WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Жизненные стратегии относятся к числу  одних из сложных и интересных явлений человеческой жизни. Они выражают целостность жизненного мира человека, его устремленность в будущее и способность к изменению собственной жизни во имя этого будущего. Особо значимым представляется выявление перспектив будущего и необходимых ресурсов для их самореализации в юношеском возрасте. Жизненные стратегии (как психологический конструкт) всегда привлекали большой интерес у исследователей (Бюлер Ш., 1933; Рубинштейн С.Л., 1935; Божович Л.И., 1968;  Гурова Р.Г., 1971; Логинова Н.А., 1978; Кон И.С., 1980; Шегурова В.Ю., 1983; Немировский В.Г., 1984; Жане П., 2009; Royce J., Powell A., 1983; и др.). Тем не менее, изучение жизненных стратегий остается в фокусе исследовательских интересов в современной психологической науке. К настоящему времени накоплено большое количество  данных психологических, социально-психологических и социологических исследований об особенностях жизненных стратегий человека, проанализирована их структура и типы, основные характеристики и особенности формирования (Абульханова-Славская К.А., 1991; Варламова Е.П., Степанов С.Ю., 1998; Егорова Л.С., 1999; Васильева О.С., Демченко Е.А., 2002; Созонтов А.Е., 2003; Kasser T., 1996; Deci E.L., Ryan R.M., 2000; Freund A.M., Baltes P.B., 2002; Мдивани М.О., Кодесс П.Б., 2006; Воронина О.А., 2008; Перелыгина И.В., 2008; и др.). И это не случайно, поскольку проблема формирования жизненных стратегий молодежи чрезвычайно актуальна (особенно на этапе социально-экономических преобразований, происходящих на пространстве постсоветских государств) для понимания перспектив развития общества, поскольку их  жизненные стратегии будут во многом определять эти перспективы. Переход к рыночной организации экономики и демократическим политическим институтам привел  к изменению практически всех социально значимых сфер жизни. Либерализация и отказ от унифицированных моделей развития (характерных для советского периода) привели к глобальным изменениям условий формирования жизненных стратегий выпускников современной школы, характеризующиеся, прежде всего, большей непредсказуемостью и неопределенностью. Молодой человек должен сам формировать свои жизненные стратегии не надеясь на то, что государство предложит ему готовые модели. На фоне социально-экономических изменений в  нашем обществе наблюдаются процессы активизация национально-культурного самосознания различных этнических групп и социальных общностей. Эти процессы также оказывают влияние на формирование жизненных стратегий учащейся молодежи. Однако, изучение особенностей формирования жизненных стратегий, факторов и условий, влияющих на их формирование, характер развития жизненных перспектив в различных культурных общностях, остаются малоизученными. Культура влияет на язык, на восприятие окружающего мира, на поведение и установки, на структуру семьи, особенности родительско-детских отношений и многое другое. Культура как психологический конструкт, т.е. субъективные аспекты культуры, существующие в нашем сознании в виде ментальных отпечатков или программ, являются наиболее важными для понимания влияния культуры на человеческое поведение (Мацумото Д., 2003). Кросс-культурный анализ позволяет получить новые данные о факторах, влияющих на формирование жизненных стратегий и определить особенности  данного феномена у представителей различных культур (Matsumoto D., Van De Vijver J.R., 2011; Chasiotis A., Breugelmans S., 2011). Таким образом, актуальность темы обусловлена, во-первых, недостаточно изученностью сравнительно-культурного исследования формирования жизненных стратегий; во-вторых, учитывая беспрецедентное увеличение миграционных потоков молодежи, их значением для практической психологии.

Цель: изучение особенностей формирования жизненной стратегии учащихся старших классов у представителей русской и киргизской культур.

Объект исследования:  жизненные стратегии учащихся старших классов.

Предмет: влияние особенностей культуры на формирование жизненных стратегий учащихся старших классов.

Гипотеза исследования: различия в характеристиках жизненной стратегии (восприятие жизни и своей роли в ней, построение жизненной программы и  иерархия ценностных ориентаций),  между группами киргизских и русских старшеклассников связаны с межкультурными различиями.

Задачи:

  1. Проанализировать результаты исследований по проблеме жизненных стратегий и систематизировать информацию о факторах, оказывающих влияние на формирование жизненной стратегии.
  2. Подобрать методический инструментарий для исследования жизненных стратегий у учащихся 10-11 классов.
  3. Провести кросс-культурное исследование жизненных стратегий у учащихся 10-11 классов.
  4. Проанализировать структуру и основные характеристики жизненных целей у учащихся старших классов, принадлежащих к киргизской и русской культуре.
  5. Рассмотреть структуру ценностных ориентаций и характер отношения к жизни учащихся старших классов, принадлежащих к киргизской и русской культуре.
  6. Рассмотреть жизненную стратегию как форму отношения к вероятным событиям жизни, имеющим жизненное значение для учащихся старших классов, принадлежащих к киргизской и русской культуре.

Организация и методы исследования.

В соответствии с поставленной целью и указанными задачами исследования для анализа особенностей жизненных стратегий учащихся старших классов были  использованы:  авторская анкета для изучения жизненных целей, методика изучения ценностных ориентаций (Леонтьев Д.А., 1992), тест смысложизненных ориентаций (Леонтьев Д.А., 1992), семантический дифференциал «Образ жизни» (Серкин В.П., 2004), индивидуально-типологический опросник (Собчик Л.Н., 2010), методика изучения стиля объяснения успехов и неудач для подростков (Стоун-П) (Гордеева Т.О., Осин Е.Н., Шевяхова В.Ю., 2009).

Выборку исследования составили учащиеся 10-11 классов из школ-гимназий № 6, № 66, №12, №63, №61, №58, СОШ КРСУ и школы им. Веккера г. Бишкека (всего 634 школьника). В исследовании приняли участие две группы старшеклассников - киргизы (434 школьника, из них 159 мальчиков и 274 девочки) и русские (200 школьников, из них 64 мальчика и 136 девочек).

Статистический анализ данных (критерий согласия Колмагорова – Смирнова, непараметрический критерий сравнения средних U-Манна-Уитни, угловое преобразование Фишера, двухступенчатый кластерный анализ, корреляционный анализ) проводился при помощи статистического пакета SPSS for Windows, Standart Version 13.0.

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивается репрезентативностью выборки исследования, использованием комплекса стандартизированных методик и теоретически обоснованного подхода к анализу данных. 

