WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

КОЛЯДИН Евгений Андреевич ДРЕВНЕАНГЛИЙСКИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ СВОД КАК ТИП ТЕКСТА 10. 02. 04 – Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена на кафедре английской филологии ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им.

Н. А. Добролюбова»

Научный консультант: кандидат филологических наук, доцент ОТРОШКО Лариса Михайловна, профессор кафедры английской филологии ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н А. Добролюбова»

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор РАДЧЕНКО Олег Анатольевич, заведующий кафедрой лингвистики и профессиональной коммуникации в области зарубежного регионоведения Института международных отношений и социально-политических наук ФГБОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» кандидат филологических наук САГАЛОВА Екатерина Сергеевна, доцент кафедры иностранных языков института дистанционного обучения ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н А. Добролюбова»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Тольяттинский государственный университет»

Защита диссертации состоится 31 октября 2012 г. в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.163.01 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им.

Н. А. Добролюбова» по адресу: 603155, г. Нижний Новгород, ул. Минина, 31а, корпус № 3, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им.

Н. А. Добролюбова».

Автореферат размещён на сайтах ВАК Минобрнауки РФ:

http://vak.ed.gov.ru и ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет» им. Н. А. Добролюбова: http://www.lunn.ru.

Автореферат разослан ____ сентября 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета ______________ В. В. Денисова

Общая характеристика работы

Реферируемая работа посвящена изучению текстотипологических черт древнеанглийского законодательного свода в свете лингвистики текста.

Современная лингвистика характеризуется растущим интересом к вопросам типологии текста, выявлению структурно-композиционных, семантических и грамматических особенностей текстов, обслуживающих различные коммуникативные сферы. Интегральные признаки текстов составляют структуру типа текста (текстотипа).

Вопросам типологии текста посвящены работы многих отечественных и зарубежных лингвистов (В. Г. Адмони, А. Г. Баранов, Н. С. Болотнова, К. Гаузенблаз, М. Дитмер, Б. Зандиг, Ф. Зиммлер, Е. Рольф, У. Фикс, К. А. Филиппов, В. Е. Чернявская, У. Энгель, К. Эрмерт и др.). В сложившейся традиции текстотип определяется как единица лингвистического анализа, представляющая собой совокупность характеристик, релевантных для описания любой манифестации того или иного типа текста.

В последние годы появляется всё больше работ, посвящённых изучению отдельных типов текста, таких как регулятивные тексты [Руберт 1996; Большакова 2005], кулинарный рецепт [Буркова 2004], текст произведения научной фантастики [Бочкова 2006], православная проповедь [Ицкович 2007], юридические тексты [Широбокова 2007], судебное решение [Винник 2009], деловое письмо [Казарина 2011] и др.

Законодательный текст обладает лингвистическим своеобразием и является индикатором уровня правовой культуры общества. Его высокая социальная значимость определяет необходимость его комплексного лингвистического исследования.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью комплексного рассмотрения структуры и категориальных особенностей древнеанглийского законодательного текстотипа и описания эволюционных процессов в формировании прототипических черт законодательных сводов. Обращение к типам текстов, функционировавших на ранних стадиях развития языка и общественной комму никации, позволяет проследить становление не только языковых стандартов, но и эволюцию социально-культурных норм. В работе анализируется развитие данных текстов и реконструируется диахроническая вертикаль их архитектоники, прослеживается обогащение сферы правовой коммуникации новыми типами и подтипами текстов, которые затем становятся ключевыми для национальной лингвокультуры.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней разработана и апробирована методика исследования текста раннеанглосаксонской правды с учётом новейших лингвистических концепций. Впервые проведён комплексный анализ пяти текстообразующих категорий текстотипа «древнеанглийский законодательный свод», а также доказано наличие социальной обусловленности структуры раннеанглосаксонского законодательного текста. Специфика текста законов древнеанглийских королей впервые представлена в сопоставлении с типологическими особенностями современного законодательного текста.

Объектом исследования служат тексты законодательных сводов кентских и уэссекских королей V – IX вв.

Общенаучным методом исследования в диссертации является гипотетикодедуктивный метод. В зависимости от конкретного этапа и задач анализа применялись дефиниционный анализ, сопоставительный анализ, количественный анализ, функционально-семантический анализ.

Предметом исследования служат особенности структуры текстов раннеанглосаксонских правд и принципы функционирования в них текстообразующих категорий, трактуемых как типологические черты текстотипа «древнеанглийский законодательный свод».

Цель исследования - выявление основных текстотипологических параметров и общих принципов построения древнеанглийских законодательных текстов, которые могут служить основанием делимитации текстов этого типа, а также описание функциональных особенностей их конституентов.

