WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГАЛИУЛЛИНА СВЕТЛАНА ДМИТРИЕВНА

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ ПОПЕЧЕНИЕ

О НАРОДНОМ ОБРАЗОВАНИИ В РОССИИ

(НА ПРИМЕРЕ ОРЕНБУРГСКОГО УЧЕБНОГО ОКРУГА.

1874-1917 гг.)

07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

МОСКВА– 2012

Работа выполнена на кафедре истории и политологии ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

Мухамедина Шамшия

Официальные оппоненты:

Жуков Василий Иванович

доктор исторических наук, академик РАН, заслуженный деятель науки РФ Российский государственный социальный университет, ректор

Леонова Лира Степановна

доктор исторических наук, профессор

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, заведующая кафедрой истории общественных движений и политических партий России,

Михеев Валентин Александрович

доктор исторических наук, профессор Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, профессор кафедры политологии и политического управления

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления»

Защита диссертации состоится в ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса» 27 декабря 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.150.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук по адресу: 141221, Московская область, Пушкинский район, пос. Черкизово, ул. Главная, д. 99. Зал заседаний советов,  ауд. 1209

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»

Автореферат разослан «  » _______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Д.А. Киселева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из важнейших факторов инновационного развития, укрепления международного авторитета Российской Федерации является достижение высокотехнологичной и конкурентоспособной образовательной системы, базирующейся на исторических уроках правительственного попечения о народном образовании. Речь идет о подготовке современных социально ответственных, граждански зрелых и профессионально компетентных специалистов, способных сочетать отечественные образовательные традиции с зарубежными передовыми технологиями.

Бесспорна научно-практическая актуальность рассматриваемой проблемы - формирование института попечительства о народном образовании как эффективной формы инновационных социальных технологий, позволяющих выйти из трансформационных кризисов.

Российское государство имеет богатый и многомерный опыт создания и совершенствования единой территориальной структуры попечительства, включающей в себя учебные округа во главе с попечителями. Должность попечителя утверждалась как государственная служба, подчеркивала его особый статус в обществе. Актуальность темы подтверждается и тем, что сегодня остро стоит вопрос о модернизации системы образования в Волжско-Уральском регионе, равно как и других субъектах Российской Федерации. Его решение предполагает возрождение правительственного попечительства о народном образовании на примере Оренбургского учебного округа, который благодаря императорскому покровительству сумел осуществить тесную взаимосвязь научного сообщества, педагогической и предпринимательской среды как непосредственных участников образовательного процесса.

Изучение избранной темы восполняет важный пробел в освещении истории российского попечения о народном образовании в целом.

Степень изученности темы и источниковая база исследования проанализированы в первой главе диссертации. Основным результатом этого анализа является вывод о том, что до настоящего времени институт попечительства как комплексная проблема не изучена, что определяет выбор темы исследования.

Цель исследования - на основе комплексного научного анализа архивных и опубликованных источников исследовать исторический опыт становления института попечительства об образовании в России на примере деятельности Оренбургского учебного округа в 1874-1917 гг. Опираясь на конкретно-исторический материал, диссертант ставит цель выявить общие закономерности и региональные особенности процесса попечительства, раскрыть целостность и взаимообусловленность его составных частей.

Цель предопределила решение следующих исследовательских задач:

  1. Проанализировать исторические и научно-теоретические предпосылки института попечительства, особенности его формирования как государственной службы,  уточнить  определение и значение основных понятий, отражающих специфику попечительства об образовании.
  2. Проследить эволюцию законодательной регламентации института попечительства и изучить правительственный опыт деятельности министерства народного просвещения по организации попечительства.
  3. Осветить предысторию образования Оренбургского учебного округа и выделить основные предпосылки для его создания.
  4. Показать организационное устройство и функционирование Оренбургского учебного округа.
  5. Охарактеризовать государственную службу попечителей Оренбургского учебного округа, изучив и проанализировав методы их деятельности.
  6. Определить основные тенденции попечительской деятельности в организации профессионального образования: коммерческого и сельскохозяйственного.
  7. Выявить национальные предпосылки для возрождения отечественной модели попечительства в сравнении с основными формами зарубежного попечительства.

Объект исследования –  институт попечительства в Оренбургском учебном округе как неотъемлемая часть правительственного попечения о народном образовании в России.

Предмет исследования - политика и практика российского правительства по формированию и совершенствованию института попечительства как государственной службы на общероссийском фоне в целом и Оренбургском учебном округе в частности.

Методологические основы исследования. Изучение темы построено на диалектическом подходе к истории попечительства о народном образовании в целом и  Оренбургского учебного округа в частности. Конкретно-исторические материалы и данные анализировались на основе принципов историзма и объективности, с применением проблемно-хронологического, системного и сравнительного подходов. Так, системный подход позволил показать правительственное попечение как единую, целостную организацию, а Оренбургский учебный округ - как одно из ее звеньев. Важнейшими методологическими принципами стали переход от общего к частному и выявление причинно-следственных связей. Поскольку исследование находится на стыке истории, социологии, политологии, педагогики, соискателем использовались методы и приемы междисциплинарной интеграции: исторической социологии, социальной истории, ретроспективной социологии, компаративистики, исторической лингвистики, исторической педагогики, историко-правовые и социокультурные.

Территориальные рамки исследования охватывают Оренбургскую, Пермскую, Уфимскую губернии, Тургайскую и Уральскую области, которые принято называть Волжско-Уральским регионом. Названные губернии и области составляли Оренбургский учебный округ, который имел свои этнотерриториальные особенности: громаднейшее пространство в 1 264 634 кв. верст с многонациональным и поликультурным составом населения в 10 235 092 чел. По Указу императора Александра II с 18 мая 1874 г. (дата официального утверждения Оренбургского учебного округа) одноименная  и Пермская губернии входили в состав Казанского учебного округа. Административно-территориальные единицы были разнотипными в социально-экономическом отношении. По демографическим параметрам население было многонациональное. Следует также отметить единство природно-климатических условий; общность исторических традиций; сходные численность и грамотность народонаселения. Наряду с выделенными особенностями, Оренбургский учебный округ обладал общими чертами, свойственными всем учебным округам Российской империи.

Хронологические рамки темы диссертационного исследования охватывают 1874-1917 гг. Однако необходимость установления причинно-следственных связей обусловила выход за пределы названного периода. Нижняя граница исследования объясняется радикальными реформами Александра I в области просвещения. В 1802 г. было образовано Министерство народного просвещения. По манифесту императора «Предварительные правила народного просвещения» от 24 января 1803 г. территория империи была поделена на 6 учебных округов во главе с попечителями: Санкт-Петербургский, Московский, Харьковский, Казанский, Виленский, Дерптский. Впервые в правовое поле образовательного пространства были введены институциональные основы попечительства с государственным служащим попечителем, ставшие отличительной особенностью российской системы народного просвещения. Поворотным событием явилось принятие в 1804 г. университетского устава, подтвердившего исключительное внимание правительства делу попечения о системе образования. Впервые попечительство оформляется как государственная служба.

Дальнейшее совершенствование института попечительства отражено в Указе Правительствующего Сената «Положение об учебных округах» (1835). Реформы 1860-1870  гг. вызвали в стране развертывание частной инициативы. Вышло в свет специальное «Положение о Советах при Попечителе учебных округов» (1860). В 1863 г. Высочайше утвержден «Общий Устав Императорских Российских Университетов».

К концу XX в. в Российской империи насчитывалось 12 учебных округов. Оренбургский округ, выделенный из состава Казанского учебного округа, являлся центром просвещения многонационального населения Волжско-Уральского региона, в котором с успехом функционировала модель правительственного попечительства России.

