WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГИШКАЕВА Луиза Нахидовна

Фразеологизмы с компонентами-зоонимами и фитонимами в современном пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка

Специальность 10.02. 05 - романские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре иностранных языков филологического факультета Российского университета дружбы народов

Научный консультант: академик МАН ВШ, доктор филологических наук, профессор Михеева Наталья Фёдоровна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Сапрыкина Ольга Александровна, профессор кафедры иберо-романского языкознания филологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова кандидат филологических наук, доцент Антонюк Елена Викторовна, доцент кафедры иностранных языков факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Ведущая организация: Московский государственный областной гуманитарный институт (МГОГИ)

Защита состоится 22 мая 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.203.при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, Зал №

С диссертацией можно ознакомиться в Учебно-научном информационном центре (Научной библиотеке) Российского университета дружбы народов.

Автореферат размещён на сайте www.rudn.ru Автореферат разослан 21 апреля 2012 года Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Н.Ю.

Нелюбова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная работа посвящена комплексно-компаративному межвариантному исследованию фразеологии с лингвокультурологических позиций, которое является одним из современных и перспективных направлений когнитивно-прагматической лингвистики. Наименее изучены, на наш взгляд, фразеологические единицы (ФЕ) с доминантными компонентами: фаунистическим (отображающим мир животных:

«зооним») и флористическим (отображающим мир растений: «фитоним»).

Анализ ФЕ, содержащих компоненты-зоонимы и фитонимы в современном пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка направлен на дальнейшее изучение проблем фразеологии, на исследование семасиологических свойств данных ФЕ, на выявление когнитивной сущности и специфичности национально-культурного мировидения испанцев и мексиканцев. Исследование данных ФЕ приобретает особую ценность и важность, поскольку оно происходит на базе сравнения ФЕ двух национальных вариантов испанского языка: пиренейского и мексиканского.



Актуальность исследования определяется необходимостью выявить и исследовать имеющийся в лингвистике и теории межкультурной коммуникации недостаточно изученный сегмент в освещении особенностей функционирования ФЕ с компонентами, восходящими к сфере природы, в аспекте межвариантной национально-культурной специфики. Именно пиренейский и мексиканский национальные варианты являются ведущими в многоголосье уникального характера многонационального испанского языка. Подобная информация позволяет повысить не только языковую, но и культурную компетенции.

Предметом диссертационного исследования являются особенности функционирования переносных значений ФЕ с точки зрения их национально-культурной самобытности и участия в формировании языковой картины мира, в то время как объектом изучения выступают ФЕ, имеющие в своём составе компоненты-зоонимы и фитонимы, которые изучаются на базе пиренейского и мексиканского национальных вариантов испанского языка.

Заявленная тематика обусловлена сравнительно-сопоставительным анализом данных ФЕ двух национальных вариантов испанского языка (пиренейского и мексиканского).

Научная новизна работы определяется тем, что в ней впервые в контрастивно-сопоставительном аспекте комплексно анализируются наиболее яркие в лингвокультурологическом отношении ФЕ, ограниченные семантическим полем природы, в двух национальных вариантах испанского языка (пиренейском и мексиканском). Помимо этого, исследование ФЕ на материале двух национальных вариантов испанского языка проводится в трёх направлениях (социолингвистической, с позиций синтаксической организации текста, типологической) на основе междисциплинарного подхода с широким привлечением социолингвистических, лингвокультурологических и лингвопсихологических данных.

Цель данной работы состоит в выявлении национально-культурной специфики семантической структуры ФЕ с компонентами-зоонимами и фитонимами в современном пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка.

К достижению поставленной цели ведёт решение следующих задач:

1) разработать теоретическую базу исследования на основе анализа и обобщения выводов научной литературы по изучению категории «языковая картина мира», а также определить роль семантики зоо- и фитофразеологизмов в лингвокультурологическом аспекте;

2) выявить зоонимические и фитонимические ФЕ в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка;

3) рассмотреть структуру и семантику ФЕ с компонентами-зоонимами и фитонимами в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка, описать особенности их национальнокультурных коннотаций;

4) проанализировать экстралингвистические и лингвистические источники возникновения ФЕ с зоо- и фитокомпанентами в исследуемых национальных вариантах испанского языка;

5) разработать лексико-семантическую классификацию ФЕ и представить их в форме словарей фразеологических зоонимов и фитонимов.

