WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


МОСКОВСКИЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ИНСТИТУТ (государственная академия)

На правах рукописи

Воробьев Алексей Юрьевич АРХИТЕКТУРНЫЕ КОНКУРСЫ 1930 – 1932 ГОДОВ НА ТЕАТР МАССОВОГО ДЕЙСТВА И СИНТЕТИЧЕСКИЙ ТЕАТР В СССР.

ПОИСКИ ТЕАТРА НОВОГО ТИПА Специальность 05.23.20 – «Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата архитектуры Москва – 20

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Московский архитектурный институт (государственная академия)" на кафедре «Советская и современная зарубежная архитектура»

Научный консультант: кандидат архитектуры, старший научный сотрудник Волчок Юрий Павлович

Официальные оппоненты: Боков Андрей Владимирович доктор архитектуры, ГУП г.Москвы "Московский научно-исследовательский и проектный институт объектов культуры, отдыха, спорта и здравоохранения" («МОСПРОЕКТ-4»), генеральный директор Бальян Карен Владиленович кандидат архитектуры, ООО "Архитектурно-художественная мастерская Карена Бальяна", генеральный директор

Ведущая организация: ФГБУК «Государственный научноисследовательский музей архитектуры им. А.В.Щусева» (ГНИМА им.А.В.Щусева)

Защита состоится 11 декабря 2012 года в 14:00 на заседании Диссертационного совета Д 212.124.02 при ФГБОУ ВПО "Московский архитектурный институт (государственная академия)" по адресу: 107031, Москва, ул. Рождественка, д.11/4, корп. 1, стр. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО "Московский архитектурный институт (государственная академия)".

Автореферат разослан 10 ноября 2012 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат архитектуры Клименко С.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования.

В Советском Союзе в период 1920-х – 1930-х годов роль архитектурных конкурсов была особенно значимой. Градостроительные и типологические конкурсы, в первую очередь, на общественные сооружения, срастались, как правило, в одну общую, целостно воспринимаемую проблему проектирования. Они были неразрывны с концепцией нового жизнестроения, ориентированной на преобразование существующего городского контекста, обретение ценностей вновь нарождающейся цивилизации. Архитекторы при этом стремились привить обществу доверие к своей профессии как организатора жизни. Дискуссии о городе, о новом общественном устройстве, о его ценностях охватывали все сферы профессиональной деятельности.

Театр, будучи неотъемлемым элементом городской публичной жизни, оказывался одним из наиболее востребованных объектов проектных поисков. Ему отводилась особая роль действующего инструмента структурирования города: театр становился полноправным преобразователем жизни. Проектирование театра как части города, поиски его новой роли, учитывающие и его развитие в дальнейшем, наиболее ощутимо проявляются в первые десятилетия ХХ века – на начальных этапах кардинальной перестройки сложившихся устоев, как в обществе, так и в создании городской среды.

Особую значимость для данной работы приобретают конкурсы начала 1930-х годов на театр массового действа и синтетический театр в СССР, вобравшие самые передовые театральные идеи своего времени. Объединившие их программы предполагали не просто проектирование театра, а ставили задачу по формированию новых ценностей городской среды. Особенно важно, что начальный этап таких поисков пришелся на три года, с 1930 по 1932, когда авангардные архитектурные идеи обрели профессиональную зрелость, и произошло качественное приращение нового знания о подходах к проектированию театра не только в советской, но и мировой архитектуре в целом.

Актуальность диссертационного исследования определяется тем, что поиски театра нового типа в конкурсных проектах рассматриваются в работе неотрывно от идей формирования городской структуры. Понимание развития города как единого целостно воспринимаемого процесса приводит к появлению качественно новых связей между его составляющими, превращая город в систему объектов, связанных между собой культурой и исторически содержательными смыслами, в том числе и в тех случаях, когда они не были заявлены как цели проектирования в программах конкурсов.

Исследование периода крупнейших конкурсов на театр в СССР, в частности, рассмотрение поисков театра нового типа как инструмента преобразования жизнедеятельности в городе, позволяет понять, какими архитектурными методами обеспечивалась связь исторического и вновь создаваемого города и как на это влияли идеи театрального действия, формируемые в новых социальных условиях общественного развития.

Состояние изученности вопроса и источники исследования. В современном архитектуроведении театр начала 1930-х годов рассматривается в основном как этап, наследующий театрально-массовую и агитационно-зрелищную деятельность, центром которой служил советский клуб 1920-х годов. Во второй половине ХХ – начале XXI вв. в отечественной архитектурной наук

е в разные годы к исследованию экспериментального проектирования, развивающего новые театральные идеи, обращались А.В.Анисимов, М.И.Астафьева-Длугач, В.В.Базанов, М.Г.Бархин, А.В.Боков, Ю.П.Волчок, Ю.П.Гнедовский, С.В. Гнедовский, Г.В. Есаулов, А.В.Иконников, И.А.Казусь, А.В.Рябушин, В.Э.Хазанова, С.О.Хан-Магомедов, И.В.

Чепкунова и др., а также искусствоведы и театроведы В.И.Березкин, А.А. Гозенпуд, М.В.Давыдова, Д.И. Золотницкий, Г.Ф.Коваленко, А.А.Михайлова, М.Н.Пожарская, Е.И. Стрельцова и др. В большинстве исследований с разных точек зрения рассматриваются тенденции развития театрального строительства в СССР в разные годы, описываются и анализируются конкурсные проекты, в том числе новых театральных объектов, результаты конкурсов. Однако изучение взаимодействия пространства и организации нового театра с городским контекстом не стало предметом самостоятельного рассмотрения. По сей день новые, передающие в полной мере свое время идеи в архитектуре советского театра рубежа 1920-1930-х годов являются не до конца изученным явлением, что делает их постоянным источником для профессиональных дискуссий. В том числе и конкурсы на новый тип театра не были осмыслены как целостное, творчески самостоятельное явление в архитектуре.

