WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи







Таранова Ирина Сергеевна







ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ВЛАСТИ И ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО НРАВСТВЕННОМУ И ПАТРИОТИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ ОФИЦЕРОВ АРМИИ

(1860-е 1870-е гг.)




Специальность 07.00.02 Отечественная история




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук









Саранск 2012

Работа выполнена на кафедре отечественной истории и археологии
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Научный руководитель:        доктор исторических наук профессор

       Ипполитов Георгий Михайлович

Официальные оппоненты:        доктор исторических наук профессор

Чуканов Иван Альбертович

(Ульяновский государственный университет, зав. кафедрой регионоведения и международных отношений)

       доктор исторических наук

Кужилин Сергей Филиппович

(Самарский институт управления, профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин)


Ведущая организация:        Чувашский государственный педагогический

       университет им. И. Я. Яковлева


Защита состоится 24 мая 2012 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.04 при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева» по адресу: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Пролетарская, 63 (учебный корпус № 20), конференц-зал (ауд. 408).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева по адресу: Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68.

Автореферат разослан 24 апреля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук доцент Э. Д. Богатырев



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Изучение исторического опыта, накопленного в сфере нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров в период военной реформы Д. А. Милютина (1860-е – 1870-е гг.) представляет научно-практический интерес. Состояние межгосударственных и внутригосударственных отношений Российской Федерации характеризуется совокупностью факторов, способных при определенных условиях привести к возникновению военной угрозы. Поэтому одной из основных задач военной политики РФ является модернизация армии и флота1. При этом одним из приоритетных направлений в этой сфере стало совершенствование воспитательной работы с военнослужащими, в первую очередь с офицерскими кадрами.

Комплексное исследование рассматриваемой проблемы на основе введенных в научный оборот новых архивных документов и материалов поможет выявить основные направления деятельности органов государственной власти и военного управления в сфере воспитания офицеров царской армии, что позволит глубже осмыслить формы и методы деятельности властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию, извлечь уроки из исторического опыта, которые можно будет творчески учитывать в организации воспитательной работы с современным российским офицерством.

Актуальность темы диссертации обусловливается и тем, что имеется необходимость критического осмысления достижений предшественников в ее историографической разработке.

Степень научной разработанности темы. В отечественной историографии проблемы можно выделить три периода: первый – историография до революции 1917 г.; второй – советская историография (1920-е – 1980-е гг.); третий – современная историография (с 1991 г. по настоящее время).

На протяжении первого периода историографии интересующая нас проблема фрагментарно затрагивалась при рассмотрении сюжетов по нравственному и патриотическому воспитанию офицеров-армейцев в работах крупных военных специалистов, носивших более общий характер. Так, И. П. Маслов предпринял попытку выделить особенности морально-боевых качеств, присущих офицерам (храбрость, инициатива, чувство ответственности, дисциплинированность), а также условий их формирования2.

Большое внимание уделялось исследуемой проблеме в военно-образовательных учреждениях. Генералы М. С. Лалаев и П. О. Бобровский, состоявшие при Главном управлении военно-учебных заведений, предметно изучив состояние нравственного и патриотического воспитания будущих офицеров в вузах, пришли к выводу о том, что в них используются далеко не все возможности для усиления нравственной закалки воспитуемых3. В то же время Н. Н. Головин акцентировал внимание на положительных последствиях военной реформы Д. А. Милютина, утверждая, что нравственно-патриотическому воспитанию юнкеров стали уделять больше внимания4. В трудах Г. А. Леера особое внимание было уделено методам преподавания в ходе учебно-воспитательного процесса в военной школе5.

Более предметно рассматриваемая тема нашла отражение в трудах крупного военного деятеля генерала М. В. Драгомирова, считавшего целью всей воспитательной работы воспитание нравственное. Он всесторонне рассмотрел состояние офицерства, затрагивая и проблемы его нравственной и патриотической закалки, как в период милютинской военной реформы, так и после нее6.

В этот период вышли в свет первые книги, посвященные истории военного духовенства, его вкладу в нравственное и патриотическое воспитание армейского офицерства7. Их авторы, в большинстве своем священнослужители, говорили о доминирующей роли военного духовенства в нравственном воспитании личного состава армии и народа в целом.

Таким образом, на протяжении первого историографического периода, несмотря на то, что тема деятельности властных структур в сфере нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства в период милютинской военной реформы, нашла некоторое отражение в контексте работ, она все-таки не вошла в разряд приоритетных – целевые публикации здесь отсутствуют.

Установление советской власти в России привело к доминированию классового подхода в исследованиях, в связи с чем происходит радикальная переоценка исторического опыта нашей страны.

В начале 1920-х гг. авторы пытались кратко осветить опыт воспитания дореволюционного офицерства, утверждая мысль о том, что оно являлось оплотом царской власти, классово чуждым простому народу8, и стремясь доказать превосходстве советского офицерства над царским9. Так, В. Сусленников писал, что из юнкерских училищ выходили офицеры, «способные, не раздумывая, запороть какого-нибудь несчастного крестьянина-солдата»10. Внимание акцентировалось на распространении среди них рукоприкладства как метода воспитания, барстве, пренебрежительном отношении к штатским и др. Полностью отрицалось положительное влияние армейского духовенства на процесс духовно-нравственного воспитания военнослужащих11. Таким образом, в условиях идеологического диктата формировался негативный образ царского офицерства.

Ситуация несколько меняется в годы Великой Отечественной войны, когда историки начинают отмечать и положительный потенциал традиций царского офицерства – войсковое товарищество, верность присяге, героизм на поле боя12.

Работы, раскрывавшие (преимущественно в описательном ключе) тему офицерских традиций и их влияния на морально-психологическое состояние офицерского корпуса, издавались и в послевоенный период вплоть до конца 1980-х гг. В них освещались существовавшие в русской армии офицерские традиции, показывалось их влияние на морально-психологическое состояние офицерского корпуса13.. Проблема нравственности и патриотизма офицеров преломлялась через описание понятий офицерской чести, воинских ритуалов, а также, хотя и в меньшей степени, через их повседневный быт. Так, П. А. Зайончковский, опираясь на официальные документы, сделал вывод о хорошем уровне профессиональной подготовки выпускников юнкерских училищ, что в основе офицерской морали лежало «выполнение воинского долга»14.

