WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Мальцев Алексей Алексеевич

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ

В 1946-1959 гг. (НА МАТЕРИАЛАХ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата

исторических наук

Самара – 2012

Работа выполнена в Самарском филиале Московского городского педагогического университета.

Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Репинецкий Александр Иванович

Официальные оппоненты:

       

Хисамутдинова Равиля Рахимяновна доктор исторических наук, профессор, Оренбургский государственный педагогический университет, кафедра истории, методики преподавания истории и обществознания, заведующая кафедрой 

                                                     

Ельчанинова Ольга Юрьевна кандидат исторических наук, доцент, Самарский юридический институт ФСИН России, кафедра государственно-правовых дисциплин, профессор 

 

       Ведущая организация Пензенский государственный университет

Защита состоится 22 марта 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.02 при Самарском государственном университете, 443011, г. Самара, ул. Академика Павлова, 1, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского государственного университета.

Автореферат разослан «___» февраля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                                        Леонтьева О.Б.

  1. ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью всестороннего изучения периода послевоенной реконструкции социально-экономического потенциала страны, в том числе происходивших тогда демографических процессов. Преодоление тяжелейших последствий военного времени обусловило проведение государством ряда мероприятий в социальной и демографической сфере, в особенности в отношении миграционной политики и перераспределения трудовых ресурсов. Однако эта политика носила противоречивый характер, и, будучи направлена на преодоление послевоенного кризиса, в то же время закладывала основы новых демографических проблем, особенно в сельской местности. В связи с этим особую значимость приобретает изучение данной тематики на региональном уровне: на примере крупного региона страны наглядно прослеживается совокупность социально-политических факторов, влиявших на механическое и естественное движение населения.

На данном этапе развития российского общества проблема изучения демографических процессов, происходивших в прошлом, приобретает особую социальную значимость. Поиск выхода из демографической ямы ставит современных исследователей перед необходимостью анализа пройденного исторического опыта: нынешние проблемы в демографической сфере являются прямым следствием их нерешенности в прошлом. Поэтому изучение противоречивого послевоенного опыта, включавшего в себя серьезные перегибы в области социального обеспечения деревни, а также позитивные шаги, предпринятые для выхода из глубочайшего демографического кризиса рубежа 1940-1950-х гг., позволит глубже понять истоки современных демографических проблем и поможет разработать реальные механизмы увеличения естественного прироста населения в современной России.

Объект исследования – сельское население Среднего Поволжья.

Предмет исследования демографические процессы в сельской местности (естественное и механическое движение населения).

Хронологические рамки работы охватывают 13 лет, с 1946 по 1959 гг. Отправной точкой данного периода является первый послевоенный год, то есть начало реализации четвертого пятилетнего плана по восстановлению народного хозяйства СССР. Окончание периода связано с датой проведения первой послевоенной Всесоюзной переписи населения 1959 г.

Территориальные рамки исследования включают три области Среднего Поволжья – Куйбышевскую, Ульяновскую и Пензенскую.

Степень изученности проблемы. Вопросам изучения развития народонаселения в СССР посвящено значительное число работ, принадлежавших к различным направлениям научного знания: географического, демографического, исторического, экономического, этнографического.

Историография проблемы развития послевоенной деревни начала складываться сразу после окончания Великой Отечественной войны. Особенностью ее первого периода, с середины 1940-х до середины 1950-х гг., являлось то, что изучение данной проблемы шло по горячим следам, благодаря чему практически не существовало временного разрыва между событиями и их анализом. Обратной стороной данного этапа стала недоступность официальных данных о естественном и механическом движении сельского населения страны, что привело к ситуации, когда разработка демографических проблем деревни просто не могла быть объектом специального анализа.  Попытки изучения проходивших демографических процессов нередко способствовали появлению не подтвержденных фактами оценок, чрезмерной публицистичности и политизированности изданий того времени. В первых монографиях Н.И. Анисимова, С.С. Сергеева и А.П. Теряевой, относящихся к данному периоду, преобладал материал, в основном характеризующий меры по укреплению материально-технической базы колхозов после окончания Великой Отечественной войны1. Вопросы, касающиеся изменения численности крестьянства, семейного состава, а также его материального положения, чаще всего не рассматривались. В результате детальное освещение событий не привело первых исследователей данной проблемы к глубокому осмыслению демографических процессов послевоенного развития колхозной деревни.

Второй период в развитии историографии темы охватывает время с середины 1950-х гг. до рубежа 1980-1990-х гг. Его особенность заключается в том, что исследователи начали переходить от конкретного изложения событий и явлений к их обобщению, делая попытки аналитических разработок. Такой подход позволил им выделить определенный круг проблем и приступить к их детальному изучению. Историки Ю.В. Арутюнян, В.П. Данилов, В.Б. Островский издали первые крупные работы по истории советского крестьянства. В них впервые предпринималась попытка на основе имеющихся публикаций и архивных материалов выявить демографические последствия войны, а также показать социальные изменения, произошедшие в первые послевоенные годы в составе, культурно-техническом уровне и материальном положении советского крестьянства2.

Углубленное изучение различных сторон жизни сельского населения было характерно для исследований И. Е. Зеленина и М.Л. Богденко. В четвертом томе «Истории советского крестьянства»3 были подведены итоги изучения истории послевоенной советской деревни в советской историографии того периода, в том числе обобщены сведения о естественном и механическом движении населения.

Отдельно вопросами демографических показателей, статистики и влияния миграций на численность населения деревни в послевоенный период вплотную занимались Б.Ц. Урланис, Р.И. Сифман и Г.А. Бондарская4. Их исследования позволили проанализировать новые тенденции движения сельского населения, выявить определенную динамику изменения его численности, а также сделать прогноз последствий ее сокращения.

В 1970-1980-е гг. в научной среде широкое распространение получили работы, затрагивающие темы миграций сельского населения, их разновидности и последствия. Это, прежде всего, было связано с осмыслением опыта плановых перемещений трудовых ресурсов в 1950-1960-е гг., преимущественно из сельской местности в город5. Основная идея данных работ заключается в том, что миграция населения играла и всегда будет играть большую роль в развитии общества, являясь одной из форм адаптации людей к меняющимся условиям жизни.

