WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ташбекова Ирина Юрьевна

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ: ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХIХ НАЧАЛО ХХ ВЕКА (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

12. 00.01 – теория и история права и государства;

      история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина» на кафедре истории государства и права

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Исаев Игорь Андреевич

Официальные оппоненты:

Захаров Владимир Викторович

доктор юридических наук, профессор,

Курский государственный университет, проректор по учебной работе, заведующий кафедрой теории и истории государства и права

Золотухина Наталья Михайловна

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, Российская академия правосудия, главный научный сотрудник отдела теории и истории права, государства и судебной власти

Сафронова Елена Викторовна

доктор юридических наук, профессор, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, профессор кафедры истории государства и права

Ведущая организация

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Защита состоится 27 февраля 2013 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02, созданного на базе Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая-Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан  ____  ___________ 20__ года.

Ученый секретарь диссертационного совета

Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор                                                Н.А. Михалева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется значительно возросшим научным и практическим интересом к определению приоритетных направлений, правовому обеспечению социальной политики российского государства и развитию социальной сферы. В большей степени это связано с изменениями социально-экономических отношений в государстве и обществе, которые повлекли за собой реформирование областей, входящих в социальную сферу – здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения. Реформирование данных сфер вызвано устаревшей системой и коллизионной нормативной базой, которые не отвечают реалиям современного общества.

Состояние социальной сферы в государстве меняется с прогрессивной динамикой под влиянием самых разнообразных факторов (финансовые кризисы, выборы, чрезвычайные ситуации и др.), регулировать которое призвана социальная политика. Необходимо учитывать, что социальная политика – достаточно конфликтная сфера, где сталкиваются диаметрально противоположные интересы различных слоев общества. Социальная политика возникает только с момента включения государства в осуществление удовлетворения потребностей значительной части населения для поддержания ее жизнедеятельности и устранения социальной напряженности в обществе.

Из Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу можно увидеть обеспокоенность представителей государственной власти современным положением в социальной сфере - «ситуация в социальной сфере вызывает недовольство большинства населения и составляет, по-видимому, основную угрозу политической стабильности».1 Необходима серьезная реформа всей социальной сферы с разработкой новой социальной политики. Очевидно, что принятие конструктивных реформаторских решений по правовому регулированию объектами социальной сферы и определение приоритетных направлений социальной политики в Российской Федерации в настоящее время невозможно без выявления недостатков и достоинств аналогичных процессов в историческом разрезе развития России.

На современном этапе развития Российской Федерации идет серьезная модернизация в социальной сфере, выявлена активность социальной деятельности российского государства, и в Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века подтвержден факт подъема социальной деятельности государства. Кроме того, правовые процессы в социальной сфере, происходившие в Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века, имели отправной точкой те же действия правительства и связанные с ними изменения в обществе, которые происходят и в настоящее время. Отмеченный факт предопределяет актуальность всестороннего историко-правового исследования процесса разработки и реализации государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

Степень разработанности темы исследования. Рассматривая степень разработанности вопроса о государственной политике Российской империи в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века в правовом аспекте, необходимо отметить, что, с одной стороны, проблемам эволюции отдельных областей и институтов социальной сферы, участия государства в регулировании правовых отношений в них уделялось достаточно большое внимание дореволюционными, советскими и современными учеными, с другой стороны, комплексное изучение государственных организационно-правовых мероприятий в социальной сфере, направленных на улучшение материально-духовного положения населения граждан и формировавших основные направления социальной политики России, в историко-правовой науке отсутствует.

В истории государства и права до настоящего времени не сложилось единого взгляда на деятельность российского государства в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века в качестве социальной политики государства. В то же время в трудах современных ученых можно встретить исследования социальной политики России в дореволюционный период. Так, например, Е.В. Савельева в своей диссертационной работе отмечает, что социальная деятельность российского государства в 60-90-е годы ХIХ века представляла собой социальную политику. В.В. Гурлев в своем диссертационном исследовании, посвященном правовым гарантиям социальной защиты граждан, представил историко-правовой аспект социальной политики российского государства, тем самым подтверждая предположения автора о проводимой в Российской империи социальной политике. Ю.Н. Малека раскрыл в своем труде исторические аспекты социальной деятельности российского государства, существенное внимание уделяя вопросам управления.

Теоретико-правовые аспекты социальной политики достаточно хорошо представлены в диссертационной работе Н.Ю. Воробьевой с выделением моделей социальной политики и их основных характеристик. Кроме того, в изданиях Т.М. Апостоловой и Т.Ю. Сидориной изложены основные направления социальной политики России с обозначением нормативной базы, регламентирующей деятельность субъектов социальной политики, и историческим экскурсом по вопросу правового регулирования социальной сферы.

Достаточно значимой работой, позволяющей выявить многие стороны государственной политики Российской империи в социальной сфере с правовой позиции, является монографическое издание коллектива авторов Н.И. Комарова, Д.А. Пашенцева, С.В. Пашенцевой.

Признание прав личности, которые являются неотъемлемым атрибутом в разработке и реализации основных направлений политики государства в социальной сфере, достаточно проработано в исследовании современного ученого А.Л. Васина. Довольно большое внимание эволюции прав личности в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века было уделено известными дореволюционными учеными, имена которых ассоциируются с эпохой реформ – А.Д. Градовский, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, А. Корнилов, В.С. Соловьев, Б.Н. Чичерин.

Важно отметить, что изучение политики Российской империи в социальной сфере второй половины ХIХ – начала ХХ века как единого вопроса не представлено в исследованиях ученых, однако проблемам правовой деятельности российского государства в отдельных областях социальной сферы посвящено достаточно большое количество работ. Так, например, социально значимые мероприятия представителей государственной власти в области образования населения России рассмотрены в научных работах Е.А. Андреевой,  С.В. Ворошиловой, А.Н. Донина, Л.М. Зотовой, С.И. Катунцева, Е.А. Косетченковой, Е.В. Крутицкой, Е.В. Купинской, Д.А. Куприкова, И.В. Мятникова, А.Н. Позднякова, И.А. Хациевой и др. Однако данные работы не исследуют правовую составляющую в политике Российской империи второй половины ХIХ – начале ХХ века в области образования. Можно отметить историко-правовые работы Р.Ш. Мещерова и Л.А. Поповой, в которых рассмотрена нормотворческая и правоприменительная деятельность в России в исследуемый автором период в области образования. Р.Ш. Мещеров раскрывает особенности законодательства Российской империи в конце ХIХ – начале ХХ века, закрепляющего право личности на получение образования. Л.А. Попова в своем исследовании раскрывает эволюцию законодательства о высшей школе России.

Значимыми в области изучения вопросов о государственно-правовом регулировании образования в России и формирования образовательной политики являются работы дореволюционных исследователей. Среди таковых необходимо выделить И. Алишенцева, рассматривавшего среднее образование; А.М. Ванчакова, представившего историческое развитие церковно-приходской школы; Б. Веселовского и Е.А. Звягинцева, раскрывших социальную деятельность земских учреждений в области вопроса народного образования; Э. Лавлея, осуществившего сравнительный анализ правовой базы начального образования европейских стран; С.В. Рождественского, показавшего правотворческую деятельность главного ведомства в области образования дореволюционной России – Министерства народного просвещения.

Среди советских авторов, исследовавших вопросы образования и представивших государственную деятельность по реализации образовательной политики в России, можно выделить Е.А. Иванова, рассмотревшего высшее образование в России в дореволюционный период, А.В. Ососкова, осветившего вопросы начального образования в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

Несомненной составляющей политики российского государства в социальной сфере являлась деятельность по регулированию вопросов в области здравоохранения. К наиболее значимым, посвященным историко-правовому исследованию в области организации и предоставления медицинских услуг населению, нужно отнести работы таких авторов как В.В. Власенкова, М.А. Выборнова, В.П. Корсун, В.Ю. Кузьмин, В.В. Назаров, О.Г. Печникова, А.Н. Пищита, Н.И. Пристанскова, С.Г. Стеценко, Н.И. Гусаков, Р.Ю. Мацкина, М.Б. Мирский, В.О. Самойлов, Т.С. Сорокина.

Земская реформа, проведенная в России в 60-90-х годах ХIХ века, сыграла значительную роль в развитии социальных отношений и реализации основных направлений политики нашего государства в социальной сфере. Среди авторов работ, которые внесли существенный вклад в разработку научных представлений о роли земских учреждений в разработке и практической реализации политики России во второй половине ХIХ – начале ХХ века в социальном направлении, можно отметить А.Ю. Арутюнова, К.Н. Анненкова, М.М. Левиту, С.Л. Маслова.

В условиях изменения правового статуса представителей аграрного сектора произошла серьезная деформация направлений государственной политики по регламентации прав и обязанностей крестьян. Существенный вклад в изучение политики российского государства в дореволюционный период в области крестьянского вопроса внесли работы таких авторов как Ф. Бар, О.Г. Вронский, А.Н. Зак, И. Иванюков, И.А. Иконицкая, Н.П. Семенов.

Одним из острых и многогранных вопросов в государственной политике Российской империи стало регулирование трудовых отношений в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века. Проблеме регламентации трудовых отношений в промышленной сфере посвящено достаточно много работ современных, советских, дореволюционных авторов: В.И. Богдан, Д.А. Васильев, И.А. Куринова, А.М. Лушников, М.В.Лушникова, О.А. Смоленская, В.С. Шавин, А.В. Хохлов, Е.Б. Хохлов, А.Н. Ацаркин, А.Ф. Вовчик, Б.Н. Казанцев, П.Д. Каминская, В.Я. Лаверычев, Ю.Я. Рыбаков, И. Татаров, И.И. Шелымагин, М.С. Балабанов, А.Н. Быков, В.П. Воронцов, Е.М. Дементьев, В.П. Литвинов-Фалинский, К.А. Пажитнов, М.И. Туган-Барановский, Р.А. Тютрюмова, И.И. Янжул.

В области социального (пенсионного) обеспечения наиболее значимые работы авторов можно разделить на две группы. Первую группу представляют работы, посвященные вопросам пенсионного обеспечения государственных служащих, формирование которого произошло еще в начале ХIХ века. Среди работ, посвященных изучению вопроса о пенсионном обеспечении государственных служащих, можно выделить диссертационные исследования Г.П. Дегтярева, Д.А. Квасова, П.К. Лаврентьевой, А.В. Левшина, А.А. Новикова, Д.Е. Тылевич, С.В. Фоминой, а также научные исследования, опубликованные в периодической печати, Г. Алексушина, С.А. Афанасьева, Л. Грудцыной, Ю.Г. Галая, Ю. Голицина.

Вторая группа работ посвящена социальному страхованию рабочих и служащих России. Проблемы социального обеспечения рабочих и служащих Российской империи, выражавшиеся посредством социального страхования, достаточно проработаны в научных исследованиях таких авторов как С.В. Ашмарина, И.С. Белышев, И.Н. Сбитнева, Б.Г. Данский, А.А. Микулин, Л.С. Таль.

Из изученного массива научных работ по представленной проблематике можно увидеть отсутствие целостного исследования вопроса о государственной политике Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века в социальной сфере и при этом указать на разработку отдельных ее аспектов. Таким образом, при всем качественном и количественном многообразии исследований отдельных аспектов социальной деятельности российского государства во второй половине ХIХ – начале ХХ века ни в одном из них не осуществлялся комплексный историко-правовой анализ государственной политики России в социальной сфере.

Объектом исследования является комплекс организационно-правовых мероприятий в социальной сфере, проводимый в Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века, который характеризует направления государственной политики России в социальной сфере в рассматриваемый период.

Предметом исследования выступает нормативно-правовая база в области социальных отношений, обеспечивавшая реализацию основных направлений государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

Хронологические рамки исследования: вторая половина ХIХ – начало ХХ века. Данный период обусловлен сложными социальными, экономическими и политическими преобразованиями в стране. Выбор данного периода обусловлен становлением, развитием посредством реформирования и модернизации достаточно сложных в правовом регулировании общественных отношений – здравоохранения, образования, труда, пенсионного обеспечения, которые определили основные направления государственной политики Российской империи в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

Нижняя граница представленного диссертационного исследования очерчена 1861 годом – с момента провозглашения Манифеста от 19 февраля 1861 года о даровании личной свободы крестьян, положившего начало в развитии новых социальных отношений и требовавшего их государственного регулирования. Верхняя граница определена февралем 1917 года – со времени свержения царского режима, создания Советского государства и изменения курса правовой политики.

Предпосылки зарождения и особенности нормотворчества государственных органов в отдельных областях социальной сферы играют важную роль при исследовании организационных и правовых основ государственной политики России в социальной сфере второй половины ХIХ – начала ХХ века, в связи с чем предпринимается анализ источников права и правоприменительных актов, выходящих за пределы установленного периода.

Цель диссертационного исследования заключается в анализе основных направлений государственной политики в социальной сфере, ее практической реализации и правового сопровождения в Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века. Учитывая многоплановость темы диссертационной работы, автор ограничил свои исследовательские задачи изучением основных объектов государственной социальной  политики.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

- дать правовое определение и представить основные направления государственной политики российского государства во второй половине ХIХ – начале ХХ века в социальной сфере;

- представить доктринальные взгляды российских ученых второй половины ХIХ – начала ХХ века на права личности как фактор развития направлений государственной политики в социальной сфере;

- раскрыть основные правовые направления политики Российской империи в социальной сфере в период проведения государственных реформ в 1861-1881 гг.;

- проанализировать правовые основы государственной политики России в социальной сфере и результаты ее реализации в период контрреформ (1881-1890 гг.);

- исследовать развитие политики российского государства в социальной сфере и ее законодательное сопровождение на рубеже ХIХ – ХХ веков;

- выявить особенности государственно-правового регулирования социальных отношений в Российской империи в начале ХХ века.

Методологической основой исследования является совокупность принципов объективности, историзма, научности. В ходе научного исследования были использованы методы синтеза и анализа при обработке теоретических взглядов, практических примеров, законодательных положений; методы сравнительного анализа, сравнительно-правовой, сравнительно-исторический; метод эмпирического обобщения материала, а также метод междисциплинарного подхода.

Теоретико-правовую основу диссертации составили философские, политологические, исторические и правовые исследования. В работе широко использованы научные труды ученых и практиков, деятельность которых связана с проблемами регулирования социальных отношений в обществе и формирования и реализации направлений социальной политики.

Источниковая база исследования представлена многообразием нормативных правовых актов Российской империи ХIХ – начала ХХ века, опубликованных в Полном собрании законов Российской империи, Своде законов Российской империи, Собрании узаконений и распоряжений Правительства, а также в ведомственных изданиях.

Правоприменительная практика, которая является одним из основных источников представленного диссертационного исследования, содержится в отчетах государственных деятелей (фабричных инспекторов) и ведомственных органов.

Одним из важных источников являются материалы, которые представлены как центральными, так и региональными архивами. Архивные материалы содержат в себе проектированные мероприятия по организации регулирования отдельных областей социальной сферы, а также результаты уже осуществленных действий.

