WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ЕЛТЫШЕВА Наталья Николаевна ЭВОЛЮЦИЯ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ, ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ РОССИИ И ГРУЗИИ (1991-2005 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва - 20

Работа выполнена на кафедре истории России Российского университета дружбы народов

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Гребениченко Сергей Федорович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Криворученко Владимир Константинович зам. начальника управления аспирантуры, докторантуры и научной работы Московского гуманитарного университета, профессор кафедры истории доктор исторических наук, профессор Цай Владимир Ильич вице-президент Всемирной академии наук комплексной безопасности, генерал-майор

Ведущая организация: Московский Городской Педагогический Университет

Защита состоится ___________________ 2012 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.203.03 в Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117 198, Москва, ул.

Миклухо-Маклая, д.6.

Автореферат разослан «____»___________2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета, доцент Е.В. Кряжева-Карцева ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ С распадом СССР и образованием суверенных Российской Федерации и Грузии произошли существенные изменения их взаимоотношений. Им невозможно дать однозначное определение: одни из них для республик позитивны, благоприятны, другие имеют негативное значение. Это обусловлено комплексом причин, условий и факторов, имеющих долговременный характер. Их анализ представляет актуальную научную и общественно-политическую задачу.

В диссертации на примере двух бывших сопредельных республик Советского Союза - России и Грузии впервые подвергнут комплексному анализу процесс становления и эволюции новых межгосударственных связей в первое пятнадцатилетие их суверенного развития. Важность исследуемой темы определяется также и той ролью, которую в условиях глобализации играют Россия и Грузия в экономических и военно-технических отношениях в регионе Большого Кавказа и на евразийском пространстве.

Актуальность темы исследования обусловлена большим интересом к международно-договорным и политико-правовым основам и содержательной логике российско-грузинских межгосударственных отношений. И если в 1990-е годы двухсторонние связи этих государств и их сотрудничество в рамках институтов СНГ и других международных организаций в определенной степени позитивно развивались, то к середине 2000-х годов российско-грузинские отношения вылились в непоследовательный, проблемный процесс. И это несмотря на то, что эти отношения имеют богатые вековые исторические традиции, которые с большим основанием рассматривались в качестве модели становления равноправных и взаимовыгодных отношений между народами Российской империи, СССР в Закавказском регионе. Все это вызывает у широкой интеллектуальной общественности России и Грузии закономерный интерес и требует глубокого научного изучения.

Актуальность данного исследования также связана и с тем, что современная политика грузинского руководства во главе М. Саакашвили направлена на сближение и активное сотрудничество со странами НАТО и на ухудшение отношений с Российской Федерацией, что естественно требует всестороннего ретроспективного анализа причин такого положения дел. В этой связи взятую для исследования тему актуализируют и обстоятельства выхода Грузии из Содружества Независимых Государств в 2008 году.

В нынешних условиях второй волны мирового финансового кризиса, нарастания тревожных тенденций в регионе Большого Кавказа, ускорения глобализационных процессов, появления новых международных очагов напряженности, выработка взаимоприемлемой линии поведения России и Грузии между собой с учетом совместных достижений и ошибок первого пятнадцати лет их суверенного развития становится насущной необходимостью. И проблематика, и фактическая сторона исследуемой проблемы, несмотря на имеющиеся работы, еще далеко не исчерпаны и требуют серьезного научного осмысления.

Объектом диссертационного исследования является процесс становления и эволюции российско-грузинских межгосударственных связей в постсоветский период.

Предметом исследования выступают договорно-правовые основы, внешние и внутренние условия и факторы, формы и содержание экономических и военно-технических отношений Российской Федерации и Грузии в конкретно-исторической ситуации первого пятнадцатилетия их суверенного развития. Этим обусловливается выбор темы, цели и задач данного исследования.

Целью исследования выявить специфику эволюции экономических и военно-технических отношений России и Грузии после распада СССР в условиях деятельности Содружества Независимых Государств в 1991 – 20годы.

В плане реализации общей цели ставится ряд научных задач:

во-первых, выявить исторические предпосылки оформления межгосударственных отношений Российской Федерации и суверенной Грузии;

во-вторых, изучить состояние и вскрыть особенности взаимоотношений России и Грузии на рубеже перехода от общего союзного пространства к их государственно-территориальному суверенитету;

в-третьих, провести всесторонний анализ эволюции международнодоговорных и политико-правовых основ российско-грузинских межгосударственных отношений;

в-четвертых, обнаружить и обобщить основные направления и тенденции экономических связей России и Грузии в первое пятнадцатилетие их независимого развития;

в-пятых, подвергнуть анализу формы и вскрыть специфику отношений России и Грузии в военно-технической сфере до середины 2000-х годов.

Хронологические рамки определены целью и задачами исследования.

Они охватывают 1991-2005 годы, т. е. период от образования двух суверенных государств - Российской Федерации и Грузии, впервые создавших модель своих взаимоотношений на принципиально новой основе международного права, и до середины 2000-х годов, когда кризисные – переходные - явления в национальных экономиках двух стран закончились и мог бы начаться качественно иной этап двухсторонней интеграции, но вместо этого произошло охлаждение российско-грузинских отношений, прежде всего, из-за конфронтационной позиции по отношению к России и СНГ официального Тбилиси во главе М. Саакашвили, который начал искусственно форсировать сближения со странами евро-атлантического альянса.

За первые пятнадцать лет суверенного развития Российская Федерация и Грузия прошли сложный, и в некоторых отношениях противоречивый, путь от поиска модели межгосударственных отношений до существенного расширения и углубления взаимоотношений. Выбор таких хронологических рамок позволил целостно проследить процесс становления и эволюции экономических и военно-технических отношений между двумя сопредельными государствами в конкретно-исторических условиях их независимости.

Теоретико-методологическую основу исследования составили, прежде всего, принципы историзма и научной объективности. На всех этапах исследования диссертант стремился руководствоваться этими основополагающими принципами, поскольку это крайне важно при изучении такой деликатной проблемы, как взаимоотношения национальных государств и народов, которые, как известно, во многих случаях имеют политизированный характер.

В целом же методологическая база диссертационного исследования включает в себя два синтезированных уровня - общий и частный. Общий уровень представлен принципами материалистической диалектики. Их применение к изучению экономических отношений двух суверенных государств - Российской Федерации и Грузии - предполагает раскрытие объективной обусловленности возникновения и эволюции этих отношений, выявление присущих этим отношениям закономерностей и специфических черт. С точки зрения теории научных ценностей диссертация привержена лишь основанному на опыте - и в этом смысле позитивному - эмпирическому знанию. Гносеологически это подразумевает опору на систему международно и социально значимых, подтверждаемых источниками фактов.

Системный подход выступает в роли частнометодологической концепции. Применительно к изучению экономических и военнотехнических отношений двух независимых государств системный подход характеризуется рядом черт. Он предполагает выявление характера и качественного своеобразия взаимосвязей между различными сферами и направлениями сотрудничества России и Грузии. Системный подход предусматривает типологизацию различных аспектов двухсторонних межгосударственных связей на основе реальной близости интересов двух суверенных государств. Он подразумевает и вскрытие динамики всех элементов системы российско-грузинского сотрудничества, её факторов, направленности мер стратегического внешнеполитического действия, поливариантности выбора пути развития экономических и военнотехнических отношений в пространстве СНГ и в мире.

В диссертации получили применение такие общеисторические методы научного исследования, как историко-генетический, историкотипологический, историко-сравнительный, помогающие познать историческую закономерность и дать научные оценки политической модернизации межгосударственных отношений России и Грузии в глобальных трансформационных процессах конкретного временного периода - 1990-х – первой половины 2000-х годов.

Понятийный аппарат исследования предопределен выбранными методологическими ориентирами и в тексте работы тесно увязан с конкретным анализируемым материалом.

Степень изученности темы. В том плане, в котором проведено исследование, тема российско – грузинских отношений в 1991 – 2005 годы явилась предметом специального исследования практически впервые. В историографии она, по известным причинам, затрагивалась довольно редко.

В настоящее время имеются в основном единичные труды российских и грузинских историков, политологов, в которых затрагиваются отдельные аспекты взятой нами для исследования проблемы. В целом, историография по рассматриваемой нами проблеме может быть разделена на несколько групп. К первой группе можно отнести труды российских исследователей Абрамова Э.М., Суханова И., Федуловой Н.Г., Александрова Б.С., Слемнева М.А.; Цыганкова А.П. Гребениченко С.Ф., Айбазовой Ф.У. и др.1, в которых содержится не только большой фактический материал, но и новые концептуальные подходы к изучению двусторонних и многосторонних отношений в странах Содружества Независимых Государств. Кропотливое исследование работ этой группы трудов дало возможность автору осуществить сравнительный анализ экономических, военных, культурных, социальных, гуманитарных и других направлений интеграции СНГ, увязать их со многими геополитическими процессами, которые произошли на постсоветском пространстве в исследуемые нами годы. И хотя с некоторыми заключениями и выводами, сделанными в этих трудах можно согласиться, имеющийся фактический материал дал возможность соискателю более глубже и разносторонне осветить поставленные задачи в рамках российско – грузинского сотрудничества.

