WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Скворцова Екатерина Александровна Творчество Д. А. Аткинсона и Д. Уокера в контексте русско-английских художественных связей конца XVIII - начала XIX веков Специальность: 17.00.09 – Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург 2012

Работа выполнена на кафедре истории русского искусства исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: ИЛЬИНА Татьяна Валериановна доктор искусствоведения, профессор

Официальные оппоненты: КОРНИЛОВА Анна Владимировна доктор искусствоведения, профессор кафедры искусствоведения и культурологии СанктПетербургской государственной художественнопромышленной академии им. А. Л. Штиглица ВЕРИЖНИКОВА Татьяна Филипповна Кандидат искусствоведения, профессор кафедры зарубежного искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина

Ведущая организация: Государственный Русский музей

Защита состоится «18» мая 2012 г. в «15» часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.57 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 198000, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д. 5, ауд. 70.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу:

Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9.

Автореферат разослан «___» 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета А. В. Петров доктор исторических наук

, профессор

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Тема исследования. Джон Август Аткинсон (1774 или 1776-1830) и Джеймс Уокер (ок. 1760 - не ранее 1823) – английские художники, с 1784 года на протяжении почти двадцати лет работавшие в России. Когда Уокер прибыл ко двору Екатерины II, он был уже зрелым мастером, стяжавшим славу одного из лучших граверов своего времени. Аткинсону тогда было меньше десяти лет – Уокер, которому он приходился то ли пасынком, то ли племянником, привез его с собой. К русскому периоду относятся первые опыты Аткинсона в живописи и графике. В Англии его талант получил блестящее развитие.

Уокер – мастер репродукционной гравюры. Аткинсон проявил себя как живописец и как график, создававший собственные рисунки, гравюры с них, а иногда и с оригиналов других художников. И все же целесообразно рассматривать их вместе. Они были связаны и родственными, и дружескими узами; вместе приехали в Россию и вместе вернулись в Англию; наконец, они выступали в творческом союзе, принимавшем разные формы. Уокер гравировал некоторые работы Аткинсона, создал тексты к его альбомам о России и о Великобритании, вместе с ним занимался издательским делом. Их судьбы – и человеческие, и творческие – тесно, порой нераздельно сплетены.

Актуальность темы исследования обусловливают несколько факторов.

Во-первых, Аткинсону и Уокеру было уделено недостаточно внимания в искусствоведческой литературе – как в отечественной, так и в зарубежной. Уокера и в Англии, и в России всегда признавали одним из величайших мастеров меццотинто. Однако его творчество по сей день оставляло ряд неразрешенных вопросов, хотя в два последние десятилетия многое было сделано для его изучения.

Судьба наследия Аткинсона драматичнее. В XIX столетии его высоко ценили, но в XX веке в России ему пришлось пережить длительный период забвения и поверхностных суждений. Сейчас, к счастью, отечественная наука движется к преодолению этих стереотипов. В Англии к Аткинсону всегда относились с - 3 - почтением, но специального интереса к нему проявлено не было. Необходимость пристального изучения творчества этих мастеров назрела давно.

Во-вторых, некоторые жанры, в которых работал Аткинсон, а именно костюмно-этнографические альбомы и круговая панорама, некогда занимавшие значительное место в русском искусстве, до сих пор не были удостоены всестороннего исследования. Отдельные явления рассматривались без учета европейского контекста, без попыток классификации, без ясной терминологии, и это предопределило неверные оценки.

Наконец, русско-английские художественные связи в целом вызвали у искусствоведов серьезный интерес лишь сравнительно недавно. Для корректировки существующих представлений требуется скрупулезный сбор фактов об отдельных английских мастерах, работавших в России, а также иных аспектах английского влияния (покупке произведений искусства, восприятии английского искусства русскими путешественниками и т.д.). Изучение Аткинсона и Уокера должно внести свою лепту в эту область.

Цели и задачи исследования. Цель исследования - определить место Аткинсона и Уокера в контексте русско-английских художественных связей конца XVIII – начала XIX веков и таким образом обогатить представления о взаимовлиянии двух стран в сфере искусства в этот период. В основные задачи работы входит:

воссоздание биографии и творческой карьеры Аткинсона и Уокера с привлечением для анализа малоизвестных фактов и свидетельств: рассмотрение всей существующей о них литературы, в том числе односложных упоминаний, поиск архивных данных, уяснение обстоятельств заказа и сбыта произведений, выявление работ Аткинсона и Уокера в собраниях музеев и библиотек России и Великобритании, составление их каталога;

анализ развития в отечественном искусстве жанров, в которых работали Аткинсон и Уокер, в особенности панорам и костюмноэтнографических альбомов, определение места и роли произведений Ат - 4 - кинсона и Уокера в эволюции этих жанров, их художественной, иконографической и исторической ценности.

Методы исследования. В ходе исследования были востребованы архивный поиск, стилистический, иконографический, сравнительно-исторический анализ, метод классификации. На основе стилистического и сравнительного анализа были предприняты попытки атрибуции некоторых произведений.

Впервые были рассмотрены творческие биографии Аткинсона и Уокера в целом, включая и русский, и английский периоды. Это позволило проследить эволюцию каждого из мастеров, их связь с Россией, которую они сохраняли и после отъезда на родину; выявить влияние их произведений английского периода, которые стали известны в нашей стране, на отечественное искусство, и наоборот, влияние русских традиций на английское искусство в лице Аткинсона.