Для достижения указанной цели необходимо решение следующих задач:

1) уточнить понятие текста как единицы лингвистического анализа и обосновать выбор данной единицы при изучении древних текстов;

2) определить понятие типа текста на основе современных принципов построения классификации текстов;

3) охарактеризовать место и роль юридических текстов в общей типологии текстов;

4) изучить и описать архитектонику и основные конструктивные свойства текста раннеанглосаксонского закона и их социальную обусловленность;

5) выявить характерные текстотипологические черты раннеанглосаксонской правды на основе анализа текстообразующих категорий.

На защиту выносятся следующие теоретические положения:

1. Раннеанглосаксонский законодательный свод как тип текста представляет собой систему инвариантных параметров и вариативных текстуальных признаков с высокой степенью регулярности. Данная модель текстопостроения характеризуется национально-культурной и исторической спецификой.

2. Структурные характеристики древнеанглийского законодательного текста являются типологически релевантными, а его архитектоника социально обусловлена.

3. Специфика текстотипа «древнеанглийский законодательный свод» определяется особенностями реализации в раннеанглосаксонских правдах текстообразующих категорий информативности, темпоральности, локальности, персональности и модальности, а также структурным своеобразием данных текстов.

Эмпирическую базу исследования составили своды законов кентских королей Этельберта (ок. 560 г. – 24 февраля 616 г.), Хлотаря (умер в 685 г.) и Эдрика (умер в 686 г.), Уитреда (текст издан в 695 г.), а также уэссекских королей Ине (688 – 726 гг.) и Альфреда (849 – 900 (?) гг.) общим объёмом 11537 слов.

Теоретическая значимость состоит в углублении представлений о структуре текстовых параметров и специфике функционирования текстообразующих категорий в раннеанглосаксонском своде законов. Установление и описание текстотипологических характеристик текстов этого типа на этапе формирования за конотворческих традиций создаёт основу для комплексных исследований текстотипа «закон» в диахронии с учётом особенностей эволюции его типологических свойств в лингвистическом, историческом, культурологическом, социологическом и юридическом аспектах.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут использоваться в дальнейших лингвистических, культурологических, юридических и иного рода исследованиях древних и современных законов, а также особенностей их функционирования в обществе. Выявленные в ходе исследования закономерности будут востребованы при составлении учебных курсов по истории английского языка, лингвистике и типологии текста, истории юриспруденции, в дисциплинах по выбору, связанных с лингвистической интерпретацией текста и диахронической стилистикой.

Соответствие содержания диссертации паспорту специальности, по которой она рекомендована к защите: диссертация соответствует специальности 10.02.04 – «Германские языки». Настоящее исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности ВАК: исторические особенности развития диалектов германских языков в рамках англосаксонской языковой действительности; общие и индивидуальные тенденции развития германских языков в сфере законотворческой практики; становление лингвистических систем германских языков на базе юридических реалий; типы лексических единиц и их функционирование в раннеанглосаксонской правовой коммуникации;

корреляция словарного состава юридического подъязыка с внеязыковой действительностью Древней Англии; синтаксический строй, особенности использования экспрессивных средств древнеанглийского языка в формировании правового самосознания общества.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на международной конференции «Лингвистические основы межкультурной коммуникации» (Н. Новгород, 2005), на международной конференции молодых учёных, посвящённой 60-летию Минского государственного лингвистического университета (Минск, 2008), на международной конференции «Актуальные проблемы гер манистики, романистики и русистики» (Екатеринбург, 2012), на II Международной научно-практической конференции «Перевод как диалог культур» (Астрахань, 2012). Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры английской филологии ФГБОУ ВПО НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, а также отражены в ряде публикаций, в числе которых одна – в рецензируемом издании из списка рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации определяется задачами исследования. Работа состоит из введения, четырёх глав и заключения, а также списка принятых сокращений и библиографического списка (216 наименований).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, отмечаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, перечисляются методы анализа материала и данные об апробации, формулируются положения, выносимые на защиту.

В главе первой диссертации раскрывается методологическая концепция диссертационного исследования, позволившая проанализировать такие понятия, как «текст», «единица текста», «категория текста»; рассматриваются основные конструктивные признаки текста.

Для выявления типологических свойств раннеанглосаксонских правд необходимо в первую очередь рассмотреть тексты древнеанглийских законов с точки зрения современной научной парадигмы лингвистики текста.

Текст в самом общем понимании определяется в настоящей работе как цельное и относительно автономное зафиксированное графически речетворческое произведение, являющееся коммуникативной единицей высшего порядка, обслуживающей определённую сферу социальной жизни. Текст как лингвистическая единица характеризуется наличием имманентных свойств цельности и связности, которые, с одной стороны, в известной степени автономны, но в то же время взаимообусловлены. Другие свойства текста, такие как завершённость и отдельность, не являются собственно лингвистическими, поэтому не всегда выражаются эксплицитно и часто зависят от условий коммуникации: отдельность текста находится в прямой зависимости от структурных параметров, а завершённость текста зависит от целостности и темы.