Исследование проектирования нового типа театра рубежа 1920-х – 1930-х годов было начато в работе с поиска современных публикаций последних пяти лет. Их первичный анализ показал, что авторы, в круг которых входят в основном исследователи из городов, где проводились анализируемые конкурсы: Новосибирска, Харькова, Ростова-на-Дону, Свердловска – опираются, в первую очередь, на материалы газетных и журнальных статей 1930-х – 1980-х годов (см. библиографию), опубликованных непосредственными участниками исследуемых событий:

Я.Корнфельдом, Г.Крутиковым, В.Щуко, В.Гельфрейхом, Г.Б. и М.Г.Бархиными, В.Седляром, С.Баландиным, А.Мордвиновым, А.Лiнецьким, Я.Ребайном, Б.Оглы, Г.Чибряковым и др. Представленный в работах современных исследователей материал, в частности в статьях А.Токарева (Ростов-на-Дону), Е.Дудки (Харьков), Л.Токмениновой (Екатеринбург), С.Филонова (Новосибирск), насыщенный множеством малоизвестных фактов, лишь косвенно затрагивает градоустроительный аспект конкурсов. Также без ответа остался ряд первоочередных вопросов: зачем задумывали строить театр нового типа? какова природа его формообразования? в чем заключаются основные закономерности его внутренней структуры? в чем отличия от параллельно существующего традиционного типа театра? чем отличается содержание конкурсов на синтетический театр от театра массового действа? Научные командировки в Ростов-на-Дону, Новосибирск, Екатеринбург и Харьков, на то время крупнейшие города страны, работа в архивных и музейных фондах как в Москве, так и в этих городах, позволили выявить и документально проследить локальные особенности каждого конкурса в условиях реального города, в том числе и факторы формирования программы творческих поисков нового типа театра. Архивные исследования открыли не только ранее не рассматривавшиеся материалы конкурсов, но и дали возможность проанализировать и оценить то влияние, которое оказали театральные конкурсы начала 1930-х годов на сложившуюся и вновь формируемую градостроительную ситуацию.

Рабочая гипотеза. Поиски театра нового типа в конкурсах начала 1930-х годов на театр массового действа и синтетический театр, осуществляемые на основе организационно-деятельностного подхода, делают архитектурное проектирование неотрывным от формирования городской структуры, связывая воедино ценности исторического и вновь создаваемого города.

Цель исследования: выявить значение архитектурных идей в конкурсных проектах 1930-1932 годов на театр массового действа и синтетический театр в Ростове-на-Дону, Новосибирске, Свердловске и Харькове для развития театра нового типа и формирования структуры городских центров.

Задачи диссертационного исследования:

1. Проанализировать процесс формирования и содержание программ конкурсов 1930-1932 годов на театр нового типа в Ростове-на-Дону, Харькове, Свердловске и Новосибирске и выявить основные направления, предопределившие проектные поиски архитектурных решений в этих конкурсах;

2. Рассмотреть:

проекты конкурсов в Ростове-на-Дону и в Харькове, объединенных понятием «театр массового действа», на предмет выявления возможности деятельностного подхода в формировании и развитии театрального комплекса как многофункционального объекта в городской структуре;

проекты конкурса в Свердловске и проектирование Дома Культуры и Науки в Новосибирске, объединенные понятием «Синтетический театр», на предмет выявления формотворческих возможностей пространственного подхода к архитектурному решению театральных комплексов;

3. Зафиксировать творческую состоятельность взаимодополнительной неразрывности деятельностного и пространственного подходов к архитектурному проектированию, проявившуюся в конкурсных проектах театра нового типа, и обосновать возможность врастания проектируемого театрального комплекса в окружающую его городскую структуру;

4. Определить место и роль творческих результатов конкурсного проектирования театра нового типа начала 1930-х годов в СССР в истории профессиональных идей мировой архитектуры ХХ века.

Объект исследования – архитектурные конкурсы 1930 – 1932 годов на театр массового действа и синтетический театр в Новосибирске, Харькове, Ростове-на-Дону и Свердловске.

Предмет исследования – конкурсные проекты театра нового типа 1930 – 19годов.

Методика исследования основана на комплексном выявлении и анализе текстовых и графических источников и материалов в архивах и музеях, в отечественной и зарубежной литературе, в том числе архитектурной периодике и других изданиях, в кинохрониках 1920-х - 1930-х годов, на натурном обследовании в городах, в которых проводились конкурсы на новый тип театра. К анализу проектного материала привлекался графоаналитический метод. Сопоставление основных понятий, предопределивших содержание конкурсов, опиралось на сравнительный анализ, осуществляемый в границах архитектуроведения.

Границы исследования. Рассматриваются проектные работы, представленные на конкурсы на театр нового типа в СССР для Ростова-на-Дону, Харькова, Новосибирска и Свердловска в 1930 - 1932 годах.

Научная новизна.

- в диссертации впервые конкурсы на синтетический театр и театр массового действа начала 1930-х годов в Ростове-на-Дону, Харькове, Свердловске и Новосибирске рассматриваются вместе как единое, самоценное, творчески значимое явление в истории архитектуры Новейшего времени;

- впервые воссоздано содержание конкурсных программ на архитектурное проектирование театра нового типа в начале 1930-х годов в СССР. Оно вбирает в себя ориентацию на организацию пространства оперного театра, основанную на осознании в большей мере градоустроительной, нежели типологической роли, первоначально заложенной в понятие «Опера»;

- в диссертации показано, что деятельностный и пространственный подходы к проектированию театра нового типа, декларируемые в программах конкурсов раздельно, в конкурсных проектах реализуются совместно как взаимодополнительный, целостно понимаемый подход к архитектуре театра нового типа, что позволило сформировать единое понятие «Синтетический театр массового действа» и на его основе выявить архитектурные приемы взаимосвязи исторического и вновь создаваемого города.

