WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Голдинов Вадим Юрьевич

борьба с преступностью и обеспечение общественного порядка в российской империи

(1901-1904 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени 

кандидата исторических наук

 

Москва 2012

Диссертация выполнена в секторе российской истории Научно-исследовательского института истории, экономики и права

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент

  Штурба Евгений Викторович

Официальные 

оппоненты:  Семик Алла Анатольевна,

доктор исторических наук, Кубанский социально-экономический институт, кафедра истории, профессор;

Воробьева Оксана Викторовна,

кандидат исторических наук, Российский государственный университет туризма и сервиса, факультет туризма и гостеприимства, кафедра связи с общественностью, доцент.

Ведущая организация: Московский пограничный институт ФСБ России.

Защита состоится 22 октября 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д. 88, кафедра истории МПГУ, ауд. 817.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119991, ГСП-2, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан 21 сентября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Киселева Лидия Сергеевна

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы определяется исключительно важным социально-политическим и социокультурным значением проблем противодействия преступности, принадлежащих к числу наиболее существенных для любого государства. Традиционно находящиеся в центре общественного внимания, вопросы борьбы с криминальными угрозами общественной безопасности, обеспечения устойчивой работы соответствующих государственных структур приобретают исключительную актуальность в условиях масштабных реформ. Глубокая трансформация основ политического, социально-экономического строя, дезорганизация традиционных социальных связей, существенные изменения в общественном сознании с неизбежностью влекут за собой развитие различного рода негативных проявлений асоциального плана.

Следствием модернизационных процессов, развернувшихся в России с рубежа 1980-1990-х годов, также стало нарастание общественных деструкций, в том числе, преступности. Их масштабы оказались таковыми, что позволили говорить о «криминальной революции». Глубокий кризис общественной нравственности, процессы криминализации различных сторон жизни в самой существенной степени препятствовали реализации фундаментальных задач обновления России, связанных со строительством основ гражданского общества и правового государства.

В указанном контексте, чрезвычайно важное значение приобретает задача научного осмысления российской правоохранительной традиции, исторического опыта борьбы за обеспечение общественного порядка и противодействия преступности. Учитывая специфику современного этапа развития, представляется интересным обращение к опыту борьбы с асоциальными девиациями и преступностью в имперской России в 1901-1904 годах, когда в стране развернулись крайне тревожные процессы нарастания социально-политической нестабильности.

Историография. Учитывая методологическую основу научных исследований по проблеме, следует выделить три основных периода ее изучения в отечественной историографии. Первый из них относится к 1901-1917 годам. Второй характеризуют работы советских историков. Третий – публикации постсоветской эпохи 1990-2000-х годов.

В имперской России проблемы борьбы с преступностью находились в центре внимания не только видных специалистов в области юриспруденции,1 но и общественных и религиозных деятелей, политиков, писателей и т.д. Несмотря на наличие сильной охранительной традиции,2 доминирующее идейное влияние на общество в это время оказывали авторы либерального3 и социалистического4 толка. Рассматривая различные аспекты общественной жизни, осмысливая место уголовно-правовой проблематики среди актуальных проблем современности, они акцентировали внимание на социальных причинах преступности, пороках существующего политического режима.

Подобный подход существенным образом отражался на оценке непосредственно криминальной активности, отдельных девиаций, преступных проявлений и эпизодов.5 В основном вина за преступление возлагалась на все общество, а преступник рассматривался скорее как жертва. В то же время, либеральные  авторы были увлечены «откровенной критикой учреждений и порядков, созданных бюрократической мудростью Петербургских канцелярий»,6 в контексте которой деятельность органов правопорядка не только заметно недооценивалась, но и характеризовалась как исключительно репрессивная.

Под влиянием общего ухудшения криминогенной ситуации, ученые активно исследовали процессы роста преступности, его закономерности, в частности, тенденцию усиления террористических угроз,7 неуклонной профессионализации.8 Весьма плодотворно изучались отдельные виды преступлений,9 категории преступников,10 основные криминальные центры.11 Неуклонно росло число публикаций по криминальной проблематике для широкого читателя (Библиотека журнала «Судебные драмы» и т.д.).

