WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Г л а д к о в а  Е л е н а  О л е г о в н а

В О С С Т А Н О В Л Е Н И Е  И  Р А З В И Т И Е 

Ш К О Л Ь Н О Й  С И С Т Е М Ы

В  Н И Ж Н Е М  П О В О Л Ж Ь Е  В  1 9 4 5 1 9 5 3  гг.




Специальность 07.00.02 – Отечественная история





А В Т О Р Е Ф Е Р А Т


диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук











В о л г о г р а д – 2 0 1 2

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Научный руководитель  – 

Кузнецова Надежда Васильевна,

доктор исторических наук, профессор. 

Официальные оппоненты: 

Поздняков Александр Николаевич,

доктор исторических наук, доцент, (ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»), профессор кафедры социокультурных основ образования института дополнительного профессионального образования;

Мясникова Ольга Николаевна,

кандидат исторических наук, доцент,

(Волжский гуманитарный институт, филиал ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет»), доцент  кафедры истории, политических и правовых учений.

Ведущая организация –

ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет».

Защита диссертации состоится 20 декабря 2012 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.029.02 при ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» по адресу: 400062, Волгоград, пр. Университетский, 100.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Автореферат разослан 20 ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент А.В. Луночкин

ОБЩАЯ ХАРКТЕРИСТИКА РАБОТЫ 

Актуальность темы исследования. Проблема модернизации школы оставалась актуальной во все времена, поскольку образование есть нечто большее, чем передача определенного набора знаний. В первую очередь, оно является динамичной и непрерывно развивающейся совокупностью духовно-нравственных ценностей. Именно в школьные годы закладываются основы мировоззрения, жизненных ориентиров и национального самосознания. От того, какими будут взаимоотношения школы, общества и государства, во многом зависит экономический и интеллектуальный потенциал страны и, в конечном счете, ее место и роль в мировом сообществе. Актуальность избранной темы усиливается современным состоянием отечественной системы образования и поиском эффективных направлений и форм ее развития с целью воспитания личности, способной не только к социальной адаптации, но и к самосовершенствованию.

Исследование проблемы восстановления и развития школьной системы в 1945–1953 гг. представляется возможным на примере одного из типичных регионов страны – Нижнего Поволжья. Масштабы разрушений и  механизм их преодоления, сложившиеся в регионе, являлись типичными для всего Советского Союза и отражали общую ситуацию в  советской школе в этот период. Образовательные учреждения решали комплекс задач: укрепления материально-технической базы, совершенствования учительского мастерства, повышения социального статуса работников школы, изменения учебных планов, программ и методик преподавания. Опыт решения этих вопросов приобретает сегодня важное научное и социально-политическое значение, представляет интерес с практической точки зрения.

Степень изученности темы. В истории исследования рассматриваемой проблемы  можно выделить четыре периода: первый – с конца 1940-х гг. до середины 1950-х гг., второй – до  середины 1960-х гг.,  третий – до начала

1990-х гг., четвертый – до настоящего времени. Для каждого этапа характерно рассмотрение проблемы в русле трех основных направлений: 1) восстановление материально-технической базы школ; 2) подготовка педагогических кадров; 3) реализация закона о всеобщем обучении и процессы модернизации советской системы народного образования. Это обусловило построение историографического обзора по проблемно-хронологическому принципу.

Важнейшей проблемой первых послевоенных лет являлось восстановление материально-технической базы народного хозяйства. В этой связи основное внимание уделялось оценке общего ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками, в том числе, приводились данные о количестве школ, функционировавших до начала и после войны1. Первым обобщающим исследованием стали опубликованные в 1948 г. «Очерки по истории советской школы РСФСР за 30 лет»2. Здесь впервые анализировалось состояние школьной сети и специфика работы образовательных учреждений в послевоенных условиях. Однако представленный материал отражал только успехи школы. Не выделялись обострившиеся проблемы материально-технической базы системы народного образования и механизм их преодоления.

Во втором периоде, характеризовавшемся расширением источниковой базы и ростом числа опубликованных документов после XX съезда КПСС, происходило накопление материала по истории общеобразовательной школы отдельных регионов СССР. Однако публикации носили описательный характер и содержали, как правило, однотипный (часто продублированный из работ предшественников) материал о численности школ3. 

В конце 1960-х – начале 1970-х гг. были упорядочены и структурированы проблемы, связанные с укреплением и развитием материально-технической базы образовательных учреждений: вопросы восстановления, строительства и освобождения занятых не по назначению школьных зданий, дефицит учебно-методической литературы, топливный вопрос. В качестве одного из способов послевоенного восстановления и оснащения школ ряд исследователей отдельно выделял шефскую помощь предприятий, колхозов и организаций4.

В постсоветский период тема материально-технического оснащения школ рассматривалась в диссертационных исследованиях, посвященных, в целом, восстановлению школьной системы различных регионов страны5.

Более полное освещение получила проблема учительской интеллигенции. В первые послевоенные годы в отечественной историографии происходило осмысление новых задач, вставших перед работниками школ в условиях возрождения экономики и культуры страны. В ряде монографий нашла частичное отражение тема подготовки учителей через систему высшего образования, в том числе такие важные ее аспекты, как состав  профессорско-преподавательских кадров вузов и формирование облика учительства в целом6.

Авторы работ второго историографического периода на обширном статистическом материале проанализировали динамику численности вузов, в том числе педагогических, и контингента их студентов7. Наиболее полное освещение проблемы профессиональной подготовки через систему высшего образования было представлено в исследованиях Е.В. Чуткерашвили, в которых показатели движения контингента студентов и преподавателей даны в сравнении – по педагогическим и учебным заведениям технического, сельскохозяйственного и медицинского профилей8.

Третий историографический период отличался появлением обобщающих работ, посвященных роли высшего педагогического образования в процессе восстановления народного хозяйства9. Однако, проследив динамику роста контингента студентов, а также отдельные изменения в составе научно-педагогических кадров, авторы оставили неизученными проблемы их материального уровня жизни.

В 1980-е гг. в связи с подготовкой школьной реформы появилась целая группа публикаций, посвященных проблеме педагогического образования, в первую очередь таким ее аспектам, как: формы работы по обеспечению плана приема, уровень подготовки абитуриентов, система повышения квалификации учителей10. Но эта проблема фактически не была проанализирована применительно к избранному диссертантом отрезку времени.

В целом, для работ трех первых историографических периодов был свойственен чрезмерно обобщенный характер изложения. Исследования отличались явным идеологическим уклоном и основывались на анализе небольшого количества преимущественно однотипных источников.

В первое десятилетие постсоветской России проблема послевоенной школы и отечественного образования, в целом, была  обделена вниманием историков, сосредоточенных на осмыслении новых путей развития страны и вопросах идейно-политического характера. Лишь в незначительном количестве работ второй половины 1990-х гг. отражено взаимодействие власти и педагогической интеллигенции11. Важным шагом в изучении проблем учительства стало диссертационное исследование Н.П. Пигалевой, выполненное на материалах Костромской и Ярославской областей. Автор проследила особенности профессионального состава и социального положения учителей в послевоенный период, показала противоречивые взаимоотношения учительства и власти12.

Третья из наиболее часто затрагиваемых в исторической литературе проблем касается специфики учебного процесса и внедрения всеобщего семилетнего обязательного обучения. Большой вклад в изучение вопроса всеобуча в масштабах страны внес И.М. Богданов, который в своих трудах рассмотрел особенности движения контингента учащихся в послевоенные годы, сопоставив их с показателями численности школ и их территориальным размещением в СССР13.