Вторую группу трудов составили исследования Дороченкова А.И., Реснянского П.С., Протопопова А.С., Козьменко В.М., Елманова Н.С., Ушаковой Н., Жилина Ю.А., Шмелева Н., Гулашвили М., Гачичеладзе М.2 и др. Среди этих работ выделяется монография профессора Р.Гачичеладзе «Новая Грузия: пространство, общество, политика». Третью группу исследований представляют работы Гребениченко С.Ф., Давыдова В.П., Гаджиева К.С., Согрина В.В., Менташвили Э.М., Моисеева Е.Г. и др., в которых анализируются существующие взаимоотношения стран внутри Абрамов Э.М. Состояние и перспективы развития СНГ. – М., 1993;, Суханов И. Некоторые закономерности экономических отношений стран СНГ // Экономист. – 1998. - № 10; Там же. – 1999. - № 8;

Федулова Н.Г. Проблемы безопасности и военного сотрудничества в рамках СНГ // Отечественная история.

– 2000. - № 4-5; Александров Б.С.. Российская Федерация после распада СССР. – М., 1993; Слемнев М.А.

Политический анализ становления и развития Содружества Независимых Государств. // Вестник Межпарламентской Ассамблеи СНГ. – 1993. - № 2; Цыганков А.П. Современные политические режимы.

Структура, логика. – М., 1995; Гребениченко С.Ф. Россия на пути в цивилизацию: проблемы и перспективы.

– Челябинск, 1992; Айбазова Ф.У. Новое зарубежье: пути модернизации. – М., 2009.

Дороченков А.И. Межнациональные отношения и национальная политика России. – СПб., 1995;

Реснянский П.С. Россия в системе СНГ., М., 1997; Протопопов А.С., Козьменко В.М., Елманова Н.С.

История международных отношений и внешней политики России. 1648–2005. – М., 2006; Ушакова Н.

Россия и Закавказья: реалии независимости и новое партнерство. – М., 2000; Жилин Ю.А. СНГ:

альтернативы развития // Альтернативы. – М., 1994; Шмелев Н. Страны Каспия и Закавказья государства СНГ: перспективы устойчивого экономического роста. // Европа и Россия: проблемы южного направления. – М., 1999; Гогоберидзе Р. Грузия: наша позиция в СНГ. – Тбилиси, 1994; Мучяидзе Г. Место Грузии в системе взаимоотношений России и США // Газета «Резонанс». – Тбилиси 21.01.2003; Гулашвили М.

постсоветская Грузия. – Тбилиси, 1997; Гачичеладзе. Новая Грузия: пространство, общество, политика. – Тилиси, 2005 и др.

Содружества Независимых Государств, дан критический анализ имеющимся проблемам, предлагаются с научной точки зрения пути их решения.

Написанные на многообразных источниках эти труды имеют немалую историографическую ценность. Однако, собственно российско – грузинские отношения рассматриваются в них частично, в контексте анализа общих межгосударственных отношений на постсоветском пространстве.К четвертой группе относятся труды, которые представляют определенный интерес для оценки происходящих событий на постсоветском пространстве, в том числе и в Грузии. И, несмотря на то, что в них есть лишь косвенное упоминание фрагментов изучаемой нами проблемы, считаем, что в сложившейся ситуации с российско-грузинскими отношениями эти работы заслуживают внимания.Особую роль в изучении трудов, хотя бы в какой – либо мере затрагивающих российско – грузинские отношения в исследуемые годы, имели международные, всероссийские и др. уровня научные конференции, проводившиеся в Москве, Минске, Санкт – Петербурге и др. городах Содружества Независимых Государств, на которых хотя и частично освещались исследуемые нами проблемы.

К пятой группе относятся исследования по истории абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Это работы Пряхина В.Ф., Цуциева А.А., Курбанова Э., Лысенко В.Н., Ямскова А., Табуева С. И др., которые оказали диссертанту существенную помощь при анализе темы.В шестой группе выделяются работы по внешней политике России и интеграционным процессам в Содружестве Независимых Государств, к числу которых относятся труды Буянова В.С., Михайленко А.Н. и др., которые бесспорно были весьма полезны при раскрытии исследуемой проблемы. Гребениченко С.Ф. и др. Российская Федерация, ее ближайшие и дальние соседи на рубеже XX – XXI веков. – М., 2005; Гребениченко С.Ф., Давыдов В.П. Глобализация, интересы России и кризис СНГ // Социально – гуманитарные знания. – М., 2005, № 5, Гребениченко С.Ф. и др. Путинская Россия. – М.,:

РУДН, 2007, Гаджиев К.С. Гелполитика Кавказа. – М., 2001; Согрин В.В. Современная российская модернизация: этапы, логика, цена // Вопросы философии. – М., 1994; Менташвили Э.М. Политическая система Грузии: трансформация, адаптация. – Тбилиси, 2000; Правовой статус Содружества Независимых Государств. – М., 1995 и др.

Громов А.С. Политические связи и СНГ. – Киев, 2001; Шнирельман В.А. Постмодернизм, этнонационализм и распад Советского Союза //Профессионалы за сотрудничество. – М., 1998. - Вып. 2; Он же. Ценность прошла. // Реальность этнических миров. – М., 2000; Нефедов А.П. Путь Молдавии в СНГ. – Кишинев, 1999; Зиядуллаев Е. Сценарий будущего СНГ // Свободная мысль, 1997; Сабденов О.С.

Законодательные основы общего образовательного пространства стран Содружества. // Вестник межпарламентской Ассамблеи. – СПб., 1997 и др.

Пряхин В.Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан). – М., 2002; Цуциев А. Перспективы урегулирования осетино-грузинского конфликта в Южной Осетии и вокруг него. – Владикавказ, 2003; Курбанов Э.

Этнополитические конфликты в Закавказье: их истоки и пути решения. – Мэрилендский университет, 1997;

Лысенко В.Н. Региональные конфликты в странах СНГ: опыт урегулирования. // Полис. – 1998. - № 2;

Ямсков А. Межнациональные конфликты в Закавказье. Предпосылки возникновения и тенденции развития // Политические исследования. – 1991. - № 2; Табуев С. Грузино-осетинский конфликт. – М., 1999.

Буянов В.С. Россия и Кавказский регион // Геополитика: Учебник / Под общей редакцией В.А.Михайлова.

– М., 2007; Михайленко А.Н. Содружество Независимых Государств: этапы революции // Геополитика:

Учебник / Под общей редакцией В.А.Михайлова. – М., 2007.

Все это свидетельствует о том, что избранная для исследования историческая тема кандидатской диссертации является практически не изученной. Не претендуя на исчерпывающее освещение всех аспектов развития российско – грузинских отношений в исследуемые годы, диссертация направлена на восполнение имеющегося историографического пробела и, конечно, на решение самостоятельной научной проблемы.

Источниковая база диссертации. Российско – грузинские отношения в 1991 – 2005 годы получили освещение в немногих источниках. Учитывая это диссертант старался использовать все имеющиеся в его распоряжении источники. В частности, в работе над диссертационным исследованием были использованы: во-первых, нормативные документы и законодательные акты Российской Федерации и Республики Грузия; во-вторых, международные декларации, договоры, соглашения, относящиеся к этим государствам; втретьих, доклады и выступления руководителей России и Грузии, а также документы Государственной Думы Российской Федерации; в-четвертых, статистические данные, содержащиеся как в специальных изданиях, так и в сборниках действующих договоров, соглашений, конвенций, заключенных между Российской Федерацией и Республикой Грузия. Статистические источники позволили проследить динамику российско – грузинских отношений в исследуемые годы. В-пятых, имеющиеся, хотя и не многочисленные, справочные издания и информационные бюллетени, в которых представлены сопоставительные данные, позволяющие проследить основные направления российско – грузинских отношений в 1991-2005 годы;

в-шестых, периодическая печать России и Грузии (на русском языке) и т.д.

Особый блок источников составляют документы, регулирующие деятельность Грузии в рамках интеграционных объединений, в которых она принимала или принимает участие: СНГ, ГУАМ: Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (8 декабря 1991 г.); Устав Содружества Независимых Государств (22 января 1993 г.); Решение о членстве Грузии в Содружестве Независимых Государств (9 октября 2008 г.)7.

Репрезентативным представляется блок документов и материалов, составляющих основу грузинско-российских отношений, среди которых Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве (3 февраля 1994 г.); Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о российских военных базах на территории Республики Грузия (15 сентября 1995 г.); Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о правовом статусе воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на Соглашение о создании Содружества Независимых Государств // http://www.cis.minsk.by/ main.aspx?uid=176; Устав Содружества Независимых Государств // http://www.cis.minsk.by/main.aspx? uid=180; Решение о членстве Грузии в Содружестве Независимых Государств от 9 октября 2008 года, город Бишкек http://www.licasoft.com.ua/component/lica/?href=0&view=text&base=1&id=477930&menu=6102территории Республики Грузия (9 октября 1993 г.); Концепция внешней политики Российской Федерации8.

Исследуемая диссертантом тема российско – грузинских отношений не отличалась, как это было отмечено выше, постоянной динамикой, что было обусловлено многими причинами. В этой связи автор использовал информацию, представляемую различными Интернет-ресурсами. Этот источник информации позволил ввести в научный оборот отдельное выступление, комментарии и интервью по вопросам двусторонних отношений России и Грузии.

Таким образом, использование имеющихся в распоряжении автора источников, их критический анализ и сопоставление результатов, позволили выявить и научно обосновать картину российско – грузинских отношений после распада СССР в условиях деятельности Содружества Независимых Государств в 1991 – 2005 годы.

