WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Жеребятьева Елена Евгеньевна

ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В АЛТАЙСКОМ КРАЕ в 1945 1990 Гг.

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Барнаул – 2012

Работа выполнена на кафедре регионологии  ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный технический университет

им. И. И. Ползунова»

Научный руководитель:

доктор педагогических наук,

кандидат исторических наук, профессор Бураков Владимир Иванович

Официальные оппоненты: 

Бовтун Валерий Степанович,

доктор исторических наук,

профессор,

ФГБОУ ВПО «Алтайский

государственный технический

университет им. И.И. Ползунова»,

профессор, заведующий кафедрой

Иванова Наталья Петровна, кандидат исторических наук,

доцент,

ФГБОУ ВПО «Алтайский

государственный университет»,

доцент

Ведущая организация: 

ФГБОУ ВПО «Алтайский

государственный аграрный

университет»

Защита состоится 23 мая 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.005.08 при ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» по адресу: 656049, г. Барнаул, проспект Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Горбунов Вадим Владимирович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Вопрос о взаимоотношениях государства и религиозных организаций является одним из наиболее остро обсуждаемых в современной России. Очевидным представляется тот факт, что религиозные объединения приобретают влияние на общественные процессы. Это подтверждают примеры того, как в последние годы религиозные организации активно участвуют в процессе продвижения своих социальных инициатив. Поэтому исторический опыт государственно-конфессиональных отношений в советский послевоенный период представляет большой научный интерес. Вместе с тем, в многонациональной России вопрос о религиозной свободе является сложным, так как в условиях активизации религиозной жизни, могут усилиться культурные различия внутри государства, появляется вероятность возникновения этноконфессионального экстремизма, сепаратизма и их неизбежных последствий. В этой связи важно рассмотреть изменения, произошедшие в сложной системе взаимоотношений государства и религиозных объединений в Алтайском крае, который отличается многоконфессиональным представительством.

Историография проблемы. Отечественную историографию вопроса развития государственно-конфессиональных отношений в СССР условно можно разделить на несколько групп. Руководствуясь хронологическим принципом, автор выделяет два периода: советский (1945 – 1980-е гг.), постсоветский (1991 – настоящее время). Внутри каждого периода представлены публикации различных уровней – от общероссийской тематики к изучению государственно-конфессиональных отношений в Сибири и в Алтайском крае. К различным аспектам вопроса в изучаемый исторический период обращались ученые-религиоведы, историки, представители церковной исторической науки, партийные работники. 

Первый период охватывает вторую половину 1940-х – 1980-е гг. Анализируя содержание публикаций этого времени, следует выделить несколько направлений. Первое направление – публикации, посвященные вопросам научного атеизма, которые явились отражением официального негативного отношения к религии в стране. Здесь следует отметить агитационный характер работ таких авторов, как П. К. Курочкина, А. З. Рясика1. В центре внимания авторов были вопросы атеистического воспитания, антирелигиозной пропаганды, «разоблачения реакционной сущности религии», идеологии религиозных объединений.

Второе направление представляют работы сибирских исследователей, содержащие результаты изучения практики применения атеистических мероприятий на региональном уровне. Обобщающий материал по атеистической пропаганде и воспитанию населения содержат труды И. М. Шильдяшова, А. Кочетова и др.2 В числе публикаций данного направления, освещающих средства идеологического воздействия на верующих и содержащих рекомендации по выбору форм пропаганды научного атеизма, выделяются работы партийных деятелей, лекторов, агитаторов Алтайского края3. Несмотря на то, что литература служила, прежде всего, базой для подготовки новых кадров атеистических работников, для нас работы представляют интерес, так как дают представление о реализации партийных решений в сфере государственно-конфессиональных отношений в Алтайском крае, о масштабах проводимых атеистических мероприятий.

Постепенно в области изучения истории религии и атеизма тематика исследований стала более разнообразной. Третье направление представлено публикациями, направленными на более глубокое, детальное изучение истории, особенностей идеологии, деятельности религиозных объединений в СССР. Появились специальные исследования по истории различных религиозных направлений в СССР4.

Авторы четвертого направления особое внимание уделяли религиозным объединениям Западной Сибири. Учитывая многонациональный состав рассматриваемой территории, историки обратились к исследованию религиозных объединений евангельских христиан-баптистов, меннонитов, пятидесятников, адвентистов5.  И. М. Шильдяшов, Н. М. Рудакова рассмотрели историю появления «протестантского сектантства» и причины его влияния на население Западной Сибири.

Пятое направление представлено исследованиями, появившимися во второй половине 1970-х – 1980-х гг., направленными на изучение вопросов законодательного обеспечения свободы совести в СССР6. Авторы предприняли попытку провести анализ вопросов, связанных с правовым обеспечением свободы совести, гарантированной Конституцией СССР 1977 г. При этом авторы не уменьшали значение атеистической пропаганды, напротив, разъяснение правовых вопросов государственно-конфессиональных отношений должно было, прежде всего, служить одним из средств дальнейшего воспитания атеистической убежденности. Вопросам законодательной свободы деятельности религиозных организаций и «искажения социалистической действительности буржуазными идеологами» посвящена работа А. В. Белова «Миф о «религиозном возрождении» в СССР»7.

На рубеже 1980-х – 1990-х гг. появились работы, которые следует выделить в шестое направление, отличающиеся совершенно иным подходом к оценке проводимых атеистических мероприятий в стране на протяжении всего советского периода. Авторы впервые предлагают свою периодизацию государственно-конфессиональных отношений в СССР. Следует отметить вышедший в 1989 г. сборник статей «На пути к свободе совести», в который вошли работы историков, представителей духовенства, атеистов8.

Второй период – 1991 г. – настоящее время. Исторические исследования таких авторов, как  В. А. Алексеева, М. И. Одинцова и др. отличаются критичным подходом к практике проведения антирелигиозных мероприятий в СССР, не содержат  присущих раннему периоду резких оценок деятельности религиозных объединений9. Авторы предприняли попытку обобщить и систематизировать советский опыт развития государственно-конфессиональных отношений, ввели в научный оборот ранее недоступные архивные материалы. Постсоветское оживление деятельности религиозных организаций в Российской Федерации явилось причиной возросшего интереса к изучению исторического опыта развития государственно-конфессиональных отношений. Во второй половине 1990-х гг. значительно увеличилось количество публикаций по данному вопросу. Отметим исторические работы В. Заватски, Л. Н. Митрохина, М. В. Шкаровского10. 

Рассматриваемый диссертантом период отражен в исследовании церковного историка, протоиерея  В. Цыпина «История Русской церкви. 1917-1997 гг.»11. Автор представил свою периодизацию истории Русской Православной церкви, опираясь на временные этапы служения патриархов. 

