WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

Российская Академия Наук

Институт русской литературы (Пушкинский Дом)

На правах рукописи

ТЕЛЯТНИК

Марина Александровна

Фельетоны Л. Н. Андреева в газете «Курьер» (19001903):

специфика жанра, проблематика, поэтика, стиль

Специальность 10.01.0110 Русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена в Отделе новейшей русской литературы

Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН

Научный руководитель:  доктор филологических наук

  В. Н. Быстров

Официальные оппоненты: доктор филологических наук

  Петрова Галина Валентиновна

  кандидат филологических наук

  Шишкина Лидия Ивановна

Ведущая организация:        Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН

Защита состоится  « ___ »  ___________ 2012 г.  в  ___ часов  на  заседании  Специализированного  совета Д.002.208.01  по присуждению  ученой степени кандидата филологических наук в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, г. Санкт-Петербург, наб. Макарова, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИРЛИ

(Пушкинский Дом) РАН

Автореферат разослан «____» _____________  2012 г.

Ученый секретарь

Специализированного совета,

кандидат филологических наук С. А. Семячко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Начало журналистской, публицистической, писательской деятельности Л. Андреева было тесно связано с московской газетой «Курьер». Его фельетоны выходили под двумя рубриками: ежедневный «маленький» фельетон «Впечатления» с подписью «Л.-ев»: с 27 января 1900 г. по 27 февраля 1903 г., – и «большой» воскресный фельетон «Москва. Мелочи жизни» под псевдонимом Джемс Линч (варианты – Джон Линч, James Lynch): с 7 мая 1900 г. по 13 октября 1902 г. Нам удалось выявить 232 фельетона. Вопрос об авторстве некоторых фельетонов, напечатанных под другими псевдонимами, но по тематике и стилю близких Л. Андрееву, нуждается в дополнительном исследовании.1 

В первые годы существования фельетона2 определился ряд особенностей этого жанра: анонимность, цикличность, парадоксальность, полемичность, злободневная публицистическая направленность, сочетающаяся с «фельетонной беллетристикой», тяготеющей к художественной прозе. Одним из важнейших критериев, позволявших сохранять интерес публики к фельетону, стало отточенное мастерство слова. Эти жанровые свойства фельетона и привлекли особое внимание начинающего писателя.

В рамках данной работы следует различать исторически сложившееся разделение на фельетон как газетную рубрику развлекательного содержания и на публицистический жанр с остросатирической направленностью и художественной манерой изложения.

Предметом изучения публицистика Л. Андреева периода сотрудничества в «Курьере» стала лишь в последние десятилетия. В нашем исследовании мы выделяем определенные тематические группы фельетонов писателя, которые в целом предстают своеобразными циклами : «театральные», «социально-психологические», «общественно-политические», «путевые», «литературно-художественные», «судебные», «светские», «городские» или «бытовые».

Хотя само такое разделение достаточно условно и далеко не отражает всего тематического разнообразия фельетонов Андреева, всё же эти циклы позволяют судить об амплитуде художественных средств, применяемых Андреевым в каждой из этих смысловых групп.

С точки зрения жанровой специфики фельетоны Андреева тяготеют к различным публицистическим формам: путевому очерку, статье, рецензии, пародии, памфлету, репортажу, заметке, лирической зарисовке и т. д. Фельетоны «Утенок», «Осенняя слякоть», «Прекрасна жизнь для воскресших» в прижизненных собраниях сочинений Андреева печатались в рубрике «рассказы». Все эти разновидности характеризуют лишь общее направление внимания фельетониста.

Отсутствие в настоящий момент комплексного анализа особенностей поэтики ранних фельетонов Л. Андреева, необходимость выявления их связей с художественным миром писателя определяют актуальность данного исследования.

Актуальность работы обусловлена также назревшей потребностью введения в научный оборот публицистического наследия Андреева в полном объеме, так как ранние фельетоны, не включенные в собрания сочинений, как правило, оставались за рамками внимания ученых.

Материалом исследования послужили фельетоны Л. Н. Андреева, опубликованные в газете «Курьер». Некоторые из них (иногда в измененном виде) включались в прижизненные собрания сочинений3 писателя и сборники художественных произведений; значительная часть никогда более не переиздавалась. Кроме того, необходимо учитывать те фельетоны, которые не попали в газету. Ряд текстов или их первоначальных редакций оказался в отечественных и зарубежных архивах, в частности, в Русском архиве г. Лидса (Великобритания) и Гуверовском институте (Стэнфорд, США)4.

Предметом исследования являются: тематика и проблематика, жанровые и стилистические особенности, поэтика фельетонов и фельетонных циклов Л. Андреева периода его работы в «Курьере».

Целью работы является анализ идейно-художественного своеобразия и жанрово-стилистических особенностей ранних фельетонов Л. Андреева и их связей с поэтикой прозаических и драматургических произведений писателя.