Теоретическую и методологическую основу диссертационного исследования составили научные труды таких отечественных и зарубежных специалистов, как: по общему языкознанию (И.А. Бодуэн де Куртене, Е.М. Верещагин, В.В. Виноградов, В. фон Гумбольд, В.Г. Костомаров, Ю.С. Степанов и др.); по вариативности испанского языка (Н.Ф. Михеева, Т.Г. Попова, Г.В.Степанов, Н.М. Фирсова, О.С. Чеснокова и др.); по семантико-коннотативной проблематике (Ю.А. Апресян, Н.Д. Арутюнова, А.А. Полякова, В.Н. Телия и др.); по лингвокультурологии (В.В. Воробьёв, В.А. Маслова, В.И. Карасик, А.В. Павловская, В.М. Шаклеин, Е.С. Яковлева и др.); по описанию стереотипов, в частности, стереотипа-образа, символа, метафоры (В.В. Красных, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, Ю.А. Сорокин, Н.Ф. Уфимцева, и др.); работы в области контрастивной лингвистики (В.Г. Гак, Т.В. Ларина, И.А. Стернин и др.); по фразеологии испанского языка (Н.Ф. Михеева, Е.А. Корман, Н.П. Курчаткина, Ю.А. Рылов, М. Санчес Пуиг, А.В. Супрун, Н.М. Фирсова, О.С. Чеснокова, H.P. Martnez, Meja Prieto, Moreno de Alba, Сorpas Pastor, L. Ruiz Gurillo и др.); по исследованию ФЕ с названиями животных и растений сквозь призму языковой модели мира на материале отдельных языков (испанский, английский, португальский, русский): Г.А. Барилович, В.М. Каменская, Н.А. Клушин, Е.А. Корман, А.О. Кубасова, О.Н. Мартинская, Т.В. Писанова, Л.Ф. Пуцилева, И.В. Чеханова и др.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно вносит определенный вклад в развитие сопоставительной межвариантной семантики фразеологизмов пиренейского и мексиканского национальных вариантов испанского языка в лингвокультурологическом аспекте;

дополняет исследования по фразеологической концептуализации действительности испанцами и мексиканцами.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования её результатов и материалов непосредственно в практике преподавания испанского языка, при чтении лекций по межвариантной лексикологии и фразеологии испанского языка, межкультурной коммуникации, при чтении курсов по лингвокультурологии и когнитивной лингвистике, а также при составлении толковых фразеологических и лингвокультурологических словарей испанского языка.

Задачи работы и специфика исследуемого материала обусловили выбор следующих методов исследования: непосредственного наблюдения и аналитического описания языковых фактов, метод компонентного анализа, контекстологический, функциональный, сопоставительный, использование глобальной сети Интернет, опрос информантов и др.

Материалом для данного исследования послужила картотека ФЕ с компонентами-зоонимами и фитонимами в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка (более 1000 единиц), выделенных путём выборки из различных источников: словарей, справочников, научных статей, газет, произведений художественной литературы, публикаций глобальной сети Интернет, опроса информантов.

Основная цель, задачи исследования определили положения, выносимые на защиту:

1. Анализ значений и употребления ФЕ выявляет национальнокультурную специфику языковой картины мира двух народов – испанского и мексиканского.

2. Метафорика ФЕ и выбор фразеологических образов отражают особенности национального характера и быта носителей языка.

3. В семантике пиренейских и мексиканских ФЕ со стержневым компонентом, восходящим к миру природы, есть как сходные, так и разнящиеся значения, обусловленные как собственно лингвистическими, так и экстралингвистическими факторами.

4. Одно и то же фразеологическое значение может выражаться разными зоонимами и фитонимами в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка (ономасиологический аспект).

В то же время разные значения могут вербализоваться в эквивалентных образах природы, что обусловливает межъязыковую омонимию (семасиологический аспект).

5. Национально-культурная специфика ФЕ проявляется:

- в наличии межвариантной лакунарности;

- направлениях метафоризации;

- в том, что соотносимые ФЕ различаются по составу компонентов;

- соотносимые фразеологизмы отличаются количеством переносных значений;

- переносные значения эквивалентов существенно различаются по коннотативным признакам.

Апробация диссертационного исследования проходила на заседаниях кафедры иностранных языков филологического факультета Российского университета дружбы народов. Основные положения работы нашли отражение в статьях и докладах на научных международных конференциях (РУДН 2007-2011 гг. и др.). Содержание работы отражено в 10 публикациях, из которых 2 - из списка ВАК РФ.





Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, 4 глав, Заключения, Списка научной литературы, Списка источников языкового материала, Список использованных словарей и Приложения, содержащего перечень пиренейских и мексиканских ФЕ с компонентами-зоонимами и фитонимами.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность и научная новизна диссертации, теоретическая и практическая значимость; определяется предмет исследования; указываются цель, задачи и методы исследования.

В Главе I «Фразеология как средство формирования языковой картины мира» рассматриваются различные аспекты взаимоотношений и взаимовлияния фразеологического среза языка и мировоззрения его носителя. Языковая картина мира трактуется нами как специфический, этнически маркированный способ вербального отражения национального самосознания, а ФЕ рассматриваются сквозь призму языковой картины мира. Мы исходим из того, что целостный образ мира - совокупность ценностных представлений этноса об окружающей действительности - реализуется через язык и является специфическим в национальнокультурном отношении. Менталитет народа как «психологическая детерминанта поведения миллионов людей, как некий инвариант социально-культурных изменений» закрепляется и проявляется в языке [Воробьёв, 1997: 305].

Выдвигается тезис о том, что языковая картина мира во многом обусловлена явлением идиоматичности и представляет собой продукт речемыслительной деятельности, который вносит в систему языка своеобразное семантическое членение, уникальное для данного языка.

Язык в известной степени «принуждает» говорящего на нём индивида использовать определённые способы восприятия действительности. И хотя общие логические закономерности мышления формируют универсальный аспект языков, они отнюдь не всегда однозначно реализуются в аналогичных языковых структурах.