Положение Русской Православной Церкви в советском государстве и обществе явились предметом изучения зарубежных исследователей:  канадского историка Д. В. Поспеловского, сотрудника Института «Вера во втором мире» Г. Штрикера (Швейцария)12. Монографии опираются на обширный массив архивных документов.

Интерес к истории развития взаимоотношений государства и религиозных организаций в СССР и возможность работы с широким кругом источников обусловили появление диссертационных исследований по данному вопросу. Это работы О. В. Грашевской, И. И. Масловой и др.13

Работы сибирских исследователей А. В. Горбатова, Л. И. Сосковец, М. М. Волобуевой относятся к следующему направлению14. Публикации содержат комплексный анализ религиозных объединений Западной Сибири в исследуемый период, раскрывают некоторые этапы развития отношений государства и религиозных организаций в Алтайском крае. В своем исследовании Л. И. Сосковец15 предприняла попытку воссоздать целостную картину религиозной жизни в Алтайском крае в 1940–1960-е гг. История и сущность взаимодействия государственных институтов власти и религиозных организаций в Сибири в 1943–1969 гг. более подробно рассмотрена А. В. Горбатовым в работе: «Государство и религиозные организации Сибири в 1940-е – 1960-е гг.»16, в качестве объекта изучения которой послужила система партийно-государственных органов, осуществляющих политику в отношении верующих в Сибири. Практика уголовно-административного преследования верующих Западной Сибири в 1960-е гг. представлена в работе Л. И. Сосковец17. Автор анализирует законодательную базу, раскрывает причины, по которым преследовались верующие Западной Сибири в 1960-е гг. В исследовании представлен материал и по Алтайскому краю. Работа М. М. Волобуевой18 является историческим анализом эволюции вероисповеданий в Алтайском крае, с XVIII в. до 2000 г., освещает положение религиозных организаций всех конфессиональных направлений, присутствовавших на территории края в исследуемый период. Очень содержательную подборку материалов о Русской Православной церкви и православных храмах Алтайского края опубликовали историки-краеведы Я. Е. Кривоносов, Н. И. Разгон, Т. В.  Скворцова19.

Следующее направление представлено краеведческой литературой, посвященной немецким поселениям на Алтае. В. И. Матис, Л. В. Малиновский, С. П. Волохов и др.20 подробно и качественно описывают этапы миграционных процессов немцев и их появление на территории Алтайского края, историю культурного и хозяйственного освоения районов проживания, косвенно затрагивая вопрос конфессиональной принадлежности. Авторы отмечают тот факт, что религиозные объединения немцев были внесены в список «сектантских», указывают на невозможность реализации права свободного вероисповедания в качестве одной из причин миграции советских немцев из СССР с середины 1950-х – начала 1980-х гг. Однако целостного исследования проблем и опыта религиозной жизни алтайских немцев в 1950–1991 гг., в ее конфессиональном разнообразии, в современной историографии не представлено. 

Слабо изучен вопрос существования старообрядческих объединений в Алтайском крае в послевоенный период, существуют также темы, которые не стали предметом изучения сибирских и алтайских исследователей  – это история мусульманства в Алтайском крае.

Подводя итог историографическому анализу по теме исследования, следует заметить, что отечественная историография второй половины 1940-х – 2000-х гг. не содержит комплексного анализа проблемы взаимоотношений государства и религиозных объединений в Алтайском крае в 1945–1990 гг. Авторы рассматривали отдельные аспекты вопроса: эволюция вероисповеданий в Алтайском крае, политика государства в отношении Русской Православной церкви в Алтайском крае, атеистическая пропаганда, протестантские религиозные организации. Большее количество работ посвящено изучению отношений государства и религиозных объединений Западной Сибири, в общем, только частично затрагивая Алтайский край. 

Целью диссертации является исследование эволюции и характера развития отношений партийных и государственных органов с религиозными объединениями Алтайского края в 1945-1990 гг.  Достижение поставленной цели обусловило решение следующих задач:

  1. выявить этапы развития государственно-конфессиональных отношений в СССР в целом, в Алтайском крае в частности, в 1945-1990 гг.;
  2. изучить правовое положение верующих Алтайского края в различные этапы исследуемого периода;
  3. определить религиозность населения Алтайского края на основе анализа количественного состава существующих в исследуемый период религиозных объединений;
  4. рассмотреть специфику территориального размещения религиозных объединений в Алтайском крае; 
  5. изучить религиозность немецкого населения и характер деятельности их религиозных объединений в Алтайском крае в 1945-1990 гг.;
  6. исследовать деятельность партийных, государственных и общественных институтов, их основных форм и методов при осуществлении атеистической пропаганды.

В качестве объекта изучения выступает система отношений государства и религиозных объединений в СССР в 1945-1990 гг.

Предметом исследования является государственная политика в отношении религиозных объединений в Алтайском крае в 1945-1990 гг.

Территориальные рамки исследования определяются территорией Алтайского края, сложившейся к 1945 г., включая Горно-Алтайскую (Ойротскую до 1949 года) автономную область.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1945-1990 гг. Предложенная периодизация обусловлена не только эволюцией политической истории СССР, сменой партийно-государственных лидеров, но и идеологическими, социально-экономическими факторами развития советского государства и общества, развитием законодательного обеспечения свободы совести и правовых основ деятельности религиозных организаций в СССР, отличительными особенностями построения государственно-конфессиональных отношений в Алтайском крае.  Выбор нижней временной границы объясняется оживлением деятельности религиозных организаций в СССР, вызванным изменением курса государственной религиозной политики в период Великой Отечественной войны. Верхняя граница обусловлена изменением законодательства  о свободе совести. Принятые в 1990 г. законы «О свободе совести и религиозных организациях», «О свободе вероисповеданий» изменили механизм реализации конституционного права граждан на свободу совести, явились признанием нового правового статуса религиозных организаций в стране.

Методология и основные методы исследования. Сложность и многогранность исследуемой проблемы обуславливает использование различных методологических подходов. Специфика изучения религиозной политики в советский период состоит в том, что данная тема раскрывается через анализ системы государственно-конфессиональных отношений в СССР. Системный подход позволил рассмотреть объект исследования как совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, составляющих единое целое, выявить условия возникновения системы государственно-конфессиональных отношений в СССР и пройденные ею этапы развития, определить связь и зависимость курса религиозной политики от политических, экономических, социальных процессов в СССР в рассматриваемый период, получить представление о внутренней организации системы государственно-конфессиональных отношений. Применение цивилизационного подхода позволило изучить проблему с учетом особенностей социального, духовно-нравственного и интеллектуального развития советского общества в исследуемый период. Основными принципами исследования стали историзм, объективность, социальный подход. Изучить движение предмета исследования синхронно и диахронно позволили общенаучные методы познания: логический и исторический. В качестве частных методов исследования выступают историко-генетический, историко-сравнительный, проблемно-хронологический. Среди специальных методов, заимствованных у других наук, при исследовании законодательного обеспечения свободы совести применялись методы конкретного правового анализа и сравнительно-правовой. Статистический метод применительно к историческому исследованию способствовал объективному анализу религиозной ситуации в крае в различные этапы развития государственно-конфессиональных отношений. 