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что диссертационная работа является одним из первых самостоятельных комплексных историко-юридических монографических исследований, посвященных анализу формирования и реализации основных направлений политики российского государства в социальной сфере во второй половине XIX – начале XX века. В диссертации проанализирован и обобщен обширный материал, характеризующий становление и развитие отдельных областей и институтов социальной сферы и государственной политики в социальной сфере в целом. Так, в работе проведен анализ нормативно-правовой базы, регламентировавшей широкую область социальной сферы. Кроме того, в научный оборот введен ряд не исследованных в историко-правовой науке архивных материалов, которые позволили объективно оценить развитие государственной политики Российской империи и выявить проблемные стороны государственно-правового регулирования в социальной сфере.

Научная новизна также состоит в исследовательском подходе автора, который основывается на признании связи между объемом закрепленных прав личности и концептуальными основами политики государства в социальной сфере. В работе получили развитие теоретические положения, касающиеся модели государственной политики России в социальной сфере и ее основных характеристик в рассматриваемый период.

В представленном диссертационном исследовании рассмотрены некоторые проблемы, ранее не затрагиваемые в отечественной истории государства и права. Политика России в социальной сфере исследована через призму правовой модернизации, а также с позиций современных методологических подходов.

На основании вышеизложенного можно отметить, что автору удалось получить новые научные результаты в области развития социальных отношений и социальной сферы, а также в области формирования социальной политики государства.

Положения, выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1. Государственная политика в социальной сфере – это нормотворческая и правоприменительная деятельность органов государственной власти и ее должностных лиц, основанная на регулировании отношений в рамках объектов социальной сферы. При этом автором социальная сфера обозначена как сфера существования личности как самостоятельного субъекта или в объединении индивидов, которая основывается на началах достойного существования личности и охватывает такие отношения как здравоохранение, образование, труд, жилище и социальное обеспечение (социальные отношения).

Социальную политику государства автор трактует как нормотворческую и организационную деятельность органов государственной власти и ее должностных лиц, направленную на решение социальных проблем в обществе, развитие его социальной сферы, создание условий для жизни индивида, обеспечение его социальных потребностей, интересов и гарантий, предоставление социальных услуг.

2. Государственная политика Российской империи в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века не была признана как правовой инструмент в разрешении сложных отношений в социальной сфере. В юридической доктрине дореволюционного периода деятельность российского государства, направленная на удовлетворение материально-духовных потребностей общества, не признавалась «социальной политикой». Учения о социальной политике как таковой, возникшие во второй половине ХIХ века в кругах немецких ученых, были чужды российским исследователям, так как условия и предпосылки возникновения социальной направленности в действиях государственной власти рассматривались с узкой позиции – рабочего и крестьянского вопроса.

Автором посредством анализа становления, развития правового регулирования отношений в отдельных областях и институтах социальной сферы и роли государства в организации мероприятий по улучшению социального положения граждан показано существование и реализация государственной политики Российской империи в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

3. В работе автор определил тип государственной политики в социальной сфере Российской империи в рассматриваемый период как сферный, где сама политика основывалась на осуществлении мероприятий в отдельных областях социальной сферы. Объектами представленной  политики Российской империи рассматриваемого периода являлись общественные отношения и процессы в области здравоохранения, образования, труда и социального (пенсионного) обеспечения, быта крестьян.

Из доктринально определенных моделей социальной политики автор обозначил первоначальное существование либеральной модели государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ века, которая предполагала ответственность государства лишь за сохранение минимально необходимых для существования личности доходов, стимулируя тем самым создание и развитие негосударственной социальной поддержки населения. В конце ХIХ века, под воздействием социально-экономических и политических факторов, автор отмечает переход от либеральной к консервативной модели государственной политики в социальной сфере, констатируя при этом неполный переход к консервативной модели с сохранением признаков обеих моделей социальной политики. Основным принципом консервативной модели являлся упор на рынок и социальное страхование под государственным наблюдением. Автор выделяет подтип государственной политики Российской империи в социальной сфере, существовавший в конце ХIХ – начале ХХ века, – либерально-консервативный.

4. Теория прав личности в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века явилась отражением направления и объема социальных отношений, где произошло расширение функций государства по регулированию данного типа отношений для сохранения стабильности в обществе. Дореволюционные ученые не признавали социально-экономических прав личности, выделяя при этом отдельные права, обеспечивающие материально-духовное благосостояние граждан.

Поэтапное признание и закрепление прав личности в социальной сфере предопределили развитие основных направлений государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века.

5. Исследование историко-правовых аспектов государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века позволяет выделить несколько этапов в развитии политики российского государства.

Первый этап (1861 – 1881 гг.). – период, в течение которого закрепляется право личной свободы крестьян с формированием института частной собственности на землю, в отдельных сферах трудовые отношения приобретают правовую форму, учреждаются органы местного самоуправления, которые позволили расширить доступ населения к социально значимым объектам – здравоохранению, образованию. В сфере образования был отменен принцип сословности, что позволило направить образование в новое русло развития.

Второй этап (1881 – 1890 гг.). Данный этап характеризуется реформами, вызванными политическими волнениями в стране, которые имели как позитивное, так и негативное значение в определении характеристик и результатов государственной политики Российской империи в социальной сфере. На втором этапе автором особо отмечается становление и прогрессивное развитие фабрично-заводского законодательства, которое позволило значительным образом улучшить правовое положение рабочего класса. В период 1881 – 1890 гг. изменяется направление социальной деятельности в области образования путем внедрения в образовательную сферу сети церковно-приходских школ и финансовой поддержки начального образования. Вместе с тем реформирование высшей школы фактически уничтожило автономию университетов, поставив их под усиленный правительственный и полицейский надзор.

Третий этап (1890 – 1905 гг.). Данный этап обозначен автором как корреляционный, в течение которого происходил переход от одной модели социальной политики (либеральной) к другой (консервативной) с созданием правовых основ социального страхования. Автором отмечена достаточно значимая роль земских учреждений как субъектов государственной политики России в социальной сфере в выделенном автором этапе.

Законодательство о труде на данном этапе развития отражало противоречивость социальной направленности в деятельности представителей государственной власти, которые, с одной стороны, солидируя интересам буржуазии, корректировали нормы о труде в пользу предпринимателей и в ущерб прав трудящихся, с другой стороны, под давлением рабочего класса осуществили государственное вмешательство в сферу трудовых отношений предпринимателя и рабочего для повышения правового статуса трудящегося, считавшуюся частной.

Четвертый этап (1905 – 1917 гг.) характеризуется политической нестабильностью в обществе, которая повлияла на развитие отдельных областей социальной сферы и направленность государственной политики в целом. На данном этапе получили юридическую форму и правовое обеспечение институты социального страхования и частной собственности. Произошло формирование защиты материнства путем запрета на использование труда рожениц и выдачи им пособий по беременности и родам. На данном этапе хорошо прослеживаются тенденции к расширению прав личности в социальной сфере посредством неправовых форм.

6. Основными функциями политики российского государства в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века выступили:

1) обеспечение политической устойчивости власти, которое призвано было удержать доминирующее влияние власти господствующего класса и сохранить государственные устои;

2) обеспечение достаточного уровня социальной защищенности отдельных социальных групп, представленных государственными служащими;

3) стимулирование экономической и социальной активности населения, которая, как функция, была ослаблена, что привело к снижению обеспечения политики в социальной сфере, к нарастанию социальной дифференциации и напряженности в обществе;

4) развитие социальной инфраструктуры общества посредством органов местного самоуправления и частных лиц.

Среди принципов, на которых базировалась государственная политика царской России в социальной сфере, можно выделить следующие:

а) принцип индивидуальной социальной ответственности, где роль государства отмечена узко, при этом установлено требование самопомощи и самообеспечения от индивида, семьи, социальной группы;

б) принцип развития социальных гарантий, которые включали в себя закрепление прав личности в социальной сфере, развитие доступности образования, медицинского обслуживания, заботы о материнстве и др.;

в) принцип развития и обеспечения политики социального страхования, который способствовал реализации социальной активности населения страны;

г) принцип развития социального партнерства, призванный обеспечить согласованность интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений.

7. Развитие направлений государственной политики Российской империи в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века проходило под воздействием нескольких факторов:

1) недовольства рабочих и крестьян, выразившиеся в активных действиях, заставили представителей государственной власти начать разработку правовых основ отдельных направлений государственной политики в социальной сфере с целью сохранения политической стабильности в обществе;

2) стремление сохранить занятую экономическую нишу среди европейских стран в условиях прогрессивного развития промышленности требовало пересмотра сложившейся социально-экономической обстановки в стране посредством правовой модернизации;

3) форс-мажорные обстоятельства (эпидемии, войны), угрожавшие функционированию как отдельных административно-территориальных единиц, так и всего государства, поставили вопросы о преобразовании отдельных областей социальной сферы (здравоохранение, образование).

8. Развитие основных направлений государственной политики в социальной сфере России происходило фрагментарно, спонтанно под влиянием внешних факторов. В государственной политике социального направления дореволюционного периода отсутствовала плановость в ее разработке и реализации. Отсутствие четкого разграничения полномочий между органами власти по уровням (государственные и органы местного самоуправления) привело к неравномерному развитию областей социальной сферы и реализации социальной политики по территории России.

9. Выделение в качестве объектов правового регулирования отдельных социальных групп населения привело к скачкообразной деформации в управлении социальными процессами в стране. Реализация основных направлений государственной политики России в социальной сфере сдерживалась правовым нигилизмом российского народа к проводимым в стране преобразованиям и нововведениям в социальной сфере.

10. Отсутствие динамики и последовательности государственной власти в принятии кардинальных решений в определении и реализации направлений государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века, коллизионность и пробельность норм, регламентирующих отдельные области социальной сферы, приоритеты экономических вопросов над социальными, преимущества в интересах капитала в ущерб положению трудящихся в классовой борьбе позволили сделать автору вывод о низкой эффективности государственной политики в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века, которая послужила предпосылкой к революционному настрою населения страны и свержению государственного строя.

11. Исторический опыт определения приоритетных направлений государственной политики в социальной сфере и их реализация свидетельствуют о необходимости не фрагментарного реформирования социальной сферы, а кардинальной перестройки нормативной базы, стратегии и тактики по правоприменению социальных мероприятий, на которых строится социальная политика государства.

Теоретическая и практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что материалы диссертации могут быть использованы в дальнейшем при изучении истории государственного регулирования социальной сферы или отдельных ее отраслей, социальной политики, а также для преподавания курсов истории отечественного государства, административного, трудового, медицинского права, права социального обеспечения.

Правовой анализ и полученные результаты позволяют с новых позиций осмыслить опыт государства по регулированию социальных отношений, формированию и реализации социальной политики. Представленный материал может быть полезен при разработке и внедрении в практику инновационных реформ в динамично меняющуюся под влиянием экономических процессов социальную сферу, функционирование которой обеспечивается эффективно проработанной социальной политикой.

Реализация сформулированных в работе выводов может стать теоретической основой для разрешения ряда практических проблем, связанных с правовой организацией функционирования социальных институтов. Отдельные выводы и рекомендации могут оказаться полезными в процессе разработки нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения в социальной сфере и определяющие основные направления социальной политики государства.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование обсуждено и одобрено на заседании кафедры истории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в четырех монографиях, двух учебных пособиях, в 22 статьях в ведущих научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук, а также в иной периодической печати Российской Федерации, в научных докладах, представленных на научно-практических конференциях как всероссийского, так и международного уровней. Общий объем опубликованных автором работ составил 47,61 п.л. Эмпирическая база и выводы диссертации нашли применение в преподавании на юридическом факультете Юго-Западного государственного университета учебных дисциплин «История отечественного государства и права», «Административное право», «Конституционное право», «Трудовое право». Кроме того, §2 главы 3, §1 главы 4 и §1 главы 5 выполнены в рамках государственного задания Министерства образования и науки (шифр заявки: 6.4468.2011 «Правовые основы оптимизации и повышения эффективности образования в Российской Федерации»).

Структура диссертационного исследования обусловлена его целью и задачами. Диссертация состоит из введения, пяти глав, разделенных на параграфы, заключения, библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность выбранной темы исследования, определены объект, предмет, цель и задачи работы, ее теоретико-правовая и методологическая основы, источниковая база, показана научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, раскрыта теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, приведены сведения об апробации полученных результатов.

Глава 1 «Теоретико-правовые основы государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ начале ХХ века» содержит два параграфа, первый из которых - «Понятие и основные направления политики России второй половины ХIХ начала ХХ века в социальной сфере» посвящен разработке теоретических основ понятий «государственная политика в социальной сфере» и «социальная политика государства» с учетом позиций различных исследователей. Прежде всего автор указал, что и государственная политика в социальной сфере, и социальная политика государства включают в себя вопросы социальных отношений в обществе, их изменений в соответствии с переменами в государстве, а также вопросы дифференциации структуры населения.

Социальная политика призвана регулировать правоотношения в социальной сфере, которая по своему объему и содержанию достаточно разнообразна, многомасштабна и формирует такой комплекс прав личности, который именуется в правовом мире «социально-экономическими правами». Государственная политика в социальной сфере не всегда имеет своим направлением формирование блока социально-экономических прав личности. Учитывая многообразие терминологии социальной сферы, в работе отмечается, что социальная сфера – это сфера существования личности как самостоятельного субъекта или в объединении индивидов, которая основывается на началах достойного существования личности и охватывает такие отношения как здравоохранение, образование, труд, жилище и социальное обеспечение (социальные отношения). При этом социальные отношения выступают структурным компонентом социальной сферы.

Становление учений о социальной политике возникло во второй половине ХIХ века, особое значение в которой принадлежит научной школе немецких ученых (В.Зомбарт, В.Г. Риль, А. Вагнер и др.). В России государственная социальная политика как таковая (с позиций теории и практики реализации) стала признаваться только после революции 1917 года и создания Советского государства. Особо острый научный интерес к вопросам социальной политики в России возник в связи с закреплением в Конституции Российской Федерации 1993 года нашего государства как социального, что вызвало живые дискуссии в области социальной политики советского периода и обсуждения вопроса о существовании социальной политики дореволюционной России.

Ученые, занимающиеся проблемами социальной сферы, разделились на две группы – одни отрицают существование государственной социальной политики в дореволюционной России (С.Н. Смирнов, Т.Ю. Сидорина, Т.М. Апостолова, Н.Р. Косевич, Е.Ф. Балашова и др.), другие позиционируют мнение о существовании не просто государственной политики в социальной сфере царской России, но и представляя ее как социальную политику (В.В. Гурлев, Е.В. Савельева). Учитывая, что в структуре государственной политики России в социальной сфере в рассматриваемый период объектом являлось не все население страны, а лишь отдельные социальные группы и страты, автор работы позиционирует идею об отсутствии социальной политики в Российской империи второй половины ХIХ – начала ХХ века, и только в начале ХХ века произошло формирование предпосылок к становлению социальной политики России, которая по своему типу являлась сферной, то есть сама политика основывалась на осуществлении мероприятий в определенных сферах жизнедеятельности личности – в отдельных областях социальной сферы.

