» на основе докладов и сообщений, представленных во время проведения всех пяти симпозиумов «Россия и Германия: диалог культур», то можно сделать вывод о последовательном развитии «диалога».  Если первые доклады и сообщения, в первую очередь, освещали жизненный путь Копелева, рассматривали теоретические вопросы «диалога культур», определяли терминологический аппарат, и, таким образом, имели ознакомительный характер, то сообщения и доклады, сделанные на Копелевских чтениях 2002, 2007-го гг. обозначили новые теоретические аспекты диалога культур с точки зрения различных дисциплин.

В то же время, важно отметить, что проблемные вопросы, вынесенные на заседания секций  всех пяти симпозиумов «Россия и Германия: диалог культур» и касающиеся непосредственно исторических дисциплин, выражали те или иные тенденции и направления, которые волновали научную общественность  в тот или иной период.

Проведение Международных Копелевских чтений внесло свой вклад и в реализацию «Вуппертальско-Бохумского проекта» -  «Россия и Германия: ХХ век», о чем пишет Г. Бор­дюгов в предисловии к первому тому проекта. Важно отметить, что сообщения и  доклады некоторых российских исследователей, сделанные на Копелевских чтениях, являются вкладом в немногочисленную пока историографию исследования «Вуппертальского проекта».

Третий параграф посвящен значению «Вуппертальского проекта».

Особенностью «Вуппертальского проекта» и его реализации в виде то­мов «Западно-восточных отражений» можно считать тот факт, что сложно разделить и разграничить его влияние и воздействие на научное и общест­венно-политическое. Явная гуманистическая направленность проекта, ярко выраженная и в отдельных статьях томов проекта и в самой концепции граж­данская позиция Копелева и его соратников, ориентация проекта на широкий круг читателей – все это делает невозможным обозначение четкой границы между оказан­ным им влиянием на науку в чистом виде и на общественно-политическую жизнь России и Германии.

И с научной, и с общественно-политиче­ской точки зрения, «Вуппертальский проект», несмотря на весь колоссаль­ный труд его руководителя и сотрудников – это история даже не одной, а не­скольких удач.

       Обаяние, харизма, популярность в научных кругах и среди общественности, энциклопедиче­ская образованность Копелева привели к практически невозможному: вопреки возрасту, он получил ставку профессора в университете Вупперталя, что, во-первых, обеспечило его материально, а во-вторых, позволило проводить не­обходимые для «Вуппертальского проекта» семинары и коллоквиумы, ис­кать и находить новых сотрудников и новые идеи.

       Личные связи наряду с большим общественным резонансом, вызванным идеями Копелева,  обеспечили финансовую поддержку проекту, при­чем, сразу на 15 лет (до 1997 г.), что тоже было большой удачей. Немец­кие исследо­ватели в большинстве своем работали «за славу», а не за деньги, что подтверждается письмами Копелева.

       Проект, который поначалу мог показаться любому здравомыслящему чело­веку нереализуемым из-за размаха замысла и обилия материала, был за­пу­щен, более того, доведен до того рубежа, который наметил ему Копелев (пе­риод Первой мировой войны) и продолжен, опять же по инициативе Ко­пелева, как «Вуппертальско-Бохумский проект»: «Немцы и русские в ХХ веке». В 2010 г. Московское издательство АИРО-XXI выпустило русскую вер­сию этого проекта, что явилось несомненным успехом не только сотрудников «Вуппертальско-Бохумского проекта», но и, опосредованно, Копелева.

Продолжением идей «Вуппертальского проекта» является и премия им. Льва Копелева, которая с 2001 г. вручается Форумом его имени  в г. Кельне за «активное участие в деятельности, верной духу Льва Копелева»52.

Форум им. Л. Копелева был отмечен Премией единства Федерального центра политического образования, посвященной Дню германского единства (2011 г.). Это была  десятая и последняя церемония награждения премией, которая присуждается за беспримерные усилия в деле сближения востока и запада Германии. На церемонии вручения премии было отмечено, что Форум имени Копелева борется за соблюдение прав человека во всем мире в духе российского писателя, чьим именем он назван.

«Вуппертальский проект» и все те издания, которые появились под его явным и опосредованным  влиянием – это то, что можно условно назвать «отраже­ниями», но Копелевские чтения и схожие по направленности и тематике с ними конференции, Дни науки, се­минары – это уже собственно тот диалог, к которому призывал Копелев. Этот диалог все еще локален, недостаточно массов для преодоления проявлений шовинизма и национализма, но, безусловно, это вклад в мирное будущее мирового сообщества, ступенька той лестницы, которая ведет к построению гражданского общества, основой которого будут правопорядок и толерантность, не только в отдельно взятых странах, но и во всем мировом сообществе.