Но, даже показывая позитивные аспекты нравственного облика царского офицерства, авторы обязательно подчеркивали его кастовость, сохранялась прежняя идеологизированная позиция, согласно которой оно в первую очередь являлось инструментом удержания господства классов эксплуататоров. Так, Л. Г. Бескровный считал, что устанавливая систему барьеров для других сословий, царизм исходил из того, что офицерский корпус, укомплектованный только дворянами, позволит оградить армию от революционных влияний, полностью контролировать ее и использовать для подавления любых проявлений недовольства существующим общественным порядком15.

Таким образом, в советской историографии рассматриваемая проблема нашла отражение лишь в комплексе с исследованием деятельности различных звеньев военного ведомства периода милютинских реформ, а также и в пореформенный период. Все работы насыщены идеологическим клише, которые были порождением методологии догматизированного марксизма-ленинизма, который безраздельно господствовал в советской исторической науке.

С распадом СССР, формированием и утверждением новой российской государственности в отечественной исторической науке произошли качественно новые изменения. К началу XXI в. был в основном преодолен методологический кризис, появились новые исследовательские приоритеты. В частности, возрос интерес к истории армии дореволюционной России. При этом ученым открылся доступ к ранее засекреченным архивным документам, которые они могли анализировать в бесцензурных условиях.

Тема нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства нашла отражение в крупных обобщающих работах, посвященных военной реформе Д. А. Милютина16, а также в отдельных монографиях, диссертациях, многочисленных статьях17. Историки обращали внимание на то, что качественные изменения в составе армейского офицерства, порожденные милютинской
реформой, поставили на повестку дня многие аспекты воспитательной работы, в частности, проблему формирования офицерской чести, духа корпоративизма, преломленные через чувство верности государю. Исследуемая тема кратко отражена в монографии С. В. Волкова, пришедшего к выводу, что на профессиональную подготовку и нравственные качества офицерства отрицательно влияла неспособность царского правительства эффективно решить проблему его материального обеспечения18. Большинство авторов признает позитивный потенциал военной реформы Д. А. Милютина, что, в конечном итоге, положительно повлияло и на нравственное состояние офицерства. В монографии В. И. Харламова подробно рассмотрена учебная работа в военных и юнкерских училищах, фрагментарно показано состояние воспитательной работы19.

Отличительной чертой современного историографического периода стало появление большого количества работ, посвященных выявлению роли и места РПЦ в нравственном и патриотическом воспитании военнослужащих русской армии20. В основе своей здесь превалируют положительные оценки. Правда, есть и критика, имеющая отношение, в первую очередь к работе полковых священников, которые, например, не всегда убедительно строили проповеди, обращая их ко всему «христолюбивому воинству, не выделяя в них, особой роли офицеров как воспитателей «нижних чинов».

Таким образом, в современной историографии рассматриваемая тема получила более разносторонне освещение, чем в предшествующий период. Нет здесь и жестких идеологических наслоений. Налицо и критический аспект и попытки обобщения различных граней исторического опыта явлений, порожденных в истории армии реформой Д. А. Милютина. Хотя стоит отметить, что в некоторых трудах имеет место механическое воспроизведение оценочных суждений дореволюционной историографии, необоснованная идеализация военно-религиозных отношений, искажение некоторых исторических фактов21.

Значительное место в изучении исследуемой проблемы занимает зарубежная историография, в которой можно выделить историографию русского зарубежья и собственно зарубежную историографию.

Историография русского зарубежья сформировалась из историков-белоэмигрантов, на творчество которых наложили отпечаток боль потери Отечества и ненависть к советской власти. Военный историк А. Керсновский и генералы царской армии П. Залесский и В. Флуг обобщенно затрагивали тему проблем воспитания армейского офицерства в период милютинской военной реформы, Оценивая ее как незавершенную и неэффективную, не способствовавшую полной ликвидации нравственных изъянов в офицерской среде22.

В то же время генерал царской армии Н. Н. Головин высоко оценивал милютинскую военную реформу, отмечая, в частности, что «Устав 1874 г. о всеобщей воинской повинности» возвел в высший ранг нравственную идею личного долга каждого гражданина по защите Отечества23. В работе Е. Месснера имеются небольшие исторические экскурсы в период милютинских реформ, он раскрывает понятие «офицерского духа», анализирует состояние офицеров-армейцев в плане демократизации их состава24. При этом авторы обращали внимание на разночинный состав армейского офицерства (по сравнению с гвардией), что диктовало необходимость поиска новых форм и методов воспитательной работы с ним.

Собственно зарубежная историография немногочисленна. Материал, имеющий отношение к теме нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства, сосредоточен в суждениях авторов об изменениях качественных характеристик армейского офицерства, порожденные милютинской военной реформой25. Так, в работе А. Миллера показаны изменения в ментальности офицерства в результате вхождения в его состав выходцев из разночинцев, и то, что в юнкерских и военных училищах в данной связи стали уделять повышенное внимание воспитательной работе26. Тема нравственности освещается через призму компаративного исследования традиций русской и прусской армии27.

Таким образом, поднятая нами тема нашла отражение как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Однако проводимые ранее исследования не дают целостного представления об изучаемой проблеме, существуют различные оценочные подходы к ней, научному исследованию не подвергалась тема деятельности органов государственной власти и военного управления по нравственному и патриотическому воспитанию офицеров армии в период военной реформы Д. А. Милютина.

Целью исследования является выявление основных направлений и результатов деятельности органов государственной власти и военного управления Российской империи по нравственному и патриотическому воспитанию офицеров армии во взаимосвязи с военными реформами Д. А. Милютина. Достижение поставленной цели требует решения ряда исследовательских задач:

1. Исследовать генезис и эволюцию традиций нравственного и патриотического воспитания российского воинства.

2. Установить факторы, обусловливавшие историческую необходимость совершенствования нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров в период военной реформы Д. А. Милютина.