Во второй половине 1950-х гг. появилась коллективная работа «Народное образование в СССР». В ней, наряду с кратким историческим очерком развития советской школы, были рассмотрены вопросы содержательной составляющей учебного процесса, воспитательной, внеклассной и внешкольной работы с учащимися, физического воспитания и политехнического обучения14.

С конца 1960-х гг. стали публиковаться книги, посвященные истории всеобщего среднего образования. Они содержали сведения об основных этапах развития советской школы, ее роли в решении задач всеобщего среднего образования молодежи, а также о специфике реализации закона о всеобуче в разных районах страны15.

В 2000-е гг. вышли исследования, по-новому представлявшие проблемы системы народного образования: вопросы ее реформирования и взаимодействия с властью и обществом16. Качественно новым исследованием в историографии советской школы стала монография М.В. Богуславского17. Автор представил историю школьного образования неотделимой от тех людей, с именами которых связана каждая веха. Во всех разделах, сгруппированных по годам – с 1900 по 1999 годы, выделено «главное действующее лицо» – партийные деятели, сотрудники аппарата Министерства Просвещения, выдающиеся педагоги, оказавшие влияние на развитие школы, и особые формы организации педагогического процесса, зародившиеся в это время.

Среди исследований по рассматриваемой теме сравнительно небольшое место занимают труды по Нижнему Поволжью. В работах советского периода по истории региона воссоздана общая картина послевоенного возрождения18. Пристальное внимание авторов вызывали преимущественно экономические аспекты. Вопросы школьного строительства даны отрывочно в общем контексте проблем восстановления.

Особый интерес вызывает диссертация Т.В. Шариковой, предпринявшей попытку комплексного анализа проблем восстановления школ Нижнего Поволжья в послевоенный период19. Однако работа в большей степени насыщена информацией о заседаниях обкомов ВКП (б), их периодичности и принятых постановлениях. В ней не показан механизм и степень выполнения этих решений, структура восстановительного процесса материально-технической базы образовательных учреждений и формирования педагогических коллективов.

Среди работ, написанных на материалах Нижнего Поволжья, выделяются исследования Н.В. Кузнецовой, в которых подробно освещен комплекс социально-экономических проблем населения региона в 1945–1953 гг.: голод 1946–1947 гг., жилищно-бытовые условия, изменения в оплате труда и другие20. Подробный  анализ системы снабжения жителей Нижнего Поволжья промышленными и продовольственными товарами в период функционирования карточной системы, в годы продовольственного кризиса и перехода к бескарточной торговле проведен Е.В. Австрийсковым21.  Однако указанные авторы не исследовали материально-бытовые проблемы учителей, учащихся и студентов педагогических учебных заведений.

Ход и последствия идеологических кампаний детально раскрыл В.А. Гижов, проследив изменения, произошедшие в преподавании языкознания и биологии22. Л.В. Харинина23 впервые выполнила комплексное исследование проблем высших учебных заведений Нижнего Поволжья в послевоенные годы. В работе затронуты такие вопросы, как восстановление материально-технической базы вузов, динамика численности преподавателей и студентов, воздействие идеологических кампаний на учебную работу. Однако проблемы, с которыми столкнулись педагогические учебные заведения, и механизм их преодоления не получили достаточного освещения.

Среди иностранной литературы практически нет работ, имеющих непосредственное отношение к избранной теме. История советской системы образования вызывала интерес у зарубежных исследователей лишь в качестве структурного компонента общей истории24. Фактически первым историографическим обзором иностранной литературы об истории советского образования стала работа К. Криптона25. Интересную авторскую интерпретацию идеологических кампаний представил Дж. Хоскинг, указав, что статья Сталина по вопросам языкознания не была научной, а последние годы его жизни «ознаменовались деградацией интеллектуальной и культурной жизни СССР»26.

Анализ исторической литературы показывает, что к настоящему времени проделана значительная работа по изучению системы школьного образования в СССР в 1945–1953 гг., функционирование которой рассматривалось авторами в органической связи с развитием социально-экономической и культурной жизни страны. Вместе с тем, в исследованиях не получила достаточного освещения проблема восстановления и укрепления материально-технической базы школ, не выделены характерные черты, этапы и особенности этого процесса. Упоминая о дефиците учебников и методической литературы, тяжелом материальном положении учителей и учащихся, авторы не приводили конкретные цифры и факты, не анализировали вопросы снабжения школ мебелью, учебными пособиями, топливом. До сих пор не подверглась исследованию такая важная ступень подготовки учителей, как педагогические училища. Остается открытым вопрос о материальном уровне жизни учителей в сравнении с другими группами населения.

Объектом диссертационного исследования являются школы Астраханской, Саратовской и Сталинградской областей в 1945–1953 гг.

Предметом изучения стали проблемы послевоенного восстановления и укрепления материально-технической базы школ Нижневолжского региона, формирования педагогических коллективов, повышения социального статуса учительских кадров, перестройки учебно-воспитательной работы в послевоенные годы.

Актуальность темы и недостаточная степень ее изученности позволили автору поставить перед собой цель раскрыть механизм взаимодействия власти и общественности по восстановлению и развитию школьной системы в Нижнем Поволжье в 1945–1953 гг. и его результаты. Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

  1. изучить основные пути расширения учебных площадей с учетом специфики областей региона;
  2. исследовать систему снабжения школ оборудованием, учебной литературой, топливом;
  3. провести анализ системы подготовки и повышения квалификации педагогических работников, выявить изменения в их численности и составе;
  4. исследовать материальное положение студентов педагогических учебных заведений и учительства;
  5. проанализировать процесс реализации закона о всеобщем школьном обучении;
  6. выявить структуру программно-методического комплекса общеобразовательной школы и основные направления учебно-воспитательной работы.

Хронологические рамки диссертационного исследования обусловлены особыми вехами в истории страны и отечественной системы образования. Они охватывают период с 1945 по 1953 годы. Началом его является завершение Великой Отечественной войны и последующее развертывание целенаправленной деятельности государства и общества по восстановлению и дальнейшему развитию народного хозяйства, в целом, и школ, в частности. Верхняя граница связана с переходом СССР на новый этап развития, характеризовавшийся изменениями в экономической, политической, идеологической и социально-культурной жизни, а также с достижением довоенных показателей ключевых составляющих школьной системы в Нижнем Поволжье (численность школ, учителей и учащихся). 1945–1953 годы стали периодом восстановления материально-технической базы школ, введения всеобщего обязательного семилетнего обучения, частичной модернизации учебного процесса, наряду с усилением идеологизации всей образовательной сферы.

Территориальные рамки диссертационного исследования включают Нижневолжский регион, в который в изучаемый период входили Астраханская, Саратовская и Сталинградская области.

Методологическую основу исследования составили принципы историзма, системности, объективности. Следование принципу историзма означало рассмотрение процесса восстановления и развития школьной системы в конкретной исторической обстановке послевоенных лет, позволило выявить закономерности и качественные изменения в системе народного образования в Нижнем Поволжье на протяжении 1945–1953 гг., а также причины и основные тенденции государственной политики в этой сфере в послевоенные годы. Системный подход обусловил выявление целого спектра проблем, решавшихся в рамках возрождения школьной системы. Соблюдая принцип объективности, автор делал выводы, опираясь лишь на изложенные в логической последовательности факты и динамические таблицы, не нарушая ход изложения неаргументированными оценками.