Историко-правовые исследования показывают, что социальная сфера отношений не включала в себя перечень объектов правового регулирования, существующих в настоящее время, они появились в процессе эволюции российского государства. Но, несмотря на это, можно с уверенностью выделить становление многих социальных институтов, а также развитие достаточно важных областей социальной сферы. В соответствии с этим автор отмечает, что в России со второй половины ХIХ – начала ХХ века государственная власть осуществляла не социальную политику, а проводила комплекс разрозненных мероприятий в социальной сфере.

Для полного представления теоретико-правовых основ государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ – начале ХХ века в работе раскрыты модели такой политики: 1) либеральная – предполагает установление баланса между самообеспечением и помощью государства; 2) консервативная модель (европейская, институциональная) – определяет минимальное участие государства в социальной сфере, устанавливая главным субъектом политики не зависимую от общества личность, а гарантом как личного, так и общественного блага выступает частная собственность или индивидуальные накопления; 3) социал-демократическая – отводит государству значительную роль в регулировании социальных отношений, направленных на приведение к единому уровню социальных условий жизни различных слоев населения и предоставление социальной поддержки всем гражданам; 4) социалистическая – ориентирована на максимальное вмешательство государства в социальную и экономическую сферу жизни общества, устанавливая при этом единственным субъектом социальной политики государство и ставя в тотальную зависимость человека от государства. По критериям моделей государственной политики в социальной сфере (социальной) можно указать на то, что в период второй половины ХIХ – начала ХХ века произошла смена модели политики России: формирование в начале ХХ века консервативной модели постепенно вытесняет основы, заложившие либерально-индивидуалистическую модель.

Во втором параграфе «Права личности во взглядах дореволюционных ученых как условие становления и развития основных направлений государственной политики России в социальной сфере во второй половине ХIХ начале ХХ века» исследуются права личности в эволюционном развитии, их признание дореволюционными учеными и выступления в качестве ориентиро в определении основных направлений государственной политики в социальной сфере.

Права личности в дореволюционной России стали актуальны в научных кругах в связи с изменением направления и объема социальных отношений во второй половине ХIХ века. Вопросы правового регулирования социальных отношений во второй половине ХIХ века в России были подняты в связи с социально-экономическими и политическими преобразованиями в стране: раскрепощение крестьян, прогрессивное развитие машинного производства, появление новых социальных классов. Возникла необходимость в расширении функций государства в области социальных отношений. Для стабильности общества комплекс прав личности в рамках социальных отношений требовал значительного пересмотра с законодательной позиции.

Отмена крепостного права коренным образом изменила ситуацию в области правового статуса личности. Решение крестьянского вопроса в России в 1861 году имело существенное значение для развития социальных отношений в обществе с закреплением отдельных прав индивида.

Научные воззрения относительно прав и свобод личности в дореволюционной России исходили из позиции признания естественно-правовых норм в теории прав личности. Хотелось бы отметить, что идея прав человека, являвшаяся важной составляющей европейской цивилизации с ХVII века, не являлась значимой в политических доктринах мыслителей России, и потому не стала целью социального развития государства. Вместе с тем достаточно большое внимание было уделено российскими государствоведами второй половины ХIХ – начала ХХ века правовой природе и классификации отдельных прав личности при взаимоотношении индивида и государства.

Автор рассмотрел точки зрения А.Д. Градовского, Б.Н. Чичерина, Н.М. Коркунова, М.М. Ковалевского, В.С. Соловьева в отношении прав личности и отметил, что дореволюционные ученые признавали права личности, выделяя при этом только две группы прав – личные и политические. Социальные права как таковые не были признаны, однако отдельные виды прав, которые в настоящее время являются социальными, рассматривались учеными как необходимый фактор развития государства, общества в целом и личности в частности. В научных воззрениях дореволюционных ученых можно увидеть признание отдельных социальных прав личности, которые позволяют развиваться не только индивиду, но и всему обществу – право на труд, образование.

С развитием теории прав личности в России и закреплением отдельных видов социальных прав происходило формирование направлений государственной политики Российской империи в социальной сфере второй половины ХIХ – начала ХХ века.

Глава 2 «Основные направления политики российского государства в социальной сфере в 1861 1881 годах» посвящена правовым мероприятиям в социальной сфере в первой половине ХIХ века и в период проведения реформ 1861 – 1881 годов. В первом параграфе «Нормативное регулирование социальных отношений в России в первой половине ХIХ века как ориентир социально-правовой модернизации» представлена нормативная база дореформенной России, регламентировавшая отношения в социальной сфере.

Трудовые отношения в дореформенной России фактически не регламентировались. Первыми правовыми актами, содержавшими в себе нормы трудового права в ХIХ веке, можно признать Положение Комитета министров 1825 года «О запрещении помещикам отдавать принадлежащих им людей в заводские работы» и изданные 24 мая 1835 года Закон «Об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми» и Закон от 7 августа 1845 г. «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее двенадцатилетнего возраста».

Закон от 24 мая 1835 года признавал договорные отношения между работником и нанимателем, но не был обеспечен механизмом его реализации - отсутствовали формы контроля за его исполнением и ответственность за несоблюдение норм. Кроме того, данный правовой акт имел свое распространение только на фабрики обеих столиц и их окрестностей. В соответствии с этим принятие Закона от 24 мая 1835 года не повлияло на положение рабочих на российских фабриках. Закон от 7 августа 1845 года «О воспрещении фабрикантам назначать в ночные работы малолетних менее двенадцатилетнего возраста» был формально существовавшим по тем же причинам, что и Закон от 24 мая 1835 года. Существовавшая в России в первой половине ХIХ века свобода договора привела к обострению социально-политической обстановки в стране и возникновению необходимости государственного вмешательства в трудовые правоотношения.

Система здравоохранения в первой половине ХIХ века была не достаточной для удовлетворения нужд населения огромной страны ввиду отсутствия действенных государственных мероприятий в области здравоохранения и регламентации медико-санитарных отношений. Участие в медицинском деле для оказания помощи населению России принимали приказы общественного призрения, на иждивении которых находились больницы, богадельни, дома для умалишенных и другие медицинские заведения. Приказы общественного призрения осуществляли свою деятельность только в городах, а устройство и содержание больниц в селах зависело от усмотрения помещиков. Необходимость модернизации системы здравоохранения была очевидной.

Нормативной основой функционирования медицинских учреждений приказов общественного призрения в России в период второй половины ХIХ – начала ХХ века явился Устав о общественном призрении.

В основе образовательной политики государственной власти ХIХ века лежал царский рескрипт от 9 мая 1837 года «О точном и повсеместном наблюдении правил о приеме в учебные заведения людей различных состояний», который закрепил принцип сословности в образовании. Система начальных и средних учебных заведений определялась Уставом гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве университетов Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского от 8 декабря 1828 года, в котором закреплялись три типа школ: гимназии для детей дворян и чиновников со сроком обучения до 7 лет; уездные училища для детей купцов, ремесленников и городских обывателей со сроком обучения до 5 лет; приходские (первоначальные) училища для детей крестьян со сроком обучения 2 года.

Законодательное регулирование университетского образования началось с принятия в 1804 году уставов императорских университетов. В 1835 году издается Общий устав университетов, который закреплял внутреннее устройство университетов, правовой статус органов внутреннего управления (правления, совета), порядок назначения и увольнения лиц, принадлежавших к университету (попечитель, его помощник, ректор, деканы, профессоры и др.), порядок поступления в университет, распорядок учебного процесса и правила аттестации учащихся, общие права университета (как юридического лица), пенсии и пособия служащим в университете и др. Уже в конце 40-х – начале 50-годов ХIХ века произошли серьезные изменения в области университетской автономии – посредством правительственных актов (инструкций) был усилен надзор за университетским преподаванием, введен запрет на выборное начало в формировании руководящих органов университетов, увеличена плата за обучение в высших учебных заведениях, ограничена численность обучавшихся студентов.

В диссертации высказано мнение, что отмена крепостного права 1861 года выступила основной предпосылкой изменения в структуре и правовом регулировании социальных отношений и потребовала дальнейшего реформирования отношений в российском государстве в социальной сфере. Освобождение крестьян позволило увеличить предложение рабочих рук для промышленного производства, отсутствие функциональных норм о труде вызвало порождение жесткой эксплуатации рабочих. Кроме того, отмена крепостного права поставила на повестку дня вопрос о правовом развитии образования в Российской империи в связи с изменением правового положения отдельных сословий в обществе. Принятые в начале ХIХ века нормативные правовые акты в области образования не отвечали реалиям общества.

Второй параграф «Социально-правовая политика Российской империи в отношении крестьянства во второй половине ХIХ века»

Социальная направленность государственной политики России второй половины ХIХ века крестьянского вопроса напрямую зависела от проведения аграрной реформы в стране, начавшейся с 1861 года. Основной программой реформирования аграрных отношений выступил план выкупной операции земли крестьянами в их пользование. Объектами выкупной операции стали личные повинности крестьянина, усадьба и надел.

Выкупная операция выделенных крестьянам усадьб и наделов явилась достаточно обременительной для представителей аграрного сектора. Критерием размера выкупной суммы была не только стоимость земли, но и размер дохода крепостного труда – сумма выкупа устанавливалась путем капитализации 6% оброка, установленного за надел. Фактически происходил завуалированный выкуп личности крестьянина, что подтверждает разница между стоимостной оценкой крестьянской земли и стоимостью выкупа за нее.

В исследовании освещены как недостатки государственной политики в отношении помещичьего крестьянства (относительная личная свобода крестьян, высокая выкупная стоимость земли), так и положительные социально-направленные идеи данной политики (сохранение за крестьянами земли для обеспечения материального достатка, недопустимость увеличения выкупных платежей).

Положением об устройстве дворовых людей, вышедших из крепостной зависимости, от 19 декабря 1861 года около 1,5 млн. дворовых слуг получили гражданскую свободу без выкупа и земельного надела и с обязанностью уплаты в течение двух лет оброка. Удельные крестьяне получили освобождение от крепостной зависимости особым положением от 26 июня 1863 года с правом выкупа своей земли по тем же основаниям, что и помещичьи крестьяне.

В 1866 году произошло распространение Положений от 19 февраля 1861 года и на государственных крестьян.2 Государственные крестьяне получили личную свободу, осуществляя плату в казну оброчную подать или производя выкуп земли при условии единовременного взноса капитала в таком размере, проценты которого составляли сумму оброчной подати. Положение государственных крестьян в земельном отношении было наиболее выгодным по сравнению с бывшими помещичьими.

В реформировании крестьянско-земельных отношений в работе выделяется два направления политики российского государства. Первое направление имело отношение к основной массе крестьян – помещичьих и удельных и основывалось на принципе сохранения экономических отношений между помещиками и крестьянами с одновременным введением личной свободы последних для предоставления возможностей развития трудовых отношений. Второе направление касалось государственных крестьян и представляло собой не только введение права крестьян на личную свободу, но и имело под собой достаточно прочную основу для сохранения благосостояния крестьян и развития социально-экономических отношений более высокого уровня.

Третий параграф «Земская и городская реформы в развитии социальной сферы Российской империи во второй половине ХIХ века» раскрывает процесс проведения земской и городской реформ и их значение для развития социальной сферы.

Отмена крепостного права в 1861 году требовала дальнейшего реформирования в государственном устройстве. Одной из реформ, положившей начало развитию социальных отношений и закрепившей основные направления регламентации социальных прав личности, стала земская реформа 1864 года.

Важную роль в социально-правовом развитии сыграли земские учреждения, которые смогли организовать на достойном уровне образовательный процесс и медицинское обеспечение населения на территории своего земства, несмотря на то, что данный род функций был отнесен к необязательным.

В работе рассматривается организация деятельности земских учреждений в области медико-санитарного обеспечения населения, при этом выделяется плановость организации функционирования земской медицины, то есть расходование финансовых средств на медицину осуществлялось в соответствии с заранее утвержденными планами. Анализ организации сельской российской медицины во второй половине ХIХ – начале ХХ века позволяет говорить о ее прогрессивном развитии и укреплении. В противоположность земской медицине в сельской местности больницы большинства городов оставались в неудовлетворительном состоянии. Принятое 16 июня 1870 года Городовое положение должно было исправить сложившуюся ситуацию в области здравоохранения в городах. В соответствии с Городовым положением городские общественные управления обязаны были осуществлять попечение об охране здоровья городского населения при условии надзора за исполнением данной обязанности губернатором. Однако принятое в 1870 году Городовое положение не изменило ситуацию в области здравоохранения в городах, так как вопросы организации здравоохранения не были отнесены к обязательным повинностям.

Земская реформа, которая выступила новым этапом формирования социальных отношений в России, явилась основой для уничтожения сословных привилегий, так как в органы земского и городского управления входили крестьяне, мещане, купцы, духовенство и дворяне. Кроме того, основой земской и городской реформ стало не просто развитие таких сфер социальной жизни как здравоохранение и образование, но и фактическое их становление. Правовые основы организации здравоохранения и начального образования не были закреплены в качестве основных функций земских и городских учреждений, однако произошла фактическая передача полномочий по регулированию социальных отношений в рассматриваемых сферах на местный уровень. С проведения реформы местного самоуправления 1864 года происходит организация государственной власти в социальной сфере по принципу децентрализации с сохранением общего государственного контроля.

Четвертый параграф «Социально-правовая направленность реформирования российского образования в пореформенный период». Изменение направленности политического уклада общества России в связи с отменой крепостного права потребовало правового реформирования в системе образования. Положение начального образования в стране в 1861 – 1864 годах было крайне удручающим, что привело к неграмотности населения России при явном недостатке начальных образовательных учреждений в России в середине 60-х годов ХIХ века, которые могли бы удовлетворить потребности государства в предоставлении образовательных услуг населению страны. Необходимо было развивать элементарное образование. Однако первым звеном в реформировании образовательной деятельности выступила высшая школа. Законодательным актом, явившимся продолжением реформаторских действий Александра II и затронувшим сферу образования, выступил Устав университетский 1863 года.3 В работе представлены аспекты правового регулирования вузов Уставом университетским 1863 года (управление университетами, полномочия попечителя учебного округов, полномочия ректора и коллегиальных органов университета и др.). Уставом университетским 1863 года произошло отчуждение принципа сословности в университетах, за исключением принципа по половому разграничению формирования студенческого общества, что говорит о серьезном изменении социальной направленности в государственной образовательной политике России в рассматриваемый период времени. Университеты получили относительную автономию.

