WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ларионова Анна Юрьевна

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА ПЕРСИИ И ПЕРСОВ В РОССИИ

И СССР В 1800 1971 ГГ.

Специальность 07.00.03 Всеобщая история

(новая и новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2012

Диссертация выполнена на кафедре Всеобщей истории факультета гуманитарных и социальных наук Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов»

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Защита диссертации состоится «24» мая 2012 г. в 14.30 на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.203.04 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 10а, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент  Е.Г. Зуева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования заключается в необходимости теоретического осмысления закономерностей исторического взаимодействия цивилизаций, среди которых особое место занимает Иран как носитель древней исторической традиции и инициатор воспринятой мировым сообществом идеи диалога цивилизаций. В начале XXI в. вокруг этой страны сформировалось не всегда положительное общественное мнение, что отразило сложную международную ситуацию вокруг Ирана в связи с его ядерной программой. Между тем, действительный образ современного Ирана остается практически неизвестным внешнему миру и это влияет на  межгосударственные отношения с участием этой страны, поскольку способность к диалогу, как правило, определяется теми стереотипами и устоявшимися представлениями друг о друге, которые сложились в тех или иных государствах. Поиск путей развития диалога между Ираном и странами мира делает актуальной задачей российской иранистики изучение факторов, оказывающих влияние на формирование и эволюцию образа Персии и персов, выявление новых точек соприкосновения и форматов сотрудничества в целях налаживания добрососедских отношений, в том числе и с Россией. В условиях довлеющих негативных стереотипов, изучение образа персов и Персии в России имеет как важное научное, так и актуальное практическое измерение.

Объектом исследования является образ Персии и персов, сформировавшийся в сознании наших соотечественников в 1800 – 1971 гг.

Предметом исследования стал генезис представлений о Персии и персах, нашедших отражение в российских и советских источниках XIX – начала 70-х годов XX века, вплоть до 1971 г.

Целью исследования является изучение образа Персии и персов по материалам российских и советских источников, выявление тенденций и динамики его формирования и трансформации в рассматриваемый исторический период.

Достижение названной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

- выявить основные труды XIX – начала 70-х годов XX века, посвященные Персии и отражающие образ Персии и персов в отечественной общественно-политической мысли указанного периода;

- показать значимость различных источников для формирования образа Персии и персов в России;

- разработать методологический инструментарий анализа образа Персии и персов;

- определить этапы формирования образа Персии и персов в России и СССР и дать их характеристику;

- дать анализ основных внешних и внутренних факторов, влиявших на формирование образа Персии и персов в России;

- систематизировать и проанализировать основные представления и стереотипы, составляющие образ Персии и персов в изученных источниках;

- показать динамику смены основных стереотипных представлений о Персии и персах.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1800 г. по 1971 г. В девятнадцатом столетии резко увеличился поток информации, поступавшей в Россию о Персии, и возник довольно детальный образ этой страны и ее народа. В конце XIX – начале XX вв. в России происходили коренные изменения в общественно-политических взглядах людей, их мировоззрении, образе жизни. Схожие тенденции наблюдались и в Иране, особенно в начале ХХ в. В результате изменялись и корректировались «этнические стереотипы», ставшие основой тех представлений о Персии и персах, которые господствовали в России и СССР на протяжении многих десятилетий. В 1953 г. в Иране произошел государственный переворот. Вернувшийся в Иран шах М.Р. Пехлеви начал проведение реформ «белой революции», первые итоги которых были подведены в 1971 г., когда состоялось празднование 2500-летия шахиншахской власти в Иране.

Источники представлены следующими основными комплексами на русском языке: сочинения, принадлежащие к жанру литературы путешествий и мемуарной литературы1; публицистика и материалы периодической печати2; сочинения по истории, географии и политэкономии3; художественная литература4. Записки путешественников, военных, дипломатов, побывавших в Персии, публиковались как отдельными книгами, так и в виде статей в различных журналах, таких как: «Современник», «Библиотека для чтения», «Северный архив», «Московитянин», «Сын Отечества», «Записки для чтения», «Отечественные записки», «Военный сборник» и др., и были доступны широкому кругу читающей публики. Сочинения русских авторов, посетивших Персию в рассматриваемый период, составляют часть русской литературы путешествий и являются важнейшим источником для исследования образа Персии и персов. Это обусловлено следующими причинами. С одной стороны, в этих сочинениях наиболее точно проявлено отношение, в первую очередь, привилегированной части российского общества к Персидскому государству (особенно, когда речь идет о XIX в.). С другой стороны, оставаясь одним из любимых видов чтения русского образованного человека, литература путешествий сама оказывала немаловажное влияние на формирование представлений о Персии и ее жителях.

Литература путешествий – важнейший источник формирования этнических представлений, наряду с конкретным материалом о стране и ее жителях, она содержит ценные догадки и мысли, из которых, постепенно и незаметно, и складываются стереотипы восприятия. Однако ей присущи и определенные недостатки, которые коренятся как в объективных условиях, так и в некоторых особенностях человеческого восприятия действительности. С одной стороны, во время путешествий по чужой стране условия не благоприятствуют наблюдению, так как круг наблюдений, как правило, ограничен временем, местностью и средой. С другой стороны, людям в целом свойственно стремление делать поспешные обобщения, что-то преувеличивать, что-то приуменьшать и т.п., ведь все впечатления человек пропускает через призму своего мировоззрения, и это необходимо учитывать5. Кроме того, существует мнение, и оно небезосновательно, что путевые записки часто писались так: путешественник вез в своем багаже труды предшественников, сверял свои наблюдения с прочитанным об этой стране и дополнял собственное сочинение выписками из чужих книг. Таким образом, ещё одной особенностью литературы путешествий является априорность и вторичность некоторых представлений, отраженных в ней.