Построение умозаключений и формулирование выводов стали возможны за счет привлечения общенаучных методов, таких как: аналогия, сравнение, типизация, анализ, синтез, индукция и дедукция. Они позволили не только выявить общие закономерности и характерные особенности процесса восстановления и развития школьной системы послевоенного времени, но и проследить их связь с современностью. Важную роль в исследовании сыграли специально-исторические методы. Историко-генетический метод позволил выявить комплекс причинно-следственных связей, оказавших влияние на процесс становления советской образовательной системы, а  также обусловивших ряд ее основополагающих характеристик. Сопоставление специфики механизма и масштабов строительно-восстановительных работ, мер по формированию педагогических и учащихся коллективов в областях Нижнего Поволжья между собой и в масштабах страны было осуществлено на основе историко-сравнительного метода. Историко-системный и историко-типологический подходы обусловили обобщение данных по образовательным учреждениям региона и выявление их функционально-структурных характеристик в механизме образовательной системы.

Полноту исследования обеспечило применение методов смежных наук. Количественный анализ позволил наглядно проследить масштаб восстановительного процесса, динамику роста численности учителей и учащихся. Автором использовался также социологический метод. Интервьюирование современников изучаемого исторического периода позволило дополнить, конкретизировать и уточнить данные, полученные в ходе исследования письменных документов и материалов. Воспоминания школьников послевоенных лет отразили индивидуальный уровень восприятия рассматриваемых событий.

Источниковая база исследования. В основу диссертации вошли восемь групп документов и материалов. Первая группа представлена законодательно-актовыми материалами, среди которых наиболее важным является «Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг.», отразивший основные тенденции социально-экономического развития страны, а также характерные особенности государственной политики в сфере народного образования27.

Ко второй группе источников относится делопроизводственная документация центральных и местных органов государственной власти. Постановления СНК СССР (Совета Министров СССР), приказы Министра просвещения РСФСР, инструкции Министерства финансов позволили выявить спектр проблем, связанных с восстановлением школьной системы в стране и механизм их преодоления. Акты проверки, выборки данных по школам, докладные записки, информационные справки и сведения работников аппарата ОблОНО в Министерство просвещения; объяснительные записки и отчеты директоров о работе школ и педагогических учебных заведений, протоколы заседаний кафедр позволили оценить состояние их материально-технической базы, выявить направления учебно-методической деятельности, исследовать качественный и количественный состав педагогических коллективов, контингент учащихся и их материально-бытовые условия.

Данные источники хранятся в 18 фондах, сформированных в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ); Российском государственном архиве экономики (РГАЭ); Государственном архиве Астраханской области (ГААО); Государственном  архиве Волгоградской области (ГАВО); Государственном архиве Саратовской области (ГАСО).

Третью группу источников составили документы ВКП (б) – КПСС и ЦК ВКП (б), хранящиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ)28. Информации, справки работников отдела пропаганды и агитации, отдела школ отражают состояние учебно-воспитательной работы в школах, педагогических учебных заведениях, а также влияние на них идеологических кампаний.

Большой объем информации содержат протоколы и постановления бюро обкомов ВКП (б), стенограммы пленумов партийных комитетов различных уровней, докладные записки, отчеты работников отделов школ и вузов, отделов пропаганды и агитации обкомов, письма в вышестоящие органы власти. Они создают представление о состоянии работы в учебных заведениях Астраханской, Саратовской и Сталинградской областей: условиях их функционирования, степени оснащенности, материально-бытовых трудностях педагогов и воспитанников, мерах по их преодолению. Этот пласт документов сосредоточен в Государственном архиве современной документации Астраханской области (ГАСДАО); Государственном архиве новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО); Центре документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО).

Анализ статистических материалов, составивших четвертую группу источников, позволил проследить динамику базовых категорий системы школьного образования: численность школ, контингент педагогических работников и учащихся, в том числе по отдельным классам и типам школ. Обилие статистического материала позволило автору составить большое количество таблиц.

Значимым источником стала периодическая печать: общесоюзные издания – «Народное образование», «Правда», «Советская педагогика», «Учительская газета», областные газеты – «Волга», «Коммунист», «Сталинградская правда» за 1945–1953 гг., представляющие пятую группу источников. На страницах газет опубликованы открытые письма учителей и родителей, обращения шефствующих коллективов, репортажи со школьных строек, списки учителей, награжденных за выдающиеся заслуги орденами и медалями, а также богатый иллюстративный фотоматериал, отражавшие процесс восстановления школьной системы в исследуемый период. В специализированных педагогических журналах получила отражение дискуссия о раздельном обучении мальчиков и девочек, а также многочисленные дебаты, связанные с проведением идеологической кампании в сфере языкознания.

Документы личного происхождения составили шестую группу источников. Мемуары, опубликованные в периодической печати,  и устные воспоминания очевидцев событий тех лет, полученные автором в ходе личных бесед, не только позволили проникнуться атмосферой послевоенного общества, но и внесли дополнительные штрихи в общую картину послевоенного восстановительного процесса.

Седьмая группа источников – фотодокументы, стали бесценным дополнением, наглядно продемонстрировав архитектуру послевоенных школ, особенности учебного процесса и воспитательной работы с учащимися.

Восьмая группа источников представлена учебниками и учебно-методической литературой.

Представленная работа основана преимущественно на архивных источниках. Автором были проработаны материалы 27 фондов 9 архивов: трех центральных  и шести региональных. Большинство архивных документов по областям Нижневолжского региона впервые вводятся в научный оборот. Перечисленная совокупность источников позволила добиться раскрытия темы, избранной диссертантом.

Следует отметить тот факт, что в архивных и опубликованных документах нередко содержатся противоречащие друг другу сведения, как по содержанию произошедших событий, так и по количественным параметрам: о численности школ, учащихся, учителей, преподавателей и студентов педагогических институтов и т.п., вызвавшие большую сложность при интерпретации и обобщении материала. Все числовые значения, приведенные в диссертации, даются с учетом их подтверждения в других документах.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые проведен анализ комплекса важнейших проблем восстановления и развития школьной системы в Нижнем Поволжье в 1945–1953 гг. При этом, в отличие от исследований предшественников:

– детально исследован ход строительно-восстановительных работ в школах в 1945–1953 гг., выявлена их специфика и механизм реализации;

– раскрыты пути формирования материально-технической базы школ;

– проанализирована система профессиональной подготовки учительских кадров трех уровней и представлены подробные характеристики контингента учащихся педагогических учебных заведений;

– выявлены количественные и качественные (уровень образования, стаж работы, партийная и гендерная принадлежность) изменения в составе педагогических работников в послевоенные годы;

– проанализированы и критически оценены материальное положение студентов педагогических учебных заведений и учительства, а также меры государства и местных органов власти по его улучшению;

– раскрыты особенности реализации всеобщего школьного обучения, в том числе меры, направленные на стабилизацию материального положения школьников;