Отличительной чертой дореволюционных исследований стало большое внимание к вопросам ухудшения народной нравственности, нашедшего отражение в таких асоциальных девиациях как проституция,12 нищенство13 и т.д. Особенно активно учеными, широкой общественностью обсуждалась проблема криминальных последствий пьянства.14

Ценный материал, характеризующий деятельность государства в сфере борьбы с преступностью содержали публикации, посвященные истории и текущим проблемам реформирования правоохранительных органов, особенно сыскной полиции.15 Хотя в основном эти работы имели прикладное значение, их ценность очевидна и сегодня.16

По мере укрепления новой – советской государственности, изучение дореволюционной преступности фактически прекратилось. Как отзвук прежних бурных научных дискуссий, в некоторых работах 20-х – начала 30-х годов тема еще рассматривалась довольно профессионально.17 Однако затем она утратила актуальность и лишь фрагментарно рассматривалась в трудах, посвященных внутренней политике,18 истории государственного аппарата имперской России.19 Системно проблема преступности исследовалась, пожалуй, лишь С.С. Остроумовым.20 Весьма немногочисленные публикации посвящались и дореволюционным правоохранительным органам.21

Принципиально новый период в отечественной историографии начался в 90-е годы. Его особенностью, прежде всего, явился значительный рост числа публикаций по проблеме. При этом, в духе советской традиции, особенно большое внимание ученые проявляли к преступности политической.22 Тем не менее, в связи с общим радикальным пересмотром прежних подходов, взгляд историков на феномен преступности стал более широким, учитывающим различные аспекты социальной жизни имперской России.23 Современные исследователи показали опережающий рост преступности в сравнении с дореформенным периодом и выход России на показатели, характерные для прежде значительно более криминализованных стран Запада.24

Несмотря на рост публикаций по проблеме, специальных исследований феномена преступности и девиаций в дореволюционной России по-прежнему недостаточно.25 В данной связи отметим ряд диссертационных исследований, предлагающих новые подходы к его пониманию.26 В частности, укажем на вывод о причастности отечественного криминалитета «к организации революций в 1905 и 1917 гг.».27 Отметим также наработку фактического материала по проблеме в рамках изучения истории повседневности.28

Значительно активнее стала изучаться история имперской полиции, в том числе, уголовного сыска.29 Началась разработка персоналий.30 Ценный фактический материал дают работы, выполненные на региональном материале.31

В целом, анализ историографии позволяет сделать вывод о том, что тема изучена недостаточно и нуждается в дополнительном освещении.

С учетом этого, целью работы определено изучение исторического опыта борьбы с преступностью и обеспечения общественного порядка в имперской России 1901-1904 годов.

Задачи исследования:

- исследовать характер изменений в криминогенной ситуации в России начала XX века;

- осветить процесс корректировки приоритетов правоохранительной политики Российской империи в 1901-1904 годах;

- охарактеризовать особенности общественного восприятия проблем борьбы с преступностью в предреволюционной России.

Хронологические рамки исследования охватывают 1901-1904 годы. Ограничение нижней границы 1901 годом обусловлено началом ускоренной эскалации внутриполитической нестабильности под влиянием углубления общественной конфликтности. Верхние рамки ограничены 1904 годом, что объясняется существенным изменением криминогенной ситуации в России в фазе революционных потрясений 1905-1907 гг.

Источниковую базу работы составили опубликованные и архивные материалы. Среди открытых источников, прежде всего, выделим нормативно-правовые акты, определявшие государственную политику в сфере борьбы с преступностью.32 Определенный интерес представляют сборники инструкций для служащих органов правопорядка.33 К ним примыкают материалы, отразившие деятельность по оптимизации правоохранительных органов.34

Исключительно ценный материал содержат многочисленные сборники документов и материалов, характеризующие деятельность правоохранительных органов имперской России, борьбу общества и государства с развитием асоциальных девиаций и преступности.35 Особый интерес представляют статистические сборники,36 справочные издания.37

Отдельный блок открытых источников составили труды современников, обобщивших опыт практической работы, мемуарная литература.38

Большую ценность для исследования имеют материалы периодической печати, прежде всего, специализированных журналов и газет («Журнал Министерства юстиции», «Вестник права», «Юридический вестник» и др.).

Основой источниковой базы явились архивные материалы. В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) исследованы фонды Департамента полиции (Ф.102), Министерства юстиции (Ф.1790), Сената (Ф.112); в Российском государственном историческом архиве (РГИА) - документы фондов Совета министров (Ф.1276), Министерства юстиции (Ф.1405, Ф.1406), Канцелярии министра внутренних дел (Ф.1282), Департамента полиции исполнительной (Ф.1286). В Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ) исследовались материалы Московской сыскной полиции.

Методологической основой диссертации явились как общенаучные, так и специальные исторические методы исследования. В соответствии с принципом историзма, все события и явления рассматриваются в общем контексте развития имперской России. Этот же принцип по­зволил анализировать исторические факты во всем многообразии их проявлений. Опираясь на диалектико-материалистическое понимание исторических процессов, автор, прежде всего, использовал общие методы исторического исследования: конкретно-исторический, сравнительно-исторический, исторического описания, системно-структурный.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней комплексно исследуется проблема борьбы государства с усилением криминальной активности в период нарастания революционного кризиса в России.

