WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

С момента возникновения Российского государства достижение военно-политической стабильности в южных регионах страны было одной из важнейших его внешнеполитических задач. Уже в XV в. началась экспансия России на Кавказ, устанавливались первые дипломатические отношения со странами Ближнего и Среднего Востока1. Этот процесс был объективным. Кавказ, Ближний и Средний Восток уже тогда являлись важными стратегическими плацдармами для государств, претендовавших на значительную роль в мироустройстве. В последующем здесь постоянно велась борьба за сферы политического и военного влияния. Европейские войны XVIII – XIX вв. так или иначе касались этого региона; не стало исключением и 20-е столетие. Начавшаяся в 1939 г. Вторая мировая война, ввергнувшая в свой водоворот 62 государства из 73 существовавших на тот момент, самым тесным образом коснулась и стран Ближнего Востока, кавказского и закаспийского регионов Советского Союза. В этих условиях СССР сумел нормализовать обстановку в этом сложном районе, дать решительный отпор внешним и внутренним врагам.

В этой связи обращение к исследованию исторического опыта деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности2 южных рубежей СССР в 1939-1946 гг. представляет несомненный интерес для исторической науки.

Актуальность темы, по мнению соискателя, обусловлена рядом обстоятельств.

Во-первых, эта сторона военно-организаторской деятельности СССР еще недостаточно изучена, а ее разработка общественно необходима. В этой связи всестороннее и объективное изучение особенностей обеспечения военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг. приобретает определенные теоретическую значимость и практическую ценность.

Во-вторых, комплексное исследование рассматриваемой проблемы на основе архивных документов и материалов поможет глубже осмыслить содержание, формы и методы, направления и результаты работы по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в годы Великой Отечественной войны, извлечь уроки из исторического опыта деятельности государственных и военных органов по предотвращению угроз безопасности страны. Творческое использование этого опыта будет способствовать дальнейшему совершенствованию системы обеспечения безопасных условий развития южного региона Российской Федерации в современных условиях.

В-третьих, отсутствие фундаментальных трудов о деятельности государственно-политических органов нашей страны на Ближнем и Среднем Востоке и Кавказе в один из самых тяжелых периодов отечественной истории приводит к тому, что образовавшийся вакуум спешат заполнить западные авторы, а также российские публицисты, имеющие самое общее представление об этой стороне деятельности советского государства. Некомпетентные и написанные на заказ публикации-«разоблачения» в целях создания в глазах общественности негативного образа государственных и военных руководителей страны в период Великой Отечественной войны наносят огромный ущерб отечественной государственности, искажают историю. В связи с этим написание настоящего исследования продиктовано стремлением преодолеть определенную неоднозначность в оценках деятельности государственных, военных и партийных руководителей этого периода по обеспечению безопасности в южном регионе в интересах утверждения исторической объективности.

В-четвертых, изучение проблем южного региона СССР в 1939-1946 гг. и действий советского руководства по их разрешению будет способствовать более углубленному пониманию противоречивой и сложной политической ситуации, сложившейся в Кавказском регионе в современных условиях, а также создаст информационную базу для выработки адекватной государственной политики по обеспечению безопасности Российской Федерации с южного направления.

Степень научной разработанности проблемы

Проведенное изучение источников и литературы показало, что некоторые стороны деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг. в той или иной степени были предметом рассмотрения историков. В отечественной историографии по теме диссертации можно выделить два периода.

Советский период. Он включает исследования, проводившиеся с середины 40-х гг. XX в. по 1991 г. В это время был накоплен значительный фактический материал по проблеме, определена первичная документальная база.

Первые публикации советского периода по исследуемой теме, появившиеся в конце 1940-х гг., в основной массе представлены очерками и комментариями, созданными на их основе3, а также публикациями, обличающими антисоветскую подрывную деятельность гитлеровцев и их союзников в странах Ближнего и Среднего Востока.

В 1950-1960 гг., как ни парадоксально, но тематические публикации, посвященные деятельности государственных органов Советского Союза на южном направлении в период Второй мировой войны, рассматривались не в связи с борьбой с нацистской Германией и ее сателлитами, а сквозь призму американской экспансии в этом регионе. Связано это с так называемой «холодной войной» – противостоянием между СССР и США. К подобным трудам необходимо в первую очередь отнести работу М.В. Попова, а также политически ангажированную, но интересную книгу И. Васильева4, в которой на большом фактическом материале системно проанализированы этапы развития взаимоотношений СССР с Турцией в годы Второй мировой войны.

Со второй половины 1960-х гг. и до распада СССР интерес исследователей к событиям военных лет постоянно возрастал. В это время выходят крупные фундаментальные труды по истории Великой Отечественной войны5, научные работы, посвященные боевой деятельности отдельных военных округов6 и фронтов7, а также многочисленные мемуары военачальников и участников событий8. В этих работах представлен большой фактологический материал по широкому кругу проблем, решаемых в годы войны, и в том числе показаны меры, предпринятые государственными и военными руководителями СССР на Кавказе, в южных сопредельных государствах в интересах обеспечения безопасности на южных рубежах страны. Основные вехи деятельности советской дипломатии в годы Великой Отечественной войны находят отражение в обзоре, подготовленном исследователем В.Л. Исраэляном9.

Одним из первых серьезных исследователей военной дипломатии, изучавшим борьбу за влияние на средневосточные государства в канун и в первый период Великой Отечественной войны, был С.А. Агеев. Его работа10, опубликованная в 1971 г., посвящена военно-дипломатической борьбе за Иран между основными враждующими коалициями. В ней обобщены результаты деятельности в этом регионе ведущих мировых держав, в первую очередь – СССР, Германии, Англии и США, в конечном итоге существенно повлиявшие на исход Второй мировой войны.

Следует отметить, что проведению серьезных исследований по рассматриваемой теме серьезно мешало наличие негласного запрета на изучение советской военной политики на Ближнем и Среднем Востоке.

Постсоветский период историографии охватывает временной промежуток с 1992 г. по настоящее время. Исследования проблематики настоящей диссертации в рамках обозначенного периода, с одной стороны, характеризуются более прагматичным, по сравнению с предыдущим периодом, подходом к оценке результатов военно-дипломатической деятельности СССР в годы Великой Отечественной войны, а с другой стороны, наличием многообразия мнений, подчас противоположных друг другу.

Так, попытки переложить вину за развязывание Великой Отечественной войны на руководство Советского Союза характерны для сочинений В.Б. Резуна11 и ему подобных авторов. В работе проректора Саратовского госуниверситета доктора исторических наук Ю.Г. Голуба12 рассматривается вероятность преувеличения угроз СССР со стороны государств Ближнего и Среднего Востока. Такого же взгляда, только еще более радикального, придерживается азербайджанский исследователь Дж. П. Гасанлы, трактующий деятельность советских политических кругов и силовых ведомств в данном регионе как «провоцировавшую холодную войну». В его монографиях рассмотрены перипетии советско-турецких и советско-иранских отношений в годы войны и в первые послевоенные годы, перерастание иранского и турецкого кризисов в очаг «холодной войны», превращение руководства советских закавказских республик «в послушных и активных участников сталинских интриг на Ближнем Востоке и Южном Кавказе»13.