Задачи исследования:

– выяснение основных особенностей жанра фельетона конца XIX – начала ХХ веков;

– определение тематики и проблематики фельетонов Андреева в «Курьере»;

– выделение жанрово-тематических групп фельетонов;

– рассмотрение художественно-стилистических приемов, наиболее характерных для каждой жанрово-тематической группы;

– определение особенностей поэтики рассматриваемых циклов фельетонов;

– анализ соотношения традиционных и индивидуально-авторских художественно-стилистических приемов, использовавшихся писателем в его публицистике;

– выявление элементов поэтики экспрессионизма в ранних фельетонах Андреева.

Научная новизна работы обусловлена в первую очередь привлечением малоизвестных и практически не рассматривавшихся прежде в аспекте особенностей поэтики и художественной специфики фельетонов Андреева. Анализируются основные тематические циклы андреевских фельетонов той поры. Впервые предпринимается попытка установить в них связь с эстетическими принципами экспрессионизма, которые становятся стержневыми компонентами как ранних, так и зрелых рассказов и пьес писателя.

Методологической основой исследования служат работы отечественных и зарубежных ученых, посвященные жанровой специфике фельетона, поэтике и стилю ранней публицистики Л. Андреева (Б.В. Томашевского, В.Б. Шкловского, Д.И. Заславского, В.Н. Терехиной, А. Кауна, Л.Н. Афонина, В.Н. Чувакова, Л.А. Иезуитовой, А.П. Руднева, И.И. Московкиной, А.М. Гомона и д.). Методология данного исследования, обусловленная спецификой материала и поставленными задачами, совмещает историко-теоретический, сравнительно-сопоставительный, текстологический, интертекстуальный подходы.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она способствует уточнению представлений об особенностях поэтики фельетонов Л.Н. Андреева и идейно-художественных истоках его наиболее значимых художественных произведений.

Научно-практическая значимость. Материалы и результаты исследования имеют значение как для специалистов-филологов, так и для всех интересующихся историей отечественной культуры. Наблюдения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в образовательной практике: в учебных курсах и спецкурсах по истории русской литературы и журналистики первой половины XX века, а также при разработке соответствующих учебных и методических пособий. Материалы исследования используются в подготовке Полного собрания сочинений Л. Андреева, работа над которым сейчас ведется в ИМЛИ и ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН.

Основные положения, выносимые на защиту:

– в работе над ранней публицистикой в «Курьере» формировались отличительные черты писательской манеры Андреева, воплотившиеся в его прозе и драматургии;

– в курьерских фельетонах Андреев продолжал традиции таких русских писателей, как Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, М.Е. Салтыков-Щедрин, Вс. Гаршин, А.П. Чехов, М. Горький; среди зарубежных писателей можно отметить Э. По и Ч. Диккенса.

– элементы экспрессионизма играют заметную роль в структуре ранних фельетонов Андреева;

– в поэтике Андреева-фельетониста существенны мгновенные переходы от бытовой конкретики и отдельных шаржированных персонажей к их символизации и философско-этическим обобщениям.

Апробация работы. Основные положения работы отражены в докладах на международных и межвузовских научных конференциях в Орле и Санкт-Петербурге (Юбилейная международная конференция по гуманитарным наукам, посвящ. 70-летию Орловского гос. ун-та. Орел, 2001; Междунар. науч. конференция, посвящ. 135-летию со дня рождения Л.Н. Андреева. Орел, 2006; Междунар. науч. конференция, посвящ. 140-летию со дня рождения Л.Н. Андреева. Орел, 2011; Межвузовские науч. конференции «Литературные чтения» СПбГУКИ. СПб., 1997, 2005, 2011, 2012 и др.), а также представлены в 11 статьях и публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее разработанности, указываются методологические основы, определяются объект и предмет, цели и задачи, раскрываются научная новизна и практическая значимость результатов работы.

Первая глава «Проблематика, жанровое своеобразие и поэтика театральных фельетонов Л. Андреева».

Театральный фельетон был наиболее близок Андрееву: его специфика предоставляла широкий простор для выражения собственных взглядов на драматическое искусство и художественное творчество в целом, позволяла высказывать мысли, относящиеся как непосредственно к миру театра, так и к философским, мировоззренческим, этическим и эстетическим проблемам. Среди театральных фельетонов Л. Андреева, опубликованных в газете «Курьер», к жанру театральной рецензии можно отнести фельетоны под рубрикой «Театр и музыка» за подписью Л.-ев, посвященные спектаклям Малого и Нового театров. Андреев рассматривает в них и сами постановки, пишет о работе режиссеров и об игре актеров, причем его оценки остры, ироничны и проницательны. Поощрительная, почти хвалебная рецензия относится к спектаклю по пьесе-сказке Е.П.Гославского «Разрыв-трава». Положительным был отзыв фельетониста и на спектакль «Воспитатель Флаксманн» О. Эрнста о рутинности школьного образования, косности и «затхлой, эгоизмом сплоченной среды» наставников молодежи, которая была знакома Андрееву по личному опыту. В этой рецензии слышны диккенсовские интонации.