Тем не менее, все это ни в коей мере не снижает ценности литературы путешествий как источника для изучения социальных стереотипов, в том числе и стереотипов этнических, ведь в данном исследовании нас интересует в первую очередь не реальное положение дел в Персии, а то, что увидели в этой стране русские люди. Хотя необходимо отметить, что литература путешествий может служить важным источником и для изучения непосредственно истории Персии (Ирана) XIX – XX вв. Использование в исследовании литературы путешествий позволяет также выяснить, насколько устойчивы и в определенном смысле близки к истине были стереотипные представления о Персии, бытовавшие в России в рассматриваемый период, выдерживали ли они встречу с реальностью, как изменялись по мере знакомства со страной.

Русская литература путешествий, по сравнению с подобной литературой других стран, в начале XIX в. выглядела бедно. В России этот жанр появился значительно позднее, чем в Западной Европе. Зачинателем его считается Н.М. Карамзин, издавший свои «Письма русского путешественника» (1791 г.), которые тут же стали одной из самых читаемых книг в кругах российского дворянства. Литература путешествий XIX века, посвященная Персии, имеет ряд особенностей. Во-первых, география путешествий была достаточно широка – от Тебриза и Тегерана до Исфахана и Шираза. Во-вторых, в XIX веке, за редким исключением, в Персию отправлялись по долгу службы, а не в поиске новых впечатлений, и пребывание путешественников (здесь и далее будем называть их так для удобства) в этой стране было довольно длительным – от нескольких месяцев до нескольких лет. Это позволяло авторам литературы путешествий хорошо познакомиться со страной, некоторым из них – даже выучить персидский язык, если они его не знали. Наблюдая жизнь страны изнутри, они старались в своих сочинениях, не ограничиваясь рассказами о том, что видели непосредственно (описаниями городов, природы и т.п.), затронуть вопросы экономической и политической жизни Персии, её социальные проблемы. Тем более, что сведений о Персидской державе, особенно в начале века, было очень мало. Вместе с тем, конечно, и литературе путешествий, посвященной Персии, нередко были свойственны поверхностный характер наблюдений и многочисленные заимствования. Литература путешествий XX века, особенно 1920–1950-х гг., носит несколько иной характер. Её авторы – журналисты, востоковеды, писатели, – нередко выходцы уже из иной социальной среды, с иными взглядами и убеждениями. В этих сочинениях больше личных впечатлений и оценок, нежели повторений, однако они очень часто идеологически окрашены.

Помимо непосредственно литературы путешествий, в исследовании используются такие источники как газетно-журнальные публикации, которые позволяют судить об общественных настроениях, господствующих в XIX – начале 70-х годов XX в., и оценить, какой отклик находили рассматриваемые сочинения. Следует подчеркнуть, что периодическая печать, а также научно-популярные и научные работы, в XX в. становятся доступными значительно более широким слоям общества. Они обращены уже не только к привилегированному сословию, но и к рабочим и крестьянам, а, следовательно, отражают и формируют представления и этнические стереотипы этих социальных групп. Все это делает указанные работы бесценным источником для данного исследования.

Характеризуя комплекс газетно-журнальных публикаций, необходимо отметить, что особенно массовыми они становятся в конце 1950-х – 1960-е гг. Очерки и статьи, посвященные советско-иранским отношениям, экономическому и политическому положению в Иране, различным культурным событиям в этой стране, описанию жизни иранских рабочих и крестьян и т.д., публикуются в таких журналах как «Азия и Африка сегодня», «Новое время», «Народы Азии и Африки», «Международная жизнь» и др., в газетах «Известия», «Правда». Авторы этих статей в основном журналисты, посетившие Иран или даже работавшие там в течение длительного времени. Круг авторов весьма невелик, что свидетельствует о том, что в этот период, несмотря на очевидный интерес к жизни Ирана и оживление внешнеполитических отношений Ирана и СССР, прямые контакты наших соотечественников и иранцев были ограничены.

При выявлении источниковой базы и изучении историографии вопроса наиболее полезны оказались фонды и каталоги Российской государственной библиотеки и Государственной публичной исторической библиотеки России, в том числе материалы Хмыровской коллекции (кабинет истории Востока). В целом, предмет исследования источниками обеспечен, что позволяет решить поставленные задачи и получить достоверные выводы.

Степень научной разработанности проблемы. Анализ предмета исследования обусловил изучение следующих историографических комплексов на русском языке: работы российских и советских авторов, в которых исследуется в целом образ Востока, исследования, посвященные изучению литературы путешествий и рассмотрению различных аспектов исторического, социально-экономического и культурного развития Ирана в рассматриваемый период.

В рамках первого историографического комплекса важное место занимают работы отечественных иранистов и востоковедов, посвященные изучению образа Востока в России XIX – первой четверти XX в. Первые попытки охарактеризовать представления российского общества о Востоке в целом были предприняты ещё в XIX в. Так, например, в критической статье, посвященной разбору книги П.И. Небольсина «Очерки торговли России с Среднею Азиею», изданной в 1856 г., востоковед профессор В.В. Григорьев кратко охарактеризовал картину представлений о Средней Азии, бытовавшую в первой половине XIX в., – главным образом, представлений о перспективности сухопутной торговли между Россией и восточными странами6. Объясняя причину возникновения этих представлений, В.В. Григорьев указывал на скудность информации о Востоке в начале столетия, однако отмечал, что ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Автор также сделал обзор зарубежной  и отечественной литературы о Средней Азии, доступной российскому читателю.





Значительной вехой в исследовании вопроса стали работы В.В. Бартольда. В своих лекциях на тему «История изучения Востока в Европе и в России»7, изданных в 1911 г., он выделил два основных направления в отечественном востоковедении – практическое (путешествия на Восток) и академическое, отметив, что в XIX в. в изучении Востока в России были сделаны значительные успехи. В.В. Бартольд также стал одним из первых, кто охарактеризовал стереотипы в европейском общественном сознании, связанные с Востоком, в статье «Азиатская роскошь»8, проследив генезис этого понятия во времена античности.