Исследованием установлено, что одной из наиболее серьезных издержек модернизационных процессов пореформенной эпохи стали углублявшийся кризис общественной морали, значительное возрастание криминальных угроз. Российское общество оказалось глубоко уязвимым перед ними на идейном и ментальном уровнях как в силу объективных причин социально-экономического плана, так и из-за явной недооценки элитными группами российского общества общего значения задач укрепления правового государства, их неспособности обеспечить внутри- и межсословный консенсус. В итоге, произошла подмена режима законности всевластием бюрократии, с одной стороны, и правового регулирования массовым нигилизмом (самосуды, террор и пр.) – с другой.

Изученные материалы доказывают, что власть, не определившись в выборе внутриполитических приоритетов, все менее справлялась с задачей обеспечения общественного порядка. Настойчивая созидательная работа по реформированию правоохранительной системы подменялась паллиативными мерами экстраординарного характера. Декларативные заявления либерального толка, непрерывные обсуждения в различного рода комиссиях затягивали назревшие реорганизации. Это серьезно дезорганизовало органы правопорядка и правосудия. Не получая должного руководства, испытывая проблемы целеполагания, финансирования, они оказались не способными эффективно противостоять и уголовной, и политической преступности.

Установлено, что основным орудием в борьбе за обновление России «просвещенное общество» избрало острую критику государства, в том числе органов правопорядка и правосудия. Причем, как представители «общественной совести», критики режима все чаще выражали солидарность и сочувствие преступникам. Защищая их, взывая к милосердию, они требовали в первую очередь считаться не с нормами формального права, а с «запросами жизни». Активная пропаганда антиправовых воззрений в обществе, не имевшем устойчивых правовых традиций, оказала разрушительное влияние на массовое сознание. Дальновидными аналитиками это было осознано уже в 1903-1904 гг.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что она позволяет составить более полное представление не только об основных направлениях эволюции политики в сфере обеспечения правопорядка в рассматриваемый период, но и о тех глубинных взаимосвязях, которые определяют существенные черты российского правосознания. Исторический опыт организации и деятельности государства в сфере обеспечения общественного порядка и борьбы с преступностью в условиях назревания революции 1905 г. может быть учтен и в определенной мере использован для обеспечения внутриполитической стабильности на современном этапе. Материалы диссертации могут найти широкое применение в образовательной и научно-просветительской деятельности.

Апробация исследования. Результаты диссертации изложены в публикациях автора, в сообщениях и докладах на научных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность, определяются цели и задачи, хронологические рамки исследования, дается историографический обзор, рассматривается научная новизна и методология диссертации.

В первом разделе - «Особенности криминогенной ситуации в России в начале XX в.» проанализированы процессы нарастания асоциальных явлений и криминализации российского общества в предреволюционный период.

В разделе показано, что следствием модернизационных процессов пореформенной эпохи, в частности, обусловивших кризис традиционных общественных связей, значительный рост мобильности и, одновременно, социальной неустроенности населения страны, стал нараставший кризис его правосознания. В массе россиян эта тенденция красноречиво проявлялась в быстром распространении асоциальных форм поведения – бродяжничества, проституции, нищенства и пр., прямо питавших преступность. К примеру, рост пьянства только с середины 1880-х годов дал увеличение преступности среди мужчин на 10%, среди женщин - на 25%.39 При этом наиболее негативно алкоголизация населения отразилась на росте особо тяжких преступлений. Так, изучение 80 сахалинских убийц-каторжан показало, что 86% из них были алкоголиками, а 30% употребляли алкоголь с 10-15 лет.40

Среди причин криминального взрыва уже современники выделяли бедность, голодовки, эпидемии. В частности, Е.И. Тарновский установил прямую корреляцию роста преступности и цен на хлеб, в силу которой частота неурожайных лет прямо подрывала мораль, укрепляла в обществе порочные наклонности.41 Однако в не меньшей степени рост преступности определялся процессами урбанизации, резко усилившими приток в города деклассируемых крестьян. Носителями мощного криминального импульса стали также маргиналы из числа представителей разлагавшегося дворянства и мещанства, с одной стороны, и растущей буржуазии - с другой. 