На защиту выносится:

- формирование содержания конкурсных программ на архитектурное проектирование театра нового типа в начале 1930-х годов в Ростове-на-Дону, Харькове, Новосибирске и Свердловске, вобравшего в себя четыре основных направления, совокупно отвечающие характерным для своего времени представлениям о профессиональном подходе к проектированию современного городского публичного театра, сделавших эти конкурсы уникальным, исторически значимым явлением;

- ориентация на организацию пространства оперного театра в XVII – XIX веках, основанную на осознании в большей мере градоустроительной, нежели типологической роли, первоначально заложенной в понятие «Опера»;

- преемственность конкурсного проектирования театра нового типа авангардным экспериментам в европейском театре, в том числе опыт создания новых театральных технологий, машинерии, а также – методов организации пространства театра в Германии в 1910-е – 1920-е годы, нашла отражение в программах-заданиях и была в полной мере реализована и развита во многих конкурсных проектах театра нового типа начала 1930-х годов в СССР;

- конкурсы на театр нового типа в начале 1930-х годов в СССР сохранили преемственность социальных программ, заложенных в проектирование клубов в 1920-е годы и призванных воспитывать у горожан навыки городского образа жизни;

- конкурсное проектирование театра нового типа в начале 1930-х годов в СССР, рассматриваемое в диссертации как инструмент преобразования жизнедеятельности в городе, позволяет глубже понять, какими архитектурными приемами обеспечивалась взаимосвязь исторического и вновь создаваемого города и как на этот процесс влияли новые идеи взаимоотношений театра и зрителя, аккумулируемые в объединяющем их понятии «Синтетический театр массового действа».





Теоретическая значимость исследования:

- конкурсы начала 1930-х годов на театр нового типа в СССР осмыслены в работе на основе анализа процесса формирования конкурсных программ и осознания большей значимости первоначально заложенного в понятии «Опера» его градоустроительного содержания, нежели типологического, что позволило авторам конкурсных проектов рассматривать архитектуру театра неотрывно от формирования городской структуры;

- взаимодополнительность понятий «Синтетический театр» и «Театр массового действа» позволяет сформировать единое понятие «Синтетический театр массового действа», творческий потенциал которого еще недостаточно реализован. Совместное функционирование и взаимовлияние деятельностного и пространственного подходов перерастает в необходимость проектирования театра и города как единого целостно воспринимаемого пространства для деятельности, формирующего городскую структуру, что нашло подтверждение во вновь появляющихся архитектурных идеях современных крупных театральных комплексов.

Практическое значение исследования:

- материалы и результаты диссертации могут быть использованы в дальнейших исследованиях по истории отечественной и зарубежной архитектуры Новейшего времени, а также учитываться при формировании творческих и технических заданий программы на проектирование, в том числе и конкурсное, современных театров, погруженных в городской контекст;

- результаты исследования могут быть использованы в учебных программах и курсах лекций по истории отечественной и зарубежной архитектуры Новейшего времени, а также для проектных концепций и формирования конкурсных программ.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования представлены в докладах автора на научных конференциях: «Пространство ВХУТЕМАС: наследие, традиции, новации», (МАРХИ, Москва, 2010 г.); Всеукраинской научнопрактической конференции, посвященной 40-летию Архитектурного факультета Полтавского НТУ им. Ю.Кондратюка (Полтава, Украина, 2011 г.); Международной научной конференции памяти академика РААСН С.О.Хан-Магомедова (НИИТИАГ РААСН, Москва, 2012 г.); научно-практической конференции «Наука, образование и экспериментальное проектирование» (МАРХИ, Москва, 2012 г.); Международной научной конференции «Современная архитектура мира: основные процессы и направления развития» (НИИТИАГ РААСН, Москва, 2012 г.). По теме диссертации автором опубликовано 18 научных статей.

Структура работы Диссертация состоит из двух томов. Первый том включает введение, три главы, заключение, а также список использованной литературы и архивных материалов;

второй том содержит два приложения: графические материалы (130 таблиц) и неопубликованные архивные документы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В введении представлена область исследования, которая расширяет понятие театрального пространства и затрагивает проблему проектирования театрального здания как одного из основных градоформирующих объектов. Актуальность темы обоснована необходимостью понимания развития социо-культурного городского пространства как целостно воспринимаемого, характеризующего свое время процесса. Та роль, которая отводилась театру в конкурсах на новый тип театрального сооружения в начале 1930-х годов СССР, позволяет показать значение театра в жизнеустройстве города, а также выделить формирование городской культуры как самостоятельную проектную цель.

Определены хронологические рамки, объект и предмет исследования. На основе первичного изучения материалов дана оценка состоянию изученности вопроса, обозначены источники исследования, в том числе и архивные, выявлены методологические приемы и научная новизна работы, поставлены цель и задачи, сформулирована рабочая гипотеза, а также положения, которые выносятся на защиту.

Глава I «Формирование и эволюция понятий «Синтетический театр» и «Театр массового действа» посвящена анализу конкурсных программ на театр нового типа в 1930 – 1932 годах в СССР, который позволяет выявить в конкурсах общие смысловые направления, формировавшие их понятийный аппарат.

За период с 1930 по 1932 годы в городах Ростове-на-Дону, Харькове, Свердловске, Новосибирске, обретших к этому времени особый «столичный» статус, Наркомпросом СССР были объявлены архитектурные конкурсы на театр нового типа.

Какова была их мотивировка? Какие цели поставлены? Для ответа на данные вопросы в работе проведен тщательный анализ конкурсных заданий, рассмотрен профессиональный контекст, в котором эти задания формировались.

Современные жизнестроительные задачи, ставившиеся перед новым типом театра в конкурсных программах начала 1930-х годов, не лишали профессиональные и публичные дискуссии полемики о его традиционном устройстве, об истоках представлений о том, каким должен быть городской театр, о роли театра в городе и жизни горожанина.

Анализ понятия «Опера» как максималистски трактуемого театра, повсеместно фигурирующего в конкурсных программах, выявил на примере публичного пространства оперных театров Италии и Франции XVII – конца ХIХ века тенденцию развития многофункционального устройства театра с момента его зарождения. В частности, многофункциональность в структуре театра, возникшая в результате эволюции, к началу ХХ века сложилась в целостно воспринимаемый целевой объект проектирования, объединяющий сам оперный театр, сопутствующий ему набор общественных нетеатральных функций и площадь перед театром как традиционное место публичной активности горожан. Обнаружение истоков публичного городского театра в Италии XVII века – в период возникновения урбанистической науки, рассматривавшей город как единое целое, позволяет выявить не только логику его развития вплоть до начала ХХ века, но и осмыслить значение понятия «европейская опера», присущего в основном «столичному» городскому образу жизни и поэтому закономерно вошедшего в содержание исследуемых конкурсных программ.