В заключении сформулированы общие выводы, сделанные в ходе исследования. Нам представлялось невозможным давать какие-либо оценки «Вуппертальскому проекту», не изучив корни самой его идеи и все предпосылки реализации.  Несмотря на то, что над «Вуппертальским проектом» работал большой коллектив исследователей и редакторов, и сама идея его, и реализация в виде томов «Западно-восточных отражений» во многом обусловлены личностными качествами Льва Зиновьевича Копелева, именно поэтому в нашем исследовании такое пристальное внимание уделяется его биографии, как своего рода подготовительному этапу «Вуппертальского проекта». Одним из ключевых моментов «Вуппертальского проекта» можно назвать диалог культур России и Германии, который нашел свое выражение в концепции «Западно-Восточных отражений» (две параллельные серии), отборе фактического материала, формировании группы авторов (статьи первых томов обеих серий были написаны немцами, статьи российских исследователей появились только в третьем томе серии В). Анализ  томов «Западно-восточных отражений» выявил главную особенность проведенных исследований: описание отдельных культурных явлений (например, взаимовлияние российский и немецких писателей и поэтов) было представлено не обособленно, а в контексте всего ментально-исторического пласта. Взаимосвязь немецкой и российской интеллигенции, представленная в изданиях «Вуппертальского проекта», отразила вовлеченность России в общеевропейскую историю, через соответствие и внутреннее сходство происходящих в России и Германии процессов (то самое немецко-русское родство душ, избирательное сродство и даже сопряжение)  была четко выражена мысль о принадлежности России к Европе. Научное и общественно-политическое значение «Вуппертальского проекта» связаны с тем влиянием, которое он оказал на исторические и смежные с ним дисциплины и на общественно-политическую ситуацию в России и Германии. Общественно-политическое влияние проекта мы видим в первую очередь в тех мероприятиях, которые проводятся «в духе Копелева» и направлены на преодоления национальных стереотипов и шовинистических предрассудков.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, входящих в список ВАК:

  1. Кожевникова А.М. «Непреклонный идеалист» Лев Копелев // Исторический архив. 2011. № 3. С. 82-96.

Другие статьи:

2. Кожевникова А.М Лев Копелев: от диссертации о Шиллере к «Западно-восточным отраже­ниям» // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей. Выпуск 6. Липецк, 2009. С. 121-123.

  1. Кожевникова А.М «Вуппертальский проект» Льва Копелева: истоки и источники // Запад и Восток в диалоге культур // Сб. статей / под ред. В.Б. Царьковой.- Ли­пецк: РИЦ ЛГПУ, 2010. С. 48-54.
  2. Кожевникова А.М «Разложенец» Лев Копелев. // Сборник научных трудов аспирантов и соис­кателей. Выпуск 8. Липецк, 2011. C. 65-70.
  3. Кожевникова А.М Россия. Германия. Копелев. // Alumni-Newsletter der DHI-Moskau № 2 (Juli 2011). S. 10-11.

1 Борозняк А.И. Вуппертальский проект: замысел и воплощение // Копелевские чтения. Россия и Германия: диалог культур. Липецк, 1996. С. 32.

2 Цит. по: Копелев Л. Образ чужого в истории и современности // Лев Копелев и его «Вуппертальский проект». Под ред. Я.С. Драбкина. М., 2002. С. 97.

3 Репина Л.П. Межкультурный диалог в историческом контексте // Копелевские чтения 2007. Россия и Германия: диалог культур. Сб. статей / под ред. А.И. Борозняка, В.Б. Царьковой. – Липецк, 2008. С. 69.

4 4 Stokl G. Zum Geleit // Russen und Russland aus deutscher Sicht 9.-17. Jahrhundert. Hrsg. von M.Keller. Munchen, 1988 // WEST-OSTLICHE SPIEGELUNGEN: Russen und Russland aus deutscher Sicht und Deutsche und Deutschland aus russischer  Sicht von den Anfangen bis zum 20. Jahrhundert. S. 9.