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют положение о развитии личности ребенка через усвоение культурно-исторического опыта человечества  (Выготский Л.С., 1960), положения кросс-культурного подхода (Лебедева Н.М. 1999; Мацумото Д., 2003; Емельянова Т.П., 2004; Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.H., Dasen P.R.; 2002; Matsumoto D., Van De Vijver J.R., 2011; Chasiotis A., Breugelmans S., 2011), фундаментальные и экспериментальные исследования жизненных стратегий личности и прогнозирования жизненного пути (Ананьев Б.Г., 1968; Абульханова-Славская К.А., 1980, 1991; Анцыферова Л.И., 1990;  Гинзбург M.P., 1994; Варламова Е.П., Степанов С.Ю., 1998; Васильева О.С., Демченко Е.А., 2002; Кроник А.А., 2008; Ryan R. M., 2000; Kasser T., 2000; Prenda K.M., Lachman M.E., 2001;  Freund A.M., Baltes P., 2002; Deci E. L., 2003 и др.).

Положения, выносимые на защиту:

  1. Между представителями киргизской и русской культуры существуют различия в основных характеристиках жизненной стратегии.
  2. Представители киргизской культуры имеют более долгосрочные жизненные цели, они более целеустремленные,  их отношение к жизни более открытое и спокойное, и одной из основных ценностей для них является ответственность. 
  3. Представители русской культуры рассматривают сам процесс жизни как более интересный, они более удовлетворены своим прошлым, оптимистичны в восприятии будущего, при этом воспринимают свою жизнь как активную и подвижную, и одной из значимых ценностей выбираю независимость.

Научная значимость и новизна работы заключается в  том, что в ней впервые в отечественной психологии предпринята попытка сравнительно-культурного исследования формирования жизненных стратегий. Результаты работы расширяют  представления о формировании жизненной стратегии в старшем школьном возрасте и влияния на них особенностей культуры. В работе выявлены различия между представителями русской и киргизской культур в особенностях формирования жизненных стратегий. А именно в структуре жизненных целей представителей двух групп имеются различия в предпочтении определенных целей. Образ собственной жизни в группе киргизских старшеклассников представляется как спокойный и дружественный, а русские воспринимают жизнь как активную и подвижную. Кроме того, иерархия ценностных ориентаций отличается в двух группах, а отношение к вероятностным жизненным событиям у русских более позитивное.

Практическая значимость. Полученные в работе данные о характере формирования жизненной стратегии имеют большое значение для практики, так как раскрывают особенности жизненных стратегий и дают возможность влиять на жизненную стратегию молодых людей с учетом специфики социальных условий жизни. Учет межкультурных различий в формировании жизненных стратегий имеет большое значение в различных формах межэтнического взаимодействия.  Результаты исследования могут быть использованы психологическими службами при работе с мигрантами. Особое направление возможного практического применения результатов работы — использование их при адаптации жизненных стратегий молодых людей в инокультурном окружении. На основе экспериментальных данных была разработана программа оптимизации жизненной стратегии старшеклассников, которая предполагает осуществление деятельности психолога в следующих направлениях: работа с учащимися старшего школьного возраста, их родителями, педагогами, и включает в себя тренинговые упражнения, а также беседы и групповые дискуссии, творческие задания, имитационные игры и др.  Результаты работы могут быть реализованы  в психологической и педагогической практике.

Апробация и внедрение результатов диссертации. Результаты теоретических и практических исследований в рамках указанной темы  были представлены на заседаниях кафедры психологии Кыргызско-Российского Славянского университета. Основные положения работы изложены в докладах и выступлениях на: Международной научно-практической конференции «Психологическая наука и практика: на стыке культур», Бишкек, 2007г.; Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов - 2009». Современная психология: актуальные проблемы и тенденции развития, Москва, 2009г.; Международной научно-практической конференции «Личность как субъект познания, общения и деятельности», Бишкек, 2010г.; Международной научно-практической конференции «Личность как субъект познания, общения и деятельности», Бишкек, 2011г.

Внедрение результатов в практику. Результаты исследования используются в лекционных курсах и на семинарских занятиях в Кыргызско-Российском Славянском университете (учебные курсы «Социальная психология», «Возрастная психология»). Комплексная программа оптимизации жизненной стратегии учащихся старших классов внедрена в работу школьной психологической службы средней школы № 41 г.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, обсуждения, заключения, выводов, списка цитируемой литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, проводится краткий анализ работ по данной проблеме, определяется его объект и предмет, формулируются цели,  задачи и гипотезы работы, описывается практическая и теоретическая значимость.

Глава 1 «Теоретические основы изучения особенностей жизненной стратегии» посвящена изучению состояния теоретической разработанности выбранной проблематики в отечественной и зарубежной психологии, анализу основных экспериментальных исследований жизненных стратегий. В разделе 1.1 «Жизненная стратегия личности: история изучения и современное состояние проблемы» дается определение понятия «жизненная стратегия», описываются условные периоды становления проблематики жизненных стратегий в структуре проблемы жизненного пути личности.

Первую попытку дать научное определение жизненному пути в психологии предприняла Ш.Бюлер (1933). Она провела аналогию между процессом жизни и процессом истории, и объявила жизнь личности индивидуальной историей. П.Жане (2009) рассматривал жизнь как психическую эволюцию личности, соотносил возрастные фазы и биографические ступени жизненного пути, связывал биологическое, психологическое и историческое время в единой системе координат эволюции личности (Анцыферова Л.И., 1969). Важные для психологии жизненного пути положения были разработаны в концепциях А.Адлера (1998), Э.Фромма  (1993), Г.Юнга (1991), Э.Берна (1998).

В отечественной психологии наиболее разработанным является принцип активности субъекта, разработанный в школе С.Л.Рубинштейна (1959), который и лег в основу дальнейших теоретических и эмпирических исследований жизненного пути. С.Л.Рубинштейн предложил не просто выделять отдельные этапы жизненного пути, но и определил значение каждого этапа и его влияние на последующие. При этом личность является активным участником этого процесса, и в любой момент может вмешаться в него (Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В., 1989). Также, положение об активной роли человека разрабатывалось в трудах Б. Г. Ананьева (1968), согласно которому не только условия жизненного пути формируют личность и придают ей характерную «огранку», но и личность своими поступками активно воздействует на жизненный путь и, тем самым, проектирует себя.

Существенный вклад в разработку проблемы субъекта жизни вносят исследования А. Н. Леонтьева  (1975) и его научной школы, выдержанные в русле системно-деятельностного и смыслового подходов к личности.