В отношении Аткинсона такой подход является единственно правомерным. Творчество Уокера и хронологически, и в содержательном плане полностью укладывается в рамки XVIII столетия. Он продолжал работать как гравер и в XIX веке, но его творческая активность заметно спала, и он переключился на литературную деятельность. Аткинсон, начавший свой путь в самом конце XVIII века, – мастер переходного периода. Поэтому для того, чтобы составить целостное представление о нем, необходимо рассматривать весь его жанровый репертуар и все этапы творчества.

Музеи, библиотеки и архивы, материалы которых были задействованы в исследовании. В ходе исследования были использованы материалы музеев, библиотек и архивов России: Российской национальной библиотеки, Библиотеки Российской академии наук, Государственного Эрмитажа и Государственного Русского музея (как фондов, так и библиотек этих музеев), Научноисследовательского музея Российской Академии художеств, Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ, Российского государственного исторического архива, Санкт-Петербургской государственной Театральной библиотеки, Государственного Музея истории Санкт-Петербурга, Государственного Исторического музея, Государственного Музея изобразительных искусств - 5 - им. А. С. Пушкина, Ульяновского областного художественного музея, Научной библиотеки МГУ им. М. В. Ломоносова, Музея коневодства Московской Сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева.

Очень существенной, особенно для воссоздания английского периода творчества Аткинсона, была работа с материалами собраний Великобритании – Британского музея, Музея Виктории и Альберта, Королевской коллекции (замка Виндзора), галереи Курто, Коллекции Правительства Великобритании, Британской библиотеки, Национальной библиотеки по искусству, Библиотеки Уитт, Библиотеки Центра Пола Меллона по изучению британского искусства, Национального музея армии (исследовательского центра Темплера), Архива Королевской Академии художеств, Исторического Центра Уилтшира и Суиндона.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав: «История изучения творчества Д. А. Аткинсона и Д. Уокера», «Русский период творчества Д. А. Аткинсона и Д. Уокера», «Творческий союз Д. А. Аткинсона и Д. Уокера в Англии», «Творчество Д. А. Аткинсона в английский период» и заключения. Каждая из глав разбита на параграфы, освещающие отдельные аспекты творчества мастеров в соответствующий период.

В заключении суммируются выводы. В конце работы приведен список использованных источников, архивных материалов, отечественной и иностранной литературы, всего 298 наименований. Имеются три приложения – каталоги работ Аткинсона и Уокера и альбом иллюстраций; они вынесены в отдельный том.

В отношении наследия Аткинсона попытка составить каталог предпринята впервые. Честь создания первого научного каталога работ Уокера принадлежит Э. Кроссу. Этот перечень, точный и включающий все (за редкими исключениями) произведения мастера, стал основой данного каталога, но был дополнен несколькими работами Уокера, данными о размерах листов, о том, кем они были изданы, в каких собраниях имеются.

Практическая ценность и апробация исследования. Диссертация выполнена на кафедре истории русского искусства исторического факультета - 6 - Санкт-Петербургского государственного университета, на заседании которой она была обсуждена и одобрена. Основные положения исследования изложены в восьми научных статьях, три из которых опубликованы в ведущих рецензируемых журналах и изданиях (перечень прилагается). По теме диссертации были прочитаны доклады на научных конференциях в России и за рубежом, в том числе – в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии им. А. И. Штиглица (2010 г.), Российском Государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена (2010, 2012 гг.), в Санкт-Петербургском Государственном университете (2010 г.), в Московском Государственном университете им. М. В. Ломоносова (2011 г.), в Ходдесдоне (2012 г., конференция Международной группы по изучению России XVIII века).

В целом, введенные в научный оборот сведения, новые оценки и атрибуции могут быть использованы преподавателями вузов, сотрудниками музеев, представителями теоретической науки с целью расширения знаний как о творчестве Аткинсона и Уокера, так и о тех жанрах и техниках, в которых они проявили себя, причем второе открывает пути для дальнейших обобщающих наблюдений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении обоснована актуальность темы исследования, обозначены его цели и задачи, дан обзор содержания диссертации по главам.

Первая глава знакомит с литературой, существующей об Аткинсоне и Уокере. Хронологический охват – от прижизненных упоминаний о художниках по сей день, включая новейшие работы (начала 2010-х годов). Поскольку настоящее исследование является первым всесторонним об этих мастерах, целью было как можно более полно представить литературу о них – от трудов, в которых к ним проявлен специальный интерес, до единичных упоминаний.

Вторая глава посвящена русскому периоду жизни Аткинсона и Уокера.

Творчеству каждого отведен отдельный параграф, так как совместных работ в - 7 - это время ими было создано немного – лишь два портрета А. В. Суворова, гравированные Уокером по оригиналам Аткинсона.

В главу включен также обзор раннего английского периода творчества Уокера (первый параграф). Непродолжительный (1780-1784 гг.), но необычайно плодотворный (было создано около тридцати гравюр), он сыграл серьезную роль в становлении художественной индивидуальности мастера. Однако фактов, существенно дополняющих наши знания об этой поре творчества Уокера, обнаружено не было. В ходе настоящего исследования была собрана вся известная на сегодняшний день информация о нем, произведен подробный стилистический анализ работ Уокера, особое внимание было уделено сложению его манеры и особенностям его интерпретации живописных оригиналов – проблемам, существенным для осознания мастера репродукционной гравюры как художника. Небольшой по объему, этот параграф не мог быть оформлен как самостоятельный раздел и потому предваряет рассказ о русском периоде жизни и творчества Уокера в рамках одной главы.