Общей для многих исследователей темой стало изучение причин, повлиявших на сокращение рождаемости в 1950-е гг. Отмечалась цикличность подобных процессов в предшествующие годы, а также влияние социальных факторов, предопределяющих  показатели рождаемости6. Из общего числа работ следует выделить монографии А.Г. Вишневского, в которых был применен системный подход к изучению изменений демографических показателей в сельской местности, а также впервые упоминалось о таком новом для СССР послевоенном явлении, как демографический переход7. Он трактовался как объективный процесс, через который проходят все страны, достигшие  высокого уровня экономического развития. По мнению исследователя, происходившее постепенное сокращение рождаемости в СССР на рубеже 1940-1950-х гг. и увеличение продолжительности жизни как раз и являются показателями этого явления.

Частично проблему демографической модернизации и демографического перехода, связанного с советской деревней, затронула О.М. Вербицкая8. Однако, в отличие от А.Г. Вишневского, она утверждала, что происходившие на рубеже 1940-50-х гг.  демографические процессы однозначно необходимо охарактеризовать как серьезнейший кризис народонаселения в стране, который имел черты, принятые за свойства демографического перехода. Также в связи с отменой запрета на проведение абортов с середины 1950-х гг.  появилось ряд исследований, затрагивающих проблему влияния данного фактора на демографические процессы. Впервые в советской историографии открыто освещалась тема, ранее находившаяся под запретом9.

На рубеже 1980-1990-х гг. начался третий этап изучения демографических процессов в сельской местности СССР. С открытием фондов центральных и региональных архивов, содержащих материалы социальной статистики,  расширились исследовательские возможности для историков. Благодаря этому обстоятельству в начале 1990-х гг. исследователи сосредоточили свое внимание на критике советской статистики и проблеме фальсификации данных о естественном движении населения в СССР10.

Одной из ключевых тем в начале 1990-х гг. стало изучение процесса миграций сельских жителей в рамках планового сельскохозяйственного переселения и организованных наборов. В работах О.М. Вербицкой отображались противоречивые тенденции советской политики рубежа 1940-1950-х гг., когда для реализации масштабных планов, связанных с восстановлением народного хозяйства после войны, руководство СССР прибегало к политике принудительных миграций, часто выдаваемых за добровольные11. В числе первых исследователей принудительных миграций были Н.Ф. Бугай, В.Н. Земсков и В.Ф.Зима. Авторы изучили численность, этнический состав принудительных мигрантов в СССР, выделив среди «спецпоселенцев» более 30 категорий. Картину беззакония сталинской власти и бесправности колхозного населения воссоздали также в своих работах М.А. Безнин, В.П.Попов и И.Е. Зеленин12.

Также для постсоветской историографии стало характерно появление работ, затрагивающих проблему принудительных миграций «неблагонадежных народов» в ходе Великой Отечественной войны, а также в послевоенное десятилетие. Особое значение в них уделялось классификации миграций, численности перемещенных лиц и материально-бытовым условиям на местах вселения13.

Для наиболее точного и достоверного анализа демографических процессов в сельской местности Среднего Поволжья необходимо обратиться к региональной историографии. На рубеже 1950-1960-х гг. появились первые работы К.Я. Наякшина и Т.А. Александровой, непосредственно затрагивающие тематику социально-демографических процессов в сельской местности Среднего Поволжья14.

На рубеже XX-XXI вв. в результате появления свободного доступа ко многим  архивным данным качественно изменилась тематика исследований, что дало возможность опираться при исследовании демографических процессов не только на результаты переписей населения, но и на ранее не опубликованные сведения. Благодаря этому особое внимание стало уделяться исследованию причин массовой миграции сельского населения в город, последствиям подобных процессов, а также упадку средневолжской деревни15. Однако комплексного анализа демографических процессов в сельской местности Среднего Поволжья в послевоенный период в исследованиях на региональном уровне не проводилось.

Активно исследуется демографическая история нашей страны и зарубежными учеными. Для зарубежной историографии было характерно два качественно разных этапа в  рассмотрении исследуемой темы. В ходе первого этапа (1990-е гг.) основное место занимала проблема демографических последствий Второй мировой войны, а также влияния репрессивной сталинской политики на воспроизводство населения16. В данных исследованиях основное внимание уделялось проблеме социально-экономического развития советской деревни, а также системному кризису, вызванному отсутствием реформ в сельском хозяйстве страны и постоянной перекачкой средств из села в город.

На втором этапе, охватывающем начало XXI в., исследователи постарались уйти от излишней политизированности в изучении сталинской модели управления страной, и более взвешенно оценили процессы, происходившие в нашей стране в послевоенный период. Особое внимание уделяется, прежде всего, таким проблемам, как семья, внутрисемейное регулирование и сокращение рождаемости17.

Таким образом, можно отметить, что в ходе трех рассмотренных периодов в историографии происходило осознание важности демографической составляющей развития общества, непрерывное расширение проблематики исследований. Вместе с тем, при достаточной изученности ряда вопросов развития народонаселения, существует объемный тематический пласт, нуждающийся в дальнейшей разработке и касающийся в основном изучения региональных аспектов.

Учитывая степень изученности проблемы и ее актуальность, была определена цель исследования – рассмотреть особенности демографических процессов в сельской местности Среднего Поволжья в первые послевоенные 13 лет. В соответствии со сформулированной выше целью исследования определены и его задачи:

- отобразить специфику советской модели управления внутренними миграционными процессами;

- выявить причины оттока сельского населения в город;

- проанализировать цели, задачи, разновидности и способы реализации миграционной политики СССР в Среднем Поволжье;

- сформулировать выводы о влиянии компенсаторной волны прироста населения на общую демографическую ситуацию в регионе во второй половине 1940-х гг.;

- рассмотреть особенности процесса демографического перехода в сельской местности Среднего Поволжья и его влияние на брачность, рождаемость, смертность и семейный состав средневолжской деревенской семьи.

- исследовать изменения полового и возрастного состава сельского населения Среднего Поволжья на рубеже 1940-1950-х гг.

Источниковая база исследования. Источники, послужившие основой для написания настоящей работы, можно разделить на пять групп: законодательные и нормативные акты, материалы делопроизводственной документации государственных органов, статистическая информация, источники личного происхождения (мемуары, дневники, эпистолярии), а также материалы интервьюирования местного населения.