3. Проанализировать процесс создания и развития системы деятельности властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию армейского офицерства.

4. Рассмотреть систему формирования нравственного и патриотического облика будущих офицеров в военно-образовательных учреждениях Российской империи.

5. Раскрыть деятельность властных структур по наращиванию усилий и темпов в сфере нравственного и патриотического воспитания армейских офицеров в период их службы в войсках.

Объектом исследования является нравственное и патриотическое воспитание корпуса армейских офицеров вооруженных сил Российской империи. Из объекта исследования специально выведены офицеры гвардии и военно-морского флота, так как они в исследуемый период времени представляли собой особые социальные страты, резко отличавшиеся по правовому и социальному статусу и социальному происхождению от офицеров-армейцев.

Предмет исследования – основные направления, формы и методы деятельности органов государственной власти и военного управления по нравственному и патриотическому воспитанию офицеров армии в период проведения военной реформы Д. А. Милютина (1860-е – 1870-е гг.).

Хронологические рамки исследования охватывают период военной реформы Д. А. Милютина – 1860-е – 1870-е гг. Необходимость выявления концептуальных и институциональных основ системы патриотического и нравственного воспитания армейского офицерства повлекла за собой включение в диссертацию материалов, относящихся к более раннему времени. Соискатель целенаправленно оставляет за рамками исследования Русско-турецкую войну (1877 – 1878 гг.), делая акцент на реализации деятельности властных органов по нравственному и патриотическому воспитанию офицерского корпуса в условиях мирного времени.

Территориальные рамки работы охватывают территорию всей Российской империи.

Источниковую базу исследования составили как неопубликованные, так и опубликованные материалы.

Ее основой являются архивные документы и материалы, извлеченные нами из 15 фондов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ) и отдела рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Все их можно разделить на документы текущего делопроизводства и материалы личного происхождения.

В свою очередь, документы текущего делопроизводства также можно разделить на две большие группы:

– Документы и материалы, содержащие сведения в области деятельности властных органов в сфере нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства, извлеченные из фондов РГВИА. В двух фондах Канцелярии Военного министерства (ф. 1, 29) отложилось большое количество материалов, содержащих сведения о нравственном состоянии армейского офицерства. Здесь хранится Всеподданнейший доклад военного министра Д. А. Милютина 1862 г., в котором излагаются основы программы военной реформы. Характерно, что во Всеподданнейших отчетах командующих военными округами имелся специальный раздел «Умственное развитие и нравственное состояние войск», в которых представлялись различные сведения о нравственности армейских офицеров (например, данные об осужденных офицерах). В фонде Главного штаба (ф. 400) исследован делопроизводственный материал: правила проведения смотров и парадов, сведения об издании уставов и руководств для армии и др. В фонде Военно-ученого комитета (ф. 401) исследованы журналы заседаний комиссии Главного штаба, рапорты командующих военными округами о необходимости введения в армии патриотических праздников в честь важнейших сражений. Отчетные документы, регламентирующих воспитательную работу среди офицеров: журналы заседаний комитета, переписка с Главным штабом, штабами военных округов и редакторами военной периодики о морально-психологическом состоянии офицерского состава, почерпнуты из фонда Главного комитета по образованию войск при Военном совете (ф. 868). В фонде «Военно-походная канцелярия при Его императорского величества императорской Главной квартире» (ф. 970) исследованы документы и материалы по организации воспитательных мероприятий.

Выше перечисленные документы насыщены большим объемом статистической информации и сведениями, указывающими на нравственное состояние войск, дают возможность проанализировать различные аспекты организации мероприятий военно-патриотического и морально-психологического характера в войсках.

– Документы, имеющие отношение к структуре военных образовательных учреждений Российской империи, также хранящиеся в фондах РГВИА. В фонде Главного управления военно-учебных заведений (ГУВУЗ) (ф. 725) содержатся отчеты о работе подведомственных ГУВУЗ военно-учебных заведений, различные статистические данные о составе и уровне квалификации преподавателей и обучающихся. В фонде Николаевской академии Генерального штаба (ф. 544) изучены многочисленные конспекты докладов слушателей на военно-исторические темы. Эти документы позволяют наглядно отобразить деятельность образовательных структур сфере воспитательной работы с будущими офицерами.

Неопубликованные материалы личного происхождения извлечены из личных фондов военного министра Д. А. Милютина, а также приближенного к императору генерала А. А. Киреева, находящихся в ОР РГБ. Изученные документы имеют непосредственное отношение к исследуемой теме, так как в них затронуты вопросы концепции военного образования.

В ОР РНБ проанализированы фонды М. Е. и М. П. Ковалевских (ф. 1004) и А. В. Головнина (ф. 208), в которых содержатся письма Д. А. Милютина А. В. Головкину и А. В. Головнину, в которых затрагивается вопрос о необходимости привития будущим офицерам высоких морально-нравственных качеств в процессе получения военного образования.

Использованные нами опубликованные документы можно условно разделить на несколько групп.

Первые три из них составили нормативно-правовые акты государственных властных структур. Первая группа – законодательные материалы, помещенные в Полном собрании законов Российской империи (ПСЗРИ) и в Своде военных постановлений (СВП) (1838–1914 гг.). Вторая группа –  приказы по военному ведомству, циркуляры Главного штаба и главных управлений (артиллерийского, инженерного, военно-судного и др.), приказы командующих военными округами, а также многочисленные официальные документы, нормировавшие деятельность высших военных учебных заведений. Третья группа – документы, обеспечивающие регламентацию подготовки и обучения войск: различные инструкции, наставления, правила и т. д.28 Анализ их содержания позволяет определить основные направления государственной политики в сфере нравственно-патриотического воспитания офицеров, организацию и содержание учебных и служебных занятий, выявить требования к боевой подготовке, организации внутреннего распорядка, дисциплине солдат и офицеров и т. п. В то же время необходимо учитывать, что определенные нормативно-правовыми актами положения не всегда полностью реализовывались на практике.