Уже ранние работы Уокера демонстрируют отточенное мастерство и сложившийся изобразительный язык, умение варьировать приемы в зависимости от особенностей живописного оригинала. Одни гравюры исполнены с использованием контрастной светотени (портреты Дж. В. Темпеста с Дж. Ромни, сэра Б. Тернера с Ф. Уитли). В других блики не нарушают общего впечатления цельности (портрет Т. Эрскина с Л. Эббота). Много гравируя с женских портретов Дж. Ромни, Уокер вырабатывает для их передачи систему приемов - контрастное, но без излишней резкости, противопоставление фигуры и фона; строгая рельефная трактовка складок; обозначение деревьев на заднем плане полупрозрачными пятнами расплывчатых очертаний («Леди Изабелла Хамильтон», «Мисс Вудли»). Особняком стоит «Портрет Миссис Мустерс», исполненный с такой артистической свободой, которая превосходит сам живописный оригинал.

Жанр портрета преобладал в творчестве Уокера (пятнадцать гравюр из тридцати за первый английский период). Но он воспроизводил и аллегориче - 8 - ские изображения, библейские, мифологические, бытовые, батальные сцены, гравировал иллюстрации к литературным произведениям. Жанровый репертуар останется неизменным на протяжении всей его карьеры.

Уокер работал преимущественно в технике меццотинто, но иногда обращался и к пунктиру. Он проявил себя и в области цветной печати. Введенный в данном исследовании в научный оборот лист «Руфь и Вооз» с оригинала Ж. Ф. Риго, недавно поступивший в Британский музей (меццотинто) - единственный пример цветного эстампа мастера, известный на сегодняшний день. Он позволяет заключить, что русский ученик Уокера, И. А. Селиванов, работавший в технике цветного меццотинто, воспринял тонкое чутье цвета непосредственно от своего учителя, а не от французских образцов, как считалось ранее.

Сейчас в российских собраниях листы английского периода Уокера – большая редкость. Работа по их выявлению не может считаться оконченной.

Вероятно, они были привезены в Россию самим мастером. Выполненные по оригиналам английских художников, они сыграли роль в ознакомлении с английским искусством русской публики.

Следующий параграф освещает русский период творчества Уокера. Дан краткий обзор предыстории меццотинто в России - до приезда Уокера к этой технике обращались лишь эпизодически. Рассмотрены как художественные особенности гравюр Уокера, так и вопросы их издания и сбыта с привлечением новых данных, преимущественно по материалам газеты «Санкт-Петербургские ведомости».

Обычно Британию покидали посредственные граверы, которых жесткая конкуренция на родине вынуждала искать успех за границей. Уокер – счастливое исключение. Его привлекли исключительно выгодные условия, предложенные русской императрицей. А. П. Мюллер обнаружила архивные данные, согласно которым Уокер был приглашен гравером при Кабинете с жалованием тысяча рублей в год, а гравюры оплачивались из сумм Кабинета отдельно (к сожалению, исследование А. П. Мюллер до сих пор не опубликовано и существует лишь в рукописи). Известно, что в Академии художеств мастер получил ряд - 9 - почетных назначений: 30 декабря 1786 года за эстамп «Св. Симеон с младенцем Христом» с Гвидо Рени он был произведен в назначенные, 12 сентября 1794 - в академики, а 21 октября того же года - в советники. Однако до сих пор игнорировалось, что эти назначения последовали отнюдь не сразу за его приездом, а только через двенадцать лет. Возможно, до того он сам не искал сближения с кругами Академии, как не делал этого и в Англии.

Уокер был приглашен Екатериной II на русскую службу, с тем чтобы гравировать работы из ее коллекции, которая таким образом должна была обрести европейскую славу. Всего Уокер создал четырнадцать гравюр с оригиналов из собрания императрицы. Двенадцать из них были собраны в две папки и предназначались для распространения в таком виде, хотя были изданы не единовременно. На титульном листе экземпляра из Британского музея как дата издания значится 1792 год - тогда было опубликовано большинство гравюр, составивших эти тетради. Но две - «Девичья головка» с оригинала Ж.-Б. Греза и «Головка пастушка» с Лутти вышли в 1785 году, причем не в Лондоне, а в Санкт-Петербурге.

Помимо гравюр с эрмитажных полотен, Уокер создал в России ряд портретов. В период правления Павла I он сосредоточился именно на этом жанре.

Заказа на гравирование полотен из эрмитажной коллекции император ему не предлагал, а портретные гравюры было легче продать.

Чуткость Уокера к особенностям оригинала показывает сравнение гравюр с «Младенца Геракла» Дж. Рейнолдса (1788 г.), созданных им (1791 г.) и Ч. Ходжесом (1793 г.); обе – в технике меццотинто. Уокер, общее впечатление от гравюры которого строится на восприятии крупных пятен, смог перевести в графическую технику ощущение слитности, которое есть в оригинале. Ходжес увлекся подробностями, лепкой объема, особенностями фактуры, которые сообщили листу дробность.

В некоторых случаях Уокер допускал смелое переосмысление оригинала, как, например, в гравюре «Крещение Ольги» с работы И. А. Акимова. Уокер кардинально перестраивает композицию, меняет формат с горизонтального на - 10 - вертикальный, вводит новых персонажей. Если эскиз Акимова воспринимается как рассказ о событии, то Уокер идет по пути максимальной драматизации действия, сгущения напряжения.