Научная новизна диссертации определяется недостаточной - для современного уровня развития историографии – концептуальной, методологической, методической, источниковедческой и конкретнопредметной разработки поднятой диссертантом исследовательской проблемы. По существу диссертант впервые в историографии комплексно исследовал наиболее важные – экономические и военно-технические - направления российско-грузинских отношений в 1990-е – первую половину 2000-х годов. Был проведен скрупулезный анализ достижений и проблем в этих направлениях двухстороннего сотрудничества, обобщены международно-договорные и политико-правовые основы российскогрузинских межгосударственных отношений, выявлены основные тенденции и формы экономических и военно-технических отношений в динамике пятнадцати лет суверенного развития двух сопредельных стран.

Анализ научной проблемы проводился в контексте серьезных изменений геополитической ситуации в Закавказье и регионе Большого Кавказа на рубеже XX-XXI веков. В этой связи для объективного и полного раскрытия темы был привлечен репрезентативный круг источников, многие из которых вводятся в широкий научный оборот впервые.

На основе изученного материала автором разработаны практические рекомендации по улучшению и совершенствованию российско-грузинских отношений с учетом требований XXI века.

Особенностью диссертационной работы является то, что она имеет междисциплинарный характер.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве // http://lawrussia.ru/texts/legal_673/doc673a825x382.htm; Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о российских военных базах на территории Республики Грузия // http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?Rgn=25425; Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о правовом статусе воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Грузия // http://www.lawrussia.ru/ texts/legal_383/ doc383a803x113.htm; Концепция внешней политики Российской Федерации // http://kremlin.ru/acts/785.

Практическая значимость диссертации вытекает из характера поставленных и реализованных в ней задач, имеющих научно-прикладное и учебно-методическое значение. Результаты диссертации, в том числе мобилизованные в ней источники, апробированные исследовательские гипотезы и технологии анализа, имеют особое значение для понимания эволюции российско-грузинских экономических и военно-технических отношений в 1990-е – первую половину 2000-х годов и для научного определения перспектив их развития с учетом требований XXI века, а также могут оказать плодотворное воздействие на дальнейшие исследования этой проблематики и практику деятельности внешнеполитических структур двух государств.

Материалы диссертационной работы могут быть использованы органами государственного управления Российской Федерации и Грузии при подготовке проектов развития российско-грузинского сотрудничества и партнерства, а также найти применение при разработке учебно-методических пособий и лекционных курсов по специальностям «отечественной история», «история международных отношений и внешней политики» и «экономической история».

Апробация работы. Основные положения диссертации, методы исследования и круг выявленных источников обсуждались на ряде всероссийских и межвузовских научно-практических конференций, на заседаниях круглых столов, в научных чтениях кафедры истории России РУДН, на семинарских занятиях в рамках курса профессора С. Ф. Гребениченко «Дискуссионные проблемы отечественной истории XXXXI веков».

По теме диссертации автором опубликованы 5 научных работ общим объемом 2,4 п. л., в том числе в журнале «Вестник РУДН. Серия: история России», который входит в перечень ведущих рецензируемых научных изданий Президиума ВАК Министерства образования и науки РФ.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории России факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, была одобрена и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти разделов, заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертация состоит из введения, пяти разделов, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, выявляется степень научной разработанности проблемы, излагаются объект и предмет изучения, цель и научные задачи работы, ее методологические основы, дается характеристика источниковой базы, определяются хронологические рамки исследования, характеризуются научная новизна и практическая значимость диссертации.

Первый раздел посвящен историческим предпосылкам оформления межгосударственных отношений Российской Федерации и суверенной Грузии. Прежде всего автор анализирует тот факт, что зарождение межгосударственных отношений между Киевской Русью и Грузией в области политики, безопасности, экономики и культуры началось еще в XII веке.

Позднее, в XVI-XVIII веках отношения двух православных государств, приняли регулярный и разнообразный характер. В частности, грузинские власти обращались к русским царям с просьбой о военной помощи, совместных действиях против Турции и Ирана. Но точкой отсчета зарождения российско-грузинских отношений считается еще 1491 год, когда к русскому царю Ивану III прибыли послы из Грузии с грамотой от Александра I, кахетинского царя, в которой говорилось: «Пресветлый государь, из дальние земли ближнего мыслью меньшой брат твой Александр челом бью. Мы еще здесь, в Иверской земле в здравии живем». Позднее царь Алексей Михайлович Романов, в целях закрепления дружественных отношений с Грузией, жаловал грузинскому народу Никольский монастырь и Икону Иверской Божьей Матери, которые рассматривались грузинским народом как ознаменование начала российско-грузинского сотрудничества.

Однако, официально межгосударственные отношения были оформлены 23 ноября 1800 года. В этот день Павлом I был издан манефест на имя Георгия XII, в котором российский император отмечал, что «Нам изъявленное, приняли мы с высокомонаршим нашим благоволением и удостоев также всемилостливейшей опробации нашей о прошениях ваших к принятию вас в подданство Наше». 22 декабря 1800 года был подписан манифест, подтверждающий присоединение Грузии к Российской империи.

После смерти Георгия XII власть пришла к Давиду XII и обстановка в стране стала напряженной, так как правление нового царевича Давида XII вызвала негативную реакцию, что не могло не сказаться на факте присоединения Грузии к Российской империи.

После убийства российского императора Павла I, вошедший на престол Александр I подтвердил прежнее решение о присоединении Грузии к России.

Однако, элита Грузии отказывалась признавать его вплоть до апреля 18года, когда генерал – лейтенант К.Ф.Кнорринг и возглавивший правительство Грузии И.П. Лазарев, добились того, что правящая знать окончательно признали подданство российского государства. Вместе с тем необходимо отметить, что связи между государствами существовали и до документально подтвержденного оформления российско-грузинских отношений, что убедительно можно проследить на отношениях Москвы с грузинским княжеством Кахетии, начало которым было положено в 15году. Между ними было налажено довольно выгодное экономическое и политическое сотрудничество, на основе которого позднее были сделаны наиболее существенные шаги в развитии отношений в XVIII веке, когда российский император Петр I и царь Картли Вахтанг VI оформили совместное соглашение. Оно сыграло большую роль в тот период, когда войскам России и Грузии удалось соединить свои усилия в борьбе против Иранских поработителей.

Далее автор последовательно анализирует развитие российскогрузинских межгосударственных отношений вплоть до Октябрьской революции 1917 года. В частности, диссертант отмечает, что в течение всего этого периода имелось определенное напряжение, различные формы противостояния, а также взаимное сотрудничество, которое, к сожалению, было прервано в связи с революционными событиями в России. Так, например, по решению Закавказского парламента в мае 1918 года Закавказье было объявлено «независимой федеративной демократической республикой». В результате образовалась Грузинская демократическая Республика, чему способствовали меньшевики во главе Н.С.Чхеидзе, который занял пост председателя Учредительного собрания Грузии, а также его единомышленников И.Г.Церетели, Н.Н.Жордания. Последний возглавил грузинское правительство. Данная республика просуществовала до 19года.

В этой связи в диссертации подчеркивается, что еще в 1920 году Россия и Грузия оформили соглашение, согласно которому признали суверенитет и неприкосновенность территорий друг друга. Однако в феврале 19одиннадцатая Красная Армия и другие дополнительные вооруженные части вошли на территорию Грузии с трех направлений и закрепились в стране. В результате, в 1922 году Грузия вошла в Закавказскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. Позднее, по ряду причин в 1924 году часть грузинского населения восстала против диктатуры большевиков, желая установить бывший суверенитет, которая была подавлена в течение трех недель. В этой связи в диссертации отмечается, что выступление против советской власти было связано с проводимыми в республике репрессиями против недовольства элитной части грузинского народа, передачи части ее территории другим республикам, ущемлением православной веры народов Грузии, их языка и национальных культурных традиций. И, как следствие такой политики, политический и культурный уровень грузинского народа якобы снизился, что негативно сказалось на развитии государственности Грузии.

И в тоже время исследования показали, что за время советизации Грузии советской властью поощрялись процессы индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. В результате, произошли позитивные изменения в промышленной сфере, в создании новых отраслей народного хозяйства. Все это позволило советской Грузии в ходе Великой Отечественной войны организовывать отпор немецко-фашистским захватчикам, создать несколько грузинских национальных дивизий, которые принимали активное участие в боях за Кавказ, за освобождение Таманского полуострова и Крыма.

Позднее, в период работы ХХ съезда КПСС в Грузии наметился рост выступлений, как против советской власти, так и в поддержку И.Сталина. В результате начались массовые волнения в марте 1956 года с человеческими жертвами. Дальнейшее нахождение Грузии в составе Советского Союза ознаменовалось активностью грузинских и абхазских националистов. Уже в апреле 1989 года в Тбилиси проходили ежедневные волнения, имевшие целью восстановить суверенитет Грузии. Так, например, 9 апреля 1989 года у Дома Правительства на проспекте Руставели состоялся оппозиционный митинг, в котором приняли участие многие жители: в конечном счете, он был разогнан войсками и милицией. В результате, этот день стал государственным праздником Грузии – Днем национального единства.