Четвертую группу источников составили отчеты и доклады по Военному министерству. В них не только фиксировалось существующее положение вещей, но и излагались текущие и перспективные задачи, стоявшие перед ведомством, содержится обширный статистический материал о состоянии профессиональной подготовки и образовательном уровне офицерства. Они позволяют в целом адекватно отразить существо правительственного курса в области военного строительства и текущей проблематики нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров29.

Пятая группа источников представлена списками офицеров и генералов по их старшинству, которые издавались с первой половины XIX в. В них содержатся данные о возрасте, вероисповедании, должности, точной дате производства в офицеры, старшинстве в последнем чине (год, месяц, число), получении различных наград (для генералов указывалось и получаемое на службе содержание) и позволяют проанализировать социальное происхождение офицеров.

Опубликованные источники личного происхождения, отнесенные нами к шестой группе, в силу субъективизма и ретроспективности выполняют в основном функцию дополнения, подтверждая или опровержения свидетельства других источников. Большой материал почерпнут нами из дневников Д. А. Милютина, опубликованных мемуаров, дневников и переписки императора Александра II, а также воспоминаний рядовых современников анализируемых событий30.

Седьмую группу опубликованных источников составила периодическая печать. Из «Военного сборника» и газеты «Русский инвалид», официальных изданий  Военного министерства, а также из журнала «Разведчик» почерпнут материал, содержащийся в статьях на злободневные темы армейской жизни.

Таким образом, источниковая база исследования отличается обширностью и разнообразностью, что свидетельствует о ее достаточной репрезентативности.

Методологические основы исследования. Диссертант руководствовался диалектическим методом, предполагающим освещение темы в многообразии возникающих глубинных связей и отношений. Исследование проблемы производится на основе таких общенаучных принципов как объективность и историзм в анализе явлений, процессов, связей и отношений. Широко применяются общенаучные методы и специально-исторические методы: системный и сопоставительный, синхронный и диахронный метод, метод экстраполяции, компаративный метод. В диссертации наблюдается соединение хронологического и проблемного подходов. Последний является оптимальным, так как дает возможность более полного охвата во времени и пространстве многоаспектной конкретно-исторической обстановки, в которой осуществлялась деятельность властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию армейского офицерства в период, указанный выше.

Научная новизна диссертации. На основе анализа введенных в научный оборот ранее неизвестных, а также и малоизвестных архивных документов и материалов, других видов исторических источников и литературы впервые проведено комплексное исследование феномена нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства в период военной реформы Д. А. Милютина, представлен всесторонний анализ исторических условий его формирования и влияния совокупности различных факторов на его развитие; раскрыта система нравственного воспитания армейского офицерства, установлены его принципы, организационная структура, а также средства, формы и методы. Показаны как сильные, так и слабые стороны  деятельности органов государственной власти и военного управления в сфере нравственного и патриотического воспитания офицеров армии; сформулированы исторические выводы, извлечены уроки и даны научно-практические рекомендации, вытекающие из исторического опыта деятельности органов по нравственному и патриотическому воспитанию офицеров армии в исследуемом периоде.

Научно-практическая значимость диссертации заключается в том, что выводы и практические рекомендации, сформулированные диссертантом на основе проведенного исследования, накопленный в исследуемый период властными структурами Российской империи опыт могут быть творчески применены в ходе решения проблем воспитательной работы в современной российской армии, а также в образовательном процессе и научно-исследовательской работе военно-учебных заведений Вооруженных сил РФ. Материалы исследования могут быть использованы в обобщающих работах, монографических и диссертационных трудах по истории армии императорской России, при подготовке лекционных курсов по истории России, спецкурсов по военной истории.

На защиту выносятся следующие основные положения работы:

1. Традиция нравственного и патриотического воспитания российского воинства прошла генезис и эволюцию в историческом пространстве и во времени и структурировалась так, что обе ее составляющие слились в диалектическое единство, в котором нецелесообразно проводить строгую разграничительную линию между нравственностью и патриотизмом.

2. Усиление нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров в период военной реформы Д. А. Милютина детерминировалось исторической необходимостью, обусловленной допуском в ряды армейского офицерства лиц из непривилегированных слоев населения, приведшим к увеличению его численности и нарушению социальной монолитности; а также низким уровнем военно-профессиональной подготовки значительной части офицеров.

3. Государственная концепция нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства отличалась научностью и национальной спецификой. Основополагающей ее особенностью стало слияние в единое целое понятий «престол», «государь-император» и «Отечество». В укреплении данного нравственно-патриотического императива сыграла большую роль не только собственно теория официальной народности, но и имевшая место исконно российская национальная традиция наивного монархизма. и исторической роли самодержавия как гаранта суверенитета России.

4. Император как высший руководитель вооруженных сил уделял особое внимание сфере нравственного и патриотического воспитания офицерского состава. Подобное отношение освящалось РПЦ и санкционировалось официальной идеологией, что подтверждает высокую степень интеграции компонентов уваровской триады в организационную структуру, объединявшую различного уровня органы государственной власти и военного управления, решавшие вполне определенные задачи по нравственному и патриотическому воспитанию армейского офицерства.

5. Деятельность властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию армейских офицеров являлась непрерывным целенаправленным процессом, протекавшим в вузах, а затем в войсках. В качестве основы она имела постоянно развивающуюся нормативно-правовую базу.

6. Несмотря на энергичные усилия властных структур в сфере нравственно-патриотического воспитания, им так и не удалось избежать ряда недостатков, которые снижали их эффективность и качество: в военно-образовательных учреждениях не всегда применялись адекватные меры воздействия на юнкеров, которые априори не дотягивали до установленной для будущих офицеров нравственной планки; запаздывали меры по улучшению материально-бытового обеспечения армейского офицерства; обер-офицеры были чрезмерно загружены по службе; отсутствовали должные перспективы карьерного роста; не использовался на полную мощь в интересах нравственного и патриотического воспитания офицерства потенциал боевой подготовки.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования излагались на трех международных научных конференциях (г. Санкт-Петербург, 2007, 2008, 2011 гг.), а также на трех теоретико-методологических семинарах аспирантов и соискателей исторического факультета Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (г. Самара, 2009, 2010, 2011 гг.). Основные положения диссертации нашли отражение в шести публикациях автора, три из которых опубликованы в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследо­вания и включает введение, две главы, заключение, библиографический список, приложения. Диссертация снабжена списком сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень изученности проблемы, определяются цель и задачи, объект и предмет, территориальные и хронологические рамки работы, характеризуется ее источниковая база, раскрывается методология исследования, показываются его научная новизна и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации результатов диссертации и ее структуре.