Современная зарубежная литература в основном отображает позицию стран, прямо или косвенно принимавших участие в событиях на Ближнем и Среднем Востоке в исследуемый период – это труды английских, американских, французских, польских, а также немецких, иранских и турецких авторов. Из переведенной на русский язык зарубежной литературы, наиболее известной является работа иранского исследователя М.Р. Годса14, в которой раскрывается иранский взгляд на исследуемую проблему.

Безусловно, в рамках тематики настоящего исследования заслуживает внимания труд об участии России и Советского Союза в войнах и локальных конфликтах минувшего столетия15. В нем на основе значительного массива фактического материала систематизирована информация о боевых действиях с участием советских войск, о воинских формированиях всех фронтов Великой Отечественной войны, в том числе и тех, которые принимали участие в боевых действиях на южном направлении. Сюда же включена и статья о группе войск, занявших северные территории Ирана в начале Великой Отечественной войны.

Интересные материалы, отражающие те или иные стороны рассматриваемой темы, содержатся в работах таких современных исследователей, как А.Б. Оришев, Ю.Н. Тихонов, Ю.Л. Кузнец, Л.Ф. Соцков16 и др.

Следует отметить, что объективно снижало исследовательский интерес к эпизодам войны, связанным с Ближним и Средним Востоком, то обстоятельство, что в 1990-е гг. в российской и зарубежной исторических науках на переднем плане исследований Второй мировой войны находилась европейская территория. Не последнюю роль в формировании евроцентризма в изучении событий середины 20 столетия сыграло и то, что изучение этих проблем в США, Западной Европе, а также в «творчестве» некоторых российских исследователей связывалось с пересмотром итогов Второй мировой войны, сопровождалось смещением акцентов победы над фашизмом в сторону Запада.

Таким образом, оценивая состояние отечественной историографии, представляется возможным сделать вывод, что существующие на момент написания диссертационного исследования научные работы, с одной стороны не всегда объективны, а с другой отражают лишь отдельные аспекты деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг. и не дают целостной и комплексной картины этого процесса.

Объектом исследования является система обеспечения военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг.

Предмет исследования деятельность государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг.

Научная задача исследования изучить и обобщить исторический опыт деятельности советских государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг., выявить характерные черты и особенности этой деятельности, извлечь уроки, сформулировать выводы и научно-практические рекомендации.

Хронологические рамки исследуемого периода обусловлены тем, что с началом Второй мировой войны с новой силой разгорается военно-дипломатическая борьба между сложившимися на тот момент коалициями государств за сферы влияния. Наряду с Европейским театром значительные усилия воюющих сторон сосредоточиваются на странах Ближнего и Среднего Востока. Реагируя на действия Великобритании и Франции, а затем и Германии по превращению ближневосточного и средневосточного регионов в плацдарм агрессии против СССР, советское руководство предпринимает кардинальные усилия по созданию системы обеспечения военной безопасности государства на южном стратегическом направлении.

После разгрома гитлеровской Германии и милитаристской Японии в соответствии с ранее утвержденными договоренностями советские войска в 1946 г. выводятся из Ирана, начинается следующий этап межгосударственных отношений обеспечение военной и национальной безопасности в средневосточном регионе.

В сравнении с 500-летней историей взаимоотношений России с государствами Закавказья, Ближнего и Среднего Востока исследуемый хронологический период отнюдь не велик. Однако по политическому контексту событий военного, и особенно послевоенного времени, по их месту и значению в череде международных событий, по роли и влиянию на последующий ход мировой истории, эти отношения имеют особое значение.

Географические рамки исследования охватывают территории советского Кавказа, Туркменской ССР, а также непосредственно примыкавших к этим регионам государств – Ирана и Турции, представлявших в 1939-1946 гг. главную угрозу военной безопасности южных рубежей СССР. Следует уточнить, что южными соседями нашей страны на тот момент были также государства Афганистан, Китай и Монголия. Но, как показал анализ, эти страны в исследуемый период опасности для южных границ СССР не представляли или они были минимальными.

Целью исследования является осуществление всестороннего комплексного анализа деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг., определение ее эффективности.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

- выявить и обобщить важнейшие объективные и субъективные факторы, обусловившие характер внешней и внутренней политики Советского Союза в обозначенном географическом регионе в исследуемый период;

- раскрыть содержание деятельности государственных и военных органов по созданию и совершенствованию системы военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг.;

- рассмотреть особенности дипломатической деятельности советского государства в борьбе за влияние на Ближнем и Среднем Востоке в ходе Второй мировой и Великой Отечественной войн;

- исследовать процесс превращения Ближнего и Среднего Востока, Кавказского и Закаспийского регионов в источник материально-технической и кадровой поддержки советских войск на советско-германском фронте;

- выявить особенности советского военного присутствия в Иране и его роль в обеспечении военной безопасности юга СССР;

- на основе проведенного исследования сделать выводы, выявить особенности, сформулировать уроки и научно-практические рекомендации.

Методологические основы исследования

При проведении исследовательской работы соискателем были избраны основные принципы исторической науки: объективности, историзма и социального подхода. Это означает, что в ходе подготовки и написания диссертации автор считал необходимым: выявлять объективные закономерности, определявшие цели и содержание деятельности государственно-политических и военных органов СССР по обеспечению военной безопасности южных рубежей государства в 1939-1946 гг.; рассматривать каждый исторический факт не в отдельности, а во взаимосвязи с другими, выявлять причинно-следственные связи между историческими явлениями, анализируя их совокупность; исследовать проблему комплексно, во всей ее многогранности, сложности и противоречивости; опираться при проведении исследования на конкретные факты и исторические события в их истинном содержании и значении, не искажая их смысла, не вырывая из контекста исторических документов, не подгоняя из конъюнктурных соображений под заранее выработанную концепцию; изучать все аспекты проблемы, учитывая конкретно-историческую обстановку, сложившуюся в южных сопредельных для СССР государствах, в Европе и во всем мире в период Второй мировой и Великой Отечественной войн.

Рассматривая методологию как систему определенных методов решения поставленной научной задачи, автор применил некоторые из них в данном исследовании. К их числу относятся: общенаучные методы – логический, индукция и дедукция, анализ и синтез, системный; специально-исторические – исторического описания, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, периодизации, статистический и некоторые другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных ученых по теории методологии, историографии и библиографии17.

Источниковая база исследования

Первую группу источников представляют архивные материалы, содержащиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Государственном архиве РФ (ГАРФ), Центральном архиве МО РФ (ЦАМО).

В Российском государственном архиве социально-политической истории хранятся основополагающие документы по исследуемой теме постановления Государственного Комитета обороны СССР18. Автор также обратился к новым архивным документам, с которых был снят гриф секретности переписке глав государств, дипломатических учреждений, военных ведомств и органов спецслужб.

Широкий спектр материалов, необходимых для раскрытия содержания темы исследования, представлен в Государственном архиве РФ. Среди них: постановления Правительства СССР, приказы и директивы Народного комиссариата обороны СССР, Народного комиссариата иностранных дел СССР и другие документы, отражающие объем и последовательность формирования и дальнейшего функционирования системы обеспечения безопасности юга страны, действия Вооруженных Сил и других ведомств в конкретных условиях изменения и развития военно-политической обстановки на региональном и глобальном уровнях, динамику военно-политической и экономической ситуации в ходе Второй мировой войны и после ее окончания.