1. 1 Фельетоны о Русском драматическом театре (театре Корша). Поиск новых форм театрального фельетона.

Фельетоны Андреева о театре Корша не являются театральными рецензиями в общепринятом смысле этого слова. В них почти нет упоминаний ни о режиссерских решениях и находках, ни об игре актеров, ни об антураже спектаклей. В большинстве случаев автор отталкивается от сюжета или героев пьесы и излагает свои мысли, более или менее связанные с обозначенной в ней темой.

Андреев пишет о многочисленных «переделках», т. е. адаптированных для сцены произведениях русской классики, которые вызывают у него неподдельное раздражение.

В фельетоне, посвященном постановке пьесы Lolo (Л.Г. Мунштейна) и Н.М. Никольского «Святое искусство» («Впечатления» от 12 ноября 1901 г.), писателя возмутила бесцеремонность авторов, построивших свою пьесу на «залезании» в частную жизнь «еще живых и действующих лиц» (банкротство купца-мецената С.И. Мамонтова). Поводом к написанию еще одного фельетона стала комедия-шутка А.-С.-А. Биссона «Контролер спальных вагонов» («Москва. Мелочи жизни» от 22 октября 1900 г.). Андреева фактически не интересует ни сама пьеса, ни ее постановка в театре. Гораздо более привлекателен для него сюжетообразующий мотив «закрытых дверей». Автор, по сути, создает иронический памфлет. Тема закрытых/открытых дверей позднее приобретет устойчивую символическую окраску в творчестве Андреева («Призраки», «Мысль», «Два письма», «Анатэма», «Собачий вальс»), и в чем-то временами будет приближаться к трактовке этого мотива в творчестве позднего Л. Толстого.

В фельетоне, посвященном спектаклю по пьесе французского драматурга Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак» («Москва. Мелочи жизни» от 17 сентября 1900 г.), Андреев концентрирует внимание на сюжете пьесы, а точнее – на различии романтических проявлений героя Ростана и того усредненного стереотипа мышления и поведения, который воспринимается обывателем как единственно возможный. Потребность в героическом, жажда воплощения идеалов рыцарства, благородства, противостояние всеобщей лжи и фальши объединяли в ту пору Горького и Андреева. Однако едва ли не более важными представляются различия между фельетоном Андреева и статьей Горького о «героической комедии» Ростана. В монографии Л.А. Иезуитовой акцентируется внимание на разности эстетических позиций писателей, их расхождении в понимании прекрасного и героического: «Понимание правды жизни и героического в ней в эстетике Горького было связано с социально-нравственной ориентацией писателя. Для Андреева же категория героического в литературе существовала в первую очередь в контексте философско-этических, “мировоззренческих” проблем. Героическое в творчестве Андреева взаимосвязано с трагическим»5. Свойственная Андрееву склонность к выявлению сущностного, проявившаяся и в данном, и в других фельетонах, впоследствии станет одной из отличительных черт его экспрессионистской поэтики («Красный смех», «Жизнь Человека», «Дневник Сатаны» и др.).

Активное включение в театральные фельетоны неких «вторых планов» (околотеатральных размышлений, диалогов, воспоминаний, лирических фрагментов и т. д.) было сознательной установкой писателя.

Существенно, что в дальнейшем Андрееву довелось сотрудничать с театром Корша – уже как драматургу. Здесь были поставлены его пьесы «Дни нашей жизни» и «Gaudeamus».

1. 2. Фельетоны о Московском Художественном театре: стилистическое новаторство Андреева.

Огромную роль в формировании Андреева – писателя и драматурга – сыграл Московский Художественный театр. В своих фельетонах о МХТ Андреев размышлял об основных эстетических категориях нового искусства – не только театрального, но и синтетического, совмещавшего разные жанры, стили, направления. Художественный театр для Андреева в те годы стал символом борьбы с «беспросветными российскими» настроениями – унынием, хандрой и пессимизмом, царившими, по его мнению, в среде российской интеллигенции. Особую заслугу МХТ Андреев видел в раскрытии смысла чеховских пьес и в стремлении «молодого и дерзкого юноши-театра» к передаче жизненной правды.