Общая тема текста определяется суммой макро- и микротем речевого целого.

Микро- и макротемы реализуются на уровне текста в его единицах – сложных синтаксических целых (ССЦ), трактуемых в реферируемой работе как единицы, обладающие собственным семантически-структурным устройством, определённой коммуникативной направленностью, относительной тематической самостоятельностью, которая сохраняется при извлечении ССЦ из текста, и межфразовыми связями особого характера. ССЦ имеют собственную структуру и обычно состоят из зачина, тела и концовки и конституируют свойство членимости текста. Организуясь иерархически, ССЦ образуют структуру текста по схеме собственного устройства; таким образом, можно выделить ССЦ, составляющие зачин текста, его тело и концовку.

В современной лингвистике текст, зачастую трактуемый как составляющая дискурса, рядом исследователей противопоставляется ему. В самом общем смысле дискурс представляет собой текст в совокупности с присущими ему экстралингвистическими характеристиками самых различных видов. Поскольку при изучении древних манускриптов невозможно учесть всю совокупность характеризующих их экстралингвистических параметров, в настоящей работе раннеанглосаксонские законодательные акты рассматриваются исключительно как текст, а не как дискурс.

В любом тексте выделяются категории, воплощающие известные текстовые качества, наделённые типизированным характером, консолидирующей семантикой и реализуемые в тексте определённым набором лингвистических единиц различных уровней и получившими статус единиц типологического описания текста. Категории характеризуют текст с позиций информативности, локальности, темпоральности, персональности и модальности. Совокупность особенно стей их реализаций в определённых сочетаниях служит основанием для типологического описания текста.

Глава вторая посвящена обзору существующих в настоящее время текстовых типологий и классификации типологически релевантных признаков текстотипа «закон».

Типологизация текстов призвана решить задачи классификации существующих структурно-функциональных моделей текстов на современном этапе развития общественной коммуникации. Результаты лингвистических исследований типологических классификаций текстов используются не только в лингвистике, но и в смежных с ней гуманитарных науках. Кроме того, типология текстов в диахроническом аспекте способствует как более детальному изучению процесса становления отдельных типов текста в структуре социальной коммуникации, так и исследованиям в области эволюции национальной культуры и социальных отношений, характеризующих её.

Выделяются несколько подходов к построению типологии текстов. Функционально-стилистические подходы, развивающиеся в настоящее время в рамках генристики и жанроведения, замыкаются на функциональном стиле. Индуктивно-эмпирические типологии текстов строятся на выделении типов текстов в зависимости от их применения в ежедневной коммуникации человека (кулинарный рецепт, инструкция, заголовок и т.д.). Кроме того, существуют как монопараметрические типологии, базирующиеся на одном классификационном параметре (алгоритмизации, сложности структуры, замысла и т.п.), так и полипараметрические классификации с несколькими параметрами, положенными в основу типологии. В качестве единицы типологии текста служит тип текста, трактуемый как культурно обусловленная и исторически сложившаяся продуктивная модель текстопостроения, детерминирующая функциональные и структурные особенности соответствующих ей экземпляров текста и представляющая собой систему инвариантных параметров и вариативных текстуальных признаков с высокой степенью регулярности функционирования, которые определяют её как типологическую единицу и служат средством делимитации.

Юридические тексты выделяются в отдельную группу, являющую собой самостоятельный функциональный стиль (с позиции функциональной стилистики) или группу текстотипов (в терминологии лингвистики текста), в которой, в силу прагматической направленности, выделяются законодательные тексты, судебные тексты, учебные тексты, тексты заключений лингвистической экспертизы, договоры и др., дифференцируемые на основе наличия таких признаков, как императивность, полнота информации, стандартизированность, объективность, ясность, официальность.

Законодательный текст занимает особое место среди юридических текстов, вследствие его важной роли в регулировании социально-правовых отношений в обществе. Текст закона, с позиций лингвистики текста, обладает рядом типологических черт, среди которых выделяются стиледифференцирующие признаки (в терминологии Ю. М. Скребнева): модальная нейтральность (отсутствие эмоциональности и оценочности), высокая рекуррентность супернейтральных языковых единиц, эксплицитность выражения семантических значений, типизированность архитектоники и стандартизированная структура, реализуемые посредством композиционной чёткости, предельной лапидарности и экономичности языковых средств. К стилемаркирующим признакам текста закона представляется обоснованным отнести неличный характер, прескриптивно-регулятивную семантику, реализующуюся через модель властного предписания автором правил поведения адресата в определённых социально-правовых ситуациях, и официальность изложения.