В дальнейшей эволюции института попечительства большое значение имели реформы второй половины XIX в., когда принимались такие документы как Высочайше утвержденный «Общий Устав Императорских Российских Университетов» (1884), «Положение о начальных народных училищах» (1874), «Положение о попечительствах при начальных училищах» (1905, 1907), «Положение о высших начальных училищах» (1912), «Об изменении некоторых узаконений о мужских и женских гимназиях, прогимназиях и реальных училищах» (1914), «Правила о частных учебных заведениях» (1914). В общем уставе императорских университетов выделялась отдельная глава, посвященная попечителю. В положениях об образовательных заведениях закреплялся статус попечительских советов, его руководителей и их полномочия. В этот период законодательно утвердилась новая образовательная система страны.

Верхняя граница исследования - 1917 г., когда поступательный характер правительственного попечения о народном образовании в России был прерван.

Научная новизна исследования. В работе впервые осуществлено системное исследование формирования института попечительства о народном образовании на примере сложного и стратегически важного Волжско-Уральского региона, что позволило представить как типичные черты и специфику развития локального образовательного хронотопа, так и обеспечить более полное и всестороннее представление о закономерностях и тенденциях развития попечительской деятельности в России в 1874-1917 гг.

На основе изучения исторического опыта осуществлена  постановка новой научной проблемы попечительства как формы государственной службы на основе государственно-частного партнерства, охарактеризовано создание новой модели социальной технологии — взаимодействия государства с участием в ней представителей общественности и бизнеса.

Впервые выявлена научно-теоретическая основа института попечительства, которая рассматривалась как «правительственное попечение о народном образовании», «государственная служба». С авторских позиций уточнено определение и значение основных понятий, отражающих специфику попечительства об образовании.

Впервые показано, что в XIX — начале XX вв. в Российской империи была создана стройная система попечительства, которая прошла период становления и оформилась институционально. Установлено, что нормативно-правовая база института попечительства зарождалась одновременно с созданием и совершенствованием системы народного просвещения. Это повлекло за собой возникновение соответствующего массива нормативных актов и законов, которые постепенно были оформлены в эффективный рычаг государственного регулирования в области попечительства. 

Доказано, что попечение о народном образовании всегда было делом государственной важности, привлекало пристальное внимание верховной власти и правительства. Одновременно создавалась новая модель социального партнерства – взаимодействие государства с представителями общественности.

Введены в оборот новые документальные материалы, имеющие исследовательскую ценность, позволяющие в значительной степени восполнить пробелы в изучении попечительской деятельности Оренбургского учебно-окружного центра в XIX — начале XX вв. Привлечение архивных материалов позволило установить неизвестные ранее факты  из истории образования и становления Оренбургского учебного округа, в том числе персональный состав его попечителей; государственная деятельность попечителей по введению всеобщего и постановке инородческого обучения, реформированию и расширению сети учебных заведений и их финансированию в изучаемом регионе.

Впервые исследована практика попечения о профессиональном образовании (коммерческом и  сельскохозяйственном), выявлены специальные модели попечительства.

Проведен сравнительный анализ отечественной модели попечительства и его зарубежных аналогов. Получены доказательства того, что возрождающийся институт попечительства необходим для развития образовательной сферы и должен быть общественным органом управления образованием, обеспечивающим формирование стратегии и перспективных планов развития образовательных учреждений. 

Впервые поставленные задачи решены на более широкой научно-исследовательской основе благодаря междисциплинарной интеграции разных наук (истории, социологии, педагогики, политологии) с широким использованием имеющегося у них методического и теоретического инструментария.

Концептуальный замысел исследования заключается в том, что становление и развитие попечительства о народном образовании отвечало задачам внутренней политики Российской империи, направленной на достижение экономического и духовного прогресса. Впервые в истории мирового образовательного пространства попечительство как государственная служба сформировалось и развивалось в Российской империи.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Историографический  анализ подтверждает отсутствие специального научного исследования по теме диссертации, хотя проблема попечения нашла широкое освещение в научной исторической литературе. Тема диссертации находится на стыке истории, социологии, педагогики, политологии и поэтому наряду с традиционными методами исследования для избранной проблематики требуется метод междисциплинарной интеграции.

2. Проблема диссертации и ее раскрытие потребовало обоснования научно-категориального аппарата. Понятие «попечение» производно от слова «опека» и несколько раз трансформировалось. В  XIX в. оно приобрело устойчивое научное определение и давалось в двух значениях: а) государственная служба; б) системная учебно-административная деятельность попечителя и его управленческого аппарата.

3. Составной частью качественно новой образовательной реформы 24 января 1803 г. было образование 6 учебных округов во главе с попечителями. С этого времени попечительство формируется как государственная служба с соответствующими правовыми нормами.

4. Политика расширения сферы попечительства с целью приближения управления образованием к местам была продиктована логикой пореформенных преобразований. 18 мая 1874 г. был образован Оренбургский учебный округ, воплощавший суть государственной образовательной политики с учетом этнорегиональной специфики. Здесь попечительство развивалось на основе сочетания государственных установок с частными и общественными инициативами. В то же время система попечения о народном образовании  в округе имела свои особенности: вовлечение нерусского населения в общероссийский образовательный процесс; подготовка специалистов в системе профессионального образования.

5. Правительство своей политикой способствовало формированию интереса предпринимательского сообщества к развитию системы профессионального образования, призванной готовить квалифицированные кадры для рыночной экономики.

Указанные положения соответствуют следующим пунктам паспорта специальности ВАК РФ 07.00.02- Отечественная история: п. 4. История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов; п. 11. Социальная политика государства и ее реализация в соответствующий период развития страны; п. 12. История развития культуры, науки и образования России, ее регионов и народов.

Теоретическая и практическая значимость работы. Роль института попечительства в обеспечении общественного прогресса существенно возрастает. В связи с этим исторический опыт становления, развития и функционирования института попечительства в Российской империи, его теоретическое обобщение являются важным исходным материалом для формирования образовательной политики в Российской Федерации и ее регионах.

Положения и выводы проведенного исследования позволят восполнить пробелы в изучении опыта становления, развития и функционирования института попечительства, его организации и координации в регионах. Теоретические обобщения и архивные материалы, введенные впервые в научный оборот автором исследования, выводы и результаты работы могут представить интерес для дальнейшего изучения истории российского образования, взаимодействия власти и общества в этой области.

Материалы проведенного исследования могут быть использованы при разработке обобщающих работ, посвященных проблемам отечественной истории, учебных пособий, при подготовке курсов по отечественной истории, истории российской культуры, государственного управления, а также при подготовке специальных курсов «История попечительства, благотворительности и меценатства», «Основные социальные институты», «История государственного управления» в образовательных учреждениях всех звеньев.

Результаты исследования могут быть учтены при совершенствовании деятельности федеральных округов России, составлении государственных программ по привлечению представителей отечественного бизнеса и общественности в рамках государственно-частного партнерства к реформированию системы образования.

Достоверность научных результатов работы обеспечена: теоретиче­ской обоснованностью исходных концептуальных позиций автора; применени­ем адекватных цели и задачам исследования методологических подходов; целесообразным набором методов исторического анализа, логикой исследования; теоретической обоснованностью основных положений и выводов, выносимых на защиту; сопоставимостью результатов теоретического исследования с социальной практикой рассматриваемого периода. Достоверность проведенного исследования обусловливается также репрезентативной источниковой базой.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре истории и политологии ФГБОУ ВПО РГУТиС. Основные положения исследования излагались и обсуждались на международных и всероссийских научно-практических и научно-методических конференциях: Сообщество историков высшей школы России: Российское общество интеллектуальной истории: Научная практика и образовательная мысль (Казань, 2009); Научное, педагогическое и просветительское наследие  М.К. Любавского и актуальные проблемы социально-экономической и политической истории России и ее регионов XVI-XX вв. (Уфа, 2010); Образование в высшей школе: современные тенденции, проблемы и перспективы инновационного развития (Уфа, 2010, 2011, 2012); Европейская наука и технологии (Wiesbaden, Germany, 2012); Научная дискуссия: инновации в технических, естественных, математических и гуманитарных науках (Москва, 2012); От древней Руси к Российской Федерации: история российской государственности (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2012). Результаты исследования используются в учебном процессе в системе высшего и дополнительного профессионального образования.