Кроме того, проблема жизненного пути рассматривается в связи с вопросами о смысле жизни,  такими авторами, как С.Л.Рубинштейн (1957), Л.С.Выготский (1984), В. Франкл (1990), А.Н.Леонтьев (1992), Д.А.Леонтьев (1992), В.Э. Чудновский (1995), Б.С.Братусь (1997), Л. Бинсвангер (1999), А.А. Бодалев (2001), Р. Мэй  (2004) и др.; и  временной перспективы следующими авторами: В.И. Ковалев (1979), Н.Н. Толстых (1984), К. Левин (2000), Т.Н.Березина (2001), Ж. Нюттен (2004), Р.А.Ахмеров (2008), А.А.Кроник (2008), Ж.А.Леснянская (2008), Ph. Zimbardo (2008), J. Immerwahr (2010)  и др.

Собственно изучение жизненной стратегии начинается с работ К.А. Абульхановой-Славской (1991), которая определяет жизненную стратегию как некоторый способ организации человеком собственной жизни, способность к приведению жизненных условий в соответствие с собственными ценностями и индивидуальным своеобразием. В настоящее время жизненные стратегии активно изучаются такими авторами, как Е.П. Варламова, С.Ю. Степанов (1998), Л.С. Егорова (1999), О.С.Васильева, Е.А.Демченко (2002), А.Е.Созонтов (2003), М.О.Мдивани, П.Б.Кодесс (2006), О.А.Воронина (2008) и др.

В зарубежной психологии проблемами жизненных стратегий и ориентаций занимаются J.Royce, A.Powell (1983), T.Kasser (2000), R.M.Ryan (2000), K.M.Prenda, M.E.Lachman (2001), A.M.Freund, P.B.Baltes (2002), E.L. Deci (2003), и др.

В разделе 1.2 «Соотношение понятия «жизненная стратегия» с близкими по содержанию понятиями» приводится сопоставление изучаемого феномена со следующими понятиями:  «жизненные цели», «жизненные планы» (Головаха Е.И.,1988; Фридман А.Ю., 2004; Кроник А.А., 2008), «жизненная перспектива» (Платонов К.К., 1984; Абульханова-Славская К.А., 1987; Головаха Е.И., 1988; Березина Т.Н., 2001),  «жизненный стиль» (Адлер А., 1998; Леонтьев Д.А., 1998; Либин А.В., 1998; Дерманова И.Б., 2001), «жизненный сценарий» (Стюарт И., Джойнс В., 1987; Берн Э., 1998) и др., выделены их сходства и различия. По результатам проведенного сопоставления с родственными понятиями выделены основные характеристики, раскрывающие своеобразие понятия «жизненная стратегия», которая:

  • задает направленность жизненного пути, определяет основную жизненную цель и способы ее достижения;
  • представляет собой сочетание индивидуально-своеобразных и типических черт, это способ согласования человеком собственной индивидуальности с внешними условиями;
  • является более или менее самостоятельным, осознанным, ответственным выбором человека;
  • детерминирует целостность жизнедеятельности, обеспечивает адаптацию человека  к условиям и обстоятельствам жизни;
  • регулирует социальное поведение человека;
  • основывается на приоритетных для человека ценностях, смыслах, целях.

Раздел 1.3 «Основные характеристики и функции жизненной стратегии» посвящен описанию основных характеристик и функций жизненной стратегии. Выделены качественные и количественные характеристики жизненной стратегии. Качественной характеристикой выступает содержание жизненной стратегии. Содержание  представляет собой  структуру жизненных целей, которые являются чертами идеального образа будущей жизни человека. К количественным характеристикам относятся: 1) показатели осознанности жизненной стратегии; 2) протяженность во времени, которая характеризует жизненную стратегию со стороны глубины целеполагания.

В качестве центрального компонента или «ядра» жизненной стратегии личности выступают ценности. Проблема ценностей человека разрабатывалась многими учеными (Непомнящая Н.И., 1980; Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В., 1993; Залесский Г.Е., 1994; Братусь Б.С.,1997; Rokeach M., 1973;. Maio G.R., Olson J.M., 2001; и др.). Д.А. Леонтьев (1992) определяет ценности как «консервированные» отношения личности с миром, отражающие инвариантные аспекты общечеловеческого опыта. По мнению Б.С.Братуся (1997)  личностные ценности – это осознанные, отрефлексированные наиболее общие смысловые образования. Следует отметить, что именно общие смысловые образования и определяют главные и относительно постоянные отношения человека к миру, другим людям, к самому себе. Л.М. Семенюк считает (2010), что ценностные ориентации являются основанием оценок  субъектом окружающей действительности и ориентации в ней, способом дифференциации объектов по их значимости. Важнейшей характеристикой системы ценностных ориентаций личности является  принцип иерархии ценностей, их многоуровневость. Невозможно представить себе ориентацию личности на ту или иную ценность как некое изоли­рованное образование, не учитывающее ее приоритетность, субъективную важность относительно других ценностей (Яницкий М.С., 2002). Причем, предпочтение одних ценностей над другими может быть обусловлено представлениями об их абсолютной значимости для общества и человечества в целом или же их субъективной актуальной важ­ностью, насущностью (Леонтьев Д.А., 1992). Необходимо отметить, что в ценностях, с одной стороны, систематизируется, кодируется нравственное значение общественных явлений, а, с другой стороны, те ориентиры поведения, которые определяют его направленность, и выступают конечными основаниями моральных оценок.

Содержание ценностных ориентаций составляют различные политические, религиозные, нравственные убеждения, характерные принципы поведения, которые образуют определенную структуру за счет того, что вбирают в себя разные уровни и формы взаимодействия индивидуального и общественного, внутреннего и внешнего в личности. Направленность лич­ности на определенные ценности формирует общество. Именно оно предъявляет систему ценностей, которую человек «чутко улавливает» в процессе постоянного «обследования границ и содержания норм» и формирования их собственных, индивидуально-личност­ных эквивалентов (Анцыферова Л.И., 1989, С. 426-433).

Описывая жизненный путь человека в долговременной перспективе, жизненная стратегия задает направление жизнедеятельности человека, основываясь на приоритетных для него ценностях и смыслах. При этом, ценностные ориентации – это те явления и процессы в окружающей жизни, которые и становятся ориентирами для личности, направляют формирование ее целей и воплощаются в способах организации собственной жизни. Индивидуальные ценностные ориентиры лежат в основе планирования своего будущего, постановки и достижения намеченных целей.

Эффективность жизненной стратегии определяется по степени удовлетворенности человека собственной жизнью. Как в отечественных (Васильева О.С., Демченко Е.А., 2000), так и зарубежных (Kasser T., Ryan R.M., 1993) исследованиях показана связь между выбором жизненной стратегии и психическим здоровьем и ощущением субъективного благополучия личности.