Образно говоря, каждый язык по-своему оформляет окружающий мир при наложении конкретной языковой схемы на внелингвистический опыт. Языковая картина мира является одновременно и когнитивным, и речевым феноменом, выявляемым через слово, порождаемым как мыслительной, так и речевой деятельностью, одним «из семиотических кодов культуры, ею же обусловленным» [Чеснокова, 2006: 11].

Ярче всего этот код отражён на лексико-фразеологическом уровне языка. Всякий фразеологизм - это текст, хранитель культурной информации. Фразеологический компонент языка не только воспроизводит элементы и черты национального миропонимания, но и формирует их.

Каждый фразеологизм, содержащий маркированные в лингвокультурологическом отношении коннотации, вносит свой вклад в общую мозаичную картину национальной культуры. Возникшие намного раньше письменности, ФЕ фиксировали самое важное для жизни данного народа, своеобразно отражая и храня его историю, особенности его культуры и быта. Передавая самобытность национального характера, фразеологический состав языка является своеобразным барометром, отражающим изменения в обществе, происходящие в результате его развития, специфику и характерные черты определённой эпохи, страны или народа.

Не вызывает сомнений современная точка зрения учёных, что языки должны изучаться в непрерывном единстве с миром и культурой народов, творящих на этих языках. Несомненный вклад в разработку вопросов взаимосвязи языка и культуры внесли в XX веке отечественные учёные О.А. Ахманова, М.П. Алексеев, Р.А. Будагов, В.В. Виноградов, Б.А. Ларин, Л.В. Щерба и др., которые неоднократно подчёркивали мысль о важности изучения языков в тесной связи с различного рода деятельностью народа.

Наиболее ярко выраженной и трудно расшифровываемой спецификой обладают те ФЕ, которые содержат образы, известные одному этносу и неизвестные другому. Например, в мексиканском национальном варианте испанского языка существуют обусловленные спецификой языковой картиной мира идиоматические выражения, отражающие национальный характер мексиканцев и не имеющие аналогов в пиренейском варианте. Так, например, мексиканская поговорка сada perro tiene su hueso, aunque se levante tarde (букв.: «каждой собаке достаётся своя косточка, как бы поздно она ни вставала») характерна в бльшей степени для населения областей с тропическим климатом, где сама природа заботится о выживании людей и регулярный упорный труд не является жизненно необходимым.

Таким образом, фразеология находится в тесной связи с культурой данного народа и отражает его менталитет.

В Главе II «Фразеологизмы с компонентами-зоонимами и фитонимами в пиренейском национальном варианте испанского языка» дана общая характеристика типичного для Испании животного и растительного мира и наиболее ярких черт её культуры. Мы разделяем возможность широкого подхода к трактовке термина «фразеологизм» или «фразеологическая единица» и включаем в круг рассматриваемого материала пословицы, поговорки, афористические выражения и фразеологические обороты терминологического характера.

Говоря о национально-культурной специфике испанского языка, следует учитывать, что на нём говорит значительное число носителей языка (более 400 млн. человек), каждый из которых имеет свою национальную культуру, историю, этнический состав, психический склад, моральные нормы, верования, а также традиции и привычки.

Под термином «фразеологическая единица с зоонимными или фитонимными компонентами» мы понимаем устойчивые единицы языка, представленные различными структурными моделями, содержащие в своём составе компонент-зооним или фитоним.

На образование ФЕ оказали влияние как собственно языковые, так и экстралингвистические факторы. Особый интерес представляют этнокультурологические факторы. К примеру, ФЕ cortar/partir el bacalao (букв.: «резать/делить треску») обязан своим появлением быту испанских рыбацких семей. В Средние века треска, будучи самой дешёвой рыбой, служила основным средством питания бедняков. Обычно именно отец семейства, т.е. главный человек в семье, резал рыбу и распределял порции, отсюда и значение выражения - 'руководить, распоряжаться, заправлять всем'.

Oдной из бесспорных доминант в языковой картине мира испанцев является феномен боя быков – корриды (мотив тавромахии). Свою страну испанцы перифрастически именуют piel de toro «шкура быка».

Фразеологический словарь под редакцией Э. Левинтовой фиксирует 38 ФЕ с наименованием toro ‘боевой бык’: soltarle a uno el toro - 'отчитать коголибо'; ver los toros desde la barrera - 'наблюдать со стороны'; arrimarse al toro - 'идти на риск'. Кроме того, концепт «бык» вербализуется в испанском языке более, чем в 200 лексических, фразеологических, паремиологических единицах и актуализируется в различных видах текстов [Соловьёва, 2009: 183].

Cледует отдельно подчеркнуть, что во фразеологической картине мира внешняя непривлекательность человека, его отрицательные качества представлены разнообразнее, чем положительные черты. К примеру, внушительный пласт испанских ФЕ с компонентом-зоонимом отражает феномен глупости: estar реz (букв.: «быть рыбой»); hacer el oso/el ganso (букв.: «изображать/медведя/гуся»); cabeza de chorlito (букв.: «голова сивки (кулика)»); tiene menos seso que un mosquito (букв.: «имеет меньше мозгов, чем комар»). Мерилом природной глупости для испанского языкового сознания являются домашние птицы: ganso(a) 'гусь, гусыня', pavo 'индюк'. В основе данных метафорических переносов заложено человеческое представление о птицах, как о существах беспечных, и главным в переосмыслении здесь является отсутствие у них живого, осмысленного взгляда. Самыми активными и распространёнными зоонимическими образами испанской фразеологии являются: собака (perro/a); осёл (asno, burro/a, mulo/a), бык (toro), вол (buey) и корова (vaca);

свинья (cerdo, cochino, gocho, guarro, puerco); конь/лошадь (caballo/a, rocn, yegua); кот (gato/a). Это обусловлено, на наш взгляд, близостью данных животных к человеку, привычным использованием их в быту и домашнем хозяйстве.

