WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

НУРГАТИНА АЛСУ РАМИЛЕВНА

АБСТРАКТНЫЕ ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата

филологических наук

Казань 2012

Работа выполнена в отделе лексикографии Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор,  член-корреспондент Академии наук РТ 

Ганиев Фуат Ашрафович

Официальные оппоненты:

Юсупова Альфия Шавкетовна, доктор филологических наук, профессор, отделение переводоведения и межкультурной коммуникации института филологии и искусств Казанского (Приволжского) федерального университета, заведующая (г. Казань)

Алеева Гульназ Усмановна, кандидат филологических наук, кафедра татарского и русского языков Казанского государственного аграрного университета, доцент (г. Казань)

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Набережночелнинский институт социально-педагогических технологий и ресурсов»

Защита состоится «23» октября 2012 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 при Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111 Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (420111 Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Автореферат разослан «21» сентября 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент

А.А. Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Абстрактная лексика татарского языка представляет собой значительный пласт словаря татарского языка, отражающий происходящие в обществе изменения исторического и социокультурного характера. Она включает обширный круг слов, передающих абстрактные понятия, отвлеченные свойства и качества, действия и состояния. Эта лексика гармонично включается как в устную, так и в письменную формы татарского  литературного языка.

Одной из задач современной лингвистики является изучение всех пластов лексики, в том числе и абстрактной, и наиболее актуальным становится также вопрос ее функционирования в языке.

Расширение социальных, политических, научных и других функций татарского языка вызывает сильный рост абстрактной лексики, предназначенной для выражения отвлеченных понятий. Особенно интенсивно развивается письменный литературный язык, отличающийся от устного прежде всего сложностью синтаксиса и наличием большого количества абстрактной лексики, а также лексики терминологической, в том числе международной.

Обозначенный нами пласт абстрактной лексики формировался длительное время, о чем свидетельствуют самые первые письменные памятники татарского языка, а также других тюркских языков, он возник в глубокой древности. Обогащение татарского языка абстрактными именами существительными происходило на протяжении всей истории татарского языка. Особенно активным этот процесс становится в периоды роста национального самосознания и культуры. Именно это социально-культурное явление мы наблюдаем сегодня, однако до настоящего времени абстрактная лексика не была предметом специального исследования.

По исследованию абстрактных имен существительных в тюркологии не имеется отдельных трудов, абстрактные имена лишь частично представлены в трудах по морфологии М. Казем-Бека, И. Гиганова, Н. И. Ашмарина, Н.Ф. Катанова, Н.К. Дмитриева, Л.Н. Харитонова, Н.А. Баскакова, А.Н. Кононова и ряда других ученых.

Основное направление многочисленных исследований татарского языка – это описание морфологии, способов изменения форм слов и способов словообразования. Это грамматики и труды И. Гиганова, И. Хальфина, А.Троянского, А. Казем-Бека, М. Махмудова, Г. Файзханова, Г. Ибрагимова,  М. Курбангалиева, Дж. Валиди, Г. Алпарова, Х. Бадигова и других.

Как выяснилось, семантические разряды имен существительных рассматривались в большинстве татарских грамматик, впервые же противопоставление абстрактных и конкретных имен мы наблюдаем в грамматиках К. Насыри, Ш. Иманаева, М. Корбангалиева.

Современные авторы (Ф.А.Ганиев, Д.Г.Тумашева, В.Н.Хангильдин,  Ф.С.Фасеев) выделяют группу абстрактных имен, характеризуют их грамматические признаки и способы словообразования.

Возникла настоятельная необходимость исследования этой лексики. Существенные особенности этой лексики требуют не только изучения и описания ее значений, но и исследования ее способов образования, лексико–семантических групп абстрактных существительных.



Актуальность работы обусловлена тем, что специальных исследований абстрактных имен существительных в тюркологии не имеется, хотя в трудах по словообразованию встречаются описания словообразовательных типов существительных с абстрактным значением. Семантика абстрактных имен существительных тюркских языков изучена слабо, имеется только классификация суффиксов с отвлеченным значением в трудах С. Джафарова, Б.О. Орузбаевой, М.А. Хабичева, С.Н. Муратова, К. Ишбаева.

В истории татарского языкознания нами не обнаружено специальных исследований абстрактной татарской лексики, хотя исследователями татарского языка создана фундаментальная основа для их изучения – грамматические труды по морфологии татарского языка.

Вместе с тем следует отметить, что абстрактные имена существительные недостаточно изучены в татарском языкознании: не имеется исследований смысловых компонентов лексического значения абстрактных имен, не установлены критерии выделения их лексико-семантических групп, в силу чего лексико-семантические группы представлены в грамматиках неполно.

Подача в толковых татарских словарях и переводных словарях абстрактных имен существительных требует уточнения и корректировки их значений.

Исследования семантики и грамматических особенностей абстрактных имен позволяет внести значительные изменения в содержание словарных статей татарских толковых словарей, уточнить их лексическое значение и словоупотребление.

Объект исследования – абстрактные имена существительные современного татарского литературного языка.

Предмет исследования – грамматические основы и особенности абстрактных имен существительных.

Цели и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является выявление на основе компонентного семантического анализа абстрактных имен татарского языка и исследование их грамматической сущности и особенностей.

Для достижения поставленной цели потребовалось решить следующие задачи:

1) рассмотреть историю исследования абстрактных имён существительных в тюркологии и татарском языкознании, установить степень их изученности;

2) выявить «абстрактное–конкретное» в философии, психологии и современной лингвистике;

3) определить значения (семантики) абстрактных имён существительных;

4) на основе разработки критериев установить лексико-семантические группы абстрактных имён в татарском языке;

5) выяснить структуру и описать словообразование абстрактных имён в татарском языке;

В работе проводилось изучение и анализ лингвистической, учебной и специальной литературы по проблеме исследования: изучение и анализ содержания академических толковых словарей татарского языка, переводных словарей; анализ трудов по философии, социологии, психологии, психолингвистике.

Методы исследования. В работе были исследованы: метод обобщения и абстрагирования; метод семантического анализа, в отдельных случаях при исследовании номинации абстрактных имен существительных использовался синхронно-описательный метод. Изучение структурных типов и словообразовательных особенностей велось на основе структурно-морфологического метода и методом компонентно-семантического анализа для выяснения плана выражения семантики дериватами.

Методологической основой и теоретической базой исследования явились положения по языкознанию, грамматике, лексикологии и научно–теоретические положения, разработанные в трудах В.А. Будагова, В.В. Виноградова, Н.К. Дмитриева, Б.А. Серебренникова, А.Н. Кононова, Н.А. Баскакова, Э.В. Севортяна, а также в исследованиях татарских ученых  В.Н. Хангильдина, М.З. Закиева, Ф.А. Ганиева, Э.М. Ахунзянова,  Д.Г. Тумашевой, Ф.С. Сафиуллиной, И.Б. Башировой и др.

Большую часть теоретической базы исследования составляют современные труды по лингвистике, философии, социологии, психологии.

Обозначенное нами явление абстрактности противоречиво представлено в трудах философов XVIII – XIX веков, в связи с чем в работе мы опирались на современную науку о гносеологии, характеризующую чувственное и абстрактное познание. Определяющими стали вопросы развития способности к абстракции, которые вызвало дальнейшее формирование языка в целях общения и соотношения языка и мышления, представленные в трудах  И.С. Нарского, К.Р. Мегрелидзе, Е.К. Войшвилло. Особое значение для нас имеет понятие гносеологического образа, существующего в чувственной и понятийной формах. Данное понятие, разработанное А.В. Лурия, позволяет рассмотреть такое явление, как «индивидуальное значение» слова, т.е. его смысл.

Психологический аспект проблемы «абстрактности – конкретности» раскрывается в трудах Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейна, а также в исследованиях А.Н. Леонтьева, в которых рассматриваются такие процессы мышления, как анализ, синтез, сравнение, обобщение и абстрагирование. Несмотря на различные подходы к характеристике языка и сознания, неизменным остается изучение формирования понятий, включающие отвлечение, сравнение, обобщение.