5 Stokl G. Op. cit. S. 10.

6 Борозняк А.И. Время истории и время историка // Германия и Россия в судьбе историка: Сборник статей, посвященный 90-летию со дня рождения Я.С. Драбкина / Сост. М.Б. Корчагина, В.Л. Телицын. -  М., 2008. С. 32.

7 Там же. С. 754.

8 Драбкин Я.С. Вуппертальский проект Льва Копелева и дальнейшее развитие его идей //  Копелевские чтения 2007. Россия и Германия: диалог культур. Сб. статей /  Под ред. А.И. Борозняка, В.Б. Царьковой. – Липецк, 2008. С. 22.

9 Черненко Е.В. Образ постсоветской России в немецком еженедельном иллюстрированном журнале «Шпигель» (источниковедческое исследование) : Автореф. дис. … к.и.н. М., 2009.

10 Оболенская С.В. Германия глазами русских военных путешественников 1813 года // Одиссей. Человек в истории 1993: Образ "другого" в культуре. М.: Наука, 1994.  С.70-84; Она же. Немцы в глазах русских XIX в.: черты общественной психологии // Вопросы истории. 1997. № 12.  С. 102-116; Она же. Германия и немцы глазами русских (XIX век). М., 2000; Она же. «Свои» и «чужие». Германия и немцы в глазах русских образованных людей в 19 в. // Журнал «Самиздат»  URL: http://samlib.ru/o/obolenskaja_s_w/22.shtml (дата обращения: 09.09.2011); Она же. Образ немца в русской народной культуре 18-19 вв. Журнал «Самиздат»  URL: http://samlib.ru/o/obolenskaja_s_w/obraz.shtml (дата обращения: 11.09.2011).

11 Зайченко О.В. Образ России в Германии в первой половине XIX века (на материале либеральной публицистики) // Россия и Германия: [сборник научных статей] Вып.2 М., 2001. С. 92-109; Она же. Образ России в общественном мнении Германии в первой половине XIX века // Межкультурный диалог в историческом контексте: материалы научной конференции. М., 2003.  С. 47-50.

12 Там же. С. 7.

13 Ковалева Н. В. Образ Советской России в немецкой правоконсервативной публицистике Веймарской республики: Автореф. дис… к. и. н. Томск, 1999; Вейн, Д.К.  Образ германской молодежи в российской и советской периодической печати и публицистике в последней трети XIX- первой половине XX века: Автореф. дис... к.и.н. Барнаул, 2010; Ладыгин А. В. Образ Германии в сознании российского общества в 1870-1890 гг. (по материалам прессы): Автореф. дис... к.и.н. Екатеринбург, 2010.

14 Ветте В. Образы России  у немцев в ХХ веке // Россия и Германия. Сб. статей / Под ред. Б.М. Туполева. Вып. 1. М., 1998. С. 225-243; Сухоруков С.Р. Тысячелетняя история российско-германских связей в интерпретации Гельмута Вольфганга Канна (ФРГ) // Там же. С. 367-380; Заиченко О.В. Формирование позитивного образа России как части консервативного мировоззрения (на примере Германии первой половины XIX века) // Россия и Германия. Сб. статей / Под ред. Б.М. Туполева. Вып. 4. М., 2007. С. 22-52.

15 Туполев Б.М. Предисловие к первому  выпуску сборника статей «Россия и Германия». С. 5.

16 Сысоев Е.В. Русско-германские культурные связи X-XVI вв. : автореф. дис. … к. культурологии. СПб., 2009; Ладыгин А.В. Образ Германии в сознании российского общества в 1870-1890-х гг. (по материалам прессы) : Автореф. дис. … к.и.н. Екатеринбург, 2010.

17 Sonnenberg U. Lew Kopelew. West-ostliche Spiegelungen // UTOPIE kreativ, 2006. H. 187. S. 397-407. 

18 Herrmann D. Fremd und doch vertraut // Von Moskau an den Rhein. Der Humanist Lew Kopelew in Nordrhein-Westfallen. Hrsg. von Lew Kopelew Forum. Koln, 2008. S. 53-57.

19 Keller M. Die Geburtsstunde des «Wuppertaler Projekts». Ibid. S. 47-53.

20 Koenen G. Die geteilte Erfahrung. Ibid. S. 57-63.

21 Eimermacher K. Lew Kopelews «West-ostliche Spiegelungen» - ein Ruckblick. Gedanken zur Begrundung seines «Wuppertaler Projekts» // West-ostliche Spiegelungen. Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. 19.-20. Jahrhundert: Von den Reformen Alexander II.  bis zum Ersten Weltkrieg / Hrsg. von D.Herrmann. Munchen, 2006. S. 1229-1242.