Что касается фитофразеологизмов, то, с нашей точки зрения, в испанском языке у ФЕ этой группы значительно больше, чем в русском, ассоциативно-образных значений, связанных как с антропоцентрическим, так и предметным содержанием.

Изучение фразеологического материала в пиренейском национальном варианте испанского языка показывает, что его лингвокультурологическая специфика обнаруживает специфические мотивы испанской фразеологии, в частности, с символикой виноградарства и виноделия: a su tiempo maduran las uvas (букв.:

«виноград зреет в своё время») - 'всякое семя знает своё время'; сuando jvenes las mujeres son uvas, cuando viejas, pasas -(букв.: «молодая женщина – виноград, старая – уже изюм») – ‘молодо растёт, а старо стареет’.

Также для ФЕ пиренейского национального варианта испанского языка характерен высокий «фразеологический потенциал» компонентов aceituna/оливка, маслина: аceitunas, una o dos, y si tomas muchas, vlgate Dios - ‘напитай (удовольствуй), Господи, малым куском!’; fortuna y aceituna, a veces mucha y a veces ninguna - ‘то густо, то пусто’. Данный компонент и соответствующие мотивы оказываются «непродуктивными» для фразеологии многих латиноамериканских вариантов испанского языка.

Структурно-семантический анализ испанского фразеологического материала показывает, что его лингвокультурологическая специфика обнаруживает мотивы, характерные для испанской фразеологии.

Контекстуально обусловленная семантика растительных номинаций выявляет национально-культурные особенности языковой картины мира испанского народа. Метафорика наименований животного и растительного мира в пиренейском национальном варианте испанского языка отражает особенности характера носителей языка, выявляет доминантные образы языковой картины мира (perro, burro, toro, vaca, cerdo (puerco), gato, bacalao, aceituna, uva, higo etc.).

В Главе III «Фразеологизмы с компонентами-зоонимами и фитонимами в мексиканском национальном варианте испанского языка» даётся характеристика типичного для Мексики животного и растительного мира, анализируются фразеологические особенности языковой картины мира мексиканцев.

В мексиканском национальном варианте испанского языка показательны ФЕ с компонентом-индихенизмом, т.к. «именно их присутствие указывает на национально-культурную специфику фразеологизмов в Мексике, в отличие от Испании» [Михеева, 1998: 73].

Индейский субстрат составляет яркую характеристику лексики мексиканского национального варианта испанского языка. Индихенизмами являются: maz «кукуруза», chile «перец», aguacate «авокадо». Как отмечает Н.М. Фирсова, maz относится к ключевым словам мексиканского национального варианта испанского языка и активно задействовано в соответствующих ФЕ: еl que sembr su maz, que se coma su pinole - 'что посеешь, то пожнёшь'; nо est el maz para esquite - 'быть не в духе' [Фирсова, 2006: 76]. Мексиканский перец chile, будучи главным ингредиентом в мексиканской кухне, играет заметную роль в формировании мексиканской языковой картины: hecho ип chile - ‘в бешенстве’, ‘в ярости’; по tenerle miedo al chile, aunque se vea сolorado - ‘не так страшен чёрт, как его малюют’. Для выделения истинно национальных черт характера человека, свойств предмета или явления, мексиканцы говорят ms mexicano que/tan mexicano сото los frijoles «более мексиканский»/«такой же мексиканский, как фасоль». Распространённый ФЕ ‘зарабатывать на жизнь’ в мексиканском национальном варианте испанского языка имеет форму ganarse los frijoles «зарабатывать на фасоль», что к тому же составляет элемент панамериканского фразеологического пространства.

Существенное влияние на традиционно изготовляемые в стране напитки оказал эндемичный для Мексики растительный мир. В Мексике произрастает большое количество видов агав (магей), кактусов (нопаль) и юкк. Реалии изготовления алкогольного напитка пульке из агавы магей нашли отражение в следующих ФЕ: a acocote nuevo, tlachiquero viejo; a acocote nuevo, jimador viejo - 'дело мастера боится' (букв.: «новому акокоте - опытного тлачикеро/химадора» [«акокоте» - вытянутый сосуд из тыквы, куда работник-химадор собирает сок голубой агавы]). Эти часто воспроизводимые паремии содержат имена-реалии производства пульке и обладают высокой фразеологической активностью.

Мексиканцы широко используют в пищу нопаль (nopal) - особый вид кактуса с многочисленными сочными овальными листьями, покрытыми колючками. Фитоним nopal вошёл во многие мексиканские ФЕ, например: аl nopal noms lo van a ver cuando tiene tunas 'дети вспоминают о своих родителях только тогда, когда им нужны деньги'; ir al nopal slo cuando tiene tunas 'скатерть со стола - и дружба сплыла'.