31 марта 1991 года в Грузинской ССР был проведен референдум, посвященный восстановлению государственного суверенитета Грузии; на котором за его отдали свои голоса 98,93% участников. После референдума апреля 1991 года Верховным Советом Республики Грузия был принят «Акт о восстановлении государственной независимости Грузии». Дипломатические отношения между Российской Федерацией и суверенной Грузией были установлены первого июля 1992 года. В результате, только в первой половине 1990-х годов между двумя странами было заключено более межгосударственных и межправительственных соглашений. Однако, обсуждение проекта рамочного Договора между Российской Федерацией и Республикой Грузия о дружбе, добрососедстве, сотрудничестве и взаимной безопасности, которое велось в 2001-2005 годах, в настоящее время, к сожалению, приостановлено по вине грузинского руководства.

В результате, на протяжении последних пятнадцати лет конструктивному развитию двусторонних российско-грузинских отношений препятствовали антироссийские проявления в политике руководства Грузии, тесно взаимосвязанные с курсом на силовое разрешение конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. В этой связи необходимо отметить, что еще в июне 1992 года Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин и Председатель Государственного совета Республики Грузия Э.А.

Шеварднадзе провели рабочую встречу в Сочи для обсуждения комплекса российско-грузинских отношений. Особое внимание было уделено тем моментам, которые вызывали тогда осложнения в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Грузия. По итогам встречи руководители двух государств заявили, что Россия и Грузия должны и могут жить как добрые соседи и партнеры, признающие суверенитет, независимость и территориальную целостность друг друга. Стремясь действовать в соответствии с этими намерениями, Российская Федерация и Республика Грузия установили между собой, начиная с 1 июля 1992 года, дипломатические отношения на уровне чрезвычайных и полномочных послов.

Так было положено начало формированию межгосударственных отношений между Россией и Грузией после распада СССР. Однако этот процесс, как показано в разделе, проходил нелегко: расширение договорноправовой базы не сопровождалось автоматически активизацией российскогрузинского межгосударственного сотрудничества. И хотя, как уже отмечалось выше, исторические предпосылки формирования российскогрузинских межгосударственных отношений относятся к далекому прошлому – это особый феномен, предмет дискуссий и споров, это интереснейшая и уникальная история взаимодействия двух государств, имевшего как позитивные, так и негативные аспекты.

В этот связи автор особо отмечает тот факт, что отношения между Российской Федерацией и Грузией влияют на политическую ситуацию в Кавказском регионе, поэтому для нашего государства они имеют исключительно позитивное значение. Однако в последние годы в этих отношениях появились серьезные проблемы. И это неудивительно, так как во взаимодействии любых государств существуют как негативные, так и позитивные отношения, которые не всегда можно объяснить. Поэтому российско-грузинские межгосударственные отношения диссертант рассматривает с учетом глубокого анализа исторических предпосылок, направлений сотрудничества в политике, экономике, культуре и т.д. Всю их историю он определяет одним словом Hassliebe (немец.), состоящим из двух понятий: hass – ненависть, liebe – любовь. По его мнению, это очень точно определяет историю российско-грузинских отношений на протяжении многих веков.

К сожалению обе стороны оценивают действия и позиции друг друга на основе стереотипов, а мышление стереотипами как раз и приводит к ее конфликтной интерпретации. Так, например, в Грузии бытует мнение о ее аннексии Российской империей незаконным путем, что негативно сказалось на суверенитете страны. Отрицательные оценки с ее стороны вызывают также советизация и присоединение к СССР. В этом контексте, как показано в разделе на большом фактическом материале, Россия в настоящее время воспринимается как недруг и соперник Грузии, не уважающий ее самобытность, культуру, самостоятельность и независимость в определении собственных действий, как внешних, так и внутриполитических. С этим мнением, по утверждению диссертанта, согласиться нельзя. В частности, в этой связи он подчеркивает тот факт, что еще в школах учеников убеждают, что Российская империя насильно присоединила Грузию, хотя исторические факты убедительно свидетельствуют о том, что грузинскому народу это было жизненно необходимо, в частности, для защиты от могущественных противников и т.д.

И в этой связи нельзя, по мнению автора, допустить, чтобы имеющиеся разногласия между российским и грузинским народами переросли в открытое противостояние. Ведь от этого выигрывают лишь политические элиты, стремящиеся к узурпации власти. Известно, что их представители стараются оправдать внутренние проблемы внешним фактором, отвлекая внимание от реальных угроз грузинскому обществу. В результате проигрывают простые люди, становясь жертвами политических манипуляций. В этой связи необходимо осознать тот факт, что причинами сложившегося положения являются не какие-либо существенные противоречия, а политика определенных политических деятелей Грузии, других западных государств, США.

Далее в диссертации на конкретных примерах показывается, что на эволюцию межгосударственных российско-грузинских отношений большую роль оказали грузинско-абхазское и грузино-южноосетинское противостояния. В этих условиях в Москве еще в апреле 1994 года были приняты Декларация «О мерах по политическому урегулированию грузиноабхазского конфликта и четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и лишившихся места жительства лиц», чему способствовала и оказывала содействие Российская Федерация. Введение сил миротворцев рассматривалось как средство достижения договора, что было одобрено Грузией, Абхазией и Советом глав государств Содружества.

Результатами стали утверждение безопасных зон, сокращение вооружений, организация слаженно действующей инфраструктуры процесса достижения мира.

Эти и другие факторы позволили ситуации стабилизироваться, а позиции России как арбитра в конфликте укрепились. Все это свидетельствует о том, что многие проблемы, возникающие в странах Закавказья, можно разрешить лишь при участии Российской Федерации, но с учетом ее интересов. Однако, как показали исследования, некоторые представители Грузии в этот период ссылались на различные происки российских спецслужб, которые якобы пытаются дестабилизировать ситуацию в стране. В этой связи отдельные члены парламента Грузии высказывали желание заклеймить как врагов нации людей, выражающих симпатии к России. А отстаивание ею своих интересов рассматривалось в неадекватном свете, мотивы извращались и истолковывались только в интересах Грузии. Все это и многое другое негативно сказывалось на предпосылках российско-грузинских отношений, которые в настоящее время особенно обострились по вине грузинского руководства во главе с М.

Саакашвили.

Второй раздел «Особенности взаимоотношений России и Грузии на рубеже перехода от общего союзного пространства к государственнотерриториальному суверенитету» посвящен анализу деятельности грузинского руководства во главе с президентами Э. Шеварднадзе и М.

Саакашвили, историческая миссия которых была направлена на политический отрыв Грузии от Российской Федерации. В частности, как доказано в разделе, Э. Шеварднадзе старался свою антироссийскую деятельность замаскировать под якобы российскую пропаганду. Но анализ проблемы свидетельствует о том, что главные элементы российской пропаганды сводятся к следующему: во-первых, Э. Шеварднадзе лично был связан с чеченскими боевиками и поддерживал их; во-вторых, он потерял авторитет в стране и старается создать из России образ врага для поддержания собственного имиджа; в-третьих, власть Грузии под его руководством не в состоянии была контролировать свою территорию; вчетвертых, Грузия была не в состоянии сама справиться с терроризмом в Панкиси и т.д. В результате вместо реальной борьбы с ним занималась организацией политических спектаклей для представителей США, ОБСЕ и других международных институтов; в-пятых, политика Грузии являлась в этот период резко антироссийской, а ее руководство исходило из принципа чем хуже для России, тем лучше для него; в-шестых, Российская Федерация выступала за стабильную Грузию и ее мнение по поводу проблемы Панкиси не противоречило этой принципиальной позиции в отношении Республики Грузия; в-седьмых, Российская Федерация действовала в соответствии с существующими нормами международного права, используя в случае с Панкиси свое право на самооборону в соответствии со статьей 51 устава ООН и других международных документов.

Основные выпады грузинской пропаганды сводились в это время к следующему: 1. ситуация в Панкисском ущелье есть результат войны в Чечне, за которую Грузия ответственности не несет, более того, является пострадавшей стороной; 2. Россия сама воспитала чеченских боевиков и использовала их против Грузии во время войны в Абхазии, так, например, Басаев был заместителем министра обороны Абхазии. Следовательно, никакого морального права обвинять Грузию в пособничестве терроризму у России нет, т.к. она сама поддерживала абхазский терроризм в начале 1990-х годов; 3. Российская Федерация всегда поддерживала сепаратизм в Грузии – Абхазия, Южная Осетия, Аджария, ее целью якобы было расчленение Грузии; 4. в нашей стране неадекватно воспринимают Шеварднадзе и желали бы видеть другого политика во главе грузинского государства; 5. давление России на Грузию являлось следствием отказа Тбилиси разрешить российской армии начать операцию в Панкиси, что было якобы нарушением суверенитета Грузии; 7. Российская Федерация стремилась испортить грузино-чеченские отношения и использовать чеченских боевиков против Шеварднадзе; 8. ссылки на статью 51 устава ООН о праве на самооборону неприменимы к ситуации в Панкисском ущелье; 8. Грузинское руководство считала Россию и США своими главными стратегическими партнерами и выступала за решение проблемы Панкиси в формате треугольника: Москва, Тбилиси, Вашингтон и т.д.

Однако анализ этих претензий грузинской стороны к Российской Федерации показывает их несостоятельность, непоследовательность и противоречивость, о чем свидетельствуют последующие события. Кроме этого грузинская пропаганда имела и другие изъяны. Прежде всего, несостоятельной являлась позиция Грузии относительно того, что она является лишь жертвой действий России в Чечне. На самом деле руководство Грузии поддерживало чеченский терроризм на протяжении 1990-х годов.