Публикации по теме диссертации. Материалы диссертации нашли отражение в 23 опубликованных научных статьях, в том числе в 13 статьях в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, выступлениях на международных и всероссийских конференциях общим объемом 42,87 п. л. Основные выводы и положения исследования изложены в 4 монографиях.

Структура и содержание диссертации соответствуют целям и задачам исследования и включают в себя введение, пять глав, заключение, список источников и литературы, приложения, список сокращений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень научно-теоретической разработанности рассматриваемой проблемы, цель, задачи, объект и предмет исследования, также определяются хронологические и территориальные рамки, характеризуется информационная база исследования, включая ее теоретическую и методологическую основу, с показом научной новизны и практической значимости, приводится апробация результатов исследования.

В первой главе «Научно-методологические и источниковедческие основы исследования» показана степень изученности проблемы исследования и темы диссертации, проанализирована источниковедческая база.

В первом параграфе «Степень научной разработанности проблемы» рассматривается историография не только изучаемой темы, но и проблемы исследования, которую можно разделить на следующие периоды: дореволюционный, советский и постсоветский.

В дореволюционный период исследуемая проблема освещалась в фундаментальных трудах отечественных ученых как органическая часть системы образования. Заслуживают особого внимания работы профессора Санкт-Петербургского университета С.В. Рождественского1, в которых всесторонне освещается проблема попечительства. Ценность им придает использование архивных документов центральных ведомств России. В них показана роль таких министров народного просвещения, как П.В. Завадовский, А.С. Шишков, С.С. Уваров,  А.В. Головнин, в формировании системы попечительства. Автор охарактеризовал правительственные мероприятия по созданию и функционированию учебных округов Российской империи во главе с попечителями. С.В. Рождественский сделал важный вывод, что  благодаря деятельности Министерства народного просвещения в области попечительства были закреплены его правовые основы. Это способствовало по­строению целостной системы государственного управления народным образованием.

Во второй половине XIX в. вышли фундаментальные труды, в которых освещена история Императорского Московского университета, Киевского университета Святого Владимира2 с показом роли попечительства. Так,  С.П. Шевырев всесторонне исследовал деятельность кураторов, впоследствии попечителей Императорского Московского университета. Он емко показал вклад И.И. Шувалова, А.К. Разумовского, П.И. Голенищева-Кутузова в повышение статуса попечителей. Автор дал определение кураторству и в этой связи подчеркнул, что посредством «знатных особ» — кураторов — образование и наука в России были поставлены на одно из первых мест в государстве. Подробно показана роль И.И. Шувалова, основателя Императорского Московского университета – первого университетского куратора и дана характеристика всех попечителей Императорского Московского университета, которые продолжили его традиции.

М.Ф. Владимирский-Буданов подробно рассмотрел деятельность попечителей Киевского университета Святого Владимира. Автор назвал попечителей университета и их должностные обязанности; выделил их деловые, а также морально-нравственные качества, такие как честность, скромность, доброта и порядочность. Заслуживает внимания его вывод, что открытие университета явилось следствием правительственной политики по попечительству с целью противодействия польскому влиянию и содействия «обрусению» края.

Н.П. Загоскин, в 1906-1909 гг. занимавший должность ректора Императорского Казанского университета, в своих трудах привел данные о Совете попечителя учебного округа, который занимался вопросами административного, социально-экономического и учебно-педагогического характера. Он подробно исследовал становление попечительства о народном образовании и его трансформацию в общегосударственное установление – государственную службу. Актуальным для настоящего исследования является вывод автора о том, что попечители обладали такими чертами, как умение распорядиться властью, «проникнутою истинным сознанием величия своей просветительской миссии», преданностью, честностью3. 

Большую ценность представляют статьи, изданные на страницах научных журналов. В.И. Герье, В.С. Иконников, Б.Б. Глинский рассматривали роль института попечительства о народном образовании в формировании нормативной базы университетов. Современно звучат идеи профессора В.И. Герье о повышении роли правительства в создании стройной системы попечительства о народном образовании, основанной на законодательных актах. И тогда университеты будут «поставлены в наиболее выгодное для науки положение». В.С. Иконников,  оценивая университетские уставы, рассматривал попечительство как прогрессивный механизм участия государства и общества в управлении университетами.  Публицист и общественный деятель Б.Б. Глинский, анализируя эволюцию нормативно-правовой базы высшей школы, подчеркнул ценное для современности положение о том, что статус попечителя в университетах закреплялся законодательно4.

Исследуемая проблема нашла также отражение в трудах М.И. Сухомлинова и А.Н. Пыпина. Так, в монографии М.И. Сухомлинова рассмотрена деятельность первых попечителей российских университетов. Автор высоко оценивает их роль в проведении университетской реформы начала XIX века. А.Н. Пыпин сделал вывод об эффективности правительственного попечения о народном образовании, о важности должности попечителя как государственного служащего5.

Особо следует выделить работы, в которых показаны особенности правительственной политики относительно регионов. Это труды А. Алекторова, А.В. Васильева, С. Рыбакова, В.А. Мошкова, М.И. Обухова6. В них подробно рассматривается становление и деятельность Оренбургского учебного округа, его попечителей, развитие сети образовательных учреждений. Актуальность имеет определение роли Оренбургского учебного округа в экономическом, культурном и этническом развитии региона. Авторы едины в определении роли правительства по попечению о народном образовании среди местных народов, путем увеличения числа «прочно организованных русско-национальных школ».

Для воссоздания исторической картины развития Оренбургского учебного округа наиболее ценной является работа известного этнографа Волжско-Уральского региона, окружного инспектора М.А. Миропиева. Автор рассматривает историю создания  Оренбургского учебного округа со времени его учреждения в 1875 г. и освещает его функционирование за 25 лет существования. Для настоящего исследования важны сведения о мероприятиях, проведенных попечителями Оренбургского учебного округа по постановке просветительского дела  в регионе7.

Наиболее интересная постановка проблемы попечительства о профессиональном образовании в Волжско-Уральском регионе дана  Е.Н. Коротковым. Большое место он отвел правительственным мероприятиям по попечительству о профессиональном образовании, партнерству государства с общественными организациями, дворянством и купечеством8.

Таким образом, дореволюционная историография характеризуется представлением довольно целостной картины института попечительства. Авторы показывают высокие морально-нравственные качества попечителей, их вклад в совершенствование образовательного процесса и повышение престижа российской системы образования. Ученые показали, что попечение о народном просвещении привлекало пристальное внимание правительства, что способствовало постепенному формированию нормативно-правовой базы и привлечению общественности к образовательной системе во всех учебных округах России. В частности, Оренбургский учебный округ являлся центром просвещения многонационального населения Волжско-Уральского региона, в котором с успехом функционировала модель правительственного попечения России.

В советской историографии преобладал классовый подход к постановке рассматриваемой проблемы. В довоенный период вышло из печати фундаментальное двухтомное издание М.К. Корбута, содержащее  большой фактический материал. В книге на общероссийском фоне показана роль Казанского университета как научно-просветительского центра развития системы образования. Автор указывал, что его исследование явилось попыткой вернуть «традиционным» дореволюционным университетам утраченный авторитет9.

В послевоенный период вышло двухтомное издание по истории МГУ под редакцией академика М.Н. Тихомирова: в нем есть статьи авторов, посвященные институту попечительства, где подробно проанализирована нормативно-правовая база попечительства о народном образовании, выделены учебные округа во главе с попечителями10.