Первая глава «Историческая необходимость усиления нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства» посвящена выявлению факторов, детерминировавших историческую необходимость усиления нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства в период военной реформы Д. А. Милютина.

В первом параграфе рассматриваются генезис и эволюция традиции нравственного и патриотического воспитания российского воинства в историческом пространстве и во времени.

Генезис исследуемой традиции начинается в период формирования древнерусской государственности. Княжеская дружина имела особое предназначение – вооруженную защиту государства. Подобная деятельность требовала ее идейного обоснования. Можно утверждать: что любовь к Отечеству стала той идеологической основой, благодаря которой произошло национально-государственное объединение Руси.

Еще в допетровскую эпоху воин-защитник Отечества должен был выступать символом высокой нравственности, в связи с чем возникла необходимость нравственного воспитания военнослужащих. Идея нравственного воспитания нашла выражение в таких категориях как «воинская честь» и «воинский долг», получивших нормативно-правовое оформление в уставах, наставлениях, инструкциях. Формирующаяся и укрепляющаяся традиция нравственного и патриотического воспитания нашла выражение в том, что такие качества как верность Отечеству, готовность жертвовать жизнью в ХVII в. законодательно были переведены в плоскость верности лично государю, что нашло конкретное отражение в присяге 1651 г. Большую роль в формировании традиций нравственно-патриотического воспитания играла Русская православная церковь.

Качественно новое развитие традиция нравственного и патриотического воспитания получила в петровскую эпоху. Образование российского офицерского корпуса связано с созданием Петром I регулярных вооруженных сил. С его именем связано появление множества воинских ритуалов и атрибутов. Он установил единообразную форму знамени, предписал принятие присяги в армии и на флоте под знаменем, были введены новое обмундирование и особые знаки отличия за смелость и храбрость в бою. При Петре I чувство патриотизма ставилось выше всех ценностей, являлось важнейшим критерием при определении кандидатов на получение чинов, наград и званий, главным побудительным мотивом в боевых действиях. Подъему уровня воинской чести спо­собствовала отмена для офицеров телесных наказаний, которым теперь подвергались исключительно нижние чины.

В этот период осознается необходимость деятельности по созданию системы военного образования в России. Созданные Петром I инженерная, артиллерийская, военно-медицинская, военно-морская школы позволяли обеспечить армию необходимыми командными кадрами, в них изучение военного дела сочеталось с воспитанием патриотизма, дисциплинированности, чувства чести и духа товарищества, гордости за звание военного.

В постпетровское время традиция нравственного и патриотического воспитания российского воинства, в том числе и армейского офицерского корпуса вооруженных сил Российской империи, развивалась неоднозначно и противоречиво в связи с опорой преимущественно на западные образцы, приверженностью прусской системе воспитания. В первой половине XIX в. позитивная составляющая традиции девальвировалась малограмотностью офицеров, считавших кулачную расправу лучшим средством воспитания.

Во втором параграфе анализируются военная реформа Д. А. Милютина и историческая необходимость совершенствования нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров.

Масштабные преобразования в армии в России начались в 1861 г. Суть реформ заключалась в создании современной массовой армии, в военное время обеспечивающей необходимую для обороны страны численность войск. Это требовало сокращения сроков службы и распределения воинской повинности на все сословия. Много споров вызвал устав о всеобщей воинской повинности, который был принят лишь в январе 1874 г. В 1867 г. был утвержден Александром II и получил силу закона новый военно-судебный устав, немного ранее были отменены телесные наказания. Устав внутренней службы и Дисциплинарный устав регламентировали охрану чести и достоинства солдата.

В период военных реформ Д. А. Милютина для подготовки офицерского состава была создана новая военно-образовательная система, внутри которой увеличилось количество военно-учебных заведений. Кадетские корпуса были реорганизованы в военные гимназии, которые давали общее среднее образование. После военных гимназий военное специальное образование продолжалось в военных училищах. Были открыты юнкерские училища, в которые принимались лица недворянского происхождения и достойные унтер-офицеры. В январе 1863 г. военно-учебные заведения были переданы в ведение Военного министерства, в составе которого было образовано Главное управление военно-учебных заведений. Для высшего военного образования имелись академии: Генерального штаба, Инженерная, Артиллерийская и Военно-медицинская и Военно-юридическая. К 1869 г. структура военно-учебных заведений Российской империи приняла относительно стройный вид. В результате реорганизации военного образования повысились профессиональные качества командного состава, армия комплектовалась офицерами прошедшими высшую, среднюю и низшую подготовку.  Подобная структура давала возможность реализовать принцип непрерывности нравственного и патриотического воспитания будущих офицеров.

Необходимость усиления нравственного и патриотического воспитания корпуса армейского офицерства в период военной реформы Д.А. Милютина обусловливалась следующими объективными историческими факторами.

Во-первых, допуск в ряды офицерства лиц из непривилегированных слоев населения способствовал увеличению его численности и привел к нарушению его социальной монолитности. Во-вторых, следовало устранить низкий уровень военно-профессиональной подготовки офицерского состава за счет радикальной перестройки системы подготовки офицерских кадров. В-третьих, необходимо было защитить офицерский корпус от влияния революционных идей как следствия сложной политической обстановки в стране в период правления Александра II. Кроме данных объективных факторов существовали и субъективные, к которым следует особое внимание Д. А. Милютина к проблеме патриотизма и нравственности офицеров.

Вторая глава «Основные направления деятельности органов государственной власти и военного управления в сфере нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства» посвящена анализу исторического опыта в исследуемой сфере.

