WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УДК: 94(410).5

Михеев Дмитрий Владимирович

КАПЕРЫ В ИСПАНСКОЙ ПОЛИТИКЕ ЕЛИЗАВЕТЫ ТЮДОР (1558-1603 гг.)

Специальность 07.00.03 всеобщая история

(новая  и  новейшая  история)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Санкт-Петербург

2012

Работа  выполнена  на  кафедре  всеобщей  истории  Федерального

государственного  бюджетного  образовательного  учреждения  высшего  профессионального  образования  «Российский  государственный

педагогический  университет  им.  А.И. Герцена»

Научный  руководитель

доктор  исторических  наук,  профессор, профессор кафедры всеобщей истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Комиссаров  Борис  Николаевич

Официальные  оппоненты

доктор  исторических  наук,  профессор, заведующий кафедрой истории Санкт-Петербургского государственного морского технического университета

Массов  Александр  Яковлевич

кандидат  исторических  наук,  доцент, доцент кафедры истории Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена

Копелев  Дмитрий  Николаевич

Ведущая  организация:

Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук

Защита  состоится  «17»  мая  2012  г.  в  «17.30»  на  заседании диссертационного совета  Д. 212.199.06, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский  государственный  педагогический университете  им.  А.И. Герцена»,  по  адресу:  191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп. 20, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке

Российского государственного педагогического университета

им. А.И. Герцена (191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп.5).

Автореферат  разослан  « ___»_______________2012  г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

кандидат  исторических  наук,  доцент  Г.К. Шлыкова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Во второй половине XX в. возникла иллюзия, что мировому сообществу удалось полностью покончить с проблемой пиратства на море, но как показали события рубежа XX – XXI вв. в условиях нестабильности и глобальных изменений в мире, морская преступность вновь активизировалась. Проблема морской безопасности вновь привлекает повышенное внимание, ежегодно регистрируются сотни случаев нападения пиратов на торговые суда, захвата и исчезновения людей1. В сложившейся ситуации ведущим мировым державам приходится прилагать значительные усилия и координировать свои действия в борьбе с пиратской угрозой. Корни этой проблемы уходят в далекое прошлое. По этой причине, осмысление опыта, накопленного исторической практикой в борьбе с морским разбоем, и попыток наладить контроль над частной инициативой на море является, безусловно, актуальным для современного общества.

История Англии в годы правления Елизаветы Тюдор явилась важнейшим, во многом переломным этапом в истории страны. Именно в эти годы были заложены основы будущего могущества Британской империи. Выступая в роли торговцев, исследователей, а нередко и морских разбойников, англичане вершили судьбу не только Английского королевства, но и всей Европы. Одной из особенностей развития страны в данный период стало широкое распространение морского разбоя. Еще предшественники Елизаветы Тюдор столкнулись с проблемой участившихся случаев пиратства в английских водах, что негативно сказывалось в первую очередь на внешнеполитической обстановке. Английской королеве удалось не только наладить борьбу с морским разбоем, но и использовать пиратов и каперов для решения своих внешнеполитических задач в эпоху религиозных войн и становления национальных государств. Пираты и каперы во второй половине XVI столетия превратились из угрозы стабильности и безопасности страны в основное орудие морской экспансии елизаветинской Англии, одну из основ ее морского могущества и обороноспособности.

Таким образом, комплексное изучение развития феномена каперства и пиратства как важного инструмента английской внешней политики представляется нам вполне оправданным и необходимым.

Объектом исследования является внешняя и внутренняя политика Елизаветы Тюдор в связи с каперской деятельностью ее подданных.

Предметом исследования выступает эволюция феномена каперства в елизаветинской Англии и его роль в испанской политике Елизаветы Тюдор.

Цель исследования: определение роли каперов в испанской политике Елизаветы Тюдор в 1558 – 1603 гг.

Поставленная цель определяет следующие задачи исследования:

  • рассмотреть проблему возникновения каперства в Англии и изменения роли каперского промысла в политике предшественников Елизаветы Тюдор;
  • определить роль каперского промысла в первые годы правления Елизаветы Тюдор;
  • проследить влияние иностранных каперов и контрабандной торговли с испанской Вест-Индией на англо-испанские отношения в 60-е гг. XVI в.;
  • проследить влияние каперского промысла и борьбы с пиратством на англо-испанские отношения после крушения англо-испанского союза;
  • определить роль частных инвестиций в годы необъявленной войны с Испанией (1585 – 1604 гг.);
  • определить роль королевских каперских экспедиций в годы войны;
  • проанализировать последствия каперской войны для внешнеполитического и внутриполитического положения елизаветинской Англии.

Хронологические рамки исследования охватывают 1558 – 1603 гг. – время правления Елизаветы Тюдор. Указанный период выбран не случайно, так как позволяет проследить эволюцию отношения упомянутой королевы к каперскому и пиратскому промыслу своих подданных как к инструменту внешней политики. Вместе с тем мы посчитали необходимым начать изложение с краткого экскурса в историю каперства в Англии, что значительно облегчает понимание природы этого явления и позволяет выявить его особенности в обозначенном хронологическом пространстве.

Географические рамки исследования охватывают обширные пространства мирового океана и прибрежных территорий, на которых сталкивались интересы Англии и Испании и действовали английские пираты и каперы. В первую очередь это проливы, отделяющие Британские острова от континентальной Европы и Ирландии – так называемые Малые моря, просторы Атлантического, Тихого и Индийского океанов, а также Средиземноморье.

Методологическая база исследования. В качестве приоритетного в работе над диссертацией мы руководствовались принципом историзма, основывающемся на том, что люди прошлого мыслили и вели себя в соответствии с реалиями своей эпохи. Таким образом, предмет исследования нельзя вырвать из контекста окружавшей его действительности.

В работе над диссертацией использовался также историко-генетический метод, заключающийся в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического развития, что позволяет в максимальной степени приблизиться к реконструкции подлинных обстоятельств происходившего, в частности, выявлению  причинно-следственных связей и закономерностей. Примененный в работе историко-критический метод, подразумевает внимательное и скрупулезное  изучение источников. Кроме того, для обозначения категорий каперов и пиратов, действовавших во второй половине XVI в., был использован метод типологизации.

Источниковая база исследования. Диссертационное исследование базируется на обширном корпусе источников, которые могут быть подразделены на два рода: документальные и повествовательные.

Из документальных источников особо выделим разряд «канцелярских», представленных деловой перепиской и донесениями, а также патентами, грамотами, указами. Это пласт источников сосредоточен преимущественно в специальных реестрах или, как принято их называть в отечественной исторической науке, в «календарях» государственных бумаг.

«Календари государственных бумаг внутренней серии»2 и «Календари бумаг государственного секретаря Сесила»3 содержат переписку королевских чиновников и агентов, а также тексты патентов и грамот. В собрании «Актов Тайного Совета»4 находятся многочисленные указы и грамоты, выдававшиеся правительством Елизаветы Тюдор, а также протоколы регулярных заседаний этого совещательного и административного органа при английском монархе. Изучив данные источники, мы можем проследить, как английское правительство пыталось влиять на каперский и пиратский промысел, какие цели преследовали каперы, их покровители и противники в английском правительстве, а также какую позицию в связи с этим занимала сама королева.

Так называемые «Календари внешней серии»5 и «Календари государственных бумаг, касающихся английских дел и собранных в венецианских архивах»6 содержат официальную и деловую переписку английских дипломатов и агентов, а также донесения и официальные письма иностранных дипломатов, предоставляя возможность получить нейтральную оценку происходивших событий и существовавших явлений. Масса ценных документальных источников испанского происхождения, в основном донесений испанских послов и агентов, содержится в так называемых «Испанских календарях»7.