К первой группе относятся постановления и решения партийных съездов, пленумов ЦК КПСС, а также совместные постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, касающиеся наиболее важных проблем развития сельского хозяйства18. Ценность этих документов состоит в том, что они наиболее полно отражают содержание послевоенной аграрной политики советского государства, определяют особенности демографических процессов в стране, а также размах и направления плановых миграций в первые послевоенные годы.

Вторую группу источников составляют неопубликованные материалы делопроизводства государственных органов. Основа документальной базы диссертации представлена материалами двух центральных архивов – Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) и Российского Государственного архива экономики (РГАЭ), а также четырех местных архивов: Центрального Государственного архива Самарской области (ЦГАСО), Государственного архива социально-политической истории Самарской области (СОГАСПИ), Государственного архива Пензенской области (ГАПО) и Государственного архива новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Данные материалы, касающиеся деятельности ЦК КПСС и Советского правительства, позволяют судить об общесоюзных тенденциях и местных особенностях механического и естественного движения сельского населения, а также о государственных мероприятиях, способствовавших этим процессам: например, организованных наборах в школы ФЗО, плановых переселениях и т.д.

К третьей группе необходимо отнести как опубликованные, так и неопубликованные материалы Центрального статистического управления при Совете Министров СССР, а также местных отделов статистики (ГАРФ. Ф.374, ГАПО. Ф.921, Ф.2376 и ЦГАСО Ф.2521), в которых содержатся данные ежегодной динамики изменения демографических показателей в деревне, начиная от показателей рождаемости и заканчивая сведениями о санитарно-эпидемиологическом обследовании отдельных сел. Большое значение как первичный источник демографической информации имеют статистические данные таблиц смертности и средней продолжительности жизни населения СССР в 1958-1959 гг., а также сборники статистических материалов19. Издания подобного рода являлись серьезным прорывом по сравнению с предыдущими годами, так как впервые открыто публиковались демографические показатели по отдельным регионам страны. Однако фактически таблицы смертности характеризуют условия жизни и состояние здоровья населения только лишь в том районе и в те годы, для которых они вычислены. Отсутствие ежегодной разработки и их публикации в дальнейшем, а также системного подхода при проведении расчетов показателей естественного движения населения позволяет говорить о недостаточной объективности отражения особенностей демографических процессов в конце 1950-х гг. Помимо этого, важнейшим источником, отражающим тенденции процесса демографического перехода в Среднем Поволжье в 1950-е гг. служат материалы Всесоюзной переписи населения 1959 г., так как их анализ позволяет проследить постепенную эволюцию демографического типа семей, количественные изменения в их составе, территориальную дифференциацию структуры сельского населения и т.д. Данный источник является первым наиболее полным документом, касающимся характеристики народонаселения СССР в послевоенный период.

Важный информативный ряд для диссертации представлен источниками личного происхождения. В основной своей массе в исследовании они привлекаются для характеристики механического движения сельского населения. В конце 1980-х гг. впервые были опубликованы воспоминания эмигрантов, прибывших  после Великой Отечественной войны в Советский Союз и описавших причины своего возвращения, методы советской агитации в отношении бывших российских и советских граждан,  а также истинное отношение к ним со стороны властей.

К пятой группе следует отнести материалы устной истории, полученные в результате интервьюирования местного населения – непосредственных участников планового сельскохозяйственного переселения, организованного набора рабочих и т.д. Данный уникальный материал позволил раскрыть сущность добровольно-вынужденных миграций сельских жителей, установить, насколько своевременно и в каком объеме были  предоставлены государственные льготы для переселенцев, а также выявить особенности взаимоотношений мигрантов с местным населением.

Таким образом, источниковая база исследования демографических процессов в сельской местности Среднего Поволжья в 1946-1959 гг. довольно обширна, репрезентативна и позволяет решить поставленные исследовательские задачи.

Методологической основой исследования является концепция развития народонаселения и демографического перехода, получившая широкое распространение на рубеже XX-XXI вв. Исследование основывается на теории научного познания, основными принципами которой служат историзм и объективность. Основополагающий принцип историзма требует изучения фактического материала, теоретических положений в конкретно-исторической обусловленности и развитии, преимущественно на основе практического опыта истории. Он позволил рассмотреть особенность демографических процессов в средневолжской деревне во всем многообразии их аспектов, в тесной связи с социально-экономическими и политическими процессами.

Взятый за основу принцип объективности позволил рассматривать явления и процессы соответственно объективной реальности, правде, беспристрастности и непредвзятости. Посредством этого принципа была критически проанализирована деятельность местных партийных и советских органов, направленная на подъем сельского хозяйства, дана оценка эффективности проводившихся государственными органами власти мер по восстановлению и развитию сельского хозяйства. В то же время для освещения проблемы наряду с общенаучными методами истории были использованы частные методы истории – проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, статистический, анамнестический и другие.

Научная новизна исследования заключается в том, что в диссертации впервые предпринимается попытка комплексного изучения и освещения механического и естественного движения сельского населения Среднего Поволжья в первые послевоенные годы. В работе выявлены основные направления и сравнительная мощность миграционных потоков в регионе; раскрыта взаимосвязь миграционных процессов с политической и социально-экономической обстановкой в стране; выявлена их специфика в каждой из областей региона и на основании этого предложена типология миграционных процессов. Определен комплекс социально-экономических факторов, воздействовавших на естественное движение сельского населения; установлены объективные и субъективные причины, способствовавшие выходу из послевоенного демографического кризиса, а также факторы, затруднявшие его. В представленном исследовании впервые в отечественной историографии рассмотрен процесс «демографического перехода», происходившего в послевоенный период истории нашей страны, на примере средневолжской деревни, определены его специфические черты и особенности.

  Положения, выносимые на защиту:

1. Миграционные потоки в исследуемый период по своему характеру можно разделить на три вида: добровольно-вынужденные, вынужденные и принудительные. Первый из их был связан с плановым сельскохозяйственным переселением, а также организованным набором рабочих из деревни в город. Ко второму следует отнести переселение сельских жителей из зоны затопления Куйбышевской ГЭС, а также отток крестьянства в город. Третий вид миграции характеризует процесс выселения колхозников, уклоняющихся от выполнения норм по выработке трудодней, после выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1948 г., а также продолжавшуюся в послевоенных условиях депортацию немцев Поволжья из восточноевропейских районов страны.

