WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Федько Иван Владимирович

ЭСЕРЫ НА ДОНУ В МЕЖРЕВОЛЮЦИОННЫЙ И РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОДЫ (1907 1920 ГГ.)

Специальность 07.00.02. Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук

Ростов-на-Дону

2012

Работа выполнена на кафедре исторической политологии исторического факультета Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

Научный руководитель кандидат исторических наук,

профессор

Смагина Светлана Михайловна

Официальные  оппоненты  доктор исторических наук,

  профессор

  Циткилов Пётр Яковлевич

  кандидат исторических наук,

  доцент

  Брызгалова Ирина Генриховна

Ведущая организация Северо-Кавказский федеральный 

  университет

  Защита состоится «21» декабря 2012 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.208.08 по историческим наукам при Южном федеральном университете по адресу:

  344006, Ростов-на-Дону, ул. Большая садовая, 105/42.

  С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «20» ноября 2012 г.

Учёный секретарь Диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент Пуховская Н.Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Деятельность человека во все времена и эпохи была направлена, не только на удовлетворение физических потребностей, но и духовное и интеллектуальное развитие. Стремление к лучшей жизни, отличавшее левую систему ценностей от других мировоззренческих конструкций, обусловило её привлекательность в народных массах. Социально – политические катаклизмы, имевшие место в России в начале ХХ века, предоставили левым политическим силам, в том числе и эсерам, возможность реализовать на практике свой проект государственного устройства – социально ориентированного государства. Как известно, партия социалистов-революционеров в начале ХХ века являлась одним из крупнейших политических фигурантов. Это было обусловлено не только её программными положениями, но и наличием разветвлённой сети местных партийных организаций, делавших её максимально приближенной к российским гражданам. В этой связи изучение деятельности эсеров в регионах, в том числе и на Дону, представляет несомненный исследовательский интерес, поскольку важнейшим показателем зрелости партии является успешное и адекватное конкретной исторической обстановке функционирование партийных структур на местах.

Научная актуальность обусловлена в первую очередь недостаточной разработанностью в отечественной науке процесса структурирования и деятельности донских эсеровских организаций в период между двумя революциями (1907 – 1917 гг.): перипетий организационного строительства, выработки стратегической линии и расстановки приоритетов практической деятельности.  Социально-политическая актуальность в определённой степени связана с современными политическими процессами. Работа донских эсеров в рамках умеренно-социалистической коалиции в городских думах представляет собой, несмотря на все трудности, яркий пример защиты интересов граждан, попыток в рамках закона сгладить острые социально-экономические конфликты и перевести общественную энергию в организованное русло.

Объектом исследования являются эсеровские организации Дона в межреволюционный и революционный периоды (1907 – 1920 гг.).

Предметом исследования выступает процесс организационного оформления эсеровских партийных единиц на Дону – численный и социальный состав, структура организаций и групп, а также их практическая деятельность, тактическая линия и её трансформация на крутом повороте исторического процесса в 1917 и последующие годы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 1907 по 1920 год. Выбор нижней границы обусловлен завершением первой российской революции и связанной с её поражением ликвидацией большинства донских эсеровских организаций и групп. В свою очередь, с начала 1920 года на Дону начался активный процесс утверждения Советской власти, который привёл к ликвидации, по существу, всех небольшевистских организаций.

  Территориальные рамки исследования включают территорию бывшей Области войска донского. В 1907 – 1917 гг. она насчитывала девять округов: Первый Донской, Второй Донской, Донецкий, Усть-Медведицкий, Хоперский, Черкасский, Ростовский, Сальский и Таганрогский. В 1918 году из частей Усть-Медведицкого, Хоперского и Донецкого округов был образован Верхне-Донской округ. 20 марта 1920 года Донской край получил название Донской области с центром в городе Ростове-на-Дону. 

Степень изученности темы. В историографии проблемы выделяются три этапа:

  1. дооктябрьский;
  2. советский – 1917 – 1980-е. гг.;
  3. современный – н. 1990-х гг. – по настоящее время.

Характерно, что в рамках дооктябрьского историографического периода выделяется книга А.И. Спиридовича.1 Являясь сотрудником департамента полиции, жандармским полковником и много лет наблюдая за ходом революционного движения в России и его фигурантами, он особо выделил партию социалистов – революционеров, положив начало устойчивому представлению об эсерах как исключительно террористической организации. В книге содержались некоторые данные о деятельности эсеровских организаций и групп на Дону в годы первой российской революции, а также приводились факты, проливающие свет на развитие донского эсеровского движения в межреволюционный (1907 – 1917 гг.) период.2

Главная роль в зарождении историографической традиции освещения неонародничества, обосновании теоретико-методологических основ партийной программы принадлежала идеологам этого движения – В.М. Чернову, Б.В. Кореню, Н.Д Авксентьеву и другим.3 Особую ценность имели работы В.М. Чернова, в первую очередь его «Этюды…», представлявшие попытку серьёзного научно-философского синтеза в обосновании доктрины неонародничества.4

Оценки программно-теоретическим установкам эсеров давали и их политические оппоненты, в частности либералы и социал-демократы. По мнению П.Н. Милюкова и П.Б. Струве, эсеры являлись самой революционной из всех русских партий, хотя и сохраняли в тактике политическую наивность, доходившую до веры в чудеса «и стремление двигать людьми, как автоматами, а не учить их двигаться».5

Не остались в стороне от дискуссий и социал-демократы. Представляют интерес оценки, данные эсерам меньшевистскими авторами в пятитомном издании «Общественное движение в России в начале ХХ века», в частности третьем томе, пятой книге [СПб, 1914].6 Во второй главе «Народнические партии», написанной известным социал-демократом П.П. Масловым, автор признал, что «народническая теория» экономического развития России путём значительных поправок сделалась в начале ХХ века «снова популярной» за счёт попыток её идеологов «опереться на большинство населения».7 Анализируя организационную структуру и деятельность эсеров накануне и в ходе первой российской революции, П.П. Маслов обратил внимание на тот факт, что в партию вошли разнообразные революционные элементы, «почему-либо не удовлетворившиеся программой или тактикой социал-демократов».8 Однозначно партия эсеров характеризовалась как социалистическая, но с элементами утопизма в оценке роли крестьянства.

Однако, впоследствии в Советской России эти методологические наработки меньшевиков – «друго-врагов» большевиков – не получили развития. На долгие десятилетия в советской историографии утвердилась ленинская методология изучения непролетарских (небольшевистских) партий, в том числе и эсеров, главным системообразующим элементом которой стало признание «мелкобуржуазной» классовой сущности партии социалистов-революционеров.

В 1920-е гг. началось складывание источниковой базы по тематике революционного движения в южных казачьих областях России, в том числе и на Дону. В частности, в сборнике документов «Пролетарская революция на Дону» были опубликованы воспоминания одного из лидеров ростовских левых эсеров З. Чикмардина.9 В эти годы появились также первые обобщающие работы ряда авторов [Н.Л. Янчевского, А.А. Френкеля, В. Владимировой, И.П. Борисенко, П. Лисовского], посвящённые в первую очередь революционным событиям 1917 – 1920 гг.10 В них рассматривалась деятельность социал – демократов и эсеров в феврале – октябре 1917 года, процесс становления в регионе Советской власти. Н.Л. Янчевский не ограничился освещением отдельных революционных событий, объектом его исследования стал весь социум. Процессы, происходившие на Северном Кавказе в 1917 – 1920 гг., рассматривались автором как составная часть общероссийского революционного движения. 

В целом, в работах вышеупомянутых авторов были выявлены отдельные аспекты проблемы, положено начало осмыслению истории местных организаций политических партий, которое было продолжено в последующие годы, в работах таких историков как М.Н. Корчин Я.Н. Раенко, П.В. Семернин.11 Данные авторы основное внимание уделяли функционированию на Дону большевистских организаций; ими закладывалась история РКП (б), в то время как деятельность противостоявших большевикам в политической практике эсеров и меньшевиков не стала предметом специального изучения. Определённый фактологический материал по проблеме содержался также в работах  Ю.И. Серого, В.А. Золотова, А.П. Пронштейна, Е.И. Демешиной, Д.С. Бабичева.12

В 1970 – 1980-е гг. стал формироваться основной историографический массив по проблематике российского партогенеза. Значительное влияние на развитие региональной историографии оказали труды О.В. Волобуева, В.В. Шелохаева, Л.М. Спирина, В.В. Комина, К.В. Гусева, В.В. Гармиза.13 Участие эсеров в первой российской революции получило освещение в обобщающем коллективном труде «Политические партии России в период революции 1905 – 1907 гг.: количественный анализ».14 Один из его авторов, М.И. Леонов, сделал достоянием научной общественности численный состав региональных эсеровских организаций, в том числе и на Дону, в годы революции 1905 – 1907 гг.  В свою очередь, донскими историками Ю.К. Кириенко и В.П. Трутом всестороннему анализу подверглось казачество Дона; изучалось влияние на него различных партий, в том числе и эсеров.15 Существенным вкладом в региональную историографию стали труды донского учёного А.И. Козлова.16 В них автор не только характеризовал экономическое состояние региона в 1917 году, но и проанализировал деятельность среди населения местных партийных организаций, в том числе и эсеровских.