Документы сугубо военной составляющей исследуемой темы хранятся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации. В первую очередь, это фонды Закавказского военного округа и Закавказского фронта19. Большую научную ценность составляют документы, рассекреченные в 2005-2010 гг. и впервые введенные в научный оборот.

Помимо вышеперечисленных источников автор в своем диссертационном исследовании употребил открыто опубликованные материалы Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ) в первую очередь документы диппредставительств СССР в исследуемом регионе, решения Политбюро ЦК ВКП(б) по республикам советского Закавказья, Турции и Ирану, дипломатическую переписку, характеризующую внешнеполитическую деятельность США и Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке. Важное место в исследовании занимают открыто опубликованные источники Российского государственного архива ВМФ (РГА ВМФ), в которых нашли отражение вопросы, касающиеся деятельности Черноморского флота и Каспийской военной флотилии.

Также в исследовании автор ссылается на открыто опубликованные материалы Российского государственного военного архива (РГВА); Архива президента Грузии; Центрального государственного архива Азербайджанской Республики; Центрального государственного архива Политических партий и Общественных движений Азербайджанской Республики; Архива Министерства национальной безопасности Азербайджанской Республики; Центрального государственного архива документов общественно-политических организаций Республики Армения; Архива службы национальной безопасности Республики Армения.

Всего в диссертации использованы материалы 16 архивных фондов, 20 описей, около 45 архивных дел, которые передают информацию об особенностях работы государственных и военных органов по формированию системы военной безопасности в южных регионах Советского Союза в 1939-1946 гг. Значительное количество материалов введены в научный оборот впервые.

Вторую группу источников составляют официально-документальные материалы, включающие в себя международные договоры, нормативные акты, протоколы заседаний конференций, беседы, выступления и заявления государственных деятелей20, официально опубликованные статистические данные и другие документы, помещенные в отдельных сборниках и изданиях. К числу документов, определивших содержание, основные направления и приоритеты обеспечения безопасности южных рубежей СССР в указанный период следует отнести прежде всего Тройственный договор между СССР, Великобританией и Ираном о союзе на время войны от 29 января 1942 г., договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе от 26 мая 1942 г.21, соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии от 11 июня 1942 г.22, соглашения о поведении союзников в отношении Турции и Ирана23, Декларацию об Иране24 и т.д.

Третьей группой источников являются мемуары, дневники, записки, подготовленные современниками, очевидцами и участниками исследуемых событий25. Значительными по своему информационному материалу, интересными и доступными для понимания позиций наших союзников по антигитлеровской коалиции являются воспоминания премьер-министра Великобритании У. Черчилля, в которых большое внимание уделено Среднему Востоку, отражен взгляд «извне» на роль СССР в формировании политики союзных держав26.

В настоящее время за рубежом и в России активно переиздаются мемуары вождей нацистского движения, где прямо или косвенно затрагиваются вопросы, имеющие отношение к настоящему исследованию, например, известного политика и дипломата, посла Германии в Турции в годы Второй мировой войны Ф. фон Папена27.

В данной группе источников имеются ценные сведения фактологического характера о событиях, касающихся средневосточной проблемы. Благодаря соединению важных исторических событий с мелкими фрагментами повседневной жизни появляется возможность более объективно отразить особенности многообразной работы государства по защите своих южных границ от фашистской агрессии.

Четвертой группой источников являются материалы периодической печати, посвященные проблемам государственной политики СССР на южных рубежах страны, опубликованные в довоенный, военный и послевоенный периоды28. Особое место среди них занимает газета Закавказского военного округа (Закавказского фронта) «Боец РККА»29. Ее статьи, информационные заметки и другие материалы содержат конкретные сведения, относящиеся к теме диссертационного исследования, позволяют лучше понять особенности системы обеспечения безопасности страны в Закавказье.

II. СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации обусловлена целью и основными задачами исследования. Она показывает, на каких вопросах автор сконцентрировал свое внимание. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения. Кроме того, в ней имеются список источников и литературы, а также приложения.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются степень ее научной разработанности, объект и предмет, цель и задачи исследования, его теоретико-методологическая и источниковая базы, формулируются научная задача, новизна и основные положения, выносимые автором на защиту; приводятся сведения об апробации диссертации.

В первой главе – «Роль южных рубежей в системе военной безопасности СССР в исследуемый период», состоящей из двух параграфов, обоснована необходимость в создании на южных рубежах СССР, граничащих с Ираном и Турцией, системы обеспечения военной безопасности, проанализирована деятельность государственных и военных органов по ее формированию.

В первом параграфе – «Объективная необходимость обеспечения военной безопасности южного региона СССР» – подробно проанализирована военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке, политические интересы Великобритании, Франции и Германии, Ирана и Турции, их союзников и в связи с этим выявлены и систематизированы внешние и внутренние угрозы национальной безопасности СССР с южного направления.

Во втором параграфе – «Совершенствование системы военной безопасности» – показаны основные вехи становления системы военной безопасности СССР в южном регионе страны, выявлено ее содержание и степень эффективности по нейтрализации внешних и внутренних угроз.

Во второй главе – «Основные направления деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР», состоящей из трех параграфов, выявлены и исследованы приоритетные направления деятельности государственных и военных органов по упрочению позиций Советского Союза на Кавказе и Туркмении, на Ближнем и Среднем Востоке.

В первом параграфе – «Дипломатическая борьба за военно-политическое влияние на Ближнем и Среднем Востоке» – анализируется содержание дипломатической работы СССР в интересах создания антигитлеровской коалиции и усиления своего политического влияния в обозначенных регионах.

Во втором параграфе – «Превращение южного региона в базу материально-технического снабжения советских войск» – исследуется роль государственных и военных органов в совершенствовании военно-экономических условий доставки через южный регион материально-технической помощи фронту, в превращении региона в базу материально-технической и кадровой поддержки советских войск в годы войны.

В третьем параграфе – «Борьба за идеологическое влияние СССР на Иран и Турцию» – исследуется содержание работы советских военно-политических органов с иранским населением и правителями в период советского военного присутствия на территории Ирана, а также особенности политической борьбы Советского Союза за удовлетворение территориальных претензий к приграничным странам Ближнего и Среднего Востока.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы об эффективности деятельности государственно-политических органов по обеспечению военной безопасности СССР с южного направления в исследуемый период и уроки из исторического опыта их деятельности, обосновываются научно-практические рекомендации.

В приложениях даны схемы, таблицы и документы, раскрывающие систему обеспечения военной безопасности страны, основные направления, организационные формы, законодательные основы и результаты этой работы.

III. НАУЧНАЯ НОВИЗНА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, недостаточной разработанностью темы в отечественной историографии, а также тем, что впервые в отечественной науке проводится комплексный анализ деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг.

Во-вторых, в научный оборот введено значительное число архивных документов и материалов государственных и военных органов СССР, ранее засекреченных, а поэтому не использовавшихся в научной литературе.

В-третьих, результаты диссертационного исследования позволяют впервые в полном объеме систематизировать меры, предпринятые Советским Союзом для обеспечения военной безопасности от угроз с южного направления, оценить эффективность и последствия этой работы.

В-четвертых, исследование данной темы дает возможность существенно дополнить новыми аспектами историю Отечества в период Второй мировой и Великой Отечественной войн.