Один из любимых Андреевым парадоксов – жизнеутверждение через жизнеотрицание – становится здесь наиболее уместным для передачи того впечатления, которое произвела пьеса А. Чехова «Три сестры». Ее основное «мощное» настроение, «трагическая мелодия» – «тоска о жизни». Такое же состояние вызывало у Андреева чтение книги А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление»: «Никогда не верил я так в жизнь, как при чтении “отца пессимизма” Шопенгауэра: человек думал так — и жил. Значит, могуча и неистребима жизнь»6.

Огромным интересом у публики пользовались спектакли по пьесам западноевропейских драматургов: Г. Ибсена («Дикая утка», «Враг народа», «Когда мы, мертвые, пробуждаемся»), Г. Гауптмана («Михаил Крамер») и др. Драмы Ибсена и Гауптмана, ставшие новым словом в драматургии конца XIX–начала ХХ вв., оказались созвучными режиссерским принципам К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. При этом они были близки и художественному мироощущению Андреева – и с точки зрения их проблематики (отчуждение и обезличивание человека в современном обществе, условность представлений о правде и лжи, одиночество человека среди, казалось бы, близких ему людей и т. д.), и с точки зрения их поэтики (насыщенная символика, многозначные образы, абстрактные персонажи и т. д.). Именно в фельетонах об этих постановках МХТ Андреев раскрывался как писатель нового, не реалистического, направления.

Фельетон «Диссонанс» посвящен спектаклю «Доктор Штокман», поставленному по пьесе Г. Ибсена «Враг народа». Ибсен и Станиславский сумели внушить зрителям ненависть к толпе и восторг по отношению к одиноким, но свободным душам. Зрители, хотя и охваченные этим восторгом, превращаются всё же в «толпу», изображенную Андреевым в стилистике экспрессионизма: «Красные лица, сверкающие глаза, открытые, но безгласные в этом гаме рты». Примечательно, что выявление «диссонансов», ставших лейтмотивными в фельетоне Андреева, было характерно и для творчества самого Ибсена.

Проблема лжи и истины не имела у Ибсена однозначного решения. Не получает она его и в фельетоне Андреева о спектакле по пьесе «Дикая утка» . На его взгляд, «так называемая “истина”» – «одна из самых отчаянных “диких уток”, выпущенных человечеством». Настоящим критерием истинности и подлинности является сама жизнь, а не разного рода представления о ней.

При работе над спектаклем по пьесе М. Горького «Мещане» К.С. Станиславский и Вл.И. Немирович-Данченко столкнулись со значительными трудностями. Споры вызвала и сама тема пьесы – мещанство как сословие и как социально-психологическое явление. Андреев понимал, что пьеса Горького представляла собой один из образцов новой драматургии, опиравшейся, в частности, на драматургию Чехова. Конфликт в семье Бессеменовых разворачивается на фоне общественного брожения, ощущения непрочности старого жизненного уклада и ожидания грядущих перемен. В те годы Андрееву, как и Горькому, был близок ницшеанский идеал героя, преобразующего жизнь в соответствии со своими неординарными представлениями. В сопоставлении отца и сына Бессеменовых в рецензии Андреева обращает на себя внимание сквозной образ закрытой форточки как символа неподвижного мещанского существования. Склонность Андреева к контрастам, резким противопоставлениям, парадоксальным умозаключениям, позже проявившаяся в прозе и драматургии, уже в театральных фельетонах становится особенностью его экспрессионистического стиля.

1. 3. Сборник фельетонов «Под впечатлением Художественного театра» (1902): композиционные и стилистические особенности.

Сборник Л. Андреева и С. Глаголя является самостоятельным и целостным произведением, причем сам способ отбора и размещения ранее публиковавшихся отдельно в «Курьере» очерков и фельетонов позволяет говорить о новом жанровом звучании каждого из них. Если в газете на первый план выходят черты, призванные привлечь внимание читателя (актуальность и злободневность, а также занимательность, легкая беллетризация, полемичность, ироническая интонация), то в сборнике те же тексты, выстроенные в определенном порядке, приобретают характер театрально-художественного манифеста. В нем излагается понимание авторами важнейших особенностей драматического произведения, целей, задач и принципов искусства, его традиций и новаций.

В «маленьком фельетоне» Джемса Линча «Тоже “настроение”», посвященном спектаклю по пьесе А.М. Федорова «Старый дом», автор иронизирует по поводу бездумной погони драматургов и режиссеров за «настроением». Андреев создает здесь ироничный образ «честолюбивого автора-графомана», наделяя его автобиографическими чертами. Известно, что именно в это время писатель обдумывал свою первую (неоконченную и не издававшуюся) пьесу «Закон и люди» (в раннем варианте «Брат и сестра»).