22 Аймермахер К. «Западно-восточные взаимоотражения»  Льва Копелева: взгляд в прошлое.  Размышления о Вуппертальском проекте // Россия и Германия в ХХ веке. В 3-х томах. Том 3. Оттепель, похолодание и управляемый диалог. Русские и немцы после 1945 года; под ред. К.Аймермахера, Г-Бордюгова, А.Фольперт. – М., 2010. С. 384-393.

23 Борозняк А.И. Вуппертальский проект: замысел и воплощение // Копелевские чтения 1995. Россия и Германия: диалог культур. Сб. статей / Под ред. А.И. Борозняка, В.Б. Царьковой. - Липецк, 1996. С. 27-32; Германн Д., Шукшина Е.В. Вуппертальский проект – результаты и перспективы // Копелевские чтения 1997. Россия и Германия: диалог культур. / Под ред. А.И. Борозняка, В.Б. Царьковой. - Липецк, 1998. С. 23-27; Драбкин Я.С. Лев Копелев в жизни и творчестве. Новые материалы //  Копелевские чтения 2002. Россия и Германия: диалог культур. Сб. статей / Под ред. В.Б. Царьковой. – Липецк, 2002. С. 22-27; Проскурина Е.Н. Образ чужого или образ врага? Там же. С. 220-224; Борко Ю.А. Преодолевая образ врага: могут ли Россия и Германия воспроизвести франко-германский опыт? Там же. С. 225-230; Драбкин Я.С. Вуппертальский проект Льва Копелева и дальнейшее развитие его идей //  Копелевские чтения 2007. Россия и Германия: диалог культур. Сб. статей / Под ред. А.И. Борозняка, В.Б. Царьковой. – Липецк, 2008. С. 21-39; Царькова В.Б. Методология освоения идей Вуппертальского проекта. Там же. С. 64-68.

24 Копелев Л., Кенен Г. Проигранные войны – выигранное благоразумие. Беседа о прошлом в конце эпохи // Лев Копелев и его «Вуппертальский проект». М., 2002. С. 157-188.

25 Борозняк А.И. Время истории и время историка. М., 2008. С. 32.

26 Борко Ю.А. Преодолевая образ врага: могут ли Россия и Германия воспроизвести франко-германский опыт? // Копелевские чтения 2002. Липецк, 2002.  С.225-226.

27 Бовкун Е. Жил в Германии, но для России // Известия. 20.06.1997; Крейтнер Н. Добро не наживают. Его делают // Новая газета № 27. 7-14.07.1997; Корнилов В. Бурная и парадоксальная жизнь Льва Копелева // Лехаим, 2001. № 9.  URL: http://www.lechaim.ru/ARHIV/113/kornilov.htm (дата обращения 04.03.2008).

28 Орлова М.Н.  Лев Копелев. «И сотворил себе кумира…» // Новая газета. 25.07.2008; Орлова М.Н. История создания книги // Копелев Л.З. Поэт с берегов Рейна. Жизнь и страдания Генриха Гейне. М., 2004. С. 475-482; Орлова М. Десять лет за гуманизм и жалость // Копелев Л.З. Утоли моя печали. М., 2011. С.7-12.

29Апт С. В Москве и Кельне // Иностранная литература. 1998. № 5. // Журнальный зал URL: http://magazines.russ.ru/inostran/1997/5/sr_knig01-pr.html (дата обращения 29.05.2010); Драбкин Я.С. Памяти Льва Копелева (1912-1997) // Новая и новейшая история, 1997. № 6. С. 113- 121; Евтушенко Е. Последний идеалист // Копелев Л.З. Поэт с берегов Рейна. Жизнь и страдания Генриха Гейне. М., 2004. С. 469-471; Корнилов В. Магнитное поле таланта. Там же. С. 6-10; Шуман Е. К 90-летию Льва Копелева // Deutsche Welle 04.04.2002. URL: http://www.dw-world.de  (дата обращения 26.06.2009).

30 Donhoff M.  Wer ist Lew Kopelew? // Lew Kopelew bei Hoffmann und Campe. Hamburg, 1975. S. 5-8; Absage an den Gotzendienst. Uber Lew Kopelew, «Und schuf mir einen Gotzen» // Die «Einfachkeit» der kleinen Leute. Schriften und Reden 1978-1981. Munchen, 1985. S. 93-102; Boll H. Jude, Russe, Emigrant (Uber den Freund Lev Kopelev) // Tribune, 1981. H. 80. S. 156-160.