На защиту выносятся:

1. Обоснование факторов, обусловливающих формирование основных угроз южным границам Советского Союза в исследуемый период.

2. Результаты комплексного исследования деятельности государственных и военных органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг.

3. Общие оценки эффективности системы военной безопасности южных рубежей СССР и ее последствия.

4. Выводы и научно-практические рекомендации, направленные на творческое использование опыта деятельности государственных и военных органов для обеспечения безопасности южного региона страны в современных условиях.

Основное содержание диссертации и обоснование положений, выносимых на защиту

Уже к началу Второй мировой войны на южных рубежах СССР сложилась ситуация, которая несла в себе определенную опасность как для страны в целом, так и для ее территорий, расположенных по границе с Ираном и Турцией. К основным угрозам, исходящим из этой кризисной зоны, следует отнести: традиционно постоянную борьбу между Россией и другими государствами (в первую очередь Англией, Францией, а затем - и Германией) за сферы влияния на Ближнем и Среднем Востоке; конкретные попытки Англии и Франции при поддержке ряда европейских государств начать вторжение в СССР с юга30, провести воздушные бомбардировки Бакинских нефтяных промыслов в 1940 г.31; активизация фашистской агентуры в Иране после блицкрига германских войск в Европе в целях подготовки средневосточного плацдарма для вооруженного нападения на СССР32; идеологические противоречия между Советским Союзом с одной стороны и Турцией и Ираном – с другой, стремление руководителей этих стран расширить собственные территории за счет СССР, воспользовавшись силой Англии, Франции и Германии33; специфические для кавказского и закаспийского регионов Советского Союза внутриполитические проблемы на почве межнациональных и межклассовых противоречий. В связи с этим регион, в состав которого входили территории советского Кавказа, Туркменской ССР, а также приграничные государства Иран и Турция, стал объектом пристального внимания советского руководства.

В преддверии надвигающейся против СССР войны, а также уже в ходе военных действий высшее руководство страны предприняло ряд решительных мер. Совокупность совместных и комплексных усилий, предпринятых государственными и военными органами, привели к созданию системы обеспечения военной безопасности южных рубежей СССР. Процесс возникновения и совершенствования этой системы происходил в определенной последовательности, по мнению диссертанта, в два этапа.

Первый этап (1939-1942 гг.) – формирование системы военной безопасности южных рубежей СССР с началом Второй мировой и Великой Отечественной войн. В это время основное внимание было уделено созданию внешнеполитических, внутриполитических и военных условий обеспечения безопасности южного региона Советского Союза.

В рамках ближневосточной и средневосточной дипломатии в обозначенный период времени СССР предпринял шаги по установлению дружественных отношений с Англией, США, Германией, Ираном и Турцией. Реагируя на угрозу нападения Англии и Франции на СССР с юга, советское руководство еще 17 апреля 1939 г. внесло предложение о заключении договора о взаимной помощи между СССР, Англией и Францией, которое 21 августа 1939 г. было отвергнуто французской и английской сторонами. Положение изменилось только после блицкрига Германии в Европе и начала Великой Отечественной войны.

23 августа 1939 г. был заключен советско-германский пакт о ненападении, который на определенное время гарантировал безопасность южных рубежей34 .

Несмотря на попытки СССР и Турции договориться о мирном сосуществовании друг с другом, отношения между Анкарой и Москвой в предвоенный период были непростыми. Турция лавировала между двумя блоками (английским и германским), стремясь сохранить нейтралитет при росте профашистских настроений в обществе и в высших эшелонах турецкой власти, происходившем под воздействием успехов Германии и ее союзников, прежде всего фашистской Италии на Балканах. Неудачей закончились проходившие в апреле-октябре 1939 г. переговоры о заключении между СССР и Турцией пакта о взаимопомощи35.

Вместе с тем дипломатические и военные меры, предпринятые советским руководством, нельзя назвать бесполезными. Результатом такой политики в регионе стало сохранение Турцией нейтралитета на протяжении всей войны. Турция так и не отважилась принять участия в военных действиях на стороне Германии, а в феврале 1945 г., хотя и формально, вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции.

В отношении Ирана действовал советско-иранский договор о нейтралитете, подписанный в 1921 г. Вместе с тем с нападением Германии на Советский Союз становится очевидным, что, несмотря на объявленный нейтралитет, Иран мог стать южным плацдармом для продвигающихся на восток германских сил.

Важным направлением деятельности советских государственных и военных органов в этот период являлась забота об усилении боеспособности группировки войск, дислоцированной в южном регионе. В этих целях в конце 1930-х – начале 1940-х гг. увеличивается состав группировки войск южного региона36, осуществляется перестройка всей системы боевой подготовки войск37, изменяется их организационная и управленческая структура, оборудуются инженерные сооружения Закавказского и Закаспийского театров военных действий38, совершенствуются и укрепляются силы и средства противовоздушной обороны39, ВВС, ВМФ40, пограничных и внутренних войск, проводится партийно-политическая работа с личным составом41.

В условиях начавшейся войны, когда стало очевидным, что Германия не ограничится наступлением на Советский Союз с запада, а предпримет попытку вторжения и с юга, важной превентивной мерой, призванной обеспечить военную безопасность южного региона, стал ввод советских войск в северные территории Ирана. 25 августа 1941 г. правительству Ирана были вручены советская и английская ноты. В советской ноте подчеркивалось, что правительство оказалось вынужденным «принять необходимые меры и немедленно осуществить принадлежащее Советскому Союзу в силу статьи 6 договора 1921 года право – ввести временно в целях самообороны на территорию Ирана свои войска»42. Одновременно с подачей нот союзники ввели свои войска на территорию Ирана. Оккупация была осуществлена, а немцы были выдворены из Ирана. 8 сентября 1941 г. СССР и Англия подписали с Ираном новый договор о взаимопомощи43.

Превентивные действия СССР на закавказском направлении летом-осенью 1941 г. позволили максимально снизить вероятность вооруженного вторжения союзников Германии на южных рубежах. Однако ход боевых действий на советско-германском фронте привел к тому, что Закавказье пришлось защищать с севера.

В ходе битвы за Кавказ государственные и военные органы путем целенаправленных действий сумели обеспечить безопасность региона в сложных условиях боевой обстановки. Мерами обеспечения безопасности стали непосредственное руководство войсками, противостоящими противнику, выразившееся в умелом ведении стратегических и тактических военных операций, в организации партийно-политической работы в действующей армии, противостояние агентурной сети противника, работа с местным населением в советском и вражеском тылу.

В ходе наступления фашистских войск на Кавказ органами НКВД была организована работа по пресечению подрывной деятельности агентурной вражеской сети, антисоветски и националистически настроенной части местного населения44. Еще до начала войны там действовали местные повстанческие группировки, ставившие перед собой цель – свергнуть советскую власть и образовать независимое исламское государство. В 1942 г. был создан объединенный военный штаб повстанческого правительства. В Чечено-Ингушетии, кроме Грозного, Гудермеса и Малгобека, было организовано 5 повстанческих округов45. Дестабилизация межнациональных отношений в регионе была на руку нацистской Германии. С началом войны деятельность антисоветских группировок резко активизировалась. В целях пресечения подрывной деятельности диверсантов-разведчиков во всех крупных городах и населенных пунктах прифронтовой полосы создавались подвижные резервы для борьбы с забрасываемыми диверсантами-парашютистами46. О ликвидации немецких десантов в районе Грозного решения принимались на уровне Генштаба РККА47. В этих целях было проведено несколько крупных войсковых операций, но они не дали положительного результата из-за поддержки бандитов местным населением. В связи с этим политическим руководством Советского Союза было принято решение о ликвидации социальной базы сопротивления и переселении части населения Северного Кавказа и Закавказья (приблизительно 450 тыс. человек)48 в Казахстан.