В общем, жизненная стратегия является определенным способом организации собственной жизни с выделением основных целей и способов их достижения, включающая в себя образ жизненного пути, определяющая значение человека в жизни и основывающаяся на нем. Она формируется в подростковом возрасте, характеризуется как индивидуальным своеобразием, так и типическими чертами, которые определяются спецификой социальных и культурных условий жизни человека.

В разделе 1.4 «Основные типы жизненных стратегий» приводятся классификации жизненных стратегий: К.А.Абульхановой-Славской (1991) - на основе способности личности к организации времени; В. И. Ковалева (1983) - в зависимости от сочетания критериев активности и ответственности человека в организации своего жизненного пути; по критерию выраженности индивидуального своеобразия и творческой активности в событиях - Е.П.Варламовой и С.Ю.Степанова (2002); А.Е.Созонтова (2003), на основе концепции модусов обладания/ бытия Э.Фромма.  Приводятся примеры типологии жизненных стратегий зарубежными авторами: T.Kasser, R.M.Ryan (1996) предлагают разделять две жизненные стратегии – внешние и внутренние стремления; в теории самодетерминации выделено три типа жизненных стратегий (Deci E.L, Ryan R.M., 2000) - автономная, подконтрольная, безличная ориентации; P. B. Baltes (2002) выделяет три стратегии управления жизнью (SOC) - выбор (selection), оптимизация (optimization) и компенсация (compensation). 

Раздел 1.5 «Факторы выбора жизненных стратегий» посвящен рассмотрению культурных факторов, оказывающих влияние на выбор жизненной стратегии. Жизненная стратегия формируется на пересечении социальных требований и запросов к личности и присущего каждому человеку индивидуального своеобразия, и, следовательно, содержит как индивидуально-своеобразные черты, так и типические, которые обусловлены культурными, социальными и экономическими условиями в которых существует индивид. Приводятся теории социализации (Бронфенбреннер У., 1976; Мудрик А., 2004), которые описывают факторы, оказывающие влияние на развитие человека. Согласно данным многочисленных теоретических и эмпирических исследований (Бронфенбреннер У., 1979; Зотова О.И., 1983; Буева Л.П., 1986; Журавлев А.Л., Шорохова Е.В., 2001; Мудрик А.,2004; Леснянская Ж.А., 2008; Triandis H.C., 1989; Berry J.W, Poortinga Y.H., 2002, Cheng C., Chun W.Y., 2008; Breugelmans S.M., 2011; Keller H., 2011; и др.), среда жизнедеятельности человека естественным образом влияет на его жизнь в силу не только предоставления человеку различных возможностей, но сам образ жизни определенной культурной общности имеет свои особенности. Определенные социальные и  экологические условия, а также история жизни общности вызывают развитие определенных элементов культуры, влияющие на поведение членов культуры и тем самым создающие способы социализации человека. Влияние этнокультурных условий на социализацию человека наиболее существенно определяется тем, что принято называть менталитетом, который проявляется  в особенностях мировоззрения,  способах понимания окружающего мира, а также свойственных представителям данного этноса способах действовать в окружающей среде. Менталитет этноса, проявляясь в стабильных особенностях его культуры, определяет главным образом глубинные основания восприятия и отношения его представителей к жизни.

Вхождение в социокультурную среду начинается с усвоения социальных и культурных ценностей или этнических значений, которые трансформируются в личностные (Леонтьев Д.А., 2003; Хотинец В.Ю., 2000). В результате этого процесса определенные формы взаимодействия и жизненные цели становятся предпочтительными для индивида в данной социокультурной среде, наделяются им смыслом и приобретают для него непосредственную ценность.

Глава 2 «Методы и методология исследования» посвящена изложению основных методологических подходов, используемых в работе, и содержит описание методов исследования: общей схемы исследования, выборки и диагностических методик, а также способов статистической обработки результатов.

Общая выборка исследования составила 634 школьника 10-11 классов школ города Бишкек, из них 223 мальчика и 411 девочек. В исследовании участвовали лица двух этнических групп: киргизы (434 школьника) и русские (200 школьников).  Выбор старшеклассников, обусловлен тем, что именно для данного возраста обращенность в будущее является главной чертой, и поэтому формирование жизненной стратегии является наиболее актуальным для них. Содержание будущего молодого человека оказывает влияние на его активность в настоящем, а формирование временной перспективы является проекцией мотивационной и ценностной сфер. Общая выборка была разделена на 2 экспериментальные группы. В I группу вошли 433 учащихся принадлежащих к киргизской культуре (159 мальчиков и 274 девочки), из них 217 человек обучались в 10 классе и 217  - в 11 классе. II группу составили 200 школьников русской национальности  (64 мальчика и 136 девочек), из них обучались в 10 классе 103 школьника, 97 учащихся – в 11 классе.

Методика исследования. Для изучения основных особенностей жизненных стратегий учащихся старших классов в двух культурных группах были использованы следующие методики: 1) анкета, разработанная автором для изучения жизненных целей; б) методика изучения ценностных ориентаций Д.А. Леонтьева (Леонтьев Д.А., 1992), направленная на изучение индивидуальных и групповых представлений о системе значимых ценностей, определяющих наиболее общие ориентиры их жизнедеятельности; в) тест смысложизненных ориентаций (СЖО) (Леонтьев Д.А., 1992), направленный на изучение общих жизненных целей, осмысленности жизни, степени личной ответственности при принятии решения и осуществлении выбора; г) семантический дифференциал «Образ жизни», который представляет собой вариант стандартного семантического дифференциала, направленного на изучение стиля и направленности жизни человека (Серкин В.П., 2004); д) методика изучения стиля объяснения успехов и неудач для подростков (Стоун-П) (Гордеева Т.О., Осин Е.Н., Шевяхова В.Ю., 2009), которая диагностирует особенности когнитивного реагирования человека в ситуациях негативных и позитивных жизненных событий; е) индивидуально-типологический опросник (ИТО) (Собчик Л.Н., 2010), направленный на изучение личностных особенностей учащихся.

Количественная обработка полученных данных проводилась при помощи статистического пакета SPSS версия 13.0 (расчет средних, стандартных отклонений, критерий согласия Колмагорова – Смирнова, непараметрический критерий сравнения средних U-Манна-Уитни, угловое преобразование Фишера, двухступенчатый кластерный анализ, корреляционный анализ).