Не менее актуальной также является проблема попечительства о профессиональном образовании в труде Н.В. Нечаева. Он подробно осветил формы и методы попечительской деятельности при организации профессионального образования в России в целом и на Урале в особенности11.

История попечительства о народном образовании нашла отражение и в ряде фундаментальных работ, посвященных ведущим университетам России12. Несомненно, эти труды представляют  научный интерес. В них дается анализ университетского образования с показом проблемы попечительства. Однако в данных работах преобладает классовый подход, и попечительство в образовательной сфере оценивается как проведение интересов самодержавно-крепостнического строя под «маской» либеральных реформ.

В ряду немногих трудов по изучаемой теме находится работа казахского просветителя И. Алтынсарина. Автор, будучи инспектором по народному образованию в Тургайской области, отметил, что первых попечителей Оренбургского учебного округа отличали просветительские демократические и гуманистические принципы при постановке инородческого образования в крае13.

Однако в целом в советской исторической науке наблюдалась недооценка системы попечительства о народном образовании.

В 1990-е гг. проблема попечительства о народном образовании становится вновь актуальной, что подтверждается выходом в свет исследований  Р.Г. Эймонтовой. В них  дан анализ правительственной политики XIX в. о попечительстве. При всех достоинствах данных трудов спорным представляется тезис автора о том, что порой правительственная политика в области попечительства носила «антинародный» и излишне «надзорный» характер14.

Проблема попечительства также выделяется и в трудах С.М. Михайловой, М.Н. Фархшатова. Они частично рассматривают деятельность Казанского и Оренбургского учебных округов по просвещению народов, проживающих в Волжско-Уральском регионе15.

На современном этапе проблема попечительства о народном образовании привлекает внимание не только историков, но и  социологов, педагогов, политологов, экономистов, поскольку находится на стыке этих наук. Среди них можно выделить работы А.Е. Иванова, Б.А. Кенжетаева, В.А. Змеева,  А.А. Федулина,  В.М. Жураковского, А.И. Адамского, Л.П. Куракова,  В.И. Жукова, Ф.А. Петрова, А.В. Скоч, А.А. Пинского,  Л.С. Леоновой,  Д.Л. Сапрыкина, С.П. Кострикова, А.В. Уткина, И.Е. Крапоткиной16. Рассматривая современное состояние системы образования, авторы считают важным правительственный опыт по попечительству в Российской империи положительным и указывают на необходимость использования уроков прошлого. С точки зрения исследуемой темы интерес представляет работа  А.Н. Дегтярева и Ш. Мухамединой, в которой показаны деятельность испытательного комитета при управлении Оренбургского учебного округа, предназначенной для аттестации государственных служащих17.

Проблеме попечительства о народном образовании посвящены и отдельные диссертационные исследования. Авторов объединяет то, что они приходят к выводу: институт попечительства является одной из форм государственно-частного партнерства, которая в Российской империи была закреплена законодательно.

Итак, анализ историографии темы исследования позволяет сделать вывод о том, что институт попечительства как комплексная проблема в России малоизучен, что определяет актуальность темы диссертации. Институт попечительства в Оренбургском учебном округе во главе с попечителем, проводившим правительственную политику в области образования с учетом местных условий, в историографии  представлен фрагментарно.

Во втором параграфе «Источниковедческая база» проанализирован комплекс опубликованных источников и архивных документов, являющихся основой исследования. Использованные  источники можно разделить на группы: актовый материал, делопроизводственные документы, периодическая печать, статистические, справочные и картографические данные, источники личного происхождения.

Актовый материал. Данная группа занимает важное место среди опубликованных источников. К ней относятся законодательные и нормативные документы, содержащиеся в Полном своде и Своде законов Российской империи. Эти источники имеют особое значение, так как позволяют выявить законодательную и правовую основу создания, развития и функционирования института попечительства, основные принципы управления учебными округами, определить статус попечителей, очертить круг их полномочий и обязанностей.

Ценный источник, касающийся нормативно-правовой базы института попечительства составили Журналы Министерства Народного Просвещения (ЖМНП), выходившие ежемесячно с 1834 г. В официальном отделе ЖМНП  публиковались Высочайшие повеления, министерские распоряжения и отчеты по Министерству народного просвещения18. Кроме того использовались Сборники распоряжений по Министерству народного просвещения и Сборники постановлений по Министерству народного просвещения19.

Важнейшим источником для исследуемой темы являются Циркуляры учебных округов, в частности, Циркуляр по Оренбургскому учебному округу (1875–1909 гг.)20. Они выходили ежемесячно и содержали как законы и распоряжения императора, министра народного просвещения, так и постановления попечителей учебных округов.

Также использованы памятные книги, справочники, настольные книги, очерки и обзоры деятельности Министерства народного просвещения и отчеты попечителей учебных округов, в которых даны законы и справочные сведения по попечению о народном образовании21

.

Делопроизводственные документы. Фактический материал извлечен из архивных фондов Российского государственного исторического архива (РГИА), Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИА РБ) и Государственного архива Оренбургской области (ГАОО).

В архивных фондах РГИА изучены дела, отражающие правительственную политику по формированию попечительства о народном образовании в России, которые позволяют представить общую картину взаимоотношений центральной и местной власти по вопросам постановки образования в отдельно взятом учебном округе. Фонд «Комиссия об учреждении народных училищ» (Ф.730) содержит дела о формировании состава комиссии, ее функционировании. Фонд «Главное правление училищ Министерства Народного Просвещения» (Ф.732) дал возможность привлечь копии Указов Сената о назначении, увольнении попечителей учебных округов, переписку министров народного просвещения с попечителями учебных округов; выписки из донесений попечителей учебных округов министру народного просвещения; правила для визитаторов народных училищ. В фонде «Департамент Народного просвещения» (Ф.733) изучены отчеты по Министерству народного просвещения и учебным округам о состоянии учебных заведений; диаграммы и таблицы по ведомству народного просвещения, отражающие динамику роста учебных заведений в Российской империи. Фонд «Департамент общих дел Министерства Народного Просвещения» (Ф. 740) содержит дела о пересмотре штатов Управле­ний учебных округов и окружных инспекций; об обработке годовых отчетов попечи­телей учебных округов. Фонд «Указы и доклады по Министерству Народного Просвещения»  (Ф. 744) располагает важными для исследования прави­тельственными и министерскими указами, постановлениями и распоряже­ниями по ведомству народного просвещения, распространяющимися на Управления учебных округов; здесь же представлены отчеты министерских чиновников по ревизии учебных заведений в учебных округах.

Среди архивных фондов ЦГИА РБ использованы ценные по содержанию делопроизводственные документы, охватывающие деятельность Казанского и Оренбургского учебных округов за 1874 – 1917 гг. В фонде «Казанский учебный округ» (Ф.И-110) привлечены важные сведения о состоянии народного образования в Оренбургской дирекции Казанского учебного округа. Архивные документы, относящиеся к Оренбургскому учебному округу, выявлены и использованы в фонде попечителя Оренбургского учебного округа (Ф. И-109). К ним относятся циркуляры Министерства народного просвещения, циркуляры, приказы, распоряжения, ежегодные отчеты и деловая переписка попечителей Оренбургского учебного округа, протоколы Совета попечителя. Использованы также фонды Училищных советов, Дирекции народных училищ, по отдельным учебным заведениям из которых извлечены сведения о попечительстве в образовательных учреждениях, списки попечителей народных школ, отчеты и ведомости инспекторов и смотрителей народных училищ.

В ГАОО также выявлены и использованы ценнейшие неопубликованные архивные материалы, отражающие годовые отчеты оренбургских городских училищ, учебные программы, статистические данные, протоколы заседаний попечительских советов. Это такие фонды, как: «Дирекция народных училищ Оренбургской губернии» (Ф.73), «Инспектор народных училищ» (Ф.75), «Оренбургский учительский институт» (Ф.81), «Оренбургские женские гимназии» (3 фонда), «Оренбургская мужская гимназия» (Ф. 79), «Оренбургское высшее начальное училище» (Ф.77).