2. Миграции жителей из села в город в рассматриваемы период проходили в два этапа: первый их них, охватывающий 1946-1953 гг., характеризовался заселением территорий, оказавшихся в составе СССР после 1945 г., а также перераспределением производительных сил и трудовых ресурсов, второй (1953-1959 гг.) - добровольным характером миграционных потоков, связанных с ростом организованного набора жителей деревни для нужд города.

3. Специфика демографических процессов в Среднем Поволжье заключается в наличии различных типов механического движения сельского населения, включавших в себя межобластную, внутриобластую, а также смешанную миграцию. Первый тип был характерен для Пензенской области, где в 1940-1950-е гг. прослеживалось постоянное движение миграционного потока сельского населения в различные районы страны. Ко второму типу относится Куйбышевская область с характерной для нее внутриобластной миграцией и незначительным процентом выхода сельских жителей за ее пределы. К третьей разновидности механического движения населения следует отнести Ульяновскую область со смешанным типом миграции, включавшим в себя массовый переезд сельских жителей в город, т.е. процесс урбанизации, а также плановое сельскохозяйственное переселение в другие регионы страны.

4. Преобладающее значение в Среднем Поволжье имели добровольно-вынужденные и вынужденные миграции, связанные с организованным набором молодежи в школы ФЗО, организованным набором на предприятия, плановым сельскохозяйственным переселением, перемещением с территорий, находящихся в зоне затопления Куйбышевской и Балаковской ГЭС, а также с массовым оттоком сельского населения из деревни. За период с 1946 по 1959 гг. по этим каналам из средневолжской деревни, согласно официальным данным, выбыло  около 600 тыс. человек. Принудительные миграции имели место до середины 1950-х гг., однако в дальнейшем они полностью утратили свое значение в связи с изменением внутриполитического курса страны.

5. В первые послевоенные годы в сельской местности Среднего Поволжья наблюдалась компенсаторная волна рождаемости, которая сошла на нет на рубеже 1940-1950-х гг. в результате непродуманной социально-экономической политики, а также голода 1946-1947 гг., в результате которого население страны сократилось на 3,2%.

6. в начале 1950-х гг. для Среднего Поволжья стал характерен такой специфический процесс, как демографический переход, для которого было свойственно снижение рождаемости, смертности, увеличение продолжительность жизни, а также преобладание нуклеарной семьи.

Практическая значимость представленного исследования состоит в том, что его основные положения могут быть использованы в дальнейшем при создании обобщающих трудов по историко-демографической проблематике, а также по социально-экономической истории Среднего Поволжья. Материалы исследования могут применяться в преподавании отечественной истории ХХ в., региональной истории, а также специализированных курсов по исторической демографии. Фактические данные диссертации могут быть востребованы при проведении прогнозных расчетов в ходе разработки региональных и территориальных целевых программ социальной направленности.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования были изложены на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях: XV и XVI Всероссийские Платоновские чтения (Самара, 2009 и 2010); VIII Ознобишенские чтения (Инза, 2009); «Великая Победа в памяти народа» (Самара, 2010), «Экономика, социология, право: новые вызовы и перспективы» (Москва, 2010). Всего же по теме диссертации опубликовано 8 научных работ, две из которых – в рецензируемых научных журналах. 

  1. структура и основное СОДЕРЖАНИЕ диссертации

Структура диссертации обусловлена задачами исследования. В основу ее положен проблемно-хронологический принцип. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Введение содержит обоснование актуальности темы и ее научной новизны. В нем раскрывается степень изученности темы, формулируются и определяются цель и задачи, объект и предмет, территориальные и хронологические рамки исследования, дается анализ источников, характеризуются научные основы и методы проведенной работы.

В первой главе - «Механическое движение сельского населения в 1946-1959 гг анализируются виды миграции, их особенности, влияние плановых показателей на данный процесс, а также содержится анализ численности и состава мигрантов, факторов его формирования и территориально-географических направлений миграций после Великой Отечественной войны в Среднем Поволжье.

Миграции населения связаны, как правило, со сменой места жительства и подразделяются по пространственно-временному параметру на безвозвратную (смена постоянного места жительства), временную (переселение на ограниченный срок), а также сезонную миграцию (перемещение в определенные периоды года). В свою очередь, эти типы миграции могут подразделяться в демографических исследованиях на внутренние и внешние. Все три основных вида миграции, в той или иной степени, были присущи послевоенному периоду в Среднем Поволжье. Однако ввиду особенностей внутриполитического режима в СССР, связанного с запретом свободного выезда населения из страны, внешние разновидности миграции не имели место в изучаемый период. Благодаря этому единственной разновидностью миграции стали внутренние перемещения граждан, получившие формы маятниковой и векторной миграции. Интенсивность миграционных процессов, в ходе которых средневолжское село отдавало свои людские ресурсы городу, оказала непосредственное влияние на особенности динамики городского и сельского населения. В Среднем Поволжье можно выделить три преобладающих типа миграции: добровольно-вынужденную, принудительную и вынужденную, которые способствовали обмену мигрантами не только между городом и деревней, но и внутри сельской сферы.

К добровольно-вынужденной миграции в современной отечественной историографии относят случаи перемещения населения, при которых государство каким-либо образом целенаправленно влияло на обстоятельства и факторы индивидуального принятия решения о переселении жителей. В послевоенное десятилетие в условиях преобразования сельского хозяйства советское руководство непосредственно влияло на миграционные процессы в стране. Это воздействие приняло формы государственных плановых переселений колхозных семей, а также плановых вербовок отдельных жителей села на промышленные предприятия. В миграционном процессе, охватывающем изучаемый период, можно выделить два качественно разных периода: 1946-1953 гг. и 1954-1959 гг. Различия между ними определяются непосредственно социально-экономической и политической обстановкой в стране. Первый этап связан с восстановлением народного хозяйства в разоренных областях и республиках СССР, а также заселением территорий, оказавшихся в составе нашей страны после 1945 г. На следующем этапе, охватывающем вторую половину 1950-х гг., усилился добровольный характер в проведении организационного набора среди сельского населения. Для мотивации колхозников государство определяло ряд льгот: предоставлялся бесплатный проезд к новому месту жительства, провоз скота и имущества, возможность сдачи скота и зерна по месту выхода и получения в местах заселения равного количества этих продуктов и скота т.д.