Глава 3 «Кросс-культурный анализ особенностей выбора жизненной стратегии учащимися старших классов»

В раздел 3.1 «Данные анкетирования» было показано, что жизненная программа старшеклассников, в основном, касается их ближайшего будущего (от 2 до 10 лет) и ведущее место в списке жизненных целей занимают: «получить образование», «найти работу», «создать семью» (рис. 1). Такие ориентации определяются возрастными особенностями юношеского возраста, которые связаны, прежде всего, с профессиональным и личностным самоопределением. Однако, согласно статистической обработке данных, старшеклассники-киргизы в большей степени ориентированы на такие жизненные цели как  «получить образование» (φ=2.33; р≤0.05), «заботиться о других»  (φ=3.63; р≤0.05), «развиваться как личность» (φ=3.63; р≤0.05),  «быть счастливым» (φ=4.63; р≤0.05), «здоровье» (φ=2.96; р≤0.05), «обеспечить семью» (φ=1.96; р≤0.05). Тогда как цели «создать семью» (φ=4.48; р≤0.05), «найти настоящую любовь» (φ=2.7; р≤0.05), «иметь друзей» (φ=3.29; р≤0.05), «стать известным» (φ=2.06; р≤0.05), «служить в армии» (φ=3.58; р≤0.05) статистически значимо чаще выбирают  русские старшеклассники.

Кроме обозначения целей, старшеклассники также должны были отметить возраст, в котором они собираются достичь их. Все цели были разделены на 5 категорий по возрасту их желаемого достижения: до 10 лет, от 10 до 15 лет, от 15 до 20 лет, от 20 до 25 лет, в течение жизни. Цели, которые респонденты ставили перед собой, в основном располагаются в ближайшем будущем – от 2 до 10лет. При этом, согласно статистическому анализу, старшеклассники киргизской культурной группы, в сравнении с русскими, чаще ставят цели, которые желают достичь в период от 10 до 15 лет (φ=1.97; р≤0.05) и в течение жизни (φ=2.02; р≤0.05).

Рис. 1. Распределение  (%) ориентаций на жизненные цели в экспериментальных группах (I киргизы, II русские).

Проведя сравнение показателей между двумя группами по вопросу «Чего Вам не хватает в достижении целей?», мы выяснили, что русские достоверно выше отмечают важность личностных качеств (φ=1.82;р 0.05), поддержки близких (φ=1.66;р 0.05), свободы (φ=1.69;р 0.05), тогда как киргизы выше ценят образование (φ=2.47;р 0.05).Анализ результатов показал, что представления о ближайшем будущем у учащихся – более конкретные, ясные, а представления об отдаленном будущем – более абстрактные, в ответах имеется больший разброс данных.  Можно сделать вывод, что периодом наибольшей ясности и осознанности целей являются первые 5 лет будущего.

В разделе 3.2 «Анализ данных методики изучения ценностных ориентаций Д.А. Леонтьева» было выявлено, что ведущими и предпочитаемыми ценностями киргизские учащиеся считают «здоровье» (М=3.39), «счастливую семейную жизнь» (М=5.73), «наличие хороших друзей» (М=6.88), «любовь» (М=7.22), «уверенность в себе» (М=7.72). И для старшеклассников русской культурной группы пятеркой наиболее значимых терминальных ценностей являются: «здоровье» (М=5.30), «наличие хороших друзей» (М=6.51), «любовь» (М=6.47), «счастливая семейная жизнь» (М=7.07), «уверенность в себе» (М=7.55). Несмотря на общее сходство наиболее предпочитаемых и значимых терминальных ценностей, профили отличны в двух группах (таблица 1.). Так, в группе киргизских старшеклассников выше оценены «здоровье» (U =-5.89; р0.05) и «счастливая семейная жизнь» (U = -3.23; р0.05). Статистически достоверно в группе русских старшеклассников выше значимость  ценностей  «интересная работа» (U = -1.97; р0.05), «любовь» (U = -2.05; р0.05), «свобода» (U = -2.61; р0.05), «развлечение» (U = -1.94; р0.05). Следовательно, можно сказать, что для представителей киргизской этнической группы больше значимы ценности личной жизни – «здоровье» и «семья», тогда как для русских школьников такие ценности самореализации, как «работа» и «свобода», а также ценность межличностных отношений «любовь».

В списке инструментальных ценностей представители I группы дают более высокие оценки ценностям: «воспитанность» (М=4.81), «образованность» (М=6.48), «честность» (М=6.92),  «ответственность» (М=7.3), «жизнерадостность» (М=7.4). А  ведущими инструментальными ценностями для старшеклассников II группы являются «честность» (М=6.1), «воспитанность» (М=6.47), «жизнерадостность» (М=7.3), «образованность» (М=8.52),  «независимость» (М=8.44). В этом списке ценностей у учащихся-киргизов, согласно статистическому анализу,  выше оценивается «воспитанность» (U = -3.57; р0.05) и «образованность» (U = -4.98; р0.05). Тогда как во II группе - ценности «самоконтроль» (U = -2.29; р0.05), «честность» (U = -2.00; р0.05) и «чуткость» (U = -2.68; р0.05). 

Таблица 1.

Кросс-культурные различия по шкалам методики Д.А.Леонтьева в экспериментальных группах (I киргизы, II русские).

Терминальные и инструментальные ценности

Группа I

n=433

Группа II

n=200

U

p

M

δ

M

δ

1

Здоровье

3,39

3,60

5,30

4,63

-5,89

0,00

2

Интересная работа

9,57

4,44

8,78

4,33

-1,97

0,05

3

Любовь

7,22

4,46

6,47

4,33

-2,05

0,04

4

Развлечение

14,03

3,62

13,20

4,29

-1,94

0,05

5

Свобода

9,50

4,72

8,44

4,70

-2,61

0,01

6

Счастливая семейная жизнь

5,73

4,60

7,07

4,95

-3,23

0,00

7

Воспитанность

4,86

4,25

6,47

5,05

-3,57

0,00

8

Образованность

6,48

4,51

8,52

4,78

-4,98

0,00

9

Самоконтроль

10,08

4,36

9,16

4,77

-2,29

0,02

10

Честность

6,92

4,79

6,10

4,51

-2,00

0,05

11

Чуткость

11,12

4,45

10,13

4,30

-2,68

0,01

Примечание. В таблице представлены только значимые различия

Полученные данные сравнительного анализа показывают, что содержание жизненной стратегии как киргизских, так и русских старшеклассников составляют схожие терминальные ценности такие как «здоровье», «счастливая семейная жизнь», «наличие хороших друзей», «любовь», «уверенность в себе», и следующие инструментальные: «воспитанность», «образованность», «честность», «жизнерадостность». При этом, в пятерке наиболее значимых ценностей в жизненной стратегии учащихся киргизской этнической группы находится ценность «ответственность», а у представителей русской культуры «независимость». Также, необходимо отметить, что иерархия жизненных ценностей отличается в двух группах, а, следовательно,  у представителей киргизской и русской этнических групп  приоритетность жизненных ценностей в общей системе является различной.