Серьёзным анализом партийных организаций Дона отличаются труды ростовского историка В.Н. Сергеева, в которых главный акцент в указанный период делался на деятельности большевиков.17 Деятельность местных организаций партии социалистов – революционеров рассматривалась в рамках советской историографической традиции, подчёркивался её мелкобуржуазный характер.

В 1980-е гг. появились первые исследования по истории эсеровского максимализма. Д.Б. Павлов в своей монографии «Эсеры – максималисты в первой российской революции» коснулся и деятельности максималистских организаций в крупнейших центрах Области войска донского –  Ростове и Нахичевани-на-Дону, Таганроге.18 Он привёл данные о географии распространения организаций донских эсеров – максималистов и их практической деятельности. Исследователи [ К.В. Гусев, А.С. Смирнов, П.А. Голуб ] не обошли своим вниманием и деятельность на Дону в 1917 – 1918 гг. левых эсеров, которая рассматривалась в основном в контексте левоблокистской тактики большевиков.19

Рубеж 1980 – 1990-х гг. знаменовал начало нового этапа историографии, в значительной степени связанного с ростом общественного и научного интереса к альтернативным моделям политического устройства. Одной из его основных характеристик может быть признано рассмотрение прошлого сквозь призму не одной, как было в советской историографии, а нескольких идеологических систем: либерализма, консерватизма, социализма.20

В рамках современного периода историографии происходит дальнейшее расширение источниковой базы истории политических партий, в том числе и эсеров. Большая заслуга в этом принадлежит издательству «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН).21 Составителями, комментаторами и авторами вступительных статей сборников документов по истории партии эсеров стали Н.Д. Ярофеев, Я.В. Леонтьев, Д.Б. Павлов. Выход этих изданий, а также во многом постановочные редакционные статьи к ним, стимулировали исследовательскую мысль, в том числе и в регионах, способствовали углублению научного поиска по проблеме.

В последнее время появилось огромное количество статей, диссертаций, монографий, в которых освещались различные стороны жизни партии эсеров на всём протяжении её развития: организационное становление и практическая деятельность, эволюция программных положений и тактических установок, процесс оформления различных течений в партии и так далее [М.И. Леонов, К.Н. Морозов, Р.А. Городницкий, О.В. Будницкий, Л.М. Овруцкий, А.И. Разгон, А.Л. Литвин, А.А. Кононенко].22

Несомненный исследовательский интерес в рамках актуального направления исторического исследования – персональной истории23, представляют работы О.В. Коноваловой, К.В. Гусева, в которых реконструированы политические портреты и взгляды лидеров П.С.Р. – В.М. Чернова, М.А. Спиридоновой.24 Сегодня также стало очевидным, что российские политические партии – это продукты не только политической, но и культурной, мировоззренческой, этической, а также ценностной дифференциации в обществе.25 Такой подход способствовал не только активизации исследовательского интереса к истории эсеров, но и стимулировал изучение формирования её партийных структур на местах, в том числе и на Дону. Деятельность и функционирование партии социалистов – революционеров на Дону в 1905 – 1907 гг. получило своё освещение в кандидатской диссертации С.В. Крамской.26 Исследователь выявила основные формы и методы деятельности социалистов – революционеров в годы революции, определила их место в системе партийных объединений в регионе.

Другие историки [В.Н. Сергеев, Е.Л. Шилкина, Е.М. Трусова, И.Г. Брызгалова] акцентировали внимание при изучении регионального общественно – политического процесса на деятельности донских эсеров в 1917 – 1920 гг. В работах В.Н. Сергеева, являвшихся логическим продолжением его научных изысканий, начатых в 1970 – 1980-е гг., содержится солидный фактологический материал, связанный с функционированием эсеровских партийных организаций на Дону и практической деятельностью их членов. Несмотря на то, что основной акцент исследователь делал на деятельности местных большевиков, он достаточно детально рассмотрел процессы, происходившие в среде донских эсеров в 1918 – 1920 гг., раскрыл механизмы их организационного кризиса.27

Несомненный интерес представляют исследования и других донских историков: Е.М. Трусовой, И.Г. Брызгаловой, Е.Л. Шилкиной, посвящённые проблемам местного самоуправления на юге России.28

Таким образом, современная историческая наука признаёт за социалистами – революционерами наличие весьма масштабной ниши в политической палитре Дона, одном из центров общественно – политического движения. Одновременно выявлено, что в дальнейшей разработке нуждается ряд вопросов, в том числе деятельность эсеров на Дону в межреволюционный (1907 – 1917 гг.) период: её приоритеты, методы и результативность на всём протяжении этого длительного исторического отрезка.

Цель данной работы состоит в комплексном изучении эсеровского движения на Дону – её содержания, характера и конкретных форм проявления в политической практике в контексте внутренней истории П.С.Р. и социально-политической обстановки в регионе в 1907 – 1920 гг.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

  1. исследовать процесс возобновления организационного строительства донских эсеров в 1907 – 1917 гг., выявить его содержание и этапы;
  2. проанализировать структуру, численность и состав эсеровских организаций и групп в рамках Области войска донского не только в их территориальной и хронологической, но и партийной сопоставимости;
  3. выявить содержание, основные направления и методы (тактика) деятельности донских эсеров и её результаты, а также механизмы выработки эсерами оптимальной поведенческой линии, применительно к специфике рассматриваемого региона;
  4. определить место донских эсеров в региональном политическом пространстве путём анализа их деятельности (1917 – 1919 гг.) в городских думах и Советах, а также их участия в выборах в Учредительное собрание в избирательном округе Области войска донского, являвшихся неотъемлемой частью процесса практической реализации программных установок партии на местах;
  5. на основе партийной периодики и сборников соответствующих документов реконструировать процесс организационного оформления левых эсеров на Дону в конце 1917 – начале 1918 гг., проходившего в контексте общепартийного процесса самоидентификации различных частей партии.

Источниковая база. Отбор источников производился в соответствии с приоритетностью информации для реализации цели и задач исследования. В соответствии с этим источниковую базу исследования составили опубликованные источники и архивные материалы. Опубликованные источники, согласно современным подходам к классификации по целям их создания и функциям в социальной реальности,29 подразделяются на группы:

  1. Документы П.С.Р. периода 1907 1920 гг. позволяют выявить процесс разработки партией политической стратегии и тактики, теоретических проектов её лидеров, которые являлись руководством в деятельности партийных организаций на местах. Выделяется несколько подгрупп:
  • Программа и устав П.С.Р., принятые на первом (25 декабря 1905 – 4 января 1906 гг.) партийном съезде,30 дополнения к организационному уставу, принятому на четвёртом (26 ноября – 5 декабря 1917 года) партийном съезде.31
  • Стенограммы, протоколы и резолюции третьего (25 мая – 4 июня 1917 г., Москва) 32 и четвёртого (26 ноября – 5 декабря 1917 г., Петроград)33 съездов, Советов партии,34 первой (август 1908 года, Париж) общепартийной конференции35, постановления Центрального комитета П.С.Р.36 В работе были также использованы материалы первой (учредительной) конференции (10 – 24 октября 1906 года, Финляндия) Союза эсеров – максималистов,37  первого (19 – 28 ноября 1917 года, Петроград) и второго (17 – 25 апреля 1918 года, Петроград) съездов партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов).38
  1. Произведения и публичные выступления лидеров и идеологов П.С.Р.: В.М. Чернова39, а также членов донских эсеровских организаций – А.А. Николаева,40 Б. Кореня,41 И. Родионова,42 П. Сухарева и М.Л. Сироты.43 В работе также использовалась программная публицистика эсеров – максималистов – С. Светлова и С. П-овича.44 Изучение данных источников позволило расширить и уточнить смысл программных формулировок, идеологических и тактических установок партии эсеров, провести их определённую дифференциацию.
  2. Периодическая печать. При написании диссертации использовалась: 
  • Официальная печать П.С.Р. и донских эсеровских организаций: «Дело народа» (печатный орган Центрального комитета П.С.Р.), «Воля народа» (печатный орган правого крыла П.С.Р. – А.А. Аргунов, П.А. Сорокин, Н.Д. Авксентьев, Е.Н. Брешковская); «Земля и воля» (печатный орган Ростово-Нахичеванского комитета П.С.Р.), «Голос донской земли» (печатный орган Донского областного комитета П.С.Р.), «Социалист-революционер» (печатный орган Затемерницкого районного комитета П.Л.С.Р. (интернационалистов)), «Революционное знамя» (печатный орган Ростово-Нахичеванского комитета П.Л.С.Р. (интернационалистов)). Анализ материалов периодической печати позволил выделить основные принципы, которыми руководствовались донские эсеры в своей практической деятельности, а также её результаты. 
  • Официальная печать местных организаций социалистических партий: социал – демократов (меньшевиков) – «Рабочее дело» - (печатный орган Донского комитета и Донского областного центра РСДРП (м)); социал – демократов (большевиков) – «Наше знамя» (печатный орган Ростово-Нахичеванского комитета РСДРП (б)); «Народная мысль» (печатный орган трудовой народно – социалистической партии). Данные печатные органы позволили изучить оценки, дававшиеся донским эсерам их политическим оппонентами, и выявить характер межпартийных отношений в рассматриваемом регионе.
  • Печатные органы Советов рабочих и солдатских депутатов – Ростово-Нахичеванского Совета рабочих и солдатских депутатов («Известия Ростово-Нахичеванского Совета рабочих и солдатских депутатов»), Таганрогского Совета рабочих и солдатских депутатов («Вестник труда»). В них нашла отражение работа донских эсеров в Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
  • Ежедневные общественно-политические газеты – «Приазовский край» (город Ростов-на-Дону), «Ростовская речь», «Таганрогский вестник» (город Таганрог), «Вольный дон» (газета, выходившая в Новочеркасске с 7 апреля 1917 года сначала как Известия Донского исполнительного комитета, затем как орган Войскового правительства). Данные газеты содержат обширный фактический материал об общественно – политических процессах, происходивших на Дону.
  1. Источники личного происхождения («Я-документы» или «эгодокументы»45), в частности такая их разновидность как воспоминания и мемуары. В диссертации использовались воспоминания и мемуары как лидеров П.С.Р. (В.М. Чернова46, В.М. Зензинова47, Б.В. Савинкова48, Е.К. Брешко-Брешковской49), так и деятелей донских эсеровских организаций (М. Миронова50 и З. Чикмардина51).