Основные усилия гражданских партийных органов были направлены на проведение идеологической, военно-патриотической работы с населением Кавказа, организацию и руководство партизанским движением и работу с населением на оккупированной фашистами территории.

Анализ деятельности советских государственно-политических органов на Кавказе, в Туркмении и на Среднем Востоке в исследуемый период показывает, что основные элементы системы (государственные49 и военные органы, основные направления, формы и методы их деятельности) обеспечения военной безопасности южных рубежей СССР в основном были сформированы к концу 1942 г. Результатами ее функционирования в этот период стали: относительная стабильность внешнеполитических отношений (создание антигитлеровской коалиции, нейтрализация агрессивных устремлений Турции и Ирана); высокий уровень боеспособности частей, соединений, округов и фронтов, оборонявших южный участок советско-германского фронта; продуктивная работа органов НКВД по пресечению подрывной деятельности вражеской агентурной сети и части антисоветски настроенного местного населения; сплочение подавляющей части народов Кавказа в борьбе с фашистскими агрессорами; наличие организованного партизанского движения на территориях, занятых врагом; появление панических настроений среди личного состава войск союзников Германии.

Второй этап (1942-1946 гг.) совершенствование и упрочение системы военной безопасности южных рубежей СССР в условиях коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и в послевоенный период.

С разгромом немецких войск под Сталинградом и освобождением территорий кавказского региона от фашистов непосредственной военной угрозы южным рубежам СССР уже не существовало. В этих условиях руководство страны сосредоточило внимание на дальнейшем упрочении позиций Советского Союза на Кавказе, на Ближнем и Среднем Востоке. Цель – окончательно исключить какие-либо угрозы безопасности южного региона, превратить его в опорную базу для материально-технического обеспечения нужд фронта. Приоритетными направлениями этой работы стали: дипломатия, совершенствование военно-экономических условий доставки через южный регион материально-технической помощи фронту, политико-идеологическая экспансия СССР в приграничные государства.

Важным шагом, способствовавшим дальнейшему урегулированию политической ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, стали Московская50 (18-30 октября 1943 г.) и Тегеранская51 (28 ноября – 1 декабря 1943 г.) конференции, которые продемонстрировали дальнейшее укрепление англо-советско-американского боевого союза, направленного на скорейший разгром гитлеровской Германии и ее союзников, сделали политику союзников по антигитлеровской коалиции в средневосточном регионе более предсказуемой, включили в борьбу с фашистской Германией ранее нейтральные Иран и Турцию. Важное значение для присоединения Ирана к борьбе против фашистской Германии имел трехсторонний Договор о союзе между СССР, Великобританией и Ираном, подписанный 29 января 1942 г.52

Решение проблемы внешнеполитических отношений позволило создать благоприятные условия для оказания помощи Советскому Союзу по программе ленд-лиза, превратить южный регион СССР и примыкающие к нему Иран и Турцию в базу материально-технической поддержки военных действий. В результате был создан «Персидский коридор», который проходил через Южную Атлантику, Персидский залив и Иран. Он практически начал действовать с мая 1942 г. За время войны по Персидскому коридору в СССР было направлено 23,8 % всех грузов, адресованных СССР. Доля поставок через Персидский коридор в 1943 г. была наибольшей – 33,5%, в 1944 г. – 1,79 млн т (28,8 %)53. В соответствии с договоренностями доставка грузов осуществлялась через море, по железным дорогам и автомагистралям. Если морской путь обеспечивали в основном союзники, то при транспортировке груза по суше значительная роль принадлежала Советскому транспортному управлению (СТУ)54. Группа советских войск в Иране несла охрану коммуникаций, которые вели из Южного Ирана к пунктам на советско-иранской границе и портам Каспийского моря.

Помимо материальной поддержки фронту, территория закавказских советских республик к концу 1942 г. становится базой для формирования и обучения частей и соединений резерва Ставки. Только осенью 1942 г. в Закавказье было сформировано восемь корпусных управлений с корпусными частями, ряд других частей и подразделений различных родов войск55. На протяжении всей войны здесь готовились и проходили переподготовку самые различные специалисты: военные летчики, военные горнолыжники56, снайперы, истребители самолетов и танков и т.д. В решение задач подготовки командных кадров для фронта большой вклад внесли военные училища, дислоцировавшиеся на территории Закавказского фронта. Вся работа по формированию и подготовке полноценных боевых резервов для действующих фронтов проводилась под непосредственным руководством управления по формированию и укомплектованию (Упраформа), сформированного 25 августа 1942 г. Одной из важных задач, возложенных на Закавказский фронт ГКО, являлось формирование новых лечебных учреждений, госпитализация раненых и больных, восстановление их здоровья. Во время войны на территории Закавказского фронта была создана крупная госпитальная база57.

Таким образом, в результате большой организационной работы государственных и политических органов, а также совместных усилий союзников по антигитлеровской коалиции на завершающей стадии войны южный регион, включающий территории Ближнего и Среднего Востока, Кавказа и советской Туркмении, из взрывоопасного и угрожающего превратился в район материально-технического и кадрового обеспечения советских войск.

Важное место в системе обеспечения безопасности региона занимала идеологическая работа с местным населением в местах расположения советских войск в Иране, которая была призвана упрочить отношения между населением Ирана и Советского Союза, приобщить иранцев к коммунистическому мировоззрению, показать преимущества советского общества, противостоять пропагандистскому влиянию со стороны США и Англии.

В конечном итоге в процессе деятельности государственных и военных органов по совершенствованию системы военной безопасности южных рубежей СССР в условиях коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и в послевоенный период внутренние и внешние угрозы на этом направлении были полностью нейтрализованы.

Проведенное исследование позволило сделать общие выводы:

1. Обеспечение безопасности страны от угроз, исходящих из южного региона являлось сложным и многогранным процессом. Как показали события, эффективность этой работы, несмотря на определенные недостатки, была достаточно высокой. Благодаря усилиям государственных и военных органов в исследуемый период юг СССР сумел устоять перед многочисленными угрозами. Источник этого успеха – жесткое управление обеспечением военной безопасности южного региона из единого центра, четкое разграничение функций различных ведомств в интересах решения общей задачи. Советские органы главным образом занимались обеспечением боеспособности Красной Армии, организацией ее тыла. Партийные органы и партийные организации формировали высокое морально-психологическое состояние воинских и трудовых коллективов. Органы военного управления занимались непосредственным военным строительством и ведением боевых действий. НКВД противостоял вражеской агентурной сети и антисоветским националистическим группировкам. Дипломатическое ведомство способствовало формированию антигитлеровской коалиции, установлению понятных отношений с приграничными государствами.