Источниковая база исследования. Основными источниками исследования послужили неопубликованные материалы Государственного архива Алтайского края (ГААК). Прежде всего, это фонд уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР (Ф. Р. 1692), документальная база которого позволила решить основные поставленные задачи исследования, воссоздать картину развития системы государственно-конфессиональных отношений в Алтайском крае в послевоенный период. Документы о деятельности уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Алтайскому краю содержатся также в фонде исполнительного комитета Алтайского краевого Совета народных депутатов (Ф. Р. 834). В фонде Алтайского краевого комитета КПСС (Ф. П.1) обнаружены сведения по организации антирелигиозной пропаганды в крае. Важным источником для изучения политики государственных и партийных органов власти в отношении верующих Барнаула послужил фонд Барнаульского городского комитета КПСС (Ф. П. 10). Эти сведения дополняют документы Алтайской краевой организации всесоюзного общества «Знание» (Ф. Р. 461), которые содержат сведения о задачах, формах и методах проведения атеистической пропаганды в крае. Привлечение комсомольских организаций в процесс проведения атеистической работы в Алтайском крае подтверждают материалы фонда Алтайского краевого комитета ВЛКСМ (Ф. П. 482). Общим недостатком рассмотренных выше источников является то, что они не содержат достаточных сведений о религиозной ситуации в Горно-Алтайской автономной области в исследуемый период. Сведения по Алтайскому краю по исследуемой проблеме сосредоточены также в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Это фонд Совета по делам религий при Совете Министров СССР (Ф. 6991). Ценным для анализа правового положения религиозных объединений немцев, исследования религиозности немцев в Алтайском крае оказались документы фонда Л. В. Малиновского (ГААК. Р. 1766). Автор большое внимание уделяет такому сложному вопросу, как дискриминация немцев в СССР в послевоенный период.

В целом, все источники, архивные и опубликованные, опираясь на видовую классификацию, следует разделить на следующие группы. К первой относятся законодательные нормативно-правовые акты государственных и партийных органов, регламентирующие государственно-конфессиональные отношения, деятельность религиозных организаций в СССР. Содержание документов этой группы позволяет выявить периоды развития государственно-конфессиональных отношений в стране, проанализировать политику государства в отношении религиозных объединений. Вторая группа – делопроизводственная документация: распорядительная (инструкции, распоряжения Совета по делам РПЦ, религиозных культов, по делам религий; распоряжения уполномоченных по Алтайскому краю; указы архиереев Новосибирской и Барнаульской епархии); отчетная; деловая переписка уполномоченных по Алтайскому краю с Советами, рай(гор)комами, религиозными объединениями. Анализ документов второй группы позволил прийти к выводу о том, что на протяжении всего исследуемого периода, даже в моменты «нормализации» государственно-конфессиональных отношений «борьба с религиозными предрассудками» была в центре идеологической работы партии по атеистическому воспитанию населения. Третья группа – документы личного происхождения (выступления, интервью партийных и государственных деятелей, представителей религиозных организаций края, письма верующих). В четвертую группу отнесены статистические источники. Несмотря на то, что сведения отличаются противоречивостью, автору удалось провести сравнительный анализ численного состава религиозных организаций различных конфессий, выделить из них наиболее влиятельные в религиозной жизни края, отметить районы, отличающиеся религиозной активностью населения, оценить масштаб проводимых в крае антирелигиозных мероприятий. Пятая группа – материалы периодической печати. Источники этой группы отличаются сильной эмоциональной составляющей, но, тем не менее, представляют интерес, при критическом анализе позволяют оценить отношение населения к проводимым антирелигиозным мероприятиям в крае в исследуемый период.

Научная новизна диссертации заключается в следующем: определены основные этапы развития государственно-конфессиональных отношений в Алтайском крае в 1945–1990 гг.; выявлены особенности религиозной ситуации в Алтайском крае в 1945–1990 гг. (конфессиональный состав, институциональное представительство религиозных направлений, численность верующих); проведен комплексный анализ религиозных объединений немцев в крае в исследуемый период; проанализированы формы и методы осуществления государственной политики в отношении религиозных объединений; рассмотрен опыт и результаты проведения научно-атеистической пропаганды в Алтайском крае; в научный оборот введено значительное количество ранее неизвестных сведений, раскрывающих и конкретизирующих региональные особенности государственно-конфессиональных отношений.

Практическая значимость работы заключается в том, что исследование содержит обширный фактический материал, который можно использовать при разработке учебных курсов по изучению религиозных объединений и истории становления и развития государственно-конфессиональных отношений в Алтайском крае в советский период.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации апробированы в выступлениях на региональных и международных научных конференциях, результаты исследования отражены в публикациях автора в сборниках и журналах научных трудов. Всего по теме диссертации опубликовано 8 научных статей и тезисов, в том числе 2 в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, построенных по проблемно-хронологическому принципу, заключения, списка источников и литературы, приложений.

Во введении раскрыта актуальность темы исследования; представлен историографический обзор; определены цель и задачи исследования; обозначены объект и предмет исследования; охарактеризованы территориальные и хронологические рамки работы; проанализирована источниковая база; представлена научная новизна исследования; подтверждается практическая значимость и апробация работы.

Глава первая «Государственно-конфессиональные отношения в Алтайском крае в 1945 1964 гг.» состоит из трех параграфов, содержит анализ деятельности органов власти в отношении религиозных объединений Алтайского края в первые послевоенные десятилетия, освещает религиозную ситуацию в крае.

1.1. «Религиозная ситуация во второй половине 1940-х 1953 гг.». Позитивные изменения, произошедшие в государственно-конфессиональных отношениях в годы войны, сохранились и в первые послевоенные годы. Поддержание курса «религиозного возрождения» было вызвано как внутренними, так и внешними причинами: помощь верующих в деле восстановления экономики страны, востребованность в усилении морального потенциала общества и национального самосознания, укрепление международного авторитета СССР. Религиозная активность населения страны в военный период и первые послевоенные годы была обусловлена психологическим фактором – потребностью в вере в экстремальных условиях. Определенную роль сыграл и тот факт, что длительное время верующие были ограничены в удовлетворении религиозных прав, в связи с чем были вынуждены сдерживать религиозные чувства. На практике изменения в государственно-конфессиональных отношениях должны были продемонстрировать верующим факты регистрации религиозных обществ и открытия церквей.  В государственные органы власти стали регулярно поступать ходатайства с просьбами вернуть молитвенные дома и церкви. Верующие получили возможность расширить сферу деятельности, включая благотворительность, духовное образование. О нормализации отношений государства и религиозных организаций свидетельствовало то, что расширилась издательская деятельность религиозных объединений, разрешались общецерковные сборы, снимались ограничения на внекультовую деятельность, не было препятствий массовым богослужениям и групповым церемониям. Религиозные объединения получили возможность возобновить легальную деятельность, зарегистрировать и восстановить свои организации.