В.В. Виноградов наиболее полно охарактеризовал «отвлеченные» имена существительные в русском языке. Лингвистом Л.Л. Касаткиным в структуре абстрактных имен выделены интегральные и дифференциальные семы, несущие в себе наиболее высокий уровень  абстрагирования. Опираясь на эти положения, нами разработаны критерии выделения лексико-семантических имен в татарском языке с их номинациями.

Фактическим материалом исследования явились абстрактные имена, имеющиеся произведениях, в толковых и переводных словарях татарского языка, которые создавались и издавались в разные годы  (см. список использованных источников).

Степень изученности проблемы. Абстрактная лексика нашла свое отражение в грамматиках и словарях татарского языка. Основное направление многочисленных исследований – это описание частей речи татарского языка, способов изменения форм слов и способов словообразования, в которых приводятся примеры и на абстрактные имена. Это заслуга исследователей И. Гиганова, И. Хальфина, А. Троянского, А. Казем-Бека, М. Махмудова, Г. Файзханова, Г. Ибрагимова, М. Курбангалиева, Дж. Валиди, Г. Алпарова, Х. Бадигова, И.Б. Башировой и других.

Как выяснилось, семантические разряды имен существительных рассматривались в большинстве татарских грамматик. Впервые же противопоставление абстрактных и конкретных имен мы наблюдаем в грамматиках К. Насыри, Ш. Иманаева, М. Курбангалиева.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нём впервые в татарском языкознании описаны в монографическом плане абстрактные имена татарского языка, изучено их значение и на основе разработанных критериев дана классификация лексико-семантических групп с их номинацией, что, безусловно, расширяет теоретическую базу для дальнейших исследований в области татарской и тюркской лексикологии.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что разработанные в диссертации положения в исследовании абстрактных имен существительных,  представляют собой определенную значимость для дальнейших исследований различных пластов лексики татарского языка и других тюркских языков. Выделение номинаций и их классификация представляют собой также значительный интерес с теоретической точки зрения.

Практическая ценность работы состоит в том, что его результаты дают возможность научно обоснованно сформулировать толкование абстрактных имен при составлении академических толковых словарей; материалы исследования могут быть использованы также в школьной и вузовской практике. Составленный автором исследования собственный словарь абстрактных имен существительных также имеет свою практическую значимость.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Проанализированные работы как тюркологов, так и татароведов показывают отсутствие полного комплексного и системного изучения абстрактных имён существительных тюркских языков.

2.  На основе использования трудов ведущих специалистов по философии и психологии выяснить теоретическое понятие «абстрактное-конкретное».

3. Установление по определённым критериям 22-х лексико-семантических групп абстрактных имён с подробными номинациями и их анализ.

4. Определение типов структур и образования абстрактных имён существительных в татарском языке и  их исследование по принятым современным принципам.

Апробации работы. Основные положения диссертации отражены в пяти опубликованных статьях и изложены в докладах на итоговых научных конференциях НКФ МГЭИ (Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института), научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания» (Нижнекамск, 2005, 2006, 2008, 2009) и автореферате.

Структура и содержание работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и использованной литературы из 245 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «ВВЕДЕНИИ» обосновываются актуальность избранной темы и постановка проблемы исследования, в ней определены цель и задачи работы, установлены объект и предмет исследования, представлены методы исследования. Отмечены научная новизна и практическая значимость работы. Сформулированы основные положения, выносимые на защиту. Обозначена структура диссертации.

Первая Глава  «ИССЛЕДОВАНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИМЕН В ТЮРКОЛОГИИ И В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ» представляет собой описание истории изучения абстрактных имен существительных в тюркологии и татарской лингвистике. Данная глава состоит из двух разделов, в которых последовательно рассмотрены труды по языкознанию, грамматике, лексикологии и лексикографии с описанием абстрактных имен – их значения и словообразования.

В первом разделе «Изучение абстрактных имен в тюркологии» рассматривается история изучения абстрактных имен в тюркологии, в которой не имеется специальных исследований, а представлены лишь в грамматиках и трудах по словообразованию, морфологии тюркских языков. Семантика абстрактных имен существительных изучена весьма слабо, имеются только попытки классификации суффиксов с отвлеченным значением.

Вопросам имяобразования посвящены труды Н.И. Ашмарина, который выделяет 13 имяобразующих суффиксов в чувашском языке, из них три суффикса образуют абстрактные имена существительные, Н.Ф. Катанова, выделяющегося 12 суффиксов в тувинском языке, из них три суффикса образуют абстрактные имена, Н.К. Дмитриева, выделяющего 13 суффиксов, образующих имена в башкирском языке, из них три суффикса образуют абстрактные имена существительные. Л.Н. Харитонова, выделяющего 14 суффиксов в якутском языке, из них четыре суффикса образуют абстрактные имена. Н.П. Дыренкова, выделяющего 49 суффиксов в хакасском языке, из них четыре суффикса образуют абстрактные имена.

Именное словообразование в тюркских языках изучается в трудах Г. Садвакасова, Т.М. Гарипова, А.Х. Соттаева, А.Ю. Бозиева, К.Ишбаева и других. Система словообразования азербайджанского, киргизского и карачаево-балкарского языков получила описание в исследованиях В.А. Гордлевского, В.М. Насилова, Б.О. Орузбаевой,  Н.К. Дмитриева, Н.А. Баскакова, А.Н. Кононова, П.А. Азимова, С.Н. Муратова, А. Искакова, С. Джафарова, Б.О. Орузбаевой, М.А. Хабичева в которых рассматривается словообразование имен существительных, в том числе и абстрактных имен в тюркских языках.

Особое внимание в тюркологии обращается на классификацию существительных по значению, причем практически во всех тюркских языках выделяется группа отвлеченных существительных. Например, среди пятнадцати семантических групп существительных в киргизском языке одна из групп – отвлеченные существительные1.

Указанные авторы выделяют в тюркских языках полисемантичные суффиксы, образующие имена существительные, особенно суффикс –лык, который прежде всего рассматривается как суффикс, образующий абстрактные имена.

В каракалпакском языке, Н.А. Баскаковым, например, выделены три его значения.

Б.О. Орузбаева2, А.М. Щербак3, считают, что первоначальным значением форм на -lуg было значение обладания, все остальные значения развились из него. Безусловно, определение первичного значения стоит в прямой зависимости от этимологии данного суффикса.





Они убедительно показывают, что первичным значением аффикса –lуg было значение множественности, концентрации, совокупности конкретных предметов, выраженных производящей основой4.

Значение абстрактности, вероятно, возникло непосредственно из значения совокупности и концентрации. Существительные с этим значением образуются в основном от имен, означающих состояние - качество, свойство - качество или явление по определенному признаку, выраженному основой5. Э.В. Севортян утверждает, что «Производные N+lуg с абстрактным значением получили большое распространение в тюркских языках как древних, так и современных6. Он иллюстрирует свои наблюдения примерами абстрактных существительных разных языков:

азербайджанский                 baal        иное состояние, перемена

алтайский                         bajlg        богатство

башкирский                 qartlg        старость

каракалпакский                 atrlg        радость

кабардино-балкарский         aruvlug        красота

татарский                         sarlk        желтизна

узбекский                         padoxlik        царство

киргизский                         alq         молодость7.

Обобщая исследования абстрактных имен существительных в тюркологии, можно отметить, что во многих тюркских языках не имеется конкретного исследования абстрактных имен, в основном ведется в связи с изучением суффиксов, образующих абстрактные имена. Так, в трудах тюркологов, в частности А.Н. Кононова, Н. К. Дмитриева, Н.А. Баскакова и др. мы находим лишь описание семантики суффиксов имен существительных, в том числе и суффиксов абстрактных имен.