В мексиканском национальном варианте испанского языка также узуальны ФЕ с компонентом aguacate: con la suavidad del aguacate «с мягкостью авокадо», который апеллирует к мягкости фрукта и означает ‘легко’, ‘непринужденно’. Грушевидная форма этого плода напоминает фигуру девушки, а нежная мякоть ассоциируется с женской лаской. Этими свойствами объясняется бытование в мексиканском национальном варианте испанского языка оборота tener uno sus aguacates - 'быть влюблённым, иметь зазнобу'.

Обратимся к анализу ФЕ с компонентами-зоонимами в мексиканском национальном варианте испанского языка. В Латинской Америке и, в частности, Мексике, большой популярностью пользовались и пользуются петушиные бои, что также не могло не отразиться на фразеологическом составе языка: gallo de pelea – 'опытный человек, стреляный воробей, тёртый калач'; levantar el gallo – 'уйти с собрания, выйти из дела, умыть руки'.

Следует отметить, что в Мексике популярна «чарриада» - название мексиканского праздника с участием всадников чарро. Важная роль во ФЕ с компонентом caballo отводится масти коня: a quien monta caballo bayo (буланый конь), o se le huye la mujer o lo mata un rayo (букв: «у того, кто оседлает буланого коня, уводят женщину или его убивает молния», что означает существование в среде чаррос представления о том, что буланый конь приносит несчастья; caballo alazn tostado, primero muerto que cansado (букв.: «тёмная гнедая - скорее умрёт, чем замедлит ход»); caballo blanco, ojal cojo o manco (букв.: «белая лошадь, всё равно, что хромая кляча») - означает в прагматическом плане пренебрежительное отношение к чемулибо, которое «ни для чего не годится». «Конь» – это отправная точка образной системы селянина, всей его жизни в огромном разнообразии её проявлений и граней [Martnez, 2005: 179 - 180].

Слово toro – боевой бык – давшее жизнь многочисленным фразеологизмам в Испании, не получило подобного распространения в мексиканском этноязыковом сознании. Лексема toro зафиксирована в словаре Э.П. Мартинеса (9 ФЕ) в основном со значениями:

«мужественность» - el que torea al toro, tiene que aguantar la cornada (букв.:

«участвующий в корриде должен выдерживать удары рогом»), «призыв к осторожности» - сon toro que ya han toreado, vete con mucho cuidado (букв.:

«будь осторожен с быком, который уже участвовал в корриде»).

Для образной передачи внешней непривлекательности в Мексике узуален ФЕ с компонентом-науатлизмом ajolote: ms feo que ajolote (ящерица, амфибия) – (букв.: «безобразнее ахолоте»). Предпочтение, отданное этому науатлизму, оказалось стойким, несмотря на существование внушительного пиренейского синонимического ряда с этой ФЕ: ms feo que un grajo/ms feo que una lechuza/ms feo que una cacata/ms feo que un cuco - «страшнее грача/совы/какаду/кукушки».

Приведённые примеры иллюстрируют тот факт, что пиренейские идиомы не устояли «перед натиском» мексиканских реалий: их лексический состав существенно модифицировался.

В Главе IV «Оценочный аспект языковой картины мира во фразеологических единицах с компонентами-зоонимами и фитонимами в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка» проведён сравнительно-сопоставительный анализ функционирования исследуемых ФЕ в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка. В диссертации учтён опыт классификаций таких учёных, как В.Л. Архангельский, В.В. Виноградов, В.С. Виноградов, Д.Г. Мальцева, Н.Ф. Михеева, В.М. Мокиенко, А.Г. Назарян, В.Н. Телия, Н.М. Фирсова, И.И. Чернышева, Л. Руис Гурильо, X. Касарес, Э. Косериу, Г. Корпас Пастор, А. Сулуага и др.).

Национальная специфика данных единиц ярко выявляется при сопоставлении разных национальных вариантов того или иного языка и находит своё выражение в этноконнотативности. На основе проведённого анализа нами разработана лексико-семантическая классификация исследуемых ФЕ, где объектом оценки выступает человек. Нам удалось выявить следующие тематические группы c яркой оценочной коннотацией:

I. Физические качества человека: 1. телосложение (стройный/худой/ толстый): ponerse соmо una ballena/cerdo/elefante/foca/morsa/vaca/ (Исп.) (букв.: «стать как кит/свинья/слон/тюлень/морж/корова») - ‘о толстом человеке’, ms chupado que una mona (Исп.) (букв.: «более тощий, чем обезьяна»); (ser) estar hecho una lagartija (М.) (букв.: «стать ящерицой») - ‘тощий как скелет’; 2. возраст человека (молодой/здоровый/старый): estar hecho un potro (Исп.) (букв.: «стать жеребцом»), caballo sano (М.) (букв.: «здоровый конь») - ‘молодой и здоровый’; ms viejo que un loro (Исп.) (букв.: «старее попугая»), estar muy betabel (М.) (букв.: «быть слишком похожим на свёклу»)- ‘старый’; 3. внешняя привлекательность/непривлекательность:

ser un mango (M.) (букв.: «быть манго») - о привлекательной внешности (о женщине и мужчине); ms feo que un grajo (Исп.) (букв.: «страшнее грача»), ms feo como un аjolote (М.) (букв.: «страшнее ящерицы (водяного монстра)») - ‘cтрашила, урод’.