Донесения испанской колониальной администрации о действиях английских контрабандистов, пиратов и каперов в Новом Свете включены в собрания документов, подготовленных И.А. Райт8.

Ценные английские документальные источники, касающиеся начального этапа англо-испанской войны и разгрома Непобедимой Армады, содержатся в двух сборниках: «Бумаги, относящиеся к военно-морскому флоту в годы испанской войны, 1585 – 1587» и «Государственные бумаги, относящиеся к разгрому испанской Армады»9. Испанские и английские документы, включающие информацию о ходе английских каперских экспедиций в Вест-Индию в 1588 – 1595 гг., сосредоточены в сборнике под редакцией К. Эндрюса10. Благодаря данным источникам мы можем проследить роль каперских действий англичан в годы войны, определить насколько успешными были действия отдельных каперов и каперских экспедиций, организованных английским правительством.

Значительное число документальных источников, касающихся истории флота и, в частности, развития каперского промысла в Англии, мы находим в сборнике «Документы, относящиеся к законам и обычаям на море»11.

Не меньшее значение имеют повествовательные источники. Из них разряд «личные» представлен дневниками участников английских пиратских, торговых и каперских экспедиций, а также личной перепиской. Разряд «научные» включает в первую очередь работу Уильяма Монсона12, а также многочисленные описания путешествий.

Значительное число повествовательных и документальных источников, посвященных английским торговым, пиратским и каперским экспедициям, сосредоточено в сборнике Р. Хаклюйта-младшего «Главнейшие плавания, путешествия, странствия и открытия английской нации, совершенные морем и сушей в отдаленные части земли за последние 1600 лет»13.

Сведения о пиратских экспедициях Ф. Дрейка к Номбре-де-Диос и Панамскому перешейку, а также о его знаменитом кругосветном вояже содержатся в описаниях путешествий, опубликованных еще в XVII в. на основании дневников и воспоминаний участников этих предприятий14.

Собрание ценных документальных и повествовательных источников, посвященных кругосветному плаванию Дрейка, содержится в двух сборниках, выпущенных под редакцией У. Уокса и С. Ньюталл15.

Огромный интерес представляют сборники документов Хаклюйтовского общества, посвященные семье Хокинсов. Описания контрабандных экспедиций Джона Хокинса, послуживших одним из поводов разрыва англо-испанских отношений на рубеже 60 – 70-х гг. XVI в., содержатся в сборнике, подготовленном К.Р. Маркхемом16. Трактат Ричарда Хокинса17 посвящен его плаванию по Тихому океану и содержит ценные замечания автора по вопросам англо-испанских отношений и ведения войны на море.

Важные материалы о связи торгово-разведывательных и грабительских экспедиций в годы англо-испанской войны содержатся в описании путешествия Д. Ланкастера, включенном в сборник «Путешествия сэра Джеймса Ланкастера в Ост-Индию», и трактате У. Рэли «Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской империи»18.

Степень изученности темы. История Англии в годы правления Елизаветы Тюдор вызывала повышенный интерес и изучена в зарубежной и отечественной историографии достаточно подробно. На этом фоне выделяются работы, посвященные истории развития британского королевского флота, каперским рейдам в Вест-Индию, первым попыткам английской колонизации Америки, англо-испанской войне 1585 – 1604 гг., а также многочисленные биографии известных деятелей эпохи Тюдоров.

Первые исследования, посвященные истории флота, появились спустя всего несколько десятилетий после смерти королевы Елизаветы. «Военно-морской трактат» сэра Уильяма Монсона был написан в 20 – 40-х гг. XVII в.19. Сочинение Монсона одно из первых исследований, в котором дан подробный анализ операций каперов и королевского флота в годы англо-испанской войны 1585 – 1604 гг.

Рост интереса к истории англо-испанской борьбы за морское могущество отчетливо прослеживался во второй половине XIX в., когда Британская колониальная империя переживала пик своего расцвета. В 1846 г. было основано Хаклюйтовское общество. Его многочисленные публикации снабжались подробными вводными статьями и комментариями к текстам.

Большинству работ конца XIX – начала XX вв. свойственна определенная идеализация действий англичан, стремление сосредоточиться на событийной стороне и персоналиях наиболее популярных деятелей эпохи раннего колониализма. Елизаветинских пиратов и каперов в этих работах обычно представляли как национальных героев. Такой подход к изучению морского прошлого Англии был заложен Д.Э. Фрудом. В его основном многотомном труде «История Англии от падения Уолси до разгрома Испанской Армады»20 подробно описаны политические события эпохи. При этом автор избегал их анализа и концентрировал свое внимание именно на деятельности отдельных личностей. Не меньший интерес представляет другая работа Фруда «Английские мореходы XVI века»21. Основное внимание в этом труде автор уделил истории английской морской экспансии, развернувшейся на фоне реформации в Европе. Англо-испанское противостояние на море рассматривалось Фрудом как центральное событие в истории Европы XVI столетия.

К другим основополагающим работам конца XIX в. можно отнести монографии Д. Корбетта «Дрейк и тюдоровский военно-морской флот» и «Приемники Дрейка»22. Опираясь на богатый документальный материал, автор сделал особый акцент на сотрудничестве английской королевы и ее советников с частными лицами в ходе торговых, каперских и пиратских предприятий.

В подобном ключе выстраивалось большинство зарубежных работ XIX – начала XX вв., посвященных вопросам английской морской экспансии XVI столетия. В это же время появлялись и специальные исследования, посвященные истории английского флота, к примеру, работы У.Л. Клоуза и М. Оппенхейма23.

Значительный интерес представляет статья Р. Марсдена, опубликованная в начале XX в. и трактовавшая проблемы призового права в средневековой Англии. Это было одно из первых специальных исследований, касавшихся каперского промысла24.

В первой половине XX в. особое внимание истории английских торговых и пиратских рейдов в Вест-Индию, а также своеобразным механизмам сотрудничества короны и частных лиц уделял в своих трудах Д. Уильямсон25. Множество привлекаемых источников, как английского, так и испанского происхождения, позволило автору с большей степенью критичности рассмотреть ряд существенных событий.

Новый всплеск интереса к елизаветинской эпохе в целом, и истории англо-испанского противостояния в частности, наблюдался после завершения Второй мировой войны. В эти годы были написаны многочисленные монографии, посвященные жизни Дрейка, Хокинса, Рэли26. Нужно помнить, что в силу сложившейся в западной историографии традиции они носили в основном хвалебный характер.

Наиболее уважаемыми и заметными историками послевоенного периода являлись А.Л. Роуз и Р.Б. Вернхем. Особый интерес представляет монография Роуза «Экспансия елизаветинской Англии»27. Предметом рассмотрения в ней стали многочисленные проявления английского экспансионизма. Особое внимание в связи с этим Роуз уделил проблеме пиратства в английских водах и каперского промысла в годы англо-испанской войны.

Многочисленные работы Р.Б. Вернхема, посвящены внешнеполитической истории Англии в годы правления Елизаветы Тюдор28. Рассматривая историю англо-испанских отношений, автор уделил значительное внимание каперским действиям англичан, расценивая их как один из инструментов внешней активности.

Одной из основополагающих работ послевоенного периода, в которой впервые целенаправленно рассматривалась каперская политика Елизаветы Тюдор, стала монография К.Р. Эндрюса «Елизаветинское каперство в ходе Испанской войны, 1585 – 1603»29. Опираясь на богатую источниковую базу, автор проанализировал роль, которую сыграли каперы в англо-испанской войне.

К.Р. Эндрюс и Р.Б. Вернхэм полагали, что благодаря стыку интересов предпринимателей, грабителей и государства, каперская политика Елизаветы Тюдор в годы англо-испанской войны увенчалась успехом.