– установлен характер влияния идеологических кампаний послевоенных лет на работу общеобразовательной школы.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Механизм восстановления материально-технической базы школ Нижнего Поволжья был обусловлен спецификой послевоенного времени. Возрождение школьной системы областей региона, оказавшихся в оккупированной и прифронтовой зоне, проходило в едином ключе с учебными заведениями всей страны. Увеличение ассигнований на восстановление и строительство образовательных учреждений, а также совместные усилия всех субъектов координации и реализации школьного строительства обусловили восстановление довоенного уровня материально-технической базы школ региона в 1950 г.
  2. Школы Сталинграда, наиболее разрушенные в ходе войны, фактически возрождались «с нуля». Идеологический фактор – восстановление города-героя как пример духовной мощи и несгибаемости советского народа, стимулировал целевое финансирование, всенародную шефскую помощь и энтузиазм жителей города.
  3. Систематическое увеличение численности учительских кадров и повышение их профессиональной компетенции являлись ключевыми элементами процесса развития и совершенствования школьной системы. Особая активность в этом направлении пришлась на конец 1940-х гг. в связи с расширением контингента учащихся в результате введения всеобщего обязательного семилетнего обучения.
  4. Дифференцированный подход к уровню образования работников начальной, семилетней и средней школ обуславливал трехступенчатую систему подготовки кадров – в педагогических училищах, учительских и педагогических институтах. Дополнительным ресурсом для формирования учительских кадров начальной школы с 1946/1947 учебного года стали выпускники одиннадцатых педагогических классов.
  5. Для стабилизации и улучшения материального положения учительства использовался комплекс мер: повышение заработной платы, частичное решение жилищной проблемы, дополнительные льготы. Размеры заработной платы учителей и стипендии учащихся пединститутов свидетельствуют о том, что в послевоенном государстве педагоги, наряду с промышленными рабочими,  находились в более привилегированном положении по сравнению с представителями других профессиональных групп – работниками сельского хозяйства, общественного питания и здравоохранения.
  6. В 1945–1953 гг. ведущей задачей в сфере народного просвещения являлось внедрение обязательного семилетнего и распространение среднего образования. Ключевыми направлениями в этом процессе являлись охват обучением всех детей с семилетнего возраста и предотвращение отсева. Стабилизации учебного процесса способствовали меры материального обеспечения нуждавшихся учащихся. В 1953 г. численность школьников в регионе приблизилась к довоенному уровню.
  7. Раздельное обучение мальчиков и девочек в качестве способа оптимизации учебного процесса и повышения успеваемости, реализованное в 50 % школ страны, не оправдало себя и было упразднено в середине 1950-х гг. В то же время, введение с 1945/1946 учебного года золотых и серебряных медалей оказалось более действенной мерой и обусловило заметный «скачок» успеваемости к концу изучаемого периода.
  8. Влияние идеологических кампаний на работу общеобразовательных школ проявлялось в более мягких формах, чем на деятельность высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов. Перестройка преподавания биологии на практике получила выражение в развитии опытно-экспериментальной работы с учащимися на пришкольных участках и станциях юннатов. Модернизация системы преподавания русского языка являлась формальностью и фактически не была воплощена.

Научная и практическая значимость исследования состоит в том, что конкретно-исторические материалы, содержащиеся в диссертации, ее основные положения и выводы могут быть использованы как при разработке и преподавании общих и специальных курсов по истории Отечества, учебных пособий, для создания элективных курсов по краеведению, истории повседневности, а также в практической деятельности государственных, общественных и других учреждений, при разработке федеральных и региональных программ развития системы общеобразовательных учреждений.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены в докладах на XI, XIV и XV региональных конференциях молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2006, 2009, 2010), научно-практической конференции «Единство фронта и тыла – залог Победы в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.) (Волгоград, 2009), III межрегиональной научно-практической конференции «Социально-экономическое и культурное развитие России» (Омск, 2009), региональной конференции «Сталинград и Сталинградская область – Великой Победе» (Волгоград, 2010), I Международном образовательном форуме «Личность в едином образовательном пространстве» (Запорожье, 2010), а также в 16 публикациях, в том числе 3 статьях в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложений, списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, проанализирована  историография, определены хронологические и территориальные рамки, объект и предмет исследования, сформулированы его цель и задачи, представлены методологическая основа и источниковая база, показаны научная новизна и практическая значимость диссертации.

Глава 1 «Укрепление материально-технической базы школ Нижневолжского региона» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Восстановление и строительство школьных зданий» рассмотрен комплекс задач, решавшихся в  рамках возрождения и расширения сети школ: возвращение школьных зданий, использовавшихся не по назначению; ремонт имевшихся и возведение новых учебных помещений.

Потребность в строительстве новых школьных зданий обусловила рост государственных ассигнований. В Астраханской области он составил 23 %, в то время как в Саратовской и Сталинградской – 200 %, что определялось большей численностью населения, важным экономическим и социально-политическим значением этих областей.

Острый дефицит материальных и людских ресурсов вызвал непосредственное участие всего населения в работах на школьных объектах и появление феномена «народной стройки» и массовых общественных движений по оказанию помощи школам – «житомирское движение», «черкасовское движение», «декадники», «воскресники помощи школам». Соревнование колхозов, промышленных предприятий за лучшую подготовку школ к учебному году, строительных организаций – за досрочный ввод в действие школьных зданий, стимулировало ускорение темпов строительно-восстановительных работ.

Анализ архивных документов и материалов, позволил автору проследить динамику школьного строительства в Нижнем Поволжье в 1945–1953 гг., представленную в таблице 1.

Таблица 1

Общая численность школ в областях Нижнего Поволжья и в СССР

в 1940 г. и послевоенные годы

Территориальная единица

Год

1940

1945

1948

1950

1953

Астраханская область

486

526

577

564

582

Саратовская область

2 447

2 305

2 373

2 525

2 461

Сталинградская область

1 996

1 971

1 975

2 001

1 851

Нижневолжский регион

4 929

4 802

4 925

5 090

4 894

СССР

191 545

186 853

198 523

201 628

198 258

Темпы школьного строительства в Нижнем Поволжье соответствовали общесоюзным. Уже в 1948 г. количество школ в регионе достигло 99 % довоенного уровня, а в 1950 г. превысило его. Прирост был наиболее заметен в Астраханской области в связи с включением в ее состав районов Калмыкии в 1943 г. Однако и в 1950 г. преобладали небольшие по размеру помещения, предназначенные для начальных школ. Их доля составила, согласно статистическим данным, 65 %, в то время как здания для семилетних школ – 28 %, средних – 7 %.

С 1950 г. по 1953 г. количество школ в Нижнем Поволжье (в Саратовской и Сталинградской областях) сокращалось в связи с их укрупнением, вызванным переходом ко всеобщему обязательному семилетнему образованию, и проводившимся в тот период объединением мелких и средних колхозов и совхозов. В 1953 г. удельный вес начальных общеобразовательных учебных заведений сократился до 60 %, а семилетних и средних увеличился до 30 % и 10 % соответственно. Общая же численность школ в Астраханской и Саратовской областях превзошла показатель 1940 г., а в Сталинградской – уступала ему на 7 %.

Большинство школ располагалось в частично отремонтированных или приспособленных помещениях. Средства, выделенные на капитальный ремонт, расходовались преимущественно на возведение пристроек. Строительство новых зданий не позволило полностью заменить старые, поскольку темпы роста контингента учащихся были значительно выше.

Второй параграф «Обеспечение школ оборудованием, учебной литературой, канцтоварами» посвящен вопросам материального оснащения образовательных учреждений.