II. Интеллектуальные способности человека: что касается области положительной интеллектуальной оценки человека, то здесь во фразеологических средствах пиренейского и мексиканского национальных вариантов испанского языка можно выделить 2 группы: 1) человек, обладающий сообразительностью, практическим умом: ser ms listo que una ardilla (Исп.) (букв.: «быть умнее белки»), ser (muy) trucha (М.) (букв.:

«быть форелью»); 2) человек, обладающий проницательностью, жизненным опытом: ser perro viejo (Исп.) (букв.: «быть старым псом»), saber dnde anidan las huilotas (М.) (букв.: «знать, где дикие голуби вьют гнёзда»).

Следует отметить, что отрицательная интеллектуальная оценка отличается многочисленностью номинаций (о чём свидетельствует известная всем пословица 'дураков много') и разнообразием оттенков смысла как в пиренейском, так и мексиканском национальных вариантах испанского языка. Здесь выделено 5 разрядов: а) человек, отличающийся природной глупостью и упрямством: burro de reata (Исп.) (букв.: «осёл на поводке») - 'глупый, тупой, бессловесный как овца'; ser guajolote (М.) (букв.: «быть ящерицей») - 'глупец, болван'; gane mi gallo, aunque sea rabn (M.) (букв.: «ставлю на моего петуха, хотя у него и короткий хвост») - 'настаивать на своём'; б) невежественный человек, не обладающий знаниями, образованностью, начитанностью: asno/burro cargado de letras (Исп.) (букв.: «осёл, нагруженный буквами») - 'учёный осёл, болван'; estar реz (Исп.) (букв.: «быть рыбой») -'неуч'; no tener patas para gallos (M.) (букв.: «не иметь лап для петуха») - 'быть неспособным'; в) глупое поведение человека: hacer el oso/el ganso (Исп.) (букв.: «изображать медведя/гуся») - 'паясничать'; quien va a pie y tiene burro, ms bruto es que su burro (M.) (букв.: «кто идёт пешком, имея осла, глупее, чем сам осёл») - 'глупо ходить пешком, имея транспорт; сапожник без сапог'; г) легкомысленный, бездумный, безответственный человек: tener menos seso que un mosquito (Исп.) (букв.: «иметь меньше мозгов, чем комар») - 'куриные мозги'; es como el chichicuilote: pico largo, pero tonto (M.) (букв.:

«как чичикуилоте [разновид. птицы-сенсотле (zenzotle)]: с длинным клювом, но глупая») - 'птичьи мозги: голова есть, а в голове нет; вырасти вырос, а ума не вынес'; д) умалишённый человек, сумасшедший: estar como una cabra (Исп.) (букв.: «быть как коза») -'сумасшедший'; estar cotorro (М.) (букв.: «быть сорокой») - 'сойти с ума'.

В образовании ФЕ, используемых для обозначения природной глупости человека, участвуют следующие фитонимы, например, в пиренейском национальном варианте: ser un alcornoque (букв.: «быть пробковым дубом») - 'он глуп как пробка'; cabeza de alcornoque (букв.:

«пробковая голова») - 'дурак, дубовая голова'. Метафорический образ глупого человека строится на основе восприятия дерева как твёрдого, трудно поддающегося обработке материала. В том же оценочном значении широко употребляются обозначения овощей и фруктов: ser un berzas (букв.: «быть капустой»); ser un mastuerzo (букв.: «быть кресс-салатом»);

tener cara de haba (букв.: «иметь лицо как у боба»); ms simple que una calabaza (букв.: «проще, чем тыква»); no saber ni papa ni patata (букв.: «не знать, что такое картошка») - 'глупый, тупой'. В мексиканском национальном варианте нам удалось обнаружить следующие выражения c компонентами-фитонимами: tener cabeza de papa (букв.: «иметь картофельную голову») - 'глупый, безмозглый'; l que es guaje, ni juegue ni camine (букв.: «если он - гуахе [разновид. тыквы] - всё напрасно: не будет ни играть, ни ходить») - 'если глуп, то надолго'.

III. Моральные качества человека: 1. лживость: se es capaz de negar que los pjaros vuelan (Исп.) (букв.: «этот готов отрицать, что птицы летают»); ser papas (М.) (букв.: «быть картошкой») - 'лживый'; 2. трусость:

сobarde como una gallina/una lagartija/unа mоnа/una mariposa (Исп.) (букв.:

«трусливый как курица/ящерица/обезьяна/бабочка»); la burra no era arisca, los palos la hicieron (М.) (букв.: «oслица не была пугливой, её сделали такой побои»); ser соmо los frijoles, que al primer hervor se arrugan (M.) (букв.: «cлoвнo фасоль, что при первом кипении сморщивается») - 'трусливый'; 3. жадность: в пиренейском национальном варианте этическая оценка 'жадный человек' строится на каламбуре largo соmо pelo de rata (букв.: «длинный как шерсть у крысы»). Буквальное значение «длинный», применительное к короткошёрстной крысе, создаёт комический эффект, усиливаемый семантическим вариантом «щедрый». В Мексике со значением «жадный» встречается ФЕ с лексемой chile: ser un cuentachiles (М.) (букв.: «считать перцы») - 'скряга, скопидом'; 4. назойливость: pegado соmо una ostra/piojo pegadizo(Исп.) (букв.: «приклеенный, как устрица»/«прилипчивая вошь»); ser ahuizote/ser camote (М.) (букв.: «быть нутрией»/«быть бататом [сладкий картофель]») - 'неотвязный, приставучий, как банный лист; надоедливый, навязчивый'.