Фельетоны Андреева в сборнике – это своеобразные разновидности жанра театрального фельетона. «Нечто о чертях» – ироническая полемика с блюстителями «достоинства» актера; «Когда мы, мертвые, пробуждаемся?» – пример «лирико-исповедального» фельетона (З.С. Паперный), сочетающего личные воспоминания с размышлениями о художественной природе символа; «Если жизнь не удается тебе, то удастся смерть» – образец «философского» фельетона, включающего рассуждения Андреева о цели и смысле человеческой жизни, о гениальности и одиночестве, любви и ненависти; «Люди теневой стороны» – сатирическое изображение тех, для кого «молодой воин – солнце» всегда «непримиримый враг». Прием контраста характерен не только для построения сборника, но и для композиции и поэтики отдельных фельетонов Андреева, которые заметно отличаются от статей С. Глаголя.

Московский Художественный театр на заре его деятельности виделся Андрееву союзником в утверждении новых принципов искусства и подтверждением возможностей иного миропонимания. Впоследствии поиски Андреева в создании новой драмы и нового театра, получившего название театра «панпсихизма», в основе которого лежали противоречия и конфликты сознания, нашли отражение в его «Письмах о театре» (1912–1914).

Вторая глава «Специфика и жанрово-стилистические особенности социально-психологических фельетонов Л. Андреева» посвящена вопросам существования современного человека и общества. Причем писателя интересуют не только социальные, но и этические и философские аспекты – как в общественном устройстве, так и в психологии человека. 

2. 1. Образ современника — «интеллигента-обывателя». Сатирический памфлет. Проблема индивидуальности и человека толпы.

Один из наиболее ярких и запоминающихся образов обывателя, увиденного глазами Андреева, – это «сфинкс современности», обобщенный образ «героя нашего времени», сатирически заостренный, деформированный, наделенный чертами трагической неразрешимости, образ, созданный художественными средствами, близкими поэтике экспрессионизма.

Стилистические приемы, к которым прибегает Андреев в фельетонах этого цикла, – повествование о вполне обыденных и приземленных вещах с использованием возвышенной лексики – оказываются оправданными, т. к. вполне соответствуют своей функции: подчеркнуть расхождение между величиной притязаний и мелочностью реальных дел «современного человека» (например, в фельетоне от 24 декабря 1900 г., позднее получившем название «Когда мы, живые, едим поросенка»).

В фельетоне от 10 сентября 1900 г. Андреев дает шаржированные портреты двух типичных представителей современного общества, которых он обозначает как господина Промасленного и господина Воздыхающего. Андреев создает пародию на довольно популярный бродячий сюжет: рассказ о богатом купце, который под конец жизни задумался о «спасении души» и начал творить добрые дела. Главная черта Воздыхающего – это страх перед всем новым, неординарным, неожиданным. В фельетоне Андреева налицо реминисценции из А.П. Чехова («Учитель словесности», «Человек в футляре»).

Еще один представитель «интеллигентного обывателя» – адвокат Афанасий Патентованный (фельетон от 24 сентября 1900 г.), для которого необыкновенной ценностью является его добродетель, хранящаяся в несгораемом шкафу. Фельетонист использует прием «остранения». Комический эффект здесь также создается с помощью бурлеска: сочетания возвышенно-публицистического стиля и сниженных бытовых деталей. Из фразеологических оборотов «жить своим трудом» и «труженик пера» Андреев создает свой собственный фразеологизм: «живет своим пером».

Темой ряда фельетонов Андреева становятся некоторые общественные пороки – к примеру, пьянство. Так, в фельетоне от 3 мая 1900 г. писатель размышляет над тем, как осуществляется общественная борьба с пьянством. Писатель создает зарисовку воображаемой игры в «привычного пьяницу». Эта игра – пародия на детские игры, но смысл ее, несмотря на ироничность авторского тона, отнюдь не веселый.

В фельетоне от 12 ноября 1900 г. «Инфлуэнтики, неврастеники и алкоголики» Андреев распределил современных обывателей на три разряда по признаку «рода заболевания». Некоторые «современные» болезни представляют для человека не столько неприятность, с которой следует бороться, сколько предмет своего рода «гордости» и «тщеславия». Учитывая то обстоятельство, что и неврастению, и алкоголизм писатель испытал на собственном опыте, можно утверждать, что в этих его ироничных сентенциях скрывается немалая доля самоиронии.

Современный человек как жертва массы условностей, предрассудков, привычек, «механических» ритуалов – постоянный мотив прозы Андреева. Об этом он размышляет в фельетоне от 5 мая 1902 года, позднее озаглавленном «Тирания мелочей и преступность индивидуальности». Андреев, как Салтыков-Щедрин и Чехов, признает засилье «мелочей» в жизни. Его негодование и возмущение по этому поводу выражается в формах иронии, переходящей в гротеск.

В текстах фельетониста нередко можно найти следы «адвокатской речи», рассчитанной на эмоциональное воздействие (Андреев был юристом по образованию) – прямое обращение к читателю (слушателям), «включение» собеседника в логику своих рассуждений.