Процесс криминализации России существенно ускорило вступление на престол Николая II, в целом, ориентированного на гуманизацию уголовной политики. К примеру, с отменой в 1900 г. института ссылки, к началу 1901 года на свободе оказалось порядка 40 тыс. ссыльных и каторжных.42

Преступность поразила целые регионы, среди которых на передний план все более выходили Кавказ, Сибирь, Дальний Восток. В частности, по оценке экспертов Юридического общества при Санкт-Петербургском университете 11 марта 1904г.: «повсюду в Сибири, где нам пришлось бывать, наблюдается почти полное отсутствие сознания и правосознания у крестьянского населения, в селах и деревнях бесправие не имеет границ, закон бездействует или обращен в мертвую букву».43

Не менее сложным положение было и в городах. В 1901-1904 гг. признанными центрами преступности являлись Петербург, Москва, Одесса и пр., где наибольший процент преступлений давали лица без определенных занятий. Массовая база преступности увеличивалась не только за счет миграций, но и в силу ее стремительного омоложения. В среде городской молодежи все более утверждалась иррациональная мотивация. Здесь быстро росли хулиганство («просто так»), преступления против нравственности, личности. К 1905 г. в стране насчитывалось 1660693 рабочих, из которых значительная часть была представлена молодыми людьми со склонностью к социальному паразитизму и деструктивным действиям. Показывая все менее качественный труд, в силу «повышенной возбудимости, они становятся более жестокими, непримиримыми борцами за свои права».44

Отличительной чертой периода стала интенсивная профессионализация преступности, находившая отражение и в росте числа традиционных банд, и в росте квалификации преступников. К примеру, резко возросли махинации в банковской сфере (подделка документов, векселей и т.д.). В 1903-1904 гг. прошли и первые резонансные процессы по делам о крахе трех крупных банков (Харьковского Земельного, Екатеринославского Коммерческого и Харьковского Торгового), предварительно потребовавшие срочного принятия закона «об упрочении деятельности частных банков» (29.04.1902г.).

Все большую общественную опасность в рамках периода обнаруживали различные проявления «коллективной преступности». В частности, большой размах получили крестьянские и студенческие волнения, забастовки рабочих. «Поиск справедливости», породивший с 1901 г. волну террора, по сути, придал специфически уголовный облик и «революционным» акциям радикальных социалистов.45 Страну буквально сотрясали известия о покушениях на К.П. Победоносцева, Н.П. Боголепова (1901г.), И.М. Оболенского, Д.Ф. Трепова, Д.С. Сипягина (1902 г.) и др. Мощный импульс террор получил после создания в 1902 г. боевой организации эсеров (убийство в 1904 г. В.К Плеве и т.д.).

Криминогенную ситуацию осложнила русско-японская война 1904-1905 гг., в частности, усилившая активность преступников-гастролеров, породившая  «преступные организации», занимающиеся всевозможными махинациями, подделкой документов и пр. О дестабилизации обстановки в стране говорил и начавшийся перевод ряда местностей на положение усиленной охраны. 46

В заключение показано, что логическим итогом процесса нарастания криминальных угроз стал взрыв преступности в 1905-1907 гг.

Во втором разделе - «Корректировка приоритетов правоохранительной политики Российской империи в 1901-1904 годах» осуществлен анализ порядка организации и характера деятельности сил правопорядка, противостоявших росту асоциальных девиаций и уголовной преступности.

В разделе показано, что к началу XX в. в России сложилась сложная, эклектичная система правоохраны. Помимо составлявших ее ядро различных полицейских подразделений и служб МВД, значительная роль в обеспечении правопорядка принадлежала Военному министерству, руководившему конвойной стражей (совместно с ГТУ Минюста), Отдельным корпусом жандармов (с Департаментом полиции МВД). При этом конвойная стража обеспечивала охрану 895 тюрем, этапирование заключенных.47 Жандармерия играла важную роль в обеспечении порядка в крупных городах, крепостях, армии, на границах. Особенно эффективной ее деятельность оказалась на  железных дорогах, строительство которых неуклонно расширяло сеть жандармско-полицейских управлений. В частности, в 1901 г. было создано Петербургско-Виндавское управление, в 1902 г. - Московско-Рижское и пр.48

Непосредственно для МВД, была характерна крайняя пестрота видов полиции различной подчиненности. Директор Департамента полиции признавал: «центральному, ведающему делами полиции органу министерства внутренних дел, нет иногда возможности определить для каждой местности, какие полицейские власти в ней действуют».49 По свидетельству руководителей в регионах, они нередко с удивлением узнавали о наличии особой местной полиции, действующей буквально по соседству.50 Данная ситуация отягощалась малочисленностью и, порождавшей всеобщее взяточничество, мизерной зарплатой полицейских чинов.

Правительство «крайне неохотно» шло на увеличение штатов полиции. Так, в 1900 г. по докладу министра Д.С. Сипягина Госсовет с трудом принял решение об увеличении полиции в Оренбургской губернии на 7 единиц, утвержденное затем Николаем II. Между тем, 1 полицейский приходился здесь на 3272 жителя.51  Схожее положение было и в других губерниях (Уфимской, Казанской и пр.).52 В целом, к XX веку реформирование полиции в основном шло в столицах. В провинции, где городские думы выделяли деньги на полицию крайне скупо,53 а на селе полицейские урядники поддерживали относительный порядок, лишь опираясь на широкий слой местных жителей (десятских, сотских), позитивных перемен фактически не наблюдалось.