IV. Оценка по отношению к труду и профессиональной деятельности: 1.трудолюбивый/умелый: como una hormiga/abeja/gusano de seda (Исп.) (букв.: «как муравей/пчела/шелкопряд»); 2. ленивый/неумелый:

ser un ganzo/ser un zngano(Исп.) (букв.: «быть гусём»/«быть трутнем») - 'лентяй'; hacer culebra (Исп.) (букв.: «делать змею»)- 'неумёха;

выделывать кренделя'; no levantar ni un popote (М.) (букв.: «не поднять даже соломинку (травинку)»)- 'лентяй'; no tener patas para gallos (М.) (букв.: «не иметь лап для петухов») - 'ни к чему не годный'.

V. Гендерные стереотипы: 1. положительная/отрицательная оценка женщины с точки зрения мужчины: ser una leona/tigresa (Исп. - полож.) (букв.: «быть львицей»/«быть тигрицей») - 'отважная, не пасует перед трудностями', ser una zorra/gallina (Исп.-отриц.) (букв.: «быть лисицей»/«быть курицей») -'женщина лёгкого поведения'; prietitas, hasta las mulas son buenas (букв.: «тёмненькие даже мулицы хороши») - комплимент брюнеткам; ser una chichilasa (М.-полож.) (букв.: «быть красным муравьём») - 'красивая, но капризная женщина'; entre la mujer y el gato, ni a cul ir de ms ingrato (М.-отриц.) (букв.: «неизвестно, кто более неблагодарный: женщина или кот») мачистское отношение к женщине - 'женщины хуже, чем кошки'; 2. положительная/отрицательная оценка мужчины с точки зрения женщины: fuerte соmо el toro / pelear como un len (Исп.- полож.) (букв.: «сильный как бык»/«драться как лев») - 'сильный';

ser un pulpo (Исп.- отриц.) (букв.: «быть осьминогом») - 'распускающий руки' (о мужчине); ser un mango (М.-полож.) - 'красивый, привлекательный (о мужчине и женщине)'; tener cara de ajolote (букв.:

«иметь лицо ящерицы (водяной амфибии)») - 'страшила, урод'; parecer uno chile relleno (М.- отриц.) (букв.: «казаться фаршированным перцем») - 'ходить в лохмотьях'.

Таким образом, мы можем отметить, что большинство зоонимических и фитонимических образов, лежащих в основе ФЕ, помимо яркой экспрессивно-эмоциональной окраски, обладает определённой качественной оценкой, которая носит преимущественно пейоративный характер. Однако можно говорить о том, что данное явление носит универсальный характер.

Иногда жизненные наблюдения и мифолого-литературные традиции значительно расходятся, что влечёт за собой появление разноплановых коннотативных характеристик во ФЕ с одним зоонимом. Так, в пиренейском национальном варианте мы имеем традиционную поговорку аl perro flaco todo son pulgas - 'беды и проблемы приходят не в одиночку, а сразу вместе' (о «невезении»). В мексиканском же национальном варианте идиома изменилась и звучит, как аl perro ms flaco se le cargan las pulgas - «с тощей собакой и блохи могут справиться». Коннотативные оттенки и основной смысл высказывания стали иными: «слабого погубит даже самый ничтожный противник». Таким образом, при внешнем сходстве тематики, структуры и компонентного состава смысловые значения в рассматриваемых национальных вариантах испанского языка значительно расходятся. В несовпадении коннотативного потенциала того или иного зоонима или фитонима проявляются особенности менталитета народа, обусловленные ассоциативным характером его мышления.

Проведённый нами анализ показал, что в исследуемых национальных вариантах испанского языка в качестве стержневых компонентов ФЕ используется примерно одинаковый набор зоонимов:

perro, gato, cerdo, burro, caballo, mulo (a), vaca, mosca.

Однако имеются несовпадения, объясняемые особенностями географического положения и климата страны. Так, высокочастотное употребление в мексиканском национальном варианте испанского языка фитонимов maz 'кукуруза', chile 'перец-чиле', aguacate 'авокадо', nopal 'нопаль' (разновид. кактуса) и зоонимов guajolote 'индюк', escuincle 'собака', zopilote 'стервятник' не свойственно пиренейскому ареалу.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования, которое позволило сделать следующие выводы: комплексное изучение ФЕ в составе тематических полей является одним из актуальных и перспективных направлений исследования фразеологического состава языка; лингвистический и семасиологический анализ на этом уровне способствует более глубокому познанию содержательной стороны языка, раскрытию системных отношений единиц разных языковых уровней и непосредственно связан с одним из важнейших вопросов современной лингвистики - с проблемой отношения лингвистических и экстралингвистических факторов в процессе формирования значения языковых единиц; сравнительно-сопоставительный анализ ФЕ в исследуемых национальных вариантах испанского языка позволил продемонстрировать неразрывную связь языка и культуры, способность языка посредством данных ФЕ отражать национально-культурную специфику материальной и духовной сторон жизни народов-носителей языка, их мировоззрение и психологию, особенности развития истории, характера природно-географической среды, фольклора и литературы.