Кроме того, большой интерес к современному Востоку всегда проявляла и русская публицистика. В.И. Овсянников на материалах периодической печати России 40-х – первой половины 60-х гг. XIX в. сделал аналитический обзор представлений о странах Востока и пришел к выводу, что «проведение жесткой разграничительной линии между взглядами различных общественно-политических течений по проблемам Востока не соответствует реальному состоянию общественного сознания России в середине XIX века»9. «Основное внимание в публикациях обращалось на исследование корней восточной цивилизации и состояния общественного развития в середине XIX века. Авторы сходились в том, что современный им Восток утратил плоды своей древней и высокой культуры, что он пребывает в состоянии застоя. Такая постановка вопроса привела наших публицистов к необходимости изучения причин застойных явлений и прогнозированию возможных путей их преодоления. В этой связи особое значение придавалось системе государственной власти и управления в странах Востока, роли религии в их развитии. Особое место занимали вопросы, связанные с взаимодействием восточных и европейских стран, последствия колониальной политики»10, – писал Овсянников. В то же время он отметил, что Восток в основном воспринимался как своеобразное отражение России11.

В работе С.В. Сопленкова12 на основе многочисленных источников (газетно-журнальные публикации, художественная литература, сочинения по истории, политэкономии и философии и др.) раскрываются представления российского общества об «азиатской роскоши», «восточной мудрости», «восточном этикете», а также теоретические концепции восточных обществ.

Краткий очерк суждений о Востоке русских «интеллектуалов» предложил в своей статье представитель русского зарубежья Н.В. Рязановский, охватывая период со времен Киевской Руси и до XX столетия. Автор отметил, что в течение XVIII–XIX вв. Россия приняла европейское мировоззрение, и, «вместо того, чтобы внушать опасение и даже ужас, азиаты стали ассоциироваться с отсталостью и немощью»13. Даже славянофилы полностью сохранили определенно «европейское» отношение к Азии, и такой подход оставался неизменным до появления в XX в. евразийской концепции данного вопроса. Авторы коллективной монографии «История отечественного востоковедения до середины XIX века» дали подробный обзор деятельности основных научных центров востоковедения и проанализировали взгляды на Восток представителей демократического направления в русской литературе и публицистике, в первую очередь – декабристов. В монографии сделан вывод о том, что в первой четверти XIX века «мир Востока представал перед дворянскими революционерами как комплекс внутригосударственных и внешнеполитических, экономических и географических, религиозных и национальных факторов, тесно между собой переплетенных»14. Авторы также подчеркивали, что, во-первых, «в среде будущих декабристов сложилось справедливое мнение, что историю России нельзя представить без сложных отношений её с Востоком, его народностями и государствами», и, во-вторых, «в своих оценках члены тайных обществ России опирались на сочинения авторитетных деятелей эпохи Просвещения (хотя и не во всем соглашались с ними)»15.

Особым направлением в изучении образа Персии и персов является исследование русской литературы путешествий, которая на протяжении XIX века была одним из основных источников формирования этого образа. Первое систематическое изложение информации о русской литературе путешествий, посвященной Востоку, мы находим в работах Б.М. Данцига. Этапной работой стал его труд «Ближний Восток в русской науке и литературе»16, в котором автор проанализировал сведения, почерпнутые из сочинений русских путешественников, посетивших Восток, и рассуждал об «ориентальной» тематике в творчестве русских писателей и публицистов XIX века – А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, В.Г. Белинского, Н.А. Добролюбова, Н.Г. Чернышевского и др. Основная часть его работы посвящена, однако, путешествиям в Турцию, Палестину, страны Северной Африки; сочинениям о Персии уделено значительно меньше внимания. Отмечая особенности отечественного востоковедения первой половины XIX века, Данциг пришел к выводу, что дореволюционное русское востоковедение мало занималось изучением экономики, новейшей истории, политической жизни современного ему Востока; эти вопросы освещались главным образом в работах членов географического общества, офицеров Генерального штаба, которые занимали значительное место в изучении восточных стран.

Роль ислама в развитии восточных обществ рассматривается в многочисленных трудах российских востоковедов конца XX – началаXXI вв. Особый интерес представляет книга Р.Г. Ланды «Ислам в истории России»17, одна из глав которой посвящена политике государства по отношению к мусульманам России, связям с Северным Кавказом, Средней Азией, Османской империей в XIX веке, а также восприятию ислама в России в этот период. Интерес к представлениям жителей России о Востоке проявляли также литературоведы и филологи, главным образом в связи с исследованием творчества А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова и их современников-литераторов. Указывая на возрастание интереса к Азии в российском обществе в начале XIX века, некоторые авторы отмечали в первую очередь различия в восприятии Востока Пушкиным и его современниками18.

Следующий важный историографический комплекс представлен работами по различным аспектам исторического, социально-экономического и культурного развития Ирана, среди которых необходимо выделить труды Алиева С.М.19, Абдулаева 3.3.20, Бартольда В.В.21, Беловой Н.К.22, Данцига Б.М23, Дорошенко Е.А.24, Иванова М.С.25, Кляшториной В.Б.26, Кузнецовой Н.А.27, Кулагиной Л.М.28, Орлова Е.А.29, Петрушевского И.П.30, Шукурова Ш.М.31 Среди исследований, посвященных рассмотрению проблем российско-иранского сотрудничества, необходимо отметить работы Атаева Х.А.32, Бушева П.П.33, Кукановой Н.Г.34, Шостаковича С.В.35