Во втором разделе «Исследование абстрактных имен существительных в татарском языкознании» рассматривается историография вопроса в татарском языкознании. Среди работ исследователей татарского языка в XIX начале ХХ веков, посвященных семантике и словообразованию имен существительных, можно назвать труды А. Троянского (1814, 1860), А. Казем-Бека (1839, 1846), М. Махмудова (1857), Х. Файзханова (1862), Г. Ибрагимова (1913), Дж. Валиди (1919),  Г. Алпарова (1926), Х. Бадигова (1936), М. Курбангалиева (1948) и др. Именно им принадлежит заслуга разработки первых татарских грамматик, описания частей речи татарского языка, способов изменения форм слов и способов словообразования. У них можно встретить краткие сведения об абстрактных именах.

В «Грамматике» А. Троянского мы находим следующее определение имени существительного: «Имя есть часть речи, означающая предмет или его качество… Имя существительное есть название всякого предмета, существующего в природе, подлежащего внешним чувствам нашим или воображаемого нами в уме: калемъ, джан»8. Таким образом, автором в имена  существительные включаются и слова с абстрактным значением. Как видно, определение А. Троянского является более полным и точным. Г. Фаизханов на основе логико-семантического принципа дает существительному следующее определение: «Имена существительные – это слова, обозначающие предметы, познаваемые внешними органами чувств (зрением, слухом, ощущениями, осязанием) или находящиеся в нашем сознании»9. М. Иванов отмечает 20 словообразующих суффиксов. К. Насыри определял имя существительное как часть речи, обозначающую не только реально существующие предметы, но и существующие в сознании, например, гыйлем, белем, мгърифт он называет «исме мгън»10.

Впервые абстрактные и конкретные имена в противопоставлении выделяются в грамматике «нмз» К. Насыри. К конкретным именам он относит имена существительные, существующие самостоятельно, т.е. вне нашего сознания, к абстрактным – имена существительные, обозначающие понятия, существующие только в мысли человека, например, гыйлем ’знание’, мгърифт ’просвещение’11 .

Включение в имена существительные слов с абстрактным значением мы встречаем у Г. Ибрагимова, Ш. Иманаева, Г. Сагди.

Итак, семантические разряды имен существительных рассматривались в большинстве татарских грамматик. Если в учебных пособиях XIX века, составленных по образцу русских грамматик, выделялось три разряда – собственные, нарицательные и собирательные имена существительные, то в грамматиках, написанных на татарском языке, помимо них, встречаем и классификации имен существительных по другим принципам: выделяются разряды конкретных и абстрактных существительных12 и т. д.

В современной грамматике татарского языка13 рассмотрены грамматические признаки абстрактных имен существительных.

Во-первых, отмечается, что обычной формой употребления отвлеченных существительных является единственное число: сеш ’развитие’, шатлык ’радость’, батырлык ’героизм’. Отвлеченные существительные в форме множественного числа выражают конкретные проявления признаков, качеств, состояний, процессов.

Во-вторых, абстрактные имена существительные, как и все существительные, обладают категорией падежа, например, исходный падеж со значением причины: шатлыктан елмаю ’улыбаться от радости’, куркудан калтырау ’дрожать от страха’. В исходном падеже отвлеченные существительные могут употребляться с послелогами и выражать объектное значение: Социалистик революциядн согы татар поэзиясене сешен . Такташ иатыннан башка кз алдына китер ммкин тгел ’трудно представить развитие татарской поэзии после социалистической революции без творчества Х. Такташа’ [Халит Г., 53].

Автор раздела академической грамматики «Имя существительное» З.М. Валиуллина пишет, что значение предметности объединяет конкретные и абстрактные, вещественные и собирательные имена существительные. В.Н. Хангильдин, характеризуя значение словообразовательных суффиксов, выделяет среди них суффиксы, образующие абстрактные имена существительные. Он выделяет суффиксы -лык/-лек образующие имена, обозначающие число, количество, объем, понятие: тгллек ’точность’, бердм фикерлелек ’единодушие’, бердмлек, тупланганлык, берлшкнлек ’сплоченность’. В них отражается значение имен прилагательных. Суффикс -лык/-лек, присоединяясь к основам личных местоимений, образуют абстрактные имена:  аталык ’отцовство’, балалык ’детство’14.

Д.Г. Тумашева отмечает противопоставленные по значению конкретные и абстрактные имена существительные. “Конкретные имена обозначают предмет, человека или явление действительности, например, чана ’сани’, ил ’ветер’, сгать ’часы’, тавыш ’звук’. Абстрактные имена существительные обозначают профессию, название наук, названия государственных структур, имеют обобщающее значения действия и состояния: а ’сознание’; дуслык ’дружба’; азатлык, иркенлек, ирек, хррият ’свобода’; физика ’физика’; дбият ’литература’; жмрият ’республика’; феодализм ’феодализм’. Такие имена обозначают не предметы, а скорее абстрактные, обобщенные понятия”15.

Особое значение в исследовании словообразования имен существительных имеют труды Ф.А. Ганиева. В монографии “Суффиксальное словообразование в современном татарском литературном языке”16 учёный рассматривает производительные и непроизводительные суффиксы, образующие существительные и их значения, в том числе их отвлеченные значения. В качестве примера он приводит пример с суффиксом -лык, который в слове «башлык» обозначает лицо и предмет, а в слове гзллек ’красота, прекрасное’, т.е. абстрактное понятие.

Все указанные выше работы ученых – тюркологов и татарских лингвистов - позволили нам разработать критерии выделения абстрактных имен и на их основе выделить и описать лексико-семантические группы абстрактных имен существительных татарского языка.

Вторая глава «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АБСТРАКТНЫХ ИМЕН» посвящена исследованию понятий “абстрактное – конкретное” в философии, психологии и современной лингвистике. Обозначенные нами явления абстрактности – конкретности получили свое научное описание как в философии, в частности, в гносеологии, так и в психологии, поскольку абстрагирование и обобщение являются процессами мышления, отраженными в языке. Вместе с тем конкретные и абстрактные имена являются предметом изучения в лингвистике, в частности, в лексикологии.

Современная теория познания выделяет, как известно, чувственное познание и абстрактное мышление. Чувственное познание осуществляется через ощущение и восприятие. Ощущения, как традиционно определяет их философия, являются субъективными образами объективного мира, несут информацию о свойствах предметов, о субстрате предметов, их качествах и в определенной степени об их структуре. Наиболее полно структура предмета отражается в комплексе ощущений, т.е. в восприятии.

Слово отражает переживаемые человеком ощущения и восприятия, фиксируя не только свойства предметов (яркий, горячий, большой), но и вызываемые ими чувства, состояния (ласковый, приветливый, ласково, приветливо).

Исследование данных свойств было проведено И.С. Нарским. Согласно  И.С. Нарскому, объектам присуща диспозиция, т.е. способность вызывать ощущения в субъектах, а психике субъектов – диспозиция переживать эти ощущения при наличии этих объектов и определенного взаимодействия их с субъектами17. Язык отражает всё многообразие чувственных образов в форме конкретных имен, прилагательных, наречий, глаголов и их форм. Вместе с тем чувственная картина мира, которую нам дают органы чувств, необходима, но недостаточна для глубокого, всестороннего познания предметов, событий явлений. В связи с этим возникает потребность отграничить  то, что свойственно объектам самим по себе, оттого, что связано с состоянием человеческого организма.

К.Р. Мегрелидзе исследовал развитие способности к абстракции, связав эту способность с формированием представлений и образованием элементов языка. Ученый подчеркивает, что, благодаря воображению, способности к сопоставлению представлений, их анализу, выделению общих признаков предметов и их синтезу, стало возможным формирование особого рода представлений, фиксирующих общие признаки вещей.