Национально-культурное содержание фразеологии во многом специфично для каждого языка и существует только один путь его освоения - по возможности более широкое ознакомление с культурой народа-носителя языка через сравнение друг с другом, результаты которого внесли бы новый вклад в изучение фразеологических систем разных языков и их национальных вариантов, что и является главной перспективой данного и последующих исследований.

Основные положения и результаты исследования изложены в следующих публикациях, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Гишкаева Л.Н. Категория «повседневность» в обыденном языковом сознании // Сборник докладов Международной научнопрактической конференции «Русский язык в меняющемся мире». – М.:

Московская академия экономики и права, 2006. – С. 98 - 99;

2. Гишкаева Л.Н. О подходах в изучении фразеологизмов // Сборник докладов Международной научно-практической конференции «Русский язык в меняющемся мире». – М.: Московская академия экономики и права, 2006. – С.100 - 101;

3. Гишкаева Л.Н. Национально-культурное своеобразие фразеологизмов, семантически ориентированных на человека, в пиренейском национальном варианте испанского языка // Межкультурная коммуникация: материалы Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2006. – С.37 - 38;

4. Гишкаева Л.Н. Учение о фразеологизмах и их классификация.

Компьютерные учебные программы и инновации // Материалы Международного научно-практического электроэнергетического семинара.

(ФГНУ «Государственный координационный центр информационных технологий», Московская финансово-юридическая академия, Российский университет инноваций). - №7. – М.: ГОСКОРЦЕНТР, МФЮА, РУИ, 2007. – С.179;

5. Гишкаева Л.Н. Лингвокультурологический анализ фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека, в пиренейском национальном варианте испанского языка // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Вопросы образования: Языки и специальность. – №5. - М.: Изд-во РУДН, 2007.

- С. 20 - 22;

6. Гишкаева Л.Н. Особенности развития мексиканского национального варианта испанского языка // Международная конференция «VII Степановские чтения: актуальные проблемы романо-германских и восточных языков». Материалы докладов и сообщений Международной конференции. – М.: РУДН, 2009. - С. 73 - 75;

7. Гишкаева Л.Н. Формирование новой языковой картины мира разных территориальных сообществ испанского языка // Контактные языки и диалекты в аспекте межкультурной коммуникации: Материалы докладов и сообщений. – М.: РУДН, 2010. – С. 72 – 81;

8. Гишкаева Л.Н. Algunas etapas de la formacin del nuevo cuadro idiomtico del mundo hispnico // Ежегодник Научно-образовательного центра латиноамериканских исследований Российского университета дружбы народов. – М.: РУДН, 2010. - С. 201 - 206;

9. Гишкаева Л.Н. Роль фразеологизмов в формировании языковой картины мира испанцев и мексиканцев // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Лингвистика. – №3. - М.: Изд-во РУДН, 2011. – С.50 - 56;

10. Гишкаева Л.Н. Фразеологические образы испанского языка в кросскультурном аспекте // Ежемесячный научный журнал. Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - №12(35). – М.: Изд-во Литера, 2011. - С.89 - 92.

Гишкаева Луиза Нахидовна (Россия) ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ С КОМПОНЕНТАМИ-ЗООНИМАМИ И ФИТОНИМАМИ В СОВРЕМЕННОМ ПИРЕНЕЙСКОМ И МЕКСИКАНСКОМ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВАРИАНТАХ ИСПАНСКОГО ЯЗЫКА В диссертации проводится компаративно-лингвокультурологический анализ ФЕ с зоонимическими и фитонимическими компонентами в пиренейском и мексиканском национальных вариантах испанского языка.

Исследование функционирования ФЕ выявил их яркую национальнокультурную специфику, отражающую своеобразие языковой картины мира испанского и мексиканского народов.

Данные, полученные в результате исследования, могут использоваться непосредственно в практике преподавания испанского языка, при чтении лекций по межвариантной лексикологии и фразеологии испанского языка, межкультурной коммуникации, а также при составлении толковых фразеологических и лингвокультурологических словарей испанского языка.

Luisa N. Gishkaeva (Russia) PHRASEOLOGISMS WITH THE ZOO- AND PHYTO COMPONENTS IN THE PYRENEAN AND MEXICAN NATIONAL VARIANTS OF THE MODERN SPANISH LANGUAGE The thesis under consideration offers a comparative-linguoculturological analysis of phraseological units with zoonims and phytonyms in the Pyrenean and Mexican national variants of the modern Spanish language. The analysis of the functioning of phraseological units revealed their explicit national and cultural specific character, which reflects the uniqueness of the world’s lingual picture of Spanish and Mexican peoples.

The materials and conclusions of the research may be successfully used at the Spanish language lessons, in lectures on cross-cultural lexicology and phraseology of Spanish, cross-cultural and intercultural communication, and also in compiling of defining phraseological units and linguoculturological dictionaries of Spanish.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.