Советская и российская историография уделяла мало внимания изучению представлений о Персии в России, однако затрагивала эту проблематику, в том числе, в рамках исследования иранской революции 1905 – 1911 гг., а также влияния первой российской революции 1905 г. на революционные процессы в странах Азии, по материалам периодической печати. Нельзя сказать, что авторы этих исследований ставили перед собой цель изучить образ Персии в указанных источниках, но все же они делали определенные выводы о некоторых особенностях представлений россиян об этой стране и происходящих в ней событиях. С этой точки зрения интересны также такие работы как «Отражение в закавказской периодической печати иранской и турецкой революций в период «пробуждения Азии» (П.Г. Пашаев) и «Большевистская печать как источник по истории иранской революции 1905 – 1911 гг.» (Е.В. Чапкевич). П.Г. Пашаев поставил перед собой задачу оценить роль закавказской периодической печати в укреплении дружбы и взаимопонимания народов России и Востока, а также в истории революционных событий в Иране и Турции в эпоху «пробуждения Азии». Основываясь на материалах социально-демократической и буржуазно-националистической прессы, автор сделал вывод о том, что закавказская периодическая печать, «придавая большое значение анализу основных исследуемых проблем иранской и младотурецкой революций, … указывала на важность раскрытия перспектив освободительной борьбы иранских и турецких народов, их роль в борьбе против внешней и внутренней реакции и укреплении дружбы между русским и закавказскими народами»36, а также, разоблачая политику царизма в Иране, который фактически стал сырьевым придатком европейских держав, подчеркивала общность интересов русской и иранской революций. Е.В. Чапкевич, проанализировав многочисленные работы большевистских публицистов, отметил, что «статьи большевиков в периодической печати способствовали мобилизации общественного мнения России в поддержку справедливой борьбы иранского народа против феодально-абсолютистских порядков и засилья империализма»37.

В целом, анализ историографии показывает, что в российской литературе нет монографического исследования, посвященного изучению представлений о Персии и персах в России в рассматриваемый период.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые на основе русской и советской публицистики и литературы путешествий проанализированы представления о Персии и персах, бытовавшие в России в 1800 – 1971 гг. Новым является определение основных характеристик этого образа, анализ процесса его формирования, выявление значимости этнических стереотипов в формировании общего представления о Персии и персах в России. В работе также впервые был определен комплекс основных сочинений XIX – начала 70-х годов XX в. (мемуары, путевые заметки, сообщения, отчеты о путешествиях, как официального, так и личного характера, отечественная публицистика и художественная литература, некоторые научные и научно-популярные работы и т.д.), посвященных Персии, в которых отразились представления наших соотечественников об этой стране и ее жителях.

Методологические подходы и методы исследования. В основе методологии представленной диссертационной работы лежат историко-антропологический и социокультурный подходы. Исследование основывается на принципах научности, комплексности, историзма и принципе объективности, предполагающем максимально возможное абстрагирование исследователя от своих идеологических установок и привлечение широкого комплекса исследовательской литературы и источников. Предмет и методология исследования обусловили применение следующих методов исторического исследования: системного, структурно-функционального и контент-анализа – для выявления внутренней структуры объекта исследования как отдельной системы, связей этой системы со средой и закономерностей её функционирования. В работе также используется метод сравнительно-сопоставительного анализа для выявления образа Персии, сложившегося у представителей разных социальных групп внутри российского общества, а также для определения этапов и особенностей эволюции этого образа.

Практическая значимость диссертации обусловлена главным образом тем, что содержащийся в ней фактический материал и выводы могут использоваться в дальнейших научных исследованиях по анализу представлений о Персии и персах в России, а также при изучении истории российско-иранских отношений и развития межкультурных связей между Россией и Ираном в XIX-ХХ вв. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке лекционных курсов и семинарских занятий по истории Ирана и России, истории международных отношений и регионоведению. Результаты данной работы представляют интерес для организаций, занимающихся практической деятельностью в области российско-иранского сотрудничества.

Апробация результатов исследования. Основное содержание и выводы исследования были отражены в статьях, опубликованных в научных изданиях, а также в выступлениях автора на научных конференциях, проводившихся в Российском университете дружбы народов. Диссертация обсуждалась на кафедре всеобщей истории РУДН, где была рекомендована к защите.

Структура работы определяется целью и задачами диссертационного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, формулируются его предмет, цель и задачи, раскрываются научная новизна работы и ее практическая значимость, определяются хронологические рамки и методологическая база исследования, дается характеристика источников и показывается степень разработанности темы диссертации.

Первая глава «Образ Персии и персов в России в 1800 – 1880-х гг.» посвящена исследованию представлений о Персии и персах в России на протяжении практически всего XIX в. В первом параграфе дается характеристика исторической обстановки, на фоне которой происходил процесс формирования образа Персии в России в указанный период, выделяются основные этапы этого процесса. Во втором параграфе анализируются представления о власти и государственном управлении в Персии, которая, как следует из источников, рассматривалась как пример «восточной деспотии». Российские авторы отмечали, что неограниченная власть шаха, отсутствие порядка в управлении страной, огромное количество злоупотреблений стали причиной обнищания народа. Но именно государство, шах и правящая верхушка должна была, по их мнению, сыграть решающую роль в процессе преодоления отсталости и вывода страны из кризиса путем проведения реформ «сверху». Здесь же приводится характеристика представлений россиян о персидской армии, в которой, как и во всем государстве, царит совершенный беспорядок, что, наряду с приписываемыми персам ленью и трусостью, сводит её боеспособность к минимуму. В третьем параграфе рассматриваются представления наших соотечественников о Персии как о «естественном» торговом партнере России, отношения с которым, несмотря на жесткую конкуренцию с Англией, необходимо развивать, глубже вникая в особенности торговли на Востоке и проявляя больше смелости и предприимчивости. Четвертый параграф посвящен изучению довольно широкого круга представлений россиян о религиозных институтах Персии и религиозности персидского народа, о характере и нравах персов, о «восточном красноречии» и отношении персов к иностранцам, о положении женщины в Персии, о состоянии науки, искусства и ремесел в этой стране, наконец – о природе Персии и жизни персидских городов.