Одним из важных моментов в реформе высшей школы России пореформенного периода выступила поддержка малоимущих и одаренных студентов в виде уменьшения или отмены платы за обучение и стипендии. Не менее важным в социальной политике российского государства являлась материальная поддержка профессорско-преподавательского состава университетов. С 1863 года более чем вдвое возросло жалование профессоров и иных преподавателей высших учебных заведений.

Начатое в 1863 году реформирование высшего образования явилось позитивной стороной в социально-правовом развитии Российской империи, так как позволило значительным образом повысить статус вузов, ограничить сословный принцип обучения в данных заведениях, улучшить материальное положение профессорско-преподавательского состава университетов и финансово обеспечить возможность получения высшего образования лицам с тяжелым материальным положением. Однако начатое реформирование в системе высшего образования требовало соответствующего преобразования в начальном и среднем образовании.

В 1864 году было принято Положение о низших училищах,4 которое определило виды народных училищ, но не регламентировало образовательную деятельность, осуществлявшуюся частными лицами на дому. Принятое в 1864 году Положение о начальных народных училищах не закрепило обязанности получения элементарного образования, что негативно сказывалось на развитии государства в целом и отдельных отраслей экономики в частности. Одной из причин отсталого развития системы российского образования во второй половине ХIХ века явились возмездные отношения в рамках образовательного процесса при низком материальном положении большинства населения страны. Количественный недостаток начальных и средних учебных заведений также выступал негативным фактором в процессе развития российского образования.

Нормы Положения о начальных народных училищах 1864 года имели отношение лишь только к мужским учебным заведениям и абсолютно не затрагивали женское начальное образование. Первые женские училища были учреждены в 1858 году, и их деятельность регламентировалась Положением о женских училищах.5 На основании данного положения был закреплен принцип превалирования общественной инициативы не только по открытию, но и по содержанию женских училищ (за счет пожертвований и взносов местных сословий, обществ и частных лиц). Правительство оставило за собой лишь право осуществления надзорной деятельности в области образования в данных училищах. 24 мая 1870 года было принято Положение о женских гимназиях и прогимназиях Министерства народного просвещения.

Одной из мер по развитию образования в России во второй половине ХIХ века стала отмена введенных в 1833 году6 ограничений в отношении частных учебных заведений, что позволило увеличить численность негосударственных образовательных учреждений различного рода и типа. Внедрение в практику образовательной деятельности частных образовательных учреждений начального уровня позволило государству, с одной стороны, значительно сэкономить казенные средства на дело народного образования, а с другой стороны, предоставить значительное количество мест в училищах различного типа для населения страны.

В 1864 году был принят Устав о гимназиях и прогимназиях,7 который закрепил два типа гимназий – классическую и реальную, а также прогимназии как средние образовательные учебные заведения. Гимназии давали семиклассное образование, а прогимназии являлись учреждениями, которые позволяли получить только четырехклассное образование. В работе отмечается, что деление гимназий на типы существенно изменило правовой статус выпускников данных учебных заведений. Только выпускники классических гимназий наделялись правом поступления в университеты, а лица, окончившие реальные гимназии и имевшие свидетельства таких гимназий могли поступать в высшие специальные училища.8 Реальные гимназии считались более подходящими для торговых и промышленных классов, а классические гимназии предназначались для более привилегированного класса – дворян, давая им доступ через университет к чиновничьей службе.

Закрепление нормы в Уставе о гимназиях и прогимназиях о поступлении в средние учебные заведения «детей всех состояний без различия звания и вероисповедания» говорит о внедрении общедоступности получения среднего образования всеми сословиями российского общества. Однако на практике не всегда лица низшего происхождения могли получить открытый доступ в средние учебные заведения.

Одной из проблем среднего образования в России в рассматриваемый период явилась нехватка квалифицированных педагогов в связи с численным увеличением гимназий и прогимназий. Решение проблемы виделось в увеличении жалования учителям и стипендий студентам в университетах для подготовки учителей.

В работе отмечается, что реформа 1864 года в области народного образования позволила увеличить численность учебных заведений, побудить частную и общественную инициативы для активного участия в деле народного образования, а также повысить уровень распространения грамотности среди сельского и городского населения.

В июле 1871 года принят новый Устав гимназий и прогимназий.9 Был установлен единый тип средней  школы – классическая гимназия, а реальные гимназии преобразовывались в реальные училища.10 Кроме того, начатое в середине 60-х годов преобразование уездных училищ получило нормативное закрепление в Положении о городских училищах 1872 года,11 развивая тем самым не только сословный принцип получения образования, но и территориальный.

По инициативе министра народного просвещения Д.А. Толстого было пересмотрено Положение о начальных училищах 1864 года и в 1874 году издано новое,12 которое существенным образом усилило государственный контроль за школой. Впервые был поднят вопрос о введении обязательного начального образования в России.

Право личности на образование в дореформенной России было относительным, так как закрепленный принцип сословности и необеспеченность учебными заведениями, возмездность образования и низкая материальная обеспеченность большинства российского населения не позволили внедрить грамотность в российское общество.

Параграф пятый «Нормативно-правовое регулирование трудовых отношений в России в 1861 1881 годах» раскрывает правовые основы трудовой деятельности в России.

Одним из первых актов в области трудовых отношений во второй половине ХIХ века выступило Положение о найме в работы на частные золотые промыслы крестьян из великорусских губерний от 23 декабря 1853 года, регламентировавшее порядок найма крестьян на частные золотые промыслы. По своей сути данный правовой акт не содержал в себе норм, относящихся к трудовому праву, а касался лишь только административно-правовой стороны организации прибытия и убытия крестьян и мещан на частные золотые промыслы. Трудовые отношения на казенных предприятиях регламентировались совершенно по-иному. Ярким примером законотворческой деятельности выступило Положение о рабочих фарфорового и стеклянного казенных заводов,13 которое совокупило в себе обширные стороны взаимных прав и обязанностей работников и заводского управления, с закреплением достаточно широких мер социальной помощи больным и престарелым рабочим.

Вопросы правового регулирования трудовых отношений в частных промышленных предприятиях не ставились на повестку дня у представителей государственной власти. Однако обострение в социальной сфере, создавшее политическую напряженность в России к концу 50-х годов ХIХ века, потребовало более действенных государственных мероприятий. Были созданы несколько комиссий для рассмотрения вопросов регламентации промышленного труда. Но все же в период реформ 1860-х годов законодатель не принял нормативных актов для регулирования трудовых отношений на фабриках и заводах, принадлежавших частным лицам, а нормы Устава о промышленности фабричной и заводской14 не соответствовали действительности и совершенно не учитывали интересы рабочего класса.

Отмена крепостного права в 1861 году повлекла за собой серьезные изменения как в общегосударственном устройстве, так и в отдельных сферах жизни общества и поставила вопрос о правовом регулировании трудовой деятельности вышедших из крепостной зависимости крестьян. Первым актом после отмены крепостного права, содержавшим нормы трудового права, явилось Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов.15 Данное Положение фактически устанавливало обязательность заключения срочного трудового договора, а основные условия трудовой деятельности законодательно не регламентировались, а относились к прерогативе горного начальства. Отдельными нормами Положения устанавливались порядок найма и трудовая деятельность несовершеннолетних.

Для регламентации найма рабочих на выполнение государственных и общественных работ были приняты Правила о найме рабочих 1861 года,16 которые носили временный характер. Данный правовой акт устанавливал право крестьян, вышедших из крепостной зависимости, наниматься на работы как поодиночке, так и артелью. Основанием трудовых отношений для таких рабочих выступал контракт, обязательно заключаемый с артелью, и расчетная книжка, выдаваемая каждому рабочему.

Для регламентации трудовых отношений в горной промышленности, принадлежавшей частным лицам, в 1862 году был принят Закон о порядке поступления свободных людей на частные горные заводы и рудники.17 Данным правовым актом устанавливалось право русских и иностранцев наниматься в качестве рабочих и мастеровых на частные горные заводы и рудники поодиночке, артелями и сообществами.

В 1863 году были приняты Временные правила для найма сельских рабочих.18 Данный нормативный акт включал в себя значительное число норм, которые регламентировали не только порядок приема сельских рабочих и служащих, но и устанавливал гарантии их трудовой деятельности; в то же время не содержал в себе норм, которые регламентировали бы продолжительность рабочего времени в течение трудового дня, в течение недели и года, также не был установлен минимальный размер оплаты труда, который наниматель мог бы предложить нанимавшимся лицам, и порядок выдачи заработной платы, что вело к жесткой эксплуатации рабочих.

Правовые основы трудовой деятельности в рассматриваемый период были узконаправленными. Единого акта, регламентировавшего трудовые отношения в России, не было. Государственные нормативные правовые акты в области трудовых правоотношений принимались только в той сфере сектора экономики, которая была интересна самому государству (казенные предприятия и учреждения) и предпринимателям (горные рудники и заводы).

Глава 3 «Правовые основы государственной политики Российской империи в социальной сфере в 1881 - 1890 годах» состоит из двух параграфов. Первый параграф «Правовая политика Российской империи в области регулирования трудовых отношений (1881 1890 гг.)» подразделен на два пункта, первый из которых посвящен вопросу становления и развития фабрично-заводского законодательства в России. В данном пункте рассматриваются предпосылки к созданию фабрично-заводского законодательства, основными из которых явились: развитие промышленного производства, требовавшее должного законодательного обеспечения экономической системы, протесты и выступления рабочих, а также требования прогрессивной части капитализма. Кроме того в первом пункте данного параграфа представлен процесс принятия Закона от 1 июня 1882 года о правовом регулировании труда детей в промышленности России,19 который явился первым правовым актом фабрично-заводского законодательства. Данный правовой акт носил регламентарный характер и касался вопросов:

1) запрета использования труда детей, не достигших двенадцатилетнего возраста в промышленности;

2) организации трудовой деятельности детей до 15 лет;

3) открытия школ и обучения малолетних рабочих;

4) надзора за заведениями, где работали малолетние.

Дальнейшее развитие фабрично-заводского законодательства, содержавшего в себе нормы о труде, было связано с несколькими факторами. Первым фактором выступило возросшее волнение рабочего населения страны, которое требовало регламентации их правового положения. Вторым же фактором явился технический прогресс, который сократил количество рабочих мест на фабриках и заводах и выявил необходимость правовой регламентации трудовой деятельности лиц, занятых в промышленности.

В 1884 году были изданы Закон «О взысканиях за нарушение постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках и ремесленных заведениях»20 и Закон «О школьном обучении малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах, о продолжительности их работы и о фабричной инспекции».21 Данные правовые акты позволили запустить механизм реализации фабрично-заводского законодательства, представленного Законом от 1 июня 1882 года о труде малолетних рабочих. В работе представлены вопросы правового регулирования данными правовыми актами и отмечены их недостатки. Для организации деятельности фабричной инспекции по реализации норм законов 1884 года о труде и обучении несовершеннолетних 19 декабря 1884 года министром финансов была утверждена «Инструкция чинам инспекции по надзору за исполнением постановлений о малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах», которая, являясь подзаконным актом, носила конкретный характер и содержала в себе достаточно четкие положения о применении труда детей, что говорит об отсутствии декларативности норм данного акта и его дефинитном характере. Распоряжение министра финансов от 19 декабря 1884 года содержало в себе две части – первая относилась к организации деятельности фабричной инспекции, а вторая устанавливала правила для фабрикантов и заводчиков для найма и организации трудовой деятельности несовершеннолетних рабочих.

После промышленного подъема производства в 1872 - 1882 годах наступил кризис, который потребовал сокращения производства и увольнения рабочих. В результате чего петербургские промышленники ходатайствовали об издании закона, содержавшего нормы ограничения использования женского и детского труда.

3 июня 1885 года был издан Закон «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах».22 Данным правовым актом в виде опыта на три года запрещалось использовать женщин и подростков, не достигших семнадцатилетнего возраста, в ночное время на хлопчатобумажных, полотняных и шерстяных фабриках. Нормы, ограничившие ночной труд детей и женщин, были вызваны экономической конкуренцией между петербургскими и московскими промышленниками и никак не затрагивали интересы рабочих. Но в то же время Закон от 3 июня 1885 года содержал в себе гуманные идеи, способствовавшие полноценному развитию детей, сохранению здоровья матерей и организации их трудовой деятельности.

Несмотря на введение ограничения продолжительности трудовой деятельности малолетних детей, воспрещения использования детского и женского труда в ночное время суток, все же оставалось неурегулированными достаточное количество вопросов о взаимных отношениях фабрикантов с рабочими, что вызывало волнения в рядах рабочих.

Важное значение в регулировании труда рабочих сыграл закон о найме рабочих 1886 года,23 который появился в результате усиления стачечной борьбы промышленных рабочих. Положения рассматриваемого в работе Закона от 3 июня 1886 года разделены на три части, первая регламентировала организацию надзора за выполнением фабричного законодательства, вторая устанавливала основания и порядок найма, увольнения и оплаты труда рабочих, и, наконец, третья регулировала «внутренние стороны» трудовой деятельности рабочих. По итогам рассмотрения положений акта 1886 года автором сделан вывод о том, что Закон от 3 июня 1886 года позволил закрепить трудовые права рабочего класса и наделить их гарантиями судебной защиты своих прав, нарушенных предпринимателями.

Второй пункт первого параграфа получил наименование «Правовое регулирование трудовых отношений в сельской местности России (1881 1890 гг.)». Изменение социально-экономического и политического направлений развития Российской империи поставило вопрос о регламентации трудовой деятельности в области сельских работ. В 1886 году было принято Положение о найме на сельские работы,24 которое устанавливало виды договоров найма и способы их заключения как индивидуально с рабочим, так и с целой семьей или артелью; обязанности и ответственность рабочего и нанимателя, условия прекращения договоров найма; материальную гарантию трудящимся в случае нетрудоспособности по причине производственной травмы.

Закон от 12 июня 1886 года имел важное значение в регулировании трудовых отношений в сельской местности. Однако он не касался существенных сторон условий труда – продолжительности рабочего времени, времени отдыха и отпуска рабочих, размеров и порядка выдачи заработной платы, особенностей трудовой деятельности несовершеннолетних рабочих и женщин и др. Большая часть норм данного правового акта защищала интересы нанимателей от своевольного оставления рабочим своего трудового места, а правовая безграмотность рабочих, боязнь борьбы за свои законно установленные трудовые права, отсутствие контрольно-надзорных органов за соблюдением норм о найме на сельские работы привели к устоявшемуся мнению в обществе об отсутствии каких бы то ни было прав у рабочих-крестьян. De iure – регламентация трудовых отношений в сельской местности существовала, de facto – нормы о найме и труде сельских рабочих использовались только при желании самих нанимателей.

Во втором параграфе «Развитие правовых основ образовательной деятельности в России в 1881 1890 годах» проводится исследование направлений образовательной политики российского государства.