Автор рассматривает практическое применение положений постановлений СНК (СМ) СССР 1943 – 1945 гг. в отношении верующих на территории Алтайского края, описывает процедуру регистрации религиозных общин и групп, выделяет ответственных при принятии решений, отмечает сложный и затянутый порядок оформления необходимых документов для регистрации, подчеркивает активность верующих Алтайского края в 1945 – 1947 гг. К 1947 г. в крае официальное разрешение на ведение религиозной деятельности получили верующие Русской Православной церкви: были открыты 7 церквей и 4 молитвенных дома, евангельские христиане-баптисты – 5 молитвенных домов. Изменения, происходившие в отношениях между государством и Русской Православной церковью, активизировали работу неправославных религиозных объединений в крае. Алтайский край в исследуемый период отличался широким конфессиональным представительством. На его территории существовали религиозные объединения старообрядцев, католиков, лютеран, евангельских христиан-баптистов, меннонитов, пятидесятников, адвентистов седьмого дня. 

Однако послевоенное оживление религиозной жизни в 1945–1947 гг., способствовавшее возникновению легально функционирующих религиозных объединений в СССР, и в Алтайском крае, постепенно, начиная со второй половины 1948 г., было приостановлено. Связано это было с тем, что 1948 г. явился временем пересмотра религиозной политики в СССР, что было обусловлено комплексом различных причин. Прежде всего, это ужесточение внешней политики СССР с учетом изменения международного положения страны, признание ограниченной роли Русской Православной церкви во вселенском православии и полезности ее для советской власти, ужесточение внутриполитического курса в стране, направленного против любого инакомыслия. С 1949 г. постепенно были прекращены службы вне стен храмов, отменены крестные ходы, ограничены перемещения духовенства по населенным пунктам, не допускалось обслуживание одним священником нескольких церквей. Для первой половины 1950-х гг. было характерно изъятие церковных зданий с целью их переоборудования. Тем не менее, следует отметить, что в исследуемый период в Алтайском крае атеистическая работа не приобрела широкого масштаба.

1.2. «Реализация государственной политики в области религии в 1953 1959 гг.» Первые годы правления Н. С. Хрущева ассоциируются с разоблачением культа личности И. В. Сталина, критикой внутренней и внешней политики государства, в том числе и религиозной, выработкой новой стратегии поведения в отношении религиозных объединений. Выступление Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС в 1956 г., содержащее критику политики И. В. Сталина, имело свои последствия в сфере государственно-конфессиональных отношений. Н. С. Хрущев открыто объявил о недопустимости репрессивной расправы с идейными противниками. В условиях объявленной демократизации общества возник вопрос об освобождении оставшихся в ссылках и лагерях священниках. Верующие, вспоминая события 1948–1949 гг., считали, что наступил новый, более благоприятный для их деятельности период. В стране вновь, не боясь репрессий и политического преследования, активизировались религиозные объединения всех конфессий. В то же время со сменой руководства в СССР отношение к роли и месту религии в стране было неоднозначным. Проявилась ситуация существования двух противостоящих групп: одна имела целью усилить атеистическую работу, вторая, предлагала вернуться к политике мирного существования государства и религиозных объединений. Подобная неопределенность во взглядах выразилась в принятии в 1954 г. противоречащих друг другу постановлений ЦК КПСС: «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах по ее улучшению» от 7 июля,  «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» от 10 ноября. К 1958 г. сравнительно ровные отношения между религиозными организациями и государством первого послевоенного десятилетия стали постепенно обостряться. В 1958 г. в СССР окончательно определилась победа сторонников продолжения жесткой линии в решении вопросов, связанных с религиозными организациями, был взят курс на подавление деятельности религиозных организаций при помощи научно-атеистической пропаганды. На XXI съезде КПСС в 1959 г. было объявлено об окончательной победе социализма в СССР и начале строительства коммунистического общества. Тем самым религии, как «пережитку капитализма», был вынесен приговор. Вопросы религиозной политики постепенно перешли в сферу партийного влияния. Политика, направленная на подавление религиозной активности населения, распространялась на представителей всех религиозных объединений, включая верующих Русской Православной церкви, в отношении которых ранее допускались некоторые уступки. Совет по делам Русской Православной церкви и Совет по делам религиозных культов должны были придерживаться теперь единой линии поведения – искоренения религиозных убеждений населения.

В 1954 – 1959 гг. в религиозной жизни края была отмечена активизация верующих немцев, проживающих в Кулундинском, Благовещенском, Рубцовском, Славгородском, Табунском, Хабарском, Завьяловском, Мамонтовском, Михайловском, Волчихинском районах, на деятельность которых оказывали влияние зарегистрированные общины евангельских христиан-баптистов Барнаула и Славгорода, что не могло не повлиять на корректировку антирелигиозной работы в крае.

1.3. «Антирелигиозные мероприятия в первой половине 1960-х гг. и их влияние на состояние государственно-конфессиональных отношений». Автор исследует вероисповедную политику государства в начале 1960-х гг. На рубеже 1950-х – 1960-х гг. в СССР в рамках принятого на XXI съезде КПСС в 1959 г. семилетнего плана была поставлена задача преодоления «пережитков капитализма», одним из которых считались «религиозные предрассудки». Религиозные объединения оказались в сложной ситуации, построение «безрелигиозного общества» являлось одним из основных приоритетных направлений работы партии. Для этого периода характерным являлось то, что естественнонаучная пропаганда середины 1950-х гг. переросла в негласную антирелигиозную борьбу с религией с применением довольно жестких методов, выражавшихся не только в применении административных мер, но и в закрытии церквей. Таким образом, в 1962 г. в Алтайском крае количество зарегистрированных православных церквей сократилось до 3 – в городах Барнауле, Бийске, Рубцовске. Снята с регистрации была и община евангельских христиан-баптистов в поселке Тальменке. Особое внимание местные органы власти уделяли незарегистрированным, так называемым «сектантским» объединениям, которых по официальным данным на 1 января 1962 г. насчитывалось 67, действующих в 14 районах и 9 городах края. В Алтайском крае в исследуемый период усилилось влияние партийно-советских органов в религиозном вопросе. В это время был произведен учет религиозных объединений, молитвенных зданий и имущества в крае, была изменена система управления церковью, функции духовенства были переданы исполнительным органам церковных объединений, введена учетная система церковных услуг.