В рамках исследования особенностей первого этапа планового сельскохозяйственного переселения в Среднем Поволжье можно выделить три разновидности миграции. Первая из них, межобластная, была характерна для Пензенской области, где на протяжении исследуемого периода прослеживалось постоянное движение миграционного потока сельского населения в другие районы страны. Ко второму типу относится Куйбышевская область с характерной для нее внутриобластной миграцией и незначительным процентом выхода сельских жителей за ее пределы. К третьей разновидности можно отнести Ульяновскую область со смешанным типом миграции, включавшим в себя массовый переезд сельских жителей в город, а также плановое переселение в другие регионы страны. Таким образом, Среднее Поволжье с точки зрения изучения типов миграции представляло собой уникальный регион с совокупностью различных типов механического движения населения.

Основной целью планового сельскохозяйственного переселения из Среднего Поволжья должно было стать распределение рабочей силы для нужд колхозов в различных областях РСФСР, а также заселение русскоязычным населением территорий, присоединенных после окончания II Мировой войны. Эти обстоятельства и устанавливали направления и характер миграционного потока –частично в западном, а в основной своей массе – в восточном направлении.

Большой размах в СССР в 1946-1959 гг. получило не только плановое сельскохозяйственное переселение, но и организованный набор рабочих. Учитывая важность первоочередного восстановления промышленности, государство вновь ввело систему организованного перераспределения трудовых ресурсов между городом и деревней. Специальным постановлением Совета  Министров СССР от 21 мая 1947 г. «О порядке проведения организованного набора рабочих» было возобновлено действие этой системы, которая эффективно применялась в годы довоенных пятилеток. С 1946 по 1950 гг. в целом по РСФСР через оргнабор было завербовано почти 4 млн. рабочих, которые пополнили кадры промышленности, строительства и транспорта. Сельское население сыграло в этом заметную роль: из 0,5 млн. человек, ежегодно принимаемых по оргнабору, его доля в разные годы не опускалась ниже 60-80%. Только за 1955-1959 гг. колхозы по этому каналу миграции не досчитались более 1,2 млн. своих работников, поскольку по окончании срока договора обратно в сельскую местность возвращалось не более 10% уехавших. Значительная часть мигрантов получала рабочие специальности и записывалась в штат рабочих государственных предприятий. Государство всячески стремилось направить сельскую миграцию в организованное русло, упорядочить и распределить ее потоки в нужном направлении. Поэтому постепенно все более набирала силу организованная трудовая миграция, осуществлявшаяся в форме оргнаборов рабочей силы, а также государственных переселений, различных мобилизаций, общественных призывов молодежи на работу или учебу. Однако наряду с этим продолжалось и стихийное бегство крестьян из деревни.

Принудительная миграция оказала заметное влияние на демографические процессы в РСФСР, а также негативно сказалась на пропорциях расселения сельских и городских жителей в различных направлениях. Одной из причин появления принудительных миграций во второй половине 1940-х гг. стало снижение производительности труда в послевоенной деревне и введение жестких мер по упрочнению колхозно-совхозной дисциплины. В числе первых мероприятий советского руководства, приведших в дальнейшем к выселению тысяч граждан из сельской местности, был указ 1948 г. Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня «О выселении в отдаленные районы страны лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни». Срок высылки определялся в 8 лет. Указ предоставил возможность местному руководству при помощи колхозных собраний решать вопрос о выселении за пределы областей в отдаленные края любого живущего в деревне человека. Причиной «уклонения» колхозников от своих трудовых обязанностей являлось их тяжелое материальное положение, отсутствие механизмов достойного материального поощрения со стороны государства, а также огромное количество налогов, сборов и выплат. За 1948-1951 гг. на спецпоселение из Среднего Поволжья поступило 33 266 человек, выселенных по этому Указу. С ними добровольно последовали в места ссылки 13 598 членов их семей. В дальнейшем поток высланных по Указу резко сокращался, а поток возвращенных по ходатайству колхозных собраний стремительно нарастал. Причина подобного отношения со стороны колхозников к односельчанам крылась в социально-экономической сфере. Во-первых, к моменту принятия Указа в сельской местности области практически отсутствовали ясли и детские сады, что мешало женщинам, имеющим малолетних детей, принимать участие в работах. Таким образом, в 1947 г. 84% от общего количества невыработавших трудодни составили женщины. Во-вторых, у колхозников отсутствовал экономический стимул к труду, так как к 1948 г. стоимость трудодня, например, в Пензенской области, составляла 0,2 кг зерном, 0,4 кг сеном и 1 кг соломой.

Принудительному выселению из сельской местности Среднего Поволжья в послевоенный период подверглось также немецкое население. «Первая волна» выселения охватывала 1941-1943 гг. «Вторая волна» миграции охватывала период с лета 1945 по  осень 1949 г.; итоги ее были закреплены Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 ноября 1948 г. В ходе «второй волны» миграции в 1946 г. планировалось переселить в Сибирь немцев из восточноевропейских районов РСФСР, в том числе из Куйбышевской области – в количестве 6335 человек. Однако по настоятельным просьбам руководителей областей переселение не состоялось. Для данного периода был характерен всплеск миграционного потока вследствие желания представителей немецкой национальности воссоединиться со своими семьями или родственниками. Во второй половине 1950-х гг. направление и поток миграции резко меняется после выхода 13 декабря 1955 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении». С этого момента немцы были освобождены из-под административного надзора. Процесс возвращения немцев на Волгу был связан с многими трудностями и проблемами, одной из наиболее острых были постоянные бюрократические препятствия со стороны органов власти на местах спецпоселений.

К вынужденному типу миграции также необходимо отнести процесс возвращения бывших российских граждан, по тем или иным причинам оказавшихся за пределами СССР. Среди областей Среднего Поволжья можно выделить Куйбышевскую область, в которой соотношение мужчин и женщин в период возвращения на родину оставалось практически равным. Всего за 1949 г. в область вернулся 161 человек, из которых  мужчины составляли 45%. Похожая ситуация наблюдалась в 1950 г. – из 152 реэмигрантов мужчины составляли 49%. Нежелание ехать в сельскую местность добровольно объясняется высокой квалификацией переселенцев, ранее занятых в промышленном производстве или сфере обслуживания, непривычкой к сельскому образу жизни и нежеланием менять социальный статус, обосновавшись в деревне.