Раздел 3.3 «Данные семантического дифференциала «Образ жизни». В данном разделе обнаружено, что в сознании представителей киргизской и русской культур описание жизни представлено по-разному (таблица 2.). Подсчитывая частоту встречаемости каждого признака семантического дифференциала в обеих группах, мы получили универсалии понятия «образ жизни»: в группе I  - это такие признаки, как «спокойный», «миролюбивый», в группе II  - «рациональный», «подвижный», «уверенный», «насыщенный», «привлекательный», «оправданный», «осмысленный».

Таблица 2.

Кросс-культурные различия по шкалам семантического дифференциала «Образ жизни» в экспериментальных группах (I киргизы, II русские).


Группа I

n=433

Группа II

n=200

U

р

Шкалы

Σ

M

δ

Σ

M

δ

1

рациональный

иррациональный

-465

-1,09

1,68

-158

-0,79

1,74

-2,58

0,01

2

активный

пассивный

-718

-1,68

1,32

-392

-1,96

1,38

-3,60

0,00

3

статичный

динамичный

238

0,56

1,73

163

0,82

1,77

-2,00

0,05

4

враждебный

дружественный

845

1,98

1,44

374

1,87

1,39

-1,99

0,05

5

обеспеченный

необеспеченный

-848

-1,99

1,24

-360

-1,80

1,32

-2,09

0,04

6

неподвижный

подвижный

677

1,59

1,53

408

2,04

1,31

-4,12

0,00

7

творческий

рутинный

-475

-1,12

1,62

-315

-1,59

1,44

-3,49

0,00

8

неуверенный

уверенный

484

1,13

1,73

319

1,60

1,46

-3,05

0,00

9

независимый

зависимый

-290

-0,68

1,93

-28

-0,14

1,89

-3,39

0,00

10

обычный

особый

46

0,11

2,10

113

0,57

2,04

-2,51

0,01

11

скучный

интересный

697

1,63

1,55

391

1,96

1,27

-2,16

0,03

12

целостный

разрозненный

-558

-1,31

1,54

-176

-0,88

1,67

-3,12

0,00

13

положительный

отрицательный

-872

-2,04

1,32

-338

-1,69

1,61

-2,64

0,01

14

беспокойный

спокойный

416

0,97

1,97

110

0,55

1,91

-2,99

0,00

15

демократический

авторитарный

-442

-1,04

1,63

-119

-0,60

1,77

-2,90

0,00

16

миролюбивый

агрессивный

-771

-1,81

1,56

-303

-1,52

1,64

-2,11

0,04

17

несчастный

счастливый

924

2,16

1,18

355

1,78

1,41

-3,95

0,00

18

консервативный

радикальный

106

0,25

1,70

134

0,67

1,69

-2,90

0,00

19

уважительный

неуважительный

-964

-2,26

1,02

-386

-1,93

1,15

-4,27

0,00

20

веселый

грустный

-874

-2,05

1,26

-434

-2,17

1,32

-2,01

0,04

Примечание. В таблице представлены только значимые различия

Кроме того, киргизские старшеклассники статистически достоверно склонны считать свою жизнь более рациональной (U = -2.58; р0.05), дружественной (U = -1.99; р0.05), обеспеченной (U = -2.09; р0.05), независимой (U = -3.39; р0.05), особой (U = -2.51; р0.05), целостной (U = -3.12; р0.05), положительной (U = -2.64; р0.05), спокойной (U = -2.99; р0.05), демократической (U = -2.9; р0.05),  миролюбивой (U = -2.11; р0.05), счастливой (U = -3.95; р0.05) и уважительной (U = -4.27; р0.05). Согласно данному списку в целом можно сказать, что для киргизов жизнь воспринимается спокойной, дружественной. Кроме этого, важным признаком для представителей этой группы является характеристика «уважительный». Уважение к старшим и вообще к традициям народа одна из главных добродетелей киргизского народа. Следует отметить, что исторически для кочевого образа жизни киргизов одной из главных ценностей была свобода и независимость. В восприятии понятия «образ жизни» современными старшеклассниками–киргизами ярко выражено это отношение.

Представители же II группы (русские старшеклассники) выше оценивают свой образ жизни как активный (U = -3.6; р0.05), динамичный (U = -2.0; р0.05), подвижный (U = -4.12; р0.05), творческий (U = -3.49; р0.05), уверенный (U = -3.05; р0.05), радикальный (U = -2.90; р0.05). Из описания видно, что жизнь русскими учащимися рассматривается больше как активная, подвижная.

Описывая особенности образа жизни, менталитета С. Московиси (1995) указывает на то, что представления объясняют окружающее в рамках определенной когнитивной структуры, основной чертой которой  является трансформация информационных когнитивных элементов в «репрезентативно-образные». Люди не только деформируют или избирательно воспринимают какую-либо информацию в соответствии с разделяемыми представлениями, но и сама реальность, с точки зрения автора концепции, структурируется на основе представлений, служащих своеобразными критериями при ответе на вопрос о реальности происходящего. Так, кросс-культурный анализ позволил определить, что восприятие жизни в целом в структуре жизненной стратегии имеет свои особенности у представителей и киргизской, и русской этнических групп.

Таблица 3.        

Кросс-культурные различия по шкалам методики СЖО в экспериментальных группах (I киргизы, II русские).

 

Шкалы

Группа I

n=433

Группа II

n=200

U

р

M

δ

M

δ

1

Осмысленность жизни

106,31

16,40

107,31

13,61

-0,42

0,68

2

Цели в жизни

32,66

6,36

31,64

6,27

-1,99

0,05

3

Процесс жизни

31,68

6,14

33,31

5,31

-3,07

0,00

4

Результативность жизни

25,70

4,89

26,95

3,79

-2,81

0,01

5

Локус контроля - Я

22,10

3,91

21,75

3,59

-1,39

0,17

6

Локус контроля - Жизнь

32,58

6,19

32,41

4,70

-1,02

0,31

В разделе 3.4 «Данные методики «Смысложизненные ориентации» показано (таблица 3), что старшеклассники-киргизы более целеустремленные  (U = -1.99; р0.05), тогда  русские имеют более высокие показатели по шкалам «процесс жизни» (U = -3.07; р0.05) и «результативность жизни» (U = -2.81; р0.05). Кросс-культурный анализ особенностей жизненной стратегии позволил определить, что старшеклассники киргизской культуры более целеустремленные, и, следовательно, более ориентированы на будущее, тогда как русские старшеклассники более ориентированы на настоящее и удовлетворены своим прошлым.