Глава вторая «Особенности религиозной ситуации и атеистическая работа с населением края в 1964 первой половине 1970-х гг.» состоит из трех параграфов, характеризует новый этап развития государственно-конфессиональных отношений в крае.

2.1. «Совершенствование атеистической пропаганды и атеистического воспитания населения». В 1965 г. был создан единый орган, контролирующий деятельность религиозных организаций – Совет по делам религий при Совете Министров СССР. В целом, ситуация в религиозной сфере в эпоху «развитого социализма» определялась тем пониманием места и роли религии в советском обществе, которое сложилось в первой половине 1960-х гг. – жесткий, тотальный контроль за всеми религиозными организациями, но без массовых репрессий против верующих, без массового закрытия церквей и снятия с регистрации религиозных объединений. Религия по-прежнему являлась главным противником научного мировоззрения, «пережитком прошлого».

Автор представляет анализ основных форм и методов научно-атеистической пропаганды в процессе преследования основных задач антирелигиозных мероприятий – «разоблачение вредности религиозных вероучений», снижение религиозной активности верующих. Борьба с религией «в стране массового атеизма» оставалась одной из стратегических задач и составной частью коммунистического воспитания населения. В исследуемый период в крае расширилась сеть пропагандистов научно-атеистических знаний, включающая Краевой научно-методический Совет, советы атеистов при кабинетах политического просвещения, школы атеистов, педагогических работников образовательных учреждений, работников учреждений культуры, медицинских работников. Содержание санитарно-просветительной работы в области научного атеизма заключалось, прежде всего, в доказательстве несовместимости религии с требованиями медицинской науки. Работники здравоохранения были призваны вести борьбу с религиозной обрядностью, представлявшей «опасность для здоровья». Изучение марксизма-ленинизма было признано «жизненной потребностью всех советских людей» в целях воспитания воинствующих атеистов, ясно понимающих непримиримость коммунистической и религиозной идеологий. Школам, средним специальным и высшим учебным заведениям отводилась особая роль в формировании активной жизненной позиции у молодежи. Здесь следует также отметить роль комсомольских организаций в атеистическом воспитании молодежи. Наряду с разъяснительной работой, с принятием в 1966 г. законов, устанавливавших административную и уголовную ответственность за противозаконную деятельность религиозных организаций, местные органы власти начали применять уголовные и административные санкции.

2.2. «Религиозность немецкого населения и политика государства по отношению к религиозным объединениям немцев». Параграф посвящен деятельности немецких религиозных объединений в крае. Автор подчеркивает высокую активность и религиозность немцев по отношению к общей религиозности населения края в исследуемый период, анализирует роль немецкого населения в религиозной жизни края, описывает характер построения отношений местных органов власти с немецкими религиозными организациями. Религиозные организации немцев исследуемого периода отличались сплоченностью, стремлением сохранить религиозные традиции. «Непримиримость» к существующему законодательству выражалась в запрете детям посещать советские школы, вступать в армию, сдаче паспортов и военных билетов, ходатайствах о выезде в ФРГ, обращениях в международные организации. Подобная практика вызывала негативную реакцию местных органов власти. Следует отметить, что атеистическая пропаганда 1970-х гг. в крае в основном была направлена на научно-материалистическое воспитание немецкого населения. Основными задачами являлись создание системы подготовки кадров атеистов, улучшение содержания и методики атеистической работы, уменьшение притока молодежи в религиозные общины. Проводимая работа должна была оказать влияние на постепенное сокращение числа верующих немцев в крае, снизить активность баптистов-«откольников» и адвентистов седьмого дня. Встречи и беседы с верующими были направлены не только на прекращение деятельности религиозных общин, но и на ослабление эмиграционных настроений верующих, усилившихся с конца 1960-х гг. Посредством периодической печати в крае в районах плотного проживания немцев распространялась информация, призванная воспитать у верующих чувство принадлежности к советскому обществу, показать равноправие всех лиц, являющихся частью многонационального государства.

2.3. «Движение баптистов-«инициативников». Автор исследует наиболее «враждебные» советскому законодательству о религиозных культах объединения Совета Церквей евангельских христиан-баптистов, внутренние и внешние факторы, повлиявшие на возникновение движения «инициативников» в крае. Известно, что Алтайский край во второй половине 1960-х гг. занимал второе место в СССР по количеству объединений Совета Церквей евангельских христиан-баптистов, численный и количественный состав которых поддерживался до конца 1970-х гг. Под влиянием Совета церквей в большинстве оказались верующие немецкой национальности религиозных объединений, расположенных в Барнауле, Славгороде, Рубцовске, Кулундинском, Хабарском районах, также движение «откольников» было поддержано немцами менонитских организаций, имеющих связь с единоверцами в Канаде, США. К середине 1960-х гг. движение «инициативников» в Барнауле приобрело широкий размах. В деятельности рассматриваемых объединений противозаконными признавались следующие мероприятия: отказ от регистрации; распространение «клеветнических» писем и заявлений о нарушении свободы вероисповедания в СССР; организация воскресных школ для обучения детей религии и запрет на посещение советских школ; нарушение общественного порядка; открытые выступления против действий органов власти; миссионерско-проповедническая деятельность. У верующих воспитывалось пренебрежение к культурной, общественной жизни, гражданскому долгу, например, служба в армии рассматривалась равносильной отбыванию наказания в тюрьме. В качестве основных способов борьбы с «инициативниками» использовались меры по привлечению верующих к административной и уголовной ответственности. Также в этот процесс были вовлечены специально созданные оперативные группы из депутатов, работников МВД, народных дружинников.

Глава третья «Конфессиональная политика в Алтайском крае в 1975 1990 гг.» включает два параграфа, представляет исследование очередного этапа развития государственно-конфессиональных отношений. В середине 1970-х гг. существование и деятельность религиозных организаций в СССР начинают рассматривать как необходимое условие обеспечения свободы вероисповедания. Изменение отношения государства к «религиозному вопросу» было вызвано подписанием Хельсинского Соглашения по безопасности и сотрудничеству в Европе в августе 1975 г., содержащего положения об уважении прав и основных свобод человека, включая свободу совести, религий и убеждений. Важным событием было также принятие в июне 1975 г. Президиумом Верховного Совета РСФСР Указа о внесении изменений в сохранявшее силу постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1929 г. «О религиозных объединениях». Статья 52 принятой в 1977 г. Конституции СССР гарантировала свободу совести. Вместе с тем автор отмечает сложившиеся противоречия между положениями Конституции о свободе совести и практикой ее реализации. Вторая половина 1980-х гг. характеризуется религиозным возрождением на фоне коренного переустройства общества. Заметным явлением в общественно-политической жизни было празднование 1000-летия крещения Руси в 1988 г. В 1990 г. были приняты законы «О свободе совести и религиозных организациях», «О свободе вероисповеданий».