Значительные трудности в осуществлении учебного процесса в послевоенные годы создавал дефицит мебели, учебников и наглядных пособий, канцелярских принадлежностей. Нехватка парт, столов и стульев не позволяла полностью задействовать все классные комнаты и нередко вызывала проведение занятий в две-три смены. Промышленные предприятия не могли обеспечить необходимое количество  школьной мебели, поскольку были сосредоточены на выполнении собственных производственных планов. Положение стало улучшаться с 1948/1949 учебного года в связи с расширением возможностей предприятий, в основном восстановивших довоенные мощности.

Вопрос обеспечения школ учебниками решался за счет расширения их выпуска государственными издательствами и путем скупки подержанных экземпляров у старшеклассников. Однако плановые поступления со складов КОГИЗа не удовлетворяли реальные потребности учебного процесса, а решения бюро обкомов и горкомов ВКП (б) об изготовлении артелями промкооперации ученических принадлежностей по договору с ОблКОГИЗом выполнялись крайне медленно. Из-за неправильного планирования одни районы получали больше учебной литературы, чем им требовалось, другие – испытывали дефицит.

Дополнительные трудности в решении проблемы учебников возникли в конце 1940-х гг. в связи с введением в сельских районах всеобщего семилетнего обучения и широкомасштабным переизданием учебной литературы, вызванным идеологическими кампаниями. Только в 1949–1950 гг. были частично переработаны 76 пособий, заменены новыми 74 учебника для школ и вузов.

Среди канцелярских принадлежностей наибольший дефицит представляли тетради, вместо которых в первые послевоенные годы часто использовали оберточную бумагу, заводские бланки, обои, старые газеты. Изученные автором документы и воспоминания очевидцев  позволяют установить наличие наиболее острого дефицита канцтоваров в сельских районах, где школьники получали в среднем по 5–8 тетрадей на год (в 3–4 раза меньше, чем в городе).

В третьем параграфе «Основные пути и уровень решения топливного вопроса» показан механизм снабжения образовательных учреждений топливом, источники его поступления и возникавшие при этом проблемы.

Немаловажное значение в организации учебного процесса имел топливный вопрос. Особую актуальность он приобретал в зданиях, сданных в эксплуатацию без проведения капитального ремонта. В первые послевоенные годы недостаток топлива, его низкое качество (угольная пыль, сырые дрова), общие неисправности отопительной системы и перебои в электроснабжении обуславливали низкую температуру в учебных помещениях. В зимнее время уроки нередко проводились при температуре от 0 до +10 градусов, и учащиеся занимались в верхней одежде и головных уборах.

Финансирование отопительного процесса осуществлялось отделами народного образования и шефствующими предприятиями. В зависимости от природно-географических условий и экономических особенностей областей использовалось несколько видов топлива: уголь, дрова, саман, камыш, кизяки.

Ежегодно в августе, в рамках проведения двухнедельников помощи школам, осуществлялся ремонт системы отопления, заготавливалось топливо. Большие трудности создавало отсутствие транспорта – объем заготовок не соответствовал объему вывоза. К концу 1940-х гг. острота топливного вопроса была значительно снята. Этому способствовали активные  восстановительные процессы в экономике страны, обусловившие отмену системы отпуска топлива по нарядам и введение свободной продажи дров и угля со складов городских топливоснабжающих предприятий.

Глава 2 «Повышение социального статуса учительских кадров» включает три параграфа.

В первом параграфе «Подготовка и совершенствование квалификации педагогических работников» раскрыты основные направления и формы работы по формированию педагогических коллективов.

В период Великой Отечественной войны произошло значительное уменьшение численности учителей и снижение их квалификации. К осени 1945 г. контингент школьных работников Нижнего Поволжья сократился почти в 1,7 раза, по сравнению с 1940 г., в том числе в Астраханской области – в 1,4; в Саратовской – в 1,8; в Сталинградской – в 1,3. Это обусловило комплекс мер, принятый центральными и местными органами власти уже в первые послевоенные годы: прекращение краткосрочной подготовки учителей из лиц, не имевших среднего образования, упорядочение работы педагогических учебных заведений, развитие системы повышения квалификации.

Подготовку педагогов в Нижнем Поволжье осуществляли Астраханский, Саратовский, Сталинградский педагогические и учительские институты, а также учительские институты Балашова, Вольска, Урюпинска и 16 педучилищ. Особое значение в послевоенный период приобрела система заочного обучения, распространение которой сопровождалось широкой пропагандой, созданием сети консультационных пунктов, введением дополнительных льгот материально-бытового характера.

В послевоенные годы все педагогические учебные заведения функционировали в тяжелых условиях, сходных с положением общеобразовательных школ. Дефицит площадей, мебели, оборудования, пособий, перебои в освещении и отоплении затрудняли учебный процесс и влияли на степень овладения студентами материала. Дополнительные трудности создавала нестабильность студенческого состава.

Кадры для начальных школ готовили педагогические училища, которые в рассматриваемый период перешли на четырехлетний срок обучения. Новые учебные планы предусматривали сокращение сроков изучения дисциплин, усиление самостоятельной подготовки учащихся.  Особую роль в учебном процессе играла степень профессионализма преподавателей училищ, основная масса которых имела соответствующее образование и большой опыт работы. В отличие от школ и вузов, штат которых активно пополнялся молодыми кадрами, работники педучилищ представляли особый монолитный кластер сферы народного образования.

Подготовка преподавателей семилетних школ возлагалась на учительские, средних – на педагогические институты. Срок обучения в них составлял 2 и 4 года соответственно. В рассматриваемый период наблюдалось двукратное увеличение численности студентов. При этом около 77 % работников пединститутов региона составляли ассистенты и преподаватели со стажем до 5 лет.

Совершенствование педагогического мастерства учителей, уже получивших базовое образование, осуществлялось под руководством Институтов повышения квалификации. Традиционными формами обучения при этом являлись курсы, семинары, совещания, кустовые методические объединения, научно-практические конференции и педагогические чтения.

Развитие системы подго­товки педагогических кадров и повышения квалификации сыграло большую роль в формировании учительских коллективов, способствовало росту их профессионального уровня.

Во втором параграфе «Количественные и качественные изменения в составе учителей» автором проанализирована динамика численности и квалификации работников школ Нижневолжского региона в послевоенный период.

В исследуемый период число учителей Нижневолжского региона увеличилось почти в 2, а в среднем в СССР – в 1,5 раза. При этом довоенное количество школьных работников было достигнуто в Саратовской области к 1949/1950, в то время как в Астраханской и  Сталинградской, пострадавших от военных действий, к 1952/1953 учебному году.

Таблица 2

Численность учителей в школах Нижнего Поволжья

в 1940/1941 и послевоенные учебные годы

Территориальная единица

Год

1940/1941

1945/1946

1949/1950

1952/1953

Астраханская 

4 056

2 975

3 838

4 615

Саратовская

16 500

9 046

17 100

18 500

Сталинградская

12 115

6 997

9 300

13 459

Нижневолжский регион

32 671

19 018

30 238

36 574

СССР

1 216 000

1 043 000

1 433 000

1531 000

Позитивные изменения произошли и в составе учительства региона. Доля педагогов, имевших начальное образование, сократилась с 15 % в 1945 г. до 4 % в 1953 г. За этот же отрезок времени удельный вес учителей с высшим образованием возрос с 9 % до 14 %, выпускников учительских институтов – с 12 % до 22 %. Основную же массу педагогов составляли лица со средним образованием, в том числе педагогическим (64 % в 1945 г. и 60 % в 1953 г.)