Е.К.Войшвилло выделяет различные уровни абстрагирования, позволяющие формировать понятия и запечатлевать их в языке. Он развивает мысль о том, что четыре уровня абстрагирования отражаются в различных пластах абстрактной лексики. Согласно классификации автора, второй уровень абстрагирования отражает существенные признаки предметов: ачу ’гнев’, куаныч ’восторг’, хлсезлек ’слабость’, шик ’подозрение’ обозначают в языке свойства, присущие человеку в эмоциональной деятельности; батырлык ’мужество’, турылык ’верность’, саклык ’экономичность’ обозначают нравственные качества личности; дрт ’бодрость’, арганлык ’усталость’, дртсезлек ’апатия’ обозначают психическое состояние человека. В третью группу понятий, возвышающихся до раскрытия смысла, значения предметов, включаются слова, обозначающие мыслительные процессы и высшие психические функции: а ’сознание’, зиен ’разум’, фикер ’мысль’; в нее входят частно-научные, общенаучные и всеобщие, т.е философские понятия. В четвертую группу понятий – идей, согласно его концепции, могут быть включены абстрактные имена, обозначающие понятия - проекты, понятия  -планы, понятия – программы: коммунизм ’коммунизм’, пассионарлык ’пассионарность’, нанатехнология  ’нанатехнология’ и др.

В психологии исследование явления абстракции и ее видов проводилось  Л.С. Выготским, А.Р. Лурия, Л.С. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым.

Согласно культурно-исторической теории Л.С. Выготского, в качестве единицы анализа высших форм мышления выступает значение слова, отражающее «единство общения и обобщения». Речевое мышление проходит путь от синкретической стадии к комплексной, а затем к понятийно-логической, потому осмысленная человеческая речь является началом движения к абстрактным значениям о мире, которые получены с помощью понятийно-логического мышления18.

Л.С. Выготский и А.Р. Лурия обосновали положение, согласно которому типы речевого мышления характеризуются видами обобщений, которые фиксируются в слове.

Особое место среди работ, посвященных психологической природе мыслительного процесса, занимают работы С.Л. Рубинштейна. Он утверждает, что «всякий мыслительный процесс совершается в обобщениях, эти обобщения выражаются в понятиях» и поэтому… «всякое мышление той или иной мере совершается в понятиях»19.

Новый взгляд на сущность процесса мыслительной деятельности представлен в исследованиях А.Н. Леонтьева. Общей основой его взглядов является стремление изучать психическую жизнь в связи с конкретной, внешней, предметной деятельностью, а значит, и рассматривать психические функции как формы конкретной предметной деятельности субъекта.

Исследования процесса формирования понятий проводились учеными -психологами П.Я. Гальпериным, В.В Давыдовым и Н.И. Непомнящей.

В данной главе также рассмотрен лингвистический аспект проблемы «абстрактное - конкретное», для чего мы обратились к исследованиям имен в трудах русских и татарских лингвистов: В.В. Виноградова, Л.Л. Касаткина, Ф.А. Ганиева, Э.М. Ахунзянова, М.З. Закиева, Д.Г. Тумашевой, В.М. Хангильдина и др.

Лексическое значение можно представить в виде набора смысловых компонентов, или сем – кусочков смысла20. Описание лексического значения слова путем установления смысловых компонентов этого значения получило в лингвистике название компонентного семантического анализа. Он широко используется при изучении лексических значений таких слов, которые составляют более или менее замкнутые тематические группы.

Лингвистические исследования абстрактного и конкретного опираются на психологические и философские представления о понятии абстрактного. Предметом исследования абстрактных и конкретных существительных в лексикологии и лексической семантике выступает значение слова. В структуре абстрактных имен выделены элементы, указывающие на результат абстрагирования – интегральные и дифференциальные семы, а также пресуппозиции, несущие в себе наиболее высокий уровень абстрагирования. Опора на указанные элементы позволяет выделить лексико-семантические группы абстрактных имен существительных.

При описании лексического значения слова мы опирались также на полное, синтаксически упорядоченное толкование лексического значения, которое дается в толковых словарях.

В Третьей главе «Лексико-семантические группы абстрактных имен существительных в татарском языке» описываются номинированные группы абстрактных имен существительных (т.е. определяется их номинация).

Опираясь на определение абстракции, нами выделено лексико-семантические группы имен существительных на основе их общих значений которые стали производящими для вычленения в них в чистом виде свойства, состояния или действия. Признак предмета – общеграмматическое значение имен прилагательных, причастий, наречий, предметность – общеграмматическое  значение имен существительных, действие или состояние – глаголов, глагольных форм. Абстракция, как известно, лежит в основе процессов обобщения и образования понятий.

Критериями выделения групп абстрактных имен существительных являются:

1) лексическое значение абстрактных имен существительных или  интегральные и дифференциальные семы в его составе;

2) пресуппозиция лексического значения слов, ставших исходными при их словообразовании;

3) наличие у них в большинстве случаев синонимов и антонимов, способных отражать соответствующее значение признака, действия, состояния, предмета;

4) способность абстрактных имен существительных образовывать сочетания со словами, выражающими степень проявления признака, действия или состояния, ими обозначаемого.

Учет данных критериев позволил установить 22 номинации различных понятий, которые были классифицированы в 4 группы.

Первую группу образуют абстрактные имена существительные со значением признака. В отличие от прилагательных с тем же лексическим  значением, в них признак (свойство, качество, характеристика) «представляется вне связи с предметами, как нечто самостоятельное, предметное»21. В данную группу мы включили следующие:

1. Номинация понятий чувств человека: ачу ’гнев’, гыйшык ’любовь’, нфрт ’ненависть’, ирн ’отвращение’ кангатьсезлек ’разочарование’ и др.

2. Номинация понятий свойств человека: басынкылык ’уравновешенность’, батырлык  ’мужество’, гадилек  ’простота’, игътибарлылык  ’внимательность’.

3. Номинация признаков предмета: арзанлык ’дешевизна’, билге ’примета’, биеклек ’высота’, бленчнлек ’делимость’, бйлелек ’зависимость’ и др.

Вторую группу составили абстрактные имена существительные со значением состояния.

1. Номинация состояний среды, обстановки: дымлылык ’влажность’, салкынчалык  ’прохлада’, тынлык ’тишина’, ылылык ’тепло’ и др.

2. Номинация понятий жизненных этапов, переживаемых человеком: сабыйлык  ’младенчество’, балачак ’детство’, гомер ’жизнь’,  яшьлек ’юность’ и др.

3. Номинация болезней человека: бизгк ’малярия’, махау ’проказа’, оян ’ревматизм’, юлрлек ’идиотизм’ и т.д.

4. Номинация понятий психических состояний человека: дрт ’бодрость’, дртсезлек ’апатия’, тшенкелек ’депрессия’, келсезлек ’скука’ и т. д.

В третью группу были включены абстрактные имена, обозначающие действия, его причины, мотивы и результаты. Данные существительные часто имеют отглагольное происхождение:

1. Номинация понятий, обозначающих действие, процесс: уку ’чтение’,  иат ’творчество’, язучылык ’писательство’ и т.д.

2. Номинация понятий мыслительных процессов: игътибар ’внимание’, исп ’намерение’, испл ’предположение’, исп-хисап ’учет’ и т.д.

3. Номинация понятий результата деятельности: йомгак ’результат’, казаныш ’достижение’, нти ’итог’, раслау ’подтверждение’ и т.д.

4. Номинация предпосылок к действию: ихтыя  ’потребность’, ният ’намерение’, омтылыш ’стремление’.

5. Номинация понятий с общим значением долженствования, необходимости, возможности действия: ихтималлык ’вероятность’, ммкинлек ’возможность’, мет ’надежда’, зарурлык ’необходимость’ и т.д.

6. Номинация понятий процессов и результатов речевой деятельности: гм ’беседа’, бхс ’спор’, бялм ’рецензия’, дгъва ’претензия’, авап ’ответ’.

Четвертую группу составили абстрактные имена существительные, образованные от имен существительных и потому имеющие значение предметности, которая мыслится отвлеченно:

1. Номинация названий профессий: укытучылык ’учительство’, игенчелек ’хлебопашество, земледелие’, рислек ’председательство’ и т.д.

2. Номинация философских категорий: вакыт ’время’, длил ’аргумент’, закончалык ’закономерность’, кренеш ’явление’, фикер (филос.) ’идея, мысль’.

3. Номинация понятий, обозначающих идейные течения: атеистлык ’атеизм’, гуманлык ’гуманизм’, декадентлык ’декаденство’, дарвинизм ’дарвишизм’.