Самый первый публичный оперный театр появился в Венеции в середине XVII века. Околозальное пространство для зрителей в нем еще не имело выраженной самостоятельной структуры. Его заменяли либо городская площадь, либо сквер с соответствующим «набором» публичных функций, которые были для горожан таким же неотъемлемым элементом городской жизни, как и посещение самой оперы. В их перечень входили и музеи, и галереи, и различные магазины, библиотеки, музыкальные салоны, рестораны и многие другие заведения. Визит в оперу стал синонимом стиля жизни, культивируемого преимущественно в городах. Со временем публичное пространство театров стало разрастаться, превращая их в ведущие центры городской культуры.

К началу ХХ века и оперный театр, и городская площадь, и сопутствующие ей элементы публичной культуры стали рассматриваться как целостная многофункциональная система, формирующая новое качество понимания оперы как единства понятий «Дом» (форма), «Театр» (действие) и «Город» (многофункциональность). Попытка внедрения данной взаимоувязанной понятийной структуры в реалии города начала 1930-х годов должна была спровоцировать формирование (воспитание) у новых горожан культурных ценностей и умения жить в городе как едином многофункциональном и социо-культурном пространстве.

Проектирование театра нового типа было не только направлено на сооружение современного театрального здания. Это была попытка создать полноценную городскую жизнь со всеми ее атрибутами. Реализация данной концепции в каждом рассматриваемом в работе городе имела свои локальные особенности, что влияло на форму и методы воплощения жизнестроительной программы в конкурсных проектах в контексте городского развития.

Для обнаружения уже имеющегося опыта проектного воплощения подобного рода программ особое внимание было уделено европейскому авангардному театру рубежа XIX – XX веков, в частности, немецкому как одному из первых, откликнувшихся на новое понимание места человека в театре, а также роли театра в жизни общества и в развитии городской культуры. Это был профессиональный архитектурный ответ на переустройство ценностей в немецком обществе, произошедший во второй половине XIX века. Это переустройство меняло и представление об участии человека в жизни театра. Предпринятое в диссертации изучение проектов и концепций немецких архитекторов, режиссеров и техников позволило выделить основные подходы и технологии, заложенные в программы конкурсов начала 1930-х годов, исследуемые в работе.

С особым вниманием надо отметить социальную проблематику, затрагиваемую в конкурсных заданиях, которая наиболее остро стояла в крупных городах в период их становления в первой трети ХХ века. Социальные преобразования в обществе рубежа XIX-XX веков спровоцировали переход к ценностям индустриальной цивилизации, что создало предпосылки для появления новых типов общественных сооружений, соответствующих новой реальности. Приток большого количества приезжих людей в города привел к резкому увеличению городских территорий, развивавшихся преимущественно стихийно. Новые пролетарии, чаще всего воспитанные в условиях аграрной культуры и в одночасье ставшие горожанами, не могли моментально изменить свой прежний уклад жизни, тогда как город требовал других, коллективных принципов сосуществования и трудовой активности.

Для воспитания у новых горожан навыков городской культуры в 1910-е - начале 1920-х годов в городах были сформированы первичные центры общения, просвещения и сотворчества, которые были представлены вначале Народными домами, затем Рабочими клубами и Дворцами Культуры. Локальные культуроформирующие ячейки, состоявшие преимущественно из нескольких комнат и упрощенного зрительного зала аудиторного типа, выполнили свою «историческую миссию». Они действительно активно повлияли на миропонимание людей, создав условия для воспитания у них коллективных ценностей через совместную деятельность и сотворчество. Отсюда заинтересованное участие новых горожан во всевозможных массовых представлениях, физкультурных праздниках и т.д.

На следующем этапе развития городской культуры клубный театр, преимущественно драматический, чаще самодеятельный, легкий для восприятия, уступал место высокоорганизованному интеллектуальному театру, максималистским воплощением которого традиционно была и оставалась опера как понятие истинно городское, «столичное» - неотъемлемая составляющая жизни горожанина. Но как сделать оперу доступной для массовой аудитории, причем, не опуская ее высокий уровень, а наоборот, подтягивая до него потенциального зрителя, подготовленного к сотворчеству. Осмысление данной проблемы характерно для каждой рассматриваемой в диссертации конкурсной программы. Подобно организации деятельности в клубах в новом театре человек должен был быть не только зрителемсозерцателем, но и участником действия, непосредственным создателем новых художественно-культурных ценностей. Это был уже более сложный уровень организации системы, требующий взаимного соподчинения многофункциональной деятельности и театрального пространства.

Исследование выявленных направлений, заложенных в конкурсных программах, позволило определить четыре основных понятия, вокруг которых они строятся:

«Опера» = «дом - театр - город», как понятие максималистски трактуемого театра, включающее три составляющие: «дом» как выражение целостной формы, «театр» как выражение действия, «город» как выражение многофункциональной целостной системы;

«Городская структура» = «Город - Дом», целостность формирования городского пространства как основной формирующий фактор целевой программы конкурсов;

«Театр массового действа» = «Театр - Город», понятие организации деятельности – выявлено как один из подходов к проектированию театрального пространства;

«Синтетический театр» = «Театр - Дом», понятие организации пространства - выявлено как второй подход к проектированию театрального пространства. И то и другое - на основе анализа проектов немецкого театра первой трети XX века.

Далее в двух последующих главах анализируются конкурсные проекты на основе выявленных и зафиксированных в программах подходов к проектированию театров нового типа. Харьковский и Свердловский конкурсы разделяются по главам на два подхода согласно их названию («Театр массовых действ» и «Синтетический театр»), а Ростовский и Новосибирский проекты – согласно затрагиваемой в них проблематике формообразования.

Глава II Театр массового действа начала 1930-х в СССР.

Многофункциональность как основа градоустройства посвящена выявлению понятия «Театр массового действа» («Театр - Город») в проектах Ростовского и Харьковского конкурсов, на основе которого сформировался подход к проектированию театра нового типа в начале 1930-х годов в СССР с точки зрения организации деятельности.