Новый рост интереса к истории англо-испанского противостояния был  связан с 400-летней годовщиной разгрома Непобедимой Армады. Нужно отметить, что в последние годы, зарубежные историки с большей долей критики рассматривают проблемы, посвященные деятельности «морских псов Елизаветы». Английские пираты и каперы предстают перед нами как люди, не лишенные талантов, возвысившиеся и признанные потомками героями, благодаря сложившейся внешнеполитической ситуации30.

Если проблема каперства в годы открытой англо-испанской войны 1585 – 1604 гг. получила достаточно широкое освещение, то работы, посвященные роли пиратов и каперов в обострении англо-испанских отношений и каперству как инструменту английской внешней политики в первые годы правления Елизаветы Тюдор практически отсутствуют. Исключением могут служить отдельные статьи, затрагивавшие некоторые аспекты данной проблемы31, и основанная на богатой источниковой базе работа Д. Макдермотта, опубликованная в 2005 г. и посвященная изучению предпосылок англо-испанской войны 1585 – 1604 гг.32. Автор подробно остановился на том, как пиратский и каперский промысел англичан влиял на обострение англо-испанских отношений в конце 60-х – начале 80-х гг. XVI в.

В отечественной историографии проблема взаимоотношений каперов и пиратов с английским правительством в годы правления Елизаветы Тюдор освещена отнюдь не столь подробно.

Наибольший интерес у отечественных исследователей вызывал вопрос о начале колониальной экспансии Англии. В работах Е.В. Тарле, Н.Н. Фрищиной, Г.И. Цыпуриной, В.В. Штокмар, М.М. Ябровой33 отмечалось, что Англия во второй половине XVI в. осуществляла колониальный грабеж. Действия английских пиратов в Вест-Индии и на основных морских торговых путях оценивались, как попытка начать борьбу за колониальное господство с Испанией и Португалией. В связи с этим отечественные исследователи уделяли заметное внимание связям английских пиратов и каперов с торговцами и новой английской знатью, которых справедливо считали основными спонсорами пиратского и каперского промыслов.

Многочисленные книги Е.В. Глаголевой, П.П. Гребельского, К.В. Малаховского, И.В. Можейко34, научно-популярные по своему замыслу и характеру, посвящены истории пиратства, насыщены фактическим материалом и знакомят читателя с биографиями наиболее известных пиратов Елизаветы.

Большой интерес представляют труды Д.Н. Копелева и В.К. Губарева35, в которых рассматриваются не только биографии наиболее известных пиратов и каперов, но и подробно анализируется сам феномен морского разбоя, особенности жизни и деятельности людей, неразрывно связанных с морем, выявляются глубинные контакты между политикой европейских государств и существом каперского и пиратского промысла в период раннего Нового времени.

В последние годы в отечественной историографии заметен повышенный интерес к истории становления английского флота эпохи Тюдоров. В исследованиях М.А. Ткаченко и С.Н. Гаврилова36 затрагивался вопрос о каперской политике Елизаветы Тюдор в годы англо-испанской войны и влиянии каперского промысла на развитие Англии во второй половине XVI столетия.

Таким образом, несмотря на наличие трудов, связанных с историей морской экспансии и английского флота, пиратства и колониальных проектов, феномен английского каперства рассматривался в отечественной исторической науке фрагментарно, а каперской политике английской королевы в предвоенные годы почти не уделялось внимания.

Положения, выносимые на защиту:

- каперство как инструмент внешней политики использовалось предшественниками Елизаветы Тюдор, и молодая королева только продолжила эту практику в первые годы своего правления;

- Елизавета Тюдор явилась инициатором использования иностранных каперов и каперов с иностранными патентами для достижения своих внешнеполитических целей;

- в годы правления Елизаветы Тюдор было усовершенствовано каперское законодательство и в этой связи принят ряд мер по наведению порядка в английских водах;

- в изучаемый период распространилась практика выдачи каперских патентов для борьбы с пиратами, что в случае необходимости могло быть использовано для наведения порядка на море и выполнения полицейских функций;

- в годы англо-испанской войны 1585 – 1604 гг. основную роль на море играли каперы, сама эта война началась как каперская, большинство операций королевского флота были смешанными и носили каперский характер;

- практика массовой выдачи каперских патентов на протяжении долгого времени и попытки использовать пиратов и контрабандистов для достижения внешнеполитических целей имели ряд важных для Англии последствий, т.е. (1) привели к обострению и дальнейшему разрыву англо-испанских отношений; (2) способствовали сращиванию торгового капитала и политических элит с каперскими и пиратскими организациями, что в дальнейшем способствовало распространению коррупции и потере контроля над действиями каперов в годы англо-испанской войны; (3) осложнили общую внешнеполитическую ситуацию для Английского королевства в конце XVI – начале XVII вв.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые в отечественной исторической науке предпринята попытка комплексного изучения феномена каперства, развившегося на английской почве к XVI – началу XVII в. В работе впервые нашло подробное отражение влияние, оказанное иностранными каперами и каперами с иностранными патентами на процесс крушения англо-испанского союза. В диссертации подробно анализируется английское каперское законодательство и отмечается особая роль каперского и пиратского промысла в жизни елизаветинской Англии.

Теоретическая значимость исследования. Теоретические выводы диссертации восполняют нехватку в отечественной историографии комплексных исследований, посвященных изучению проблемы каперского и пиратского промысла как одного из инструментов внешнеполитического влияния. Положения и выводы диссертационного исследования существенно обогащают представления современной науки о становлении Британии как одной из крупнейших морских держав и важнейшего игрока на европейской политической сцене в раннее Новое время.

Практическая значимость исследования. Материалы и выводы, представленные в диссертации, могут быть использованы в научных исследованиях, посвященных истории елизаветинской Англии и английской торговой и колониальной экспансии в XVI – XVII вв.  Материалы диссертационного исследования могут найти применение при подготовке учебных пособий по истории раннего Нового времени и истории дипломатии, а также при подготовке спецкурсов, посвященных истории Англии второй половины XVI в., истории международных отношений и исторической конфликтологии.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждены на заседании кафедры всеобщей истории РГПУ им. А.И. Герцена (2011 г.), а также отражены в докладах диссертанта на научных конференциях: «Герценовские чтения. Актуальные проблемы социальных наук» (РГПУ им. Герцена, 2010), «Национализм и ксенофобия в странах Европы и Америки в Новое и Новейшее время» (СПбГУ, 2010). Материалы диссертационного исследования и его основные результаты отражены в 7 публикациях автора общим объемом 2,75 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы (188 наименований), а также картографического приложения. Общий объем диссертации – 258 страниц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, сформулированы объект, предмет, цели и задачи исследования, определены его хронологические и географические рамки, представлены обзор использованных источников и историографический анализ литературы по теме, определены новизна и практическая значимость диссертации, апробация ее результатов и структура.

Первая глава  «Морской разбой и каперский промысел в Англии  XIII XVI вв.» посвящена истории этого явления.

В первом параграфе «Типы английского морского разбоя XIII – XVI вв. и их наименования» дается общая характеристика проявлений морского разбоя, оформившихся в Англии к середине XVI столетия. Анализ терминов, использовавшихся в отношении английских каперов, свидетельствует, что к XVI столетию каперский промысел в Англии продолжал развиваться, выделяясь в особый вид занятий, родственный пиратству и службе наемника. Наличие устоявшихся терминов для обозначения документов, санкционировавших каперский промысел, свидетельствовало о существовании целой системы его регулирования.