На рубеже XIX–XX вв., в эпоху, когда в среде российской интеллигенции процветала мода на всевозможные сообщества и кружки, от литературно-художественных до революционных, Андреев задумывается о смысле этих «организаций» («В переплете из ослиной кожи»). Несмотря на всю любовь обывателя к «организации», его тягу к массовости, «стадности», на деле попытки «организоваться» оказываются, как правило, безуспешными (фельетон от 8 октября 1900 г., имена персонажей которого – Андрюшка Беспиджачный, Митроша Идеалист, Федул Унылый – скорее шаржированные прозвища, напоминающие имена героев М.Е. Салтыкова-Щедрина).

Фельетоны этой группы сочетают в себе разнообразные художественные приемы, и все они направлены на донесение до читателя главной мысли: необходимости уважать свою и чужую индивидуальность. Переход от конкретного случая (события, происшествия) к широким обобщениям, классификация фактов и явлений, способность за частным увидеть общее – очень характерны для фельетонов Андреева о московских «интеллигентных обывателях».

2. 2. Гротесковое изображение эпохи рубежа ХIХ–ХХ веков. Абстрактно-схематизированные образы. Эстетика абсурда и диссонанса.

Помимо образа интеллигента-обывателя Андреев попытался создать собирательный образ эпохи рубежа ХIХ–ХХ веков (фельетон о Прогрессе Регрессовиче Девятнадцатом от 1 января 1901 г). Реалистичность деталей в сочетании с фантастичностью сюжета создает особый экспрессивный эффект. Мысли Андреева о современном обществе почти всегда резко критичны. Иногда эта критика принимает характер гротеска, иногда она выражается в форме шутливых высказываний, часто имеющих своим истоком расхожие суждения или пословицы и фразеологические обороты, обыгрывание которых создает иронический эффект. В этом фельетоне особенно заметна тяга писателя к созданию абстрактно-схематизированных образов, к эстетике абсурда и диссонанса, соответствующих, по мысли Андреева, дисгармоничности существования современного «интеллигентного обывателя». Эти особенности говорят об определенной внутренней связи стилистики фельетонов с художественными принципами романтиков, в частности, Эдгара По («Король Чума»).

Третья глава «Проблематика и поэтика общественно-политических фельетонов Л. Андреева».

Жанр политического фельетона предполагает наличие отчетливой гражданской позиции автора, определяющей его высказывания по актуальным вопросам государственной политики, как внутренней, так и внешней. Эти качества писателя проявились в фельетонах об англо-бурской войне и «восстании ихэтуаней» в Китае.

3. 1. Фельетоны об англо-бурской войне. Элементы иронии, сарказма и пародии. Мифологические мотивы. Приемы «остранения» и абсурдизации.

Андреев, освещая события англо-бурской войны, пытался взглянуть на политику с позиций приоритета общечеловеческих ценностей, согласно которым всякая война – прежде всего массовое убийство огромного числа людей. Объект насмешки писателя – слишком восторженная (и однообразная) реакция российской прессы на сообщения о победах буров. Свою позицию Андреев-фельетонист нередко выражает посредством полемики с воображаемыми оппонентами.

Ссылки на мифологических героев – Давида и Голиафа – подчеркивают стремление молодого писателя «вписать» современные события в историко-культурный контекст.

Часто ирония Андреева сменяется страстным авторским монологом, построенным по всем правилам ораторского искусства: здесь и риторические вопросы, и мнимое «согласие» с воображаемым собеседником, и обобщения, и кольцевая композиция, и парадоксальные высказывания, служащие утверждению и заострению основной мысли.

Андреев также активно пользуется приёмом «остранения», описывая декорации спектакля о войне и игру актёров («Впечатления» от 18 февраля 1900 г. о низкопробном представлении в деревянном театре на Девичьем поле). Так, изображение большой пушки под названием «Длинный Том» вызывает у фельетониста ряд насмешливых ассоциаций с «туловищем трубочиста» или «копченой колбасы на колесах».

Отстаивая гуманистические ценности, Андреев утверждает, что для него любая война – «безумие и ужас», даже если она «на миг объединила всё человечество». Эти фельетоны предвосхитили экспрессионистский рассказ «Красный смех» (1905).

3. 2. Фельетоны о «восстании ихэтуаней». Эксперименты в жанре пародии и политического памфлета. Образ автора как семантический элемент текста. 

Реакция русской и мировой общественности на расправы и «узаконенные» убийства становится главным предметом сатирического анализа и в группе фельетонов о китайском «восстании ихэтуаней». Андреев использует образ «автора-персонажа», своеобразной «маски». Этот способ дает Андрееву возможность продемонстрировать разнообразие художественных приемов для выражения своей точки зрения.