Глава третья посвящена социально-правовой характеристике раннеанглосаксонского общества и исследованию основных конструктивных свойств текстов раннеанглосаксонских правд.

Распространение англосаксов на довольно обширной территории привело к разрушению некогда сильных родовых отношений, однако социальная стратификация строилась по модели континентальных германцев: король – свободные люди – несвободные люди. Кроме данной вертикали существовала также и горизонтальная классификация в двух последних стратах общества, которая зависела от возникающих между представителями слоя общества экономических и социальных отношений в пределах того или иного королевства.

Законодательная деятельность в древнеанглийский период носила самобытный характер и отличалась от законотворчества континентальных германцев в первую очередь тем, что древнеанглийские законы были зафиксированы письменно на родном, а не латинском языке. Законы, преимущественно издававшиеся в форме сводов, или правд, касаясь в основном нарушений не только в отношении церкви, короля, знати, свободных людей, но и рабов, предусматривали наказания за преступления против личности, нарушения спокойствия, разъясняли порядок применения права в судебных заседаниях.

Исследование показало, что связность текстов обеспечивается на всех уровнях анализа. На лексическом уровне связность текста достигается за счёт высокой рекуррентности ключевых слов, которые относятся к следующим лексикосемантическим группам: номинации (групп) людей на основе национальной, социальной, половой, возрастной и профессиональной принадлежности, семейнородственных отношений; номинации правонарушений; номинации наказаний за правонарушения; характеристики правового статуса; наименования частей тела и органов человека; наименования телесных повреждений; наименования юридических и судебно-процессуальных реалий; номинации орудий преступления и др., а также за счёт использования индексальных лексических знаков (предлогов, союзов и союзных слов).

К грамматическим средствам связности (морфологической и синтаксической) принадлежат видовременная сопряжённость глаголов, единство грамматических форм лица, числа и наклонения, использование союзных слов, союзов, местоимений, порядок слов, употребление однотипных предложений (синтаксический параллелизм).

if friman edor eane,.iiii. scillinum ebete. if man mannan ofslea, aene sctte and unfacne feo ehwilce elde. if friman wi fries mannes wif elie, his werilde abice, and oer wif his aenum sctte beete and am orum am ebrene (th., 29 – 31). – Если свободный человек забор пересечёт со злым умыслом, шиллинга пусть уплатит. Если человек человека убьёт, своей собственностью или праведно полученной собственностью пусть заплатит. Если свободный человек со свободного человека женой переспит, ценою вергельда пусть откупится, или другую женщину за свои собственные деньги пусть купит и эту другую тому пусть приведёт.

Связность приведённого выше отрывка свода законов кентского короля Этельберта обеспечивается посредством лингвистических единиц различных уровней. На лексическом уровне когезия обеспечивается преимущественно характерными ключевыми словами, среди которых: (1) глагольные номинации правонарушений (eanan пересекать со злым умыслом, ofslean убивать, elian прелюбодействовать); (2) номинации участников правовой ситуации (friman свободный человек, man человек, мужчина, wif жена, женщина); (3) номинации собственности (scillin шиллинг, sctt имущество, feo имущество); (4) именные и глагольные наименования наказаний (werild вергельд, ebetan уплатить, eldan уплатить, beetan купить, ebrenan привести); (5) адъективные характеристики правового статуса объекта применения права (unfacne праведно полученный); (6) размеры штрафов (feower четыре). Связность на этом уровне достигается также за счёт индексальных лексических знаков, таких как союзы if если, and и, или.

На морфологическом уровне грамматическая связность анализируемого фрагмента обусловлена рекуррентностью идентичных форм глаголов в аподозисах и протазисах предложений. В протазисах предложений предикаты выражены глаголами в форме 3 л. ед. ч. настоящего времени (eane пересечёт, elie прелюбодействует); в аподозисах – в форме ед. ч. сослагательного наклонения (ebete пусть оплатит, elde пусть оплатит, abice пусть уплатит, beete пусть купит, ebrene пусть приведёт).

Связность на межфразовом уровне реализуется за счёт использования параллельной и последовательной моделей тема-рематического членения предложения, которое, в свою очередь, тесно связано с порядком слов, обеспечивающим связность на синтаксическом уровне. Реализация проспекции и ретроспекции в тексте в основном достигается за счёт использования дейктических элементов.

Целостность текста реализуется только на графическом уровне посредством отдельности физического тела, поскольку в глобальной структуре текста раннеанглосаксонской правды отсутствует такой конституент, как постпозиция (концовка), который часто выступает сигналом завершённости замысла автора текста.