4. Номинация понятий, обозначающих бытовые явления с оттенком отрицательного к ним отношения: буталчыклык, чуалчыклык, ’безалаберщина, путаница’; обывательчелек ’обывательщина’; кустарьчылык, ’кустарщина’.

5. Номинация мифических существ: адаа ’дракон’, гу (миф.) ’обжора’, гыйфрит ’чудовище’, зобаный  ’работник ада’, иблис ’дьявол’.

6.Номинация родственных отношений: аталык ’отцовство’, туганлык ’родство’, кардшлек  ’родство’.

7. Номинация понятий, обозначающих свойства человека: авалылык ’амбиция’.

8. Номинация недели, месяца, времен года: дшмбе ’понедельник’, чршмбе ’среда’, гыйнвар  ’январь’, й ’лето’ и т.д.

9. Номинация научных дисциплин: мантыйк ’логика’, тел белеме ’лингвистика’, дбият белеме ’литературоведение’.

В данной главе подробно рассматриваются особенности лексического значения отдельных существительных каждой номинации, их использование в устойчивых сочетаниях, синонимы, антонимы и однокоренные слова среди прилагательных, наречий, глаголов.

Таким образом, на материале толковых татарских и двуязычных (русско-татарских и татарско-русских) словарей нами было выделено 22 лексико-семантических группы абстрактных имен в татарском языке. Критерии их выделения позволяли нам не только обосновать это выделение, но и дать им описание, выявить группы, находящиеся на границе абстрактности-конкретности, абстрактности-собирательности. Эти данные позволяют внести корректировку в определение семантических разрядов имен существительных татарского языка.

В Четвертой  главе «Структура и словообразование абстрактных имен существительных в татарском языке» анализируется структура и словообразовательные типы абстрактных имен. Теоретическую основу исследования составляют концептуальные положения академической грамматики татарского языка.

В первом разделе «Структура абстрактных имен существительных в татарском языке» абстрактные имена подразделяются на синтетические и аналитические. К синтетическим абстрактным словам относятся: корневые и суффиксальные слова. В татарском языке их называют простыми названиями.

Слова, в которых основа и корень совпадают, называются корневыми, т.е. их невозможно разложить на значимые морфемы22. Примеры: тир ’окрестность, округа’, токым ’порода, потомство’, томан ’туман’, хис’чувство’, уй ’мысль’.

В этих абстрактных корневых словах не имеются структурных элементов, эти названия существуют в языке издавна.

К абстрактным корневым также относятся слова, которые были образованы когда-то при помощи суффиксов, но в процессе исторического развития языка они изменили свою структуру и образовали одно единое целое. Например, бйрм ’праздник’, ирек ’свобода’, йомыш ’дело, поручение’, кайгы ’горе, печаль’, зк ’центр’. Также в современном татарском языке корневым абстрактным именам существительным  можно отнести и прямые заимствования вне зависимости от их производности (они могут быть суффиксальными и сложными), так как они образованы по закономерностям не татарского языка, а языка – источника, например: гыйтап ’выговор, замечание, порицание’ (гыйтап делдер ’объявить порицание’), гыйлем ’наука; знание’ и т.д.

К абстрактным аналитическим (сложным) именам существительным относятся слова, состоящие из двух или более компонентов. Опираясь на материалы различных словарей татарского языка, можно выделить следующие виды сложных слов: 1) парные; 2) собственно сложные и 3) составные слова.

Парные абстрактные имена. Парными называются сложные слова, образованные на основе сложения компонентов с сочинительной связью, которые между собой равноправны и независимы и «относятся друг к другу как синонимы, антонимы, видовые понятия или как часть к целому»23. Например, иснлек-саулык ’здоровье’ (иснлек-саулык сорашу ’спрашивать о состоянии здоровья’), юк-бар ’вздор; небылица’ (юк-бар сз сйл ’говорить небылицы’).

Собственно сложные абстрактные слова. Как известно, к собственно абстрактным сложным словам относятся слова, утратившие между собой синтаксические отношения и связанные атрибутивными, предикативными и объектными отношениями. Их структурные компоненты наиболее сильно спаяны и при написании они пишутся слитно. В татарском языке первыми компонентами абстрактных сложных слов могут выступать имена существительные, прилагательные, местоимения и частицы, а вторыми компонентами выступают существительные. Например, за ’самосознание’ (сыйнфый за ’классовое самосознание’), зидар ’самоуправление’ (ирле зидар ’местное самоуправление’, ’муниципалитет’), загым ’самотек’ (эшне загымына кую ’пусить дело на самотек’),  ункнлек ’декада’ (ункнлек татарлар снгать кннре ’декада татарского искусства’) и т.д.

Первыми компонентами собственно сложных слов, образованных на базе предикативной связи или по модели такой связи, выступают в основном существительные, вторыми компонентами – глаголы. Этот разряд собственно-сложных слов употребляется, как правило, в топонимии, антропонимии. 

Составные абстрактные имена существительные представляют собой присоединение двух или реже трех компонентов, связанных между собой подчинительной связью. Они со структурной точки зрения наиболее близко стоят к свободным синтаксическим сочетаниям или фразеологическим единицам. Примеры: юридик хокуклык ’дееспособность’, сяст фне ’политология’, хокук тртибе ’правопорядок’, эш слте ’работоспособность’, закон проекты ’законопроект’, эш хакы ’зарплата’ и т.д.

Во втором разделе «Способы словообразования абстрактных имен в татарском языке»  выделены 6 способов образования абстрактных имен существительных:

1) суффиксальный;

2) словосложение;

3) переход словосочетаний в сложные слова;

4) переход словосочетаний в сложные слова при одновременной их суффиксации;

5) лексико-грамматический (конверсия);

6) лексико-семантический.

Образование абстрактных имен существительных суффиксальным способом

Среди высокопроизводительных суффиксов в тюркских языках, образующих абстрактные имена существительные, выделяется  -лык/-лек.

Модель существительное + -лык/-лек:

1. Присоединяясь к существительным, обозначающим человека по должности, званию, профессии, выражает абстрактное существительное, обозначающее должность или название профессий: декан+лык ’должность декана’, депутат+лык ’депутатские обязанности’.

2. Присоединяясь к существительным, обозначающим деятеля по его занятию, ремеслу, выражает абстрактные имена, обозначающие занятие, название ремесла, дело, характер деятельности: димче+лек ’сватовство, сводничество’, жонглер+лык ’жонглерство’, имитатор+лык ’имитаторство’, чабан+лык ’быть чабаном’.

3. Присоединяясь к существительным, имеющим значение лица по их отношению друг к другу, образует отвлеченные существительные, обозначающие отношения между людьми: ата+лык ’отцовство’, бабай+лык ’дедовство, возраст и положение, соответствующее деду’, килен+лек ’положение невестки’.

4. Присоединяясь к существительным, обозначающим возраст, образует отвлеченные имена, выражающие отдельные периоды жизни человека: бала+ лык ’детство’, балачага+лык ’детскостъ’, егет+лек ’юношество’, карт+лык ’старость, старчество’, малай+лык ’мальчишество’.

5. Присоединяясь к существительным, обозначающим животных, образует отвлеченные имена существительные, приобретающие оттенок пренебрежения, обозначая какое-нибудь явление с отрицательной или иронической стороны и выражающие отрицательные качества человека: тч+ лек ’задиристостъ, упрямство’, дугыз+лык ’свинство’, елан+лык ’коварство’, ерткыч+лык ’озверелость, свирепость’, тинтк+лек ’глупостъ, упрямство’.

6. Присоединяясь к существительным, обозначающим представителя какого-либо научного, общественно-политического, литературного и т.п. течения, образует отвлеченные имена существительные, выражающие название данного течения и названия учений, общественных, политическиих, научных взглядов и направлений: европалы+лык ’европейство’, дитче+лек ’джадитизм’, имажинист+лык ’имажиниство’, кадимче+лек ’консерваторство’.