Во второй главе «Образ Персии и персов в России в 1890 – 1940-х гг.» исследуются представления о Персии на следующем этапе их формирования, когда начинают коренным образом меняться культура и идеологические установки российского, а впоследствии советского общества. В первом параграфе делается вывод о том, что уже в конце XIX – начале ХХ века начинают проявляться глубокие различия в представлениях о Персии среди разных политических групп внутри российского общества, образ Персии утрачивает свое единство, с тем, чтобы, подвергнувшись переосмыслению, вновь обрести свою целостность уже в советский период российской истории. Отмечается, что большую роль в формировании образа Персии в этот период, наряду с периодической печатью, играла российская иранистика. Во втором параграфе изучаются представления наших соотечественников о состоянии персидской экономики в указанный период, об условиях жизни и труда персидских рабочих и крестьян, показано, как эти представления тесно связаны с представлениями о власти и политическом и государственном устройстве в Персии, которые носят в основном негативный характер. Третий параграф посвящен исследованию представлений об истории англо-русского соперничества в регионе и о революционном движении в Персии. В этом параграфе показано, что в рассматриваемый период в России, а затем в Советском Союзе сложились определенные стереотипные представления о борьбе России и Англии за влияние в Персии, в результате которой Персия во многом лишилась самостоятельности и оказалась втянута в Первую мировую войну и разграблена. Отмечено, что со свержением царской власти в России в 1917 г. начинается новый период во взаимоотношениях двух стран; в 1920 – 1940-е гг. политика Советского Союза в Персии противопоставлялась как деятельности Англии в этой стране, так и внешнеполитическому курсу царской России. Здесь же рассмотрены представления о советско-иранских отношениях в период Второй мировой войны. В четвертом параграфе исследуются представления об особенностях культуры и повседневной жизни персов и делается вывод об устойчивости представлений о Персии и персах в 1890 – 1940-х гг. Отмечено также, что длительная нестабильность в Персии и относительная закрытость страны при Реза-шахе Пехлеви сузили возможность получения достоверной информации о Персии (с 1935 г. – Иран), что способствовало консервации прежних представлений о нем. Одновременно под воздействием революционной риторики в Советской России (СССР) сформировался образ «угнетенного» и зависимого от империалистических держав Ирана.

В третьей главе «Образ Персии и персов в 1950 – 1971 гг.» дан анализ эволюции представлений об этой стране и ее жителях в условиях модернизации Ирана. В первом параграфе показаны особенности процесса формирования образа Персии и персов в России в 1950 – 1971 гг. Во втором параграфе раскрываются представления об экономическом положении и социальном облике Ирана, нашедшие отражение в советской публицистике, делается вывод о том, что на протяжении 1950-х – начала 1970-х гг. советские авторы оценивали экономическое положение Ирана как тяжелое и кризисное, однако отмечали, что в начале 1960-х гг., после начала шахских реформ «белой революции» в стране и изменения внешнеполитического курса (а именно – восстановления дружественных отношений с СССР и расширения сотрудничества в различных областях), в экономике Ирана наметились явные перемены к лучшему. Это влияло и на облик страны в целом. В третьем параграфе дается характеристика представлений о советско-иранских отношениях и внешней политике Ирана в рассматриваемый период. В четвертом параграфе анализируются представления об искусстве, образовании и положении женщин в Иране на новом этапе их развития.

В Заключении подводятся итоги исследования и сделаны следующие основные выводы.

– В течение XIX и первых семи десятилетий ХХ века накопилось достаточно сведений о Персии и персах, чтобы на их основе в России сформировался устойчивый образ этой страны и ее населения. Данный комплекс представлений уже в конце первой четверти XIX в. сложился в систему, состоявшую из ряда связанных между собой элементов, набор которых и степень их значимости изменялись на протяжении рассматриваемого периода. Системообразующими стали представления о богатом культурно-историческом наследии Персии, о низкой культуре государственного управления в этой стране и связанном с этим тяжелым экономическим положением, а также негативные (в большей или меньшей степени) оценки религии и религиозных институтов Персии (Ирана).

– Значительное влияние на формирование представлений о Персии и персах XIX в. у российской читающей публики оказывала литература путешествий, которая была очень популярна и публиковалась не только в отдельных изданиях, но и в так называемых «толстых журналах», игравших заметную роль в формировании общественного мнения в России. В начале ХХ в. роль литературы путешествий в процессе формирования образа Персии в России снижается, ее место постепенно занимают газетные публикации, информационные брошюры и научные и научно-популярные сочинения, посвященные экономике, государственному и политическому устройству Персии. Значение газетно-журнальных публикаций особенно возрастает во второй половине 1950-х – начале 1970-х гг.

– Предложена периодизация формирования образа Персии и персов в России. Первый этап – первая четверть XIX в. – характеризовался мифологизированностью и значительной схематичностью представлений в условиях нехватки достоверной информации о Персии. Второй этап – 1830 – 1850-е гг. – включает периоды расширения интереса к Персии и становления систематического изучения этой страны. Началом второго периода стало принятое в 1845 г. решение Русского географического общества о более активном изучении Персии. На этом этапе завершается формирование образа Персии и персов, в общественном мнении России закрепляются стереотипные представления о персидской культуре и государственном устройстве Персии, действующих властных механизмах и быте персидского народа. Третий этап – вторая половина 1850-х – 1880-е гг. – время дальнейшей детализации и пересмотра некоторых устоявшихся представлений; Персия окончательно теряет свою таинственность, на первый план в рассматриваемых сочинениях выходят вопросы экономики и политики.