  Воспоминания и мемуары ценны именно субъективным видением авторами отдельных событий 1907 – 1920 гг., своим психологическим настроем. Они дополняют и уточняют общую политическую картину рассматриваемого периода, их использование позволяет «антропологизировать», то есть «очеловечить» описываемые политические процессы.

5. Документы государственных учреждений и властных структур, в частности декреты Советской власти.52

В диссертации активно использовались архивные документы материалы 14 фондов региональных архивов ГАРО (Государственного архива Ростовской области) и ЦДНИРО (Центра документации новейшей истории Ростовской области), в частности:

  • охранного отделения (Ф.826), Донского областного жандармского управления (Ф.829), Новочеркасской судебной палаты (Ф.41) и ряда других. В них содержится фактический материал о деятельности эсеровских организаций и групп в межреволюционный (1907 – 1917 гг.) период. По существу, материалы перечисленных фондов являются единственным источниками по данному периоду.
  • Ростовская-на-Дону городская управа (Ф.90), Нахичеванская-на-Дону городская управа (Ф.91), Таганрогская городская управа (Ф.577 и 580), Новочеркасская городская дума (Ф.694). На основании всестороннего изучения данных архивных фондов была исследована работа донских эсеров в городских муниципалитетах.
  • Материалы Донской областной комиссии по делам о выборах в Учредительное собрание (фонд 855). В фонде хранятся: списки кандидатов в Учредительное собрание, в том числе и от эсеров; данные о проведении выборов в различных округах Ростовской области и их результаты.
  • Материалы Ф.12 (истпарта) ЦДНИРО. В фонде представлены воспоминания лидеров местных партийных организаций, в том числе и эсеров (М. Миронова), позволяющие исследовать процессы практической деятельности региональных партийных структур эсеров.

Методология. На современном этапе неоднозначность и многоплановость исторического процесса предполагают поиск новых методологических ориентиров его изучения. Как считает академик РАН Ю.С. Пивоваров, сегодня необходимо обратиться к «поссибилитистскому» подходу, предполагающему использование «эластичной методологии», главное кредо которой: «возможно такое развитие [исторического процесса], но предполагается и возможность иного».53 Согласно данному подходу должен использоваться комплекс различных методик [технологий], позволяющих раскрыть существо проблемы и создать систему соответствующих выводов.

Диссертация основывается на сочетании следующих методологических принципов: историзма, холизма, научности и объективности.54 Принцип историзма позволяет проследить процесс организационного оформления и практической деятельности донских эсеровских организаций и групп под воздействием конкретно – исторических условий функционирования П.С.Р. в 1907 – 1920 гг.; его использование помогло реконструировать социал-революционную модель общественно – политического и социально – экономического устройства России применительно к специфике рассматриваемого региона, определить её основные качественные характеристики и способы практической реализации.

Принцип холизма, воспринимавшийся как исходное представление о единстве изучаемого объекта, позволил взглянуть на эсеровское движение на Дону, с одной стороны, как на сложноорганизованную систему саму по себе, со своей определённой логикой и спецификой развития, с другой, как на неотъемлемую часть истории П.С.Р. в целом.

Принцип научности активно применялся при работе с комплексом источников по теме исследования, которая включала в себя: во-первых, анализ (критику и интерпретацию) источников, во-вторых, синтез содержащейся в них информации; это позволило сформировать фактологическую модель исследования и построить на её основе авторскую концепцию развития эсеровского движения на Дону.

Принцип объективности, в свою очередь, диктовал определённые правила работы, то есть при построении соответствующей авторской концепции сведения, противоречащие ей или не вписывающиеся в неё, не игнорировались, а подвергались осмыслению.

Диссертационное исследование построено на комплексе общенаучных и специально – исторических методов.

Из общенаучных методов использовались:

Метод системного анализа (системно-синергетический), позволивший, с одной стороны, комплексно, а с другой, дифференцированно изучить процесс становления и развития эсеровского движения на Дону в общем русле развития партийной системы в России в 1907 – 1920 гг. в её региональном срезе. Эсеровское движение на Дону рассматривалось как целостное, системное образование, имевшее своё строение (отдельные организации и их участники), структуру (комитеты, президиумы, различного рода партийные комиссии и группы) и функции (практическое осуществление программных установок П.С.Р. на местах). В целом, применение данного метода позволило рассмотреть донские эсеровские организации в их строении, функционировании и развитии, то есть реконструировать социо-культурную и политическую динамику. 

Такие методы как: сравнение, обобщение, анализ и синтез, метод классификации, применявшиеся на всех стадиях (эвристической, эмпирической и теоретической) исторического исследования, способствовали построению целостной картины исследуемого объекта.

К специально-историческим относились:

Историко-генетический метод, позволивший раскрыть эволюцию эсеровского движения на Дону в процессе его исторического развития с учётом истоков и предпосылок; показать причинно-следственные связи и закономерности в их непосредственности, а исторические события и личности охарактеризовать в их индивидуальности и образности.

Феноменологический метод, способствовавший выявлению сущности и специфики организации и практической деятельности донских эсеров в межреволюционный и революционный (1907 – 1920 гг.) периоды с учетом их происхождения, внутренней структуры, связей и особенностей функционирования, то есть более полному и глубокому отображению сложности и разнообразия изучаемого объекта и связей внутри него.

Историко-сравнительный метод, применявшийся, с одной стороны, для определения черт сходства и различия основных социал – революционных течений (ортодоксальных эсеров, эсеров – максималистов и левых эсеров), с другой, для конкретизации основных принципов, которыми руководствовались донские эсеры в своей практической деятельности и сопоставления их с программными установками и тактикой других региональных политических организаций и групп.

Историко-антропологический метод, связанный с использованием аксиологического принципа, предоставивший возможность установить связь идей социалистов – революционеров с «ценностями», господствовавшими в широких народных массах – сфере общественной морали, нравственности. В рамках этого подхода исследовался вопрос востребованности эсеровских идей у отдельных социальных слоёв, а также их адекватность историческим реалиям рассматриваемого региона. Применение данного метода позволило также показать роль личности в исторических событиях и придать им «человеческое измерение».55

Проблемно-хронологический метод, выразившийся в виде представления развития эсеровского движения на Дону как ряда проблем, каждая из которых рассматривалась в хронологической последовательности событий, что дало возможность выявить сущностные черты, характерные для каждого этапа развития эсеровского движения на Дону, проследить их преемственность.

Использование перечисленных методов позволило провести научное исследование проблемы, сделать соответствующие выводы и оценки.