Композиционно текст древнеанглийского законодательного свода состоит из предисловия и тела. Предисловие выполняет ориентирующую роль и заключается в одно сложное синтаксическое целое.

Статья является основной единицей текста тела закона. Титулы составляют отдельные ССЦ, в которые входят от одного до семи предложений (в зависимости от детализации правовой информации). Тематически близкие титулы организуются в тематические блоки. В ранних текстах правд наблюдается соположение тематических блоков внутри текста с использованием приёма архитектурной мнемоники, при котором они организовывались относительно друг друга в тексте тела, повторяя социальную стратификационную структуру древнеанглийского общества: от короля до рабов. Такая организация информационных блоков внутри правды объясняется бытованием законодательного свода в устной традиции на ранних стадиях своего функционирования. Применение этого мнемонического приёма также обнаруживается в статьях, посвящённых членовредительству: статьи выстроены по принципу «от макушки до пяток». Кроме того, данный приём актуализируется в построении титулов, состоящих из нескольких пропозиций: детализация юридической информации осуществлялась в порядке «сверху вниз» от знати к рабам.

if hwa efeohte on cynines huse, sie he scyldi ealles his ierfes, & sie on cynines dome, hwer he lif ae e nae. if hwa on mynster efeohte,.cxx. scillina ebete. if hwa on ealdormonnes huse efeohte oe on ores eunenes witan,.lx. scillina ebete he & oer.lx. eselle to wite. if onne on afoleldan huse oe on ebures efeohte,.cxx. scillina to wite eselle & am ebure.vi. scillina. (Ine, 50). – Если кто-то устроит драку в доме короля, пусть будет виновным всем своим имуществом, и пусть будет по решению короля, сохранит ли он жизнь, или нет. Если кто-то в монастыре затеет драку, 120 шиллингов пусть заплатит. Если кто-то в эрла доме драку устроит или другого почётного уитана, 60 шиллингов пусть заплатит, а другие – пусть уплатит в штраф. Если тогда в доме крестьянина или гебура будет драться, 120 штрафа пусть уплатит и тому гебуру 6 шиллингов.

В текстах правд уэссекских королей мнемонический приём утратил свою универсальность: он не работает на уровне тематической организации текста, очевидно, вследствие устоявшейся традиции фиксирования законодательной мысли на письме.

В главе четвёртой приводится анализ ряда типологически значимых признаков древнеанглийского законодательного свода, коррелирующих со сферой функционирования основных текстообразующих категорий.

Категория информативности, представленная в тексте в основном содержательно-фактуальной информацией, отчасти контаминирует с содержательноконцептуальной информацией при полном отсутствии информации содержательно-подтекстового характера. Содержащаяся в законодательном своде информация отличается цикличностью подачи, проявляющейся на всех структурных уровнях организации текста: композиционном, тематическом, на уровне титула. Реализация категории информативности характеризуется волитивностью и универсальной адресностью, поскольку заключается в социально-правовых регулятивах для каждого члена общества. Информационная насыщенность текста равна его информативности. В силу устранения необходимости интерпретационных усилий создаётся минимизация напряжённости восприятия текста адресатом.

is synd Wihtredes domas Cantwara cynines. am midlestan cynine Cantwara Wihtrede <…> (W., Intro). – Это суть Уитреда постановления кентского народа короля. Самым милостивым королём кентского народа Уитредом <…> Нивелирование эмоционального плана изложения сводит его до максимально нейтрального. Когнитивный характер текста формируется за счёт высокой рекуррентности лексических единиц, использующихся для описания социальноправовых ситуаций и поведенческих предписаний.

Категория темпоральности реализуется двояко. Предисловие законодательного свода политемпорально.

Hlohere & Eadric, Cantwara cyninas, ecton a a e heora aldoras r eworhton yssum domum, e hyr efter se (H&E., Intro). – Хлотарь и Эдрик, кентские короли, дополнили те законы, что их предшественники ранее разработали, этими установлениями, которые здесь провозглашаются.

Текст тела законодательного свода имеет монотемпоральный характер. В силу того, что гипотеза статьи описывает прогнозируемую в будущем ситуацию, а санкция властно предписывает за допущенное нарушение необходимое наказание безотносительно временных рамок, весь текст тела законов носит вневременной проспективный характер, действие которого направлено в возможное будущее.

if mid bearnum buan wille, healfne sct ae (th., 76.3). – Если с ребёнком жить захочет, половину имущества пусть имеет.