Далее в диссертации глубоко анализируется тот факт, что пришедший к власти в результате революции роз в 2003 году М. Саакашвили начал активно переориентировать Грузию на Запад, что привело к осложнению российскогрузинских отношений, которые и до этого как показано в разделе, были довольно непростыми. Считалось, что до М.Саакашвили натянутые отношения между Грузией и Россией можно было объяснить «фактором Шеварднадзе». Однако с приходом к власти Саакашвили они значительно ухудшились, хотя была надежда обеих сторон, что с приходом к власти нового руководства Грузии российско-грузинские отношения изменятся к лучшему, но этого не произошло. Даже при наличии взаимных интересов недоверие между двумя государствами мешало налаживанию добрососедских отношений.

Все это, по мнению диссертанта, можно охарактеризовать в 2001-20годах в российско-грузинских отношениях как холодную войну. Эта оценка была подтверждена в ходе состоявшейся 7-9 ноября 2002 года в Тбилиси при поддержке Фонда имени Фридриха Эберта неофициальной встречи российских и грузинских политиков и экспертов. Цель встречи состояла в том, чтобы начать неформальный - на уровне элит, российско-грузинский диалог по выводу двусторонних отношений из нарастающего серьезного кризиса.

В ходе встречи была проведена своего рода инвентаризация наиболее острых проблем двусторонних отношений. В числе таких проблем были:

спорные статьи рамочного договора между Грузией и Россией - охрана границ, проблемы демаркации, таможенные и тарифные соглашения – и перспективы его ратификации в России; российские военные базы, вывод российских войск и обеспечение южных границ СНГ; состояние дел на официальных переговорах, пути прекращения эскалации политической риторики, предпосылки для начала конструктивного диалога; образ России и Грузии в СМИ; сецессионные конфликты на почве сепаратизма, в первую очередь грузино-абхазский конфликт; антитеррористические операции в Панкиси, российское гражданство абхазов и юго-осетин, назревающие конфликты–Джавахетия, месхи-мусульмане, Панкиси и позиция России;

перспективы развития трехсторонних российско-грузино-американских отношений в свете противодействия международному терроризму;

перспективы интеграции Грузии в надрегиональные структуры сотрудничества, включая НАТО и т.д.

Разделяя общее мнение по поводу ненормальности сложившихся отношений между двумя странами участники конференции смогли удержать в целом доброжелательную и взаимоуважительную тональность разговора, не скатившись к политической риторике и обмену претензиями и обвинениями.

С обеих сторон отмечалось, что народы России и Грузии, по-прежнему, несмотря на ухудшение формальных отношений, симпатизируют друг другу, и политики в этом смысле от них отстают. В этой связи участники конференции напомнили о недавно проведенной парламентом акции в пользу нормализации российско-грузинских отношений, собравшей порядка 1,5 млн.

подписей из 5 млн. человек жителей страны.

В целом надо отметить, что Россия и Грузия никогда не являлись, и до настоящего времени не являются врагами. Более того, на межгосударственном уровне между ними провозглашено стратегическое партнерство. Грузия до 2005 года входила в СНГ, в другие международные организации, созданные на постсоветском пространстве с участием практических шагов. Для этого требовалось выстроить соответствующий механизм. А для реализации этой цели нужна политическая воля, которой практически не было.

В этой ситуации руководители двух государств, по мнению диссертанта, должны были понять, что Россия и Грузия «обречены» на партнерство. Грузия является геополитическим союзником на Кавказе, особенно в условиях распространения исламского экстремизма и активизации международного терроризма. Следует признать, что российское руководство это хорошо понимало. И метания Грузии в выборе главного партнера между Россией и США, как доказано в разделе, во многом порождены нашей собственной непоследовательной и противоречивой политикой. Естественным союзником для Грузии является в первую очередь Россия, без которой Грузия никогда не решит своих проблем, не утвердится в качестве сколько-нибудь влиятельного «центра сил» в регионе, без российских энергоносителей не построит жизнеспособную экономику и т.д.

В свою очередь у России к Грузии была объективная претензия, связанная с ее стремлением войти в НАТО, что являлось прямой угрозой безопасности Российскому государству, но ведь такое стремление, по мнению автора, не более чем политическая декларация, возможно и задуманная для того, чтобы вызвать у нас раздражение. Примечательно, что некоторые представители европейских государств предостерегали грузинское руководство от излишних иллюзий в этом отношении. Желание вступить в НАТО воспринималось Европой как следствие недоверия Грузии по отношению к России.

В этой связи диссертант задается вопросом, каким образом Грузия будет сотрудничать с Россией? Ведь НАТО не является инструментом решения грузинских проблем. Наоборот, Грузия должна была сама решить свои проблемы, в том числе и межэтнических конфликтов, прежде чем подавать заявку на вступление в альянс. Сближение, которое происходит между Россией и США, с одной стороны, Россией и Евросоюзом с другой, не будет остановлено из-за малых стран. Тем более, что такое сближение уже началось в это время на уровне серьезного взаимодействия спецслужб и экономической интеграции, например, РУРГаз и другие столь же масштабные компании являлись акционерами Газпрома и других аналогичных российских компаний.

В целом автор делает следующие выводы:

1. После распада СССР необходимо было создавать взаимовыгодные условия для реализации сочинских договоренностей, достигнутых в ходе встречи в верхах, в частности, к возобновлению переговоров по разработке российско-грузинского «рамочного» договора.

2. В ходе выстраивания российско-грузинских взаимоотношений необходимо было подготовить и обсудить декларацию о их реализации. Такой документ послужил бы мощным стимулом становления реальных, взаимовыгодных партнерских отношений между странами.

3. Целесообразно было бы использовать в интересах обоих государств экспертный потенциал, возможности неправительственных структур для формирования политической культуры и внутренней стабильности, устойчивого развития России и Грузии. Здесь имелось место для совместных проектов как на двусторонней, так и на многосторонней основе, в том числе, в рамках международных региональных организаций черноморского экономического сотрудничества и иных институтов. Начатый диалог между президентами может быть обогащен независимой, свободной экспертизой.

4. Для укрепления российско-грузинских отношений необходима наработка потенциала предложений и проектов, которые были бы способны подкрепить с обеих сторон декларированное партнерство. Наиболее перспективной задачей видится разработка механизма реального партнерства, например, по типу структур Евросоюза- с организацией системы комитетов и комиссий различного уровня и отвечающих за различную проблематику. В качестве первого шага на этом пути могла бы быть, по мнению диссертанта, интенсификация межпарламентских связей, в которых могли принимать участие парламентарии Грузии и обе палаты Федерального Собрания Российской Федерации.

В третьем разделе диссертант на широкой документальной базе исследовал эволюцию международно-договорных и политико-правовых основ российско-грузинских межгосударственных отношений. В разделе автором обосновывается вывод о том, что пришедший к власти Э.Шеварднадзе, будучи бывшим министром иностранных дел СССР, не являлся противником России, в отличие от радикально настроенного З.Гамсахурдиа, но и не активизировал политико-правовые взаимоотношения с Россией до тех пор, пока в сентябре 1993 З.Гамсахурдиа не вернулся в страну и не возглавил вооруженные отряды своих сторонников, действующие в Западной Грузии.

Для сохранения своей власти Э.Шеварднадзе был вынужден обратиться за военной помощью к России в обмен на подписание договора о вхождении Грузии в Содружество Независимых Государств и согласие на участие России в миротворческих операциях в Абхазии и Южной Осетии.

Эти международно-правовые договоренности напрямую обязывали Грузию сотрудничать с Россией, вкупе с партийным прошлым Э.Шеварднадзе предопределили дальнейшие политико-правовые основы Грузии в отношениях с Российской Федерацией. В результате, все последующее время, когда Э.Шеварднадзе являлся президентом Грузии – 1995-2003годы – прошло относительно спокойно. Между двумя странами не было крупных столкновений на межгосударственной почве.

В разделе подчеркивается, что в этих условиях еще в июне 1992 года Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин и Председатель Государственного совета Республики Грузия Э.А. Шеварднадзе провели рабочую встречу в Сочи для обсуждения комплекса международнодоговорных и политико-правовых отношений. Особое внимание было уделено тем проблемам в этой области, которые вызывали тогда осложнения в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Грузия. По окончании встречи они подтвердили тот факт, что Россия и Грузия должны и могут жить как добрые соседи и партнеры, признающие суверенитет, независимость и территориальную целостность друг друга. Стремясь действовать в соответствии с этими намерениями, Российская Федерация и Республика Грузия установили между собой, начиная с 1 июля 1992 года, дипломатические отношения на уровне чрезвычайных и полномочных послов.

В результате, по утверждению автора, было положено начало созданию новой политико-правовой базы отношений между Российской Федерацией и суверенной Грузией. Однако, как показано в разделе, этот процесс проходил достаточно сложно, так как расширение договорно-правовой базы не сопровождалось автоматически активизацией российско-грузинских международно-правовых отношений. В Грузии, как и в России, переход к самостоятельному развитию сопровождался глубокой деградацией договорно-правовой базы в области технологических, торговоэкономических и платежно-расчетных отношений. В результате, соискатель делает вывод, что Грузия была вынуждена приспосабливать свои международно-правовые связи с зарубежными странами к складывающимся обстоятельствам и вести поиск новых партнеров в ближнем и дальнем зарубежье на основе срочного формирования межгосударственных отношений, которые требовали новых правовых основ.