В Ростове-на-Дону, как и в других рассматриваемых городах, строительство театра было сопряжено с созданием нового городского центра, который должен был впоследствии стать связующим элементом между историческим и вновь формируемым городом, а также быть местом притяжения общественности, одним из основных городских центров. Данный критерий в выборе места для строительства нового театра в городе указывает на общность с другими изучаемыми конкурсами поставленных перед ним градоустроительных задач вне зависимости от местных условий и специфики этого конкретного конкурсного задания.

Согласно программе Всесоюзного конкурса на Оперно-драматический театр в Ростове-на-Дону 1930 года участникам предлагалось спроектировать опернодраматический театр, в котором одновременно помимо театра публика могла бы посещать музей, библиотеку, ресторан и другие нетеатральные помещения. По сути, данная программа концентрировала на ограниченном участке городской территории в пределах одного здания все необходимые атрибуты городского образа жизни. И новый проект театра должен был их сорганизовать в единую целостно функционирующую систему.

Программа Харьковского конкурса, напротив, была написана по существу для традиционного оперного театра XIX века только с некоторыми дополнительными требованиями по объединению зрителя и актера в едином пространстве действия, что внесло в итоге коррективы в размеры помещений и их количество.

Многофункциональность не была отмечена в программе как основная цель для проектирования, хотя в названии конкурса образ будущего проекта формулировался достаточно четко – театр массового действа.

Анализируя представленные на Ростовский и Харьковский конкурсы проекты с точки зрения деятельностного подхода как наиболее приемлемого при организации функциональных процессов в здании, можно встретить помимо функционального метода также другое прочтение той же программы, в котором приоритет уже отдавался пространственным принципам организации театра. В частности, в Харьковском конкурсе подавляющее большинство авторов взяли за основу именно пространственный подход, отчего получившиеся комплексы в итоге представляли собой цельные гигантские объемы. Однако среди проектов можно выделить несколько, авторы которых прочувствовали значение будущего театра для городского контекста и сознательно спланировали внутреннее устройство театра как набор обособленных функциональных зон, применив тем самым деятельный подход к организации театрального устройства. В этих нескольких проектах, по сути, и был применен принцип проектирования театра как части города, учитывающий дальнейшее его развитие и связывающий театр с окружающим его городским контекстом не только на уровне внешних эстетических связей, но и в плане организации совместно функционирующих процессов деятельности. В тех работах, в которых был взят за основу функциональный метод, понятия дома как пространства, театра как действия и города слились в единую концепцию новой оперы, позволяющую воспринимать театр не только как визуальный акцент-скульптуру, но и как «живой» организм, адаптированный к изменяющемуся контексту города, живущий вместе с ним, влияющий на формирование городских традиций и ценностей. Это достигалось взаимопроникновением пространства театра и города. В частности, основной идеей проектов американского архитектора Арье Шарона и его соотечественника, архитектора Марселя Бройера было объединение театра и пространства городского сада им.Т.Шевченко, расположенного на противоположной стороне улицы. Шарон в своем проекте в качестве «встречающей» группы использовал ступенчатый каркас в виде террас со смотровой площадкой и помещением кухни наверху, которое позволяло устраивать ресторан и кафе непосредственно на террасах. Движение к зданию автор решает через отвлеченную для театра, дополнительную общественную функцию, нивелирующую парадность самого сооружения и сопрягающую его с рядовой застройкой города. Ресторан являлся для театра неотъемлемой функцией и по программе, однако в своем проекте Шарон вывел его на передний план и обособил как самостоятельно функционирующий объект. С террасы второго этажа был сделан переход на другую сторону улицы, в городской сад именно в то место, где находилось (до войны) здание института, т.е. единение здания театра с городским пространством с учетом уже сложившихся связей было приоритетным при проектировании. Оперный театр сам превращался в подобие городского пространства и уже не трактовался как самостоятельно живущий объект. Он становился одной из возможных городских функций, хотя и оставаясь при этом доминантой. Несмотря на то, что здание театра так и не было построено в первоначальном объеме, та планируемая на месте строительства театра смысловая нагрузка дала толчок развитию центра города.

Оставшееся свободным место на центральной улице города после войны было занято сквером Победы – культовым местом для горожан, которое и по сей день является одним самых посещаемых мест в городе. И уже в 1970-х годах попытка строительства театра повторилась.

Подобную ситуацию с использованием в качестве основополагающего метода проектирования организационно-деятельностный подход можно наблюдать и в Ростовском конкурсе. Воплощением деятельностного подхода являлся проект «Красный мак» архитекторов Г.Б. и М.Г.Бархиных, пространственного - проект архитекторов В.Щуко и В.Гельфрейха.

Бархины организовали многофункциональную программу как последовательное сочленение функциональных блоков, что сделало здание гибко адаптированным к новым возможным включениям, а, следовательно, имеющим возможность развиваться впредь либо методом пристраивания дополнительных функциональных блоков, либо необходимой заменой функции в каждом из них без ущерба для общей системы. Основной проблемой такого устройства здания было определение пределов его роста, обретения адреса в городе, т.е. архитектурной формы. Именно понятие «дом» как выражение целостной формы становится предметом поисков в данном проекте. Главным сдерживающим фактором возможного роста здания становится сам город, определяющий потребность в появлении той или иной функции, т.е. в чистом виде данный подход наиболее эффективен в диалоге с городским контекстом.

Проект Щуко и Гельфрейха, выполненный как единый объем, мог развиваться только либо путем увеличения самого объема, что физически разрушило бы целостность формы, либо заменой отдельных функций внутри нее согласно меняющемуся городскому окружению. Архитекторы избрали в данном случае обратный метод – метод организации пространства, но он оказался более конфликтным с точки зрения взаимодействия различных функций в едином объеме здания. Избранная авторами традиционная схема классического оперного театра XIX века была развита преобразованием отдельных ее элементов и присоединением новых функций на основе элементарного сложения объемов в один. От этого проект получился внешне очень громоздким и, как следствие, сложно организуемым с точки зрения обеспечения внутренней деятельности, что стало поводом для разделения уже построенного здания театра на отдельно функционирующие зоны. Нетеатральные функции, не способные ужиться в едином здании, по сути, «ушли» в город, что спровоцировало дальнейшее развитие нового городского центра, которое продолжается и по сей день.