В России Уокер проявил себя на преподавательском поприще, но широкого распространения техника меццотинто в России все же не обрела. По документам из архива Академии художеств, хранящимся ныне в РГИА, Уокер имел четырех учеников и за это с сентября 1793 года получал по тридцать сажен дров и четыре пуда свеч. Вероятно, его учениками были Иван Селиванов (1770-?), Андрей Машутин (1775-1848), Андрей Екимов (1772-1830) и, возможно, Степан Иванов. Не исключено, что под руководством Уокера осваивал технику меццотинто Андрей Ухтомский (1770-после 1858). Судьбы и творчество учеников Уокера – вопрос, который требует серьезного изучения и может стать предметом отдельного исследования.

Гравюры Уокера печатались не только в Петербурге, но и в Лондоне, где для этого были наилучшие условия. С целью публикации своих работ и регистрации авторского права, он несколько раз отлучался из Петербурга в Англию. Таким образом, он поддерживал профессиональные связи, и по возвращении на родину это сослужило ему хорошую службу. В Лондоне Уокер публиковал свои гравюры у разных издателей - в 1788 и 1789 годах у Дж. Дина (№12, Бентик-стрит, Сохо), который, как и он, был учеником В. Грина и которого он хорошо знал, в 1792 году - у В. Ходжеса, (Квин Стрит, Мэй Фэир) и одновременно у Р. Бламира (угол Нортумберлэнд-стрит, Странд), в 1797 году - у Роберта Уилкинсона (Корнхилл).

В ходе исследования в «Санкт-Петербургских ведомостях» были обнаружены данные о продаже гравюр Уокера, которые позволяют заключить, что он широко использовал для сбыта своих работ коммерческие каналы. В 1786 году в продажу поступило четыре гравюры Уокера; в 1789 - четыре или даже более того; в 1791 – две; одна в 1799 и одна в 1801 году.

Некоторые работы продавались в лавке Клостермана, некоторые Уокер сбывал сам. Иногда его гравюры предлагались сразу по нескольким адресам.

- 11 - Это свидетельствует о размахе, с которым Уокер развернул деятельность по сбыту своих гравюр.

По объявлениям в «Санкт-Петербургских ведомостях» можно судить о том, где проживал Уокер. Он сменил несколько адресов. В 1786 году он жил на Невском проспекте в доме № 65. Лавка Клостермана находилась на Невском проспекте, № 69, т. е. совсем рядом. Вероятно, Уокер хорошо знал эту лавку и самого торговца, поэтому и продавал свои работы именно там. В 1791 году он проживал в доме № 35 между 5-й и 6-й линиями Васильевского острова. В 1801 году - «в Пелисьеровом доме», затем «против каменного театра в Моргановом доме под № 237». Отсюда в 1802 году он отбыл в Англию. У Моргана, как, вероятно, и по другим адресам, с ним жил и Аткинсон. Когда Уокер ненадолго приехал в Петербург в 1805 году, он останавливался в доме Устеева на Исаакиевской площади, на Галерной улице, где жил некоторое время до того, как переехал к Моргану.

Уокер продавал свои работы не только сразу после их создания, но и некоторое время спустя - значит, на них был спрос. Популярность его гравюр подтверждает то, что с них создавались копии (гравированный Уокером портрет императора Александра I с оригинала Г. Кюгельгена копировал И. Селиванов, а портрет А. П. Сумарокова с Д. Г. Лосенко - самоучка, крепостной помещика Подковского И. Розанов).

Если судить по объявлениям из «Санкт-Петербургских ведомостей» стоимость гравюр Уокера варьировались в основном от пяти до десяти рублей.

Первые оттиски стоили десять рублей, остальные – пять. Самыми дешевыми были гравюры с «Головки пастушка» Лутти и «Девичьей головки» с Ж.-Б. Греза – по три рубля. Самым дорогим - лист «Младенец Геракл» с Рейнолдса – двенадцать рублей. Уокер продавал не только гравюры, но и сами медные доски. На это указывают обнаруженные А. П. Мюллер данные об уплате Уокеру Храповицким двух тысяч рублей за четыре эстампа, и шестисот - за портрет архиепископа Евгения.

- 12 - Будучи очень обеспеченным человеком, Уокер занимался коллекционированием. В его собрании живописи были работы Рубенса, Тинторетто, Брейгеля и др. В связи с продажей своей коллекции Уокеру пришлось побывать в России в 1805 году. Кроме того, он обладал собранием эстампов, в основном английских. В него входили листы В. Грина, Дж. Дина, Дж. Смита и его собственные. Покидая Россию, он поручил продать его с аукциона в Петербурге.

Высокое положение, которое занимал Уокер, подтверждает то, что он трижды занимал пост директора Английского клуба в Петербурге, в котором состоял двадцать лет – с 1793 по 1811 год. Есть сведения, что Уокер не был в стороне от политических интриг и, пользуясь близостью ко двору, снабжал британских дипломатов сведениями, которые Екатерина II определенно хотела содержать в тайне.

В параграфе о русском периоде Аткинсона говорится о его ранних работах. С большой долей вероятности можно утверждать, что Уокер был первым наставником Аткинсона в искусстве: манера передачи светотеневых эффектов свидетельствует о том, что он учился скорее на гравюре, чем на живописных образцах. О его обучении в Академии художеств в Петербурге или позже в Королевской Академии искусств в Лондоне данных обнаружено не было. Живописные работы Аткинсона свидетельствует, что ему не хватало академической выучки. Особенно очевидно это в парадных портретах («Портрет Н. П. Шереметева», 1801 г.).

В ранний русский период творчества наметился круг жанров и тем, которые и в дальнейшем останутся характерными для Аткинсона - исторический (картины «Куликовская битва», «Крещение князя Владимира»), бытовой («Катание с гор на Неве» и несохранившаяся картина на тему празднования Пасхи в Петербурге), книжная иллюстрация (иллюстрации к «Худибрасу» С. Батлера), портрет («Портрет императора Павла I», «Портрет Н. П. Шереметева» и др.).