Новой вехой политико-правовых отношений России и Грузии стал период, когда, в результате цветной «Революции роз» и последующей отставки действующего президента Э. Шеварднадзе, обвиненного в фальсификации парламентских выборов 2 ноября 2003 года, к власти в Грузии пришел М.Н. Саакашвили, ставший президентом по итогам голосования на выборах 4 января 2004 года. Проведенные автором исследования показывают, что российско-политическое сотрудничество с этого периода характеризуется слабостью международно-договорных и политико-правовых основ.

В результате: во-первых, большое влияние на Грузию финансового кризиса 1998 года в Российской Федерации лишний раз подтвердило ее глубокую социально-политическую зависимость от России. Вместе с тем российско-грузинские политико-правовые отношения нуждались в нормализации, в тот период они были не совершенны. Их необходимо было формировать, приближая к реальной ситуации российско-грузинского сотрудничества. И в исследуемые годы, и в настоящее время политикоправовая база отстает от межгосударственных потребностей.

Во-вторых, Россия должна строить свои политико-правовые основы, по нашему мнению, таким образом, чтобы наши политические, экономические, гуманитарные возможности служили защите российских интересов в Грузии.

В этой связи Российская Федерация должна активизировать свою политику, строить ее на равноправной и взаимовыгодной основе. В этой связи необходимо обсудить эти вопросы на совместных российско-грузинских форумах, конференциях, «круглых столах» и т.д. с целью выработки взаимных позиций, которые в последствии воплотились бы в законы.

В-третьих, следует дать понять грузинскому руководству, что пока не будет прекращена антироссийская риторика политико-правовых отношений между двумя государствами упорядочить практически невозможно, да и не эффективно. В этих условиях крайне затруднительно совершенствовать и нормативную базу российско-грузинского сотрудничества в области политических, военно-технических, социально-экономических и др. связей.

В-четвертых, введение визового режима для граждан Грузии на время антитеррористической операции в Чечне со временем необходимо пересмотреть, так как эта акция свою задачу выполнила, но ее необходимо решать с учетом интересов российского народа.

В этих условиях автор раскрывает одну из важных причин отсутствия политико-правового интереса со стороны Российской Федерации к «грузинскому» направлению, которая в новых, послевоенных условиях в значительной мере объяснялась тем, что война фактически привела к смене парадигмы российской внешней политики. Ранее Россия в международнодоговорных делах позиционировала себя как держава, придерживающаяся status quo. Особую важность этого принципа российское руководство подчеркивало применительно к своей правовой политике на постсоветском пространстве. Война и последовавшее за ней признание независимости Абхазии и Южной Осетии перевели Российскую Федерацию в разряд ревизионистских государств, добивающихся, по крайней мере, изменения сложившегося регионального порядка. Но к этой роли Россия, как нам представляется, не была готова. Не было ни соответствующих идей для разработки новой стратегии долгосрочных действий в регионе, ни ресурсов, которые позволили бы осуществить политико-правовое переустройство регионального порядка.

В этой связи главная проблема, по мнению диссертанта, состояла в том, что российская сторона категорически отказывалась вести какие-либо дела с президентом М.Саакашвили. При таких подходах ключевой становилась задача поисков «обходных путей». В настоящее время главная задача состоит в том, чтобы поднять двусторонние связи России и Грузии на уровень международно-договорных и политико-правовых отношений Грузии с Западом. Это отвечало бы и российской многовекторной внешнеполитической концепции и принятой Грузией так называемой «крестообразной» внешнеполитической концепции, уравнивающей отношения Грузии как с Западом и Востоком, так и с Севером и Югом. В результате, российская стратегия на грузинском направлении могла бы приобретать некоторые очертания, однако отсутствие необходимой правовой базы по-прежнему сдерживает возможности ее построения, а недостаточно артикулированная схема принятия решений - смешение интересов ведомств, представителей крупного капитала и т.д., еще больше усложняет эту задачу.

Отсюда и имеющиеся опасения ослабления позиций России в регионе при укреплении здесь роли новых внешних игроков. В тоже время исследования, проведенные диссертантом, свидетельствуют о том, что ни США, ни Германия не планируют сделать Грузию своим протекторатом.

В этой связи должно быть четкое понятие, что объективные национальные интересы России и Грузии совпадают. Грузия является естественным геополитическим союзником России на Северном Кавказе, особенно в условиях распространения здесь религиозного экстремизма, активизации международного терроризма. Автор доказывает, что Грузия до сих пор недооценивала эти угрозы. И ее метания в выборе главного партнера между Россией и США во многом порождены ее собственной непоследовательной и противоречивой политикой в области международноправовых отношений.

Четвертый раздел «Основные направления экономических связей России и Грузии в первое пятнадцатилетие их независимого развития» - представляют собой первый в историографии опыт комплексного изучения конкретных форм и содержания экономических связей России и Грузии в конкретно-исторической ситуации первых 15 лет их суверенного развития.

Прежде всего диссертант подверг скрупулезному анализу формы и темпы взаимоотношений России и Грузии в контексте рыночного реформирования их национальных экономик. Характер, конкретные формы и содержание российско-грузинских отношений в 1991-2005 годы, как удалось установить диссертанту на основе статистических и других источников, объективно определялись как позитивными, так и негативными тенденциями. Так, например, в разделе показано, что только за первые десять лет после распада СССР товарооборот России с Грузией составил всего 140 млн. долларов, т.е.

упал почти в 40 раз. Темпы падения товарооборота в Грузии были самыми большими из всех стран СНГ. Для сравнения - с Белоруссией Россия за это время снизила товарооборот всего в два раза, с Казахстаном - в четыре раза, с Украиной - в шесть раз, с Молдовой - в десять раз. В результате доля товарооборота с Грузией составила из всех стран СНГ всего 0,5%. Это самый низкий уровень, в некоторой степени он был связан с тем, что промышленное производство в Грузии, например, в 1990-е годы упало на 77%, а в России - на 35%.

В этой связи автор отмечает, что в Грузии произошла кардинальная трансформация структуры промышленного производства. Грузия, которая ранее не специализировалась на отрасли ТЭК, увеличила его долю с 4% до 35%, но уменьшила почти в три раза долю машиностроения, и в десять раз - долю легкой промышленности и т.д. Все это свидетельствует о том, что между Россией и Грузией практически нечем было взаимовыгодно торговать, кроме товаров агропромышленного комплекса и марганцевых руд. На этом фоне позитивно выглядели усилия крупных частных российских компаний, нашедших свою нишу на грузинском рынке. Так сотрудничество компании ИТЭРА с Грузией в области поставок природного газа началось еще в 19году. В итоге экономическое состояние двусторонних отношений между Россией и Грузией в исследуемые годы значительно активизировалось.

В целом автор отмечает, что российский экспорт в основном базируется на ключевых, жизненно важных для самого существования республики позициях, поставках электроэнергии и газа, тем более что от Турции и США этот товар Грузия в перспективе не получит. Поэтому поддержание такой важной отрасли жизнеобеспечения страны, как энергетика, в значительной степени зависит от России, которая до сих пор, по неизвестной автору причине, не превратила ее в серьезный рычаг российской политики на южном направлении. Прекращение, либо возобновление российских поставок электроэнергии, нефти и газа не увязываются с политическими процессами в двусторонних отношениях.

Между тем, диссертант считает, что уменьшение Россией поставок газа и электроэнергии в находящуюся в долговой яме Грузию неизбежно позитивно сказалось бы на политической ситуации в республике и на позиции грузинского руководства в отношении нашей страны.

В этой связи диссертант обобщил положительный опыт российскогрузинских торгово-экономических отношений в исследуемые годы. В частности, он обосновал тот факт, что внешнеторговый оборот Грузии с Россией только в 2005 составил 362,4 млн. долларов США, что на 47,больше чем за 2004 год. Кроме этого Россия явилась основным источником электроэнергии, природного газа и сырья для Грузии. Например, только в период с 1 по 10 февраля 2005 года объем электроэнергии в Грузии, предназначенный для реализации, составил 25,6 млн. квт/ч в сутки. При этом доля импортируемой из России составляет около 27 % в общем объеме. В этой связи автор отмечает, что в советский период в Грузии успешно функционировали производства, которые выпускали магистральные электровозы, электродвигатели и сварочное оборудование, автоматизированное оборудование для программного управления, вычислительную технику, аналитические приборы и средства автоматизации технологических процессов, грузовые автомобили, корабли на подводных крыльях, минеральные удобрения, продукты бытовой химии и синтеза, средства защиты растений, вино-водочные изделия и минеральные воды, плодоовощные консервы, табак, цитрусовые и чай.

Структура экспорта России в Грузию, например, в первое пятилетие XXI века не претерпела существенных изменений. Как и раньше, в российском экспорте около 50% составляли продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, около 13% - товары машиностроения, 12,6% - продукция химической промышленности и 11,4% - минеральные продукты.

Однако в структуре импорта из Грузии в Россию продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье заняли почти 85% - вино-водочные изделия, минеральная вода, фрукты, цитрусовые, табак, а доля товаров отраслей машиностроения - всего 6%.