Решающее влияние на развитие полиции оказали потребности защиты быстро развивавшейся экономики. В частности, ответом на волнения рабочих конца века стал закон от 1 февраля 1899 года «Об усилении полицейского надзора в районах промышленных заведений», учреждавший фабрично-заводскую полицию (по норме 1 городовой на 250 рабочих, 1 надзиратель на 3 тысячи рабочих). С января 1901 года в ряде восточных губерний создавалась горно-полицейская стража (урядники и стражники). В 1903 году в 18 крупнейших центрах возникли подразделения портовой полиции.54

Крайняя ограниченность государственного финансирования усилила актуальность инициативы частных лиц, учреждавших различного рода охранные структуры на собственные средства. Однако это не компенсировало нехватки сил полиции. Особенно негативно на борьбе с преступностью сказывалось фактическое отсутствие сыскных структур, действовавших лишь в немногих крупных городах и показавших там весьма неплохие результаты. К примеру, антропометрическое петербургского сыска к 1903 г. взяло на учет 55104 преступника, из них 49747 рецидивистов.55 К наиболее существенным инновациям периода, существенно укрепившим систему общей полиции, следует отнести начатое в 1903г. формирование на селе полицейской стражи.56

В отличие от общеуголовных, более энергично развивались структуры политические. Уже в 1892 г. была учреждена Временная Канцелярия по производству особых уголовных дел в Минюсте, а в 1898 г. - Особый отдел Департамента полиции. Дальнейший рост политических угроз обусловил усиление и развитие сети жандармских управлений, а также создание с осени 1902 г. независимых от них Охранных отделений, занятых только оперативно-розыскной деятельностью. Однако сложная криминогенная ситуация, зачастую не позволявшая четко разграничить участки работы и полномочия общей полиции, жандармерии и «охранок», порождала конкуренцию между службами, снижала эффективность их деятельности.

Несмотря на критику правительства в «расширении сферы господства административного усмотрения, режима опеки»,57 на деле оно ориентировалось на диалог с общественностью, отказ от ряда устаревших институтов (отмена ссылки, телесных наказаний и пр.) и т.д. Более того, его политика являлась скорее нерешительной. К примеру, принятое в 1903 г. Уголовное уложение, не было введено в действие и к 1905 г. Отставание власти от запросов времени, проведение непоследовательных, внутренне противоречивых преобразований существенно снизили эффективность борьбы с криминалитетом.

В третьем разделе - «Общественное восприятие проблем борьбы с преступностью в предреволюционной России» исследованы особенности отношения различных слоев российского социума к криминальным проявлениям, преступному миру.

В разделе показано, что формировавшаяся в течение длительного времени российская правовая традиция, закрепила в массе населения крайне противоречивое отношение к преступности. С одной стороны, криминальная субкультура, как элемент протеста против диктата государства, самоуправства чиновников, оказала заметное влияние на народную культуру, в пословицах, песнях и пр. проникнутую немалым сочувствием к «сидельцам».58 В силу этого, к примеру, крестьянская община вполне терпимо воспринимала преступные проявления вне ее пределов (порубки и пр.).59 Рост уголовно-романтических настроений был особенно заметен в городской среде, отразился в появлении массовой литературы и о всевозможных «лихих людях», и о сыщиках. Однако с другой стороны, несмотря на, в целом, лояльное отношение, различного рода проявления сострадания, активную деятельность всевозможных попечительных обществ, не менее характерным для массового сознания являлось острое неприятие антиобщественных явлений. К примеру, для крестьян было особо неприемлемо все, что угрожало общине, ее благосостоянию (поджигатели, конокрады и пр.). Причем они проявляли склонность к самосудам.60 В свою очередь, «образованное общество», борясь против «произвола» власти, выражало обеспокоенность ростом террора, насильственной преступности и т.д.