Характерной чертой послевоенного времени являлся небольшой стаж работы основной массы педагогов. По данным за 1945/1946 учебный год 52 % учителей региона отработали в школах менее 5 лет. В начале 1950-х гг. доля таких преподавателей сократилась до 36 %.

Относительно стабильным оставался гендерный и партийный состав учительства. Как и в довоенное время, типичным для системы школьного образования являлось преобладание в ней женщин. Значительной оставалась доля «партийных» учителей – каждый третий из них состоял в рядах ВКП (б). Для школьных работников действовали сравнительно легкие условия приема в партию, поскольку именно они являлись «миссионерами» государственной идеологии на местах. 

Третий параграф «Материальное положение студентов педагогических учебных заведений и учительства» посвящен вопросам жилищных условий, оплаты труда, снабжения продовольственными и промышленными товарами работников системы народного образования.

Анализ документов и материалов центральных и региональных архивов показал, что в послевоенные годы особо важное значение для учащихся педагогических учебных заведений имел жилищный вопрос. Студенческие общежития не вмещали всех нуждавшихся,  были плохо оборудованы и требовали капитального ремонта. Компенсация аренды квартир покрывала только часть затрат. Стипендии студентов в исследуемый период оставались стабильными и составляли на 1–4 курсах пединститутов 220–295 руб. Они обеспечивали минимальный продуктовый набор с учетом выплат за обучение, общежития и удержаний за подписку на обязательные государственные займы. Систематическое снижение розничных цен на продовольственные и промышленные товары, начиная с 1947 г. и увеличение их выпуска способствовали частичному улучшению материального положения различных групп населения, в том числе студентов. В целях стабилизации студенческого контингента и повышения престижа учительской профессии Министерство просвещения РСФСР освободило от платы за обучение в педагогических учебных заведениях Героев Советского Союза и Героев социалистического труда, установило для них дополнительные стипендии и ввело систему поощрений для отличников учебы.

Повышению материального уровня жизни учителей способствовали, во-первых, увеличение заработной платы, составившее в 1945–1953 гг. 47 %; во-вторых, совершенствование системы пенсионного обеспечения; в-третьих, предоставление специальных льгот (бесплатного жилья, топлива, участков для подсобных хозяйств, ежеквартальных пайков); в-четвертых, включение работников школ, наряду с промышленными рабочими, в I группу снабжения продуктами питания в условиях действия карточной системы. В то же время собственным жильем была обеспечена незначительная часть учителей, остальные  жили в коммунальных квартирах,  в домах сельсоветов, школьных пристройках.

Важной формой оценки и поощрения деятельности педагогических работников являлось присвоение учителям почетных званий и награждение особыми знаками отличия. Списки и фотографии выдающихся педагогов, отмеченных высокими правительственными наградами, регулярно публиковались на первых полосах региональных и федеральных периодических изданий. В начале 1950-х гг. 2843 педагога Саратовской области были отмечены правительственными наградами, в том числе, учительницы З.Н. Цветкова, Г.М. Гавва, А.В. Колосова, Н.А. Кукурузенко.

Таким образом, важная роль учительства в жизни общества и государства определила пристальное внимание власти к проблеме формирования педагогических коллективов. Повышение уровня жизни работников школы, а также студентов педагогических учебных заведений входило в комплекс мер, направленных на создание прочной кадровой базы.

Глава 3 «Перестройка учебного процесса в послевоенные годы» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Программно-методический комплекс общеобразовательной школы» проанализированы учебные планы начальной, семилетней и средней школы и их модернизация.

С 1945/1946 учебного года курсы истории, географии и естествознания были перенесены в программу 4 класса, (вместо 1–3 классов). Это обуславливалось снижением возрастного порога первоклассников с 8 до 7 лет и необходимостью облегчения программы начальной школы. Наибольшее количество часов в ней отводилось на обучение русскому языку и литературному чтению (около 40 %), а также арифметике (около 20 %). Изучение иностранного языка начиналось в 5 классе. С 1 сентября 1946 г. в семилетних и средних школах была отменена военная подготовка учащихся.

С 1945/1946 учебного года в десятом классе были введены выпускные экзамены на аттестат зрелости по предметам: русский язык и литература, математика, физика, химия, история и иностранный язык. Для учащихся национальных школ был обязателен также экзамен по родному языку и литературе.

Выпускникам средних школ, имевших отличные оценки по предметам и поведению, вручались золотые медали. Выполнившим те же условия, но получившим три и менее оценок «хорошо» предназначались серебряные медали. Не выдержавшие экзамены или не допущенные к ним получали свидетельство с указанием итоговых оценок по пройденным предметам и право сдавать экзамены в той же школе через год. В первых трех классах начальной школы перевод из класса в класс производился на основании успеваемости в течение учебного года. Учащиеся 4 класса сдавали переводные экзамены.

С 1 октября 1945 г. в качестве эксперимента в 25 женских школах СССР, в том числе в 4 школах Нижнего Поволжья, были открыты одиннадцатые педагогические классы для обеспечения начальной школы кадрами наряду с педучилищами.

С 1947/1948 учебного года в старших классах средних школ преподавались логика и психология, введение которых способствовало повышению общего культурного и образовательного уровня выпускников.

Во втором параграфе «Восстановление всеобщего школьного обучения» раскрыты основные меры, направленные на охват детей образовательными учреждениями и предотвращение их отсева.

Необходимость повышения общего культурного и образовательного уровня населения страны, потребность в грамотных кадрах для промышленного сектора обусловили переход к обязательному семилетнему обучению детей в сельской местности и дальнейшее расширение среднего образования для всей молодежи, ставшие  ключевым направлением работы советской школы в послевоенные годы. Кроме того, введение с 1944/1945 учебного года обязательного обучения детей семилетнего возраста ликвидировало разрыв между детским садом и школой.

Таблица 3

Контингент школьников Нижнего Поволжья

в 1940/1941 и послевоенные учебные годы

Территориальная единица

Год

1940/1941

1945/1946

1947/1948

1952/1953

Астраханская

104 200

75 440

86 981

95 292

Саратовская

311 900

264 649

280 897

335 528

Сталинградская

213 600

187 155

194 998

174 677

Нижневолжский регион

629 700

527 244

562 876

605 497

РСФСР

20 633 300

15 030 939

167 053 583

16 921 942

С 1945/1946 до 1952/1953 учебного года численность школьников в Нижнем Поволжье выросла на 15 %, а в РСФСР в целом – на 13 %. В 1953 г. число учащихся в регионе достигло 96%, а в стране – в среднем 82 % довоенного уровня. Исключение составила Саратовская область, где предвоенный показатель был превышен на 8 %. Сочетание благоприятных социально-экономических и демографических факторов, обусловили здесь прирост количества учащихся в исследуемый период на 27 %.

Важной составной частью организации учебного процесса в послевоенные годы стали меры местных органов власти и общественности по обеспечению школьников одеждой, обувью, продуктами питания и созданию фондов всеобуча.

В третьем параграфе «Учебно-воспитательная работа и послевоенные идеологические кампании» исследованы меры, направленные на повышение успеваемости и дисциплины учащихся, а также проанализировано влияние политической ситуации в стране на процесс реализации всеобщего обучения.