Общее течение реформирования в социальной сфере, получившее свое продолжение в 80-х годах ХIХ века, затронуло и образование. Реформы 60 – 70-х годов ХIХ века не смогли обеспечить общедоступности населения к образованию. Решение сложившейся ситуации в области образования требовало совмещения идей развития государственности и одновременно сохранения стабильности существовавшего строя, чем выступила церковно-приходская школа. Нормативно-правовой регламентации церковно-приходские школы до 1884 года не имели. 13 июня 1884 года были изданы Правила о церковно-приходских школах,25 которые юридически обозначили данный вид заведений в качестве образовательных. Правила о церковно-приходских школах 1884 года устанавливали подведомственность данных учреждений Святейшему Синоду. Данный нормативный акт определил порядок учреждения и функционирования школ духовного ведомства.

Государственная политика в области начального образования с 1884 года серьезно изменила свое направление, отдав достаточно большие силы для развития церковно-приходских школ.

Промышленно-экономический прогресс, произошедший в 80-90-х годах ХIХ века, требовал профессионального образования фабрично-заводских рабочих. Система профессионального образования, сложившаяся во второй половине ХIХ века, не отвечала нуждам развивавшейся промышленности. Одним из первых шагов в образовании рабочих выступил Закон от 1 июня 1882 года,26 который ввел положение о необходимости обучения несовершеннолетних рабочих элементарным знаниям чтения, письма и арифметики. В 1888 году был принят закон о промышленных училищах,27 положивший начало законодательному закреплению организации и деятельности промышленных учебных заведений. Закон о промышленных училищах 1888 года нормативно закрепил три типа профессионально-технических учебных заведений: средние технические, низшие технические и ремесленные училища. Целью создания промышленных училищ являлось распространение среди мужского населения технического образования средней и низшей степени, а также ремесленного. Позднее законодательство в области профессионального технического образования развивалось и более подробно регламентировало отдельные типы промышленных учебных заведений. Так, в 1889 году был издан закон о промышленных училищах,28 в 1893 году получило юридическую силу положение о школах ремесленных учеников,29 а в 1895 году положение о низших ремесленных школах.30

Особое место в системе образования занимали университеты, тем более что политические события, произошедшие в конце 70-х – начале 80-х годов ХIХ века с участием студенческого сообщества, заставили государственный аппарат обратить пристальное внимание на положение университетов и статус студента в них. 23 августа 1884 года был принят новый университетский Устав,31 который прекратил автономию российских университетов и ввел полицейский надзор в стенах вузов. Устав 1884 года усилил государственные начала в устройстве высшей школы. Выборное начало в университете отменялось. Полномочия попечителя учебного округа получили более четкую регламентацию. Устав университетский 1884 года существенным образом изменил и образовательный процесс университетов. Данным нормативным актом получили более широкое закрепление социальные гарантии студентов в образовании в виде стипендий и пособий, сократив в то же время государственные расходы на социальную поддержку студенчества.

Глава 4 «Государственная политика России в социальной сфере на рубеже ХIХ и ХХ веков» содержит в себе три параграфа. Первый параграф «Правовое регулирование образования в России на рубеже ХIХ и ХХ веков» раскрывает изменение направлений государственной политики в области образования с начала 90-х годов ХIХ века до начала ХХ века.

С начала 90-х годов ХIХ века сфера образования в Российской империи претерпела существенные изменения со стороны государственной поддержки и организации управления ввиду расширения полномочий местных органов самоуправления и закрепления широких предметов ведения в образовательной деятельности за земскими учреждениями.

Существенную роль в развитии народного образования продолжали играть земские учреждения. Принятое в 1890 году Положение о земских учреждениях32 нормативно закрепило обязанность участия земств в вопросах народного образования. Анализ деятельности земств по учреждению начальных образовательных учреждений показал значительный количественный рост земских учебных заведений и существенный финансовый вклад муниципальных образований в их развитие.

В рассматриваемый период продолжается серьезная государственная поддержка церковно-приходских школ – происходит значительное увеличение финансирования данного типа учебных заведений, тем самым усиливая государственное влияние на ход развития церковно-приходского образования для сохранения нравственного устоя общества путем распространения богобоязни и православной веры.

В работе представлены проблемы, связанные с реализацией государственной политики в области образования (недостаток в педагогах как следствие их низкого социального обеспечения).

Второй параграф «Земская медицина как одно из направлений политики Российской империи в социальной сфере» раскрывает организационно-правовые основы здравоохранения в сельской местности и городах России на рубеже ХIХ и ХХ веков.

Одним из важных этапов развития российской медицины, охраны здоровья и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения явилось создание земской медицины.

Положение о губернских и уездных земских учреждениях 1890 года более точно определило правовой статус земств в области обеспечения народного здравия. Положение 1890 года закрепило предметы ведения земских учреждений в области здравоохранения: заведывание земскими лечебными и благотворительными заведениями; участие в мероприятиях по охране народного здравия и предупреждению и пресечению падежей скота; увеличение объемов финансирования медицинской помощи населению и развитие санитарных мероприятий в подведомственной им местности. Данным правовым актом было установлено разграничение предметов ведения между губернскими земскими органами и уездными, в том числе и в области здравоохранения, которое основывалось на принципе территориальности.

Произошло развитие врачебной помощи населению в рамках земской медицины вместо устоявшегося фельдшеризма. Организационная форма предоставления медицинских услуг населению была изменена с разъездной на стационарную с участковым принципом обслуживания.

С учреждением земств в России, а соответственно, и с созданием земской медицины в сознании российского общества стали укрепляться правовые основы бесплатной медицинской помощи населению. Отмена платы за амбулаторную медицинскую помощь в земских лечебных заведениях происходила постепенно, а основанием для введения бесплатной медицинской помощи были скорее практические соображения врачей, нежели общегуманные, так как своевременное выявление и борьба с инфекционными и эпидемическими заболеваниями намного упрощаются в случае обращения заболевших за помощью в лечебные учреждения. Плата за стационарное лечение в больницах взималась на основании Устава о общественном призрении 1857 года и 1892 года, так же как и порядок приема и содержания больных.33 Лишь только в Уставе врачебном 1905 года издания (ст. 280 – 285) закреплялись правила о приеме больных и установлении платы за их содержание и лечение,34 при этом тарификация оплаты медицинских услуг в больницах производилась на основании территориального принципа с учетом экономического развития губернии Министерством внутренних дел и представляла собой только сумму издержек на пищу, медикаменты, белье и одежду лечащихся.

Особое значение в деятельности земств по охране здоровья населения и санитарному благополучию необходимо отвести проводимым санитарным мероприятиям – учреждаются должности санитарных врачей и медико-статистические бюро для изучения истории болезней населения, для выработки порядка регистрации заболеваний и т.п.; санитарные советы, санитарные попечительства. Таким образом, автор приходит к выводу о том, что направление деятельности земской медицины включало в себя не только врачебное, но и санитарное, притом что оба эти направления осуществлялись в совокупности.

Существование систематизированного акта в области здравоохранения – Устава врачебного35 и наличие закрепленных полномочий органов местного самоуправления по организации врачебно-санитарной деятельности в Положении о земских учреждениях 1890 года позволяют говорить о достаточно хорошей нормативной базе по регулированию отношений в области здравоохранения.

Организация медицины в городах существенным образом снижала эффективность всей государственной политики в области здравоохранения. Городовое положение 1870 года не позволило интенсивно развиваться медицине в городах ввиду отсутствия конъюнктурных норм в области организации здравоохранения и отсутствия обязательности их исполнения городскими учреждениями. Расширение круга полномочий городских общественных управлений с установлением обязательности городских повинностей для обеспечения охраны здоровья городского населения произошло после принятия Городового положения от 11 июня 1892 года.36

В работе отмечается правильно выбранный курс государственной политики в области здравоохранения с использованием принципа децентрализации – с передачей основных полномочий по организации и проведению врачебно-санитарных мероприятий на местный уровень. Установление единых требований в области организации здравоохранения в Российской империи не было возможным ввиду территориальной площади российского государства, распределения плотности населения и разнообразия национально-бытового устройства.

Третий параграф «Государственно-правовое регулирование трудовых отношений в России в конце ХIХ начале ХХ века» раскрывает развитие законодательства о труде в России на рубеже ХIХ и ХХ веков.

90-е года ХIХ века существенным образом изменили социально направленную политику государственной власти в трудовой сфере. Это было связано с необходимостью компенсирования спроса-предложения на рынке труда в связи с производственными модернизациями промышленной сферы. Так, 24 апреля 1890 года был утвержден закон,37 который вносил изменения и дополнения в законы от 1 июня 1882 года и 12 июня 1884 года. Нормами Закона от 24 апреля 1890 года разрешалось допускать в фабрично-заводской промышленности к работе детей в возрасте от 12 до 15 лет более четырех часов подряд, а по усмотрению главного фабричного инспектора – и в праздничные дни. Присутствия по фабричным делам могли разрешать использовать детей в возрасте от 15 до 17 лет и женщин на производстве в ночное время суток.

В 1892 году был принят Закон о найме рабочих на частные горные заводы и промыслы,38 который регламентировал надзорную деятельность за устройством и порядком на частных горных заводах и промыслах (за исключением промыслов золотых), а также устанавливал порядок найма на горные заводы и промыслы рабочих.

8 июня 1893 года издается Закон, который изменил некоторые положения о надзоре за промышленными заведениями и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих.39 Данный закон являлся правовым актом, который в некоторой степени изменял и дополнял положения Закона от 3 июня 1886 года и носил двусторонний характер, с одной стороны, значительно увеличил права предпринимателей (расторжение договора в одностороннем порядке, ответственность рабочих и др.), но, с другой стороны, имел достаточное количество норм, социально направленных на защиту прав рабочих (установление пределов удержания из сумм рабочего, ужесточение ответственности нанимателей и др.).

Выступления рабочих и требования фабрикантов заставили разработать нормативный акт о нормировании рабочего времени. 2 июня 1897 года такой акт был принят в форме закона.40 Законом от 2 июня 1897 года устанавливалась максимальная продолжительность рабочего дня – 11,5 часа, а в праздничные и субботние дни – 10 часов; законодательно закреплялось время отдыха с обязательным включением всех воскресных и праздничных дней, а также понятие «сверхурочных». Для более детальной регламентации распределения рабочего времени министром финансов были изданы Правила о продолжительности и распределении рабочего времени в фабрично-заводской промышленности.41

Рост стачечного движения рабочих заставил развиваться фабрично-заводское законодательство. Статистически зафиксированные данные о количестве несчастных случаев на производстве говорили о необходимости социальной поддержки трудящихся в промышленной сфере, пострадавших от несчастного случая на производстве, чем стал Закон от 2 июня 1903 года.42 Данный нормативный акт создал условия труда, при которых гарантировалась социальная помощь не только рабочим и служащим промышленных предприятий, но и членам их семей, что позволило повысить уровень трудовых взаимоотношений в промышленной сфере.

Для стабилизации политического настроения рабочих и для эффективной организации взаимоотношений между предпринимателями и рабочими был принят Закон от 10 июня 1903 года о старостах в промышленных предприятиях.43 Данным правовым актом государственная власть наделяла рабочих правом избирать из состава своего разряда старосту, в полномочия которого входило право обращения к администрации промышленного заведения, к должностным лицам надзорных органов (чинам фабричной инспекции, горным инженерам и т.д.) по вопросам исполнения договоров найма и условий быта рабочих в данном заведении или промысле, а также доведение до сведений рабочих распоряжений и разъяснений администрации предприятия. Законодательная идея создания института фабричных старост явилась одним из этапов в развитии трудовых отношений в промышленной сфере.

Глава 5 «Государственно-правовое регулирование социальных отношений в начале ХХ века как отражение социальной политики российского государства» состоит из четырех параграфов. Первый параграф «Стратегии государственной политики в области образования в начале ХХ века» раскрывает организационно-правовые мероприятия России в начале ХХ века в образовательной сфере.

В начале ХХ века земские учебные заведения начинают вытеснять церковно-приходские. Поднимается вопрос о введении всеобщего обучения, происходит постепенное расширение сети государственных учебных заведений, увеличение отпуска финансовых средств из государственной казны. Министерство народного просвещения разработало проект закона об образовании, представленный во II Думу 20 февраля 1907 года под названием «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи», но в связи с начавшимися военными действиями I мировой войны не был передан на рассмотрение IV Думы. Организация образовательного процесса в России осталась на прежнем уровне.

В работе рассмотрены попытки реформирования как среднего образования, так и всей системы образования, которые не получили своего логического завершения в виду того, что правительство старалось сохранить традиционную систему российского образования с целью предопределения устойчивости государства и обеспечения стабильности в обществе.

В области высшего образования в период с 1905 по 1917 год произошли изменения в сторону внедрения в систему образования негосударственных образовательных учреждений. Негосударственные высшие учебные заведения стали активно возникать в Российской империи после 1905 года, однако законодательное обеспечение деятельности неправительственных высших учебных заведений отсутствовало вплоть до 1914 года, лишь только в 1914 году были изданы специальные правила44 относительно организации управленческого и образовательного процессов в частных учебных заведениях.

Одним из важных нормативных актов начала ХХ века, который внес достаточно серьезные изменения в деятельность высших школ Российской империи, явились Временные правила об управлении высшими учебными заведениями ведомства Министерства народного просвещения 1905 года.45 Данным правовым актом университетам возвращалась автономия по решению вопросов внутреннего управления.

29 октября 1908 года императором было вынесено высочайшее повеление, в котором разрешено женщинам-студенткам на положении вольнослушательниц оканчивать обучение в университетах.46 Министром народного просвещения в сентябре 1908 года были отменены установленные процентные нормы для евреев, что дало возможность ограничить принцип национальности в образовании.

С началом Первой мировой войны положение высшей школы значительно усложнилось. Происходила эвакуация учебных заведений из прифронтовых зон. Возникла острая необходимость в подготовке специалистов технических и медицинских направлений высшей школы. Для разрешения возникшей проблемы в октябре 1914 года министр народного просвещения издал циркуляр,47 в котором студенты императорских университетов (за исключением Варшавского) освобождались от платы за обучение, если их родители призывались на войну с Германией и Австро-Венгрией; был издан циркуляр Министерства народного просвещения «Об отсрочках по воинской повинности».48 Централизованное управление высшими учебными заведениями существенно ухудшилось – циркуляры и приказы министерств из Петербурга доходили до места назначения с большим опозданием.

Для поддержки развития российских вузов 3 июля 1916 года императором был утвержден закон об улучшении материального положения профессоров государственных университетов,49 на основании которого устанавливались более высокие оклады содержания профессорам.

В работе отмечается, что направление деятельности российского государства в области образования в начале ХХ века фактически не изменилось. Правовую основу образовательного процесса составляли нормативные правовые акты, принятые в конце ХIХ века. Важным моментом в политике Российской империи в начале ХХ века явилось определение вектора в направлении распространения начального образования (введение всеобщего обязательного обучения) и законодательное закрепление функционирования в системе образования частных учебных заведений.