В контексте либеральных реформ пореформенной эпохи противоречия в общественном сознании стали еще более очевидными. В немалой степени благодаря печати, в нем закрепляется наивное, а порой и «романтическое» восприятие преступности (особенно политической). Более того, в России возник своеобразный феномен «морализирующего идеали­ста», существенно искажавшего саму суть законности. В частности, весьма заметно его влияние сказалось на судах присяжных, систематически выносивших оправдательные приговоры даже при абсолютной доказанности вины и признании подсудимых. Хроника судебных процессов поистине поражает. В Московском окружном суде в больницу для душевно больных отдана мужеубийца; в Одесском суде убийца передан «на попечение родных». В Киевском окружном суде в деле об «истязании» и пропаже ребенка – вынесен оправдательный приговор. Казанский окружной суд вынес оправдательный приговор по делу об отцеубийстве, ввиду того, что преступник «убил отца без предумышления, в запальчивости и раздражении». Оправдательные приговоры вынесены также по делу о покушении на убийство в Саратовском окружном суде, по делу об убийстве с целью ограбления в Киевском суде. И только в Томском окружном суде, забивший жену чиновник губернского правления, все же получил год тюрьмы с лишением некоторых прав.61

В судебных приговорах удивляют контраст между тяжестью обвинения и фактическим оправданием обвиняемых, удивительная «податливость» присяжных на доводы защиты, указывавшей «на виновность всего общества. … Это оно воспитывает таких зверей!».62 Примечательно, что попытка Сената прекратить практику оправдания заведомых преступников вызвала волну негодования, и потерпела полный провал.63 Судебная практика оставалась предельно либеральной. Так, в 1904-1905 гг. в Санкт-Петербургском окружном суде разбор дел арестантов, совершивших убийства, неоднократные (до 4-х) кражи и грабежи, завершился тем, что они были помилованы и освобождены из заключения или отправлены в действующую армию.64 Лишь к концу периода начало приходить понимание того, что «в нашей общественной среде появились порочные разновидности с полною распущенностью нравов».65

В заключение, в разделе показано, что начавшийся поворот в общественном сознании наметился лишь в самом общем виде.

В заключении автор подводит итоги работы, делает обобщения и выводы, предлагает рекомендации по дальнейшему научному осмыслению и анализу данной научной проблематики.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Голдинов В.Ю. К вопросу о криминализации российского общества в начале XX века// Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. №4. С. 16-23. (0,5 п.л.)

2. Голдинов В.Ю. К вопросу о реформировании органов полиции в начале XX века// Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. 2012. № 2. С.59-62. (0,5 п.л.)

3. Голдинов В.Ю. Обеспечение правопорядка и особенности борьбы с уголовной преступностью в предреволюционной России (1901-1904 гг.)// Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. №1. С.211-213. (0,4 п.л.)

Статьи:

4. Голдинов В.Ю. Российская полиция в борьбе с уголовной преступностью в начале XX в.// Правоохранительные органы России: история и современность. Сборник статей. Краснодар, 2010. С.44-52. (0,5 п.л.)

5. Голдинов В.Ю. Криминальные угрозы в либеральном и массовом сознании россиян начала XX в.// Вестник МГОУ. Кропоткин, 2011. №4. С. 18-26. (0,6 п.л.)


1 Гессен В.М. О правовом государстве. CПб., 1906; Духовский М.В. Русский уголовный процесс. М., 1902; Петражицкий Л.И. Теория государства и права. СПб., 1909;

2 Папков А.А. Начало возрождения церковно-приходской жизни в России. М., 1900; Победоносцев К.П. Великая ложь нашего времени. М., 1993; и др.

3 Гумплович В. Российская империя и революция. М., 1906; Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. М., 1916; Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1991; и др.

4 Пешехонов А.В. На очередные темы. Материалы для характеристики общественных отношений в России. СПб., 1904; Перемена декораций: (Плеве – Мирский). Сб. ст. и док. М., 1904; и др.

5 Акимов В.В. «Самовольное» переселение крестьян // Вестник права. 1904. Кн. 8; Ашаффенбург Г. Преступление и борьба с ним. Одесса, 1906; Владимиров Л.Е. Уголовный законодатель как воспитатель народа. СПб., 1903; Гернет М.Н. Общественные причины преступности. М., 1906; Гернет М.Н. Революция, рост преступности и смертная казнь. М., 1917; и др.

6 Гессен В.М. Вопросы права по трудам уездных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности// Вестник права. 1904. Кн.1. С.26.

7 Убийство 3-х министров: [тайного советника Боголепова, егермейстера Сипягина, статс-секретаря фон-Плеве: 1901-1904 гг]. СПб., 1906; и др.

8 Брейтман Г.Н. Преступный мир. Киев, 1901; Гогель К.С. Роль общества в деле борьбы с преступностью. СПб., 1906; Дриль Д.А. Учение о преступности и мерах борьбы с нею. СПб., 1912; и др.

9 Баранцевич Е.М. Конокрадство и меры против него в России. Судебно-бытовой и статистический очерк. М., 1898; Бородин Д.Н. Поджог как одна из причин пожарных бедствий и борьба с этим преступлением. СПб., 1912; Фоменко К. Хулиганство// Киевские епархальные ведомости. 1913. №40; Лобас. Убийцы. СПб., 1913; и др.