Автор приходит к выводу, что внедрение раздельного обучения мальчиков и девочек, начавшееся в годы войны, основывалось на традиции дореволюционной России и учитывало специфику мужского и женского воспитания. В начале 1950-х гг. доля раздельных школ в РСФСР составила 55,4 %. Однако в 1954 г. правительство под давлением общественности ликвидировало эту систему. Причинами этого стали ее невостребованность населением, а также недостаточный уровень материально-технической базы школ и общий дефицит специально подготовленных педагогических кадров.

Анализ отчетов областных отделов народного образования и материалов проверок школ позволил установить, что важную роль в повышении успеваемости и укреплении дисциплины в послевоенные годы сыграло введение правил для учащихся, ученических билетов, цифровой пятибалльной системы оценки успеваемости и поведения, золотых и серебряных медалей, а также разработка системы поощрения и наказания. С 1945/1946 по 1950/1951 учебные годы успеваемость школьников региона выросла на 10 %. Наибольшие трудности вызывало изучение русского языка и математики – большинство неудовлетворительных оценок приходилось на эти предметы.

На учебно-воспитательную работу в школах особое влияние оказали идеологические кампании. В отличие от вузов, где их воздействию подвергались и преподаватели, и студенты, в школах основным объектом был педагогический состав. Положительным моментом стало широкое распространение внешкольной работы с учащимися в кружках, на пришкольных участках, станциях юннатов. В то же время регулярные курсы, семинары и совещания имели преимущественно декларативный характер и фактически отвлекали учителей от решения их непосредственной задачи – обучения и воспитания.

В заключении подведены основные итоги исследования.

Процесс восстановления и развития школьной системы в Нижнем Поволжье в 1945–1953 гг. отражал общую ситуацию, сложившуюся в сфере народного образования в СССР.  Объективными причинами отставания темпов школьного строительства от реальных потребностей были огромные масштабы восстановительных работ при ограниченных возможностях строительных организаций в связи с недостаточным финансированием, нехваткой строительных материалов и инструментов. Феномен «народной стройки» и массовые общественные движения по оказанию помощи школам компенсировали общий дефицит материальных и людских ресурсов и явились одним из ключевых факторов положительной динамики школьного строительства.

Большое значение для восстановления и развития школьной системы имело решение проблемы учительских кадров. Несмотря на трудности послевоенного времени, дифференцированный подход к подготовке школьных работников, а также комплекс мер, направленных на повышение их социального статуса, способствовали постепенному преодолению кадрового дефицита в системе школьного образования Нижневолжского региона. 

Введение всеобщего обязательного образования в объеме семилетней школы сопровождалось многочисленными экспериментами, направленными на повышение качества подготовки школьников по основным и прикладным предметам. Многие из этих мероприятий, в частности, система поощрения отличников учебы, а также разнообразная учебно-воспитательная работа вне школы доказали свою целесообразность и сохранились в современной образовательной системе. Проведенное исследование подтверждает необходимость соответствия школьной политики условиям реальной исторической ситуации и подчинения системы школьного образования актуальным потребностям общественного развития.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Гладкова, Е.О. Изменение состава учительства в 1945-1953 гг. (на материале Астраханской и Сталинградской областей) [Текст] / Е.О. Гладкова // Вестник ВЭГУ. – 2010. – № 6 (50). – История. – Уфа: Изд-во ВЭГУ, 2010. – С. 137–142 (0,5 п.л.).
  2. Гладкова, Е.О. Материальное обеспечение школьников Нижнего  Поволжья в 1945–1953 гг. [Текст] / Е.О. Гладкова // Исторические, философские, политические и юридические науки. Культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2011. – С. 36–39 (0,3 п.л.).
  3. Гладкова, Е.О. Подготовка учительских кадров в педагогических училищах в послевоенные годы (по материалам Астраханской, Саратовской и Сталинградской областей) [Текст] / Е.О. Гладкова // Образование. Наука. Инновации. Южное измерение. – 2012. – № 6 (26). – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ. – С. 75–79 (0,5 п.л.).

Другие публикации

  1. Ершова, Е.О. Картотека ЦДНИВО как источник для изучения восстановительных процессов в Сталинграде (1943–1953 гг.) [Текст] / Е.О. Ершова // Сталинградская битва в истории России. Девятые юношеские чтения, 3 апреля 2004 г.: сб. тез. докл. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2005. – С. 262–264 (0,1 п.л.).
  2. Ершова, Е.О. Восстановление системы народного образования в Сталинграде в 1943 г. [Текст] / Е.О. Ершова // Стрежень. – Вып. 5. – Волгоград: Издатель, 2006. – С. 274–278 (0,5 п.л.).
  3. Ершова, Е.О. Возрождение школ г. Сталинграда (февраль 1943 г. – май 1945 г.) [Текст] / Е.О. Ершова // Конференция молодых исследователей Волгоградской области, 8–10 ноября 2006 г. Вып. 3: Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. – Волгоград: Изд–во ВолГУ, 2007. – С. 106–108 (0,1 п.л.).
  4. Ершова, Е.О. Восстановление всеобщего школьного обучения в послевоенном Сталинграде (1943–1950 гг.) [Текст] / Е.О. Ершова // Нижняя Волга в истории России: сб. науч. и метод. мат. – Волгоград, 2008. – С. 77–84 (0,5 п.л.).
  5. Гладкова, Е.О. Всеобщее школьное обучение в Сталинграде (1941–1945 гг.) [Текст] / Е.О. Гладкова // Социально-экономическое и культурное развитие России: мат. III межрег. науч.–практ. конф. 22 мая 2009 г. – Омск: Изд–во А.А. Аскаленко, 2009. – С. 19-23 (0,2 п.л.).
  6. Гладкова, Е.О. Изменение учебного процесса в школах Сталинградской области в период Сталинградской битвы [Текст] / Е.О. Гладкова // Единство фронта и тыла – залог победы в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.): мат. науч.–практ. конф. – Москва: Глобус, 2009. – С. 216-220 (0,3 п.л.).
  7. Гладкова, Е.О. Идеологические кампании второй половины 1940-х годов и школы Сталинградской области [Текст] / Е.О. Гладкова // Конференция молодых исследователей Волгоградской области, 11–13 ноября 2009 г. Вып. 3: Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. –  Волгоград: Изд–во ВолГУ, 2010. – С. 165–172 (0,5 п.л.).
  8. Гладкова, Е.О. Идеологические кампании второй половины 1940-х – начала 1950-х годов и школы Нижнего Поволжья (на материале Астраханской и Сталинградской областей) [Текст] / Е.О. Гладкова // Стрежень. – Вып. 8. – Волгоград: Издатель, 2010. – С. 235–241 (0,6 п.л.).
  9. Гладкова, Е.О. Материально-бытовое обеспечение школьников Сталинграда на завершающем этапе Великой Отечественной войны [Текст] / Е.О. Гладкова // Сталинград и Сталинградская область – Великой Победе: мат. рег. конф. 6–7 мая 2010 г. – Волгоград: Полиграфпром, 2010. – С. 198–201 (0,2 п.л.).
  10. Гладкова, Е.О. Научно-исследовательская деятельность как неотъемлемый компонент гражданско-патриотического воспитания личности [Текст] /  Е.О. Гладкова // Сборник научных статей I Международного образовательного форума. Часть 1: Конференция «Философия образования личности». – Запорожье: ЛИПС, 2010. – С. 63–64 (0,1 п.л.).
  11. Гладкова, Е.О. Использование материалов по истории Сталинграда периода Великой Отечественной войны как средство формирования интереса к учебному процессу у современных школьников [Текст] / Е.О. Гладкова // Традиции патриотизма в культуре и истории России: сб. мат. науч.–практ. конф. 2009–2010 годов. – Волгоград: Панорама, 2011. – С. 158–160 (0,2 п.л.).
  12. Гладкова, Е.О. Снабжение школьников одеждой и обувью как средство выполнения закона о всеобуче в послевоенные годы (по материалам областей Нижней Волги) [Текст] / Е.О. Гладкова // Конференция молодых исследователей Волгоградской области, 9–12 ноября 2010 г. Вып. 3: Философские науки и культурология. Исторические науки: тез. докл. – Волгоград: Изд–во ВолГУ, 2011. – С. 91–93 (0,1 п.л.).
  13. Серенко, М.Н., Гладкова, Е.О. Участие профсоюзов промышленных предприятий в возрождении материально-технической базы школ Нижнего Поволжья [Текст] / М.Н. Серенко, Е.О. Гладкова // III Международная заочная научно-практическая конференция «Современные аспекты общественно-политического развития России и стран мира»: сб. мат. конф. – Краснодар: Пресс-Имидж, 2012. – С. 19–23 (0,2/0,1 п.л.).