Основной массив источников делопроизводственной документации, отложенной в архивохранилищах, систематизирован и находится в удовлетворительном состоянии. Есть также и документы, которые отличаются фрагментарностью сохранившихся сведений и находятся в неудовлетворительном физическом состоянии.

В целом архивные документы позволяют в значительной степени восполнить пробелы в изучении поставленной проблемы, как в России, так и в Оренбургском учебно-окружном центре в конце XIX — начале         XX         вв.

Привлечение архивных материалов позволило установить неизвестные ранее факты, касающиеся персонального состава попечителей Оренбургского учебного округа, функционирования канцелярии попечителя и попечительского совета, Испытательного комитета при управлении округом, введения на территории учебного округа всеобщего, инородческого и профессионального обучения, формирования сети средних учебных заведений, финансирования школ, а также снабжения их учебниками и учебными пособиями, открытия новых учебных заведений, организации и функционирования в них попечительских советов. Многие из них впервые введены в научный оборот.

Периодическая печать. Высокую информативную ценность составляют периодические издания Управления Оренбургского учебного округа. К ним относятся Вестник Оренбургского учебного округа (1912-1915), Памятные книги, инструкции, руководства22 . Определенный источниковедческий потенциал имеют книги, изданные управлениями учебных округов Российской империи и Оренбургского учебного округа с его образовательными заведениями23.

Источники личного  происхождения. Документы, представленные данной группой, дают возможность рассмотреть направление правительственного курса в области образования глазами современников. К таким источникам можно отнести книги эпистолярного жанра и мемуары, оформленные в виде вос­поминаний и личной переписки24. Данная группа источников помогает восстановить культурно-просветительскую, социально-политическую и экономическую ситуацию в Волжско-Уральском регионе, которая существовала в тот период времени.

Статистические, справочные и картографические данные. Основным статистическим источником являются материалы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. 25, относящиеся к Оренбургской, Пермской, Уфимской губерниям и Уральской и Тургайской областям, составлявшим Оренбургский учебный округ. По этим данным можно судить о численности населения, распределении по этническому, сословному составу, о доле грамотного населения. Статистические справочники содержат сравнительные таблицы по учебным округам Российской империи. Важнейшую часть источников составляют справочные материалы26. Картографические сведения о  губерниях, уездах, городах Российской империи, Волжско-Уральского региона отложены в книгохранилищах27, также содержатся в виде вкладок в словарях, энциклопедиях.

Таким образом, научный анализ архивных и  опубликованных источников  позволил решить целевую исследовательскую задачу: на фоне исторических событий рассматриваемого периода проследить процесс правительственного попечения о народном образовании в России в целом и Оренбургском учебном округе в особенности; показать эволюцию попечительства  о народном образовании от момента его зарождения и постепенного становления до законодательно оформленного особого государственного института, со статусом государственной службы и функционирования его как формы государственно-частного партнерства.

Во второй главе «Попечительство как форма государственной службы » освещены исторические предпосылки возникновения попечительства о народном образовании, эволюция его законодательно-нормативного регулирования. Рассматривается опыт

министерства народного просвещения по организации и совершенствованию института попечительства как государственной службы.

В первом параграфе «Исторические предпосылки попечения» дается определение таким базовым понятиям исследования, как «попечение» и «попечительство».

Попечение о народном образовании в России имеет богатейшую историческую традицию. В историческом плане и применительно к рассматриваемому периоду попечение и попечительство определялось по-разному. В русской истории оно закрепилось как производное от термина «опека»28. В «Словаре церковно-славянского языка» (1847) дается емкое определение попечения. Под ним подразумевается забота, рачение правительства о народном образовании, а попечитель учебного округа объясняется как пекущийся о нем29.

В толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля (1863-1866) 30  и Русском энциклопедическом словаре (1876) впервые встречается понятие «государственное попечительство», под которым подразумевается «место, должность, званье, округ попечителя, весь состав этого управления» 31.

В целом этимологическое значение слов «попечение» и «попечительство» (древнерус. «печися» - заботиться) обозначает заботу, оказание покровительства и помощи.

В зарубежных научно-справочных изданиях понятие попечение рассматривается с экономической, юридической и социальной точек зрения. К примеру в переводе с русского на английский язык «попечение» означает care, «попечитель» - curator; с французского – curatell 32.

Понятия попечения и попечительства имеют развернутое определение в юридических изданиях. В словаре юридических терминов – это система мероприятий по защите законных прав и интересов несовершеннолетних и недееспособных.

Исходя из вышесказанного, соискатель считает, что этимологическое обозначение слов «попечение» и «попечительство» сохраняет первоначальное толкование. Определение попечительства дается в юридических изданиях, и под ним подразумевается форма защиты прав несовершеннолетних и недееспособных. Но в крупных справочных изданиях по социологии, философии нет терминологического объяснения попечительству.

В исследовании показаны истоки попечительства в образовательной сфере, когда на Руси приняли христианство и письменность, делались попытки попечения о распространении грамотности среди прихожан. Значительная роль в деле попечения принадлежала религиозным институтам. Попечителями были священники, монахи, иноки и другие духовные саны. Начиная с XII в. стали появляться организации, занимавшиеся попечительством в образовательной сфере. К ним относились братчины и братские союзы, которые действовали на основе самоуправления с целью опеки над бедными и увечными.

В Московской Руси попечительство получило значительное распространение. Действовали школы при монастырях и появилось княжеское попечительство, благотворение и нищелюбие.

На рубеже XVII–XVIII вв. постепенно стала оформляться организационная форма попечительства и благотворительности. В этот период были заложены основы государственного и общественного призрения.

Важным этапом в истории попечительства явились реформы Петра I. Он сам был первым попечителем о государственной системе образования, создавал цифирные школы и опекал их. После смерти Петра I попечительство об образовании не получило особого распространения.

По мнению соискателя, качественно новый уровень попечительства наступил с началом университетского строительства. В 1755 г. открывается Императорский Московский университет, куратором которого стал граф И.И. Шувалов33. Он заложил университетскую традицию попечения, воплотившую в себе передовые достижения науки и культуры. Университетское кураторство поспособствовало расширению попечительской деятельности во всей стране. Попечительство о народном образовании становится политикой правительства, означающей государственно-частное партнерство в сфере образования.

17 сентября 1782 г. Указом Екатерины II для попечения о народном образовании была создана особая комиссия об учреждении училищ — Главное училищное правительство (являвшееся прототипом Главного Училищ Правления34, в персональный состав которого входили попечители учебных заведений (1803 г.)). К тому же при Екатерине II появились первые женские образовательные учреждения и установилось понятие «особого попечения» о них.

На рубеже XVIII-XIX вв. в сфере попечительства появляются частноправовые общества попечения и взаимного вспоможения имевшие свои финансовые фонды. Их цель состояла в оказании опеки воспитанникам образовательных и воспитательных учреждений путем выдачи ссуды,  пособий, пенсий, обеспечения доступным жильем.

Отмечено, что институт попечительства распространялся и на сферу профессионального образования, которая выделялась в связи потребностями промышленности и научно-технического прогресса.

Обозревая первоначальные попечения о народном образовании, автор приходит к выводу, что вплоть до XIX в. попечительство не стало общегосударственным и общенародным делом.