Учитывая отсутствие однозначного термина, определявшего к XVI в. каперский промысел и лиц, им занятых, важно обратить пристальное внимание на занятия родственные каперству. Из общего числа каперских предприятий можно выделить, например, смешанные королевские экспедиции с элементами каперства. Близкими к каперству в рассматриваемый период являлись занятия пиратством и контрабандной торговлей, нередко также осуществлявшиеся под покровительством английского монарха. Грань, разделявшая эти занятия, была очень зыбкой. В подобных условиях, человек, занимавшийся пиратством, в один миг мог превратиться из преступника в национального героя и получить за свои деяния вместо суровой кары рыцарское звание.

Второй параграф «Возникновение практики каперства в средневековой Англии» посвящен истории возникновения и развития каперского промысла на английской почве.

Одной из основных причин появления этой практики, как особой формы наемничества на море, являлись ограничения, существовавшие в корабельной службе английских портовых городов и нерентабельность содержания королевского или наемного флота в условиях почти непрерывных сухопутных войн, которые вели английские монархи в Европе.

Одним из первых документов, регулировавших отношения наемников и короля в ходе морских операций, являлись контракты и соглашения о праве захвата кораблей и грузов, принадлежавших противнику. Именно эти документы к XIII столетию развились в каперские патенты и репрессальные грамоты, призванные регулировать деятельность наемников, не получавших за службу вознаграждения из казны. В отличие от упомянутых патентов репрессальные грамоты выдавались частным лицам для возмещения ущерба, нанесенного им иностранцами, и могли использоваться даже в мирное время. Первые каперские патенты начал выдавать от своего имени Генрих III в 1243 г. В дальнейшем, при Эдуарде I эта практика получила более широкое распространение. Определенный перерыв в их выдаче наблюдался только в XIV в., но уже в XV столетии эта практика, став массовой и почти бесконтрольной, привела к распространению пиратского промысла вблизи английского побережья.

В третьем параграфе «Каперский промысел в Англии при первых Тюдорах» рассматриваются изменения, которые претерпело это явление при первых Тюдорах.

Уже при Генрихе VII и в особенности при его сыне Генрихе VIII были предприняты серьезные попытки наладить контроль за каперским промыслом англичан: с 1498 г. в Англии распространяется практика получения особых письменных гарантий от каперов, выходивших в море; в 1518 г. обязанности особого трибунала по вопросам пиратства и законности захвата призов взял на себя верховный суд Адмиралтейства. Таким образом, к середине XVI столетия законодательная база, призванная регулировать каперский промысел, превратив его в послушный инструмент английской внешней политики, в основном была оформлена. Эти преобразования способствовали наведению порядка в английских водах. Впрочем, уже в конце 1544 г., испытывая острую нехватку средств для ведения военных действий против Франции, Генрих VIII отменил все ограничения и контроль за выдачей каперских патентов. Это способствовало быстрой мобилизации каперского флота, силами которого в основном и осуществлялась война на море после подписания прокламации 1544 г. Отрицательные последствия указа сказались уже в 1545 г., когда бесконтрольные действия каперов спровоцировали конфликт с бывшим союзником Генриха VIII императором Карлом V. Даже после завершения военных действий, активность недавних каперов, лишившихся законных оснований для грабежа на море, снизить не удалось.

В годы правления Эдуарда VI и Марии Тюдор, каперы все чаще привлекались для решения внешнеполитических задач, в том числе, в качестве действенного орудия в морской войне. Таким образом, Тюдоры открыли «ящик Пандоры», который в 1558 г. по наследству перешел к Елизавете I.

Во второй главе «Роль морской экспансии англичан в крушении англо-испанского союза в 60-х начале 70-х гг. XVI в.» рассматривается проблема влияния английских контрабандных, пиратских и каперских операций на развитие англо-испанских отношений в рамках упомянутого союза, сложившегося в предыдущие годы.

В первом параграфе «Англо-испанские отношения в первые годы правления Елизаветы Тюдор. Первый англо-испанский конфликт 1563 – 1564 гг.» анализируется развитие пиратского и каперского промысла в начале правления новой королевы и его влияние на развитие англо-испанских отношений. Придя к власти, Елизавета I ощущала слабость своих позиций как внутри страны, так и в мире. Чтобы сохранить стабильность в стране, ей приходилось следовать в фарватере политики предшественников, предусматривавшей поддержание англо-испанского союза.

В то же время с подписанием мира в Като-Камбрези в 1559 г. международная ситуация в Европе серьезно изменилась. Франция и Испания более не были втянуты в череду разорительных Итальянских войн (1494 – 1559 гг.). Англия лишилась Кале – своего последнего владения на континенте. Ее внешнеполитическую ситуацию обостряли и активизация морских грабителей, пришедших на смену каперам, после завершения военных действий против Франции, и наличие иностранных каперских патентов, которые нередко оказывались на руках у английских судовладельцев, промышлявших морским разбоем. Нападениям подвергались не только французы, но и подданные короля Филиппа II, что негативно влияло на отношения союзников. Подобные обстоятельства вынуждали английское правительство активизировать борьбу с морским разбоем.

«Ньюхейвенская авантюра», начавшаяся в сентябре 1562 г. с высадки англичан во французском Гавре, явилась первым опытом взаимодействия английских властей с каперами гугенотов. Рассчитывая подорвать силы французских католиков, Елизавета разрешила выдачу репрессальных грамот, направленных против французов. Подобную практику поддержал лидер гугенотов принц Конде. Несмотря на попытки английского правительства оградить подданных испанского короля от нападений каперов, усиление активности последних привело к недовольству союзников. Английские каперы, нередко, в нарушение письменных гарантий подвергали атаке испанские и фламандские суда. Кроме того, англичане, преследуя противника, нарушали нейтралитет Испании, нападая на французские корабли прямо в испанских портах. Результатом подобной каперской активности стал первый серьезный кризис англо-испанских отношений, разразившийся при Елизавете Тюдор (1563 – 1564 гг.). Наладить англо-испанские отношения удалось только после полного прекращения каперских действий на море в 1564 г.

Во втором параграфе «Работорговые экспедиции Джона Хокинса в Вест-Индию» рассмотрен процесс постепенной эволюции английского проникновения в Вест-Индию от полулегальных торговых экспедиций до «вооруженной торговли» и пиратства.

Вест-Индия, богатая колониальными товарами, была выгодным рынком  сбыта европейской продукции, и давно привлекала английских купцов. Первые серьезные попытки наладить торговлю с этим регионом предпринял судовладелец и коммерсант из Плимута Джон Хокинс. Обладая обширными связями в английском правительстве и в испанской колониальной администрации в Вест-Индии, он в 1562 г. предпринял первую работорговую экспедицию к испанским колониям в Новом Свете. Кроме рабов, захваченных в Африке или выкупленных у португальцев, Хокинс вел активную торговлю европейскими товарами, в которых так нуждались испанские колонисты,  потерявшие надежду на легализацию Филиппом II товарообмена с иностранцами. Хокинс же, со своей стороны, получил поддержку со стороны лондонских торговцев, видных чиновников и английской королевы. Таким образом, экспедиция Хокинса из разряда частных переходила в разряд государственных предприятий. В 1564 – 1565 гг. состоялась вторая экспедиция, проходившая под покровительством английских властей, но без разрешения Мадрида. Испанцы, подозревая английских протестантов в союзе с гугенотами, не могли позволить еретикам торговать в Вест-Индии.

После завершения второй экспедиции Хокинса, испанские чиновники, заподозренные в связях с английскими контрабандистами, были смещены со своих постов. Испанский посол де Сильва потребовал от английской королевы запретить Хокинсу проведение очередной работорговой экспедиции, что и было сделано в 1566 г. в условиях очередного потепления англо-испанских отношений. Хокинс был вынужден остаться в Англии, а небольшую частную эскадру, возглавил капитан Джон Ловелл. Во время этой экспедиции англичане перешли к сотрудничеству с французскими пиратами и были встречены испанскими колонистами недружелюбно. В целом, экспедиция Ловелла закончилась неудачно, заметно осложнив отношения с населением испанской Вест-Индии.