В первом параграфе исследуется процесс создания и развития системы деятельности властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию армейского офицерства. Направленность деятельности властных структур в сфере нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства определялась, в первую очередь, принципами научности; нормативно-правовой регламентации; согласованности воспитательных действий; единства обучения и воспитания; преемственности традиций; непрерывности; планомерности. Властными структурами была разработана государственная концепция нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства, базировавшаяся на уваровской триаде: самодержавие – православие – народность. Важное место отводилось всемерному культивированию воинских традиций (вручение боевого знамени; захоронение погибших воинов; награждение боевыми наградами; отдание воинской чести; парады; принятие воинской присяги; присвоение офицерского звания; ритуал посвящения в офицеры; торжественные богослужения), как одного из эффективных инструментов привития высоких нравственно-патриотических качеств офицерам-армейцам и создания здоровой нравственной атмосферы в офицерских коллективах.

Создаваемая организационная структура объединила органы государственной власти различного уровня. Ее структурными элементами являлись: император-самодержец; органы военного управления (Военное министерство, его управления и комитеты, командование военных округов, войсковых соединений, частей и подразделений); РПЦ; общественные организации (офицерские собрания, суды общества офицеров). Император Александр II принимал участие в многочисленных воинских ритуалах, лично общался с армейскими офицерами. Д. А. Милютин отмечал, что подобные акции императора поднимают «военный дух офицеров и нижних чинов», способствуют укреплению нравственной силы в войсках31.

Императорская власть принимала меры к укреплению организационных позиций РПЦ в армии. Созданной в 1872 г. при Главном штабе Военного министерства комиссией были выработаны «Краткий Молитвенник для православных воинов» и особая «программа Закона Божия» для учебных команд. Оргструктуры РПЦ функционировали на двух основных направлениях: 1) пастырская деятельность; 2) религиозно-просветительная деятельность.

Ведущая роль в рассматриваемой организационной структуре отводилась командирам войсковых частей, именно они могли воссоздать в армии дух коллективизма и товарищества. Однако появилась и негативная тенденция, проявившаяся в почитании традиций исключительно своей воинской части. В 1874 г. во всех дивизиях были открыты офицерские собрания. Ими проводилась широкая  просветительская работа (чтение лекций, организация открытых библиотек, вечеров чествования героев, торжеств по случаю памятных дат военной истории, поддержка членов семей погибших офицеров и т. п.). Основной целью собраний стало формирование профессионального корпоративизма, воинского товарищества, объединенного патриотическими и нравственными идеалами. Не менее важную роль играли суды общества офицеров. Несмотря на их исключительно замкнутый сословно-корпоративный характер, они внесли положительные аспекты в воспитание армейских офицеров.

Система деятельности властных структур по нравственному и патриотическому воспитанию армейского офицерства предусматривала непрерывный воспитательный процесс, осуществляемый различными субъектами и затрагивающий практически все сферы социального бытия офицеров – от обучения и прохождения службы до личной жизни. Государственный подход ярко проявлялся и в том, что главные субъекты нормотворчества и воспитания являлись также субъектами власти, что одновременно способствовало легитимизации царизма в армии и обеспечивало централизованный контроль за морально-психологическим состоянием воспитуемых.

Во втором параграфе исследуется деятельность властных структур в сфере формирования нравственного и патриотического облика будущих офицеров в военно-образовательных учреждениях Российской империи.

В исследуемый период нравственное и патриотическое воспитание стало рассматриваться как органическая часть воинского воспитания юнкеров. И, несмотря на недостаток средств на проведение военной реформы, императорская власть не скупилась на дотации, предназначенные именно для совершенствования воспитательной работы в вузах. В вузах создавались воспитательные и дисциплинарные комитеты, обсуждавшие различные аспекты нравственного и патриотического воспитания и воинской дисциплины. Была установлена четкая структура религиозного окормления в церквях при вузах. Проводились танцевальные и литературные вечера, экскурсии, спортивные праздники, выступления самодеятельных театральных коллективов; организовывались встречи с деятелями литературы, искусства; устраивались персональные выставки выдающихся русских художников32.

Военное ведомство стало уделять большое внимание снабжению военно-учебных заведений литературой историко-патриотического содержания. Усиливались и командно-административные методы воспитательного воздействия на юнкеров. Для решения поставленных задач имелась нормативно-правовая база, которая базировалась на основе требований воинской присяги, воинских уставов, приказов, распоряжений, циркуляров и инструкций. Нормативная база позволяла применять воспитательные средства, такие как награды и наказания. Кроме того, регулярно проводился мониторинг состояния, эффективности и результатов воспитания в образовательных учреждениях. Много внимания уделялось подготовке военно-педагогических кадров, повышению их научно-педагогической квалификации.

В третьем параграфе раскрывается деятельность органов государственной власти по наращиванию усилий в сфере нравственного и патриотического воспитания офицеров армии в период их службы в войсках. Юнкера, став офицерами и прибыв в войска для прохождения службы, были готовы к выполнению своих функциональных обязанностей. Однако это не снимало задачи их нравственного и патриотического воспитания. Тем более, что система нравственного и патриотического воспитания офицеров в войсках давала сбои. Контент-анализ и факторный анализ отчетов командующих войсками военных округов, а также переписки Комитета по образованию войск с Главным штабом и штабами военных округов и войсковых частей об учебно-воспитательной работе в войсках показывает обеспокоенность органов военного управления состоянием воспитательной работы с офицерами, в том числе и в сфере их нравственного и патриотического воспитания. Не мог не настораживать уже сам факт того, что отдельные офицеры попадали под влияние революционных идей.

В такой сложной обстановке совершенствовалась нормативно-правовая база нравственного и патриотического воспитания армейских офицеров в период их военной службы. В 1863 г. Александр II утвердил «Положение об охранении воинской дисциплины и взысканиях дисциплинарных», ставшее, по сути, первым в истории российской армии дисциплинарным уставом. Проведенные преобразования, принятие в 1874 г. Устава о всеобщей воинской повинности способствовали изменению социального статуса и психологии военнослужащих: укрепился авторитет воинской службы, улучшилось состояние воинской дисциплины. В 1879 г. был принят новый Дисциплинарный устав.