Второй параграф «Правовое регулирование трудовых отношений в Российской империи в начале ХХ века» раскрывает развитие законодательства о труде.

Одним из направлений политики Российской империи в социальной сфере в начале ХХ века явилось развитие правовых основ трудовой деятельности. Данный период (1905-1917 гг.) можно считать прогрессивным в области правового регулирования трудовых отношений, так как происходит расширение круга субъектов трудоправовых отношений, подлежавших регламентации (ремесленники, торговые служащие и др.), получают законодательное закрепление достаточно важные аспекты трудовой деятельности, такие как социальная гарантированность обеспечения в случае нетрудоспособности, защита материнства и др.

В ноябре 1906 года получают высочайшее утверждение два положения, регламентировавшие продолжительность рабочего времени ремесленников50 и служащих торгово-промышленных заведений.51 На основании данных актов продолжительность рабочего времени в ремесленных и торгово-промышленных заведениях нормативно устанавливалась в 12 часов с определением продолжительности обеденного перерыва. Законами от 15 ноября 1906 года вводился запрет на привлечение к труду служащих в воскресные и праздничные дни. Особо выделена категория работающих, которые совмещали трудовую деятельность с обучением – они дополнительно освобождались на 3 часа для посещения образовательных учреждений (школы). Достаточно важным моментом в регулировании трудовых отношений между нанимателем и работником ремесленной и торгово-промышленной сферы явилось установление санкций в отношении владельцев или управляющих учреждениями за нарушение норм о продолжительности и распределении времени труда рабочих и служащих.

Дальнейшее развитие российского законодательства, регламентировавшего трудовую сферу, связано с революционными потрясениями 1905-1907 годов, где государственная власть вынуждена была пойти на изменение социального положения рабочего промышленной сферы. Однако лишь в 1912 году были приняты законы,52 касавшиеся социальной гарантии рабочих в трудовой сфере. Данные правовые акты регламентировали порядок страхования рабочих, исчисления и выдачи пенсий и пособий в случае краткосрочного или длительного заболевания, а также в случае утраты здоровья по причине производственной травмы. Важным моментом в регулировании трудовых отношений с женщинами, заложившим основы охраны материнства, стало закрепление норм о запрещении использования труда женщин в течение 4 недель после родов.

По инициативе Государственной думы в октябре 1912 года началась подготовка проекта Устава о промышленном труде,53 который получил свое завершение. Устав о промышленном труде не выходил за рамки действовавшего законодательства, не изменял и не дополнял его по существу. Он явился консолидированным актом трудовых отношений в Российской империи начала ХХ века.

Объявление войны в июле 1914 года прервало течение промышленной жизни в его естественном русле. Многие «завоевания» рабочих в области фабрично-заводского законодательства были отменены ввиду необходимости бесперебойного промышленного производства для снабжения обороны страны. Так, например, 19 октября 1915 года было высочайше утверждено положение Совета министров,54 разрешавшее широко использовать труд женщин и детей на всех предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности.

Октябрьская революция коренным образом изменила социальные основы отношений в обществе, в соответствии с чем дореволюционное законодательство о труде утратило свою юридическую силу.

За достаточно короткий период времени в Российской империи в начале ХХ века был принят целый комплекс нормативных актов, регулировавших различные аспекты трудовых отношений и запрещавших одиозные формы эксплуатации трудящихся, происходит расширение границ трудового законодательства по субъектам правового регулирования, вводится коллективная защита прав трудящихся в промышленной сфере и ограничение использования труда женщин в послеродовой период, создаются правовые основы охраны труда рабочих в промышленных заведениях и гарантируется рабочим право на социальное обеспечение.

Третий параграф «Социальное обеспечение рабочих промышленных предприятий в дореволюционной России» представляет социальные гарантии рабочих.

К категории лиц, которые подлежали социальному обеспечению во второй половине ХIХ века, относились только государственные служащие, которые имели право на получение пенсии. В работе рассмотрены правовые основы пенсионного обеспечения государственных служащих, установленные Уставом о пенсиях и единовременных пособиях. Пенсионное обеспечение государственным служащим определялось в связи с выслугой лет и инвалидностью. Автором отмечается, что важным аспектом регулирования пенсионных отношений с государственными служащими во второй половине ХIХ – начале ХХ века являлось то, что правом на пенсионное обеспечение обладал не только государственный служащий, но и члены его семьи в случае его смерти.

Пенсии рабочим и крестьянам в течение всего ХIХ века не выплачивались ни государством, ни частными лицами. Отдельную группу рабочих составляли лица, осуществлявшие трудовую деятельность на казенных горных предприятиях. В течение 60-х годов ХIХ века в соответствии с Положением о горнозаводском населении 1861 года55 на казенных горных заводах учреждались горнозаводские товарищества, которые осуществляли попечение о рабочих в болезни, старости и при несчастных случаях, призрение вдов и сирот, распространение нравственности между рабочими, разбор возникших по работам несогласий и вообще меры, полезные для благосостояния рабочих. В товариществах в горной промышленности были образованы пенсионная, сберегательная и ссудно-вспомогательная кассы. Кассы формировались не только за счет 2-3% взносов из заработка рабочих, но и за счет государственной казны и средств завода или рудника.

Государственные рабочие иных сфер промышленного производства и рабочие на частных фабриках и заводах оставались в течение длительного времени без социального обеспечения. До 1903 года в России при несчастных случаях на производстве материальная ответственность предпринимателей устанавливалась лишь общегражданскими законами и при условии, что рабочий докажет в суде получение увечья по вине промышленника. А после утверждения закона56 о социальной поддержке рабочих в случае их нетрудоспособности рабочим гарантировалось получение вознаграждения за утрату здоровья. Такое вознаграждение производилось в виде пенсий и пособий. Пособия выдавались в случае временной утраты трудоспособности или до момента признания ее постоянной, а пенсия выдавалась в случае постоянной утраты трудоспособности. Право на пенсии и пособия возникало при соблюдении трех следующих условий: 1) лицо должно было являться рабочим или служащим предприятия; 2) нетрудоспособным стало в период работы на предприятии; 3) факт нетрудоспособности засвидетельствован и оформлен в соответствии с законом. Рабочие и служащие, потерпевшие от несчастного случая, при временной потере трудоспособности получали 50% заработной платы, а при постоянной – 67 % (2/3). Законом от 2 июня 1903 года регулировался порядок освидетельствования несчастных случаев, их учет и регистрация, а также условия при необходимости судебного урегулирования выплаты пенсий и пособий; устанавливалась обязанность владельца предприятия независимо от вознаграждения возместить рабочему расходы на лечение до выздоровления или же до прекращения лечения, а также ответственность предпринимателей за неисполнение норм данного правового акта.

Следующим этапом в развитии законодательства о социальном обеспечении рабочих явилось принятие законов от 23 июня 1912 года – «Об обеспечении рабочих на случай болезни»57 и «О страховании рабочих от несчастных случаев».58 Данные нормативные акты касались двух случаев утраты трудоспособности рабочими – по болезни и трудового увечья, но имели довольно значимые ограничения территориального, профессионального характера при выборе критерия предприятий и организационно-правовой формы при определении распространения по количеству занятых на производстве постоянных рабочих.

Расходы по страхованию распределялись следующим образом: 3/5 страхового взноса уплачивали рабочие и только 2/5 – предприниматели. Выдача пособия рабочему, утратившему трудоспособность по причине увечья на производстве, возлагалась на больничные кассы, фонд которых состоял в основном из взносов рабочих. На больничных кассах лежала обязанность выдавать пособия не только больным, но и увечным рабочим. Срок выдачи таких пособий устанавливался в 13 недель, по истечении данного срока пострадавший переходил на попечение страховых товариществ. Пособия по болезни выдавались с 4 дня болезни до выздоровления, но не дольше 26 недель, а при повторных заболеваниях не более 30 недель в год.

Размер пенсионного вознаграждения в случае утраты трудоспособности оставался прежним, как и в Законе от 2 июня 1903 года. Рабочий, получивший трудовое увечье, имел право получения пожизненной пенсии в размере 2/3 от его заработка, если последствием трудового увечья явилась полная потеря трудоспособности. Члены семьи умершего в результате трудового увечья или при несчастном случае рабочего имели право на получение пенсий в следующих размерах: вдова в размере 1/3 от заработка умершего; дети до 15-летнего возраста в размере 1/6, круглые сироты по 1/4 заработка; все прочие родственники, находившиеся на иждивении умершего рабочего, по 1/6 части его заработка, при этом общий размер выдаваемых пенсий не должен был превышать 2/3 заработка рабочего, как полагалось бы ему в случае полной потери трудоспособности.

Законами от 23 июня 1912 года впервые были закреплены положения относительно пособия по беременности и родам – работницы, состоявшие в кассе не менее трех месяцев до родов, имели право получения пособия в размере от 1/2 до полного заработка в течение двух недель до родов и четырех недель после родов.

Социальное (пенсионное) обеспечение рабочих строилось на страховой основе с учреждением сберегательно-вспомогательных касс.

В работе отмечается, что одним из основных направлений государственной политики Российской империи начала ХХ века в области социального обеспечения явилось закрепление правовых основ социального страхования рабочих, которое позволило поставить социальные отношения на совершенно новый уровень развития и закрепить отдельные социальные права личности.

В четвертом параграфе «Государственно-правовое регулирование отношений в аграрном секторе в начале ХХ века» рассмотрена государственная политика России в отношении представителей аграрного сектора.

Малоземелье не позволило достичь целей реформирования в области сельского хозяйства, начатое в середине ХIХ века, и разрешить проблему материального обеспечения крестьян. Для разрешения сложившейся проблемы представители государственной власти предложили разрушить крестьянскую общину и осуществить переселение крестьян, что выразилось в принятии 6 июня 1904 года Закона о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-землевладельцев.59

Правительство предоставляло государственные льготы и материальную помощь двум категориям переселенцев: 1) всем лицам, занимавшимся хлебопашеством и желавшим идти в районы, заселение которых являлось целесообразным; 2) крестьянам, которые переселялись из малоземельных губерний. Правительство слагало с вышеуказанных крестьян недоимки по казенным повинностям и освобождало от казенных повинностей и земских сборов переселенцев в европейскую часть России на пять лет полностью и на последующие пять лет – наполовину. Те крестьяне, которые переселялись в Закаспийскую область (Кавказ, Дальний Восток и Туркестан), получали льготы по казенным и земским повинностям на 10 лет: первые десять лет полное освобождение, а последующие десять лет – вполовину повинностей.

Политика государства, основанная на переселении крестьян в малозаселенные территории страны, выступала фактором повсеместного развития сельского хозяйства в стране и давала возможность гражданам аграрного сектора получить больший земельный надел, а соответственно, улучшить материальное положение. Однако «главным недостатком переселенческой политики стало массовое возвращение крестьян на прежние места».60

Крестьянские волнения, достигшие наибольшей силы в 1905 году, привели к принятию 3 ноября 1905 года Манифеста,61 на основании которого с 1 января 1906 года вдвое уменьшалась сумма выкупных платежей с бывших помещичьих крестьян, а с 1 января 1907 года отменялась вовсе, кроме того, расширились полномочия Крестьянского поземельного банка в части выдачи ссуд крестьянам для расширения покупной площади их землевладений.

Одним из направлений политики Российской империи в отношении крестьянства в ходе проведения «столыпинской аграрной реформы» стало признание права выхода крестьян из общины с передачей надельных земель в собственность крестьян. 27 августа 1906 года был издан указ,62 на основании которого для обеспечения нуждающихся крестьян землей нормативно закреплялось право крестьян приобретать в порядке купли-продажи казенные земельные оброчные статьи в Европейской России по мере прекращения на них арендных договоров и лесные угодья, отчуждение которых было возможно без ущерба для нужд местного населения и землеустроительного дела.

Дальнейшее развитие правового регулирования крестьянского вопроса в начале ХХ века в России связано с принятием Указа от 9 ноября 1906 года,63 на основании которого произошло юридическое разрушение крестьянской общины и закрепление права собственности крестьянина на землю. С принятием Указа 9 ноября 1906 года произошло не только разрушение крестьянской общины, но и становление и развитие частной крестьянской земельной собственности. Отказ от общинного пользования землей был положен в основу государственной аграрной политики, проводимой П.А. Столыпиным.

Для закрепления позиций ликвидации крестьянской общины и перехода к частному землевладению в 1910 году был издан Закон,64 который позволил нормативно укрепить в личную собственность крестьян участки общинной земли и перераспределить земли для удобства использования их собственниками-крестьянами (устранение чересполосицы и нерационального межевания).

Многомасштабность социальной аграрной реформы в начале ХХ века и краткосрочность ее проведения не позволили достичь поставленных целей, однако данная реформа положила начало радикальным изменениям в жизни российской деревни, создала перспективы выхода из глобального кризиса, в котором находилось сельское хозяйство страны, и позволила поставить на совершенно новый уровень отношения в сельскохозяйственном секторе.

В заключении излагаются выводы, к которым пришел диссертант в ходе проведенного исследования.

Основные научные положения диссертации изложены в 70 публикациях общим объемом более 47 п.л.