В анималистическом жанре Аткинсон в этот период не работал: выдвинутое А. П. Мюллер предположение о том, что он исполнил «портреты» лошадей Я. И. Бутовича, оказалось ложным.

- 13 - В живописи в бытовом жанре Аткинсон обратился к изображению праздников с акцентом на национальное своеобразие. Это направление, в котором первоначально проявили себя иностранные художники, впоследствии найдет своих приверженцев и среди русских мастеров.

В графике уже в ранних работах Аткинсон нашел ту манеру, которая останется типичной для него и впоследствии - острые, слегка шаржированные образы и легкий эскизный почерк. Взявшись за иллюстрирование «Худибраса», Аткинсон как бы вступал в соперничество со своим великим соотечественником У. Хогартом, чьи иллюстрации к поэме С. Батлера были известны русской публике. Он выдержал это испытание, решив свои композиции в совершенно ином ключе.

Открытым остается вопрос о портретах А. В. Суворова кисти Аткинсона, с которых Уокер исполнил гравюры: это были самостоятельные живописные полотна или подготовительные рисунки акварелью? Проблема не может быть разрешена, пока не будут обнаружены оригиналы. Но сопоставление гравюр Уокера с портретов Суворова с его гравюрами с рисунков Аткинсона и с живописных полотен других мастеров дает дополнительные аргументы в пользу того, что портреты Суворова были исполнены в живописной технике, и весьма вероятно, именно Аткинсоном.

Третья глава посвящена творческому союзу Аткинсона и Уокера в английский период, прежде всего их совместным работам – костюмноэтнографическим альбомам «Живописному изображению нравов, обычаев и развлечений русских» (1803-1804, 1812 гг.) и «Живописному изображению военных, флотских и прочих костюмов Великобритании» (1807 г.). Поскольку до последнего времени подобные издания не были осмыслены как самостоятельное явление в искусстве, анализ конкретных работ Аткинсона и Уокера предваряет попытка создать их типологию и проследить их эволюцию в третьей четверти XVIII-XIX веках.

Предложенная в диссертации классификация так называемых «костюмных альбомов» в соответствии с критерием цели их создания на костюм - 14 - ные и костюмно-этнографические позволила скорректировать оценки подобных изданий о России, созданных иностранцами в XVIII веке, и представить их в европейском контексте развития жанра. Дифференциация на тематические группы, серийность, мотивность, типизация, лишающая персонажей индивидуальных черт, были приемами, характерными для костюмно-этнографических изданий в целом, в том числе посвященных и европейским народам. И они отнюдь не являлись признаком высокомерного отношения к изображаемому предмету, как это часто утверждается в отечественной литературе. Эти альбомы отражают процесс осмысления феномена национальной идентичности в эпоху, когда научное познание и искусство как способы постижения мира еще не вполне разделились. Их окончательное размежевание в XIX веке привело к тому, что труды по костюму превращаются из авторских художественных альбомов в научные издания. Этнографические альбомы сохраняются в первоначальном виде до конца XIX века, хотя уже не играют прежней роли и образуют боковую ветвь эволюции. Элементы научного мышления в них сказываются в стремлении к классификации материала.

Отдельный параграф посвящен начальным стадиям формирования бытового жанра в русском искусстве. С одной стороны, здесь рассмотрены костюмно-этнографические издания о России, на фоне которых должны быть оценены особенности альбома Аткинсона и Уокера. С другой – показана их роль в складывании бытового жанра в отечественном искусстве наравне с иными явлениями, которые Я. В. Брук обобщенно назвал «костюмным родом».

Далее приведен подробный анализ тематического и стилистического своеобразия «Живописного изображения нравов, обычаев и развлечений русских». Это типичный этнографический альбом, в котором ярко выражен интерес к быту, сказавшийся не просто во введении атрибутов ремесел, а в сюжетной мотивировке, интересе к пейзажу и интерьеру. Это комплексный труд, по широте представленного материала превосходящий все, что было создано до него. Отличительной чертой альбома стало обилие сюжетов, связанных с трудом. Новым стал также особый интерес, проявленный к различным водным - 15 - средствам передвижения – лодкам, парусникам и т.д. Причем у Аткинсона они не просто зафиксированы, как это часто выходит с изображениями технических устройств в подобных изданиях, а овеяны поэзией. Во многих иллюстрациях Аткинсону удается передать черты народного характера.

Альбом Аткинсона-Уокера о Британии копирует формат их же альбома о России (размер, запланированное количество томов и иллюстраций в каждом томе). Из задуманных трех вышел лишь один том: очевидно, авторы отказались от реализации своего замысла в связи с обострением русско-английских отношений после Тильзитского мира (8 июля 1807 года).

При сравнении альбомов Аткинсона-Уокера о России и Великобритании особое внимание уделено таким аспектам, как отбор сюжетов, изменение стилистики изображений и тона комментариев. В настоящей работе предпринята попытка преодолеть стереотипы, сложившиеся в отношении этнографических альбомов, путем более тонкого анализа, на конкретных примерах демонстрирующего, как особенности видения народа претворялись в зримые образы и тексты, а также одна из первых в отечественной науке попыток проанализировать изображения и комментарии в комплексе.