Третьей экспедиции Джона Хокинса, начавшейся в условиях осложнения англо-испанских отношений, предшествовал инцидент с испанской эскадрой в порту Плимута. Важно отметить, что англичане, как и французские протестанты, постепенно начинали придерживаться неписаного правила – «никакого мира за чертой», предусматривавшего, что за пределами Европы  все договоры и соглашения, заключенные европейскими правителями, перестают действовать. Большинство торговых сделок, которые осуществляли англичане в ходе третьей экспедиции Хокинса, носили характер «вооруженной торговли» и проводились под прикрытием английской артиллерии. Сама экспедиция, после захвата испанских кораблей и разграбления нескольких прибрежных селений начинала приобретать черты пиратского рейда. Естественным итогом подобных действий стало вооруженное столкновение в порту Сан-Хуан-де-Ульоа между английским и испанским флотом. После этого не могло быть и речи о сохранении англо-испанского союза. О мирном проникновении англичан в испанскую Вест-Индию пришлось на время забыть.

Третий параграф «Борьба с пиратами в территориальных водах Англии во второй половине 60-х гг. XVI в. Второй кризис в англо-испанских отношениях 1568 – 1572 гг.» посвящен истории контактов двух стран накануне крушения англо-испанского союза. В параграфе анализируется влияние борьбы с пиратским промыслом в английских водах на динамику англо-испанских отношений во второй половине 60-х гг. XVI в.

Особое значение для поддержания англо-испанского союза имел вопрос о безопасности морского сообщения в Ла-Манше. Стремясь навести порядок в этом регионе, английское правительство не только отправляло королевские эскадры для патрулирования побережья, но и шло на неординарные меры. При Елизавете началась выдача каперских патентов для противодействия пиратам. Кроме того, демонстрируя приверженность старинному союзу, англичане в середине 60-х провели ряд показательных судебных процессов над морскими разбойниками.

Отношения между союзниками стали обнаруживать тенденцию к осложнению после начала восстания в Нидерландах. Оказывая помощь мятежникам, английское правительство разрешило протестантским агентам вербовать каперов в Англии, вовлекая англичан в вооруженный конфликт между протестантами и католиками. Окончательному разрыву англо-испанского союза способствовал инцидент с арестом генуэзских денег, предназначавшихся для испанских войск в Нидерландах. Начиная с 1568 г. англичане наравне с гугенотами и морскими гезами принимали участие в операциях объединенного протестантского каперского флота, действовавшего против испанских и французских католиков. В условиях неограниченной каперской войны в начале 70-х гг. XVI в. морское сообщение в регионе пришло в упадок, а испанцы в Нидерландах оказались на грани поражения. Это не соответствовало интересам английского правительства. В 1572 г. Елизавета I разорвала союз с морскими гезами и выдворила их из английских портов. С начала 70-х гг. участие англичан в каперской войне в Европе сократилось, что позволило начать переговоры с Испанией о возобновлении дружественных отношений.

В третьей главе «Попытки возрождения англо-испанского союза и начало неофициальной войны с Испанией (70-е первая половина 80-х гг. XVI в.)» рассматривается влияние, которое оказали каперские и пиратские действия на развитие англо-испанских отношений после крушения союза двух монархий.

В первом параграфе «Борьба с пиратами в английских водах в 70-е гг. XVI в. Пиратские кланы Западной Англии и Ирландии» рассматривается политика английского правительства в отношении пиратов и каперов в условиях  очередного англо-испанского сближения в середине 70-х гг. XVI в.

Начиная с 1572 г. английское правительство стремилось навести порядок в английских водах. В первую очередь из английских портов были изгнаны иностранные каперы, а в море были выведены королевские корабли и каперы с патентами, направленными против пиратов и контрабандистов. Это позволило в значительной степени улучшить ситуацию вблизи английского побережья. Кроме того, Елизавета Тюдор предприняла попытку поставить под полный контроль деятельность английских каперов. Возможность со стороны последних получать иностранные патенты наносила ущерб английской торговле и рыболовству, отвлекая от этих мирных занятий наиболее квалифицированных моряков. В 1575 г. была издана прокламация, запрещавшая подданным английской королевы без особого разрешения служить иностранным правителям в качестве каперов. Таким образом, каперы превращались в более послушный инструмент английской внешней политики.

В те же годы продолжали активно действовать большие пиратские объединения на западе Англии и в Ирландии. Так называемые «пиратские кланы» базировались на сплаве интересов местной знати, чиновников и пиратов. Учитывая защиту и поддержку, которую получали пираты от местных коррумпированных властей, покончить с пиратским промыслом в данном регионе было почти невозможно. В 1576 г. в наиболее проблемные районы на западе страны были направлены специальные комиссии. Результаты их работы были впечатляющими, но им удавалось справляться только с мелкими пиратскими организациями и пиратами-одиночками. Наиболее крупные и влиятельные объединения пиратов продолжали существовать на протяжении 80 – 90-х гг. XVI в.

Во втором параграфе «Первые «грабительские» экспедиции англичан в Вест-Индию (70-е гг. XVI в.)» анализируются английские пиратские рейды в испанские карибские колонии.

После событий в Сан-Хуан-де-Ульоа характер военных действий стал меняться. Отныне «за чертой» англичане не брезговали никакими методами обогащения за счет испанцев. Первыми организаторами и покровителями пиратских рейдов стали участники и спонсоры экспедиций Джона Хокинса. Наибольшую активность первоначально проявил Френсис Дрейк, которому удалось наладить сотрудничество с французскими пиратами и беглыми рабами-симаронами. В Вест-Индии с 1568 г. развернулась каперская война, и если в Европе Англия вышла из нее в 1572 г. благодаря актам правительства, то в Новом Свете, так сказать, частная война с католической Испанией продолжилась. Впрочем, пираты лишились поддержки своих покровителей на родине, и могли подвергнуться аресту в Англии, по требованию испанских властей. Испанская колониальная администрация, в свою очередь, все больше внимания уделяла обороноспособности испанских владений в Вест-Индии. К середине 70-х гг., активность английских пиратов в испанских колониях заметно снизилась, а редкие пиратские рейды все чаще заканчивались провалом.

В третьем параграфе «Кругосветная экспедиция Ф. Дрейка в свете обострения англо-испанских отношений в конце 70-х – начале 80-х гг. XVI в.» анализируются обстоятельства упомянутой экспедиции в связи с изменениями, произошедшими в англо-испанских отношениях на рубеже 70 – 80-х гг.

На фоне обострения англо-испанских отношений во второй половине 70-х гг. XVI в. Елизавета Тюдор согласилась на проведение экспедиции Дрейка, несмотря на то, что подобные действия были явным вторжением в сферу интересов Испании. Основной сложностью является определение характера экспедиции Дрейка. Была ли это королевская каперская экспедиция, изначально преследовавшая цель ограбления испанских колоний, либо это была торгово-разведывательная экспедиция, вылившаяся в пиратский рейд. Документы в основной своей массе свидетельствуют о том, что экспедиция должна была носить мирный характер. Целью англичан были неподконтрольные испанцам территории на юге Американского континента. Однако сам факт назначения известного пирата в качестве руководителя этого предприятия способствовал тому, что оно вылилось в пиратский рейд.

Аннексия Португалии в 1580 г. на время отвлекла Филиппа II от английской проблемы. Поддержка, оказанная англичанами претенденту на португальский престол дону Антониу, способствовала дальнейшему осложнению англо-испанских отношений в начале 80-х гг. XVI столетия. Елизаветой рассматривались возможности повторения кругосветной экспедиции, расходы на проведение которой могли окупить грабежи в испанских колониях.