Показано, что благодаря просветительским идеям Александра I, все формы попечительства и благотворительности стали приобретать системный вид. Было создано Министерство народного просвещения, которое вплотную занималось созданием учебных округов во главе с попечителями. Постепенно формировалась широкая сеть попечительских советов по всей стране: губернских, уездных, университетских, училищных, школьных. В этот период закрепилось понятие «правительственное попечение» о народном образовании и попечительство превращается в государственную службу. Под влиянием российского опыта в западных странах стала формироваться государственная опека, выразившаяся в создании учебных (школьных) округов, попечительских (общинных) советов и комитетов. Например, 17 марта 1808 г. французским правительством территория Империи была поделена на учебные округа во главе с великим магистром35. На протяжении XIX в. учебные (школьные) округа функционировали почти во всех западных странах.

Таким образом, при анализе исторических предпосылок автором сделаны следующие выводы: во-первых, определение попечения и попечительства несколько раз трансформировалось: сначала оно рассматривалось как опека, к концу XVIII в. приняло более совершенные формы. Во-вторых, в XIX в. попечительству придается совершенно новый смысл и появляются такие понятия, как правительственное попечение о народном образовании и государственная служба. В-третьих, диссертант трактует попечительство как вид учебно-административной, государственной службы, представленной попечителем учебного округа и его управленческим аппаратом, и сеть попечительских советов образовательных учреждений осуществляющих государственно-частное партнерство.  В-четвертых, институт попечительства как форма государственно-частного партнерства в России складывался эволюционно. Исторически попечительство воспринималось как вид социально значимой и благотворительной деятельности. Затем понятие попечительства о народном образовании стало приобретать научные основы. В последующем оно дополнялось и уточнялось.

Во втором параграфе «Нормативно-правовая база института попечительства» анализируется процесс законодательного оформления попечительства о народном образовании.

Манифестами Императора от 24 января 1803 г. «Предварительные правила народного просвещения» и «Об учреждении учебных округов, с назначением для каждого особых губерний»36 впервые  были законодательно закреплены 6 учебных округов. Одновременно учреждено Главное Училищ Правление, так называемый Совет министров народного просвещения в составе попечителей учебных округов. Им предоставлялась возможность управлять образовательными учреждениями, находясь в Санкт-Петербурге. Для осмотра образовательных заведений назначались визитаторы, которые лично докладывали попечителям об их состоянии37.

С 1804 г. расширяется нормативно-правовая база института попечительства: были опубликованы Утвердительные Грамоты для Виленского, Дерптского, Казанского, Московского, Санкт-Петербургского и Харьковского императорских университетов, по которым впервые закреплен статус попечителя учебного округа как «одного из Членов Главного Училищ Правления»38. Параллельно Министерство народного просвещения утверждало Уставы для каждого университета и «Устав учебных заведений, подведомых Университетам». В них прописаны права и обязанности попечителя учебного округа39.

В диссертации показано, как на протяжении XIX в. совершенствуется  законодательная основа попечительства, что связано с появлением новых учебных округов. Особенности законодательного обеспечения попечительства как государственной службы заключались в том, что для каждого учебного округа составлялся отдельный Свод нормативных предписаний: верительные грамоты, акты, уставы.

Подчеркнуто, что в законодательных документах впервые появляются нормативные положения о почетных попечителях, почетных смотрителях, почетных блюстителях40. Согласно закону на данные должности избирались представители из дворян и купеческого сословия, и им предоставлялось право попечения о гимназиях, прогимназиях и реальных училищах. Это свидетельствовало о государственно-частном партнерстве, поскольку почетные попечители, смотрители и блюстители жертвовали значительные суммы в пользу образовательных учреждений. Одновременно им присваивались государственные чины, относящиеся к государственной службе.

Важным вкладом в разработку нормативных основ попечительства как государственной службы соискатель считает «Положение об учебных округах Министерства Народного Просвещения» (22 июня 1835 г.) и  Университетский устав41. По новым нормативам была пересмотрена организационная структура управления учебными округами. В них содержались четкие законодательные конструкции о статусе попечителя, его канцелярии. Училищный комитет университета упразднен, а круг его полномочий передан Совету попечителя. Попечителю как конкретному ответственному лицу вменялось в обязанность единоличное управление всеми образовательными заведениями округа. Одним из условий назначения попечителя являлась его территориальная принадлежность к тому учебному округу, который он возглавлял.  В круг обязанностей попечителя входили не только организационные вопросы, но и контроль за административно-хозяйственной работой руководителей образовательных учреждений. В этом Положении был нормативно закреплен Совет попечителя (попечительский совет).

Отмечено, что дальнейшая нормативная разработка о попечительстве как государственной службе нашла отражение в Положении «О преобразовании Советов при Попечителях учебных округов»42, разработанном Главным Училищ Правлением.  По положению, расширен круг обязанностей попечителя в  сфере образовательного процесса. Он наделялся правом проведения испытания (аттестации) государственных служащих на политическую благонадежность педагогических работников.

Дальнейшее правовое обеспечение попечительства как государственной службы связано с Высочайше утвержденным Положением от 10 мая 1860 г. «О женских училищах ведомства Министерства Народного Просвещения»43. На этом примере в диссертации анализируется механизм деятельности попечителей.

Как отмечено в диссертации, дальнейшее совершенствование законодательной базы института попечительства определялось реформами второй половины XIX в. В этот период принимаются Общие уставы для императорских университетов, в которых имеются отдельные главы о попечителе как о государственном чиновнике, наделенном  правом  высшего руководства университетами. Существенным вкладом в разработку институциональных основ попечительства стали «Положение о начальных народных училищах» (1864, 1874), «Положение о мужских гимназиях и прогимназиях» (1871, 1912), «Положение о городских, об уездных, о технических, о реальных училищах» (1872)44.

В них были существенно дополнены нормативы о  попечительских советах, его руководителях и полномочиях. В последующие годы Высочайше утверждались постановления Совета министров о расширении персонального состава попечительских советов в пользу общественности, о чем циркулярами сообщалось попечителям учебных округов.

В завершении соискатель делает следующие выводы: уже к началу XX в. попечительство о народном образовании имело четкую нормативно-правовую базу, в которой закреплены принципы государственно-общественного контроля за деятельностью образовательных заведений. В законодательном порядке расширен персональный состав попечительских советов, куда входили представители городской думы, купеческого общества, уездного земства, управляющие банками, почетные граждане города, директора учебных заведений, представители педагогического состава и меценаты.

В третьем параграфе представлено «Министерство народного просвещения и территориально-организационное построение попечительства». В первой части параграфа проанализированы условия и порядок организации министерства (8 (20) сентября 1802 г.), его политическая стратегия и организационная структура.  Высшая образовательная администрация нацелена была на «воспитание юношества и распространение наук».

В диссертации акцентировано внимание на главных стратегических задачах Министерства народного просвещения, суть которых состояла в создании системы учебных округов во главе с попечителями. В связи с административно-территориальными реформами менялась динамика учебных округов. Их количество на протяжении XIX в. увеличилось вдвое, с 6 до 12 единиц. 

В развитии попечительства определяющая роль принадлежала министрам народного просвещения. Министерство заботилось о персональном составе попечителей первых шести учебных округов. Это были люди, преданные России и императору, с великолепным университетским образованием, широкой эрудицией, имперским сознанием.

Автором приведен персональный состав и организационно-практическая деятельность министров народного просвещения. Эти должности занимали в основном авторитетные ученые, государственные чиновники, генералы. Все они были патриоты, верой и правдой служили России. Применительно к рассматриваемой проблеме автором показана роль министров в организации и совершенствовании попечительского дела о народном образовании: графа П.В. Завадовского (2 сентября 1802 - 11 апреля 1810 гг.) и тайного советника графа С. С. Уварова (21 марта 1833 - 20 октября 1849 гг.). Благодаря их усилиям в первой половине XIX в. была сформирована территориальная структура  попечительства и  закреплены права и обязанности  самих попечителей как государственных чиновников. Министры второй половины XIX в. (Е.П. Ковалевский, А.В. Головнин, Д.А. Толстой, И.Д. Делянов, И.И. Толстой, Л.А. Кассо, П.Н. Игнатьев) расширили число учебных округов. Последовательно укреплялись правовые основы попечительства в образовательных заведениях, обеспечивая им гласность и прозрачность. В журнале министерства отдельными книгами и брошюрами издавались выдержки из отчётов попечителей, визитаторов и ревизоров о состоянии образовательных учреждений, официальные и частные отзывы и мнения о них, регулярно проводились совещания попечителей учебных округов и  педагогические съезды, на которых обсуждались актуальные вопросы системы образования. Это позволило активно привлекать общество и бизнес к обсуждению важнейших мероприятий министерства народного просвещения, тем самым они поощряли частную инициативу.