7. Присоединяясь к существительным, обозначающим представителя какого-либо религиозного верования, образует абстрактные имена, выражающие название данного религиозного верования: лютеран+лык ’лютеранство’, мселман+лык ’мусульманство’, протестант+лык ’протестантство’, христиан+лык ’христианство’, шаман+лык ’шаманство, шаманизм’.

8. Присоединяясь к существительным, выражающим главу какого-нибудь государства, государственной структуры образует отвлеченные имена существительные, обозначающие название государства: император+лык ’императорство’, князь+лек ’княжество’, патша+лык ’царство, режим самодержавия’.

9. Присоединяясь к существительным, обозначающим названия отношений человека, образует абстрактные имена, выражающие название этого свойства: дошман+лык ’вражда, враждебность’, дус+лык ’дружба; содружество’, иатташ+лык ’соавторство, творческое содружество’, иптш+лек ’товарищество’.

10. Присоединяясь к именам существительным, обозначающим свойство, состояние или признак, образует отвлеченные имена, выражающие названия свойства, состояния или признака отвлеченного от предмета: бай+лык ’богатство, достаток’, батыр+лык ’героизм, геройство; отвага, смелость’, баадир+лык ’храбрость, мужество, отвага’.

11. Присоединяясь к именам существительным, обозначающим какую-либо деятельность или отрицательного свойства, образует отвлеченные имена, выражающие деятельность, пребывание в каком-нибудь состоянии, название каких-нибудь действий с оттенком пренебрежения: вандал+лык ’вандализм’, варвар+лык ’варварство’, дивана+лык ’юродство, дурь, сумасбродство’, дезертир+лык ’дизертирство’, жулик+лык ’жульничество’.

Модель прилагательное + -лык/-лек:

1. Присоединяясь к именам прилагательным, обозначающим человеческие качества, образует абстрактные имена, выражающие склонности к каким-нибудь действиям, поведению и названия данных качеств или чувств: делекат+лык ’делекатство’, икейзле+лек ’двуличие, лицемерие; неискренность’, илтифатсыз+лык ’невнимателъность; небрежность’.

2. Присоединяясь к именам прилагательным, обозначающим физические свойства человека, образует абстрактные имена существительные, выражающие различные заболевания и недостатки: згыйфь+лек ’искалеченность, изувеченность’, имгк+лек ’неспособность’, пелш+лек ’плешивость’, сагырау+лык ’глухота’, сукыр+лык ’слепота’.

3. Присоединяясь к именам прилагательным, обозначающим цвет, образует абстрактные имена, выражающие название цвета: ак+лык ’белизна’, згр+лек ’синевой’, кара+лык ’чернота; темнота’, кк+лек ’синева’.

4. Присоединяясь к именам прилагательным, обозначающим свойство, физические качества предметов, образует отвлеченные имена существительные, выражающие название этих свойств и физических качеств: калын+лык ’толщина; плотность’, тыгыз+лык ’плотность, теснота’, юка+лык ’тонкость’.

Модель наречие + -лык/-лек, присоединяясь к наречиям, образует отвлеченные имена существительные, обозначающие названия свойств или признаков: аз + лык ’недостаточность’, башкача+лык ’различие’, берг+лек ’совместность’, бердй+лек ’тождественность’, кп+лек ’множество’.

Модель местоимение + -лык/-лек, присоединяясь к отдельным местоимениям, образует абстрактные имена существительные, обозначающие название какой-либо сущности или свойства: кем+лек ’сущность кого-либо’, мин-мин+лек ’ячество’, нрс+лек ’сущность чего-либо’, з+лек ’свойство, особенность’.

Модель предикативное  слово + -лык/-лек, присоединяясь к некоторым предикативным словам, образует абстрактные имена существительные, выражающие значение существования, необходимости, долженствования или отсутствия чего-либо: бар+лык ’наличие чего-либо’, кирк+лек ’необходимость’, тиеш+лек ’нужность’, юк+лык ’отсутствие чего-либо’.

Модель имя числительное + -лык/-лек, присоединяясь к некоторым именам числительным, образует отвлеченные имена существительные: идеел+лык ’семилетка’, йзьел+лык ’столетие, век’, чъел+лык ’трехлетка’, сигезьел+лык ’восьмилетка’, берм+лек ’единица’, бер+лек ’союз’.

В образовании абстрактных имён существительных также активно участвуют суффиксы -чылык/-челек, -сызлык /-сезлек, -лылык/-лелек, -ыш/-еш/-ш, -ча /-ч, -ык/-ек, -к, -гы/-ге (-кы/-ке), -ыч/-еч, ч, -ымта/-емт, -ыр/-ер, р, -гын/-ген(-кын/-кен),-мыш/-меш. В работе раскрыты их лексико-грамматические особенности.

Образование сложных абстрактных имен существительных  в татарском языке

Сложные абстрактные имена существительные в татарском языке образуются двумя путями: 1) сложением основ с сочинительным отношением компонентов; 2) сложением основ с подчинительным отношением компонентов.

Образование сложных абстрактных существительных с сочинительным отношением компонентов.  Сложение с сочинительным отношением компонентов в тюркских языках изучено неравномерно, исследовано не образование, а в основном структура слов.

При сложении основ с сочинительным отношением компонентов создаются парные слова. Изучены основные типы образования абстрактных имен существительных с сочинительным отношением компонентов.

Тип «существительное + существительное»: а-белем ’знание’, крш-талаш ’раздор, скандал, ссора, распря’, тньяк-кнбатыш ’северо-запад’, тормыш-кнкреш ’житье-бытье’. Компоненты приведенных парных существительных иногда могут менятся местами: мхббт-гыйшык ’любовь, влюбленность’, мо-зар ’кручина, печаль, горе’, ен-при ’нечисть’.

Тип «глагол + глагол»: сату-алу ’купля-продажа, торговля; коммерция’, уку-язу ’обучение’, уку-укыту ’обучение’, укыту-агарту ’учебно-просветительская работа’, алыш-биреш ’купля-продажа (взаимное одолжение)’, тег-чиг  ’шитье’.

Тип «предикативное слово + предикативное слово»: юк-бар ’вздор’,  у-сул ’справа и слева’, ул-бу ’что-нибудь, что-либо’ (ул-бу кренми ’пока ничего не видно’).

Тип «звукоподражательное слово + звукоподражательное слово». Существует лишь несколько слов данного типа: а-ва ’усталость, боль и горе’, кыты-мыты ’всякая всячина’, тар-мар ’разгром, развал’, ы-ша  ’слухи, сплетни’.

Образование сложных абстрактных существительных с подчинительным отношением компонентов. В современном татарском литературном языке словосложение с подчинительным отношением номинантов имеет следующие виды:

1) сложение с атрибутивным отношением компонентов;

2) сложение с объектным отношением компонентов.

В современном татарском языке сложение основ с подчинительным отношением компонентов при образовании абстрактных существительных широко распространено, где слова вступают в лексико-грамматические отношения, в результате чего выделяются главные и зависимые элементы в сложных образованиях.

Образование сложных абстрактных имен существительных с атрибутивным  отношением компонентов

Выделяют следующие типы:

тип «существительное + существительное»: кнзк ’злободневность’, кньяк ’юг’. Некоторые сложные слова являются кальками: радиоэлемт ’радиосвязь’ (радиоэлемт тикшер ’прверка радиосвязи’);

тип «существительное + существительное в притяжательной форме»: хокук белеме ’правоведение’, кгазь боткасы ’бумаготворчество’;

тип «прилагательное + существительное»: чынбарлык ’действительность’;

тип «местоимение + существительное»: загым ’самотек’, за ’самосознание’.

Образование сложных абстрактных существительных сложением с объектным отношением компонентов

Об объектных отношениях между элементами композитов можно говорить лишь в плане их синтаксико-схематического, условного отношения: зсяр ’себялюб’, электротапшыру ’электропередача’, радиотапшыру ’радиопередача’. В языке имеется образование абстрактных существительных со связанными или усеченными первым компонентом: телетапшыру ’телепередача’, телеидар ’телеуправление’.