Статьи, опубликованные в ведущих научных изданиях,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора наук

  1. Ташбекова И.Ю. Правовые источники становления и развития фабричной инспекции в России в конце ХIХ века // Известия ТулГУ. Серия история и культурология. – Тула, 2006 – 2007. – С. 71-74. (0,2 п.л.).
  2. Ташбекова И.Ю., Боренштейн А.Л. Государственные установления в области возмещения ущерба, причиненного здоровью рабочим в производстве России в начале ХХ века // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2008. - №2. – С. 263 – 264. (0,4 п.л. / 0,2 п.л.).
  3. Ташбекова И.Ю. Государственное регулирование труда несовершеннолетних и женщин России в конце XIX века // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2008. - №2. – С.269 – 271. (0,4 п.л. ).
  4. Ташбекова И.Ю. Правовое положение женщины, занятой трудом в промышленной сфере в России в конце XIX века // Право и политика. – 2008. - № 10. – С. 2524 – 2528. (0,8 п.л.).
  5. Ташбекова И.Ю. Государственно-правовое регулирование трудовой деятельности несовершеннолетних работников в России в конце ХIХ века и ХХI века (сравнительный анализ) // Актуальные проблемы российского законодательства. – 2008. - № 4(9). – С. 49-56. (0,4 п.л.).
  6. Ташбекова И.Ю., Боренштейн А.Л. Государственная и общественная деятельность по образованию несовершеннолетних рабочих в России в конце XIX – начале XX века // Актуальные проблемы российского законодательства. – 2009. - № 1 (10). – С. 50 – 55. (0,4 п.л. / 0,2 п.л.).
  7. Ташбекова И.Ю., Зацепин И.И. Государственно-правовая политика России в ХIХ – начале ХХ вв. в области начального и среднего образования детей // Актуальные проблемы российского законодательства. – 2008. - № 4 (9). – С. 56 - 62. (0,4 п.л. / 0,2 п.л.)
  8. Ташбекова И.Ю. Правовые основы трудовой деятельности женщин Российской Империи конца ХIХ века // Актуальные проблемы российского законодательства. – 2009. - № 1 (10). – С. 44-50. (0,4 п.л.).
  9. Ташбекова И.Ю. Теоретико-правовые основы социальной политики государства // Бизнес в законе. – 2009. - №. 4. – С. 44 – 46. (0,4 п.л.).
  10. Ташбекова И.Ю. Историко-правовые аспекты жилищной политики в России (вторая половина ХIХ – начало ХХ века) // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2010. - № 4 (74). – С. 242 – 245. (0,4 п.л.).
  11. Ташбекова И.Ю. Проблемы пенсионного обеспечения в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века // Известия Курского государственного технического университета.- 2010. - №2 (31). – С. 132 – 136. (0,6 п.л.).
  12. Ташбекова И.Ю. Правовые проблемы реформирования социальной сферы в России во второй половине ХIХ и начале ХХI веков: правовые параллели // Пробелы в российском законодательстве. – 2010. - №3. – С. 244 – 246. (0,4 п.л.).
  13. Ташбекова И.Ю. Историко-правовой аспект реформирования социальной сферы в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века // Известия Курского государственного технического университета.- 2010. - № 4 (33). – С.132 – 138. (0,55 п.л.).
  14. Ташбекова И.Ю. Медицина приказов общественного призрения в России второй половины ХIХ – начала ХХ века (историко-правовой аспект) // Правовая политика и правовая жизнь. – 2011. - №2. – С. 85 – 89. (0,25 п.л.).
  15. Ташбекова И.Ю. Организационно-правовые основы управления здравоохранением в России второй половины ХIХ – начала ХХ веков // История государства и права. – 2011. - №10. – С.34-36. (0,4 п.л.).
  16. Ташбекова И.Ю. Проблемы образования населения Российской империи второй половины ХIХ – начала ХХ века // Вестник Владимирского юридического института. – 2011. - №3 (20). – С. 189 – 193. (0,7 п.л.).
  17. Ташбекова И.Ю. Фабрично-заводская медицина в системе здравоохранения Российской империи второй половины ХIХ – начала ХХ века // Известия Юго-Западного государственного университета.- 2011. - № 6 (39). Часть 1. – С. 28-36. (0,6 п.л.).
  18. Ташбекова И.Ю. Правовые основы высшего образования Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века // Вестник Владимирского юридического института. – 2012. - №1 (22). – С. 197 – 205. (1,4 п.л.).
  19. Ташбекова И.Ю. Медицинский кодекс: миф или реальность (историко-правовой анализ) // История государства и права. – 2012. - №3. – С. 20-21. (0,25 п.л.).
  20. Ташбекова И.Ю., Горбулин Г.П. Развитие организационно-правовых основ начального образования в России в период министерской деятельности А.В. Головнина (1861 - 1866) // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2012. - № 4 (43). Ч. 1. – С. 134 – 138. (0,4 п.л. / 0,2 п.л.).
  21. Ташбекова И.Ю., Горбулин Г.П. Органы управления российским образованием во второй половине ХIХ – начале ХХ века (историко-правовой аспект) // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия История и право. – 2012. - №1. – С. 122 – 124. (0,4 п.л. / 0,3 п.л.).
  22. Ташбекова И.Ю. Нормативное регулирование социальных отношений в России в первой половине ХIХ века как ориентир социально-правовой модернизации // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия История и право. – 2012. - №1. – С. 137 – 144. (0,6 п.л.).

Монографии, главы в монографиях, учебные пособия

  1. Ташбекова И.Ю. Сравнительное правоведение: учебное пособие; Курск. гос. техн. ун-т. Курск, 2005. – 184 с. (8,3 п.л.).
  2. Ташбекова И.Ю. Правовое регулирование деятельности фабричной инспекции в России в конце ХIХ – начале XX вв.: монография / И.Ю. Ташбекова; Курск. гос. техн. ун-т. Курск, 2007. – 147 с. (6,6 п.л.).
  3. Ташбекова И.Ю. Проблемы правового регулирования системы здравоохранения в Российской Империи во второй половине ХIХ – начале ХХ веков (историко-правовой аспект) // Регион в контексте общегосударственного развития: коллективная монография / С.В. Белякова, В.Л. Васильев, А.Р. Гапсаламов и др. – Елабуга: Изд-во Елабуж. гос. педагог. унив-та, 2010. – 284 с. (авторские с. 17 – 38). (14 п.л. / 0,8 п.л.).
  4. Ташбекова И.Ю. Государственно-правовое регулирование образования в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков // Инновационные стратегии и технологии реформирования системы управления образованием: Монография. – Пенза: РИО ПГСХА, 2010. – 252 с. (авторские с. 100 – 111). (15,55 п.л. / 0,7 п.л.).
  5. Ташбекова И.Ю. Социально-правовая направленность интеграционных процессов в России (историко-правовой аспект и современное состояние) // Гендерные аспекты взаимодействия в молодежной среде. Современный мир: единство и разнообразие: Учебно-методическое пособие / Под ред. С.А. Гончарова, В.Ю. Сморгуновой. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. – 254 с. (авторские с. 201 – 204). (12,5 п.л. / 0,25 п.л.).
  6. Ташбекова И.Ю., Боренштейн А.Л. Правовое регулирование промышленного труда детей в России в конце ХIХ – начале ХХ века: монография; Юго-Зап. гос. ун-т, Курск, 2010. – 140 с. (7,5 п.л. / 4 п.л.).

Иные публикации

  1. Ташбекова И.Ю. История зарождения фабричных инспекций // Сборник статей II Международной научно-практической конференции «Вопросы теории и практики российской правовой науки». – Пенза, 2006. – С. 190 - 192. (0,2 п.л.).
  2. Ташбекова И.Ю. Предпосылки образования фабричных инспекций в России в конце ХIХ века // Молодежь и ХХI век: тезисы докладов ХХХIV вузовской научно-технической конференции студентов и аспирантов в области научных исследований: в 2 ч. Ч.2 / Курск. гос. техн. ун-т. – Курск, 2006. – С. 17-19. (0,2 п.л.).
  3. Ташбекова И.Ю. Деятельность чинов фабричной инспекции Воронежского фабричного округа // Курский край. Науч.-ист. журнал. № 7-8 (82-83) / Курское обл. науч. краевед. общество. – Курск, 2006. – С. 52 – 56. (0,25 п.л.).
  4. Ташбекова И.Ю. Роль фабричной инспекции в России (1882 – 1899 гг.) // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов / под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск ХХХIV. – Воронеж: ВГПУ, 2006. С – 104 – 109. (0,3 п.л.).
  5. Ташбекова И.Ю. Государственная политика России в конце XIX века в регулировании труда несовершеннолетних // Социальное и пенсионное право. – 2008. - №2. – С.32 – 33. (0,4 п.л.).
  6. Ташбекова И.Ю., Зацепин И.И. Из истории развития системы образования России конца XIX – начала ХХ века // Личность, персоналии в контексте исторического  развития: сборник научных статей. – Курск, 2008. – С. 266 – 272. (0,5 п.л. / 0,25 п.л.).
  7. Ташбекова И.Ю. Роль фабричной инспекции в регулировании правового положения трудящихся в России в конце XIX – начале ХХ века // Личность, персоналии в контексте исторического развития: сборник научных статей. – Курск, 2008. – С. 287 – 293. (0,5 п.л.).
  8. Ташбекова И.Ю. Практическое применение положений фабрично-заводского законодательства в области образования детей // Курский край. Науч.-ист. журнал. № 3-4 (104-105) / Курское обл. науч. краевед. общество. – Курск, 2008. – С. 40 – 46. (0,2 п.л.).
  9. Ташбекова И.Ю. Государственная политика России в конце ХIХ века в регулировании труда несовершеннолетних и женщин // Научные труды РАЮН. В 3-х томах. - М.: Юрист, 2008, вып.8 Т.2. - С.737 – 740. (0,25 п.л.).
  10. Ташбекова, И.Ю., Боренштейн А.Л. Правительственная политика в области ученичества и школьного обучения несовершеннолетних рабочих в конце XIX - начале XX в. // Международные юридические чтения. Ежегодная научно-практическая конференция (Омск, 25 апреля 2008 г.). Материалы и доклады. Ч. 1. – Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-т, 2008. – С. 25 – 28. (0,3 п.л. / 0,15 п.л.).
  11. Ташбекова И.Ю. Исторические аспекты государственно-правового регулирования трудовой деятельности женщин и детей в России в конце XIX века // Materialy IV Miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Aktualne problemy nowoczesnych nauk – 2008». Tym 13. Prawo.: Przemysl. Nauka I studia. – str. 76 – 80. (0,25 п.л.).
  12. Ташбекова И.Ю. Правоохранительная деятельность фабричной инспекции России конца XIX – начала ХХ веков // Правоохранительная деятельность российского государства: законодательство и практика: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 10-летию кафедры теории права, государства и организации правоохранительных органов юридического факультета КурскГТУ / Курск. гос. техн. ун-т. Курск, 2008. - С. 215 – 220. (0,3 п.л.).
  13. Ташбекова И.Ю. Особенности и проблемы правового положения трудящейся женщины в Российской Империи в конце XIX века // Проблемы социального правового государства и формирование нового правосознания в России: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / Курск. гос. техн. ун-т. Курск, 2009. - С. 131 – 134. (0,3 п.л.).
  14. Ташбекова И.Ю. Женский труд в России в конце ХIХ века: историко-правовой аспект // Mezynarodny vedesco prakticka conference «Veda a vzinik – 2008/ 2009»/ Dil 8. economicke vedu. Pravni vedu. Praha. 2008 – 2009. - С. 97 – 101. (0,2 п.л.).
  15. Ташбекова И.Ю. Правовое регулирование медицинской деятельности в России во второй половине ХIХ в. и начала ХХI в. (сравнительно-исторический анализ)[Электронный ресурс] // Российское право в Интернете. 2009. № 5. Спецвыпуск. // http://www.rpi.msal.ru/prints/200905_13.htmlвовое. (0,3 п.л.).
  16. Ташбекова И.Ю. Проблемы правового регулирования социальной сферой России // Права человека: история, теория, практика: материалы научно-практической конференции / Курский государственный технический университет. – Курск, 2009. – С. 115 – 117. (0,25 п.л.).
  17. Ташбекова И.Ю. Проблемы разработки и реализации социальной политики (на примере здравоохранения) // Социально-политические аспекты реформирования экономической системы современного общества: материалы международной научно-практической конференции. – ч.3. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009. – С. 167 – 170. (0,3 п.л.).
  18. Ташбекова И.Ю. Социально-экономическая политика России в области здравоохранения (историко-правовой аспект) // Актуальные проблемы экономики, социологии и права в современных условиях: материалы 4-й международной научно-практической конференции. – ч. 3. – Пятигорск: Издательство МАФТ, 2009. – С. 122 – 126. (0,3 п.л.).
  19. Ташбекова И.Ю. Историко-правовое обозначение проблем в сфере здравоохранения в России // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: сборник научных трудов (по материалам VIII международной заочной научно-практической конференции, состоявшейся 6 ноября 2009 г.): в 2-х ч. Ч.1. / отв. ред. И.М. Машаров. – Киров: филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП» в г. Кирове, 2009. – С. 373 – 377. (0,3 п.л.).
  20. Ташбекова И.Ю. Правовые основы охраны труда в России как фактор развития социальной направленности государства: историко-правовой анализ // Актуальные проблемы экологии и охраны труда: сборник статей II Международной научно-практической конференции: Курск. гос. техн. ун-т. Курск, 2010. – С. 304 – 308. (0,3 п.л.).
  21. Ташбекова И.Ю. Система образования в России во второй половине ХIХ века: правовой аспект // Современные проблемы юриспруденции: вопросы теории и практики: материалы международной научно-практической конференции. – Белгород: Издательство БУПК, 2010. – С. 269 – 273. (0,3 п.л.).
  22. Ташбекова И.Ю. Правовой нигилизм социальных реформ в сознании населения дореволюционной России // Ценности и нормы правовой культуры: сборник научных статей внутривузовского круглого стола, посвященного дню рождения И.А. Ильина, известного русского философа и юриста / отв. ред. О.Г. Ларина. – Курск: Курск. гос. техн. ун-т, 2010. – С. 109 – 113. (0,25 п.л.).
  23. Ташбекова И.Ю. Правовые основы здравоохранения в России во второй половине ХIХ века и начала ХХI (историко-правовой анализ) // Материали за 5-а международна научна практична конференция «Край на научното развитие». Том 9. Закон. София: «Бял ГРАД-ДГ» ООД, 2010 – С. 28-30. (0,3 п.л.).
  24. Tashbekova I.J. Management of education in the Russian Empire in second half of XIX-th century ХХ // Materially VI mezinarodni vedecko-prakticka conference «Dny vedy – 2010». – Dil 16. Pravni vedy: Praha. Publishing House «Education and Science» s.r.o. – stran 3-5. (0,25 п.л.).
  25. Tashbekova I.J. La sant publique en Russie dans la deuxime moiti ХIХ du sicle: l'analyse historique // Materialy VI mezinarodni vedecko-prakticka conference «Aktualni vymozenosti vedy – 2010». – Dil 8. Pravni vedy. Filosofie: Praha. Publishing House «Education and Science» s.r.o. – stran 3 – 6. (0,25 п.л.).
  26. Ташбекова И.Ю. Высшее образование в России второй половины ХIХ – начале ХХ века: проблемы управления и реформирования // Экономические и правовые аспекты регионального развития: история и современность: материалы II Всероссийской научно-практической конференции. – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2010. – С. 376 – 381. (0,3 п.л.).
  27. Ташбекова И.Ю. Управление образованием в Российской Империи во второй половине ХIХ века // Инновационные процессы в российском праве, экономике и исторической науке: сборник материалов Международной научно-практической конференции, 19 мая 2010. – Шадринск: ШГПИ, 2010. – С. 73 – 77. (0,3 п.л.).
  28. Ташбекова И.Ю. Правонарушения и ответственность в социальной сфере в Российской Империи во второй половине ХIХ – начале ХХ веков (историко-правовой анализ) // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями: история и современность: Сборник научных докладов и сообщений Международной научно-практической конференции (19 марта 2010 г.). Под общ. ред. Сретенцева Н.И., Овчинниковой О.П. – Орел: Изд-во ОРАГС, 2010. – С. 40 – 45. (0,2 п.л.).
  29. Ташбекова И.Ю. Реформирование системы здравоохранения в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века как становление основ социальной политики государства (историко-правовой анализ) // Современные тенденции развития государства и права России: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: 30 – 31 марта 2010 г.; Т. 1 – Тамбов: Издательство Першина Р.В., 2010. – С. 93 – 98. (0,33 п.л.).
  30. Ташбекова И.Ю. Социальная сфера и ее правовое регулирование посредством реформ в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков // Наука и общество: проблемы современных исследований: сб. науч. статей: в 3-х ч. – Ч. 2. Государственное и муниципальное управление и политика. – Омск: Изд-во НОУ ВПО «ОмГА», 2010. – С. 69 – 77. (0,55 п.л.).
  31. Ташбекова И.Ю. Реформирование социальной сферы как попытки модернизации России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков // Модернизация России: власть, общество, экономика: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Курган: Дамми, 2010 – С. 303 – 306. (0,22 п.л.).
  32. Ташбекова И.Ю. Проблемы правового регулирования высшего образования в России во второй половине ХIХ века // Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства: сб. материалов Междунар. науч.- практ. конф., 31 мая 2010 г.: в 2 ч. Ч. 1 / ред. кол. И.Ю. Ташбекова (отв. ред.) [и др.]; Юго-Зап. гос. ун-т; Общерос. общ. орг. «Ассоциация юристов России». Курск, 2010. – С. 264 – 268. (0,25 п.л.).
  33. Ташбекова И.Ю., Боренштейн А.Л. Правовое обеспечение трудовой деятельности детей в Российской Империи в конце XIX – начале XX веков // Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства: сб. материалов Междунар. науч.- практ. конф., 31 мая 2010 г.: в 2 ч. Ч. 1 / ред. кол. И.Ю. Ташбекова (отв. ред.) [и др.]; Юго-Зап. гос. ун-т; Общерос. общ. орг. «Ассоциация юристов России». Курск, 2010. – С. 257 – 264. (0,35 п.л. / 0,2 п.л.).
  34. Ташбекова И.Ю. Негосударственное пенсионное обеспечение в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков // Альманах современной науки и образования. Тамбов: Грамота, 2010. - № 9 (40) – С. 25 – 27. (0,4 п.л.).
  35. Ташбекова И.Ю. Пенсионное обеспечение рабочих в России в начале ХХ века // Доктрина права. – 2010. - №2(6). – С.92 – 100. (0,5 п.л.).
  36. Ташбекова И.Ю. Пенсионное обеспечение государственных служащих дореволюционной России // Общество: экономика, политика, право. – 2010. - № 6. – С. 38 – 48. (1 п.л.).
  37. Ташбекова И.Ю. Пенсия – право или награда за труд? (историко-правовой анализ) // Права человека: история, теория и практика: сборник научных статей. В 2-х ч. Ч. 2. – Курск: МУ «Издательский центр «ЮМЭКС», 2010. – С. 94 – 96. (0,2 п.л.).
  38. Ташбекова И.Ю. Медицинский совет в регулировании медико-санитарных отношений в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века (историко-правовой аспект) // Ценности и нормы правовой культуры: сборник научных статей международного круглого стола, посвященного дню рождения И.А. Ильина, русского философа и юриста. – Курск, 2011. – С. 300 – 305. (0,25 п.л.).
  39. Ташбекова И.Ю. Боренштейн А.Л. Ответственность предпринимателей за несоблюдение правовых актов, регулировавших труд несовершеннолетних рабочих в Российской империи в конце ХIХ – начале ХХ века // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия История и право. – 2011. - №2. – С. 43 – 49. (0,6 п.л. / 0,3 п.л.).
  40. Ташбекова И.Ю. Становление и закрепление правовых основ бесплатной медицины в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века // Юридическая наука. – 2011. - №2. – С. 17 – 20. (0,5 п.л.).
  41. Ташбекова И.Ю. Эволюция законодательства о страховании рабочих в России в начале ХХ века // Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства: сб. материалов II Междунар. науч.- практ. конф., 31 мая 2011 г. / ред. кол. И.Ю. Ташбекова (отв. ред.) [и др.]; Юго-Зап. гос. ун-т. Курск, 2011. – С. 77 – 86. (0,45 п.л.).
  42. Ташбекова И.Ю. Профессиональное образование рабочего класса в России в конце ХIХ – начале ХХ века как одно из направлений государственной политики (материалы конференции) // Проблемы взаимодействия личности и власти в условиях построения правового государства: сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф., 31 мая 2012 г. / ред. кол.: И.Ю. Ташбекова (отв. ред.) [и др.]; Горохов А.А., Юго-Зап. гос. ун-т, Курск, 2012. – С. 94 – 100. (0,3 п.л.).