3.1. «Религиозная обстановка в крае». В исследуемый период отмечена активизация деятельности религиозных организаций в Алтайском крае. Автор анализирует статистические данные, характеризующие количественный и численный состав религиозных организаций Алтайского края, обрядность; определяет географию размещения этих объединений; выявляет причины возросшего интереса жителей края к религии. Наиболее значительной конфессией по количеству верующих по-прежнему оставалась Русская Православная церковь. Для объединений Русской Православной церкви была характерна активизация деятельности, во многом вызванная подготовкой к празднованию 1000-летнего юбилея введения христианства на Руси. При этом автор считает, что не следует идеализировать оживление религиозной активности в крае. Причина заключалась в том, что видимое увеличение численности религиозных организаций и обрядности явились результатом легализации скрытой религиозности. Однако официальное заявление о начале пересмотра негативного отношения государства к религиозным организациям, признание прав верующих на участие в общественной жизни не могло не изменить отношения последних к законодательству. Автор отмечает увеличение количества обращений о регистрации своих объединений верующих евангельских христиан-баптистов, меннонитов, адвентистов седьмого дня, лютеран, католиков. Приверженность религиозным традициям у немецкого населения сохранилась в районах с большей плотностью проживания: Благовещенский, Кулундинский, Локтевский, Михайловский, Рубцовский, Славгородский, Табунский, Хабарский, города Славгород, Барнаул, Рубцовск, Камень-на-Оби.

3.2. «Задачи атеистического воспитания населения и их реализация». В исследуемый период, на фоне восстановления конфессиями своих позиций в обществе, учитывая то, что в народном сознании религия сохранила глубокие корни, государство ставило задачи по совершенствованию форм и методов атеистического воспитания населения. Органы местной власти, в первую очередь, преследовали цель упорядочить сеть религиозных объединений в крае. Общество «Знание» продолжало оставаться главным организатором и координатором атеистического воспитания в крае. Центрами подготовки атеистических кадров были отделение научного атеизма факультета идеологических кадров вечернего факультета университета марксизма-ленинизма Алтайского крайкома КПСС, городские и районные народные университеты атеистических знаний, спецсеминар в Барнаульском педагогическом институте по подготовке учителей к атеистической работе в школе, школы молодого лектора-атеиста. В 1985 г. были открыты школы молодого лектора-атеиста. Во второй половине 1980-х гг. открыто обсуждалась и подвергалась критике политика государства в отношении верующих 1930-х – 1960-х гг. На страницах газет появились интервью уполномоченного Совета по делам религий по Алтайскому краю, членов гор(рай)комов КПСС, Алтайского опорного пункта Института научного атеизма, которые отвечали на вопросы о перестройке мышления, и как это может повлиять на атеистическое воспитание населения. В то же время религиозные лидеры также начали активно использовать средства массовой информации, выступали по радио и телевидению, готовили материалы к публикации в газетах, принимали участие в общественной жизни страны. В конце исследуемого периода наблюдался отказ от командно-административных мер контроля за религиозными организациями. Все более естественными становились следующие принципы поведения в отношении верующих: толерантное отношение, развитие диалога и сотрудничества, признание религии частью культуры. Таким образом, партийно-правительственный аппарат все еще предпринимал попытки противостоять религиозной части населения, но процесс восстановления конфессиями своей роли в обществе был уже необратим.

В заключении представлены основные выводы исследования.

  1. Анализ правового, идеологического, социально-культурного аспектов исследуемого вопроса позволил выделить следующие этапы развития государственно-конфессиональных отношений. Во второй половине 1940-х – начале 1950-х гг. религиозная политика развивалась весьма противоречиво. Первые послевоенные годы явились временем «религиозного возрождения» в Алтайском крае, что явилось следствием сохранившейся приверженности части населения края конфессиональным традициям. «Охлаждение» государственно-конфессиональных отношений в стране, отмеченное с 1948 г.,  в крае проявилось при принятии отрицательных решений по ходатайствам верующих, проведении административно-запретительных мероприятий в отношении деятельности религиозных организаций. В последующие годы, начиная с 1954 г. борьба с религией как главная стратегическая задача вышла на первый план, религиозному учению была противопоставлена научно-атеистическая пропаганда. В 1954–1959 гг. в крае преследовалась цель создания широкомасштабной естественнонаучной пропаганды, подтверждающей «реакционную сущность религии». Естественнонаучная пропаганда второй половины 1950-х гг. переросла в негласную антирелигиозную борьбу. В разгар антирелигиозной кампании первой половины 1960-х гг. для борьбы с «религиозными пережитками», а также с целью ослабления экономической базы религиозных объединений в Алтайском крае были приняты такие меры, как отстранение духовенства от финансово-хозяйственной деятельности, введение квитанционный системы учета религиозных обрядов. Начало 1960-х гг. –  это время сокращения сложившейся во второй половине 1940-х гг. сети официально действующих религиозных объединений края. После отстранения Н. С. Хрущева от должности Первого секретаря ЦК КПСС, начиная с 1964 г., государственная политика по отношению к религиозным организациям оставалась в основных своих чертах неизменной. Антирелигиозная пропаганда не потеряла своей актуальности. Во второй половине 1970-х – 1990 гг. в Алтайском крае отмечено оживление религиозной жизни. Возросший интерес жителей края к религии обусловлен следующими событиями: конституционное закрепление свободы совести в СССР в 1977 г., объявленная «перестройка» всех сфер общества, включающая и сферу государственно-конфессиональных отношений; встреча Генерального Секретаря М. С. Горбачева с патриархом Московским и всея Руси Пименом и членами Синода Русской Православной церкви в 1988 г., празднование 1000-летия введения христианства на Руси; появление в средствах массовой информации материала, освещающего основные моменты новой конфессиональной политики государства с критикой антирелигиозных мероприятий 1930-х – 1960-х  гг.
  2. Правовое положение верующих на протяжении практически всего советского периода определяли положения декрета СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» 1918 г. и постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» 1929 г., закрепляющие светский характер государства, отделение церкви от государства и школы от церкви, право исповедовать религию или не исповедовать никакой. В то же время, религиозная идеология в СССР, вплоть до второй половины 1980-х гг., рассматривалась как чуждая, противоречащая коммунистической. Законодательные и ведомственные акты 1950-х – первой половины 1970-х гг. противоречили прописанным в конституции положениям, гарантирующим свободу совести. Международные акты по вопросам свободы совести второй половины 1970-х гг. послужили импульсом для изменения правовых основ государственно-конфессиональных отношений в СССР. Конституция 1977 г. закрепила право  исповедовать  любую  религию  или  не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду (ст. 52). На самом деле наблюдалось существующее противоречие между фактически проводимой религиозной политикой и декларируемыми принципами свободы совести. Вновь к вопросу законодательного обеспечения свободы совести в СССР обратились во второй половине 1980-х – 1990 гг. Закон ВС РСФСР «О свободе вероисповеданий» 1990 г. устранил многочисленные ограничения и противоречия, препятствующие практическому осуществлению свободы совести.
  3. Религиозная активность населения края была обусловлена переломными или кризисными моментами социально-экономического, политического и идеологического развития государства. Так, повышенный интерес к религии у населения отмечен во второй половине 1940-х гг., который обусловлен активным участием религиозных организаций, особенно Русской Православной церкви, в послевоенном восстановлении страны и международных миротворческих акциях. В «застойные» 1970-е гг. религиозная идеология выступала в противовес идеологической в связи с разочарованием части населения в официальных партийных заявлениях. События второй половины 1980-х –1990 гг., празднование 1000-летия крещения Руси вызвали очередной всплеск религиозной активности в крае.
  4. В исследуемый период религиозно-конфессиональная структура Алтайского края отличалась широким разнообразием. На протяжении всего рассматриваемого периода ведущее положение в религиозной жизни края занимала Русская Православная церковь. Приверженность религиозным традициям сохранили евангельские христиане-баптисты, меннониты, пятидесятники, адвентисты седьмого дня, католики, лютеране. При этом автор отмечает то, что преобладающее число религиозных объединений края действовали без регистрации, нелегально. Географическое размещение религиозных организаций на территории края, сложившееся ко второй половине 1950-х гг., сохранилось в течение всего рассматриваемого периода.
  5. Немецкие религиозные организации отличались сплоченностью, стремлением сохранить религиозные и культурные традиции внутри этнических объединений, активностью в отстаивании прав на реализацию свободы совести. Своей «непримиримостью» к существующему религиозному законодательству в СССР отличались объединения меннонитов, пятидесятников. Наиболее «враждебными» советскому законодательству признавались объединения Совета Церквей евангельских христиан-баптистов. Движение «инициативников» в Алтайском крае явилось результатом влияния внутренних и внешних факторов: недовольство верующих действиями руководства общин Всесоюзного Совета евангельских христиан-баптистов; влияние движения оппозиции Всесоюзного Совета евангельских христиан-баптистов в СССР; переход верующих менонитских организаций на сторону Совета Церквей евангельских христиан-баптистов; закрытие молитвенного дома евангельских христиан-баптистов в городе Барнауле в 1961 г.
  6. Анализ деятельности партийных, государственных и общественных институтов в отношении религиозных организаций в Алтайском крае в исследуемый период позволил выделить факторы, повлиявшие на формирование государственно-конфессиональной политики в крае. Это, с одной стороны, следование центральным директивам советского правительства и партии, с другой – специфика религиозной ситуации края. Анализ религиозной политики позволил сделать вывод о том, что борьба с религией, как чуждой социализму идеологией, была главной стратегической задачей на протяжении всего исследуемого периода.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях и

журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Жеребятьева, Е. Е. Правовое положение протестантских организаций и атеистическая работа в Алтайском крае (1945-1980-е гг.) / Е.Е. Жеребятьева // Известия Алтайского государственного университета. Серия : история, политология. – Барнаул, 2009. – Вып. 4/1(64/1). – С. 79-83 (0,25 п.л.).
  2. Жеребятьева, Е. Е. Реализация государственной политики в области религии в Алтайском крае в 1945 – 1959 гг. / Е. Е. Жеребятьева // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. – 2011. – № 1(12). – С. 139-144 (0,3 п.л.).

Статьи и тезисы:

  1. Жеребятьева, Е. Е. Взаимоотношения государства и церкви в Алтайском крае в 1917 – 1980-е гг. (историографический обзор) / Е. Е. Жеребятьева // Гуманитарному факультету – 15 лет : юбилейный сборник научных и научно-методических трудов преподавателей и аспирантов гуманитарного факультета АлтГТУ. – Барнаул : Изд-во АлтГТУ, 2007. – Вып. 2. – С. 28-36 (0,5 п.л.).
  2. Жеребятьева, Е. Е. Протестантское сектантство в Алтайском крае в 1970-е гг. / Е. Е. Жеребятьева // Образование, наука, инновации – вклад молодых исследователей : материалы III (XXXV) Международной научно-практической конференции. – Кемерово : ООО «ИНТ», 2008. – Вып. 9. – Т. 1. – С. 84-88 (0,25 п.л.).
  3. Жеребятьева, Е. Е. Раскол в союзе евангельских христиан-баптистов и его влияние на деятельность общин ЕХБ в г. Барнауле (1960 – е – первая половина 1970-х гг.) / Е. Е. Жеребятьева // Актуальные проблемы региональных исследований : сборник научных и научно-методических трудов преподавателей, аспирантов и студентов кафедры регионологии АлтГТУ. Выпуск VIII. – Барнаул : Изд-во АлтГТУ, 2008. – С. 55-65 (0,6 п.л.).
  4. Жеребятьева, Е. Е. О методах антицерковной пропаганды в 1960-1980-е гг. в Алтайском крае / Е. Е. Жеребятьева // Актуальные проблемы региональных исследований : сборник научных и научно-методических трудов преподавателей, аспирантов и студентов кафедры регионологии АлтГТУ. Выпуск IX. – Барнаул : Изд-во АлтГТУ, 2009. – С. 8-12 (0,25 п.л.).
  5. Жеребятьева, Е. Е. Протестантские течения и атеистическая работа в Алтайском крае (1945 – 1960-е гг.) / Е. Е. Жеребятьева // Гумбольдтские чтения : Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Вып. IV. – Барнаул : Изд-во АлтГТУ, 2009. – С. 60-67 (0,4 п.л.).
  6. Жеребятьева, Е. Е. Немцы в движении меннонитов в Алтайском крае в 1960-1980-е гг. / Е. Е. Жеребятьева // Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования : сб. науч. тр. IX  Междунар. науч.-практ. конф. 28 февр. 2011. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2011. – С. 22-23 (0,06 п.л.).

1 Курочкин П. К. Особенности модернизации современного русского православия. М., 1978; Рясик А. З. Наука и религия. Стенограмма лекции. Барнаул, 1950 и др.

2 Шильдяшов И. М., Кочетов А. Из опыта антирелигиозной работы // Беседы на научно-атеистические темы. Барнаул, 1959. С. 52-55.; Шильдяшов И. М. Деятельность партийной организации Западной Сибири по атеистическому воспитанию трудящихся в условиях строительства коммунизма (1959-1965 гг.) : автореф. дис. … канд ист. наук. Новосибирск, 1966; Шильдяшов И. М. Религия и атеистическое воспитание в Сибири (конец 1950-х – середина 1970-х гг.) : автореф. дис. … д-ра ист. наук. Новосибирск, 1985 и др.