10 Дети-преступники. СПб., 1912; Моргулис М. О преступности душевнобольных // Журнал юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. 1898. Кн. 10; и др.

11 Михневич В. Язвы Петербурга. СПб., 1896; Тарновский Е.Н. Движение преступности в Российской империи за 1899-1908 годы // Журнал Министерства юстиции. 1908. №9; Френкель А.С. Средства для борьбы с разбоем на Кавказе. Тифлис, 1898; и др.

12 Покровская М.И. Борьба с проституцией. СПб., 1900; Сабанин А.Х. Проституция. Историко-профилактический очерк. СПб., 1905; Гальперин В.И. Проституция детей. М., 1912; и др.

13 Историческая и законодательная записка о нищенстве в России. СПб., 1898; и др.

14 Григорьев Н.И. Алкоголизм и преступления в Санкт-Петербурге. СПб., 1906; Соловьев А.Т. К вопросу о борьбе с пьянством, преступностью и нищенством. Казань, 1914; Познышев С.В. Алкоголизм как фактор преступности. М., 1915; и др.

15 Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России. СПб., 1913; Йэзефи В. К вопросу о реорганизации полиции. Киев, 1905; и др.

16 См.: Тарасов И.Т. Полиция России: история, законы, реформы, перспективы. М., 2011.

17 Гернет М.Н. Преступность и самоубийства во время войны и после нее. М., 1927; Яковлев В.И. Охрана царской резиденции. Л., 1926; Шуйский П.А. Департамент полиции. 1880-начало 20 в. Харьков, 1930; и др.

18 Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Москва. Фронт. Периферия.  М., 1971; Кризис самодержавия в России. 1895-1917 гг. М.-Л., 1984; и др.

19 Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983; и др.

20 Остроумов С.С. Очерки по истории уголовной статистики дореволюционной России. М., 1979; Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1980.

21 Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция в царской России в эпоху империализма. Омск, 1973; Ярмыш А.Н. Федоров К.Г. История полиции дореволюционной России. Ростов-н/Д, 1976; Борисов А.В. Руководители карательных органов дореволюционной России. Вып. 1. М., 1979; Мулукаев Р.С. Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России. М., 1964; Мулукаев Р.С. История полиции дореволюционной России. М., 1981; Ефремова Н.Н. Министерство юстиции Российской империи. 1802-1917 гг. Историко-правовое исследование. М., 1983; Гернет М. И. История царской тюрьмы. М., 1960-1963. Т. 1-5; Корнева Н.М. Политика самодержавия в области судоустройства и судопроизводства (1881-1905). Л., 1990; и др.

22 См.: Иванцов М.Н. Отечественная историография политической полиции России XIX – начала XX вв. Дисс. …канд. ист. наук. М., 2009.

23 См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.). СПб., 1999. Т.2; Кантор В.К. Санкт-Петербург: Российская империя против российского хаоса. К проблеме имперского сознания в России. М., 2008; Российская империя в сравнительной перспективе. Сб. статей. М., 2004; Миронов В.Б. Российская империя XIX – начала XX века. М., 2011; и др.

24 Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005; Миронов Б.Н. Преступность в России в XIX – начале XX века// Отечественная история. 1998. №1; и др.

25 Голод С.И. Голосенко И.А. Социологические исследования проституции в России (история и современное состояние). СПб., 1998; Голосенко И.А. Нищенство как социальная проблема (из истории дореволюционной социологии бедности) // Социс. 1996. №7; Калачев Б.Ф. Взгляд на проблему через столетие// Проституция и преступность. М., 1991; и др.

26 Быкова А.Г. Проституция в истории больших городов Западной Сибири 1880-1914 гг. Дисс. …канд. ист. наук. Томск, 1999; Шиловский Д.М. Полиция Томской губернии в борьбе с преступностью в 1867-1917 гг. Дисс. …канд. ист. наук. Новосибирск, 2002; и др.

27 Смирнов М.А. Отечественная преступность и общественно-политическая ситуация в России во второй половине XIX – начале XX века. Дисс. … канд. ист. наук. Кострома, 2005. С.30.

28 Зоткина Н.А. Феномен девиантного поведения в повседневной жизни российского общества на рубеже XIX-XX вв.: преступность, пьянство, проституция: На материалах Пензенской губернии. Дисс. …канд. ист. наук. Пенза, 2002; и др

29 Мулукаев Р.С. Полиция в России (19в.-начало 20 в.). Н.Новгород,1993; Елинский В.И. Становление и развитие уголовного  розыска в России (19- нач.20 вв.). М., 1997; Хакимов С.Х. Полиция в системе органов губернского управления пореформенной России (1862-1914 гг.). Уфа, 2003; История сыска в России. В 2 кн. Кн.1. М., 1996; Горожанин А.В. Российская полиция на страже имперской государственности. В 2 т. Т.1-2. 2004; и др.