В «Живописном изображении <…> Великобритании» Аткинсон и Уокер используют традиционную для этнографических альбомов структуру (формат «иллюстрация - комментарий», бессистемное расположение материала) и приемы (мотивность, типизация). Эмоциональный тон комментариев, аналитическое начало нетипичны для этого жанра и обусловлены отношением к Британии Уокера – не стороннего наблюдателя, а патриота. Определяющей чертой своей страны он считает цивилизованность, что выразилось уже в отборе сюжетов: национально-типическое он находят не только среди простого люда, но и в верхах общества. Стремление продемонстрировать цивилизованность Британии имплицитно сказалась в стилистике иллюстраций Аткинсона – в подчеркивании индивидуального начала (предпочтение композиций с небольшим числом фигур многолюдным сценам, внимание к портретным характеристикам) и рафинированности (удлиненные пропорции фигур), которые очевидны при срав - 16 - нении этого издания с альбомом Аткинсона - Уокера о России. «Живописное изображение <…> Великобритании» - один из самых совершенных образцов этнографических альбомов, в котором реализованы все потенциальные возможности этого жанра, так что дальнейшее их развитие привело бы к разрушению его структуры.

Аткинсон создал несколько иллюстраций еще для двух костюмноэтнографических альбомов – «Путешествия Крузенштерна» и «Видов иностранной охоты». Он гравировал иллюстрации к «Старинным костюмам Великобритании и Ирландии…» по оригинальным рисункам Ч. Х. Смита. Этот уникальный альбом сочетает костюмную тему с исторической, выразившейся в интересе к иконографии знаменитых личностей. Есть основания предполагать, что изяществом иллюстраций мы обязаны Аткинсону, гравировавшему их, по крайней мере, не меньше, чем самому Смиту, создавшему подготовительные рисунки.

В следующем параграфе освещены другие аспекты сотрудничества Аткинсона и Уокера в английский период – их совместная издательская деятельность и гравюры Уокера по оригиналам Аткинсона. Предпринята попытка объяснить причины спада в творчестве Уокера как гравера - за двадцать лет он создал всего четырнадцать гравюр. Серьезным ударом для него стало то, что на пути в Англию, во время бури в Ярмуте, он утратил большую часть своих досок, которые вез из России. С другой стороны, само искусство меццотинто в начале XIX века уже не пользуется прежней популярностью. Уокер, несомненно, мог бы найти заказчиков. Но атмосфера действовала на него угнетающе.

Очевидно, это стало для него дополнительным стимулом, чтобы переключиться на литературную деятельность – он создал комментарии к альбомам Аткинсона о России и Великобритании и написал воспоминания о своей жизни при дворе русской императрицы «Парамифии, или Развлечение для ума в оригинальных исторических описательных остроумных анекдотах…». Материал из «Парамифий…» привлечен для прояснения некоторых вопросов, но анализ этого сочинения выходит за рамки данной работы. Во-первых, она посвящена изобрази - 17 - тельному искусству, а не литературе. Тексты к костюмно-этнографическим альбомам составляют исключение, поскольку в них изображения и комментарии составляют целостный организм. Во-вторых, «Парамифии…» как литературный памятник были исчерпывающе рассмотрены профессором Э. Кроссом, который установил, что их автором был Уокер.

Если Уокер во второй английский период отдалился от творчества, то Аткинсон, напротив, вступил в пору зрелости. Четвертая глава посвящена его работам. Обзор его произведений начинается с «Панорамы Петербурга», эскизы к которой были созданы им во время пребывания в России. С целью определить место этого произведения Аткинсона в русском и европейском контексте, рассмотрен спектр значений термина «панорама», прослежена эволюция этого жанра в Европе и России на протяжении XVIII-XIX веков, обозначена разница между панорамами в строгом смысле слова и тем типом изображений, который принято так называть теперь.

Русским исследователям, занимавшимся «Панорамой» Аткинсона, до сих пор не было известно, что она существовала не только как четыре акватинты с видами города с башни Кунсткамеры, по которым известна нам сейчас, но и как монументальное полотно непрерывного кругового обзора, экспонировавшееся в специальной ротонде в Спринг-Гарденс в 1807 году. Эти сведения заставляют пересмотреть многие оценки «Панорамы» Аткинсона.

Типы композиций, генетически связанные с круговой панорамой, но не называвшиеся «панорамами» современниками, - виды сверху и проспекты - имели богатые традиции в отечественном искусстве XVIII столетия. Проспекты прекрасно подходили для того, чтобы запечатлеть тогда непривычную для русского взора красоту Петербурга - регулярного города с прямыми широкими длинными улицами, и стали в русском искусстве XVIII века одной из основных форм городского пейзажа. Совершались попытки запечатлеть и круговое пространство. Так, О. Эллигер создал серию из трех рисунков с той же точки, что впоследствии Аткинсон, – с башни Кунсткамеры, но они не составляют единое целое. Панорама как крупномасштабное полотно непрерывного кругового об - 18 - зора была изобретена ирландцем Р. Баркером. Работа Аткинсона – один из ранних примеров обращения к этому жанру на русской почве, хотя не самый первый: пальма первенства в создании круговой панорамы русского города должна быть отдана И. Тилькеру.

Панорамы получили значительное развитие в русском искусстве. Ко второй трети XIX века окончательно складывается центр города – уникальный колоссальный ансамбль. И круговая панорама была наиболее органичной формой для того, чтобы отобразить его, поэтому получила широкое распространение (панорамы А. Тозелли, И. Тилькера, Г.Чернецова, Ш. К. Башелье и Ж. Бернардацци; с одной лишь башни Кунсткамеры было снято пять панорам). В отличие от проспектов, этот композиционный тип подходил и для изображения Москвы, с ее круговой планировкой (панорамы А. Кадоля, А. Барона, Д. Индейцева и др.). Динамические панорамы, в которых концепция вида-проспекта, доведена до логического конца также привились в русском искусстве («Панорама Волги» Г. Г. и Н. Г. Чернецовых, «Панорама Невского проспекта» В. С. Садовникова, «Екатерингофское гуляние» К. Гампельна).