В диссертационном исследовании особо выделена роль министра народного просвещения Александра Васильевича Головнина45, занимавшего пост министра народного просвещения в годы великих реформ. Под его руководством преобразовательная работа в области попечительства развивалась широко и отличалась особой целеустремленностью. Характерной чертой деятельности МНП под управлением А.В. Головнина была широкая гласность, привлекавшая образованное общество к обсуждению важнейших мероприятий министерства46.

Практику и традиции А.В. Головнина продолжили и другие  министры народного просвещения, благодаря их усилиям на рубеже XIX-XX вв. была выстроена единая управленческая вертикаль -  от приходских и уездных училищ до университетов.

Итак, на рубеже  XIX и XX вв. в результате последовательной политики Министерства народного просвещения и самих министров была создана стройная система попечительства, которая прошла период становления и оформилась институционально. Попечение о народном образовании было делом государственной важности и поэтому находилось в центре внимания правительства, в особенности Министерства народного просвещения.

Третья глава «Оренбургский учебный округ и его деятельность» освещает  вопросы о предпосылках образования Оренбургского учебного округа (ОУО), его становлении, организационном устройстве и функционировании. Представлен также персональный состав попечителей и его основные направления деятельности, включая методы, приемы и стиль управления округом. 

Первый параграф «Социально-политические и экономические предпосылки создания округа». Здесь исследуются причины, побудившие правительство к созданию новой окружной учебно-административной единицы – Оренбургского учебного округа (ОУО) с учетом его экономического и культурно-исторического своеобразия.

Потребность в организации самостоятельного округа объясняется тем, что реформы середины XIX в. (1850-1860 гг.) представляли собой новый этап в образовательном процессе. Усложнились задачи средней и высшей школы. Одним из направлений политической деятельности правительства было приближение управленческого центра к образовательным учреждениям, какими бы они ни были. В условиях численного роста образовательных учреждений Казанский учебный округ не справлялся со всеми задачами управления образовательным процессом в Оренбургской и Пермской губерниях из-за территориальной отдаленности. Отмечено, что кроме вышеназванных губерний в состав Казанского учебного округа входили также Казанская, Вятская, Нижегородская, Тамбовская, Саратовская, Пензенская, Астраханская, Кавказская, Симбирская, Тобольская, Иркутская губернии. Более того, из-за территориальной отдаленности многие образовательные учреждения оставались без попечительского надзора. Это касается Уральской и Тургайской областей, для которых 11 февраля 1867 г. была учреждена должность окружного инспектора, обязанного проживать в Оренбурге.  В связи с экономическим ростом Волжско-Уральского региона и при отсутствии или неразвитой сети образовательных учреждений, входивших в состав Казанского учебного округа, остро ощущалась потребность в научных и технических кадрах. В целом, территория, подконтрольная Казанскому учебному округу, составляла 1.300.000 кв.верст, а численность населения - 16 млн человек. Попечитель и окружные инспектора не имели возможности осуществлять эффективное руководство образовательными учреждениями округа.

С вопросом о создании самостоятельного учебного округа Оренбургский генерал-губернатор Н.А. Крыжановский при поддержке попечителя Казанского учебного округа П.Д. Шестакова 27 февраля 1873 г. обратились к министру народного просвещения Д.А. Толстому с ходатайством об открытии нового учебного округа47. Император Александр II 18 мая 1874 г. подписал Указ об образовании Оренбургского учебного округа48, а фактическое его открытие состоялось 1 января 1875 г. в связи с началом финансирования, когда поступили бюджетные средства на штат учебного округа 49.

Автор отмечает, что ОУО являлся одним из территориально обширных округов, представлявшим трудности в деле организации попечительства. Оренбургский учебный округ занимал громаднейшее пространство в 1 264 634 кв.верст (что в 3 раза больше территории Франции) с многонациональным и поликультурным составом населения 10 235 092 чел. (для сравнения: Санкт-Петербургский учебный округ – 8 млн. чел.) 50. Округ населяли более 15 народностей: 62 % - русские, 38 % - инородцы.

Соискатель указывает, что создание Оренбургского учебного округа также обусловлено политикой царизма, направленной на освоение восточных окраин Российской империи. К тому же правительство заботилось об обеспечении социально-политической стабильности на территории вновь образованного учебного округа. Задачей государственной важности являлось включение территории нового учебного округа в образовательное имперское пространство, приобщение народов региона к русской культуре и письменности на основе широкого распространения просвещения.

Таким образом, освещая предысторию образования ОУО, диссертант показывает условия, сделавшие возможным учреждение учебно-окружного центра в Оренбурге. С социально-политической точки зрения это был регион с неустойчивыми границами, с важными социальными проблемами, многонациональным составом населения. С экономической - его важность обусловили наличие обширных свободных пространств, полезных ископаемых, судоходных рек, лесов, торговых  путей. Железнодорожные пути связывали губернии учебного округа не только с центральной Россией, но и с Сибирью, Казахстаном и Средней Азией. Земледелие, горнодобывающая промышленность, металлургическое производство, торговля, банковская сфера требовали квалифицированных кадров, что значительно повышало роль и значение образования в регионе.

Во втором параграфе «Управление (администрация) округа и его структура»  рассматривается учебно-окружное управление и его штатный состав.

Во главе ОУО стоял попечитель, которому были подчинены все образовательные заведения округа. Основной задачей учебного округа  являлось неуклонное проведение государственной политики в области образования, а именно: расширение сети образовательных учреждений, укрепление начального и среднего звеньев в системе народного образования, приобщение инородцев к русской культуре и письменности через создание русско-инородческих школ.

18 (30) мая 1874 г. для Оренбургского учебного округа был сформирован штат окружного Управления51. Управление округа являлось одновременно и канцелярией Совета попечителя. Первоначально оно находилось в г.Оренбург, однако по ходатайству попечителя с Высочайшего соизволения 21 марта 1907 г.  переместилось в г.Уфа52.

Отмечено, что по штату в администрацию учебного округа входили: попечитель, два окружных инспектора, инспектор татарских, башкирских и киргизских (казахских) школ, заведующий канцелярией, архитектор, два столоначальника, два помощника столоначальника, бухгалтер, секретарь попечительского совета, архитектор, журналист53. В последующем в штатное расписание учебного округа были введены особые инспектора в Тургайскую область, Пермскую губернию 54. Также в структуру управления округом входили Оренбургская, Уфимская, Тургайская, Пермская дирекции народных училищ с директорами во главе с целью развития и укрепления начального народного образования в округе. В составе дирекций народных училищ были уездные инспекторы народных училищ.

Попечитель управлял образовательными учреждениями, расположенными на вверенной ему территории. Он строго контролировал делопроизводственный документооборот, заполнение документов в соответствии с инструкциями55. Многие из этих документов печатались на страницах официальных ежемесячных изданий Оренбургского учебного округа.

В диссертации подчеркнуто, что чиновники  Оренбургского учебного округа придерживались принципов корпоративной культуры, обязательной для всего министерства народного просвещения. Служащим в округе присваивалась форма обмундирования чинов Казанского учебного округа56. Чиновники канцелярии различались в форменной одежде в зависимости от класса и чина57.