Образование сложных абстрактных существительных путем лексикализацией словосочетаний (переходом словосочетаний в сложное слово)

Сложные абстрактные имена существительные в татарском языке образуются не только словосложением, но также и лексикализацией словосочетания в целом в сложное слово.

Анализ абстрактных имен существительных татарского языка показал, что большинство абстрактных существительных образуется простым переходом словосочетания в сложное слово без суффиксации.

При лексикализации словосочетания, между компонентами теряется синтаксическая связь, и они перестают существовать как самостоятельные слова. Между словами теряется пауза, и они начинают обозначать одно единое понятие.

Сложными абстрактными существительными, образованными путем перехода словосочетания с сложное слово являются танып бел  ’познание’, кр алмау ’ненависть’, сатып алу купля, покупка’, уйлап табу ’изобретение’, эшлп чыгару, производство’. Компоненты вышепреведенных сложных абстрактных существительных пишутся раздельно.

Образование сложных абстрактных существительных путем перехода  словосочетаний в сложные слова при одновременной суффиксации

Абстрактных имен существительных, образованных переходом словосочетания в сложное слово при одновременной суффиксации мало. Можно привести следующие примеры: бишьел+лык ’пятилетка’  бишьеллык, уньел+лык ’десятилетка’ унъеллык, ункн+лек ’десятидневка’ ункнлек,  карагру+чылык ’черносотенщина’   карагручылык, эшбашкару+чылык ’делопроизводство’ эшбашкаручылык, башбаштак+лык ’самоупрвство’ башбаштаклык .

Лексико-грамматический способ словообразования абстрактных имен существительных (конверсия)

Образование сложных абстрактных имен существительных татарского языка путем конверсии, т.е. лексико-грамматическим способом, представляет собой способ словообразования без использования словообразующих суффиксов; «разновидность транспозиции, при которой переход слова из одной части речи (или его основа) используется без всякого материального изменения в качестве представителя другой части речи»24.

В татарском языке субстантивацией образовано  немало абстрактных имен существительных, образованных путем конверсии прилагательных.

Абстрактные имена существительные, образованные лексико-грамматическим путем конверции  от прилагательных, обозначающих различные признаки и свойства:

асыл ’подлинный’ асыл ’суть’ (мсьлне асылы ’суть вопроса’, асыл мгънсе ’подлинный смысл’);

авыру ’больной’ авыру ’болезнь’ (авыру кеше  ’больной человек’, йрк авыруы ’болезнь сердца’).

Значительное количество абстрактных имен существительных образуется путем конверсии глаголов, особенно легко переходят в существительные глагольные формы:

и ’победить’ и  ’победа’ (дошманны и ’победить врага’, зур и  ’победа, триумф’);

сайлау ’выбирать’ сайлау ’выбор’, сайлауда катнашу ’участвовать в выборах’).

Лексико-семантический способ словообразования сложных абстрактных имен существительных

Лексико-семантический способ образования сложных абстрактных имен представляет собой образование нового слова путем семантического расщепления одного слова на омонимы, т. е слово, уже существующее в языке, приобретает новое смысловое значение, как бы расщепляется на два или более слова – омонима, эти слова сосуществуют как слова с различным значением.

Можно привести следующие примеры на абстрактные существительные, образованные лексико-семантическим способом: буын ’колено, сустав’ буын  ’поколение’, ия ’хозяин’   ия ’подлежащие (в грамматике)’, тамыр  ’корень’ тамыр ’корень (в грамматике, математике)’. Этот способ образования абстрактных имен непродуктивный.

Таким образом, изучение словообразования абстрактных имен существительных, исследование его различных типов и моделей позволяет раскрыть семантику абстрактных имен, их функционирование в языке, возможности сочетаемости существительных в татарском языке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. В работе на основе лексического значения и грамматических признаков выделены абстрактные имена существительные, противопоставив их конкретным. Вместе с тем следует отметить, что абстрактные имена существительные недостаточно полно изучены как в тюркологии, так и в татарском языкознании.

1. В диссертации дается подробный анализ  истории исследования абстрактных имен существительных в тюркологии и в татарском языкознании.

В тюркологии исследования абстрактных имен существительных представлены лишь в трудах по словообразованию и морфологии. Однако в значительной части трудов по словообразованию встречается описание словообразовательных типов существительных с абстрактным значением. Так, в грамматиках тюркологов, в частности А.Н. Кононова, Н.К. Дмитриева, Н.А. Баскакова и др. имеется описание семантики суффиксов имен существительных, в том числе и суффиксов абстрактных имен.

Среди работ исследователей татарского языка в XIX начале ХХ веков, посвященных семантике и словообразованию имен существительных, можно назвать труды И.Гиганова (1801), И.Хальфина (1809), А.Троянского (1814, 1860), А.Казем-Бека (1839, 1846), М.Махмудова (1857), Х.Фаезханова (1862), Г.Ибрагимова (1913), М.Курбангалиева (1948), Дж. Валиди (1919), Г.Алпарова (1926), Х.Бадигова (1936). Впервые абстрактные и конкретные имена в противопоставлении выделяются в грамматике «нмз» в К. Насыри25.

Выделение конкретных и абстрактных имен наблюдается и в дальнейших грамматиках26. Если в учебных пособиях XIX века, составленных по образцу русских грамматик, выделялось три разряда – собственные, нарицательные и собирательные имена существительные, то в грамматиках, написанных на татарском языке, помимо них, встречаем и классификации имен существительных по другим принципам: выделяются разряды конкретных и абстрактных существительных27.

Во второй половине ХХ века в татарских грамматиках и исследованиях В.Н. Хангильдина (1959), Д.Г. Тумашевой (1964), Ф.С. Фасеева (1969) рассмотрены вопросы татарского словобразования, в частности суффиксального. Ими отмечаются производительные и ряд непроизводительных суффиксов, образующих абстрактные существительные, раскрываются их значения.

Ф.А.Ганиев систематизирует способы словообразования имен существительных разных лексико-семантических групп. Он указывает, что суффиксы имен существительных многообразны, его исследования позволяют выделить производительные и непроизводительные суффиксы, образующие абстрактные имена существительные.

2. В диссертации рассмотрены и изучены понятия «абстрактное – конкретное» в философии, психологии и современной лингвистике.

В современной гносеологии выделяются чувственное познание и абстрактное мышление. Понятия «абстрактное» и «конкретное», согласно философскому учению, характеризуют особые свойства мышления, которое может быть абстрактным. В противоположность этому свойству «абстрагированию»  – это движение мысли вглубь предмета, выделение его существенных моментов, «конкретное» в философии рассматривается как исходное понятие для появления абстрактного: «Конкретное есть непосредственно данное, чувственное воспринимаемое целое исходный пункт познания».

В психологии «абстракция» рассматривается как один из основных процессов умственной деятельности человека. Психологический аспект проблемы «абстрактности – конкретности» определяется тем, что наше мышление как психический процесс обладает способностью обобщать и абстрагироваться. Уровень абстрагирования, как выявили Л.С.Выготский и А.Р.Лурия, проявляется в типах речевого мышления. Данным типам соответствует формальная и содержательная абстракция.

Лингвистические исследования абстрактного и конкретного опираются на философские и психологические представления о понятии абстрактного. Абстрактные существительные противопоставлены по значению конкретным, так как обозначают действие или признак в отвлечении от производителя действия или носителя признака.

3. В работе выделены и проанализированы лексико-грамматические группы абстрактных имён существительных. Опираясь на научные исследования в области лингвистики, нами разработаны  критерии, на основе которых были выделены лексико-семантические группы абстрактных имен существительных в современном татарском литературном языке.

С учетом вышеприведенных критериев нами установлено четыре лексико-семантических групп: 1) группа абстрактных имен существительных со значением признака, включающая три номинации; 2) группа абстрактных имен существительных со значением состояния, включающая четыре номинации; 3) группа абстрактных имен обозначающая действия, его причины, мотивы и результаты, включающая шесть номинаций; 4) группа абстрактных имен существительных имеющие значение предметности, которая мыслиться отвлеченно, включающая девять номинаций.