3  Агемельнев Т. Убеждать фактами (Атеистическая пропаганда на Михайловском содокомбинате) // Блокнот агитатора. 1963. № 9. С. 12-24.; Андрусов А. Атеистическая работа среди баптистов // Партийное слово. 1972. № 11. С. 13-16.; Арсенкин В. К. Молодежи о вреде религии. Барнаул : Алт. кн. изд-во, 1961; Лысенко Л. Атеисты за работой (Атеистическая пропаганда в крае) // Алтайская правда. 1963. 24 июля. С. 3 и др.

4 Гордиенко Н.С. Эволюция русского православия (20-е - 80-е гг. XX столетия). М., 1984; История Евангельских христиан-баптистов в СССР. М., 1989 и др.

5 Шильдяшов И. М. Религия в Сибири и атеистическое воспитание. Новосибирск : Наука, 1982; Шильдяшов И. М. К вопросу о специфике религиозности населения Западной Сибири // Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. Часть II. Новосибирск, 1971. С. 255-260.; Рудакова Н. М. Протестантское сектантство и атеистическая работа. Барнаул : Алт. книж. изд-во, 1984; Рудакова Н. М. Современный баптизм и проблемы атеистического воспитания (на материалах Алтайского края). Барнаул : Алт. книж. изд-во, 1975; Костенко Н. А. Протестантские секты в Сибири. Новосибирск : Западно-Сибирское книж. изд-во, 1967; Эргардт Р. Баптисты-«откольники». Правда и ложь (на примерах по краю) // Агитатор Алтая. 1987. № 5. С. 27-31.

6 Барменков А. И. Свобода совести в СССР. М. : Мысль, 1986; Ванюшин Н. А. Свобода совести и религиозный экстремизм. Барнаул : Алт. кн. изд-во, 1988; Кириченко М. Г. Свобода совести в СССР. М., 1985; Клочков В. В. Религия, государство, право. М. : Мысль, 1978; Розенбаум Ю. А. Советское государство и церковь. М. : Наука, 1985.

7 Белов А. В. Миф о «религиозном возрождении» в СССР. М. : Знание, 1983.

8 На пути к свободе совести / Сост. и общ. ред. Фурмана Д. Е. и о. Марка (Смирнова). М. : Прогресс, 1989. 

9 Алексеев В. А. Иллюзии и догмы [Взаимоотношения Советского государства и религии]. М. : Политиздат, 1991; Алексеев В. А. «Штурм небес» отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. М. : Изд. центр «Россия молодая», 1992; Одинцов М. И. Государство и церковь в России. XX век. М. : Луч, 1994.

10 Заватски В. Евангелическое движение в СССР после Второй мировой войны. М., 1995;  Митрохин Л. Н. Баптизм : история и современность : философско-социологические очерки. СПб., 1997; Шкаровский М. В. Русская православная церковь при Сталине и Хрущеве (Государственно-церковные отношения в СССР в 1939-1964 гг.). М., 1999.

11 Цыпин В. История Русской церкви. 1917-1997 гг. М., 1997.

12 Поспеловский Д. В. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. М., 1996; Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Составитель Г. Штриккер. М. : «Пропилеи», 1995.

13 Грашевская О. В. Политика Советского государства в отношении Русской Православной церкви в 1940-1980-х гг. : центр и местные власти : На материалах Мурманской области : автореф. дис. … канд. ист. наук. Мурманск, 2005; Маслова И. И. Эволюция вероисповедной политики советского государства и деятельности Русской православной церкви (1953-1991 гг.) : автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 2005 и др.

14 Горбатов А. В. Государство и религиозные организации Сибири в 1940-е – 1960-е гг. : автореф. дис. … д-ра ист. наук. Кемерово, 2009; Сосковец Л. И. Религиозные организации Западной Сибири в 1940-60-е гг. : автореф. дис. … д-ра ист. наук. Томск, 2004; Сосковец Л. И. Религиозные конфессии Западной Сибири в 40-60-е гг. XX в. Томск : Томский гос. ун-т, 2003; Сосковец Л. И. Русская православная церковь в 40-60-е гг. XX века (по материалам ЗС (в т.ч. Алтайского края) // Россия. Сибирь и Центральная Азия : взаимодействие народов и культур : Материалы 3-й Межд. науч.-практ. конф. Барнаул, 2001. С. 82-88.; Волобуева М. М. Конфессиональное пространство Алтайского края : историко-религиоведческий анализ // Сибирский социологический вестник. 2002. № 2. С. 150-158 и др.

15 Сосковец Л. И. Религиозная ситуация на Алтае в 40-60-е гг. XX в. // Актуальные вопросы истории Сибири. Третьи научные чтения памяти проф. А. П. Бородавкина. Материалы всероссийской конференции. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2002. С. 282-285.

16 Горбатов А. В. Государство и религиозные организации Сибири в 1940-е – 1960-е гг. Томск : Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2008.

17 Сосковец Л. И. Практика уголовного и административного преследования верующих Западной Сибири в 1960-е гг. // Гуманитарные науки в Сибири. 2003. № 2. С. 36-40.

18 Волобуева М. М. Конфессиональное пространство Алтайского края : историко-религиоведческий анализ // Сибирский социологический вестник. 2002. № 2. С. 150-158.

19 Кривоносов Я. Е., Разгон Н. И. История православной церкви Алтайского края (1917-1998 гг.) // Барнаул для Вас. Барнаул, 1999. № 1. С. 44-54.; Кривоносов Я. Е., Скворцова Т. В. Православные храмы Барнаула (1751-2001 гг.). Барнаул : Азбука, 2001; Кривоносов Я. Е. Храмы Алтая : Справочник / Упр. архив. дела адм. Алтайского края, Алт. гос. ун-т, Святоникольский храм. Барнаул : Изд-во АГУ, 1997.

20 Матис В. И. Конфессиональные особенности жителей ННР Алтайского края. 1970-2001 гг. // Матис В. И. ННР на Алтае (1991-2001). Барнаул, 2001. С. 85-89.; История и культура немцев Алтая : (По материалам эногр. экспедиций) / Алт. краев. нац.-культур. Автономия рос. немцев / Под общ. ред. В. А. Бармина. Барнаул : Изд-во БГПУ, 2002, 2004; Малиновский Л. В. История немцев в России / Л. В. Малиновский. Барнаул : Алтай, 2008; Волохов С. П. Протестантское движение евангельских христиан-баптистов 1960-1980-х гг. (на материалах Алтайского края, Новосибирской и Томской областей) // Вестник Барнаульского гос. пед. ун-та. Сер. : гуманитарные науки. Барнаул, 2002. Вып. 2. С. 131-137 и др.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.