  Во второй главе «Естественное движение сельского населения в 1946-1959 гг рассматриваются тенденции и особенности демографического перехода, начавшегося в послевоенное десятилетие, приводится анализ факторов изменения причин рождаемости, смертности, брачности, а также ряда других демографических показателей в исследуемый период. 

После окончания войны, когда временно откладывались важнейшие мирные события в жизни людей – заключение браков и рождение детей, – следует период демографической компенсации, в ходе которого важную роль сыграла массовая демобилизация из рядов Красной Армии, поэтапно проходившая до 1948 г. Возвращение фронтовиков способствовало бурному всплеску брачности, воссоединению прежних и созданию новых семей, а также быстрому подъему рождаемости. Дополнительную стимулирующую роль, обеспечившую демографическую компенсационную волну, сыграло возвращение населения из эвакуации, а также репатриация многих советских граждан. Благодаря всем этим факторам, число жителей советской деревни заметно пополнилось, изменился их возрастно-половой состав, были созданы благоприятные предпосылки для дальнейшего оживления демографических процессов. Данное явление получило название в научной литературе «компенсаторной волны», в основе которой лежала реализация вынужденно отложенных в 1941-1945 гг. заключенных браков и рождений. В ходе распространения компенсаторной волны можно выделить два противоречивых фактора, влиявших на процесс воспроизводства колхозного населения. С одной стороны, происходило закономерное увеличение рождаемости в результате демобилизации советских военнослужащих. С другой – жесткие экономические условия, в которые было поставлено российское село в ходе восстановления народного хозяйства страны при перекачке средств из сельского хозяйства в тяжелую промышленность, приводили к снижению брачности и рождаемости. В 1946 г. общие итоги воспроизводства сельского населения в РСФСР оказались вполне позитивными. В трех областях Среднего Поволжья наблюдалась следующая ситуация: наибольшее число рождений в сельской местности было зафиксировано в 1946 г. в Пензенской области – 34 384 человека, на втором месте находилась Куйбышевская область – 30 282 и замыкала список Ульяновская область – 26 тыс.  Показатели коэффициента рождаемости в Среднем Поволжье были равны 22‰, что полностью соответствовало средним показателям по РСФСР за 1946 г. Но после окончания войны брачность в Среднем Поволжье, как и по всей России, переживала небывалый подъем. Число только официально регистрируемых браков постоянно росло – в общей сложности в 1946 г. их было зарегистрировано 33 191 по трем областям Среднего Поволжья. Увеличение количества браков объясняется массовой демобилизацией солдат после окончания Великой Отечественной войны и частичным выравниванием несоответствия полов. Уже в 1945 г. по сельской местности РСФСР коэффициент брачности достиг 91% предвоенного уровня. Вследствие увеличения числа брачных пар и сокращения разводов рождаемость в 1946-1949 гг. соответственно выросла. Однако положительная динамика данных показателей не смогла покрыть все издержки послевоенного времени, так как на социально-экономические неурядицы в сельской местности накладывалась половозрастная диспропорция.

Положительные эффекты компенсаторной волны были исчерпаны в результате голода и проводимой государственной политики. Наиболее сильно пострадали от голода в Среднем Поволжье Ульяновская и Пензенская области, где к концу 1947 г. коэффициент рождаемости сократился на два пункта по сравнению с предыдущим годом и составил 20,1‰, а коэффициент смертности по ряду районов приближался к 22‰. Среди умерших преобладали мужчины: смертность среди них в 1947 г. составляла более 54%. В возрастной структуре умерших преобладали дети. Демографический спад, характерный для СССР 1950-х гг., стал следствием ряда объективных причин, связанных с колоссальными потерями населения в ходе Великой Отечественной войны, последствиями голода 1946-1947 гг., жесткой репрессивной политикой советского руководства в последующий период, а также массовой миграцией населения наиболее репродуктивных возрастов, в результате чего сельское население в трех областях Среднего Поволжья уменьшилось на 10,5%. Данные обстоятельства обеспечили специфику демографических процессов в сельской местности, совокупность которых получила в научной литературе наименование «демографический переход». Окончание  промежуточной стадии демографического перехода имело в СССР свои особенности. В странах Запада для данного процесса было характерно снижение брачности и рождаемости в результате более взвешенного подхода к вопросу деторождения со стороны супругов. В Советском Союзе в послевоенные годы число отложенных браков в сельской местности, максимальное значение которых приходилось на начало 1950-х гг., стало итогом не рационального поведения населения, а половозрастной диспропорции – отсутствия необходимого количества женихов определенного возраста, погибших на фронте. Снижение рождаемости было также связано с отсутствием элементарных бытовых условий и достойного уровня жизни. Однако в последующие годы наблюдалась тенденция постепенного снижения среднего показателя рождаемости ежегодно на 0,2-0,3‰. Данное явление полностью вписывается в рамки концепции демографического перехода со свойственным ему сокращением рождаемости. В 1951 г. естественный прирост сельского населения Среднего Поволжья оказался далеко не самым высоким за послевоенное десятилетие, составив 39 142 человека.

Выход из демографического кризиса в сельской местности Среднего Поволжья наметился в середине 1950-х гг. Благодаря эффективному контролю над экзогенными факторами смертности произошли серьезные изменения в соотношении обстоятельств, от которых умирали люди. Уровень младенческой смертности оказался близок к смертности 80-летних, а не 70-летних, как отмечалось в послевоенное десятилетие, и составил 7,2‰. Это произошло в результате внедрения в лечебную практику антибиотиков, используемых для лечения инфекционных болезней бактериального происхождения. Во второй половине 1950-х гг. в сельской местности Среднего Поволжья проходило два процесса – сравнительно небольшой естественный прирост колхозного населения и механический отток из сельской местности мужчин и женщин наиболее работоспособного возраста. Наивысшей подвижностью в данный период обладало женское население в возрасте 15-18 лет, а также мужчины в возрасте от 30 до 50 лет. Несмотря на это, 1950-е гг. являлись временем сохранения стабильной численности сельского населения на уровне 108-109 млн. человек с наметившейся тенденцией ежегодного преобладания механического оттока над естественным приростом.