В четвертой главе «Каперы в англо-испанской войне 1585 1604 гг.» анализируется роль, которую сыграли каперы в конфликте двух стран в конце XVI – начала XVII вв.

В первом параграфе «Частный капитал в англо-испанском конфликте второй половины 80-х гг.» рассматриваются действия английских каперов в начале войны.

В 1585 г. Англия и Испания балансировали на грани войны. Особые опасения испанцев вызывала подготовка экспедиций У. Рэли и Ф. Дрейка. Англичане, в свою очередь, были обеспокоены успехами герцога Пармы в Нидерландах. Весной 1585 г. в испанских портах были арестованы английские и нидерландские суда. Недружественный акт со стороны испанских властей был воспринят в Англии как повод к началу каперской войны с использованием репрессальных грамот. Лондонские купцы, монополизировавшие торговлю с Испанией и всегда выступавшие за сохранение мира, первыми обратились к королеве с требованием предоставить упомянутые грамоты для возмещения, понесенного ими ущерба. Предполагалось, что грамоты будут выдаваться на срок не более чем в шесть месяцев, что свидетельствовало о том, что каперская война не планировалась как продолжительная.

Первую крупную каперскую операцию возглавил Бернард Дрейк, отплывший в июне 1585 г. к Ньюфаундленду, где было задержано несколько испанских кораблей. Ф. Дрейку был выдан новый патент. Вместо экспедиции к Молуккским островам ему предстояло направиться к испанскому побережью и освободить английские корабли, подвергшиеся аресту. Новая экспедиция Дрейка, снаряженная за счет королевы и частных пайщиков, стала первой крупной королевской каперской операцией. После заключения в августе 1585 г. договора в Нонсаче между англичанами и нидерландскими мятежниками, начало военных действий против Испании становилось неизбежным. Опустошительная экспедиция Дрейка в 1585 – 1586 гг. к побережью Испании, островам Кабо-Верде и испанским колониям в Новом Свете не оставила шансов для быстрого заключения мира. В 1586 г. помимо Дрейка действовали смешанные каперские эскадры Дж. Хокинса, У. Рэли и графа Камберленда. Кроме того, в море выходили отдельные каперские суда, снаряженные обладателями репрессальных грамот. В 1586 – 1588 гг. состоялась кругосветная экспедиция Томаса Кавендиша, закончившаяся разграблением тихоокеанского побережья испанских колоний в Новом Свете. Начиная с 1585 г. расходы на любое крупное торговое или разведывательное предприятие могли быть покрыты за счет ограбления испанцев. Для этого требовалось лишь получить репрессальную грамоту.

В 1587 г. была предпринята так называемая кадисская экспедиции Ф. Дрейка – один из классических примеров королевской каперской операции. Активные действия англичан в Кадисе и у побережья Испании позволили задержать выход Непобедимой Армады, которая была уничтожена штормами и английским флотом в 1588 г.

Во втором параграфе «Каперская война после разгрома Непобедимой Армады (1589 – 1597 гг.)» основное внимание уделяется королевским каперским экспедициям.

Португальская экспедиция 1589 г. стала одной из крупнейших королевских каперских экспедиций за все годы войны. К участию в ней были привлечены частные инвесторы и нидерландские мятежники. Помощь в подготовке оказал дон Антониу. В ходе ее осуществления сказалась одна из основных проблем, преследовавших все крупные военно-морские операций в годы войны – несоблюдение королевских инструкций командованием флота, состоявшим в основном из каперов. Королева пыталась использовать каперское предприятие для достижения стратегических целей, не суливших сиюминутной прибыли и не гарантировавших полного успеха. Для каперов первоочередной задачей был поиск добычи, а не уничтожение испанского флота. Это предопределило провал португальской экспедиции.

В 1589 – 1591 гг. была предпринята неудачная попытка осуществить «серебряную блокаду» Испании, направив к Азорским островам эскадры боевых кораблей. После этих неудач королева на некоторое время отказалась от проведения крупных каперских операций. Основная нагрузка в войне на море легла на плечи небольших частных каперских эскадр. В 90-е гг. число выданных репрессальных грамот заметно увеличилось. Ежегодно совершалось от 100 до 200 каперских экспедиций. Пытаясь ужесточить контроль, английское правительство направило в порты дополнительных чиновников, следивших за действиями каперов. Но даже подобные меры, в условиях затянувшейся каперской войны и распространения коррупции оказывались неэффективными. В каперский промысел в качестве организаторов и спонсоров вовлекалось все большее число королевских чиновников.

В 1595 г. Елизавета вернулась к практике организации крупных королевских каперских предприятий, но все они не смогли принести желанного результата. Экспедиция Дрейка-Хокинса в Вест-Индию 1595 – 1596 гг. закончилась провалом. Кадисская экспедиция 1596 г. принесла славу ее организаторам – графу Эссексу и лорду-адмиралу Ховарду, но не принесла желанной добычи. Азорская экспедиция 1597 г. завершилась безрезультатно. Впоследствии от подобных предприятий пришлось отказаться.

В третьем параграфе «Завершение англо-испанской войны» рассмотрены действия каперов на завершающем этапе войны, когда именно на них было возложено ведение военных действий на море.

В 1598 г. граф Камберленд возглавил последнюю крупную каперскую экспедицию в Вест-Индию, подготовленную исключительно на средства частных лиц. Англичанам удалось захватить и разграбить Сан-Хуан де Пуэрто-Рико.

Английские каперы все чаще совершали рейды в отдаленные регионы мира. Их нападениям подвергались испанские и португальские корабли и селения на Атлантическом побережье Испании, в Средиземноморье, в Вест-Индии, на побережья Африки, даже в водах Индийского океана, где к началу XVII в. англичане распространили свою активность. От нападений каперов страдали не только подданные испанского короля, но и представители нейтральных государств. На рубеже XVI – XVII вв. английских моряков рассматривали в основном в качестве профессиональных пиратов, не уступавших по своей кровожадности пиратам североафриканского побережья. Это негативно сказывалось на внешнеполитическом положении страны. К концу правления Елизаветы Тюдор, Англия, втянутая в затяжной конфликт с Испанией, рисковала остаться без друзей и союзников.

Неуклонно возраставшее число каперских экспедиций становилось все сложнее контролировать. Даже попытки, как и в прежние годы, использовать специальные каперские эскадры для борьбы с пиратством и правонарушениями на море вдалеке от английского побережья приводили к обычным грабежам. Продолжительная каперская война привела к кризису английской традиционной экспортной торговли. Многие торговцы, неспособные регулярно готовить каперские суда, разорялись. В то же время основные инвесторы каперских предприятий, заинтересованные в дальнейшей эскалации конфликта – лондонские коммерсанты, королевские фавориты и чиновники не стремились к подписанию мира с Испанией. Только со смертью английской королевы в 1603 г. и восшествием на престол Якова I, стало возможным на это надеяться.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования.

Феномен каперства был известен в Англии уже в XIII в. За несколько столетий он заметно эволюционировал, появилась определенная законодательная база, позволявшая осуществлять контроль над деятельностью каперов со стороны правительства. К началу XVI в. каперы уже играли заметную роль в английской внешней политике.

В результате массовой и почти бесконтрольной выдачи каперских патентов в 40 – 50-х гг. XVI в. был зафиксирован резкий всплеск активности морских разбойников у английского побережья. В первые годы своего правления в вопросе о каперах Елизавета Тюдор была вынуждена придерживаться политики предшественников. Как и они, королева использовала каперов спорадически. Чтобы радикально отказаться от этой практики и покончить с пиратством в английских водах, средств не хватало. Английское правительство активизировало меры по борьбе с морским разбоем только в экстренных ситуациях, хотя пираты и каперы часто являлись скорее помехой для молодой королевы, намеревавшейся сохранить старинный англо-испанский союз. В 60-е гг. для борьбы с пиратами впервые были использованы небольшие каперские экспедиции.