4. Были исследованы структура и словообразование абстрактных имен существительных в татарском языке, выделены их словообразовательные типы.

Абстрактные имена существительные по своей структуре делятся на: а) простые и б) сложные слова.

К простым абстрактным именам относятся корневые и суффиксальные слова. К сложным словам относятся парные, собственно сложные и составные абстрактные существительные.

В татарском языке абстрактные имена образуются путём суффиксации, сложения основ, переходом словосочетания в сложное слово, переходом словосочетаний в сложное слово при одновременной суффиксации, лексико-грамматическим способом (конверсией) и лексико-семантическим способом.

По результатам исследования, мы пришли к выводу, что в татарском языке при образовании абстрактных имен существительных, участвуют суффиксы -лык/-лек, -чылык/-челек, -сызлык/-сезлек, -лылык/-лелек, -ыш/-еш/-ш, -ча/-ч, -ык/-ек, к, -ым/-ем, м, -гы/ -ге (-кы/-ке), -ыч/-еч, -ч, -ымта/-емт, -у/- (-ау-), -ры/-ре, -ыр/-ер, р, -гын/-ген (-кын/-кен), -мыш/-меш, -а/-. Перечисленные суффиксы прсоединяются к собственно татарским и заимствованным словам, образуя таким образом абстрактные имена существительные. Нами было выделено 14 типов словообразования путем суффиксации, из них часто употребляемые -лык/-лек (19 моделей), -чылык/-челек (6 моделей), -сызлык/-сезлек (2 модели), -лылык/-лелек (3 модели),  -ыш/-еш/-ш (2 модели),  -ча /-ч (2 модели), -ык/-ек, -к (1 модель), -ым/-ем, -м (1 модель), -гы/-ге (-кы/-ке) (2 модели), -ыч/-еч, -ч (1 модель), -ымта/-емт (1 модель),  -ыр/-ер, -р (1 модель), -гын/-ген (-кын/-кен)  (2 модели), -мыш/-меш (1 модель).

В татарском языке большое место занимают сложные  абстрактные существительные, образованные при помощи сочинительной связи.

При подчинительной связи образуются составные и сложные абстрактные существительные: кнзк ’злободневность’, кньяк ’юг’, хокук тртибе ’правопорядок’, дбият белеме ’литературоведение’, тел белеме ’языкознание’.

Небольшое количество абстрактных имен существительных образуется лексикализацией словосочетаний и переходом словосочетаний в сложные слова при одновременной их суффиксации.

Абстрактные существительные образуются также лексико-грамматическим (конверсией) и лексико-семантическим способами.

Нами составлен авторский толковый словарь абстрактных имен существительных  современного татарского литературного языка, что дается в качестве приложения к диссертации.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В ведущем рецензируемом журнале ВАК:

  1. Нургатина А.Р. К вопросу об абстрактных именах существительных в татарском языке/ А.Р. Нургатина // Вестник Чувашского университета. Серия Гуманитарные науки. – Чебоксары, 2009.  – № 4. – С. 258-262.

В различных научных сборниках и журналах:

2. Нургатина А.Р. Абстрактные имена в трудах тюркологов. // Вестник научных трудов НКФ МГЭИ: материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания» (Нижнекамск, 2008). – Казань: ЗАО «Новое знание», 2008. – С. 114-118.

3. Нургатина А.Р. Абстрактное и конкретное понятие в лингвистике. // Вестник научных трудов НКФ МГЭИ: материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания» (Нижнекамск, 2009). – Казань: ЗАО «Новое знание», 2009. – С. 59-62.

4. Нургатина А.Р. Сравнительный анализ абстрактных имен существительных в татарском и русском языках. // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ: материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания» (Нижнекамск, 2006). – Серия 1: Гуманитарные знания. – Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2006. – С. 84-87.

5. Нургатина А.Р. Абстрактные имена существительные и их отличие от конкретных имен. // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ: материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания» (Нижнекамск, 2006). – Серия 1: Гуманитарные знания. – Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2006. – С. 122-125.


1 Грамматика киргизского литературного языка. – Фрунзе: Илим, 1987. - С. 120.

2 Орузбаева Б.О. Словообразование в киргизском языке: автореф. дис. … д-ра филол. наук / Б.О. Орузбаева. – Фрунзе: Илим, 1964. – С. 25.

3 Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков / А.М. Щербак. – Л.: Наука, 1977. – С. 106.

4 (СИГТЯ) Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Морфология. – М.: Наука, 1988. – С. 141.

5 Севортян Э.В. Аффиксы именного словообразования в азербайджанском языке: Опыт сравнительного исследования / Э.В. Севортян. – М.: Наука, 1966. – С. 26.

6 (СИГТЯ) Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Морфология. – М.: Наука, 1988. – С. 142.

7 (СИГТЯ) Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Морфология. – М.: Наука, 1988. – С. 143.

8 Троянский А. Краткая татарская грамматика / А. Троянский. – Казань: Изд-во дух.-учеб. упр., 1860. – С. 8.

9 Фаизханов Х. Краткая учебная грамматика татарского языка / Х. Фаизханов. – СПб.: Тип. Акад. наук, 1862. – С. 23.

10 Насыйри К. нмз / К.Насыйри. – Казан: Казан. тип. ун-та, 1895. – С. 12. (на арабской графике).

11 Насыйри К. нмз / К.Насыйри. – Казан: Казан. тип. ун-та, 1895. – С. 12. (на арабской графике)

12 Насыйри К. нмз / К.Насыйри. – Казан: Казан. тип. ун-та, 1895. – С.12. (на арабской графике); Иманаев Ш.-А. Татар телене нхе в сарфы. – Казан, 1910. – С.51. (на арабской графике).

13 Татарская грамматика: В трех томах. – Т. 2. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1993. – С. 38.

14 Хангилдин В.Н. Татар теле грамматикасы (Морфология м синтаксис) / В.Н. Хангилдин. – Казан: Тат. кит. ншр., 1959. – С. 68.

15 Тумашева Д.Г. Хзерге татар дби теле морфологиясе / Д.Г. Тумашева. – Казан: Казан ун-ты ншр., 1964. – С.49.

16 Ганиев Ф.А. Суффиксальное словообразование в современном татарском литературном языке / Ф.А. Ганиев. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1974. – С.67.

17 Нарский И.С. Современные проблемы теории познания / И.С. Нарский. – М.: Знание, 1989. – С.37.

18 Выгодский Л.С. Психология развития человека / Л.С. Выгодский. – М.: Смысл, Эксмо, 2003. – С.715.

19 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 2002. – С.319.

20 Русский язык: учебник для студентов высш. учеб. заведений / Л.Л. Касаткин, Е.В. Клобуков, Л.П. Крысин и др.; под. ред. Л.Л. Касаткина. – М.: Академия, 2005. – С.143.

21 Татарская грамматика: В трех томах. – Т. 2. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1993. – С.21.

22 Татар грамматикасы: ч томда. – I том. – М.: Инсан, Казан: Фикер, 1998. – С.230.

23 Егоров В.Г. Словосложение в тюркских языках// Структура и история тюркских языков. – М.: Наука, 1971. – С. 99.

24 Языкознание. Большой энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – С.235.

25 Насыйри К. нмз / К.Насыйри. – Казан: Казан. тип. ун-та, 1895. – 86 с. (на арабской графике).

26 Фезханов Габделгаллм. Татар тилиг кыскача гыйлеме сарыф. – Казан, 1887. – С. 7; Иманаев Ш.-А. Татар телене нхе в сарфы. – Казан, 1910. – С.51. (на арабской графике); Грамматика алтайского языка, составленная членами алтайской миссии. – Казань: Универ. тип., 1869. – 299 с.; Корбангали М., Габделбадигъ Х. Ана теле сарфы. – Казан, 1918. – С. 17 (на арабской графике).

27 Насыйри К. нмз / К.Насыйри. – Казан: Казан. тип. ун-та, 1895. – С.12. (на арабской графике); Иманаев Ш.-А. Татар телене нхе в сарфы. – Казан, 1910. – С.51. (на арабской графике).

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.