Анализ, проведенный диссертантом, показал, что внешнеэкономическое развитие Грузии определялось в исследуемые годы двумя направлениями: полная независимость руководства государства в разработке и проведении политики в сфере экономических отношений внутри страны и рассмотрение в едином контексте внешнеэкономических отношений со странами ближнего и дальнего зарубежья. На основе этих принципов определялся: во-первых, механизм сопряжения внутренней и внешней политики; во-вторых, структура и приоритеты внешнеэкономических связей; в-третьих, система государственного регулирования внешнеэкономических связей; в-четвертых, организационные мероприятия, связанные с развитием внешнеэкономических связей и т.д.

Все это позволило автору сделать вывод о том, что целесообразность развития экономических отношений России с Грузией в исследуемые годы определялась необходимостью: во-первых, максимального использования созданного ранее взаимодополняющего производственного потенциала; вовторых, гарантированного взаимного доступа к сырьевым источникам, возможным совместным действиям по их разведке и рациональному использованию; в-третьих, взаимовыгодного использования транспортной инфраструктуры, и, прежде всего той ее части, которая необходима для выхода на внешние рынки; в-четвертых, использования емкого рынка двух стран на основе взаимных поставок товаров; в-пятых, решения гуманитарных проблем, и в первую очередь, заботы государств о судьбе своих граждан, проживающих в другой республике; в-шестых, взаимовыгодного развития рекреационного комплекса на новом качественном уровне, использования огромного бальнеологического потенциала Грузии для лечения нуждающихся граждан России и т.д.

Далее диссертант показывает на большом фактическом материале, что важнейшей целью экономического сотрудничества России с Грузией являлось в исследуемые годы использование некоторых преимуществ и особенностей территориального разделения труда, межгосударственной торговли, специализации и кооперирования производства для достижения общих стратегических целей обоих государств. В качестве стратегических задач Российско-грузинского экономического сотрудничества автор выделяет: 1. создание условий для взаимовыгодного использования транспортной инфраструктуры, производственных мощностей, курортных и оздоровительных учреждений; 2. достижение экономического роста двух государств; 3. развитие взаимовыгодной торговли, углубление производственной специализации и кооперирования; 4. преодоление имеющихся экономических и социальных проблем; 5. создание благоприятного климата для товаропроизводителей двух государств и т.д.

При этом автор отмечает, что Россия и Грузия до сих пор являются стратегическими партнерами. И историческая миссия нашего государства исходит из того, что она должна развивать свои отношения со всеми постсоветскими странами, в том числе и с Грузией на основе взаимодополняемости экономик, рационального использования существующего потенциала.

Об этом, как показано в разделе говорилось 2 – 4 августа 1999 года в Москве, где состоялось очередное заседание Российско-грузинской комиссии по вопросам экономического сотрудничества. В ходе работы комиссии были подписаны соглашения: об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество; о сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией доходов, полученных незаконным путем. По итогам заседания комиссии был принят протокол, в котором содержались поручения министерствам и ведомствам, осуществляющим сотрудничество по дальнейшему развитию договорноправовой базы отношений двух стран, оживлению взаимной торговли на основе долгосрочных программ. Особое внимание было уделено ускорению погашения взаимозадолженностей, стимулированию развития сотрудничества в области электроэнергетики и газовой промышленности, транспорта и связи, урегулированию имущественных проблем.

Несмотря на довольно успешно создаваемую договорно-правовую базу экономического сотрудничества Грузии и России, показатели этого сотрудничества, как показано в разделе, не удовлетворяли ни одну из стран.

Оборот взаимной торговли в 1999 году составил 172,5 миллиона долларов против 290 миллионов в 1997-м, 265,4 миллиона долларов в 1998 году. При этом доля России во внешней торговле Грузии продолжала падать, в то время как, например, доля Турции - расти.

Российский экспорт в основном базировался на ключевых, жизненно важных для самого существования республики позициях - поставках электроэнергии и газа. Причем Россия поставки электроэнергии, нефти и газа не увязывала с политическими процессами в двусторонних отношениях.

Между тем диссертант считает, что уменьшение Россией поставок газа и электроэнергии в находящуюся в долговой яме Грузию неизбежно сказалось бы на политической ситуации в республике и на позиции грузинского руководства в отношении нашей страны. Одновременно он анализирует тот факт, что многие граждане Грузии а также этнические грузины, которым удалось получить российское гражданство и проживают в России, часть своих заработков перечисляют своим родственникам, проживающим в Грузии. Введение Россией визового режима в отношении Грузии, а также определенные меры в 2006 году в отношении этнических грузин - в том числе и граждан России, проживающих в России параллельно с развитием банковской системы способствовало росту использования банковских каналов для денежных переводов, что в значительной степени «вытеснило» утвердившуюся на постсоветском пространстве систему доставки денег родственникам с помощью знакомых возвращающихся на родину. Даже российско-грузинская война августа 2008 года не повлияла на эту тенденцию.

Об этом свидетельствует такой факт, изложенный в разделе, например, только в одном 2005 году в Грузию всего было переведено более чем 403 млн. долл. США, из которых российские деньги составили более чем 240 млн. долл. США, что составило 59,6 % от общей суммы всех денежных переводов. Однако, уже в 2008 году сумма всех переводов выросла в 2,5 раза и составила 1002 млн. долл. США, в то время как денежные переводы из России выросли в 2,6 раза и составили почти 6млн. долл. США, т.е. уже 63,3 % от общей суммы всех денежных переводов.

В результате, в 2009 году из-за глобального финансового кризиса денежные переводы в Грузию составили 84 % от денежных переводов за 2008 год, а из России и того меньше – 72,4%, что прежде всего объясняется особой тяжестью экономического кризиса в Российской Федерации.

Одновременно диссертант отмечает, что анализ пройденного пути экономических взаимоотношений постсоветских России и Грузии свидетельствует о наличии накопившихся проблем. Их нерешенность фактически не препятствует сохранению «экспорта» рабочей силы из Грузии в Россию, и «импорта» в Грузию российского капитала. Вместе с тем, эти взаимоотношения далеко не всегда однозначно воспринимаются общественностью России и Грузии: россиян настораживает высокая трудовая иммиграция (и не только из Грузии), а грузины с боязнью смотрят на российские инвестиции как на средство вовлечения Грузии в «Либеральную империю».

Все вышесказанное позволило сделать автору следующие выводы: 1. с распадом Советского Союза российско-грузинские межгосударственные отношения были наполнены антагонизмами, но экономическое сотрудничество продолжало развиваться. После августовской войны 20года Российская Федерация признала суверенитет Южной Осетии и Абхазии, что повлекло ослабление экономического сотрудничества между двумя государствами.

Грузия первой объявила нашей стране экономическую блокаду в начале девяностых годов, закрыв железнодорожный узел в город Самтредия, что повлекло прекращение экономических отношений между многими предприятиями двух государств. Этим фактом Грузия первой нанесла ущерб экономическим отношениям с Россией. Но и после этого инцидента Российская Федерация была важнейшим партнером Грузии. Лишь из-за финансово-валютного кризиса в России в 1998 году Турция получила приоритет во внешнеторговом обороте Грузии, так как кризис вызвал нестабильность обменного курса лари, национальной грузинской валюты.

Такая ситуация наблюдалась до 2006 года, когда РФ объявила торговое эмбарго на грузинскую продукцию. Эта мера была вынужденной, но несмотря на это обстоятельство российская Федерация не оставила грузинский народ в беде. Она продолжала поставлять электричество и газ, налаживала трудовые отношения, что видно на современных российскогрузинских экономических отношениях.

В пятом разделе диссертации «Специфика отношений России и Грузии в военно-технической сфере до середины 2000-х годов» прежде всего обосновывается вывод автора о том, что несмотря на распад СССР Российская Федерация придавала в исследуемые годы, придает и в настоящее время исключительно важное значение военно-техничекому сотрудничеству на постсоветском пространстве и Грузия в данном случае не стала исключением. В частности, диссертант обосновал тот факт, что с июня 19года российские войска в зоне грузино-абхазского конфликта находились в соответствии с решением и мандатом Совета глав государств СНГ. Мандат возлагал на них задачи по обеспечению гарантированного прекращения огня, предотвращению возобновления военных действий, контролю за тяжелой боевой техникой, содействию безопасному возвращению беженцев и т.д. В последующем, на российских миротворцев были возложены дополнительные задачи по обеспечению безопасности персонала миссии ООН, представителей ОБСЕ и других международных организаций, участвующих в урегулировании конфликта.

При этом автор отмечает, что с самого начала миротворческой операции в Абхазии руководство Грузии относилось к действиям КСПМ далеко не однозначно. Оно пыталось, как показывает диссертант, достичь своих целей руками миротворцев и, в частности, добиться от них таких действий, которые ликвидировали бы государственную независимость Абхазии. Грузинское руководство периодически блокировало продление их мандата, пытаясь добиться изменения его содержательной сути таким образом, чтобы возложить на российских миротворцев выполнение задач, соответствующих операциям по принуждению к миру.

К сожалению, грузинское руководство было не в состоянии осознать, что неудачная попытка решения проблем Абхазии и Южной Осетии военным путем отодвинула само решение проблемы на долгие годы. Более того, при попустительстве грузинских властей была предпринята попытка использовать чеченские бандформирования в своих интересах. С этой целью им было позволено в определенный период использовать Панкисское ущелье в качестве базы подготовки этих самых бандформирований.