В то же время, в воспитательном процессе активно использовались возможности воинских ритуалов и традиции. В интересах формирования воинской чести у армейского офицерства работали и офицерские собрания, уделявшие большое внимание поведению и взаимоотношениям офицеров. Значимую роль в формировании офицерской чести играли суды общества офицеров. Они становились массовой практикой воспитательной работы и одним из приоритетных ее направлений, находившихся в поле зрения государя императора. Только монарх обладал правом отменить решение суда офицерской чести, правда, данным правом он почти не пользовался. Но культ чести утверждался и нормативно-организационными средствами. Так, офицер, подвергшийся избиению или оскорблению, обязан был подать в отставку.

Активизировали свою деятельность и военные структуры РПЦ. В рамках внебогослужебной деятельности полковые священники стали проводить пастырские беседы, занятия по русской истории и осуществлять сбор информации о моральном духе войск, создаются библиотеки при полковых храмах. В то же время, военные структуры РПЦ проводили жесткую духовную цензуру литературы, поступавшей в войска. Церковные парады стали важной формой деятельности военного духовенства. Они, неся в себе большой эмоциональный накал, оказывали нравственное воздействие, в том числе и на войсковых офицеров, так как те ощущали еще большую причастность к богоугодному делу военного служения государю императору и Отечеству.

Эффективность рассматриваемой деятельности уменьшалась вследствие того, что властные органы государственной власти и военного управления запаздывали с мерами по улучшению материально-бытового обеспечения армейского офицерства. Кроме того, в силу организационных просчетов (например, чрезмерная загруженность обер-офицеров по службе, отсутствие должных перспектив карьерного роста) не был использован на полную мощь в интересах нравственного и патриотического воспитания потенциал боевой подготовки войск.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы. Военная реформа Д. А. Милютина привела к нарушению социальной монолитности корпуса армейских офицеров, наложив отпечаток на ментальность офицерской корпорации. Это привело к необходимости радикальной перестройки системы подготовки офицерских кадров и потребовало создания и развития системы их нравственного и патриотического воспитания, в основе которой лежала базировавшаяся на принципах уваровской триады государственная концепция. Для ее реализации была создана организационная структура, объединявшая различного уровня органы государственной власти, решавшие вполне определенные, свойственные им задачи в сфере нравственного и патриотического воспитания корпуса армейских офицеров.

Несмотря на недостатки и некоторые стратегические промахи, имевшие место в анализируемой сфере деятельности, следует признать, что, в основном она была эффективной. В период военной реформы корпус армейских офицеров, будучи радикально обновленным, оставался опорой политического режима самодержавия. Офицеры-армейцы, преданные престолу и отечеству, выполняли свой гражданский долг.

Приводятся уроки, извлеченные из обобщенного исторического опыта в исследованной сфере, которые сводятся к следующим обобщениям: офицерский корпус не может быть искусственно отгорожен от политики, как это практиковалось в исследуемом периоде. В воспитательной работе с офицерами армии должна доминировать государственная идея защиты Отечества. Если же такая идея отсутствует, либо она излишне заформолизована, возникает опасность того, что офицеры могут быть втянуты в нечистоплотные политические игры.

Властные структуры, проводя воспитательную деятельность с офицерами, подчиняя ее совершенствованию нравственных качеств, укреплению морального духа армии, обязаны исходить из высших интересов обеспечения национальной безопасности государства. Это и должно быть положено в основу сущности, содержания, средств, форм и методов воспитательной деятельности органов государственной власти и военного управления.










Основные положения диссертационного исследования

изложены в следующих публикациях автора:


Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах,

определенных ВАК Минобрнауки РФ

1. Таранова, И. С. К вопросу о взглядах Д. А. Милютина на проблему патриотического воспитания офицерского корпуса российской армии / И. С. Таранова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008. – № 1 (23). – С. 48–52 (0,3 п. л.).

2. Таранова, И. С. Офицерские собрания и суды общества офицеров как элемент организационной структуры процесса нравственного и патриотического воспитания армейского офицерства в период проведения военной реформы Д. А. Милютина (1860–1870гг.): краткая характеристика / И. С. Таранова // Клио. Журнал для ученых. – 2011. – № 4. – С. 139–141 (0,2 п. л.).

3. Таранова, И. С. Нравственное и патриотическое воспитание будущих офицеров в период проведения военной реформы Д. А. Милютина (1860–1870-е гг.) / И. С. Таранова // Клио. Журнал для ученых. – 2011. – № 5. – С. 115–118 (0,25 п. л.).

Монографии и брошюры

4. Таранова, И. С.Традиция нравственного и патриотического воспитания российского воинства и историческая необходимость ее усиления в период военной реформы Д. А. Милютина. – Самара : Изд-во «АсГард», 2009. – 76 с. (4,8 п. л.).

5. Таранова, И. С. Нравственное и патриотическое воспитание корпуса армейских офицеров в период военной реформы Д. А. Милютина. – Самара : Изд-во «АсГард», 2011. – 203 с. (11,92 п. л.).

Публикации в прочих научных изданиях

6. Таранова, И. С. Социальный состав корпуса армейских офицеров вооруженных сил / И. С. Таранова // Научно-практический альманах аспирантского сообщества. – Оренбург, 2008. – С. 181–185 (0,3 п. л.).

Всего по теме диссертации опубликованы 1 монография, 1 брошюра и 4 статьи

общим объемом 17,77 п. л.


1 См.: Военная доктрина РФ, утверждена Указом президента Российской Федерации № 146 от 05 февраля 2010 г. // Российская газета. – 2010. – 11февр. – С. 4–7.

2 См.: Маслов И. П. Научные исследования по тактике. – Ч. II. – СПб., 1896.

3 См.: Лалаев М. С. Исторический очерк военно-учебных заведений, подведомственный Главному их управлению. – СПб., 1880–1892. – Ч. 1–3; Бобровский П. О. Юнкерские училища : в 3 т. – СПб., 1872–1876.