Также произошли изменения и в сельской семье. В среднем по РСФСР  доля малых семей увеличилась по сравнению с данными начала 1940-х гг. на 70%. Это позволяет утверждать, что в конце 1950-х гг. малые семьи становятся наиболее распространенным типом в средневолжской деревне. На протяжении 1950-х гг. для Среднего Поволжья была характерна следующая тенденция: протогенетический интервал постоянно уменьшался с 2,2 лет до 1,6 лет. Данный факт свидетельствует об относительном материальном благополучии и стабильности среди сельского населения, позволявших не откладывать рождение первенца. Наименьший интервал между вступлением в брак и рождением ребенка отмечался у женщин, вступивших в брак в возрасте 20-24 года, т.е. в период наивысшей фертильности, составив в среднем менее полутора лет. В старших возрастах протогенетический интервал увеличивался, начиная с 38 лет, что было связано как с усилением регулирования деторождения, так и с некоторым снижением плодовитости женщин по мере превышения фертильного возраста и наступлением периода стерильности. Среди конкретных причин, обусловивших массовое снижение числа детей в сельских семьях Среднего Поволжья, следует назвать и все большее вовлечение женщин в сферу общественного производства.

В заключении диссертации подведены итоги исследования. Установлено, что в изучаемый период из рассмотренных трех типов механического движения сельского населения преобладающей являлась добровольно-вынужденная миграция. Это было связано с реализацией государственных программ планового сельскохозяйственного переселения, а также организованного набора рабочих. Ввиду осуществления данных мероприятий полностью выполнялся соответствующий  план по перемещению жителей деревни Среднего Поволжья в сельскую местность других регионов, а также в города. Специфика и продолжительность миграционных процессов в сельской местности определялась в послевоенный период деятельностью Главного переселенческого управления и Главного управления организованного набора рабочих при Совете Министров РСФСР. В ходе исследования выявлено, что каждый из них фактически решал противоположные задачи: Главное переселенческое управление стремилось перераспределить рабочую силу из более заселенных районов в менее освоенные, а Управление по организованному набору – завербовать на производство максимальное количество непрофессиональных рабочих. В результате в Среднем Поволжье, благодаря деятельности этих двух Управлений, сформировалась порочная система, при которой колхозники, используя порядок организованных наборов, получив льготы и списание долгов, через 2-3 месяца переезжали в город уже по линии организованного набора рабочих.

Проведенное исследование позволило установить тот факт, что в первое послевоенное десятилетие широкое распространение также получили принудительные и вынужденные  миграции сельского населения, ставшие ярким примером жесткой советской политики, направленной против нарушителей трудовой дисциплины в колхозах, немцев Поволжья и членов их семей, а также реэмигрантов, прибывших в СССР после окончания Великой Отечественной войны. В итоге, за период с 1946 по 1959 гг. по этим двум каналам из средневолжской деревни по официальным данным выбыло около 600 тыс. человек. Это стало причиной снижения численности сельского населения к концу 1950-х гг., а в дальнейшем привело к старению основной массы сельчан и демографическому кризису, при котором происходило замещение поколений без существенного роста рождаемости.

В результате исследования доказано, что в первые пять послевоенных лет колебание относительных показателей рождаемости оказывалось довольно существенным - от 22-26‰ до 32,5‰ - в отдельные годы. Затем они постепенно установились на довольно стабильном уровне 30‰. Это было связано с тем, что Великая Отечественная война резко нарушила пропорции полов среди ровесников, у которых перед войной существовал практически нормальный баланс. В результате массовой гибели, прежде всего, мужского населения в ходе Великой Отечественно войны, а также голода и  нереализованной в полной мере компенсаторной волны второй половины 1940-х гг., демографические процессы в 1950-е гг. имели прерывистый характер. Основной причиной этого стала государственная политика в области развития сельского хозяйства, отсутствие социальных гарантий в деревне и массовая миграция колхозного населения в город. В результате подобной непродуманной демографической политики на региональном уровне отмечалось снижение рождаемости. Однако сопутствующими этому негативному процессу стало одновременное снижение смертности и увеличение продолжительности жизни среди сельского населения. Демографический переход подтолкнул сельское население к более рациональному взгляду на развитие семьи. Поскольку более приемлемые условия проживания были доступны лишь в городе, особенностью демографического перехода в сельской местности Среднего Поволжья стала масштабная миграция сельских жителей в города, предопределившая снижение всех демографических показателей в средневолжской деревне в 1950-е гг.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в перечне рецензируемых научных изданий:

1. Мальцев А.А. Послевоенная реэмиграция населения в Среднее Поволжье (1945-1951 гг.) // Известия Самарского научного центра РАН. Т.12. № 6. Самара, 2010. С.113-115. 0,34 п.л.

2. Мальцев А.А. Миграции как пример плановых методов управления экономикой // Вестник Самарского Государственного университета. № 5. Самара, 2010. С.84-86. 0,35 п.л.

Статьи в других изданиях:

3. Мальцев А.А. Проблемы классификации компенсационных миграций сельских жителей в Среднем Поволжье в 1946-1959 гг. // Научно-практический альманах аспирантского сообщества. Вып.IV. Оренбург, 2009. С.36-41. 0,56 п.л.

4. Мальцев А.А. Принудительные миграции сельского населения как метод укрепления трудовой дисциплины в Среднем Поволжье во 2-й пол. 1940-х гг. // Платоновские чтения. Материалы и доклады XV Всероссийской конференции молодых историков. Самара, 2009.С.126-128. 0,13 п.л.

5. Мальцев А.А. Характеристика факторов межобластной миграции на примере Среднего Поволжья на рубеже 1940-1950-х гг. // VII Ознобишенские чтения. Сборник материалов научно-практической конференции. Инза-Самара, 2009. С.200-202. 0,24 п.л.

6. Мальцев А.А Особенности проявления «коллективного действия» в рамках социальных движений в России на примерах советского и современного опыта // Экономика, социология, право. Материалы научно-практической конференции. М., 2010. № 5. С.224-226. 0,68 п.л.

7. Мальцев А.А. Миграции немцев Поволжья в 1940-50-е гг. (на материалах Куйбышевской  области) // Платоновские чтения. Материалы и доклады XVI Всероссийской конференции молодых историков. Самара, 2010. С.113-115. 0,11 п.л.

8. Мальцев А.А. Демографическая ситуация в деревне Среднего Поволжья после Великой Отечественной войны // Великая Победа в памяти народа. Материалы Всероссийской научной конференции Т.1.Самара, 2010. С.107-109. 0,42 п.л.

Подписано в печать 15 декабря 2011 г.

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Печать оперативная.

Объём 1 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № ______.