1 Володарский Л.М. Возрождение районов, пострадавших от немец­ко-фашистской оккупации. М., 1946; Дегтярь Д.Д. Возрождение районов, подвергшихся немецкой оккупации. М., 1947 и др.

2 Очерки по истории советской школы РСФСР за 30 лет / под ред. Н.А. Константинова и Е.Н. Медынского. М., 1948.

3 Дейнеко М.М. 40 лет народного образования в СССР. М., 1957; Народное образование в СССР. М., 1957 и др.

4 Борьба партии и рабочего класса за восстановление и развитие народного хозяйства СССР (1943–1950 гг.). М., 1978; Поляк Г.Б. Послевоенное восстановление народного хозяйства. М., 1986; Касилов А.А. Деятельность партийных организаций Верхней Волги по развитию народного образования в 1945–1958 гг. (на материалах Ивановской, Костромской, Ярославской областей): Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1990 и др.

5 Сулейманова Л. Ш. История становления и развития национальных общеобразовательных школ и педагогических учебных заведений в Башкортостане, 1900 – начало 70-х гг. ХХ в.: Дис. …док. ист. наук. Уфа, 2000; Смирницкий А.Е. Развитие советской общеобразовательной школы в Горьковской и Кировской областях (1946–1952 гг.): сравнительный анализ: Автореф. дис. …канд. ист. наук. Нижний Новогород, 2006 и др.

6 Кафтанов С.В. Высшее образование в СССР. М., 1950; Синецкий А.Я. Профессорско-преподавательские  кадры высшей школы СССР. М.,1950 и др.

7 Галкин К.Т. Высшее образование и подготовка научных кадров в СССР. М., 1958; Елютин В.П. Высшая школа страны социализма. М., 1959; Зиновьев С.И., Ременников Б.М. Высшие учебные заведения СССР. Университеты, экономические и юридические вузы. М., 1962 и др.

8 Чуткерашвили Е.В. Развитие высшего образования в СССР. М., 1961; Чуткерашвили Е.В. Кадры для науки. М., 1968.

9 Высшая школа СССР за 50 лет / под ред. В.П. Елютина. М., 1967; Советская интеллигенция. (История формирования и роста. 1917–1965 гг.). М., 1968 и др.

10 Деятельность коммунистической партии по подготовке и воспитанию учительских кадров в период социалистического строительства: Сб. науч. тр. Московского заочного педагогического института. М., 1981; Полубабкин В.П. Партийное руководство деятельностью комсомола по подготовке учительских кадров в 1946 –1959 гг. (На материале партийной организации РСФСР): Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1990 и др.

11 Борзенков А.Г. Интеллигенция и сталинизм в послевоенные годы (1941–1953 гг.). Методические указания к курсу истории России. Новосибирск, 1993; Казарин В.Н. Педагогическая и научная интеллигенция Восточной Сибири: формирование, облик, деятельность. Вторая половина 40-х – середина 60-х гг. XX в.: Автореф. дис. …док. ист. наук. Иркутск, 1998 и др.

12 Пигалева Н.П. Учительская интеллигенция и ее роль в социокультурной жизни российской провинции в послевоенные годы. 1945–1953 гг. (на материалах Костромской и Ярославской областей): Дис. …канд. ист. наук. Кострома, 2007.

13 Богданов И.М. Очерки по статистике всеобщего школьного обучения. М.-Л., 1948; Вопросы организации всеобщего обучения / под ред. И.М. Богданова и др. М., 1953; Богданов И.М. Статистика школьного образования. М., 1954.

14 Народное образование в СССР. М., 1957.

15 Народное образование в СССР. М., 1967; Народное образование в РСФСР. Сборник статей. М., 1970; Народное образование в СССР. М., 1985 и др.

16 Анайкина Л.И. Партийно-государственная политика в сфере народного образования в РСФСР (1922–1991 гг.): Дис. ...док. ист. наук. М., 2001; Поздняков А.Н. Власть, общество и школьные реформы в России (конец XIX – начало XX веков). Саратов, 2005 и др.

17 Богуславский М.В. XX век Российского образования. М., 2002.

18 Водолагин М.А. Очерки истории Волгограда. М., 1968; Очерки истории Саратовской областной организации КПСС. Саратов, 1982; Очерки истории Астраханской областной организации КПСС. Волгоград, 1985; Очерки истории Волгоградской областной организации КПСС. Волгоград, 1985; Панин И.И. История Астраханской области (1945–1970 гг.). Астрахань, 1998 и др.

19 Шарикова Т.В. Руководство партийных организаций Нижнего Поволжья народным образованием в послевоенный период (1946–1955 гг.): Автореф. дис. …канд. ист. наук. Саратов, 1979.

20 Кузнецова Н.В. Нижнее Поволжье в 1945–1953 гг.: экономические и социальные проблемы послевоенного восстановления и развития: Дис. …док. ист. наук. Саратов, 2002 и др.

21 Австрийсков Е.В. Снабжение населения Нижнего Поволжья продовольственными и промышленными товарами в послевоенные годы (май 1945–март 1953): Дис. …канд. ист. наук. Волгоград, 2008.

22 Гижов В.А. Идеологические кампании 1946–1953 гг. в российской провинции (по материалам Саратовской и Куйбышевской областей): Дис. …канд. ист. наук. Саратов, 2004.

23 Харинина Л.В. Восстановление и развитие высших учебных заведений Нижнего Поволжья в послевоенные годы (1945–1953). Автореф. дис. ...канд.ист.наук. Волгоград, 2012.

24 Кумбс Филипп. Кризис образования в современном мире: Системный анализ. М., 1970; Cohen S.F. Rethinking the Soviet Experience: Politics and History Since 1917. New York, 1985 и др.

25 Криптон К. История советского образования и его изучение в США. Нью-Джерси, 1973.

26 Хоскинг Дж. История Советского Союза 1917–1991. М., 1995. С. 320.

27 Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг. // Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938–1967. В 2-х т. Т. 1. М., 1968. С. 286–359.

28 О положении дела с изданием учебников: Информация заведующего отделом школ ЦК ВКП (б) Яковлева секретарю ЦК ВКП (б) Г.М. Маленкову от 8 июля 1946 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 126. Д. 32. Л. 39–40 и др.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.