Инициальная точка (дата принятия свода и его вступление в законную силу) фиксируется в предисловии. Временные отношения на уровне статьи формируются с помощью автосемантических (обозначающих: дату принятия свода; временную длительность какой-либо ситуации или состояния; точное время наступления правовой ситуации; период применения закона) и синсемантических темпоральных маркеров.

if se oxa hnitol wre twam daum r oe rim, & se hlaford hit wisse & hine inne betynan nolde, & he onne wer oe wif ofsloe, sie he mid stanum ofworpod, & sie se hlaford ofsleen oe forolden, swa t witan to ryhte finden (Pref., 38). – Если этот вол бодливым был два дня назад или три, и тот хозяин это знал, но его внутрь загнать не хотел, и он тогда мужчину или женщину убил, пусть будет он камнем забит, и пусть будет хозяин убит или наказан, как то советники в соответствии с законом установят.

Окказиональные нарушения темпорального континуума (т.н. «темпоральные скачки») в описаниях социально-правовых ситуаций не влияют на общий монотемпоральный характер свода законов.

С точки зрения локальности, текстотип «древнеанглийский законодательный свод» характеризуется как монолокальный, поскольку правовое и функциональное пространство текстов совпадают. Локальные отношения внутри статей реализуются за счёт использования авто- и синсемантических локальных маркеров, уточняющих пространственные обстоятельства в описании возможных социально-правовых ситуаций. Среди автосемантических локальных расширителей выделяются маркеры местоположения и направления. К маркерам местоположения относятся точные географические номинации правового пространства; номинации функционального правового пространства; номинации частей тела и органов человека в статьях, посвящённых членовредительству. В историческом предисловии к законодательному своду короля Альфреда особо выделяются обстоятельственные конституенты с точной географической референцией. Кроме того, в формировании локального плана законодательного свода участвуют лексические единицы, в семный состав которых входят пространственные значения.

if friman edorbrece ede,.vi. scillinum ebete. if man inne feoh enime, se man.iii. elde ebete (th., 28 – 28.1). – Если свободный человек нарушит границы частной собственности, шесть шиллингов должен уплатить. Если кто-то внутри собственность возьмёт, тот человек три штрафа должен уплатить.

При реализации в текстах законов древнеанглийских королей категория персональности также демонстрирует типологически значимые особенности, обусловливающие, в первую очередь, необходимость выделения субкатегории прескриптора, имеющей собственную внутреннюю структуру. Инициальный компонент субкатегории прескриптора выражает личность законодателя и актуализируется на поверхности текста (король, уитан).

Ic Ine, mid odes ife Wesseaxna kynin, mid eeahte & mid lare Cenredes mines fder & Heddes mines biscepes & Eorcenwoldes mines biscepes, mid eallum minum ealdormonnum & m ieldstan witum minre eode & eac micelre esomnun odes eowa, ws smeaende be re hlo urra sawla <…> (Ine, Intro). – Я, Ине, Богом данный король Уэссекса, по совету и наставлению Кендреда, моего отца, и Хедда, моего епископа, и Эоркенвольда, моего епископа, со всеми моими эрлами, а также со старейшинами уитана и с собранием служителей Бога, держали совет о спасении наших душ <…> Терминальный компонент субкатегории прескриптора представлен наименованиями должностных лиц, наделённых судебными и исполнительными функциями в структуре государственной власти.

if man oerne sace tihte, & he ane mannan mote an medle oe an ine, symble se man am orum byriean eselle & am riht awyrce e to hiom cantwara deman escrifen (H&E., 6). – Если кто-либо другого обвинит, и он этого человека встретит в собрании или на тинге, навсегда этот человек тому другому безопасность должен дать в том, что то решение они выполнят, какое им кентские судьи предпишут.

Всеобщий характер адресации субъекта описываемой правовой ситуации достигается за счёт использования в качестве подлежащих предложений неопределённо-личных местоимений hwa кто-либо, se e тот кто и частично десемантизированного существительного man кто-либо, также входящего в состав неопределённо-личной конструкции с коррелятивной парой se man se e тот (муж), который.

if hwa cynines bor abrece, ebete one tyht swa him ryht wisie, & s bores bryce mid.v. pundum mrra pnina (lf., 4). – Если кто-либо короля договор нарушит, пусть оплатит тот ущерб, как ему закон предпишет, и того договора нарушение пятью фунтами чистого серебра [пусть оплатит].

Se e hine efo & eane, healfne hine ae (W., 21.1). – Тот, кто его схватит и приведёт, половину себе пусть имеет.

Se mon se e his ewealdes monnan ofslea, swelte se deae (Pref., 23) – Тот человек, который из своей власти человека убьёт, пусть умрёт тот смертью.

if man mannes esne ebinde,.vi. scill ebete (th., 81). – Если кто-либо другого человека слугу свяжет, шесть шиллингов должен уплатить.