30 Иванов А.Е. В.К. Плеве – министр внутренних дел, 1902-1904 гг. Дисс. …канд. ист. наук. М., 2000.

31 Сичинский Е.П. Полиция Южного Урала в период кризиса самодержавия. М., 2005; Седунов А.В. Губернский городовой: история Псковской городской полиции в XVIII – начале XX вв. Псков, 2004; История ОВД Оренбургской области. Оренбург, 2002; и др.

32 Свод законов Российской империи. В 2-х частях и 16 томах. СПб., 1899; Собрание Узаконений и Распоряжений, издаваемое при правительствующем Сенате. СПб., 1881-1904; Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 7-9. М., 1991-1994; и др.

33 Сборник циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел за 1880-1889гг., 1900-1907 гг. СПб., 1908; Инструкция околоточным надзирателям Санкт-Петербургской сто­личной полиции. СПб., 1900; Узаконения и распоряжения, касающиеся организации уездной полицейской стражи. СПб., 1906; Сборник циркуляров и распоряжений,  изданных по Главному тю­ремному управлению (1879-1910). СПб., 1911; и др.

34 Лопухин А.А. Докладная записка директора Департамента полиции Лопухина, рассмотренная в Комитете Министров в январе 1905 г. Женева, 1905; и др.

35 Суд присяжных в России; громкие уголовные процессы. 1864-1917./ Сост. С.М. Казанцев. Л., 1991; Новгородские полиция, милиция и органы внутренних дел. 1773-2000 годы. Сб. док-тов и материалов. В. Новгород, 2001; и др.

36 Юбилейный сборник Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. 1863 - 1913. СПб., 1913; и др.

37 История государственности России: справочник./ Б.Г. Пашков. Т.1. М., 2009; м др.

38 Лопухин А.А. Из служебного опыта: настоящее и будущее русской полиции. М., 1907; Департамент полиции в 1892-1908 гг.: (Из воспоминаний чиновника)// Былое. 1917. № 5-6; Утевский Б.С. Воспоминания юриста. М., 1989; «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. В 2 т. М., 2004; и др.

39 Синорский И.О. О влиянии спиртных напитков на здоровье и нравственность населения России. Киев, 1899. С.86.

40 Лобас. Убийцы. СПб., 1913. С.139.

41 Журнал Министерства юстиции. 1902. №4. С.76-78.

42 РГИА. Ф.1405. Оп.539. Д.750. Л.Л.2-3об.

43 Вестник права. СПб., 1904. №6. С.155.

44 Свод отчетов фабричных инспекторов за 1905 год. СПб., 1908. С.14-25; 5.

45 ГАРФ. Ф.6225. Оп.1. Д.29. Л.Л.1-3.

46 ГАРФ. Ф.102. Оп.2. Д.1633. Л.80.

47 Отчет Главного Тюремного Управления за 1900 г. СПб., 1901. С. 23-25.

48 ГАРФ. Ф.128. Оп.1. Д.22. Л.Л.19, 22.

49 Лопухин А.А. Настоящее и будущее русской полиции. (Из итогов служебного опыта). М., 1907. С.9.

50 Кошко А.Ф. Уголовный мир царской России. От Александра III до Февральской революции. М., 2006. С.109.

51 История ОВД Оренбургской области. Оренбург, 2002. С.38-39.

52 ГАРФ. Ф.102. Оп.57. Д.9679. Л.2.

53 ГАРФ. Ф.102. Оп.48. Д.226. Л.Л.91-92.

54 Министерство внутренних дел России: 1802-2002: Исторический очерк. В 2 т. Т.2. С.55-56.

55 ГАРФ. Ф.102. Оп.55. Д.162. Л.3.

56 РГИА Ф.1286. Оп. 3 Д.533. Л.15.

57 Гессен В.М. Вопросы права по трудам уездных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности// Вестник права. 1904. Кн.1. С.29.

58 См. напр.: Эстрада в России. ХХ век. Энциклопедия. М., 2004. С.79-81.

59 ГАРФ. Ф.1405. Оп.2. Д.1733. Л.Л.7-8.

60 Slavonic and East European rev. L., 1997. Vol.75. N 2. P.333-334.

61 Судебные драмы. 1902. Кн.7. С.43, 58, 95, 98, 99, 102, 103.

62 Судебные драмы. 1902. Кн.2. С.379.

63 Чубинский М.П. Суд присяжных и новая практика Сената// Вестник права. 1904. Кн.2. С.87.

64 РГИА. Ф.1405. Оп.521. Д.167. Л.Л.56-62.

65 ЦИАМ. Ф.65. Оп.2. Д.377. Л.83.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.