Громоздкое и сложное для организации деятельности пространство театра после войны было деструктурировано. Во время восстановления здания гигантская сцена театра была разделена на несколько частей. Бывшая арьерсцена театра отошла к новому летнему театру, образовавшемуся на месте внутреннего двора прежней артистической части, помещения которой частично были задействованы как вспомогательные при новых трибунах. Остальная часть сцены была уменьшена и при двойном сокращении вместимости театра смещена на место прежнего большого зала.

Концертный зал также был сокращен вдвое и вместе с боковыми галереями библиотеки и музея стал автономным учреждением. Площадь перед театром в дальнейшем была расширена в сторону Дона каскадным парком, организация которого на территории вплоть до самой набережной является темой обсуждения уже в наши дни.

Деятельностный подход (организация деятельности), описываемый закономерностью «Театр - Город» «Дом», основан на системе последовательного, горизонтально ориентированного сочетания функциональных блоков, которая будучи гибко адаптированной к новым включениям могла развиваться в городе двумя способами: пристраиванием дополнительных функциональных блоков либо заменой функции в одном из блоков без ущерба для системы в целом.

Основная проблема подхода - стремление к обретению комплексом целостной формы – «дома», регулируемой городским контекстом - главным сдерживающим фактором роста для данного типа устройства здания. Деятельностный подход к проектированию имел как достоинства, так и недостатки, однако его влияние на формирование нового городского центра было существенным, что проявилось впоследствии и показало необходимость проектирования театра и города как целостно воспринимаемой системы.

Глава III Синтетический театр начала 1930-х годов. Проблема организации универсального пространства посвящена выявлению понятия «Синтетический театр» («Театр – Дом») в проектах Свердловского конкурса и Дома Науки и Культуры для Новосибирска как подхода к проектированию театра нового типа в начале 1930-х годов в СССР с точки зрения организации пространства.

Влияние на окружение крупного объекта, внедряемого в контекст города, всегда значительно. Большая доминантная форма притягивает к себе, постепенно формируя новое окружение. По этой причине наиболее целесообразным местом в городе для такого объекта является незастроенная новая территория, которая таким образом получает дальнейшее смысловое и пространственное развитие. Сам же объем при этом может развиваться только либо увеличиваясь в размерах целиком (надстройкой или уходом под землю), либо универсализацией ряда внутренних помещений.

Обретение целостно воспринимаемой законченной формы становится конфликтным с точки зрения организации внутренних процессов, часто требующих при развитии внешней городской среды соответствующих пространственных изменений, что вынуждает форму деструктурироваться. Данная закономерность описывается как «Театр - Дом» «Город». Город, в конечном счете, вынуждает здание реагировать на изменения окружающего контекста, что проблематично в границах устоявшегося объема. Данная ситуация характерна для Новосибирского театра.

Дискуссии о строительстве в новой столице Сибири оперного театра переросли в идею создания большого интеллектуально-культурного центра – Дома Культуры и Науки - с множеством общественных функций, которые должны были способствовать развитию в городе навыков городской культуры и формирования образованной прослойки горожан. Его внутреннее устройство должно было в соответствии с программой объединить различные публичные заведения: оперный театр, библиотеку, краевой музей с научными кабинетами, выставочный зал, научный институт с лабораториями, радиостудию. Участок был выбран на территории Базарной площади, ставшей в дальнейшем новым общественно-политическим и культурным центром столицы Сибири.

Первый проект Дома Науки и Культуры, выполненный архитектором А.Гринбергом по городскому заказу, представлял собой набор отдельных функциональных корпусов. Членам Комитета содействия строительству он показался не достаточно привлекательным, не имеющим выраженной символической формы, и было принято решение обратиться к опыту проектов конкурса на Опернодраматический театр в Ростове-на-Дону, в результате чего вся прежняя концепция центра города, стремясь обрести некую законченную форму, была размещена в одном объеме здания. По сути, многофункциональное пространство для деятельности, обретя единую форму, трансформировалось в концепцию панорамно-планетарного театра, который в итоге был построен наполовину – была возведена лишь внешняя форма здания. Проблемы возникли при организации внутренней работы театра.

Оказалось, что большинство требований, заложенных в этот проект, невозможны с точки зрения организации деятельности, что вынудило, по сути, отказаться от идеи панорамно-планетарного театра. На практике внутреннее устройство здания пришлось перестраивать. При этом внешняя форма сохранила свои габариты, тогда как внутреннее устройство здания уже ей не подчинялось. По сей день большая часть площадей в театре пустует, только иногда в них проводятся мероприятия. Здание по сей день является городской доминантой - центром притяжения, вокруг которого возникает всевозможная деятельность как общественно-политическая, так и культурная. Постепенно здание оперного театра дополнилось зданиями горсовета, филармонии, институтами, музеями, банками и др. Этот процесс продолжается и в наши дни, что подтверждает рабочую гипотезу диссертационной работы.

При анализе проектов Свердловского конкурса на предмет выявления пространственного подхода можно выделить помимо искомого также деятельностный, причем эти два возможных пути фигурируют еще на этапе разработки генплана «Большого Свердловска», согласно которому город подвергался коренной реконструкции, предполагавшей формирование новых общественных центров в городской структуре. Программой конкурса помимо самого зрительного зала и сцены в комплекс включались также кино-концертный зал, учебнопросветительские аудитории, театральные лаборатории, музей и ресторан. Театр должен был располагаться на бывшей Дровяной площади, ставшей отправной точкой для развития нового общественно-делового центра. По генплану новый центр помимо Большого Синтетического театра должны были формировать гигантские комплексы новой индустриальной эпохи: Дом промышленности, Дом печати, гостиница «Большой Урал», «Городок чекистов». Построенный еще в 1912 году на южной стороне Дровяной площади городской оперный театр тоже становился частью общественно-делового центра. Это фактически указывает на некую сверхзадачу, поставленную перед архитекторами – создать «сверхоперу», которая должна была стать наивысшим проявлением максималистски трактуемого театра своего времени, что перекликается с подходами к проектированию современных оперных театров, когда помимо существующих классических императорских театров, с целью развития городского центра, строится новая высокотехнологичная опера. Такой подход только обогащает среду, что было замечено еще в начале 1930-х годов.