Следующий параграф посвящен батальному жанру, который в этот период занял значительное место в творчестве Аткинсона. В технике акварели им были созданы незамысловатые сценки быта военных. В живописи – многофигурные исторические композиции на современные темы («Битва при Ватерлоо», «Смерть адмирала Нельсона»).

Особый интерес представляют «Исторические, военные и флотские анекдоты…», изданные Р. Ормом, - еще одна нить, связывающая Аткинсона с Россией. Альбом посвящен антинаполеоновской компании, среди иллюстраций Аткинсона есть листы на тему России. В числе подписавшихся на это издание были русские военачальники. В иллюстрациях Аткинсону не всегда удается достичь гармонии выразительных средств: стилистика костюмноэтнографических альбомов, романтическая, классицистическая и карикатурная тенденции не вяжутся друг с другом. Но из сравнения оригинального рисунка Аткинсона («Отчаянная схватка хайландеров и кирасиров, в которой последние - 19 - потерпели полное поражение») и гравюры с него, вошедшей в альбом (гравировал листы не сам художник), явствует, что первоначальный замысел мастера был сильно искажен. Вероятно, и прочие рисунки Аткинсона, нынешнее местонахождение которых неизвестно, значительно превосходили по художественным качествам гравюры с них.

В следующем параграфе дана характеристика Аткинсона как мастера книжной иллюстрации и карикатуры. В XVIII веке эти жанры пережили в Англии бурный подъем - интерес к ним Аткинсона вполне понятен. Он обращался и к литературе предшествующих эпох (М. Сервантес, У. Шекспир), и к современной (Дж. Бересфорд, А. Б. Эванс, В. Скотт, Г. Филдинг). Иллюстрации к «Горестям человеческой жизни» Дж. Бересфорда и «Резчику…» А. Б. Эванса, представляющие бытовые эпизоды, свидетельствуют, что традиционный бытовой жанр был вполне освоен мастером (иллюстрации к костюмноэтнографическим альбомам, строго говоря, к бытовому жанру отнести нельзя).

В этих работах авторская позиция определеннее. Поэтому приемы стилизации, которые в «Живописных изображениях…» русских и британцев служили декоративным целям, здесь использованы для характеристики персонажей.

По стилистике из своих старших современников Аткинсон близок Т. Роуландсону, но мягче его. Их линия была продолжена Дж. Круикшанком: тяга к всеобъемлющей стилизации унаследована от Роуландсона, но сдержанность заставляет вспомнить Аткинсона.

Наиболее смело Аткинсон использует приемы стилизации в серии иллюстраций к «Дон Кихоту», тон которых предвосхищает работы О. Домье. Гибкость манеры мастера, его умение находить для каждого литературного произведения адекватный ему изобразительный язык проявились в иллюстрациях Аткинсона к «Айвенго», с яркими, но не утрированными характеристиками и ювелирной отделкой деталей.

Для мастера острых и лаконичных образов, каким был Аткинсон, закономерным было обращение к карикатуре, тем более этот жанр был столь популярен в Англии. Но существенного места в творчестве художника он не занял. На - 20 - злобу дня Аткинсон создал карикатуру на Наполеона («Проклятье! Чтобы я ни делал, они и не гнутся и не ломаются!»). Другая карикатура – «Дураки, шествующие сквозь арку недальновидности» - по-видимому, была не откликом на конкретные события, а скорее попыткой дать собирательную картину современного общества.

Карикатурная стилистика характерна для некоторых работ Аткинсона, посвященных борьбе с Наполеоном. В листе «Русский Сцевола» очевидно влияние русской политической графики эпохи Отечественной войны 1812 года, сказавшееся во внимании к положительным образам. Но в его работе нет той цельности, которая была свойственна русской карикатуре, где герой - плоть от плоти народа и подчеркнутая простота и грубая, лишенная классицистической эстетизации сила определяют его сущность. У Аткинсона восхваление героя диссонирует с карикатурной трактовкой отрицательных персонажей, классицистическая театрализация - с бытовой обстановкой.

Чтобы составить полную картину творчества Аткинсона, в последнем параграфе приведены сведения о его пейзажах, портретах, работах исторического жанра. Местонахождение произведений мастера на библейские и античные темы пока не известно, гравюр с них не существует, поэтому судить о них невозможно, и они лишь перечислены. К портрету и пейзажу Аткинсон обращался редко, атрибуция ему некоторых произведений отнюдь не бесспорна, но пока не может быть уточнена за неимением документальных свидетельств.

Дана характеристика бытовым сценкам и работам типажноэтнографического плана, которые не вошли в альбомы о России и Великобритании. Особый интерес представляет картина «Татарин» (Стоурхед), созданная по заказу Р. К. Хоара (пару к ней составлял «Казак»). Документы из архива его семьи, хранящиеся в Историческом Центре Уилтшира и Суиндона, позволяют заключить, что она была создана в 1810-х годах. Скорее всего, это было уже после 1812 года, когда участвовавшие в наполеоновских войнах иррегулярные войска (в т.ч. казаки) стали излюбленным предметом мастеров романтического направления, так как отвечали их устремлению к экзотике. В полотне «Тата - 21 - рин» сошлись все интересовавшие Аткинсона темы – этнографическая, батальная, русская. Романтическая трактовка воинов сказалась в акварелях «Казак» и «Киргиз» из коллекции Правительства Великобритании. При всей разнице в исполнении, по трактовке национальных типов эти рисунки, как и полотно «Татрин», можно сопоставить с работами А. О. Орловского, на которых казаки, башкиры, калмыки предстают в романтическом ореоле.