В фельетоне от 16 июля 1900 г. образ «автора» – человека, обладающего весьма смутными представлениями о Китае как «самой неподвижной вещи в мире», где «носят косы», «бьют по пяткам бамбуковыми палками», «изготовляют чай и че-су-чу», – призван «приблизить» повествователя к уровню сознания, характерного для значительной части российских «интеллигентных обывателей». Стереотип восприятия Китая складывается, в частности, под влиянием высказываний историка Иловайского, поэта Пушкина, исследователей Востока публициста Э.Э. Ухтомского и путешественника Н.М. Пржевальского. Предметом андреевской иронии становится неумеренное увлечение Китаем, охватившее широкие слои русского общества. Рассуждения о «неподвижности» Китая дают возможность Андрееву выйти на уровень размышлений о проблеме Востока и Запада, о настоящем и будущем Китая, о столкновении двух цивилизаций, чреватой возможной гибелью европейской цивилизации.

В фельетоне от 30 июля 1900 г. Андреев прибегает к распространенному в бульварной прессе «источнику информации» – очевидцу событий. Он избирает форму диалога и вводит гротескового «собеседника»: фарфоровую фигурку китайца, которая носит имя Лихунчанг7. Скрытый сарказм фельетониста проявляется уже в выборе образа мыслей «автора» и стиля повествования. Защита культуры – основной довод, выдвигаемый колонизаторами для оправдания вторжения в Китай. Андреев, используя способ «доказательства от противного», развенчивает эти аргументы. Реальные факты в фельетоне предстают в сатирико-ироническом, деформированном виде. Вопросы цивилизации и культуры в начале ХХ века постоянно обсуждались в печати. О событиях в Китае, писали, к примеру, «короли фельетона» А.В. Амфитеатров  и В.М. Дорошевич.

В фельетоне от 3 сентября 1900 г.  («Китайский роман») Андреев в маске наивного «автора-писателя» обращается к лубочной литературе о Китае. Она нужна Андрееву, чтобы «обдумать собственную программу нового искусства, которое должно было преодолеть отсутствие понимания между людьми высокой и массовой культуры»8. Андреев вспоминает лубочных писателей Д.С. Дмитриева и А.М. Пазухина, которых массовый читатель считал «мировыми гениями», и пытается овладеть формой и стилем лубка.

Мастером политического памфлета Андреев предстает в фельетоне от 18 февраля 1901 г., получившем позднее название «О китайских головах». В словах «автора» сквозь иронию и сарказм звучат гнев и горечь человека, разочаровавшегося в ценностях западной цивилизации. Обилие традиционных газетных эпитетов и штампов лишь подчеркивает абсурдную сущность происходящего: для «торжества справедливости» необходимо узаконенное убийство ни в чем не повинных людей. Сгущение художественно-стилистических приемов в этой группе фельетонов позволяет говорить о том, что писатель уже в то время тяготел к экспрессионистскому стилю выражения своих эмоций и нравственных позиций. Элементы данной художественно-публицистической сатиры получат дальнейшее развитие в фельетонах цикла «Воздыхания», выходивших под псевдонимом Гораций Ч. Брюква (газета «Русская воля», 1916, 1917 гг.).

В заключении диссертации подводятся основные итоги данного исследования и формулируются выводы.

В силу ряда причин (практически полная не разработанность темы, ограниченный объем исследования) нам пришлось остановиться лишь на трех жанрово-тематических группах фельетонов Андреева, наиболее репрезентативных, с нашей точки зрения.

Существенной особенностью андреевского фельетона является его лиричность. Сам писатель в письме к П.Н. Милюкову от 6 сентября 1919 г. назвал себя «публицистом-лириком». Разнообразнейшие сочетания лиризма, публицистичности, иронии, гротеска во многом определили жанр фельетона Андреева в целом.

Поэтические и стилистические средства, использовавшиеся художником, с известной долей условности можно разделить на две группы :

1) общепринятые в данном жанре : сравнение, метафора, метонимия, каламбур, игра слов, трансформация фразеологизмов, ирония, пародия, шарж, гипербола, стилизация произведений известных сатириков и т. д.;

2) индивидуально-авторские : причудливое смешение стилей, авторская самоирония, кольцевая композиция, сложное сочетание лиризма и сатиры, пафоса и иронии, использование рефренов и лейтмотивов, синтаксических повторов, частые переходы от иронии и шутки к гротеску, от сатирического к трагическому, чередование юмористически сниженных и декларативных фрагментов, сильная личностная нота. Склонность писателя к созданию абстрактно-схематизированных образов, абсурдизации действительности, воспроизведению «деформированной» реальности и диссонансов в значительной степени определяла выработку художественной манеры писателя, в которой уже различимы черты экспрессионизма.