Далее диссертант на основе документов и показаний очевидцев показал, что российское военное присутствие в Грузии было единственным фактором ее стабильности в этот исторический период даже несмотря на то, что оно не имело прочного договорно-правового основания. Подписанный сентября 1995 года договор о российских военных базах в Грузии в течение длительного времени не был ратифицирован сторонами. При этом грузинская сторона сделала заявление, что Договор будет представлен на ратификацию только после полного восстановления суверенитета Грузии над всей ее территорией, то есть после того, как Российская Федерация обеспечит восстановление реального контроля Тбилиси над Абхазией и Южной Осетией, что было нереально в сложившейся ситуации.

В этих условиях оставался важным, в тоже время дискуссионным вопрос о российских обычных вооружениях на территории Грузии в контексте договора об ограничении вооруженных сил в Европе - ДОВСЕ.

Этот договор и принятые в его развитие решения предусматривали жесткие количественные ограничения на российскую технику в так называемом «фланговом районе», куда входит и Грузия. Поддержание способности наших войск обеспечить внешнюю безопасность обоих государств требовало, чтобы в их распоряжении находился некий «обязательный минимум» обычных вооружений. Однако на переговорах грузинское руководство уклонялось от перераспределения квот таких вооружений в пользу Российской Федерации.

Кроме этого в первые пять лет после распада СССР и создания СНГ, как показано в разделе, возникло немало тревожных факторов, которые мешали нормализации и развитию отношений между Россией и Грузией.

Одним из основных факторов являлся вопрос о выводе российских военных баз с территории Грузии – в Батуми и Ахалкалаки. Несколько раньше в рамках Стамбульских решений ОБСЕ Россия вывела из Грузии две базы в Вазиани и Гудауте. С учетом сложившихся отношений, Российская сторона считала необходимым предоставить ей 11 лет для вывода инфраструктуры баз, а грузинская сторона настаивала на трех годах. После безрезультатного завершения 9-го раунда переговоров между Грузией и Россией по военнотехническим вопросам, который прошел в Тбилиси, глава делегации на переговорах, заместитель министра иностранных дел Грузии Мераб Антадзе заявил: «Если мы не достигнем на грузино-российских переговорах договоренности, которая в цивилизованных формах даст возможность вывода российских баз из Грузии, то нельзя исключать того, что в крайнем случае с нашей стороны в одностороннем порядке может быть поставлен вопрос об объявлении незаконным нахождение военных баз на нашей территории». Комментируя это заявление, российская газета «Коммерсант» отметила, что Тбилиси фактически выдвинул Москве ультиматум.

В этих условиях, как показано в разделе, складывающаяся ситуация в сфере взаимодействия в области безопасности рассматривалась многими в России как стремление руководства Грузии создать предпосылки для дальнейшего вытеснения России из процесса урегулирования существующих конфликтов, что не мешало однако поддерживать на рабочем уровне военнотехническое сотрудничество России и Грузии в иных сферах обеспечения безопасности, таких, например, как правоохранительная, пограничная, взаимодействие спецслужб и др.

В этой связи автор делает следующие выводы. После распада СССР военно-техническое российско-грузинское сотрудничество развивалось зигзагообразно. С научной точки зрения военное присутствие России в Грузии выглядело в исследуемые годы не слишком убедительно. Это 62-ая база в Ахалкалаки, 12-ая база в Батуми, 142-ой бронетанковый ремонтный завод вблизи Тбилиси. На 62-й базе в Ахалкалаки на службе состояли местные армяне, а на 12-ой в Батуми - местные грузины. Численность этих войск была сравнительно невелика, а их боеспособность не отмечалась достаточно высокой. В целом, эти базы не приносили ни России, ни Грузии покоя и стабильности, а условия возникновения конфликтов были не всегда способны реально отстаивать чьи-либо интересы. В случае конфликта эти базы могли стать заложниками ситуации - вовлечь Россию в очень сложное положение, хотя в определенной степени они, по мнению автора, фактором стабильности не являлись. Призыв к России «сделать шаг» и решить вопрос о скорейшем выводе баз, был воспринят в Грузии как свидетельство действительно конструктивного подхода России к отношениям с Грузией.

Исследование также показало наличие положительного опыта двустороннего российско-грузинского военного сотрудничества. Этот опыт был связан с совместной охраной границ и сотрудничеством в этой области.

Так, например, Грузия обратилась с просьбой о том, чтобы Россия оказала помощь в обучении грузинских пограничников. Самым позитивным следует, по мнению автора, считать тот факт, что между погранслужбами двух государств был подписан Договор о взаимодействии. В итоге общий участок границы был надежно защищен. Одновременно доказано, что тесное военное сотрудничество в перспективе между РФ и Грузией просто необходимо. Так, например, реальная угроза терроризма требует активизации сотрудничества между Россией и Грузией, а, возможно, и США.

Исследование проблемы показало, что цель России не состояла в том, чтобы всеми силами цепляться за военное присутствие в Грузии. Для нее было бы гораздо выгоднее вместе с грузинской стороной участвовать в формировании грузинских вооруженных сил, в их укреплении. Кроме того, Россия могла бы открыть определенное число вакансий в Академии Генерального Штаба и других Академиях ВС РФ для грузинских офицеров, что было бы довольно полезно для Грузии. В современных условиях грузинская сторона все же больше, чем российская, заинтересована в том, чтобы привлечь Россию на кооперативных началах к урегулированию существующих проблем в развитии военно-технического сотрудничества между двумя государствами. Однако эта проблема по многим причинам практически не решается в ущерб российско-грузинских военных отношений.

В заключении диссертации подводятся основные итоги проделанной работы в теоретическом, историографическом и конкретно-историческом аспектах. Российско-грузинское экономические и военно-технические отношения, как доказывает автор диссертации, являют собой не совсем положительный пример плодотворного синтеза внешнеэкономического и военно-технического подходов и толкования современных норм добрососедских отношений. Такое положение, по мнению диссертанта, не является существенным вкладом в глобализируемую копилку мирового опыта интеграции стран и народов. Нарушение исторической общности, взаимосвязи и взаимозависимости экономик, военно-технической сферы двух бывших братских союзных республик не могут составлять основу их двустороннего интеграционного сотрудничества.

Диссертант убежден, что Россия и Грузия в перспективе могут стать стратегическими партнерами, взаимоотношения которых могут позволить успешно решать важные текущие и перспективные задачи развития их национальных экономик, коллективную безопасность. Именно эти направления должны стать ключевыми в деятельности двух государств и быть нацелены на прочное сотрудничество в наступившем XXI веке.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОТЫ ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

а) публикации в изданиях ВАК:

1. Елтышева Н.Н. Некоторые направления экономических отношений России и Грузии (1991-2005) // Вестник РУДН. Серия «История России». – 2012. - № 1. – С. 49-57 (0,6 п.л.).

б) публикации в прочих изданиях:

2. Елтышева Н.Н. Основные причины разногласий России и Грузии после распада СССР // Особенности развития Российской Федерации в области управления, права и культуры на современном этапе (8-9 мая 2010 г.) / Материалы круглого стола. - М.: Изд-во РУДН, 2010. - С. 17-21 (0,4 п.л.).

3. Елтышева Н.Н. Формирование межгосударственных отношений Российской Федерации и Грузии 1990-е годы. - М., 2011. - 17 с. (0,7 п.л.).

4. Елтышева Н.Н. Особенности экономического сотрудничества России и Грузии после распада СССР // Система образования в странах СНГ: развитие и перспективы (15-16 апреля 2012 г.). / Материалы ХIV Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых - М.: Изд-во РУДН, 2012. - C. 125-131 (0,3 п.л.).

5. Елтышева Н.Н. Некоторые проблемы российско-грузинских отношений в военно-технической сфере // Система образования в странах СНГ: развитие и перспективы (15-16 апреля 2012 г.). / Материалы ХIV Всероссийской научнопрактической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых - М.:

Изд-во РУДН, 2012. - C. 144-148 (0,3 п.л.).

Елтышева Н.Н. Эволюция экономических и военно-технических отношений России и Грузии (1991-2005 гг.) АННОТАЦИЯ В диссертации на документальном и источниковедческом материале анализируются исторические предпосылки оформления межгосударственных отношений Российской Федерации и суверенной Грузии. Особое внимание диссертант уделил раскрытию эволюции международно-договорных и политико-правовых основ российско-грузинских межгосударственных отношений. При этом выявил и комплексно исследовал основные направления экономических связей России и Грузии в первое пятнадцатилетие их независимого развития, а также специфику отношений России и Грузии в военно-технической сфере до середины 2000-х годов.

Eltysheva N.N. The evolution of economic and military-technical relations between Russia and Georgia (1991-2005) ANNOTATION There are analyzed historical background of the processing of international relations of the Russian Federation and sovereign Georgia on documentary and source-analysis material in the dissertation. Particular attention is paid to disclosure of dissertation evolution of international treaty, political and legal foundations of the Russian-Georgian interstate relations. In this case revealed a complex and investigated the main directions of economic ties between Russia and Georgia in their first fifteen years of independent development and specificity of relations between Russia and Georgia in military-technical sphere to mid-2000s.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.