Вплоть до конца 60-х гг. подданные Елизаветы действовали против испанцев по собственной инициативе. Исключение составляют торгово-разведывательные экспедиции Джона Хокинса в подконтрольные Испании колонии Нового Света. Между тем первоначально они носили мирный характер и осуществлялись только тогда, когда существование англо-испанского союза ставилось под вопрос.

В конце 60 – начале 70-х гг. Елизавета Тюдор предпочла старинному англо-испанскому союзу контакты с протестантами Франции и Нидерландов. Наиболее удачным сотрудничество новых партнеров оказалось на море, где действовал объединенный каперский флот протестантов. В эти годы английская королева впервые попыталась целенаправленно использовать иностранных и английских каперов с иностранными патентами как инструмент своей внешней политики, направляя и поддерживая их действия против Испании. Добившись, таким образом, временного ослабления позиций Мадрида вблизи английских границ, Елизавета I разорвала союз с протестантскими каперами, что позволило ей в середине 70-х гг. восстановить отношения с Филиппом II.

В новой внешнеполитической ситуации борьба с морским разбоем и прекращение каперской войны стали залогом улучшения англо-испанских отношений. Нейтралитет английских каперов, узаконенный прокламацией 1575 г., на время смог оградить Англию от участия в европейских конфликтах. В то же время, несмотря на прекращение активной, пользовавшейся государственной поддержкой, каперской войны в Европе, в Америке продолжилась частная война, которую вели английские пираты против подданных короля Испании. Английское правительство, прекратив поддержку пиратов в Вест-Индии в начале 70-х гг.,  не препятствовало их действиям. Все усилия елизаветинского правительства в середине 70-х гг. сосредоточились на борьбе с пиратством в английских водах.

Дестабилизация обстановки вблизи английских границ в 1576 – 1577 гг. спровоцировала обострение отношений двух государств. Не имея возможности оказать заметного давления на Испанию в Европе, Елизавета и ее советники из партии войны согласились на проведение кругосветной экспедиции Дрейка. Аннексия Португалии в 1580 г. усугубила англо-испанские противоречия. К середине 80-х гг. страны стояли на грани открытого вооруженного конфликта.

Англо-испанская война 1585 – 1604 гг. началась как каперская война, основанная на выдаче репрессальных грамот торговцам, пострадавшим от действий испанцев. Даже королевская каперская экспедиция, возглавленная Дрейком в 1585 – 1586 гг., была ничем иным как репрессальной акцией. Начиная с 1585 г. число каперов неуклонно росло. Для английского правительства было выгодно выдавать как можно больше грамот, не только пополняя казну королевы или лорда-адмирала, но и увеличивая английский каперский флот. В результате многие торговцы были вынуждены включиться в каперский промысел.

После разгрома Непобедимой Армады английское правительство пыталось использовать появившийся шанс для дальнейшего ослабления Испании, опираясь на королевские каперские экспедиции. Самостоятельно воевать на море Англия, отвлеченная боевыми операциями на континенте, не могла. Отрицательный эффект упомянутых акционерных предприятий заключался в снижении контроля над действиями каперов, что обычно имело негативные последствия при проведении крупных, долговременных рейдов.

Провал подобных попыток привел к тому, что ведение продолжительной войны на море оказалось в руках отдельных каперов. Мелкие торговцы, не имевшие возможности снаряжать свои коммерческие или каперские экспедиции, разорялись. Каперский промысел становился выгодным способом вложения средств для королевских чиновников, повышая их заинтересованность в его процветании.

В годы войны Елизавета Тюдор в первую очередь стремилась сохранить положение дел, существовавшее до ее начала, и смогла добиться поставленных целей в основном за счет каперов.

Затяжная каперская война имела свои отрицательные последствия. Во-первых, с каждым годом действия каперов становилось все сложнее контролировать. Во-вторых, были нарушены старые экономические связи, и эту потерю не могли возместить новые рынки, открытые англичанами в Ост-Индии. В-третьих, политика английского правительства, продолжавшего каперскую войну на море, привела к осложнению общей внешнеполитической ситуации для Английского королевства в конце XVI – начале XVII вв.

Со смертью Елизаветы Тюдор в 1603 г. завершалась продолжительная эпоха англо-испанских отношений, заметную роль в которых играли действия каперов. Волевое решение Якова I, понимавшего безысходность ведения военных действий на море силами одних лишь каперов, позволило прекратить войну уже к началу 1604 г.

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

  1. Михеев Д.В. Иностранные каперы в испанской политике Елизаветы Тюдор (1568 1572) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2011. № 127. С. 53-57. (0,35 п.л.).
  2. Михеев Д.В. Английские каперы в Средиземном море в годы англо-испанской войны (1585 1604 гг.) // Вестник Поморского университета. 2011. № 7. С. 40-43. (0,4 п.л.).
  3. Михеев Д.В. Каперские патенты против пиратов в годы правления Елизаветы Тюдор (1558 1603 гг.) // Экономические и гуманитарные исследования регионов. 2011. № 4. С. 3-8. (0,35 п.л.).
  4. Михеев Д.В. Правовое регулирование каперского промысла в Англии в 70-е годы XVI столетия // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 5 (11). Часть 1. С. 134-137.(0,35 п.л.).
  5. Михеев Д.В. Каперы как инструмент английской внешней политики середины XVI столетия // Известия Алтайского государственного университета. 2011. № 4/2 (72). С. 150-154. (0,4 п.л.)
  1. Михеев Д.В. Проблема безопасности морского сообщения и англо-испанский союз в первые годы правления Елизаветы Тюдор (1558 – 1562 гг.) // Вестник Псковского государственного педагогического университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. 2011. Вып. 13. С. 20-26. (0,65 п.л.).
  2. Михеев Д.В. Подготовка экспедиции Джона Хокинса и обострение англо-испанских отношений в 1567 году // Герценовские Чтения 2010. Актуальные проблемы социальных наук. Часть 1. СПб., 2011. С.184-188. (0,25 п.л.).

1 Григорян В.Л., Дмитриев В.И. Пиратство, разбой и терроризм на море. М., 2004. С. 4, 142–163, 175–207; Гордеев С.С., Колпаков А.М. Анализ пиратских нападений на морские и рыбопромысловые суда в XXI веке. Калининград, 2007. С. 12–58; Моджорян Л.А. Терроризм на море. Борьба государств за безопасность морского судоходства. М., 1991. С. 14–17; Сидорченко В.Ф. Морское пиратство. СПб., 2004. С. 3–4, 342–351, 372–382.

2 Calendar of State Papers, Domestic Series, of the Reigns of Edward VI, Mary, Elizabeth. 1547–1580. L., 1856; Calendar of State Papers, Domestic Series, Elizabeth. 1581–1590. L., 1865; 1591–1594. L., 1867; 1595–1597. L., 1869; 1598–1601. L., 1869; Calendar of State Papers, Domestic Series, Elizabeth, Addenda, 1566 – 1579. L., 1871; 1580–1625. L., 1872.

3 Calendar of the Cecil Papers in Hatfield House. Vol. 1–15. L., 1883–1930.

4 Acts of the Privy Council of England. Vol. 1–32. L., 1892–1907.

5 Calendar of State Papers, Foreign Series, of the Reigns of Elizabeth. Vol. 1–23. L., 1863–1950.

6 Calendar of State Papers Relating to English Affairs in the Archives of Venice. Vol. 7–10. L., 1890–1900.

7 Calendar of Letters and State Papers Relating to English Affairs, Preserved Principally in the Archives of Simancas / Ed. by M. Hume. Vol. 1–4.  L., 1892–1898.