В «Заключении» суммируются выводы. В ходе исследования удалось выяснить новые обстоятельства жизни Аткинсона и Уокера, расширить знания об их произведениях, определить их место в развитии русского и английского искусства и дополнить новыми нюансами картину художественных связей двух стран. В истории русско-английских художественных контактов конца XVIII – начала XIX веков творчество Аткинсона и Уокера является ярким и значимым эпизодом. Аткинсон внес вклад в развитие жанров костюмно-этнографических альбомов и панорамы в русском искусстве, посредством своих этнографических и батальных зарисовок и картин участвовал в создании образа России в Англии, наконец, сам подпал под влияние русского искусства, а именно политической карикатуры эпохи Отечественной войны 1812 года и привнес ее особенности в английское искусство.

Уокер не испытал воздействия русской традиции. Техника меццотинто, в которой он работал, не получила серьезного продолжения в русском искусстве.

Но через привезенную им коллекцию гравюр, исполненных английскими мастерами с английских оригиналов, он расширил в России знания об английском искусстве. Через собственные гравюры он распространил в Европе славу коллекции живописи, собранной русской императрицей. Наконец, он создал замечательную галерею образов русских деятелей Екатерининского и Павловского времени и своим творчеством внес новый оттенок в богатую и разнообразную традицию портретной гравюры.

- 22 - Список публикаций автора по теме диссертации.

Статьи, опубликованные в российских ведущих рецензируемых журналах и изданиях:

1. Скворцова Е. А. Типология «костюмных изданий»: к вопросу о жанровом своеобразии альбома Д.А. Аткинсона о России // Научные труды :

Проблемы развития отечественного искусства. Вып. 16 : [январь-март 2011] / С.-петерб. гос. академ. ин-т живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина. СПб., Полиграфическое отд. Ин-та им. И. Е. Репина, 2011. С. 32-44. (0.6 п.л.) 2. Скворцова Е. А. «Собрание старинных костюмов Великобритании и Ирландии VII-XVI вв.» Ч. Х. Смита, гравированное Д. А. Аткинсоном: уникальность изобразительного языка // Вестник СПбГУ. Сер. 2: История.

Вып. 2, 2011. СПб., изд-во СПбГУ, 2011. С. 129-134. (0.5 п.л.) 3. Скворцова Е. А. Эволюция костюмных и этнографических альбомов как типов иллюстрированных изданий в европейском искусстве третьей четверти XVIII - XIX веков // Вестник СПбГУ. Серия 15: Искусствоведение.

Вып. 4, 2011 С. 126-133. (0.6 п.л.) Другие публикации:

4. Скворцова Е. А. Ранний период творчества Джеймса Уокера // Искусство и диалог культур: VI Международная научно-практическая конференция.

Вып. 6: Сборник научных трудов / Под ред. С. В. Анчукова. СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2012. С. 25-29. (0.4 п.л.) 5. Скворцова Е. А. Иллюстрации Дж. А. Аткинсона к «Горестям человеческой жизни» Дж. Бересфорда и «Резчику…» А. Б. Эванса // Актуальные проблемы теории и истории искусства: Международная конференция мо - 23 - лодых специалистов : Тезисы докладов. СПб. : Полиграфическая база Историч. фак-та СПбГУ, 2011. С. 78-79. (0.1 п.л.) 6. Скворцова Е. А. Роль Дж. А. Аткинсона в развитии жанра панорамы в русском искусстве // Актуальные проблемы теории и истории искусства :

Сб. науч. статей. Вып. 1 / С.-петерб. гос. ун-т; под ред. С. В. Мальцевой, Е. Ю. Станюкович-Денисовой. СПб : Профессия, 2011. С. 204-214.

(0.6 п.л.) 7. Скворцова Е. А. «Живописное изображение нравов, обычаев и развлечений русских» Дж. А. Аткинсона и костюмно-этнографические альбомы о России середины XVIII - начала XIX века // Искусствоведение и художественная педагогика в XXI веке: Сб. ст. по мат. международ. науч.-практич. конф. с элементами научной школы для молодежи. Вып. 2 / РГПУ им. А. И. Герцена, Факультет изобразительного искусства. СПб., 2011. С. 180-189. (0.5 п.л.) 8. Скворцова Е. А. Петербургские будни и праздники в изображении Джона Августа Аткинсона: к вопросу о формировании пейзажного и бытового жанра в русском искусстве // Художественное наследие и современность:

Предметы и пространства искусства – II / Сб. науч. трудов. Вып. 6 (Мат.

межвузовской науч.-практич. конф. аспирантов и студентов 17 марта 2010) / Мин. образования и науки РФ, С.-петерб. худож.-пром. акад. им.

А. И. Штиглица, Кафедра теории и истории архитектуры и искусств.

СПб.: Астерион, 2010. С. 139-147. (0.3 п.л.) - 24 - Подписано в печать 14.03.2012г.

Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз.

Заказ № 2543.

Отпечатано в ООО «Издательство “ЛЕМА”» 199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д. тел.: 323-30-50, тел./факс: 323-67-e-mail: izd_lema@mail.ru http://www.lemaprint.ru






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.