Группы лиц, поведение которых регулируется титулами, обозначаются именами существительными, в качестве референтов которых выступают классы людей, выделяемые на основе половых, профессиональных, социальных и национальных признаков.

if friman cynine stele,.ix. ylde forylde (th., 10). – Если [какой-либо, любой] свободный человек у короля украдёт, пусть девять штрафов уплатит.

if friwif locbore lsws hwt ede,.xxx. scill ebete (th., 72). – Если [какаялибо, любая] свободная женщина-ключница неправедное что-либо сделает, тридцать шиллингов пусть уплатит.

Все обозначенные способы выражения неопределённо-личного субъекта, составляя основу персонального плана текста, конституируют его моноперсональный характер.

Категория модальности является текстообразующей в законодательном тексте, поскольку её реализация позволяет рассматривать в качестве специфики данного текста императивность и инъюнктивность. Модальный план законодательного текста формируется в целом посредством форм косвенных наклонений глагола.

Типологически важным для текстов-экземпляров анализируемого текстотипа является выражение императивной модальности при помощи форм сослагательного наклонения, наделённых соответствующей деонтической семантикой.

if dynt sweart sie buton wdum,.xxx. sctta ebete (th., 61.3). – Если гематома будет чёрной вне одежды [=не будет покрываться одеждой], тридцать шиллингов пусть уплатит.

В придаточных, описывающих гипотезу социально-правовой ситуации, также используется сослагательное в значении предположения / вероятности. Помимо этого зафиксированы формы презенса индикатива в указанных позициях.

Такое употребление формы в древнеанглийский период, очевидно, является вариативным, поскольку значение вероятности / предположения в таких пропозициях имплицируется союзом if если.

if ceorl buton wifes wisdom deoflu elde, he sie ealra his htan scyldi & heals fane (W., 9). – Если какой-либо керл по секрету от жены идолам поклоняется, он пусть будет всем своим имуществом виновен или самым большим штрафом.

if butwu deoflum elda, sion hio heals fane, scyldio & ealra htan (W., 9.1.) – Если оба идолам поклоняются, пусть будут самым большим штрафом виноваты и всем имуществом.

Формы повелительного наклонения, составляющие ядро функциональносемантического поля побудительности в древнеанглийский период, используются только при переводе евангельских заповедей в историческом введении к своду законов короля Альфреда, что обусловлено двумя причинами.

Во-первых, следует иметь в виду, что заповеди обращены ко второму лицу.

В древнеанглийском языке приказы и просьбы, оформленные с помощью деонтически маркированной формы сослагательного наклонения, использовались по отношению к первому и третьему лицам, в то время как для передачи приказа второму лицу традиционно употреблялась форма повелительного наклонения.

Во-вторых, приказы, законы и заповеди, передаваемые формами императива, имеют бльшую иллокутивную силу по сравнению с сослагательным наклонением той же прагматической направленности. Поскольку такой приказ обращён ко второму лицу, создаётся ощущение большей близости прескриптора и адресата. В тексте предисловия к законам короля Альфреда приводятся слова Господа, адресованные посредством Моисея каждому человеку в отдельности.

Ne sleah u. Ne lie u dearnena. Ne stala u. Ne se u lease ewitnesse (Pref., 8 – 11). – Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не говори ложных свидетельств.

К периферийным способам построения модального плана древнеанглийского закона относятся глаголы с семантикой долженствования sculan и earfan, употреблявшиеся как самостоятельно (случаи зарегистрированы только в своде короля Альфреда), так и в сочетании с инфинитивами полнозначных глаголов для выражения необходимости действия (случаи зафиксированы только в текстах исторического предисловия и законов короля Ине).

Of issum anum dome mon m eencean, t he hwelcne on ryht edeme;

ne earf he nanra domboca oerra (lf., 1). – По одному этому установлению любой человек может думать, что он любого по праву судить будет, не нуждается он ни в каком своде законов другом.

Se a sceal bion healf be huslenum (Ine, 59). – Эта клятва должна быть [=стоить] в половину самого большого штрафа.

Императивная модальность также передавалась при помощи вербальных комплексов, в состав которых входил маркированный инфинитив. Так, в текстах раннеанглосаксонских законов маркированный инфинитив зарегистрирован как часть составного глагольного сказуемого с деонтически маркированной семантикой (1) и как часть составного глагольного сказуемого с волитивным глаголом beodan повелевать, приказывать в качестве его структурного ядра (2).

(1) if feorcund mon oe fremde butan wee eond wudu one & ne hrieme ne horn blawe, for eof he bi to profianne: oe to sleanne oe to aliesanne (Ine, 64). – Если издалека идущий человек или странник не по дороге через лес идёт, и не кричит, и в горн не дует, за вора он должен быть принят, и либо убит, либо отпущен.

(2) is sindan a domas e se lmihtea od self sprecende ws to Moyse & him bebead to healdanne (Pref., 79). – Это суть те законы, которые всемогущий Бог Cам говорил Моисею и ему приказал придерживаться.