Научная новизна исследования состоит в комплексном изучении процесса оформления эсеровских организаций на Дону и их практической деятельности в межреволюционный и революционный (1907 – 1920 гг.) периоды:

  1. на основании анализа архивных материалов выявлена эволюция количественного и качественного состава эсеровских организаций и групп, в том числе эсеров – максималистов;
  2. проведена периодизация организационного оформления донских эсеровских организаций в 1907 – 1917 гг., в связи с чем было выделено три периода: 1908 – начало 1910; конец 1910 – начало 1912; конец 1912 – первая половина 1915 гг.; определён критерий данной периодизации – уровень активизации организационной и практической деятельности донских эсеров; 
  3. установлено, что пик организационного роста донского социал-революционного движения в межреволюционные годы приходился на 1914 – начало 1915 гг. и был связан с деятельностью «Ростово-Нахичеванской рабочей группы П.С.Р.» М. Коган-Бернштейна и М. Павлоцкого (январь – март 1914 года), «Ростовской-на-Дону группы П.С.Р.» Григория Никитина (июль 1914 года) и  «Ростово-Нахичеванской-на-Дону рабочей группы П.С.Р.» М.Середина (ноябрь 1914 – апрель 1915 гг.); немаловажную роль в этом сыграл процесс (1909 – 1915 гг.) организационного объединения ростовских и нахичеванских эсеров;
  4. обозначена география распространения эсеровских организаций и групп в межреволюционный период; реконструирована организационная структура самого крупного партийного объединения донских эсеров – Ростово-Нахичеванской организации П.С.Р., функционировавшей в 1917 – 1918 гг.;
  5. доказано, что в состав донских эсеровских организаций входили представители всех демократически настроенных социальных слоёв населения: разночинной интеллигенции, малообеспеченных групп города и деревни, рабочих и служащих; выявлено, что эсеровская модель, базировавшаяся на признании активной роли творческой личности в историческом процессе и деятельность партии как партии непосредственного революционного действия, предоставляла возможность «низшим» и средним слоям реализовать на практике потребность в политическом участии в общественной жизни страны;
  6. установлено увеличение в более чем 2,5 раза  (с 40 до 113), по сравнению с 1905 – 1907 гг., доли крестьян в эсеровских организациях, что свидетельствовало о популярности программных положений эсеров, в частности, социализации земли среди данной категории населения; доказано, что эсеровские идеи и программные установки пользовались определённой популярностью и среди казаков, в первую очередь учащейся молодёжи; установлено, что в деятельности эсеровских организаций в 1907 – начале 1917 гг. принимало участие четырнадцать казаков, четверо из которых – Алексей Богданов, Константин Чернов, Андрей Кирсанов и Иван Балабин – входило в число донских эсеров – максималистов;
  7. показано, что практика индивидуального террора не получила на Дону широкого распространения; в соответствии с партийными установками, донские эсеры рассматривали террор как вынужденную меру «принуждения» правительства к определённым переменам в интересах «низших» слоёв, направленную на восстановление социальной справедливости; выявлено всё многообразие конкретных форм и методов деятельности социалистов – революционеров на Дону, выразившееся в участии в профсоюзном движении, общественно-политических организациях (Гражданских, Общественных комитетах, Областном Временном революционном комитете объединённой демократии), работе городских дум и Советов, кампании по выборам Всероссийского Учредительного собрания в избирательном округе Области войска донского;
  8. реконструирована литературно – издательская деятельность донских эсеровских организаций в 1917-1918 гг. – газеты «Земля и воля», «Голос донской земли», «Социалист – революционер» и «Революционное знамя»; выявлено содержание основных подборок и авторских статей, позволившее определить языковые средства выражения эсерами своих идей и установок, а также приёмы пропагандисткой работы;
  9. доказано, что донские эсеры рассматривали избранные летом 1917 года демократическим путём органы местного самоуправления как органы фактического народоправства на местах; в соответствии с этим их деятельность в органах местного самоуправления была направлена не только на преодоление хозяйственной разрухи, но и на постепенную демократизацию общественного устройства «снизу вверх» путём организации масс и привития им определённой политической культуры; выявлено стремление донских эсеров посредством органов местного самоуправления реализовать на практике элементы новой модели муниципальной политики социально ориентированного государства.
  10. прослежена судьба лидеров донских эсеров в 1918 – 1920 гг.; установлено, что некоторые из них, в частности, К.Х. Орлов, П.И. Никольский, С.Я. Шрейбер, Н.О. Озеров до весны 1919 года работали в городских думах. Другие - А.И. Александрин, З. Чикмардин вступили в ряды РКП (б), а И.Ф. Родионов примкнул к украинским анархистам. Многие, как С.П. Швецов или отошли от политики или были арестованы большевиками – А.А. Николаев. 

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

  1. В 1907 – начале 1917 гг. процесс организационного строительства донских эсеров носил дискретный характер: в 1908 – начале 1910 гг. и в конце 1912 – первой половине 1915 гг. он был интенсивным, в конце 1910 – начало 1912 гг. – пошёл на спад; тем не менее, в течение всего межреволюционного периода было сформировано около шестнадцати организаций и групп, охвативших своей практической работой 67% территории Области войска донского.
  2. Социальный состав донских эсеров был довольно пёстрым: активную роль в эсеровском движении играли представители интеллигенции – учителя, медработники (врачи и младший медицинский персонал – фельдшеры, акушеры), служащие и учащаяся молодёжь, среди которой встречались и представители казачества. Активная гражданская позиция представителей интеллигенции, выражавшаяся в стремлении к улучшению имущественного и социального положения и утверждению справедливого правопорядка, была созвучна с общедемократическим содержанием эсеровских программных установок; эсеровская программа социализации земли, в том числе предполагавшая введение уравнительного землепользования, привлекала в ряды донских эсеров представителей крестьянства; с реализацией комплекса мер социально-экономического характера (уменьшение рабочего дня, установление минимальной заработной платы, государственное страхование), занимавших немаловажное место в программе эсеров, связывала улучшение своего положения и часть донских рабочих.
  3. Основным направлением деятельности донских эсеров в 1907 – 1917 и последующие годы была агитация и пропаганда. Работа эсеров в среде рабочих была направлена на их организацию путём привития рабочим соответствующих политических и общегражданских ориентиров. В 1913 – 1915 гг. эсеры сконцентрировались на организации забастовок и демонстраций, направленных против ухудшения социально-экономического положения, что способствовало упрочению их позиций в профсоюзном движении, кооперативах, потребительских обществах и больничных кассах. Агитационно-пропагандистская работа эсеров в среде крестьян в межреволюционный период была направлена на разъяснение основных положений партийной программы, в первую очередь аграрной её части, и политическое воспитание крестьянства в целом.
  4. Непременным атрибутом революционной деятельности эсеров был террор, который рассматривался донскими социалистами-революционерами, в соответствии с общепартийными установками, как тактическое средство, способствовавшее усилению пропагандистского эффекта и поднятию престижа революционных организаций. Отдельные экстремистские действия донских эсеров выступали не только в качестве средства самообороны в связи с репрессиями против революционеров, но и содержали в себе «моральную санкцию» - восстановление справедливости.
  5. В 1908 – 1909 гг. донскими революционерами, в первую очередь ростовскими и таганрогскими, предпринимались попытки возрождения практики эсеровского максимализма. Деятельность эсеров-максималистов сконцентрировалась в двух направлениях: с одной стороны, агитации и пропаганде, с другой, организации экстремистских действий, включавших в себя изготовление бомб, рассылку угрожающих писем («мандатов») местным финансистам с требованием денежных средств на нужды организации, нападение на тюрьму (город Таганрог) и совершение терактов. Но «плотная» опека охранного отделения препятствовала налаживанию регулярной практической деятельности донских эсеров-максималистов, движение которых после 1909 года постепенно пошло на спад, возродившись только после Февральской революции. 
  6. После Февральской революции эсеровское движение вышло на качественно новый уровень, о чём свидетельствовало формирование таких крупных партийных организаций как: Ростово-Нахичеванской, насчитывавшей в своих рядах восемь тысяч членов, Таганрогской (семь тысяч человек), Грушевско-Власовской (три тысячи человек), Новочеркасской (три тысячи человек) и Макеевской (восемьсот человек), обладавших разветвлённой сетью низовых партийных структур. Это позволило донским эсерам перейти к планомерной практической деятельности по реализации на местах программных установок партии; популярные в народных массах программные положения и лозунги (социализация земли, теория «трудовизма») способствовали укреплению политического влияния эсеров, что выразилось в их работе в органах местного самоуправления.
  7. Деятельность донских эсеров в городских думах была многоплановой; она включала в себя следующие составляющие: с одной стороны, практическую реализацию требований партийной муниципальной платформы, предполагавшую решение вопросов городского хозяйства и обеспечение социальных гарантий граждан, а с другой, попытки играть роль «третьей силы» путём формирования демократической власти с представительством различных слоёв населения Дона; при этом Советы рассматривались эсерами не как органы власти, а как «частноправовые» учреждения с широкими пропагандистскими и организационными функциями по политическому и гражданскому воспитанию масс. С данной установкой соотносилась деятельность эсеров в Советах, в которых в 1917 году они, совместно с социал-демократами (меньшевиками) имели большинство.
  8. Исходя из оценки Февральской революции как народно – трудовой, подразумевавшей признание «предварительного» характера российской политической системы после свержения самодержавия, донские эсеры в связи с общепартийными установками функцию окончательного закрепления нового демократического государственного устройства отводили Учредительному собранию. Исходя из этого, они развернули активную агитационно-пропагандистскую кампанию, направленную не только на проведение во Всероссийское Учредительное собрание как можно большего числа своих кандидатов, но и на популяризацию в народных массах самой идеи данного высшего представительного органа.
  9. В 1917 – 1918 гг. в среде донских эсеров происходило организационное оформление левого течения, завершившееся формированием самостоятельных партийных структур: Ростово-Нахичеванской, Таганрогской, Новочеркасской организаций П.Л.С.Р. (интернационалистов). В январе – апреле 1918 года донские левые эсеры совместно с большевиками составляли правящую коалицию, но расхождения с большевиками по вопросу Брестского мира и июльские (6 – 7 июля 1918 года) события в Москве привели к выходу левых эсеров из данного блока. С июля 1918 года левые эсеры Дона вступили в полосу организационного кризиса, прекратили выпуск собственной газеты - «Революционное знамя». В августе 1918 года возобновили работу Ростовская, Таганрогская и Александровск-Грушевская организации ортодоксальных эсеров, просуществовавшие вплоть до начала 1919 года.
  10. В 1919 – 1920 гг. донские эсеры фактически не имели прочных организаций; функционировали лишь отдельные активисты партии. 