Говоря о жанровой и стилистической специфике раннего публицистического творчества Андреева, можно отметить, что фельетоны писателя впитали в себя как предшествующие и современные достижения русских и зарубежных мастеров жанра, так и некоторые тенденции, характерные для эстетики модернистских направлений в искусстве Серебряного века.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

Публикации в изданиях, включенных в реестр ВАК

  1. Андреев Л.Н. «Впечатления» (три неизвестных фельетона) / Публ., вст. ст. и комм. М.А. Телятник // Русская литература. 1994. № 1. С. 174–180.
  2. Телятник М.А. Фельетон Леонида Андреева о спектакле по пьесе Э. Ростана «Сирано де Бержерак» в Русском драматическом театре (театре Корша) // Филология и человек. Барнаул, 2010. № 4. С. 7–19.
  3. Телятник М.А. Фельетоны Л.Н. Андреева о театре Корша в газете «Курьер» // Русская литература. 2011. № 3. С. 160–165.

                       Публикации в других изданиях

  1. «В Москве выбирали Голову, в Москве и теряли голову…» / Публ., вступ. ст. и комм. М.А. Телятник // Новый журнал. 1994. № 4. С. 93–110.
  2. Фельетоны Л.Н. Андреева о судьбах культуры и антикультуры в современном мире / Публ., вступ. ст. и комм. М.А. Телятник // Время. Личность. Культура. Сб. науч. трудов СПбГАК. Т. 148. СПб., 1997. С. 307–324.
  3. Телятник М.А. Кто автор этих фельетонов? (расшифровка двух псевдонимов «ХХХ» (три икс) и «Досужий обыватель» фельетонистов круга Л. Андреева в газете «Курьер») // Леонид Андреев: Материалы и исследования. М., 2000. С. 340–354.
  4. Телятник М.А. Л.Н. Андреев. «Впечатления» (Ф.Г. Волков) : Опыт комментария // Юбилейная международная конференция по гуманитарным наукам, посвящ. 70-летию Орловского государственного ун-та. Материалы. Вып. II: Л.Н. Андреев и Б.К. Зайцев. Орел, 2001. С. 55–63.
  5. Телятник М.А. Фельетоны Л.Н. Андреева в «Курьере» : к вопросу о стиле и жанре // Жанры в историко-литературном процессе : Сб. науч. статей (ЛГУ им. А.С. Пушкина). Вып. 3. СПб., 2005. С. 47–61.
  6. Телятник М.А. О четырех фельетонах Л. Андреева на темы международной жизни // Литературные чтения: Сб. науч. трудов СПбГУКИ. Т. 166. СПб., 2005. С. 62–74.
  7. Телятник М.А. Театральные фельетоны Л.Н. Андреева в сборнике «Под впечатлением Художественного театра» // Творчество Леонида Андреева : современный взгляд. Материалы междунар. науч. конференции, посвящ. 135-летию со дня рождения писателя. Орел, 2006. С. 110–116.
  8. Телятник М.А. Путевые фельетоны Л.Н. Андреева о Рижском взморье : история создания, поэтика, основные мотивы // Творчество Леонида Андреева  : современный взгляд. Материалы междунар. науч. конференции, посвящ. 140-летию со дня рождения писателя. Орел, 2011. С. 147–154.

1 Подробнее см. : Телятник М.А. Кто автор этих фельетонов? // Леонид Андреев: Материалы и исследования. М., 2000. С. 340–354.

2 «Дата рождения» – 28 января 1800 г., когда в парижской газете «Journal des Debats», издаваемой братьями Бертранами, впервые появились заметки сатирического характера, написанные аббатом Жоффруа и помещенные издателем в нижней части страницы.

3 Андреев Л.Н. Собр. соч.: В 17 т. СПб.: Просвещение, 1911. Т. 1; Андреев Л.Н. Полн. собр. соч.: В 8 т. СПб.: А. Ф. Маркс, 1913. Т. 6. (Фельетонам были даны названия).

4 Автором были обнаружены и опубликованы фельетоны, хранящиеся в архивах ИРЛИ и РГАЛИ (см. : Андреев Л.Н. «Впечатления» (три неизвестных фельетона) / Публ., вст. ст. и комм. М.А. Телятник // Русская литература. 1994. № 1. С. 174–180.

5 Иезуитова Л.А. Творчество Леонида Андреева (1892–1906). Л., 1976. С. 56.

6 Джемс Линч [Андреев Л.Н.]. Москва. Мелочи жизни // Курьер. 1901. 30 сент. № 270. С. 2 («Дикая утка»).

7 Ли-Хун-Чанг или Ли-Хун-Чжан (1828–1901) был видным государственным деятелем Китая, дипломатом.

8 Иезуитова Л.А. Леонид Андреев и лубок // Филологические записки: Вестник литературоведения и языкознания. Воронеж, 1997. Вып. 9. С. 6–7.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.