Раздел 3.5 «Данные методики изучения стиля объяснения успехов и неудач». В таблице 4 представлены результаты сопоставления данных методики, из которых видно, что представители II группы (русские старшеклассники) статистически значимо имеют более высокие показатели по шкале «глобальность» (U = -2.13; р0.05), обнаруживают высокий уровень оптимизма в описании и объяснении позитивных жизненных событий (U = -2.02; р0.05) и в сфере достижений (U = -1.94; р0.05).  Эти данные говорят о том, что для русских старшеклассников, по сравнению с киргизами, характерен конкретный стиль объяснения неудач и обобщенный стиль объяснения успехов. Кросс-культурный анализ результатов данной методики свидетельствует, что такая особенность жизненной стратегии как отношение к вероятностным жизненным события отличается у представителей двух культур и согласно статистическому анализу, стиль восприятия жизненных событий более оптимистичен у представителей русской культуры.

Таблица 4.

Значимость различий по шкалам методики СТОУН-П в экспериментальных группах (I киргизы, II русские).

Шкалы

Группа I

n=433

Группа II

n=200

U

р

M

δ

M

δ

1

Стабильность

64,64

9,92

64,68

9,36

-0,26

0,79

2

Глобальность

73,61

11,80

75,56

11,00

-2,13

0,03

3

Контроль

78,76

17,56

81,10

14,88

-1,34

0,18

4

Оптимизм в сфере неудач

123,56

20,09

124,86

18,11

-0,67

0,50

5

Оптимизм в сфере удач

79,65

16,62

82,86

13,38

-2,02

0,04

6

Оптимизм в сфере достижений

144,94

23,52

148,68

19,06

-1,94

0,05

7

Оптимизм в межличностной сфере

59,11

10,53

59,10

9,72

-0,40

0,69

8

Общий оптимизм

216,36

30,34

220,45

26,91

-1,91

0,06

Раздел 3.6 «Данные кластерного анализа». Анализируя групповую иерархию ценностных ориентаций мы предположили, что они будут группироваться в отдельные блоки в зависимости от культурной принадлежности. Согласно научной литературе, ценности, организуясь в некоторые группы, образуют так называемый ценностный синдром, который помогает ориентироваться в социальной среде и организовывать взаимодействие с социальными объектами (Созонтов А.Е., 2003). Такой ценностный синдром отражает жизненную стратегию человека, направляет личность к определенным социальным объектам, определяет отношение к окружающему и жизненному пути, и был обозначен нами ценностно-мотивационный тип.

С целью выделения ценностно-мотивационных типов был проведен двухступенчатый кластерный анализ (two step cluster) иерархий терминальных и инструментальных ценностей представителей I и II групп. На обеих выборках было выбрано двух факторное решение, которое в большей степени удовлетворяло целям исследования. В I группе в  первый кластер вошло 209 человек (115 девушек и 94 юношей), второй кластер составили 214 старшеклассника (157 девушки и 57 юношей). Во II группе 113 человек составили первый кластер  (72 девушки и 42 юношей), а во второй вошли 85 человек (65 девушек и 20 юношей).        

В группе киргизских старшеклассников  наиболее значимыми ценностями в первом кластере являются: «твердая воля» (М=7.51), «материально обеспеченная жизнь» (М=7.37), «развитие» (М=8.05), «независимость» (М=8.81),  «интересная работа» (М=8.85), «смелость в отстаивании своего мнения» (М=9.0), «свобода» (М=9.05), «рационализм» (М=9.49), «общественное признание» (М=10.11), «творчество» (М=12,69), «высокие запросы» (М=12.36),  «развлечение» (М=13.20),  «непримиримость к недостаткам» (М=13.81). В данном кластере преобладают индивидуальные ценности, связанные с профессиональной сферой и получением материальных благ, а также ценности самоутверждения, на основании чего  данный кластер был обозначен нами - «самоутверждение».

Во втором кластере определяется наибольший вклад следующих ценностей: «здоровье» (М=1.78), «воспитанность» (М=3.02), «счастливая семейная жизнь» (М=4.72), «образованность» (М=5.95),  «аккуратность» (М=6.3), «честность» (М=6.14),  «ответственность» (М=6.73), «жизнерадостность» (М=6.93), «самоконтроль» (М=9.91), «терпимость» (М=9.26), «чуткость» (М=10.09), «счастье других» (М=11.66), «красота природы» (М=12.83). Терминальные ценности, попавшие в данные кластер можно отнести к ценностям личной жизни, а инструментальные ценности к ценностям межличностного общения.  На основании этого мы определили данный ценностно-мотивационный тип как «социальность».

В группе русских старшеклассников в первый кластер с наибольшей нагрузкой попали следующие жизненные ценности: «наличие хороших друзей» (М=6.09), «материально обеспеченная жизнь» (М=6.84), «независимость» (М=6.95), «свобода» (М=6.59), «активная деятельная жизнь» (М=7.57), «твердая воля» (М=8.09),  «широта взглядов» (М=8.27),  «интересная работа» (М=8.41), «смелость в отстаивании своего мнения» (М=8.7), «самоконтроль» (М=8.71),  «рационализм» (М=8.88),  «творчество» (М=11.9),  «развлечение» (М=12.0), «непримиримость к недостаткам» (М=14.41).  Из описания видно, что терминальные ценности значимые в данном кластере больше относятся к индивидуальным, активным ценностям, по классификации Д.А.Леонтьева, а инструментальные больше характеризуются как ценности самоутверждения и профессиональной самореализации. По аналогии с первым кластером киргизской группы мы определили данный ценностно-мотивационный тип - «самоутверждение».

Во второй кластер были включены следующие жизненные ценности: «здоровье» (М=2.52), «честность» (М=5.94), «аккуратность» (М=5.76), «счастливая семейная жизнь» (М=6.75), «воспитанность» (М=6.94), «жизнерадостность» (М=6.96), «уверенность в себе» (М=7.01), «ответственность» (М=7.18), «образованность» (М=7.84), «исполнительность» (М=8.82),  «познание» (М=8.85), «жизненная мудрость» (М=9.36), «чуткость» (М=9.49), «счастье других» (М=10.94),  «красота природы» (М=12.75). В основном, значимые в данном кластере ценности относятся к личной жизни в противовес профессиональной, и ценностям межличностных отношений. Так же как и в киргизской группе, мы обозначили данный ценностно-мотивационный тип «социальность».