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в научной, преподавательской и лекционной работе по истории политических партий России, а также проблемам региональной истории начала ХХ века.

Апробация исследования. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в пяти публикациях, в том числе одна – в журнале, рекомендованном ВАК. Эффективность исследования проблемы апробирована в докладе на научно – теоретической конференции «Актуальные проблемы социальной истории, философии и социальной работы», проходившей в городе Новочеркасске 12 – 13 мая 2011 года, а также материалах, представленных в других сборниках. Диссертационная работа обсуждена на заседании кафедры исторической политологи исторического факультета Южного федерального университета.

Структура работы. Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложений в виде таблиц (Приложение №2, таблицы №1-5; Приложение №4, Таблицы №1-3; Приложение №8, Таблицы №1,2,3) и персональных списков (Приложения №1,3,7).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, даётся характеристика источниковой базы, проводится анализ степени разработанности проблемы, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, отмечается научная новизна и научно-практическая значимость, даётся характеристика основных методологических принципов работы.

В первой главе – «Донские эсеры в межреволюционный период: 1907 – 1917 гг.» - анализируется процесс оформления эсеровских организаций и групп на Дону после окончания первой российской революции и основные направления их практической деятельности. Глава состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе – «Восстановление эсеровских организаций на Дону и попытки активизации революционной деятельности (1907 – начале 1917 гг.)» – показано, что несмотря на кризисные явления, имевшие место в П.С.Р. в целом и в партийных структурах на местах, после 1907 года организационное строительство в среде донских эсеров продолжилось. Но в условиях, когда многие местные партийные образования в результате поражения революции утратили прочную связь с народными массами, произошла смена акцентов в самом механизме их организационного строительства. Анализ показал, что на первый план была выдвинута задача создания немногочисленных, хорошо законспирированных организаций и групп, которые являлись наиболее приспособленными к существовавшим политическим условиям.

  В диссертации раскрывается процесс создания эсеровских организаций и групп, прошедший соответствующие этапы [1908 – начало 1910, конец 1910 – начало 1912 и конец 1912 – 1915 гг.], и даётся их характеристика. Анализ партийных групп эсеров позволил сделать вывод о том, что она варьировалась от четырёх, как в случае с районным ростовским железнодорожным рабочим кружком Андрея Булаткина (Ростов-на-Дону, май 1908 года), до двадцати восьми человек – «Ростово-Нахичеванская рабочая группа П.С.Р.» (январь – март 1914 года). В свою очередь, изучение географии распространения эсеровского движения подтверждает тот факт, что партийные образования возникали не только в городах, но и посёлках, станицах, хуторах. Всего за период 1907 – начала 1917 гг. донскими эсерами было сформировано около шестнадцати организаций и групп, большинству из которых удалось наладить работу: оборудовать типографии, начать выпуск печатных воззваний и прокламаций, распространять партийную литературу, создавать партийные кружки среди рабочих и служащих. Тем не менее, несмотря на довольно успешную организационную работу, донские эсеры на протяжении всего межреволюционного периода испытывали острую нехватку профессиональных работников, вызванную многочисленными арестами полицией их активистов.

На основе анализа архивных материалов выявлен персональный и социальный состав эсеровских организаций и групп на Дону. Установлено, что большинство донских эсеров происходило из мещан (155 человек), 113 эсеров были крестьянами, 48 – рабочими, 9 – дворянами, 10 – казаками. Активную роль в эсеровском движении играла интеллигенция, представители которой преобладали в городских организациях: учителя, медработники (врачи и представители младшего медицинского персонала – фельдшеры, акушеры), служащие и учащаяся молодёжь. Сельские организации состояли преимущественно из крестьян и представителей сельской интеллигенции, в первую очередь учителей. Например, руководство «Усть-Медведицким окружным комитетом П.С.Р.» (станица Усть-Медведицкая и слобода Михайловка Усть-Медведицкого округа, январь 1909 года), осуществляли станичные учителя Николай Турчин, Александра Люлина, Антонина Буровцева, Семён Богомазов и Дмитрий Воронков. Большинство членов «Сулинской группы П.С.Р.» (посёлок Сулин Таганрогского округа, октябрь 1910 года) были рабочими. Таким образом, в состав донских эсеровских организаций входили представители всех демократических слоёв населения.

Во втором параграфе – «Основные направления деятельности донских эсеров» – проанализирована практическая деятельность эсеровских групп, активизировавшаяся в периоды организационного подъёма (в 1908 – начале 1910 и в конце 1912 – 1915 гг.), выявлены её приоритеты. Показано, что одним из  главных направлений деятельности была агитация и пропаганда в среде рабочих. В 1908 – 1910 гг. деятельность эсеров в рабочей среде не выходила за рамки теоретических обсуждений («Ростовский комитет П.С.Р.»), рассылки опросных листков (нахичеванская группа Никифора Беспалова), распространения пропагандистского материала («Александровск-Грушевская группа П.С.Р.») и попыток создания рабочих кружков. В марте и июле 1914 года членами «Ростово-Нахичеванской-на-Дону рабочей группы П.С.Р.» и «Ростовской-на-Дону группы П.С.Р.» были организованы забастовки и демонстрации рабочих, проходившие под лозунгами свободы организации трудящихся, стабилизации их социально-экономического положения и передачи контроля над условиями труда в руки рабочих.

Дана характеристика деятельности эсеров в условиях военного времени, раскрыты её особенности. На основе материалов архивных фондов установлено, что большинство эсеров сконцентрировалось на работе в профсоюзах (типографов, деревообделочников, портных, трамвайных и мельничных работников, конторщиков), клубах («Рабочий клуб»), кооперативах, потребительских обществах («Экономия», «Борьба с дороговизной»). Выявлено, что при этом эсеры не отказались от пропаганды своих идей, зачастую используя просветительскую и социально-экономическую направленность работы данных учреждений, как прикрытие для революционной деятельности.

В межреволюционный период донские эсеры стремились упрочить своё влияние и в среде учителей, врачей, служащих, учащейся молодёжи через работу в кооперативах, рабочих клубах, больничных кассах. Нередко устраивались собрания учащейся молодёжи, организовывались кружки в средних учебных заведениях. Пропагандой эсеровских идей среди сельского населения, в первую очередь крестьян и казаков, в 1908 – начале 1910 гг. занимались «Усть-Медведицкий окружной комитет П.С.Р.», «Донская организация социалистов-революционеров» и «Азовская группа П.С.Р.», функционировавшие в Усть-Медведицком, Сальском и Ростовском округах. Агитационно-пропагандистская работа проводилась в основном в форме частных собраний, которые устраивали эсеры у себя дома или в стенах учебных заведений. На них они разъясняли крестьянам основные положения партийной программы, вели беседы на общеполитические темы.

Важной формой агитационно-пропагандистской работы эсеров в среде крестьян было устройство сходок (собраний). В целях усиления влияния в крестьянской массе донские эсеры иногда предпринимали экстремистские действия – экспроприации, теракты. Но практика индивидуального террора не получила на Дону широкого распространения. Теракты рассматривались,  с одной стороны, как тактический приём, способствовавший усилению пропагандистского эффекта и поднятию престижа революционных организаций, с другой, как средство самообороны. На путь террора как метода деятельности стали лишь отдельные эсеровские группы в Ростове и Александровск-Грушевске, такие как районный ростовский железнодорожный рабочий кружок Андрея Булаткина, «Александровск-Грушевская группа П.С.Р.». В целом же, основным направлением деятельности эсеров в межреволюционный период были агитация и пропаганда; организация экстремистских действий являлась, скорее, прерогативой донских эсеров-максималистов.