– В целом, к концу XIХ в. сложился образ Персии как страны со своей особой культурой и богатой историей. Персия рисовалась великой в прошлом восточной державой, которая переживает нелегкие времена. Бескрайние степи и розовые сады, высокие минареты и украшенные мозаикой дворцы и мечети, узкие грязные улочки городов и восточные базары, – все это являлось неотъемлемой частью представлений о Персии. Вместе с тем, по мнению авторов русской публицистики, Персия в XIX веке была деспотическим государством, в котором нет порядка, потому что нет «упорядоченного законодательства» и велика власть духовенства, тормозящего развитие страны. Огромное количество злоупотреблений, взяточничество на всех уровнях власти, бесправие народа, политика шаха и его приближенных, направленная только на собственное обогащение, – все это разрушало страну изнутри и приводило к обнищанию населения. «Типичный» житель Персии, по мнению русских путешественников, – человек, наделенный умом и смекалкой, вежливый, обходительный и гостеприимный, однако при этом зачастую крайне невежественный, фанатичный, корыстолюбивый, хитрый, не в меру любопытный и жадный до зрелищ. Наши соотечественники отмечали, что персы – прекрасные торговцы, но плохие воины. Они ленивы и не отличаются храбростью.

– Четвертый этап – 1890-1940 гг. – включает периоды расширенного изучения Персии в международном контексте конца XIX – начала XX века и с точки зрения значимости этой страны для реализации всемирно-исторической миссии пролетариата, победившего в России в результате совершения социалистической революции в октябре 1917 г. В это время заметно расширились источники формирования образа Персии и персов в России, о чем свидетельствуют различные сочинения, принадлежащие к жанру литературы путешествий, газетно-журнальные публикации, а также художественные произведения и сочинения по истории, географии и политэкономии. За Персией все более закрепляется образ бедной и отсталой феодальной страны, жертвы политики империалистических держав, навязывавших ей неравноправные договоры, беспощадно эксплуатировавших ее природные богатства и угнетавших ее население. Однако, как отмечали наши соотечественники, терпение персидского народа не безгранично. Засилье иностранцев, прогнивший государственный строй, невыносимые условия жизни народа привели, по их мнению, к тому, что в нем пробудился революционный дух. Росло классовое самосознание персов, формировалось рабочее профсоюзное движение. Представления о «типичном» персе сменяются образом перса – жертвы эксплуатации со стороны капиталистических держав, соратника по революционной борьбе против империалистических держав, друга, нуждающегося в сочувствии, помощи и защите.

– Пятый этап формирования образа Персии и персов в России (СССР) – 1950 – 1971 гг., когда рассматриваемая система представлений вновь претерпевает изменения: на первый план выступили представления об экономическом и социально-политическом положении Ирана. Именно данной проблематике посвящена основная масса публикаций этого периода, написанных «на злобу дня». В связи с этим изучение (при всем разнообразии и глубине иранистических исследований в СССР) и восприятие страны становится в некотором смысле одномерным и собственно образ Ирана теряет зримые характеристики. Иран все более превращался в глазах советских людей в «жандарма на Среднем Востоке» и оплот империализма в Азии. 

– На формирование образа Персии и персов оказало влияние множество факторов. Исследование доказывает, что интерес русских наблюдателей к Персии, к традициям и быту ее народа был тесно связан с теми проблемами, которые выдвигались в XIX – начале 70-х гг. ХХ в. российской действительностью. Стремление познакомиться с укладом Персии, обычаями ее жителей, понять их национальный характер, было вызвано необходимостью установить контакт с Персией, которая рассматривалась и как военный противник (в начале XIX века), и как выгодный торговый партнер, и как соратник в борьбе против мирового империализма.

– Важнейшими факторами, повлиявшими на формирование исследуемых этнических представлений, являлись воспитание и образование, которые получили авторы изученных источников XIX века. Культура поведения персов, представления о правилах вежливости, приличии и неприличии, наконец, их темперамент значительно отличались от свойственных русским. В этом, вероятно, кроется причина того негативного впечатления, которое произвели на русских путешественников характер и нравы персидского народа. Вообще, на образ перса известное влияние оказывала оценка русскими своего национального характера: в образе чужого народа находила отражение та шкала ценностей, которая господствовала в XIX веке в России.

– Значительное влияние на формирование образа Персии в русской публицистике и литературе путешествий XIX века оказала религиозная принадлежность её авторов. Как показывает исследование, вопросам религии и её роли в жизни Персии уделялось много внимания. И к оценке большинства процессов и явлений, имевших место в Персии в XIX веке, авторы подходили очень часто именно с позиций христианина (особенно это характерно для первой половины столетия).

– Большое влияние в XIX в. на осмысление Востока в целом и Персидского государства в частности оказали изменения общественной обстановки в России. Некоторая склонность идеализировать порядки крепостнической России, представление о просвещенной монархии как о политическом идеале во многом предопределяли отношение к Персии и играли существенную роль в оформлении внешнеполитической доктрины Российского государства. Так, восточный деспотизм Персии противопоставлялся отечественному политическому режиму, с российским влиянием связывались надежды на либеральные преобразования в этой стране. При этом Россия причислялась к европейским странам и именно с этих позиций оценивалась Персия, особенно когда речь шла о политике, экономике, образовании. С другой стороны, уже в начале XIX в. стала очевидна принципиальная необходимость коренных преобразований в России. И авторы рассматриваемых сочинений не оказались в стороне от поисков ориентиров дальнейшего внутриполитического развития нашей страны. Анализируя государственное устройство Персии, они могли намекнуть на недостатки российского политического строя, попытаться понять, что привело к экономическому застою и политическому кризису некогда великой Персидской державы, и обозначить, каким путем Россия не должна пойти.

– Было показано, что, в свою очередь, эволюция образа Персии, его детализация оказывали влияние на изменение внешней политики России по отношению к этой стране в XIX веке. Уже к концу правления Николая I сформировалось представление о Востоке как об особом, совершенно отличном от России культурном пространстве, которому были присущи его собственные традиции, понятия и категории, несопоставимые с европейскими. Это способствовало тому, что Россия отказалась от попыток навязать общеевропейские нормы взаимоотношений Персии.