2. Советская государственная система, несмотря на известные ее издержки, достойно выполнила свою историческую миссию по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в исследуемый период, показала свою жизнеспособность, мобильность, продуктивность и готовность находить правильные решения в сложных ситуациях. Народы, населяющие южные регионы СССР, в целом продемонстрировали свою лояльность властям, сплоченность и моральную готовность к борьбе с врагами Отечества.

3. Вместе с тем отдельные субъективные действия высших государственных руководителей, на взгляд диссертанта, снижали безопасность региона, не способствовали укреплению дружественных отношений с Ираном и Турцией, что имело свои негативные последствия во времена «холодной войны». Это относится в первую очередь к притязаниям СССР на некоторые территории Турции и Ирана, что просматривается в материалах Крымской (Ялтинской) конференции руководителей союзных государств (февраль 1945 г.), послевоенной Потсдамской конференции (август 1945 г.). В сферу территориальных споров в этот период были включены республики СССР: Армения, Грузия и Азербайджан, что только усугубило ситуацию. К негативным моментам следует также отнести и просчеты в идеологической работе с населением Ирана, которая часто не учитывала местной специфики, религиозных пристрастий иранского населения, была излишне прямолинейна и нередко уступала влиянию Англии и США. После вывода советских войск с территории Ирана в 1946 г. ведущие позиции во всех сферах жизни этой страны заняли США. В результате вышеназванных просчетов СССР в послевоенный период испортил отношения с Турцией и Ираном. Это обстоятельство вновь породило определенные противоречия, а во времена «холодной войны» – реанимировало угрозы для СССР с южного направления.

Миной замедленного действия оказались инициированные И.В. Сталиным жесткие меры по переселению значительного количества представителей чеченского, ингушского, балкарского народов, а также курдов и турок-месхетинцев в другие регионы Советского Союза. И хотя в исследуемый период эта мера была достаточно эффективной, к концу XX в. последствиями ее стали «ферганские события» (1988 г.), «чеченские» войны и дестабилизация обстановки в ряде районов Северного Кавказа и Закавказья.

Вместе с тем в силу сложности обстановки на Кавказе в исследуемый период рассмотренный выше исторический анализ обеспечения безопасности южного региона в процессе масштабной войны уникален, поучителен и требует углубленного изучения.

Обобщенный опыт деятельности государственно-политических органов по обеспечению военной безопасности южных рубежей СССР в 1939-1946 гг., его осмысление позволяет извлечь из него ряд уроков применительно к современной системе национальной безопасности Российской Федерации.

Урок первый. Опыт работы государственных и военных органов показывает, что южное стратегическое направление, особенно Кавказский регион, в силу определенных причин постоянно должен быть в центре внимания высших государственных органов РФ, что особенно актуально в современных условиях.

Урок второй. Работа по обеспечению безопасности в южном регионе должна носить комплексный и системный характер и представлять собой совокупность внешнеполитических, военных, правовых, экономических, антитеррористических, воспитательных и идеологических мер.

Урок третий. В идеологической работе с населением обозначенного в диссертации региона необходимо обязательно учитывать менталитет, традиции, религиозные особенности местного населения, культуру, язык, а также историческую память, которая хорошо удерживает, как правило, негативные факты. В этой связи государственные, военные и общественные деятели, участвующие в жизнедеятельности Кавказского региона, обязаны четко представлять особенности народов, его населяющих и жестко пресекать факты, способствующие межнациональной вражде и ненависти. Большую помощь в сплочении населения должны оказывать общественные организации.

Урок четвертый. Залогом военной безопасности южного региона является добрососедская внешняя политика по отношению к приграничным государствам, основанная на принципах суверенитета, невмешательства во внутренние дела, на отсутствии каких-либо интриг и политических симпатий к тем или иным национальным группировкам в странах. Следует понимать, что борьба за влияние на Ближнем, Среднем Востоке и Кавказе между ведущими странами продолжается и сегодня. Без установления крепких союзнических отношений России и приграничных государств, без постоянного противодействия антироссийской политике ведущих держав мира невозможно в полной мере обеспечить безопасность южных рубежей Российской Федерации.

Урок пятый. Внеше- и внутриполитическая деятельность государственных органов по формированию здоровой морально-политической обстановки на южных границах Российской Федерации должна обязательно подкрепляться наличием в этом регионе мощного контингента войск, ибо в силу определенных обстоятельств (значительное американское и другое влияние, особенности менталитета, приход к власти в сопредельных государствах партий антироссийской направленности, подкуп населения, идеологическая обработка и т.д.) обстановка (как показали события в Грузии в августе 2008 г.) может резко измениться, и государство вместе со своим населением из друзей превратится во врагов.

Урок шестой. Важное условие безопасности региона – активная борьба государственных органов и спецслужб с подрывной деятельностью сил, стремящихся к отделению Кавказа от России, террористических организаций, с коррупцией в государстве в целом и в регионе в частности, предотвращение негативных явлений, исходящих с территорий приграничных государств (распространение наркотиков, бандитизм и т.д.).

  1. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Проведенное исследование позволяет выдвинуть некоторые научно-практические рекомендации, направленные на создание современной системы военной безопасности в южном регионе Российской Федерации.

  1. Целесообразно продолжить дальнейшие исторические и междисциплинарные исследования по проблемам обеспечения военной безопасности Российского государства. В качестве теоретических предложений диссертант полагает важным для военно-исторической науки разработку следующих тем: «Культура межнациональных отношений», «История русско-персидских и русско-турецких войн: опыт и уроки», «Этнические проблемы Северного Кавказа. Военный аспект», «История военного сотрудничества народов России и СНГ в борьбе против внешнего агрессора». Соответствующим структурам МО РФ можно рекомендовать поручить отделу военно-социологических исследований проведение НИР «Этническая напряженность в приграничных районах России»; подготовку пособий по методике прогнозирования межнациональных конфликтов и моделированию вариантов участия войск в этноконфликтных ситуациях как внутри страны, так и на территориях других государств.

2. Создание системы военной безопасности в южном регионе Российской Федерации требует внешнеполитических (дипломатических) усилий российского государства. В этих целях целесообразно осуществлять меры по следующим направлениям:

- укрепление политических, экономических, военных и культурных связей с закавказскими республиками бывшего СССР (Азербайджаном, Арменией и Грузией);

- строительство отношений с государствами, непосредственно примыкающими к Кавказу (Ираном, Турцией), а также с другими странами мира, оказывающими заметное влияние на ситуацию в данном регионе (США, Великобританией, Францией).