В третьем параграфе – «Эсеры – максималисты на Дону» – освещается деятельность донских эсеров-максималистов, всплеск активности которых приходился на 1908 – 1909 гг. Центрами эсеровского максимализма в этот период, как и в 1905 – 1907 гг. стали города Ростов-на-Дону и Таганрог. Анализ материалов архивных фондов позволил раскрыть содержание деятельности двух организаций – группы эсеров-максималистов Бориса Немировского, функционировавшей в Ростове в апреле 1908 года, и «Донского комитета партии социалистов – революционеров – максималистов» Мелентия Ефимова, Ивана Слободчукова, Виктора Коваленко и Николая Ливанова (Ростов-на-Дону, июль 1908 года). Группа Б. Немировский сконцентрировалась на агитационно-пропагандистской работе в среде интеллигенции, а также на оборудовании типографии и лаборатории для изготовления бомб. Основным направлением деятельности «Донского комитета партии социалистов – революционеров – максималистов» была рассылка угрожающих писем («мандатов») местным финансистам с требованием денежных сумм. Сохранившийся текст одного из таких писем, адресованного финансисту Н.Л. Пастухову, позволил раскрыть мотивацию действий максималистов, а именно необходимость денежных средств для налаживания постоянной работы организации.

Таганрогские максималисты [Николай Гребенников, Иван Кочетов, Сергей Ильин, Андрей Колегаев, Ирина и Лидия Гапоновы] в марте – апреле 1909 года планировали нападение на Таганрогскую тюрьму с целью освобождения своих товарищей. Помимо данной акции эсеры-максималисты планировали совершить серию терактов против должностных лиц, в том числе начальника Таганрогской окружной тюрьмы Сироткина. Но осуществить задуманное максималистам не удалось, поскольку большинство из них было арестовано. Деятельность эсеров-максималистов,  с одной стороны, ограничивала «плотная опека» охранного отделения, с другой, конкуренция со стороны анархистов, с которыми их сближали общие организационные и тактические установки. Всё это привело к тому, что со второй половины 1909 года максималистское движение на Дону пошло на спад; его организационное возрождение произошло уже в 1917 году.

Выявлен персональный и социальный состав донских эсеров-максималистов, свидетельствовавший о том, что максималистские идеи пользовались определённой популярностью среди молодых людей от 17 до 25 лет, как правило, выходцев из мещанского сословия (14 человек), в меньшей степени – крестьян (12) и казаков (4). Активное участие в максималистском движении принимали женщины (6 человек), чаще всего игравшие роль «связных» и оказывавшие помощь в перевозке бомб.

Вторая глава – «Донские эсеры в условиях революции и Гражданской войны: 1917 – 1920-е гг.» – содержит три параграфа. В первом параграфе – «Организационная и тактическая деятельность донских эсеров после революции» – реконструирован процесс организационного строительства донских эсеров в новых условиях легального функционирования. Показано, что в марте – июле 1917 года происходило организационное оформление крупных партийных организаций донских эсеров: Ростово-Нахичеванской, насчитывавшей восемь тысяч членов, Таганрогской (семь тысяч) и др. Руководство данными структурами осуществляли комитеты и президиумы, с подчинением им районных комитетов и специальных комиссий (муниципальной, по организации выборов в Учредительное собрание), групп (военной, студенческой, рабочей), создававшихся для реализации конкретных практических задач: агитационно-пропагандистской работы, подготовки предвыборной кампании в городские думы, Учредительное собрание и т.д. На основе анализа материалов периодической печати установлено, что партийное строительство происходило и на периферии: были образованы Константиновская-на-Дону (станица Константиновская Первого донского округа),  Больше-Крепинская (слобода Большая-Крепкая Таганрогского округа), Нижне-Чирская (станица Нижнее-Чирская Второго донского округа) и другие эсеровские организации. Это позволило эсерам распространить своё влияние на 78% территории Области войска донского. В августе 1917 года был сформирован Донской областной комитет П.С.Р., просуществовавший до начала 1918 года, когда партийные организации Донской области, а также Терской и Кубанской областей, Черноморской и Ставропольской губерний, вошли в состав Доно – Терско – Кубанского объединения П.С.Р. с центром в городе Ростове-на-Дону.

В диссертации констатируется улучшение финансового положения донских эсеровских организаций, позволившее перейти к регулярной агитационно – пропагандистской и издательской деятельности. Было выявлено, что, например Таганрогской организацией П.С.Р. в период с апреля по май 1917 года было выпущено порядка пятидесяти семи тысяч экземпляров воззваний.

Также показан процесс организационного оформления летом – осенью 1917 года левого крыла. В январе – феврале 1918 года левые эсеры сконцентрировали в своих руках руководство Ростово-Нахичеванской, Таганрогской, Новочеркасской, Макеевской организациями и провозгласили себя самостоятельной партийной единицей, наладив выпуск собственных печатных органов – газет «Социалист-революционер» и «Революционное знамя». Проанализирована позиция левых эсеров в отношении Брестского мира, приведшая к кризису их коалиции с большевиками, дана её оценка. 

Второй параграф – «Деятельность донских эсеров в органах местного самоуправления»  – посвящён подготовке к июльским (9 – 16 июля 1917 года) муниципальным выборам и практической работе донских эсеров в органах местного самоуправления. Показано, что деятельность донских эсеров акцентировалась на практической реализации эсеровской модели политической демократизации [народовластия] и включала в себя организационно-техническую, идейную подготовку к выборам в органы местного самоуправления и непосредственно практическую работу в них. В рамках первого направления она концентрировалась на составлении списков кандидатов в гласные городских дум и выработке детального плана избирательной кампании. Установлено, что организационное руководство предвыборной кампанией осуществляла муниципальная комиссия, сформированная при Ростово-Нахичеванском комитете П.С.Р. в мае 1917 года. Она занималась выпуском и распространением пропагандистского материала (воззваний, листовок, брошюр), организацией агитационной работы (устройством митингов, лекций), взаимодействием с другими партиями, в первую очередь с РСДРП (м), в целях создания предвыборных блоков, а также выработкой муниципальной платформы, которая служила основанием для практической деятельности донских эсеров в городских думах. Проведённый анализ текста платформы позволяет сделать вывод о том, что она носила социально-ориентированный характер, то есть в её основу был положен принцип всесторонней защиты интересов не только трудового городского населения, но и неимущих слоёв (бездомных, беспризорников). В частности, она была направлена на обеспечение таких прав граждан как: право на жилище, получение бесплатного образования, юридической и медицинской помощи. Для решения этих задач донскими эсерами, в соответствии с общепартийными установками, планировалась муниципализация основополагающих сфер городского хозяйства – здравоохранения, образования, транспортной инфраструктуры, предприятий, обеспечивавших снабжение населения предметами первой необходимости. Таким образом, муниципальная платформа донских эсеров была акцентирована на сохранении человеческого потенциала.

  Анализируя практическую деятельность донских эсеров в городских думах, автор выделил в ней несколько направлений. Во-первых – решение насущных вопросов городского хозяйства: снабжение населения продовольствием и предметами первой необходимости, введение прогрессивно-подоходного налогообложения, оказание материальной помощи семьям мобилизованных, погибших и раненых воинов, организация жилищных примирительных камер, бирж труда, страхование рабочих, введение бесплатного медицинского обслуживания. Во-вторых, налаживание механизмов взаимодействия муниципалитетов с рядовыми гражданами посредством организации районных дум (данный проект остался нереализованным), формирования комиссий по связям с общественностью (функционировала при Таганрогской городской думе с сентября 1917 года), личных встреч с избирателями и приглашения последних на думские заседания. Таким образом, с началом деятельности городских дум складывалась муниципальная политика, новая по своим социальным приоритетам и целям, то есть включавшая в себя выработку по отношению к гражданам определённых социальных обязательств, таких как: равные гражданские права, гарантии от безработицы, государственная опека образования, здравоохранения, культуры. В-третьих, эсеры, по многим вопросам блокируясь с меньшевиками, играли роль конструктивной оппозиции по отношению к большевикам и Войсковому правительству. 

В третьем параграфе – «Донские эсеры на выборах в Учредительное собрание» – раскрывается практическая деятельность местных партийных организаций в связи с выборами в Учредительное собрание. Установлено, что организационное руководство подготовкой предвыборной кампании осуществляла соответствующая комиссия, подконтрольная Ростово-Нахичеванскому, а с 5 ноября 1917 года Донскому областному комитету П.С.Р. Автором анализируются особенности участия донских эсеров в выборах, в частности включение в кандидатский список не только партийных выдвиженцев, но и представителей Советов крестьянских депутатов и казаков. Также рассматривается агитационно-пропагандистская кампания донских эсеров, включавшая в себя выпуск партийной газеты «Голос донской земли», брошюр, прокламаций, воззваний, расклейку плакатов и развешивание транспарантов, устройство агитпоездок и митингов. Её анализ позволил сделать вывод о том, что эсеры стремились включить в орбиту своего влияния все слои населения.