– Эволюция образа Персии в первой половине ХХ века была связана в первую очередь с произошедшими в России социально-политическими изменениями. Создание Советского Союза и утверждение идеологии марксизма-ленинизма привело к формированию новой культуры в стране. Происходила переоценка ценностей и привычных представлений, появлялись новые цели и приоритеты, как у отдельных людей, так и у всего государства в целом. Этот процесс с неизбежностью затронул и представления о Персии и ее жителях. Социалистическая идеология «братства народов» способствовала пробуждению интереса к жизни простых людей, их повседневным заботам и нуждам. Проведение в жизнь целого комплекса реформ, направленных на создание на принципах социализма совершенно нового государства обусловило также выстраивание иного внешнеполитического курса. Результатом этого стал отказ от «империалистической» политики царской России по отношению к Персии и формирование представлений об этой стране как о жертве эксплуатации капиталистических держав.

– Анализ достаточно многочисленных газетно-журнальных публикаций советского периода позволил сделать вывод о том, что идеологические установки, которыми во многом было обусловлено формирование образа Ирана в СССР, остались в основном неизменными и формирование новых представлений об Иране в 1950-х и особенно в 1960-х гг. стали следствием в первую очередь объективных перемен в жизни этой страны и складывавшейся ситуации в двусторонних отношениях СССР и Ирана.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

А) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Ларионова А.Ю. Англо-русское соперничество в Персии в отечественной публицистике 1900 – 1940-х годов // Вестник РУДН. Серия «Международные Отношения». – М.: РУДН, 2012. – №2. – С. 86-95.

Б) Статьи, опубликованные в других изданиях:

  1. Баранова А.Ю. (Ларионова А.Ю.) Представления о религии и религиозных институтах Персии в русской литературе путешествий XIX века // Диалог цивилизаций: Восток – Запад. Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире. Ч. 1. – М.: Изд-во РУДН, 2006. – С. 91-97.
  2. Баранова А.Ю. (Ларионова А.Ю.) Образ Персии и персов в русской литературе путешествий второй четверти XIX века // Опыты историко-антропологических исследований. 2005. – М.: ЭКОН-ИНФОРМ, 2006. – С. 93-102.
  3. Ларионова А.Ю. Образ персидской женщины в России и Советском Союзе в XIX – первой половине XX века по материалам отечественной публицистики // Вестник РУДН. Серия «Всеобщая история». – М.: РУДН, 2012. – №1. – С. 78-86.
  4. Ларионова А.Ю. Стереотипные представления о культуре Персии в русской литературе путешествий XIX – первой половины XX века // Восток и Запад: приоритеты эпох. Сборник статей участников межвузовской научной конференции. – М.: РУДН, 2012. – С. 304-316.

Ларионова Анна Юрьевна

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА ПЕРСИИ И ПЕРСОВ В РОССИИ

И СССР В 1800 1971 ГГ.

В диссертации исследуется образ Персии и персов в России в 1800 – 1971 гг. по материалам российских и советских источников, выявляются факторы, оказывавшие влияние на его формирование и трансформацию в рассматриваемый исторический период, показаны тенденции и динамика этих процессов. Особое внимание уделено системному изучению таких аспектов представлений о Персии и персах в России, как исторические особенности развития персидской государственности и общества, его культурно-религиозные и социально-экономические характеристики.

Larionova Anna Yurievna

THE FORMATION OF THE IMAGE OF PERSIA AND PERSIANS IN RUSSIA AND THE USSR IN 1800 1971.

The thesis considers the image of Persia and Persians reflected in Russian travel notes and socio-political essays printed in Russia and the USSR in 1800-1971, and also discovers the factors that influenced on formation and transformation of this image and shows the trends and dynamics of these processes. Special attention was paid to systematic study of such aspects of the image of Persia and Persians in Russia as historical features of the development of Persian statehood and society, it’s cultural, religious and socio-economic characteristics.


1 Бларамберг И.Ф. Воспоминания. – М.: Наука, 1979; Бороздна В. Краткое описание путешествия российско-императорского посольства в Персию в 1817 году. – СПб.: Импер. Академия наук, 1821; Емельянов А.Г. Казаки на персидском фронте (1915–1918). – М.: Вече, 2007; Корф Ф. Воспоминания о Персии 1834 – 1835 барона Феодора Корфа. – СПб.: Гуттенбергова тип., 1838; Косоговский В.А. Из тегеранского дневника полковника В.А. Косоговского. – М.: Издательство восточной литературы, 1960; [Масальский Н.Ф.] Н. М. Письма русского из Персии. – СПб.: Тип. штаба отдельн. корпуса внутр. стражи, 1844. Ч. 1-2; Салтыков А.Д. Путешествие в Персию. Письма кн. А.Д. Салтыкова. – М.: В университетской тип., 1849; Симонич И.О. Воспоминания полномочного министра 1832–1838. – М.: Наука, 1967; Талызин Ф. По Ирану и Ираку. Записки врача-эпидемиолога. – М.: Государственное издательство культурно-просветительской литературы, 1952; и др.

2 Ахмедзянов А. В иранской деревне // Азия и Африка сегодня. – М., 1967. – №10. – С. 13-16; Башкиров А. Положение трудящихся Ирана // Азия и Африка сегодня. – М., 1963. – №2. – С. 15, 28; За границей // Рабочее знамя. – М., 1908, август. – С. 3; Заходер Б.Н. Православная миссия в Урмии (Из деятельности царской России в Персии) // Атеист. – 1930. – №49. – С. 36-43; Мысли о заведении в России Академии Азиатской // Вестник Европы. Ч. 55. – 1811. – №1. – С. 27-52; Рецензия на книгу И.Н. Березина «Путешествие по Востоку. Том II. Путешествие по Северной Персии» // Московитянин. – 1853. – №8. – С. 109-149; и др.