Итак, с помощью кластерного анализа было выделено по 2 кластера в каждой группе, которые могут достаточно обобщенно представлять ценностные векторы, типы ценностной направленности личности, причем  содержание кластеров представлено схожими ценностями в I и II группе и поэтому были обозначены одинаково: «самоутверждение» и «социальность». Мы считаем, что жизненная стратегия старшеклассников больше ориентированных на ценностно-мотивационный тип «самоутверждение» характеризуется индивидуальностью, независимостью, активным достижением целей.  Жизненная стратегия старшеклассников  относящихся к ценностно-мотивационному типу «социальность» характеризуется, напротив, ориентацией на окружающих, для них важно мнение других, и выше значение личной жизни.

Была выдвинута гипотеза, о том, что старшеклассников принадлежащих к разным ценностно-мотивационным типам будут характеризовать различные личностные черты, а также определенное отношение к жизни, так как именно ценности задают направленность жизни человека и определяют его приоритеты. Нами был проведен сравнительный анализ с использованием непараметрического критерия U-Манна-Уитни, с целью изучения взаимосвязи ценностно-мотивационных типов в двух группах и значений шкал теста смысложизненных ориентаций, индивидуально-типологического опросника и методики стиля объяснения успехов и неудач.

В результате сравнения респондентов относящихся к первому или второму ценностно-мотивационному типу в киргизской группе было выявлено, что для старшеклассников-киргизов, выбирающих ценностно-мотивационный тип «социальность», жизнь представляется более стабильной (U=-3.04; р0.01), у них в целом выше оптимизм (U=-1.99; р0.05) и более спокойное отношение к неудачам (U=-3.42; р0.001). Также они более чувствительны, чутки (U=-4.79; р0.001) и эмоционально  лабильны (U=-3.16; р0.01), и для них, по сравнению с киргизами, относящимися к типу «самоутверждение», большую значимость приобретают межличностные отношения (U=-2.92; р0.01). Русские старшеклассники, которые относятся к ценностно-мотивационному типу «социальность» также оценивают свою жизнь как стабильную (U=-3.26; р0.001), чувствительны (U=-3.7; р0.001), но кроме того, более удовлетворены своим настоящим (U=-2.8; р0.01). Русские старшеклассники, относящиеся к ценностно-мотивационному типу «самоутверждение» более агрессивны (U=-3.61; р0.001), что означает из описания методики ИТО, напористы, активны в самореализации и своевольны.

В результате проведения кросс-культурного анализа основных компонентов жизненной стратегии у представителей киргизской и русской культурной общности были выявлены как общие, так и специфические характеристики, которые связаны с особенностями социокультурной среды и образа жизни этнических групп. В сравнении с русской культурой, в киргизской проявляются сильные родоплеменные связи, ярко выражено уважительное отношение к старшим и др.  Существенными элементами культуры являются восприимчивость к переменам и быстрая адаптация к этим изменениям. Возможно, что эти особенности  сформировались в результате  кочевого образа жизни (Урманбетова Ж.К., 1997, Койчуев Т.К., 1999, Чотаева Ч., 2005, Акмолдоева Ш.Б., 2005, Айтбаев А., 2007).

Выводы:

  1. Теоретический анализ проблемы жизненного пути личности позволил определить жизненную стратегию как структуру жизненных целей, развернутую во временной перспективе психологического будущего, отраженную в субъективной картине жизненного пути, основывающуюся на ценностных ориентациях личности и регулирующую ее социальное поведение.
  2. Анализ структуры жизненных целей показал, что для старшеклассников разных культурных общностей цели связаны с личным и профессиональным самоопределением и определяются возрастными особенностями юношеского возраста, касаются в основном их ближайшего будущего. При этом старшеклассники киргизской культуры чаще ставят цели в отдаленном будущем.
  3. Анализ структуры ценностных ориентаций показал, что в двух группах значимыми являются сходные ценности, но иерархия ценностных ориентаций различна, при этом для киргизских старшеклассников одной из ведущих ценностей выступает «ответственность», а у русских школьников – «независимость». 
  4. Исследование особенностей оценки жизни старшеклассников показало что,  представители киргизской культуры относятся к жизни как спокойной, дружелюбной и уважительной, тогда как представители русской культуры воспринимают свою жизнь как активную и подвижную.
  5. Характер отношения к вероятностным жизненным событиям у старшеклассников русской культуры более оптимистичный, при этом  в целом рассматривают сам процесс жизни как интересный и более удовлетворены своим прошлым, тогда как киргизские школьники более целеустремленные.

Основное содержание диссертационной работы отражено в публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Белецкая А.А. К вопросу о рассмотрении феномена «жизненные стратегии» в отечественной и зарубежной психологии//Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2009.  – Т. 9. - №12. - С.5-8.
  2. Белецкая А.А. Жизненная стратегия личности как регулятор поведения человека в социальной среде// Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2010. –Т.10. - №11.- С.5-9.
  3. Белецкая А.А. Особенности жизненных стратегий старшеклассников сельских и городских школ// Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. – Бишкек, 2011. – Т.11. - №8. – С.23-30.

Публикации в других изданиях:

  1. Брудный А.А., Белецкая А.А. Креативность как способ изменения отношения к жизни// Материалы международной научно-практической конференции «Психологическая наука и практика: на стыке культур» (29-30 июня 2007г.). – Бишкек: КРСУ, 2007. – С. 142-148.
  2. Белецкая А.А. История исследования жизненных стратегий человека в отечественной психологии в рамках проблемы жизненного пути личности// Материалы XVI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов - 2009». Современная психология: актуальные проблемы и тенденции развития. 13-18 апреля 2009г. – М.: МГУ, 2009. URL: http://www.lomonosov-msu.ru/archieve/lomonosov_2009/19.pdf
  3. Белецкая А.А. Современные исследования жизненных стратегий личности// Вестник Кыргызского Государственного университета  им. Арабаева. – Бишкек, 2010. - С.92-94.
  4. Белецкая А.А. Регуляция взаимодействия личности с социальной средой// Материалы международной научно-практической конференции «Личность как субъект познания, общения и деятельности». – Бишкек: КРСУ, 2010. - С.254-258.
  5. Белецкая А.А. Кросс-культурные различия в выборе жизненной стратегии старшеклассниками// Материалы межвузовской научно-практической конференции «Личность в становлении и развитии: тенденции и перспективы». 25 февраля 2011г. – Бишкек, КРСУ, 2011. - С. 65-72.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.