1 Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу // http://www.csr.ru/document/original_67.stm (дата обращения 10 ноября 2009 года).

2 Именной, данный Сенату «О поземельном устройстве государственных крестьян в 36 губерниях» от 24 ноября 1866 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. 1868. т. ХLI. Отд. 2. № 43888.

3 Общий устав Императорских российских университетов от 18 июня 1863 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1866. Т. XXXVIII. Отд. 1. № 39752.

4 Положение о начальных народных училищах от 14 июля 1864 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1867. Т. XXXIХ. Отд. 1. № 41068.

5 Положение о женских училищах ведомства Министерства народного просвещения от 30 мая 1858 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1869. Т. ХХХIII. Отд. 1. № 33221.

6 Сенатский, по Высочайшему повелению «Меры против умножения пансионов и частных учебных заведений» от 28 ноября 1833 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1834. Т. VIII. Отд. 1. № 6593.

7 Устав гимназий и прогимназий ведомства Министерства народного просвещения от 19 ноября 1864 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. 1867. Т. XXXIХ. Отд. 2. № 41472.

8 См.: § 122 Устава гимназий и прогимназий ведомства Министерства народного просвещения от 19 ноября 1864 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. 1867. Т. XXXIХ. Отд. 2. № 41472.

9 Устав гимназий и прогимназий Министерства народного просвещения от 30 июля 1871 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1874. Т. XLVI. Отд. 2. № 49860.

10 Устав реальных училищ Министерства народного просвещения от 15 мая 1872 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1875. Т. XLVII. Отд. 1. № 50834.

11 Положение о городских училищах и учительских институтах от 31 мая 1872 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1875. Т. XLVII. Отд. 1. № 50909.

12 Закон от 25 мая 1874 года «По проекту нового Положения о начальных народных училищах» // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1876. Т. XLIX. Отд. 1. № 53574.

13 Положение о рабочих людях при Императорском фарфоровом и стеклянном заводах от 19 января 1860 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1862. Т. XXXV. Отд.1. № 35356.

14 Устав о промышленности фабричной и заводской // СЗ РИ. СПб., 1857. Т. ХI. Ч.2.

15 Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов ведомства Министерства финансов от 08 марта 1861 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. Т. ХХХVI. Отд. 1. № 36719.

16 Временные правила о найме рабочих от 31 марта 1861 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1863. Т. ХХХVI. Отд. 1. № 36793.

17 Закон от 4 июня 1862 года «О порядке поступления свободных людей в заводские работы и службу на частных горных заводах и рудниках, по добровольным условиям с заводоуправлениями» // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1865. Т.XXXVII. Отд. 1. № 38339.

18 Закон от 1 апреля 1863 года «О временных правилах для найма сельских рабочих и служителей» // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1866. Т. ХХХVIII. Отд. 1. № 39448.

19 Закон от 1 июня 1882 г. «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1886. Т. 2. № 931.

20 Закон от 5 июня 1884 г. « О взысканиях за нарушение постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках и ремесленных заведениях» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т. IV. № 2286. 

21 Закон от 12 июня 1884 г. «О школьном обучении малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах, о продолжительности их работы и о фабричной инспекции» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т. IV. № 2316.

22 Закон от 3 июня 1885 г. «О воспрещении ночной работы несовершеннолетними и женщинами на фабриках, заводах и мануфактурах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т.V. № 3015.

23 Закон от 3 июня 1886 года «Правила о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции» // ПСЗ РИ. Собр.3. СПб., 1888. Т. VI. № 3769.

24 Закон от 12 июня 1886 года «Положение о найме на сельские работы» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1888. Т. VI. № 3803.

25 Правила о церковно-приходских школах от 13 июня 1884 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т. IV. № 2318.

26 Закон от 1 июня 1882 г. «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1886. Т.II. № 931.

27 Закон от 7 марта 1888 года «Основные положения о промышленных училищах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1890. Т. VIII. № 5057.

28 Закон от 26 июня 1889 года «О промышленных училищах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1891. Т. IX. № 6138.

29 Закон от 20 декабря 1893 года «О школах ремесленных учеников и об утверждении штата сих школ» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1897. Т. ХIII. № 10179.

30 Закон от 24 апреля 1895 года «О низших ремесленных школах и об утверждении штата упомянутых школ» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1899. Т. ХV. № 11594.

31 Общий устав Императорских российских университетов от 23 августа 1884 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т. IV. № 2404.

32 Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 12 июня 1890 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1893. Т. X. Отд. 1. Ст. 6927.

33Отд. II «О приеме больных, и о плате за содержание и лечение их» Устава о общественном призрении // СЗ РИ. СПб., 1857. Т. ХIII; ст. 199 – 256 Устава о общественном призрении // СЗ РИ. СПб., 1892. Т. ХIII.

34 Прилож. к ст. 280 Устава Врачебного // СЗ РИ. СПб., 1905. Т. ХIII.

35 Устав Врачебный // СЗ РИ. СПб., 1857. Т. ХIII; Устав Врачебный // СЗ РИ. СПб., 1892. Т. ХIII; Устав Врачебный // СЗ РИ. СПб., 1905. Т. ХIII

36 Городовое положение от 11 июня 1892 г. // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1895. Т. ХII. № 8708.

37 Закон от 24 апреля 1890 г. «Об изменении постановлений о работе малолетних, подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на ремесленных заведениях» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1893. Т. Х. № 6742.

38 Закон от 9 марта 1892 года «О надзоре за благоустройством и порядком на частных горных заводах и промыслах и о найме рабочих на эти заводы и промыслы» // ПСЗ РИ. Собр.3 СПб., 1895. Т. ХII. № 8402.

39 Закон от 8 июня 1893 года «О некоторых изменениях правил о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1897. Т. ХIII. № 9767.

40 Закон от 2 июня 1897 года «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1900. Т. ХVII. № 14231.

41 Распоряжение министра финансов «Правила о продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности» от 8 октября 1897 года // Собрание узаконений и распоряжений Правительства. 1897. № 105. Ст. 1425.

42 Закон от 2 июня 1903 г. «Правила о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств, в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1903. Т. ХХIII. Отд. 1. ст. 23060.

43 Закон от 10 июня 1903 года «Об учреждении старост в промышленных предприятиях» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1905. Т. ХХIII. № 23122.

44 Закон от 1 июля 1914 года «О частных учебных заведениях, классах и курсах Министерства народного просвещения, не пользующихся правами правительственных учебных заведений» // Собрание узаконений и распоряжений Правительства. 1914. № 177. Ст. 2006.

45 Именной высочайший указ, данный Сенату «О введении в действие временных правил об управлении высшими учебными заведениями ведомства Министерства народного просвещения» от 27 августа 1905 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1908. Т. XXV. Отд. 1. № 26692.

46 Высочайшее повеление, объявленное министром юстиции «О разрешении лицам женского пола, допущенным в высшие учебные заведения в качестве сторонних слушательниц, окончания слушания курса на одинаковых с посторонними слушателями условиях» от 29 октября 1908 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1911. Т. XXVIII. Отд.1. № 31104.

47 Циркуляр по Министерству народного просвещения «О льготах по взносу платы за учебу» от 13 октября 1914 года № 48156 // Журнал Министерства народного просвещения. – 1914. - декабрь. - С. 18.

48 Циркуляр по Министерству народного просвещения «Об отсрочках по воинской повинности» от 19 ноября 1914 года № 537733 // Журнал Министерства народного просвещения. – 1914. январь.

49 Закон от 3 июля 1916 года «О временном улучшении материального положения профессоров Императорских российских университетов и Демидовского юридического лицея, а также доцентов Императорских Варшавского и Юрьевского университетов и названного лицея об изменении некоторых постановлений Устава Императорских российских университетов» // Журнал Министерства народного просвещения. – 1916. – сентябрь. – С. 25 – 32.

50 Закон от 15 ноября 1906 года «Об обеспечении нормального отдыха служащих в ремесленных заведениях» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1909. Т. ХХVI. № 28549.

51 Закон от 15 ноября 1906 года «Об обеспечении нормального отдыха в торговых заведениях, складах и конторах» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1909. Т. ХХVI. № 28548.

52 Закон от 23 июня 1912 года «Об обеспечении рабочих на случай болезни» // ПСЗ. Собр. 3. Пг., 1915. Т. ХХII. Ст. 37446; Закон от 23 июня 1912 года «О страховании рабочих от несчастных случаев» // ПСЗ. Собр. 3. Пг., 1915. Т. ХХII. Ст. 37447.

53 Устав о промышленном труде издания 1913 г. // СЗ РИ. Т. ХI, ч.2.

54 Положение Совета министров «О допущении некоторых отступлений от правил о работе женщин, подростков и малолетних, а также о продолжительности и распределении рабочего времени» от 19 октября 1915 года // Собрание узаконений и распоряжений Правительства. 1915. № 311. 31 октября. Ст. 2312.

55 Положение о горнозаводском населении казенных горных заводов ведомства Министерства финансов от 8 марта 1861 года // ПСЗ РИ. Собр. 2. СПб., 1863. Т. ХХХVI. Отд. 1. № 36719.

56 Закон от 2 июня 1903 года «Об утверждении правил о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семей, в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1905.Т. ХХIII. № 23060.

57 Закон от 23 июня 1912 года «Об обеспечении рабочих на случай болезни» // ПСЗ. Собр. 3. Пг., 1915. Т. ХХII. № 37446.

58 Закон от 23 июня 1912 года «О страховании рабочих от несчастных случаев» // ПСЗ. Собр. 3. Пг., 1915. Т. ХХII. № 37447.

59 Временные правила о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-крестьян от 6 июня 1904 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1907. Т. ХХIV. Отд. 1. № 24701.

60 Долгорова, А.Г. История аренды земельных участков в России и за рубежом // История государства и права. – 2010. – № 11. – С. 38.

61 Манифест «Об улучшении благосостояния и облегчения положения крестьянского населения» от 3 ноября 1905 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1908. Т. XXV. Отд. 1. № 26871.

62 Именной высочайший указ, данный Сенату «О предназначении казенных земель к продаже для расширения крестьянского землевладения» от 27 августа 1906 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1909. Т. ХХVI. Отд. 1. № 28315.

63 Именной высочайший указ, данный Сенату «О дополнении некоторых постановлений действующего законодательства, касающихся крестьянского землевладения и землепользования» от 09 ноября 1906 года // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1909. Т. ХХVI. Отд. 1. № 28528.

64 Закон от 14 июня 1910 года «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении» // ПСЗ РИ. Собр. 3. СПб., 1911. Т. ХХХ. Отд. 1. № 33743.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.