  Дана оценка снижения рейтинга эсеров с 46,7% в июле до 34% в ноябре 1917 гг., которая объяснялась, с одной стороны, их отношением к главным вопросам российской действительности тех лет – мира и земли, с другой, усилением влияния большевиков. Выступая за скорейшее окончание войны, эсеры, одновременно, считали, что мир должен был быть заключён без ущерба для национальных интересов России. Провозглашая программу социализации земли, они были убеждены в необходимости тщательной подготовки и детальной проработки всех механизмов её осуществления. В условиях же нерешённости ряда экономических проблем, связанных с затянувшейся войной, это приводило к постепенному оттоку части населения от эсеров к большевикам как результат «полевения масс».

  Выявлены персоналии эсеров, принимавших участие в работе (5 – 6 января 1918 года) Учредительного собрания. Это были С.П. Швецов, А.А. Николаев, П.И. Никольский и К.Д. Колесников. На основе анализа архивных материалов удалось установить, что некоторые донские эсеры, такие как А.А. Николаев, С.Я. Шрейбер, П.И. Никольский, используя думские трибуны, пытались сформировать на местах широкое общественное мнение в поддержку Учредительного собрания.

  Показано, что к 1920 году многие эсеровские организации практически прекратили своё существование. Некоторые их члены ушли из политики. В частности, С.П. Швецов после 1918 года занялся научно-исследовательской и преподавательской деятельностью. Другие, как А.А. Николаев, были подвергнуты репрессиям. Часть донских эсеров, в первую очередь левых, выбрали путь сотрудничества с Советской властью.

В заключении диссертации подводятся основные итоги исследования и сформулированы основные выводы относительно развития эсеровского движения на Дону в 1907 – 1920 гг.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Эсеровские организации и группы на Дону в 1908 – 1910 гг.: попытки возобновления революционной деятельности // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2012. №3 (169). С. 36-39

Статьи в других изданиях

  1. Эсеры на Дону в межреволюционный и революционный периоды (1907 – 1920 гг.): историография проблемы // Рубикон. Сборник научных работ молодых учёных. Выпуск 58. Ростов н/Д.: ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет», 2010. С. 95-97
  2. Эсеры на Дону и их социальные проекты в 1917 – 1920 гг.: проблемы историографии // Всероссийские научные чтения по актуальным проблемам социальной истории, философии и социальной работы, 12-я научно-теоретическая конференция: тезисы докладов и сообщений. – Новочеркасск, Ростов-на-Дону: Логос, 2011. С.28-29
  3. Эсеры на Дону в 1908-1914 гг.: основные направления «рабочей политики» / Новая культурно – интеллектуальная история российской провинции. К 65-ти-летию профессора Т.А. Булыгиной. – Ставрополь: изд-во СКФУ, 2012 г. С.47-50
  4. Эсеры-максималисты в Ростове-на-Дону и Таганроге в 1908 – 1909 гг.: организация и практическая деятельность / Труды аспирантов и соискателей Южного федерального университета. Т. ХVII.; Южный федеральный университет. – Ростов-на-Дону: издательство Южного федерального университета, 2012. С. 35-38

1 Спиридович А.И. Революционное движение в России. Выпуск №2 (Партия социалистов – революционеров и её предшественники. 1886 – 1916.). – Петроград, 1916.

2 Там же. С.97, 117, 218, 248, 249.

3 Чернов В.М. Марксизм и аграрный вопрос: историко-критический очерк. – СПб, 1906.; Он же. Философские и социологические этюды. – М., 1907.; Он же. Социалистические этюды – М., 1908.; Корень Б. Сущность учения социалистов – революционеров – Петроград, 1917.; Авксентьев Н.Д. Сверхчеловек: культурно-этический идеал Ницше. – СПб, 1906.; Гоц М.Р. Социализация земли. – Одесса, 1906.

4 Чернов В.М. Философские и социологические этюды. – М., 1907.; Он же. Социалистические этюды – М., 1908.

5 Милюков П.Н. Вторая дума: публицистическая хроника. – СПб, 1908. С.194; Струве П.Б. Patriotica. – СПб, 1911. С.10, 56-58.

6 Общественное движение в России в начале ХХ века. [Под ред. Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова]. Т.3. Кн.5. – СПб, 1914.

7 Там же. С.91-93.

8 Там же. С.96.

9 Чикмардин З. Темерничане-железнодорожники / Пролетарская революция на Дону. Сборник IV (Калединщина и борьба с ней – 2 декабря 1917 – 10 февраля 1918 гг.) – М., Л., 1924. С. 49-53.

10 Янчевский Н.Л. Гражданская борьба на Северном Кавказе. В 2-х тт. – Ростов-на-Дону, 1927.; Френхель А.А. Пролетарская революция на Дону. – Ростов-на-Дону, 1922.; Борисенко И.П. Советские республики на Северном Кавказе в 1918 году. В 2-х тт. – Ростов-на-Дону, 1930.; Лисовский П. На службе капитала: эсеро-меньшевистская контрреволюция. – М., 1928.; Владимирова В. Год службы «социалистов» капиталистам: очерки по истории контрреволюции в 1918 году. – М.-Л., 1927. 

11 Корчин М.Н. Революционные выступления донского казачества в 1905 – 1919 гг. – Ростов-на-Дону, 1941.; Корчин М.Н., Раенко Я.Н. Борьба большевистских организаций Дона за Великую социалистическую революцию. – Ростов-на-Дону, 1939.; Семернин П.В., Корчин М.Н., Раенко Я.Н. Очерки истории большевистских организаций на Дону. – Ростов-на-Дону, 1948.

12 См., напр., История Дона / Под ред. А.П. Пронштейна – Ростов-на-Дону, 1967.; Золотов В.А., Пронштейн А.П. За землю и волю: из истории народных движений на Дону. – Ростов-на-Дону, 1974.; Бабичев Д.С. Донское трудовое казачество в борьбе за власть Советов 1917 – 1920 гг. – Ростов-на-Дону, 1969 и др.

13 Волобуев О.В., Шелохаев В.В., Миллер В.И. Непролетарские партии России: итоги изучения и нерешённые проблемы. – М., 1989.; Спирин Л.М. Россия. 1917 год: из истории борьбы политических партий. – М., 1987., Он же. Классы и партии в гражданской войне в России – М., 1968.; Комин В.В. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных партий в России. – М., 1970.; Гусев К.В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. – М., 1975.; Гармиза В.В. Крах эсеровских правительств. – М., 1977.

14 Политические партии России в период революции 1905 – 1907 гг.: количественный анализ. Сб. ст. / Отв. ред. А.П. Карелин. – М., 1987.

15 Кириенко Ю.К. Крах калединщины. – Ростов-на-Дону, 1976.; Он же. Революция и донское казачество. – Ростов-на-Дону, 1988.; Трут В.П. Казачество Дона, Кубани, Терека накануне и в ходе осуществления Великой октябрьской социалистической революции. – Ростов-на-Дону, 1988.

16 Козлов А.И. На историческом повороте. – Ростов-на-Дону, 1977.; Он же. Социально – экономические, политические отношения, классовая борьба на Юго-Востоке Европейской России накануне Октября – Ростов-на-Дону, 1988.

17 Сергеев В.Н. Крах мелкобуржуазной демократии на Дону, Кубани и Тереке (1917 – 1920 гг.): дис. … докт. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 1988.; Он же. Банкротство мелкобуржуазных партий на Дону. – Ростов-на-Дону, 1979.; Он же. Советы Дона в 1917 году (борьба партий в Советах). – Ростов-на-Дону, 1987.

18 Павлов Д.Б. Эсеры – максималисты в Первой русской революции. – М., 1989.

19 Гусев К.В. Из истории соглашения с партией левых эсеров // История СССР. 1959. №2.; Он же. Крах партии левых эсеров. – М., 1963.; Смирнов А.С. Об отношении большевиков к левым эсерам в период подготовки Октябрьской революции // Вопросы истории КПСС. 1956. №2.; Голуб П.А. О блоке большевиков с левыми эсерами в период подготовки и победы Октября // Вопросы истории КПСС. 1971. №9.; Спирин Л.М. Крах одной авантюры. – М., 1971.

20 Смагина С.М., Стариков Н.В. Учебно – методический комплекс учебной дисциплины «Историография политических партий и общественных движений России». – Ростов-на-Дону, 2009.

21 Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т. 1. 1900 – 1907 гг. – М., 1996.; Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т. 2. Июнь 1907 – февраль 1917 гг. – М., 2001.; Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.1. Февраль – октябрь 1917 г. – М., 2000.; Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.2. Октябрь 1917 – 1925 гг. – М., 2000.; Союз эсеров-максималистов. 1906 – 1924 гг. Документы, публицистика. – М., 2002.; Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925 гг. В 3-х т.т. / Т.1. Июль 1917 – май 1918 гг. – М., 2000.; Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925 гг. В 3-х т.т. / Т.2. Ч.1. Апрель – июль 1918 г. – М., 2010.