31 Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 1 июля 1938 г. М.: Юридическое издательство Наркомюст  СССР, 1938.

32 Конституция СССР, 7 окт. 1977 г. // Конституция СССР и развитие советского законодательства. М.: Юридическая литература, 1983.

33 Закон СССР «О гражданстве СССР», 1 дек. 1978 г. // Конституция СССР и развитие советского законодательства. С. 158-168.

34 Об отмене Указов Президиума Верховного Совета СССР о лишении гражданства СССР некоторых лиц, проживающих вне пределов СССР: Указ Президента СССР от 15 авг. 1990 г. // Законодательство России [сайт]. Режим доступа: http://bestpravo.ru/sssr/gn-instrukcii/l4w.htm (дата обращения: 28.10.2011).

35 Копелев Л.З. И сотворил себе кумира. Харьков, 2010; Хранить вечно. Харьков, 2011; Утоли моя печали. Харьков, 2011.

36 Копелев Л., Орлова Р. Мы жили в Москве. 1956-1980. М., 1990; Копелев Л., Орлова Р. Мы жили в Кёльне М., 2003.

37 Заявления Ю.С. Маслова, В.В. Микоша, И. Д. Рожанского, М.А. Кручинского, М.Е. Аршанского, В.Е. Левина. // Копелев Л.З. Утоли моя печали. М., 2011. С. 435-456.

38 Автор приносит свою искреннюю благодарность М.Н. Орловой за возможность работать с личным архивом и использовать богатейшие материалы в настоящем исследовании.

39 Дело Л.З. Копелева. // Дело № 22116. Отраслевой государственный архив службы безопасности Украины. // Копия из личного архива М.Н. Орловой.

40 West-Ostliche Spiegelungen. Russen und Russland aus deutscher Sicht und Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht von den Anfangen bis zum 20. Jahrhundert. Wuppertaler Projekt zur Erforschung  der Geschichte deutsch-russischer Fremdenbilder. Hrsg. von Lew Kopelew. Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1985-2006.

41 Германия и русская революция 1917-1924. / Изд. Герда Кёнена и Льва Копелева /Пер. с нем. Я. Драбкина. М., 2004; Германия и русская революция 1917-1924. / Изд. Герда Кёнена и Льва Копелева / Пер. с нем. Я. Драбкина. Т. 5-2.М., 2007.

42 Копелев Л.З. Генрих Белль «Групповой портрет с дамой» //РГАЛИ, фонд 2549, опись 3, ед. хр. 32. С. 4.

43 Аймермахер К.  «Западно-восточные отражения» Льва Копелева: взгляд в прошлое. Размышления  о Вуппертальском проекте. С. 386-387.

44 Там же. С. 387.

45 Евтушенко Е. Последний идеалист  // Копелев Л. З. Поэт с берегов Рейна. Жизнь и страдания Генриха Гейне. М., 2004. С. 470.

46 West-Ostliche Spiegelungen. Reihe B, Bd. 1. Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. 11.-17. Jahrhundert. Hrsg. von D. Herrmann. Munchen, 1988. S. 9.

47 Ibidem.  S. 13.

48 «Русские и Россия глазами немцев. XIX век: от рубежа веков до осно­ва­ния Германской империи» (1992), «Русские и Россия глазами немцев.  XIX-XX век: от эпохи Бисмарка до Первой мировой войны» (2000), «Немцы и Германия глазами русских. XIX век: от рубежа столетий до ре­форм Александра II» (1998), «Немцы и Германия глазами русских. От реформ Александра II до Пер­вой мировой войны» (2006)

49 Копелев Л. Вопросы остаются // Лев Копелев и его «Вуппертальский проект» / Под ред. Я.С. Драбкина. М., 2002. С. 197.

50 Копелев Л. Вопросы остаются. С. 212.

51 Херрманн Д., Шукшина Е.В. Вуппертальский проект – результаты и перспективы. // Копелевские чтения 1997. Россия и Германия: диалог культур. Липецк, 2000. С. 26.

52 Премия им. Льва Копелева за свободу и права человека // LEW KOPELEW FORUM e.V. URL: http://www.kopelew-forum.de/d/v/kopelew_preis_ru.htm (дата обращения 28.03.2009)

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.