Однако большинство горожан видело новый театр именно как целостный объем, что нашло отражение в программе. Это подтверждается присуждением первых трех премий именно решениям в виде цельных объемов, хотя при дальнейшем обсуждении комиссия была вынуждена отказаться от ряда требований программы, противоречащих друг с другом с точки зрения одновременного функционирования в едином цельном объеме здания. В этом отношении становится любопытным подход с точки зрения организации деятельности, примененный в ряде проектов, в частности в проекте С.Домбровского – одного из авторов генплана города, который программу театра представил в виде отдельных функциональных блоков, которые, не разрушая целостность процессов в театре, тем самым активно задействовали окружающее городского пространство. Это пространство перед фасадами, именуемое «площадью массового действа», объединяло все заявленные в проекте функциональные зоны.

Особенность этого конкурса заключается в том, что строительство театра даже не началось. В 60-е годы ХХ века на месте предполагаемого театра было построено здание Совнархоза, отданное затем Уральскому Университету. Несмотря на неудачу в реализации Синтетического театра, принципы его первоначального замысла можно проследить в современном нам городе. Функцию большого зала выполняет Оперный театр 1912 года, учебно-просветительские функции переданы Университету, комплекс Дома Промышленности, гостиница «Большой Урал», «Городок чекистов» - в совокупности все эти здания образуют целостную среду городского центра, который планировался изначально. «Память» о конкурсе остается живой. Большой Синтетический театр как бы «растворился» в пространстве города, отдав составляющие его функции отдельным зданиям, при этом образовав целостную пространственно-деятельностную среду «Театр – Город – Дом», что и стало эквивалентом понятия «сверхоперы» - синтетического театра массового действа.

Пространственный подход (организация пространства) описываемый закономерностью «Театр - Дом» «Город», основан на создании единой пространственной структуры, в которую затем вписывается функциональная программа проектируемого здания. Более конфликтная с точки зрения сочетания функций данная система развивается в городе также двумя способами: увеличением объема здания либо универсализацией помещений внутри существующего объема.

Основная проблема такого подхода - стремление к обособлению функций и их выход в пространство города, что можно проследить на реальном примере благодаря дальнейшей реализации Ростовского проекта.

Взаимодополнительность пространственного и деятельностного подходов к организации оперного театра в итоге спровоцировала развитие не только конкретного участка, но и города в целом. В результате внедрения культуроформирующей программы, город обрел не просто здание театра, а целый комплекс уникальных общественных пространств и зданий, создающих и характеризующих современную городскую среду и человека-горожанина, что и было основной целью, заложенной в конкурсные программы современного оперного театра независимо от их названия как элемента жизнеустройства в городе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Исследование показало, что использованные архитекторами подходы, как с точки зрения организации пространства, так и идущие от организации деятельности, оказались дополнениями друг друга, так как каждый из них рассматривал проблемы только с одной стороны, тогда как другая оказывалась «ущемленной», что и показала практика конкурсного проектирования. При формировании пространства театра в едином объеме вставала проблема организации деятельности в нем. И, наоборот, при приоритете, отдаваемом организации театрального действа, вставала проблема целостной формы здания и ее возможного роста и развития. Слияние понятий «синтетический театр» и «театр массового действа» воедино заключается именно в обретении целостности, на основе умозрительно воспринимаемого понятия «синтетический театр массового действа», которое становится реализуемым при подходе к проектированию театра и города как единого целого. Такой подход был использован как стимул для развития города, что и было востребовано в конкурсах на новый тип театра в начале 1930-х годов. Дальнейшую эволюцию его можно проследить в современных проектах оперных театров, также возвращающихся к первоначальному пониманию того, чем должна быть опера для города. В них опера становится одной из возможных функций в здании театра, а пространство театрагорода становится актуальным центром общения горожан.

Это доказывает преемственность подходов и логики мышления в организации публичного городского пространства, складывающегося неразрывно с проектированием театра. Его интерпретация принимает различную архитектурную форму, сохраняя при этом целостность восприятия пространства театра и города как единой структуры.

Диссертационное исследование аргументированно показало: конкурсные проекты на театр массового действа и синтетический театр начала 1930-х годов в СССР – творчески значимое, самоценное явление - один из закономерных заметных этапов истории мировой архитектуры Новейшего времени.

Общие выводы исследования:

1. В результате анализа процесса формирования и содержания программ конкурсов на театр нового типа в диссертации выявлены четыре основных направления, составившие архитектурное содержание проектных поисков, объединившее исторически сложившиеся профессиональные представления о публичном городском театре, их эволюцию и возможности творческой реализации в новых социальных условиях:

Организация пространства публичного оперного театра. В работе она вслед за конкурсными программами рассматривается на материале театров Италии и Франции XVII – конца XIX века. Для данного исследования решающе важным стало то обстоятельство, что первоначально понятие «опера» акцентировало внимание не на типологически ориентированных особенностях музыкального общегородского театра, а на его значительной градоустроительной роли в организации городской структуры и общественного пространства, как правило, в центре города. Именно в этом своем значении в основном понятие «опера» и вошло в конкурсные программы архитектурных поисков театра нового типа.

Авангардные эксперименты в европейском театре, в первую очередь: опыт создания новых театральных технологий и машинерии, а также – методов организации пространства в театрах Германии во второй половине 1920-х годов как одних из первых, откликнувшихся на новое понимание места человека в театре, а также роли театра в жизни общества и в развитии городской культуры, были внимательно изучены авторами конкурсных программ и зафиксированы в заданиях на проектирование. Они нашли свое место в архитектурном формообразовании в многочисленных конкурсных проектах;

Клубная деятельность, получившая широкое распространение в первые годы Советской власти, представительствовала в конкурсных программах на театр нового типа, реализуя социальную проблематику в крупных городах. Она продолжала в проектировании нового типа театров эволюцию многофункционального пространства, восходящего к Народным домам и Рабочим клубам в нашей стране, призванным воспитывать у новых горожан первые навыки городского образа жизни;

поиски творческих подходов к реализации концепции жизнестроения в советском городе как центре формирования ценностей индустриальной эпохи предопределили выделение понятия «Город» («Городская структура») как основного фактора целевой программы конкурсов на театр нового типа.