Отпечатано ООО «ЭЛТА». 443034, г. Самара, пр. Металлургов, 60.


1         Анисимов Н.И. Развитие сельского хозяйства в первой послевоенной пятилетке. М.,1952; Он же. Советское крестьянство. М., 1947; Сергеев С.С. Организационно-хозяйственное укрепление колхозов и укрупнение мелких сельскохозяйственных артелей. М., 1951 и др.

2         Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М., 1963; Данилов В.П. Изучение истории советского крестьянства // Советская историческая наука от ХХ к ХХII съезду. М., 1962; Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР. Политика партии в деревне и ее социально-экономические результаты. Саратов, 1967.

3         Богденко М. Л. Совхозы СССР. 1951-1958. М., 1972; Зеленин И. Е. Совхозы в первое десятилетие Советской власти. М., 1972; История советского крестьянства. В 4-х т. Т.4. М., 1986.

4         Урланис Б.Ц. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. М., 1963; он же. История одного поколения. М., 1968; он же. Общая теория статистики. М., 1973; он же. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974; Сифман Р.И. Динамика рождаемости в СССР. М., 1974; Бондарская Г.А. Рождаемость в СССР. М., 1977.

5         Хорев Б.С., Моисеенко В.М. Миграционная подвижность населения в СССР. М., 1974,  Дробижев В.З. Движение население в СССР и социальный прогресс. М., 1974; Рыбаковский Л.Л. Межрайонные миграционные связи и их моделирование // Миграция населения РСФСР. М., 1973; Зайончковская Ж.А. Миграции населения СССР за годы советской власти // На новом месте. М., 1984.

6         Волков А.Г., Дарский Л.Е. Демографическое развитие семьи // Демографическое развитие в СССР. М., 1985; Андреев Е.М., Дарский А.Е., Харькова Т.Л. Население Советского Союза. М., 1993.

7         Вишневский А.Г. Демографическая революция // Вопросы философии. 1973. № 2; он же. Воспроизводство населения и общество. М., 1982.

8         Вербицкая О.М. Изменение численности и состава  колхозного крестьянства РСФСР в первые послевоенные годы (1946-1950) // История СССР. 1980. № 5.

9         Садвокасова Е.А. Социально-гигиенические аспекты регулирования размеров семьи. М., 1960, и др.; Мерков А.М., Поляков Л.Е. Санитарная статистика. М., 1974; Новосельский С.А. Вопросы демографии и санитарной статистики: Избранные произведения. М., 1958.

10         Разгон Л.Э. Ложь под видом статистики» // Столица. 1992. № 8. С.10-16; Tolz M.S. The Failure of Demographic Statistics: A Soviet Response to Population Troubles. Salvador-Bahia, Brazil, 2001; Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.

11         Вербицкая О.М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву, середина 40-х - начало 60-х годов. М., 1992.

12         Бугай Н.Ф. К вопросу о депортации народов в 30-40-е годы // История СССР. 1989. № 6; он же. 20-50-е годы: переселения и депортации еврейского населения в СССР // Отечественная история. М., 1993. № 4; Земсков В.Н. Спецпоселенцы (по документам НКВД-МВД СССР) // Социологические исследования. 1990. № 11; Зима В.Ф. «Второе раскулачивание» (Аграрная политика конца 1940-х - начала 1950-х годов) // Отечественная история. 1994. № 3. С.109-125; Попов В.П. Неизвестная инициатива Хрущева (О подготовке указа 1948 г. о выселении крестьян) // Отечественные архивы. 1993. № 2. С.31-38; Зеленин И.Е. Целинная эпопея: разработка, принятие и осуществление хрущевской «сверхпрограммы» (сентябрь 1953 – начало 1960-х гг.) // Отечественная история. 1998. № 4. С.114-124.

13         Бугай Н.Ф. 20-40-е годы: депортация населения с территории Европейской России // Отечественная история.1992. № 4; Арнольдов Н.А., Арнольдов М.Н. Из истории немцев Кошкинского района Самарской области (1858-1941 гг.). Самара, 2009 и др.

14         Наякшин К.Я. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, 1962; Александрова Т.А. Куйбышевская и Ульяновская области. Куйбышев, 1961 и др.

15         Кабытов П.С. Аграрная история Поволжья: итоги научных разработок в вузах Самарской области и перспективы их интеграции в новые научно-исследовательские проекты // Мир крестьянства Среднего Поволжья: Итоги и стратегия исследований. Самара, 2006; Репинецкий А. И., Широков Г.А. Рабочие Поволжья в послевоенные годы (1946-1950). Куйбышев, 1988; Репинецкий А.И. Демографический состав работников промышленности Поволжья 1945-1965 гг. Самара, 1996; Кондрашин В.В. Голод в крестьянском менталитете. // Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.). М., 1996. С. 115-123; Самарская летопись: История Самарского края с древнейших времен до наших дней: в 3 кн. / Под ред. П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. Кн. 3. Самарский край в XX веке (1918-1996 гг.). Самара, 1998; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней: в 8  кн. / Н.Н. Кабытова, П.С. Кабытов, А.Э. Лившиц и др. Кн. 8:  История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней: XX век (1918-1998). М., 2000.

16         Barkey, K. After empire: multiethnic societies and nation-building. The Soviet Union and the Russian, Ottoman, and Habsburg Empires. Chicago, 1997; Верт Н. История Советского государства. М., 1995; Боффа Дж. История Советского Союза. М., 1996; Хоскинг Дж. История Советского Союза (1917-1991). Смоленск, 2000.

17         Carnes, B.A., Olshansky S.J., Grahn D. Biological evidence for limits to the duration of life // Biogerontology. 2003. № 4. P.31-45; Vaupel J.W., Oeppen J., Demography. Broken limits to life expectancy // Science. 2002. № 296. P.1029-1031.

18         Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938—1967 гг. М., 1968; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов. 1941-1952 гг. Т. 3. М., 1968. 

19         Таблицы смертности и средней продолжительности жизни населения СССР. 1958-1959 гг. М., 1962; Сельское хозяйство СССР. Статистический сборник. М.,1971; Народное хозяйство СССР в 1958 г. Статистический сборник. М., 1959; Народное хозяйство Куйбышевской области за 50 лет. Куйбышев, 1967; Женщина в СССР. Краткий стат. справочник. М., 1960 и др.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.