22 Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905 – 1907 гг. – М., 1997.; Морозов К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. – М., 1998.; Городницкий Р.А. Боевая организация ПСР (1901 – 1911 гг.). – М., 1998.; Будницкий О.В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина ХIХ – начало ХХ вв.). – М., 2000.; Овруцкий Л.М., Разгон А.И. Разбитые надежды: левые социалисты-революционеры (интернационалисты) / История политических партий России. / Под. общ. ред. А.И. Зевелева. – М., 1994.; Овруцкий Л.М., Литвин А.Л. Пасынки революции // Родина, 1990. №3.; Овруцкий Л.М., Хефнер Л. П.Л.С.Р. в русской революции 1917 – 1918 гг. // Отечественная история. 1997. №4.; Леонтьев Я.В. Персональный состав ЦК партии левых эсеров (проблемы реконструкции) // Отечественная история – 2007. №2.; Он же. Левоэсеровское движение: организационные формы и механизмы функционирования: автореф. … докт. ист. наук. – М., 2009.; Кононенко А.А. Историография создания и деятельности партии социалистов-революционеров в 1901 – 1922 гг.: автореф. …. докт. ист. наук. – Тюмень, 2005. 

23 Репина Л.П. История исторического знания: пособие для ВУЗов. / Под ред. Л.П. Репиной, В.В. Зверевой, М.Ю. Парамоновой. – М., 2004.

24 Коновалова О.В. В.М. Чернов о путях развития России – М., 2009.; Она же. К истории Гражданской войны в России. В.М. Чернов, эсеры и Директория // Отечественная история – 2006. №5.; Гусев К.В. Чернов В.М.: штрихи к политическому портрету. – М., 1999.; Он же. Эсеровская Богородица. – М., 1992. 

25 Модели общественного переустройства России. ХХ век. / Отв. ред. В.В. Шелохаев. – М., 2004.

26 Крамская С.В. Социалисты – революционеры на Дону в 1905 – 1907 гг.: дис. … канд. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 2001.

27 Сергеев В.Н. Политические партии в южных казачьих областях России (1917-1920 гг.). В 3 частях. – Ростов-на-Дону, 1993.; Он же. Донская республика (1917 – 1918 гг.). – Ростов-на-Дону, 2005.

28Трусова Е.М. Эволюция властных структур и общественного движения юга России (после свержения самодержавия) – Ростов-на-Дону, 2002.; Брызгалова И.Г. Формирование и деятельность местных органов власти на Дону и Северном Кавказе весной 1917 года: автореф. … канд. ист. наук. –  Ростов-на-Дону, 1995.; Она же. Февраль 1917: городское и земское самоуправление в структуре новой российской государственности на Дону и Северном Кавказе (специфика и особенности). // Европейский журнал социальных наук. Рига-Москва. 2011. № 4. и др.; Шилкина Е.Л. Власть и партии: органы городского самоуправления на Дону и Кубани (лето 1917 – лето 1918 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 1995. 

29  Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика. / Под общей ред. А.К. Соколова. – М., 2004. С.63-66.

30 Программа П.С.Р.; Проект Организационного Устава П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т. 1. 1900 – 1907 гг. М., 1996. С. 273-278, 247-249.; Наша программа (Партия социалистов-революционеров) – СПб, 1908.

31 Проект организационного устава партии социалистов-революционеров, выработанный организационной секцией третьего съезда / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.2. Октябрь 1917 – 1925 гг. – М., 2000. С.177-179.

32 Протоколы третьего съезда П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.1. Февраль – октябрь 1917 г. – М., 2000. С.140-596.

33 Краткий отчёт о работе четвёртого съезда П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.2. Октябрь 1917 – 1925 гг. – М., 2000. С.52-200.

34 Пятый (май 1909 года) Совет П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т. 2. Июнь 1907 – февраль 1917 гг. – М., 2001. С.30-317.; Отчёт о шестом (30 апреля – 1 мая 1917 года) Совете П.С.Р. и постановление шестого Совета П.С.Р. о партийном съезде / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.1. Февраль – октябрь 1917 г. – М., 2000. С.90-93.; Отчёт о работе седьмого (6 – 10 августа 1917 года) Совета П.С.Р. / Там же. С.715-723.; Восьмой Совет П.С.Р. (7 – 16 мая 1918 года) / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.2. Октябрь 1917 – 1925 гг. – М., 2000. С.366-373.

35 Протоколы первой общепартийной конференции П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т. 2. Июнь 1907 – февраль 1917 гг. – М., 2001. С.49-271.

36 Постановления (12 сентября – 22 октября 1917 г.) ЦК П.С.Р. / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.1. Февраль – октябрь 1917 г. – М., 2000. С.886-888

37 Материалы первой учредительной конференции Союза эсеров-максималистов / Союз эсеров-максималистов. 1906 – 1924 гг. Документы, публицистика. – М., 2002. С.31-41

38 Протоколы первого и второго съездов П.Л.С.Р. (интернационалистов) / Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925 гг. В 3-х т.т. / Т.1. Июль 1917 – май 1918 гг. – М., 2000. С.64-175, 210-677.

39 Чернов В.М. Марксизм и аграрный вопрос: историко-критический очерк. – СПб, 1906.; Он же. Философские и социологические этюды. – М., 1907.; Он же. Социалистические этюды. – М., 1908.; Истинные и мнимые пораженцы. Сборник статей. 2-е издание. – Петроград, 1917.; Он же. Земля и право. Сборник статей – Петроград, 1919.; Он же. Речь во всероссийском Учредительном собрании 5 января 1918 года / Партия социалистов – революционеров. Документы и материалы. В 3-х тт. / Т.3. Ч.2. Октябрь 1917 – 1925 гг. – М., 2000. С. 285-294

40 Николаев А.А. Теория и практика кооперативного движения. В 2-х тт. – М., 1908.; Он же. Интеллигенция и народ. / В кн. Иванова Н. Что такое политическая партия. – М., 1906.; Он же. История русского крестьянства. – СПб, 1909.; Он же. Сила грядущего. / В кн. Тимофеева А.Г. История государственной власти в России. – СПб, 1907.

41 Корень Б. Сущность учения социалистов – революционеров – Петроград, 1917.

42 Выступление И. Родионова на первом съезде П.Л.С.Р. / Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925 гг. В 3-х т.т. / Т.1. Июль 1917 – май 1918 гг. – М., 2000. С.80

43 Выступления П. Сухарева и М.Л. Сироты на втором съезде П.Л.С.Р. / Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917 – 1925 гг. В 3-х т.т. / Т.1. Июль 1917 – май 1918 гг. – М., 2000. С.278-280, 277-278.

44 Светлов С. Организация наших сил и социальная революция;  П-ович С. Прямо к цели / Союз эсеров-максималистов. 1906 – 1924 гг. Документы, публицистика. – М., 2002. С. 41-67, 11-14.

45 Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика. / Под общей ред. А.К. Соколова. – М., 2004. С.270

46 Чернов В.М. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания. 1905 – 1920. / Пер. с англ. Е.А. Каца. – М., 2007.; Он же. Перед бурей: Воспоминания. Мемуары / В.М. Чернов. – Мн.: Харвест, 2004.; Он же. Записки социалиста – революционера. Книга первая. – Берлин, Петербург, Москва, 1922.

47 Зензинов В.М. Пережитое. – Нью-Йорк, 1953.

48 Савинков Б.В. Воспоминания. – М., 1990.; Он же. Воспоминания террориста. – М., 2006.

49 Брешко-Брешковская Е.К. Скрытые корни русской революции: отречение великой революционерки, 1873 – 1920 гг. – М., 2006.

50 Воспоминания александровск – грушевского эсера М. Миронова / ЦДНИРО. Ф12. Оп.3. Д.768.

51 Чикмардин З. (левый эсер) Темерничане – железнодорожники / Пролетарская революция на Дону. Сборник IV (Калединщина и борьба с ней – 2 декабря 1917 – 10 февраля 1918 гг.) – М., Л., 1924. С.49-53.

52 Постановление о сроке открытия Учредительного собрания; Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа; Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах / Декреты Советской власти. – М., 1957. С.266, 321-323, 373-374. 

53 Пивоваров Ю.С. Изучение самих себя – задача с бесконечным числом неизвестных // Полис. 2010. №1.

54 Мининков Н.А. Методология истории. Пособие для начинающего исследователя. – Ростов-на-Дону, 2004.; Смоленский Н.И. Теория и методология истории. Учебное пособие для студентов ВУЗов. – М., 2008.

55 Репина Л.П. История исторического знания: пособие для ВУЗов. / Под ред. Л.П. Репиной, В.В. Зверевой, М.Ю. Парамоновой. – М., 2004. С.263.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.