4 См.: Головин Н. Н. Высшая военная школа. – СПб., 1908.

5 См.: Леер Г.А. Метод военных наук. – СПб., 1894.

6 См.: Драгомиров М. И. Военные записки. – СПб., 1894; Его же. Дуэли. – Киев, 1900; Его же. 14 лет (1881–1894): [сб. ориг. и перевод. ст. М. Драгомирова]. – СПб., 1896 и др.

7 См.: Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством Военного ведомства в России. – СПб., 1875; Барсов Т. В. Об управлении русским военным духовенством. – СПб., 1879; Ласкеев Ф. М., протоиерей. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800–1900 гг.). – СПб., 1900.

8 См.: Александер М. Н. Учебное дело в военных училищах дореволюционного периода и нынешние военные школы // Военное знание. – 1922. – № 10. – С. 20–22; Гамбурцев А. А. Строевое обучение в бывших юнкерских училищах и советских школах // Военное знание. – 1922. – № 10. – С. 16–17.

9 См.: Черняк Л. Краскомы и бывшие офицеры // Военное знание. – 1922. – № 10. – С. 26–27.

10 Сусленников В. От царского юнкера и до красного курсанта // Военное знание. – 1922. – № 10. – С. 36.

11 См.: Василенко В. Офицеры в рясах (духовенство в царской армии). – М., 1930.

12 См.: Нечкина М. В. Исторические традиции русского военного героизма. – М., 1942; Бонч-Бруевич М. Д. Военные реформы Д. А. Милютина // Военная мысль. – 1944. – № 10/11. – С. 61–76; Кривицкий А. Традиции русского офицерства. – М, 1945.

13 См.: Серых В. Д. Воинские ритуалы. – М., 1981; Волкогонов Д. А. Воинская этика. – М., 1976; Его же. Феномен героизма. – М., 1985; Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917–1920 гг. – М., 1988; Лебедев А. Честь. – М., 1989 и др.

14 См.: Зайончковский П. А. Военные реформы 1860–1870 годов в России. – М., 1952; Его же. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX – начала XX в. 1881–1903. – М, 1973. – С. 236.

15 Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в ХIХ веке. Военно-экономический потенциал России. – М., 1973. – С. 195.

16 См.: Золотарев В. А., Тюшкевич С. А. Опыт и уроки отечественной военной истории. – М., 1995; Золотарев В. А., Саксонов О. В., Тюшкевич С. А. Военная история России. – М., 2001.

17 См.: Кузьмин Ф. М. История Николаевской академии генерального штаба и военной академии им. М. В. Фрунзе. – М., 1993; Осташкин В. Н. Культурно-досуговая работа в Российской Армии (вт. пол. XIX в.) : автореф. дис. ... д-ра ист. наук. – М., 1995; Печень Н. А. Воспитание воинов российской армии отечественной историей (вторая половина ХIХ в. – февр. 1917 г.): опыт, проблемы, уроки : автореф. дис. … д-ра ист. наук. – М., 2000; Минер В. Л. Церемонии и ритуалы российской армии: история зарождения и развития : автореф. дис. … д-ра ист. наук. – М., 2005; Тихомиров А. В. Офицерские собрания в России. Конец XVIII – начало XXI века : автореф. дис. … д-ра ист. наук. – СПб., 2010.

18 См.: Волков С. В. Русский офицерский корпус. – М., 1993.

19 См.: Харламов В. И. Военное образование офицеров русской армии в период и после военных реформ (1860–1917 гг.). – Голицыно, 1992.

20 См.: Золотарев О. В. Христолюбивое воинство русское. – М., 1994; Фирсов С. Л. Православная церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. – М., 1996; Фабрика Ю. А. Церковь и армия в России. – Новосибирск, 1997; Чимаров С. Ю. Русская православная церковь и религиозно-нравственное воспитание личного состава армии и флота. 1800–1917 : дис. … д-ра ист. наук. – СПб., 1999.

21 См.: Ивашко М. И. Российская армия и церковь (ХVIII – начало ХХ в.): историографическое исследование : автореф. дис. … д-ра ист. наук. – М., 2007.

22 См.: Керсновский А. История русской армии. – Ч. 1–4. – Белград, 1938; Залесский П. Возмездие. – Берлин, 1925; Флуг В. Высший командный состав // Вестник Общества русских ветеранов Великой войны в Сан-Франциско. – 1937. – № 128–136.

23 См.: Головин Н. Н. Военные усилия России в мировой войне : в 2 т. – Париж, 1939.

24 См.: Месснер Е. Современные офицеры. – Буэнос-Айрес, 1961.

25 См.: Keiser F. Das Russishe Justizre form von 1864. – Leiden, 1972; Keep J. L. H. Soldiers of the Tsar: Army and Society in Russia, 1462–1874. – Oxford, 1985.

26 См.: Miller A. Dmitrii Miliutin and the Reform Era in Russia. – Nashville, 1968.

27 См.: Stein H. P. Der Offizier des russischen Heeres in Zeitabschnitt zwischen Reform und Revolution (1861–1905). – Berlin, 1967; Beirau D. Die Militaren und die russische Gesellschaft bis zum Revolution – Koln ; Wien, 1984.

28 См.: Свод правил о смотрах и парадах больших отрядов войск. – СПб., 1872; Свод правил воинского чинопочитания и отдания воинской чести. – СПб., 1891; Свод правил  для парадов, торжественных встреч и нарядов войск на погребение. – СПб., 1886.

29 См.: Всеподданнейший доклад о действиях Военного министерства за 1870 г. – СПб., 1871.

30 См.: Дневник Д. А Милютина. – М., 1947. – Т. 1; Александр II. Воспоминания. Дневники – СПб., 1995; Донецкий В. Воспоминания об императоре Александре Николаевиче // Русский архив. – 1898. – Кн. 2. Вып. 7. – С. 472–479.

31 См.: Дневник Д. А. Милютина.1876–1877. – М., 1949. – Т. 2.

32 РГВИА. Ф. 725. Оп. 48. Д.136. Оп.1. Л. 2, 7, 8; Д. 264. Л. 11, 31, 32.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.