3 Ирандуст А. Персия. 2-е изд. кн. «Персия вчера и сегодня». – М.-Л.: Московский рабочий, 1928; Карпов Н. Экономика современной Персии. – Тифлис: Заккнига, 1928; Кафтырев Д. Исторические, географические и статистические сведения о Персии. – СПб.: В типографии А. Смирдина, 1829; Корсун Н.Г. Персия. Курс лекций по военной географии, читанных на втором курсе восточного отела Военной академии Р.К.К.А. – М.: Высший военный редакционный совет, 1923; Проблемы современной Персии. Дискуссионный сборник. – М.: Издание Научной Ассоциации Востоковедения при ЦИК СССР, 1927; Султан-заде А.С. Современная Персия. – М.: Мосполиграф, 1922; и др.

4 Инбер В.М. Три недели в Иране // Избранное. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1950. – С. 585-604; Ланов А. По персидским дорогам. – М.: Молодая гвардия, 1934; Хацревин З. Тегеран. Рассказы. – Л.: Изд-во писателей, 1933; и др.

5 Ерофеев Н.А. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских, 1825 – 1853 гг. – М., 1982. – С. 47-49.

6 См.: Разбор сочинения П.И. Небольсина «Очерки торговли России с Среднею Азиею», составленный корреспондентом Академии В.В. Григорьевым / Общий отчет о двадцать пятом присуждении Демидовских наград, читанный в публичном собрании Имп. Академии наук 26 мая 1856 года. – СПб., 1856. – С. 111-113.

7 Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и в России // Сочинения. Т. IX. Работы по истории востоковедения. – М., 1977. – С. 199-482.

8 Бартольд В.В. Азиатская роскошь // Сочинения. Т. IV. Работы по археологии, нумизматике, эпиграфике и этнографии. – М., 1966. – С. 404-405.

9Овсянников В.И. Восток в общественно-политической мысли России (середина XIX века): Научно-аналитический обзор. – М., 1990. – С. 7.

10 Овсянников В.И. Восток в общественно-политической мысли ... – С. 9.

11 Овсянников В.И. Восток в общественно-политической мысли ... – С. 12, 29.

12 Сопленков С.В. Дорога в Арзрум: российская общественная мысль о Востоке (первая половина XIX века). – М., 2000.

13 Рязановский Н.В. Азия глазами русских. [Пер. с англ.] // В раздумьях о России (XIX) – М.,1996. – С. 392.

14 История отечественного востоковедения до середины XIX века. – М., 1990. – С. 354.

15 История отечественного востоковедения до середины XIX века. – М., 1990. – С. 358.

16 Данциг Б.М. Ближний Восток в русской науке и литературе. – М., 1973.

17 Ланда Р.Г. Ислам в истории России. – М., 1995.

18 См.: Белкин Д.И. Мир Востока на страницах пушкинского «Современника» // Творчество Пушкина и зарубежный Восток: Сб. статей. – М., 1991. – С. 194-218; Тартаковская Л.А. «Путешествие в Арзрум»: художественное исследование Востока // Творчество Пушкина и зарубежный Восток: Сб. статей. – М., 1991. – С. 131-155.

19 Алиев С.М. История Ирана: ХХ век. – М., 2004; и др.

20 Абдулаев 3.3. Промышленность и зарождение рабочего класса Ирана в конце XIX – начале XX вв. – Баку, 1963; и др.

21 Бартольд В.В. Сочинения. Т.VII. Работы по исторической географии и истории Ирана. – М., 1971; и др.

22 Белова Н.К. Традиционный город в Иране и его эволюция. // Город как социокультурное явление исторического процесса. – М., 1995. – С. 178-185; и др.

23 Данциг Б.М. Ближний Восток. Сборник статей. – М., 1976; и др.

24 Дорошенко Е.А. Зороастрийцы в Иране. Историко-этнографический очерк. – М., 1982; и др.

25 Иванов М.С. Новейшая история Ирана. – М., 1965; Иванов М.С. Иран в 60-70-х гг. XX века. – М., 1977; История Ирана. / Отв. ред. М.С. Иванов. – М., 1977; и др.

26 Кляшторина В.Б. Иранская культурная традиция и современные процессы в регионе Ближнего и Среднего Востока. // Исламские страны и регионы. История и современность / Отв. ред. В.Я. Белокреницкий, О.И. Жигалина. – М., 1994. – С. 178-185; и др.

27 Кузнецова Н.А. Иран в первой половине XIX века. – М., 1983; и др.

28 Кулагина Л.М. Россия и Иран (XIX – начало XX в.). – М., 2010; и др.

29 Орлов Е.А. Россия и Иран в XX веке (основные этапы взаимоотношений). // Иран: ислам и власть / Отв. ред. Мамедова Н.М. и Мехди Санаи. – М., 2001. – С. 193-206; и др.

30 Петрушевский И.П. Ислам в Иране в VII-ХV вв. – Л., 1966; и др.

31 Шукуров Ш.М. Искусство средневекового Ирана (Формирование принципов изобразительности). – М., 1988; и др.

32 Атаев Х.А. Торгово-экономические связи Ирана с Россией в XVIII – XIX  веках. – М., 1991; и др.

33 Бушев П.П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государств в 1613-1621 гг. – М., 1987; и др.

34 Куканова Н.Г. Очерки по истории русско-иранских отношений в XVII - первой половине XIX века. – Саранск, 1977; и др.

35 Шостакович С.В. Дипломатическая деятельность А.С. Грибоедова. – М., 1960; и др.

36 Пашаев П.Г. Отражение в закавказской периодической печати иранской и турецкой революций в период «пробуждения Азии»: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Баку, 1988. – С. 11.

37 Чапкевич Е.В. Большевистская печать как источник по истории иранской революции 1905 – 1911 гг. // Историография Ирана нового и новейшего времени. – М., 1989. – С. 199.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.