8 Documents concerning English Voyages to the Spanish Main, 1569–1580 / Ed. by I.A. Wright. L., 1932; Further English Voyages to Spanish America. 1583–1594 / Ed. by I.A. Wright. L., 1951; Spanish Documents Concerning English Voyages to the Caribbean, 1527–1568 / Ed. by I.A. Wright. L., 1929.

9 Papers Relating to the Navy during the Spanish War, 1585–1587 / Ed. by J.S. Corbett. L., 1898; State Papers Relating to the Defeat of the Spanish Armada / Ed. by J.K. Laughton. Vol. I–II. L., 1894.

10 English Privateering Voyages to the West Indies 1588–1595 / Ed. by K.R. Andrews. Cambridge, 1959.

11 Documents Relating to the Law and Custom of the Sea. L., 1915.

12 The Naval Tracts of Sir William Monson in Six Books / Ed. by M. Oppenheim. Vol. I–IV. L., 1902–1913.

13 Hakluyt R. The Principal Navigations, Voyages, Traffiques & Discoveries of the English Nation Made by Sea or Over-land. Vol. 4–12. Glasgow, 1904–1905.

14 Drake F. The World Encompassed by Sir Francis Drake, Being His Next Voyage to That to Nombre de Dios. Collated with an Unpublished Manuscript of Francis Fletcher, Chaplain of the Expedition. L., 1628; Nichols P. Sir Francis Drake Revived. L., 1626.

15New Light on Drake: A Collection of Documents Relating to His Voyage of Circumnavigation, 1577–1580 / Ed. by Z. Nuttall. L.,1914; The World Encompassed by Sir Francis Drake / Ed. by W.S.W. Vaux. L., 1854.

16 The Hawkins' Voyages During the Reigns of Henry VIII, Queen Elizabeth, and James I / Ed. by C.R. Markham. L., 1878.

17 Hawkins R. The Observation of Sir Richard Hawkins, Knight, in His Voyage into the South Sea in the Year 1593. L., 1847.

18 The Voyages of Sir James Lancaster, Knight, to the East Indies / Ed. by C.R. Markham. L., 1877; Рэли У. Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской империи. М., 1963.

19 The Naval Tracts of Sir William Monson in Six Books / Ed. by M. Oppenheim. Vol. I. L., 1902. P. XLIV–LVI.

20 Froude J.A. History of England from the fall of Wolsey to the Defeat of the Spanish Armada. Vol. 1–12 L., 1856–1870.

21 Froude J.A. English Seamen in the Sixteenth Century. L., 1907.

22 Corbett J.S. Drake and Tudor Navy. Vol. 1–2. N.-Y., 1899; Corbett J.S. The Successors of Drake. L.,1900.

23 Clowes W.L. The Royal Navy. A History From the Earliest Times to the Present. Vol. I. L., 1897; Oppenheim M. A History of the Administration of the Royal Navy and of Merchant Shipping in Relation to the Navy from 1509 to 1660 with an Introduction Treating of the Preceding Period. L., 1896.

24 Marsden R.G. Early Prize Jurisdiction and Prize Law in England // The English Historical Review. 1909. Vol. 24. P. 675–697.

25 Williamson J.A. The Age of Drake. L., 1938; Williamson J.A. The Ocean in English History. Oxford, 1941.

26 Lacey R. Sir Walter Raleigh. L., 1975; Unwin R. The Defeat of John Hawkins. A Biography of His Third Slaving Voyage. L.,1961; Wallace W.M. Sir Walter Raleigh. Princeton, 1959; Williamson J.A. Sir Francis Drake. L., 1951; Williamson J.A. Hawkins of Plymouth: A New History of Sir John Hawkins and of the Other Members of His Family Prominent in Tudor England. L., 1969.

27 Rowse A.L. The Expansion of Elizabethan England. L., 1971.

28 Wernham R.B. The Making of Elizabethan Foreign Policy, 1558 – 1603. Berkeley, 1980; Wernham R.B. Queen Elizabeth and the Portugal Expedition of 1589 // The English Historical Review. 1951. Vol. 66. P. 194–218; Wernham R.B. The Return of the Armadas. The Last Years of the Elizabethan War against Spain, 1595 – 1603. Oxford, 2002.

29 Andrews K.R. Elizabethan Privateering During the Spanish War, 1585–1603. Cambridge, 1964.

30 Hazlewood N. The Queen’s Slave Trader: John Hawkyns, Elizabeth I and the Trafficking in Human Souls. N.-Y., 2004; Kelsey H. Sir Francis Drake: The Queen’s Pirate. L., 1998; McDermott J. Martin Frobisher: Elizabethan Privateer. L., 2001; Whitfield P. Sir Francis Drake. L., 2004.

31 Andrews K.R. The Aims of Drake’s Expedition of 1577–1580 // The American Historical Review. 1968. Vol. 73.  P. 724–740; Black J.B. Queen Elizabeth, the Sea Beggars and Capture of Brille, 1572 // The English Historical Review. 1931. Vol. 46. P. 30–46.

32 McDermott J. England and the Spanish Armada. The Necessary Quarrel. L., 2005.

33 Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западноевропейских государств. М.-Л., 1965; Фрищина Н.Н. Англо-испанские столкновения в Карибском море (по испанским материалам 1569 – 1580 гг.) // Вестник ЛГУ. Серия история, язык, литература. 1981. № 8. C. 40–43; Цыпурина Г.И. Торгово-колониальное соперничество Англии и Португалии в Гвинее в 50 – 70-е гг. XVI века // Генезис капитализма в позднее средневековье в Англии и Германии. М., 1979. C. 99–111; Штокмар В.В. Очерки по истории Англии XVI века. Л., 1957; Штокмар В.В. Экономическая политика английского абсолютизма в эпоху его расцвета. Л., 1962; Яброва М.М. Очерк истории колониальной экспансии Англии в эпоху первоначального накопления. Саратов, 1966; Яброва М.М. Пропаганда колониальной экспансии Англии во второй половине XVI в. Т. 4. Саратов, 1956.

34Глаголева Е.В. Повседневная жизнь пиратов и корсаров Атлантики от Фрэнсиса Дрейка до Генри Моргана. М., 2010; Гребельский П. Пираты: иллюстрированная история морского разбоя. СПб., 1992; Малаховский К.В. Кругосветный бег «Золотой лани». М., 1980; Можейко И.В. Пираты, корсары, рейдеры. М., 2007.

35 Губарев В.К. Бой в Сан-Хуан-де-Улуа // Морская война. 2009. №8. С. 2–9; Губарев В.К. Морской разбой и его роль в колониальной экспансии европейских держав в Вест-Индии в XVII веке: Автореф. дис. … канд. ист. наук 07.00.03 / [Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского]. Саратов, 1987; Копелев Д.Н. Золотая эпоха морского разбоя. Пираты, флибустьеры, корсары. М., 1997; Копелев Д.Н. Пиратские острова и «Испанское озеро» во второй половине XVII века // Хронотоп войны: пространство и время в культурных репрезентациях социального конфликта. СПб., 2007. С. 114–117; Копелев Д.Н. Пушки в Океане. Морская «гонка вооружений» и Испанская колониальная империя XVI–XVII вв. // Диалог со временем. 2009. Вып. 29. С. 227–230.

36 Гаврилов С.Н. Английский флот эпохи Тюдоров как государственный институт. [Текст]: дис. канд. ист. наук: 07.00.03. М., 2005; Ткаченко М.А. Становление Британии как морской державы. Вторая половина XVI века. [Текст]: дис. канд. ист. наук: 07.00.03. СПб., 2004.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.