3. Важным элементом системы безопасности, сдерживающей всякие попытки решить территориальные вопросы силовыми методами, должна стать военная политика России, в рамках которой целесообразны следующие направления деятельности:

- создание военно-политического блока стран Кавказа, Среднего и Ближнего Востока в целях пресечения любых попыток дестабилизировать ситуацию;

- усиление военного присутствия на Кавказе в связи с возможностью повторной агрессии Грузии, укрепление военных баз, находящихся в Южной Осетии, Абхазии и Армении, что является жизненно важным и для России, и для этих государств;

- повышение боеспособности и качества войск южного региона. В этих целях: а) как можно быстрее осуществить реформу ВС РФ, обеспечить надежную военную группировку для зашиты региона в случае военных попыток приграничных государств и для участия в миротворческих мероприятиях, б) провести учения как внутри, так и совместно с приграничными странами, в первую очередь – с Южной Осетией, Абхазией и Арменией;

- усиление морально-психологической готовности российских Вооруженных сил к боевым действиям на Кавказе, в акватории Черного и Каспийского морей, в составе миротворческих сил на территориях стран Ближнего и Среднего Востока. Этой цели могут служить следующие мероприятия по воспитанию и морально-психологической подготовке командного состава российских войск и всех остальных категорий военнослужащих: а) развертывание достаточно мощного подразделения информации, которое могло бы заниматься как информационно-аналитической, так и информационно-пропагандистской работой, а с началом боевых действий –формировать правильное представление о РФ и ВС РФ в регионе; б) в процессе боевой подготовки в войсках Северо-Кавказского военного округа необходимо существенно расширить тематику вопросов, непосредственно касающихся специфики региона и населения государств Черноморско-Каспийского региона с учетом исламского фактора. Это предполагает изучение местной специфики как в системе общественно-государственной подготовки, так и в рамках специальной подготовки; в) изучение опыта партийно-политической работы в ходе пребывания советских войск в Иране и Афганистане; г) введение в программы ввузов и общественно-государственной подготовки разделов, посвященных истории формирования взаимоотношений России с государствами, граничащими с ней на южных рубежах, народами Кавказа и Закавказья, культуре межнациональных отношений и этническим проблемам современности. Кроме того, целесообразно ввести специальный курс по подготовке офицеров к действиям в условиях международных и локальных конфликтов, факультативное изучение языков народов, проживающих в конфликтных регионах. В курсе религиоведения необходимо разработать проблематику, посвященную истории политических спекуляций, использования религиозных течений для достижения политической власти и внешнеполитического приоритета.

4. В интересах обеспечения стабильного развития российского Северного Кавказа, предотвращения внутригосударственных конфликтных ситуаций, угрожающих целостности РФ, создания атмосферы стабильности и взаимного доверия, целесообразно принять комплексные меры:

а) в экономической сфере основные усилия органами федеральной и муниципальной власти должны направляться на решение социально-экономических проблем Северо-Кавказских республик с жестким пресечением коррупции и разворовывания средств на федеральном и местном уровнях;

б) в политической сфере: активный поиск и использование общественно-политических сил на Северном Кавказе и других регионах России, заинтересованных в наведении порядка в рамках российского пространства и правового поля, расширение базы поддержки федеральной политики на Северном Кавказе за счет привлечения к управлению представителей различных родов (кланов, тейпов);

в) в сфере противодействия попыткам дестабилизации: жестко блокировать любые попытки западных спецслужб и их наемников дестабилизировать обстановку как на Северном Кавказе, так и в других регионах Российской Федерации, контроль (в том числе силами спецслужб) за деятельностью международных, исламских и европейских благотворительных организаций, законодательный запрет деятельности радикальных исламских организаций ваххабитского толка с жестким контролем исполнения;

г) в дипломатической сфере: предупреждение в жесткой форме со стороны МИД РФ руководству Азербайджана, Пакистана, Афганистана, Турции, Польши, стран Балтии, других государств о недопустимости продолжения направленной против Российской Федерации подрывной деятельности экстремистских представителей на их территории. Необходимо потребовать прекращения оказания им содействия со стороны различных иностранных государственных и общественных организаций;

д) в информационно-идеологической сфере: осуществлять информационное противодействие вооруженному сепаратизму и терроризму на государственном (стратегическом) и региональном (оперативном) уровнях самыми современными техническими средствами, проводить взвешенную религиозную политику. При этом необходимо перенести акценты в деятельности политического руководства страны с главной роли РПЦ на единство всех традиционных конфессий России (в т.ч. – традиционного ислама); продолжить активные контакты с религиозными деятелями и старейшинами с учетом родовой и религиозной структуры кавказского общества, акцентировать со стороны федерального Центра тот факт, что на веру мусульман никто не посягает, а попытки боевиков использовать религию в качестве инструмента реализации собственных национальных амбиций являются с точки зрения ортодоксального суннизма святотатством; подготовить серию указов Президента РФ о поддержке традиционного ислама в местах компактного проживания мусульман; подготовить ряд посреднических миссий исламского духовенства на Северном Кавказе; на государственном уровне обеспечить поддержку и контроль за процессами становления и развития этноконфессиональных и этнокультурных образований в Северо-Кавказском регионе с тем, чтобы их деятельность не противоречила законам Российской Федерации, не ущемляла интересы представителей других народов и конфессиональных групп в целом России; сделать достоянием гласности источники финансирования различных религиозных и других общественно-политических движений, функционирующих на Северном Кавказе, особенно тех из них, руководящие центры которых находятся за пределами российского государства.

V. АПРОБАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ

ПО ТЕМЕ

Основные положения, выводы и практические рекомендации диссертационного исследования неоднократно излагались автором в научных докладах и сообщениях на внутривузовских семинарах, во время участия автора в работе межвузовских научных конференций, посвященных проблемам национальной безопасности Российской Федерации.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Красная армия в Иране. 1941-1944 // Военно-исторический журнал. М., 2008. № 3 – 1 п.л.

2. Военно-политическая обстановка на Среднем Востоке и угрозы национальной безопасности на южных рубежах СССР накануне Великой Отечественной войны // Вестник Московского гуманитарно-экономического института. М., 2010. № 3 – 1,5 п.л.

3. Закавказский фактор в геополитике России // Армейский сборник. М., 2011. № 3 – 1 п.л.

Общий объем публикаций по теме исследования – 3,5 п.л.


1 Ближний Восток – исторически сложившаяся территория на юго-западе Азии и северо-востоке Африки. В отечественной литературе к странам Ближнего Востока относят: Турцию, Сирию, Ирак, Ливан, Израиль, Иорданию, Саудовскую Аравию, Иемен, Кувейт, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Египет, Кипр, Судан, а также Палестинские территории (западный берег реки Иордан и сектор Газа). В зарубежной литературе страны Ближнего Востока вместе с Ираном и Афганистаном включают в понятие «Средний Восток» (См.: Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007. С. 84).

2 «Военная безопасность имеет внешний и внутренний аспекты. Внешний аспект военной безопасности отражает способность сдерживать военную силу извне или противодействовать ей, такая способность предполагает наличие адекватных вооруженных сил, национальной и коллективной систем безопасности, военно-политических союзов… Внутренний аспект военной безопасности охватывает систему мер по созданию и поддержанию готовности личности, общества и государства к предупреждению и парированию военных угроз путем создания и всестороннего обеспечения стабильного функционирования военной организации, осуществления мобилизационной подготовки экономики и населения страны» (См.: Геополитика и национальная безопасность: словарь основных понятий и определений / под общ. ред. В.П. Манилова. М., 1998. С. 18).

3 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны // Документы и материалы: в 3 т. М.: Госполитиздат, 1946-1947.

4 См.: Васильев И. О турецком «нейтралитете» во Второй мировой войне. М.: Госполитиздат, 1951; Попов М.В. Американский империализм в Иране в годы Второй мировой войны. М., 1956.

5 См.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985.

6 См.: Краснознаменный Закавказский // Очерки истории Краснознаменного Закавказского военного округа. М., 1969; Краснознаменный Туркестанский. М., 1976.