Проектирование театрального комплекса неразрывно с окружающей его городской структурой реализовалось в большом числе конкурсных проектов.

2. В результате анализа проектов, представленных на конкурсы, с точки зрения применения понятий «Театр массового действа», понимаемого как «Театр-Город» и «Синтетический театр» как «Театр-Дом» выявлены два подхода к организации театра нового типа в начале 1930-х годов в СССР: деятельностный подход, описываемый закономерностью «Театр - Город» «Дом» и являющийся гибко адаптированным к новым функциям при дальнейшем развитии городского контекста и пространственный подход, описываемый как «Театр - Дом» «Город», который при наличии конечной архитектурной формы становится более конфликтным с точки зрения организации одновременной деятельности разнообразных функций в едином объеме здания театра. При достоинствах и недостатках каждого из двух подходов в отдельности они представляют собой односторонний взгляд на решение поставленной конкурсами проектной задачи и становятся доминирующими в зависимости от условий городского контекста;

3. При анализе влияния конкурсов на театр нового типа в начале 1930-х годов в СССР на сложение градостроительного контекста в исследуемых городах доказана взаимодополнительность понятий «Синтетический театр» и «Театр массового действа», что позволяет сформировать единое понятие «Синтетический театр массового действа». Совместное функционирование и взаимовлияние деятельностного и пространственного подходов, составляющих суммирующее их понятие «Синтетический театр массового действа», перерастает в необходимость проектирования театра и города как единого целостно воспринимаемого пространства для деятельности, формирующего городскую структуру, объемлющую исторические и современные представления о культуре городской жизни, что подтверждает рабочую гипотезу работы.

4. Результаты диссертационного исследования позволяют утверждать целесообразность объединения рассматриваемых в работе конкурсов на театр нового типа в начале 1930-х годов в СССР в самостоятельное, самодостаточное и творчески значительное явление в истории мировой архитектуры Новейшего времени.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России:

1. Ростовский Оперно-драматический театр. Формирование программы конкурса// Международный электронный научно-образовательный журнал «Architecture and Modern Information Technologies (AMIT)». «Архитектура и современные информационные технологии», 2012. №1(18), февраль.

URL: http://www.marhi.ru/AMIT/2012/1kvart12/vorobyev/vorobyev.pdf 2. Немецкий театр конца XIX - начала ХХ веков. Формирование нового сценического пространства// Международный электронный научно-образовательный журнал «Architecture and Modern Information Technologies (AMIT)». «Архитектура и современные информационные технологии», 2012, №2(19), май.

URL: http://www.marhi.ru/AMIT/2012/2kvart12/vorobyev/vorobyev.pdf 3. От Народного дома к Рабочему клубу, Дворцу Культуры и театру массового действа: тенденции эволюции многофункционального комплекса в России первой трети ХХ века // Academia. Архитектура и строительство. 2012, №2. С.33-37;

4. Театр и город: Синтетический театр массового действа по материалам конкурсов 1929-1932 годов в СССР // Архитектура и строительство России. 2012, №7. С.1019;

5. Большой Синтетический театр в Свердловске: формирование нового общественного центра города // Архитектура и строительство России. 2012. №10. С.33-39;

6. Опера и театр массового действа: на примере Международного конкурса на театр массового музыкального действа в Харькове // Архитектура и строительство России. 2012. №11. С.25-31.

в других изданиях:

7. Новые подходы к жизнестроению в программах Основного отделения ВХУТЕМАС // Материалы Международной конференции «Пространство ВХУТЕМАС: наследие, традиции, новации», М., 2010. - С. 129;

8. Режиссура городской среды как метод архитектора // Материалы Всеукраинской научно-практической конференции, посвященной 40-летию архитектурного факультета Полтавского НГУ им. Юрия Кондратюка «Дизайн архитектурной среды. Проблемы и перспективы развития», Полтава, Украина. 2011. С.54-57;

9. Новосибирск: от Дома Культуры и Науки до театра массового действа //Архитектура и Строительство России, 2011. №10. - С.18-25;

10. Новосибирск: от театра массового действа к современной опере //Архитектура и Строительство России, 2011. №11. - С.14-21;

11. Новосибирский панорамно-планетарный театр. Синтез технологии и городской культуры // Наука, образование и экспериментальное проектирование в МАРХИ:

тезисы докладов научно-практической конференции профессорскопреподавательского состава, молодых ученых и студентов. – М.: МАРХИ. 2012.- С.96-97;

12. Образ Синтетического театра в конкурсах 30-х годов в СССР // Наука, образование и экспериментальное проектирование в МАРХИ: тезисы докладов научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, молодых ученых и студентов. – М.: МАРХИ. 2012. - С.165-167;

13. Ростовский Оперно-драматический театр: от замысла к реализации // Материалы Международной научной конференции памяти академика РААСН С.О. ХанМагомедов. – М.: РААСН. 2012. – С. 77-83;

14.От оперы к театру массового действа: хронологические таблицы диалога понятий [Текст] // Матеріали наук.-практ. істор.-архіт. зібрання, Харків, 2-5 березня 2012р.:

матеріали зібрання / [ред.кол.: Т.Д. Рищенко, О.С. Соловйова та ін.]. – Х.: ХНАМГ, 2012. – 111 с. - В надзаг.: Мін. осв. і науки, мол. та спорту України, Харьк. нац. акад.

міськ. госп-ва. - С.87-88.

15.Поиск Начал синтетического театра массового действа на фоне утверждения гуманизма и зарождения урбанистической науки. Появление музыкальной драмы в Италии XVI-XVII веков //Архитектура и Строительство России. 2012. №4.- С.2027;

16. Дом Науки и Культуры в Новосибирске: проблема освоения пространства театра // Баландинские чтения: Сборник статей VII научных чтений памяти С.Н. Баландина, Новосибирск, 18-20 апреля 2012 г. – Новосибирск: НГАХА, 2012. - С. 53-58;

17. Театр оперы как центр общественного пространства города // Архитектура и Время. М., 2012. №3. - С.9-12;

18. Театр и город: на примере эволюции публичного пространства оперного театра // Программа и тезисы международной научной конференции «Современная архитектура мира: основные процессы и направления развития»: 1-3 октября 2012 г.

М.,2012. - С. 41- 42.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.