К окказиональным способам выражения императивной модальности относятся случаи конвергенции глагольных форм. Явление конвергенции глагольных форм носило в древнеанглийский период довольно частотный характер, и, как полагают некоторые исследователи [Розанов 2001], развилось в силу сходства их семантики и сфер употребления. Тексты раннеанглосаксонских сводов законов также демонстрируют примеры конвергенции нефинитных форм глагола и форм сослагательного наклонения, которым традиционно приписывают окказиональный аграмматический характер. Так, в текстах законодательных сводов зарегистрированы случаи подобного употребления:

1) формы инфинитива вместо субъюнктива, передающего повеление:

if hio bearn ne ebyre, fderinmaas fioh aan & morenyfe (th., 76.5).!–!Если она ребёнка не родит, родственников по отцу собственность пусть имеет и утренний дар мужа.

2) формы субъюнктива вместо формы множественного числа императива в побудительных односоставных предложениях:

Ne sweren e nfre under hne odas, ne on nanum inum ne cleopien e to him (Pref., 78).!–!Не молитесь никогда под языческими богами, ни о никакой вещи не взывайте к ним.

Вследствие того, что в тексте раннеанглосаксонского законодательного свода подавляющее большинство титулов формулируются в соответствии с когнитивной схемой «Если – гипотеза, то – санкция (диспозиция)», где гипотеза выражает предположение, а санкция (диспозиция) – предписание прескриптора, можно констатировать, что древнеанглийский свод законов имеет полимодальный характер.

Проанализировав особенности, которые текст раннеанглосаксонского свода законов проявляет на всех вышеперечисленных уровнях, можно прийти к заключению, что совокупность выявленных типологически важных черт составляет тип текста «древнеанглийский законодательный свод», который аккумулирует в себе все характерные черты любого из текстов-экземпляров, относящихся к этому текстотипу.

В плане дальнейшей разработки затронутой в диссертации проблематики перспективным является исследование развития установленных типологических особенностей законодательного текста древних англосаксов. Представляется возможным прогнозировать, что благодаря диахронической реконструкции традиций английского законотворчества удастся сделать следующий вывод: несмотря на мощное иноземное законотворческое влияние и множество инноваций в области английского права, основные тенденции законотворчества сохраняют свою самобытность и развиваются собственным путём, истоки которого коренятся в раннеанглосаксонских законодательных установлениях.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Колядин Е. А. Особенности архитектоники текста раннеанглосаксонских сводов законов / Е. А. Колядин // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова. – Нижний Новгород: ФГБОУ ВПО НГЛУ. – Выпуск 19. – С. 45 – 53.

2. Колядин Е. А. Особенности синтаксиса древнеанглийского законодательного текста, связанные со способами выражения императивной модальности / Е. А. Колядин // Лингвистические основы межкультурной коммуникации:

Сборник материалов международной научной конференции 1—2 декабря 20г.—Нижний Новгород: НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 2005. – С. 181—183.

3. Колядин Е. А. К вопросу об истоках формирования системы выражения неопределённо-личного субъекта в английском языке / Е. А. Колядин // Теория и практика лингвистического описания разговорной речи: Межвузовский сборник научных трудов.– Нижний Новгород: НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 2007.— Вып. 25. —с. 46—51.

4. Колядин Е. А. Некоторые особенности синтаксиса древнеанглийских законодательных текстов / Е. А. Колядин // Исследования молодых учёных: сборник статей аспирантов: Материалы международной конференции молодых учёных, посвящённой 60-летию Минского государственного лингвистического университета. / Отв. ред. А. М. Горлатов, Е. С. Гриценко.—Мн.: МнГЛУ, 2008.—С. 77—81.

5. Колядин Е. А. Проблема «текст versus дискурс» в отношении древних текстов / Е. А. Колядин // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики. Материалы ежегодной международной конференции. Екатеринбург, 3 – 4 февраля 2012 г. [Текст] / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2012. – Ч. II. – С. 59 – 62.

6. Колядин Е. А. Некоторые экстралингвистические параметры правовой коммуникации в раннеанглосаксонский период / Е. А. Колядин // Перевод как диалог культур: II Международная научно-практическая конференция. 27 апреля 20 г., г. Астрахань [Текст] / АФ НОУ ВПО УРАО. – Астрахань, 2012. – 77 с. – С.

15 – 26.

Лицензия ПД № 18-0062 от 20.12.2000 г.

Подписано в печать 19.09.12 Формат 60х90 1/Печ. л. 1.3. п. л. Заказ Тираж 100 экз. Цена бесплатно Типография НГЛУ им. Н. А. Добролюбова 603155, г. Н. Новгород, ул. Минина, 31-а




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.