7 См.: Гучмазов А., Траскунов М, Цкитишвили К. Закавказский фронт Великой Отечественной войны. Тбилиси, 1981.

8 См.: Казаков М.И. Над картой былых сражений. М., 1971; Комиссаров Д. Иран: взгляд в тревожное прошлое. Оружием слова // Статьи и воспоминания советских востоковедов. 1941-1945. М., 1985.

9 См.: Исраэлян В.Л. Дипломатическая история Великой Отечественной войны. М., Издательство международных отношений, 1959.

10 См.: Агеев С.А. Иран: внешняя политика и проблемы независимости 1925-1941 гг. М., 1971.

11 См.: Резун В.Б. (Виктор Суворов). День «М». М.: АСТ, 2006.

12 См.: Голуб Ю.Г. 1941: Иранский поход Красной армии. Взгляд сквозь годы // Отечественная история. 2004. № 3.

13 См.: Гасанлы Дж. П. СССР – Иран: Азербайджанский кризис и начало холодной войны. М.: Герои Отечества, 2006; Его же. СССР – Турция: полигон «холодной войны». Баку, 2001.

14 См.: Годс М.Р. Иран в ХХ веке. Политическая история. М.: Наука, 1994.

15 См.: Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил // Статистическое исследование. М., 2001.

16 См.: Кузнец Ю.Л. Тегеран 43. Крах операции «Длинный прыжок». М.: Яуза, 2003; Оришев А.Б. Иранский узел. Схватка разведок. 1936-1945 гг. М.: Вече, 2009; Тихонов Ю.Н. Афганская война третьего рейха. М.: Олма-пресс, 2003; Соцков Л.Ф. Неизвестный сепаратизм. М.: Рипол классик, 2003.

17 См.: Зевелев А.И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987; Иванов В.В. Методологические основы исторического познания. Казань, 1991; Кохановский В.П. Философия и методология науки. Ростов н/Д, 1999; Степанищев А.Т. История: методология научного исследования и преподавания. М.: ВУ, 2009 и др.

18 РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 1, 3, 10 – Государственный Комитет Обороны (1941-1945).

19 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1089. Д. 3, 7, 11, 20, 118 и др.

20 См.: Запись четвертого заседания глав правительств. Тегеран, 1 декабря 1943 г. (См.: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. // Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании. 28 ноября – 1 декабря 1943 г. М.: Изд. политической литературы, 1984. Т. 2.

21 См.: Тройственный договор между СССР, Великобританией и Ираном от 29 января 1942 г. // Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях: сб. документов. М.: 1946. С. 202-206.

22 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны: документы и материалы: в 3 т. М., 1946. Т. 1. С. 217-223.

23 См.: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (19-30 октября 1943 г.): Сборник документов. М.: Изд. политической литературы, 1984. Т. 1. С. 90.

24 См.: Тегеран. Ялта. Потсдам: сб. документов. М., 1967.

25 См.: Майский И.М. Воспоминания советского посла. М.: Изд. Института международных отношений, 1960; Тюленев И.В. Через три войны. Воспоминания командующего Южным и Закавказским фронтами. 1941-1945 г. М.: Центрполиграф, 2007.

26 См.: Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. Т. 3-4. М., 1991.

27 См.: Папен Ф. Вице-канцлер Третьего рейха. Воспоминания политического деятеля гитлеровской Германии. 1933-1947. М.: Центрполиграф, 2005.

28 См.: Известия. 1941. 25 марта; Правда. 1940-1943 гг.

29 См.: Боец РККА. 1939-1943 гг.

30 РГА ВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 232. Л. 52-53.

31 См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. М., 1995. Т. 1, кн. I. С. 94; Пограничные войска СССР. 1939 – нюнь 1941. М., 1970. С. 525.

32 РГВА. Ф. 25895. Оп. 1. Д. 945. Л. 37.

33 ГАРФ. Ф. р-7445. Оп. 2. Д. 141. Л. 131 («Международный военный трибунал для главных немецких преступников – Нюрнбергский процесс 1945-1946 годов»).

34 См.: Ратификация советско-германского договора о ненападении. Сообщение тов. Молотова на заседании Верховного Совета СССР 31 августа 1939 года // Правда. 1939. 1 сент.

35 Gerhard L. Weinberg. Germany and Soviet Union 1939-1941. Leiden. 1954. P. 16-17.

36 ЦАМО РФ. Ф. ЗакВО. Оп. 19393. Д. 3. Л. 73.

37 РГВА. Ф. 4.Оп. 18. Д. 55. Л. 206-213.

38 По докладу начальника отдела укрепленных районов штаба ЗакВО полковника Елисеева к началу войны они были оборудованы и имели в своем составе: командных пунктов (КП) – 30, наблюдательных пунктов (НП) – 55, артиллерийских командно-наблюдательных пунктов (КНП) – 4, площадок для 152-мм гаубиц – 16, площадок для 76-мм орудий – 13, минометных площадок – 121, гнезд для 45-мм орудий – 62, гнезд для станковых и ручных пулеметов – 718. (Подсчитано автором по материалам ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1089. Д. 7. Л. 28-32).

39 ЦАМО. Ф. 209. Оп. 1089. Д. 7. Л. 11-18.

40 РГА ВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 195. Л. 1.

41 Партийно-комсомольская прослойка в частях составила не менее 80% личного состава (См.: Боец РККА. 1939. 28 декабря).

42 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., Т. 1. 1944. С. 155.

43 См.: Правда. 1941. 12 сентября.

44 См.: Абрамян Э. Тегеран 43. Кавказцы в Абвере. М.: Яуза, 2006; Дробязко С.И. Под знаменем врага. М., 2004.

45 ГАРФ. Ф. Р-9478. Оп. 1. Д. 55. Л. 13.

46 ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 111. Л. 440.

47 Телеграмма начальника ГШ РККА командующим войсками Закавказского фронта и Северной группы войск №156677 от 15 августа 1942 г. // ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 111. Л. 440.

48 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 64. Л. 167.

49 К государственным органам диссертант относит и партийные органы, так как в условиях советского строя фактическая власть в стране принадлежала руководству Коммунистической партии СССР, а партийные структуры на практике решали государственные задачи, сходные с задачами, стоявшими перед советскими органами власти. Таким образом, в понятие «государственные и военные органы» в данном конкретном исследовании включены: советские исполнительные и законодательные органы, партийные органы и партийные организации, народный комиссариат иностранных дел, органы военного управления, НКВД. – Прим. авт.

50 См.: Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. 19-30 октября 1943 г.: Сборник документов. М.: Изд. политической литературы, 1984. Т. 1.

51 См.: Тегеран. Ялта. Потсдам. Сб. документов.

52 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. С. 217-223.

53 См.: Народное хозяйство СССР в Великую Отечественную войну, 1941-1945: стат. сб. М., 1990. С. 34-35.

54 См.: Зорин Л.И. Особое задание. М.: Политиздат, 1987. С. 175.

55        ЦАМО. Ф. ЗКФ. Оп. 999. Д. 275. Л. 108.

56 ЦАМО. Ф. ЗКФ. Оп. 1063. Д. 3. Л. 240.

57 ЦАМО. Ф. ЗКФ. Оп. 1091. Д. 5. Л. 37, 44-48.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.