Важнейшей структурой Оренбургского учебного округа являлась канцелярия, где готовились документы на заседание Совета попечителя. Протоколы заседаний Совета в подлинниках хранились в канцелярии попечителя округа58. Не менее важным подразделением при Управлении округом являлся Испытательный комитет. В нем проходила аттестация государственных служащих59.

Подчеркнуто, что с целью коллегиальности принятия решений при попечителе округа действовал Совет попечителя (попечительский совет округа)60, в котором был прописан регламент его деятельности.

Сделан вывод, что Оренбургский учебный округ обеспечивал попечительский надзор за всеми подконтрольными учебными заведениями. Это способствовало повышению качества образования на обширной территории. Создание самостоятельного учебного округа и его администрации  явилось важным фактором реформирования образования в регионе.

В третьем параграфе «Формы и методы попечительской деятельности» приводится персональный состав попечителей Оренбургского учебного округа и анализируется их государственная деятельность.

Персональный состав попечителей был неоднороден: в разное время его возглавляли видные ученые, практики в сфере образования, а также известные государственные чиновники. Определение на должность происходило на основании законодательного акта «О принятии в гражданскую службу и определении к должностям». Кандидатура на должность попечителя учебного округа должна была отвечать нормативным требованиям, связанным с возрастным цензом, образованием, классным чином и выслугой лет. При подборе кандидатур тщательно изучались их формулярные списки, показывающие личностные качества, гражданскую позицию, «отеческую честь» (имперское сознание).

Оренбургский учебный округ строго следовал тому ведомственному распорядку, который утверждался в Министерстве народного просвещения. При вступлении в должность попечитель принимал присягу на верность царю и Отечеству61.

Установлено, что правительство, учитывая социально-политические, экономические и территориальные особенности ОУО, направляло туда наиболее подготовленных государственных чиновников, имевших за собой солидный опыт работы в государственном аппарате. Почти все попечители по социальному происхождению были дворянами – опорой самодержавной государственности, имели превосходное базовое университетское образование. Не случайно многие из них являлись докторами филологических наук, призванными поставить на высокий уровень обучение русскому языку и литературе не только среди русского населения, но и среди инородцев. Некоторые из попечителей имели значительный опыт работы в центральных и западных учебных округах. За высокие заслуги перед отечеством в сфере образования попечители награждались орденами и другими высокими государственными знаками отличия.

Содержание службы попечителя Оренбургского учебного округа определялось повседневным руководством. Оно заключалось в инспектировании образовательных учреждений с целью определения их соответствия нормативным требованиям. Попечитель округа, как и другие аналогичные должностные лица, регулярно представлял материалы в Министерство народного просвещения.

Подчеркивается, что попечитель осуществлял контроль за кадровым потенциалом народных училищ и в центре его внимания всегда находился вопрос о повышении квалификации учительских кадров и академической мобильности. По его решению талантливые педагоги и одаренные ученики отправлялись за рубеж для стажировки62.

Большое государственное и общественное значение стратегического характера имела деятельность попечителей по реформированию и расширению сети образовательных учреждений. По состоянию на 31 декабря 1894 г. в округе насчитывалось 3151 образовательное учреждение всех видов и разрядов 63. Все учебные заведения отличались друг от друга ведомственной принадлежностью, по профилю образовательных программ, источниками финансирования. Надо заметить, в округе не было университетской системы образования.

В пореформенный период численность школ росла. За период с 1875 по 1915 гг. количество образовательных учреждений в Оренбургском учебном округе увеличилось с 835 до 534764. Среди них преимущественное место занимали государственные учебные заведения. Попечители Оренбургского учебного округа имели право на открытие частных учебных заведений и заботились об их материальной базе. С этой целью они привлекали меценатов и благотворителей, на чьи средства открывали частные школы.

Обращено внимание на этнокультурную специфику региона. Под непосредственным контролем попечителя в Оренбургском учебном округе проводилось реформирование системы образования среди нерусского населения, особенно тюркского. Для этого попечителем в инородческих школах внедрялись новые методики и стали преподаваться русский язык и светские дисциплины. В 1878 г. в округе открыто 13 инородческих училищ. Реформирование мусульманских школ проводилось в рамках государственной политики65. В качестве обязательной дисциплины изучался русский язык. Всего с 1877 по 1915 гг. открыто 2665 образовательных заведений для нерусского населения66. 

В служебные обязанности попечителя Оренбургского учебного округа входил также постоянный контроль за научно-методической работой в образовательных учреждениях67. Обращается внимание, что заботой особой важности попечителя Оренбургского учебного округа была постановка патриотического и духовно-нравственного воспитания, которая наиболее ярко проявилась в годы Первой мировой войны68. В это время при каждом образовательном учреждении открывались госпитали для раненых и больных воинов, в которых попечитель организовывал литературные и музыкальные вечера с участием учащихся учебных заведений их родителей и общественных организаций69.

В диссертации также показано, что в начале XX в. одной из главных задач, выдвинутых правительством перед попечителями учебных округов, было введение всеобщего начального обучения – ключевого условия реформирования системы образования. В Оренбургском учебном округе всеобщее обучение вводилось постепенно - по мере готовности на местах. В 1910 г. - во всех штатных городах, а в уездах губерний - с 1909 по 1912 гг.70

Одной из основных обязанностей попечителя Оренбургского учебного округа являлось реализация задач социальной защиты и материальной поддержки учительского корпуса и учащихся. На конкретных примерах освещается, что учителя получали дополнительные надбавки к жалованию из казны, и им предоставлялось жилье. Для образовательных учреждений открывались ссудо-сберегательные кассы. Попечитель ежегодно утверждал Положения о стипендиях для материально нуждающихся учеников, в соответствии с которыми устанавливались именные стипендии и другие социальные льготы71.

Заботой попечителя являлось обеспечение стабильного финансового положения образовательных учреждений за счет бюджетных и внебюджетных статей дохода. С этой целью ежегодно попечитель утверждал сметы учебных заведений, предварительно обсуждаемые на их попечительских советах. С разрешения попечителя и в соответствии с нормативами образовательным учреждениям предоставлялось право на создание целевого фонда, предназначенного для вложения в кредитные учреждения с последующим получением дохода. Целевой фонд состоял из пожертвований в пользу образовательных учреждений из различных источников: от органов местной власти, приказов общественного призрения, частных лиц. Для образовательных целей можно было использовать только проценты с капитала, который всегда оставался неприкосновенным. Эта традиция получила новую форму - эндаумент-фонды, которые сегодня успешно используют Федеральные университеты. Формы вложения были разные, но наиболее распространенными являлись облигации и казначейские билеты. Ежеквартально попечитель составлял отчет по бюджетному и внебюджетному финансированию в Министерство народного просвещения, ежегодно – в Казенную палату.

Для экономии собственного капитала, а также с целью извлечения доходов, в  соответствии со Счетным уставом Министерства народного просвещения, учебные заведения округа имели право участвовать в публичных торгах для продажи и приобретения товаров (типографской и канцелярской продукции, мебели, оборудования, строительного материала) и недвижимого имущества (земель, домов, лавок).

Попечитель обращал особое внимание на формирование государственно-частного партнерства. Поэтому к образовательному процессу активно привлекались частные инвесторы – представители дворянства, купцов, мещан и духовенства. Общими усилиями создавались благотворительные общества, которые выделяли пожертвования в виде денег и аренды помещений для образовательных учреждений. Внебюджетные средства покрывали преимущественную часть расходов на учебные заведения. Например, если содержание училищ Оренбургской губернии в 1875 г. стоило 39 946 руб.81 коп. (бюджетные – 10 299 руб.50 коп.), то в 1899 г. – 183 487 руб.72 коп. (59 374 руб. 10 коп.). Остальные средства привлекались за счет партнерства с обществами и частными жертвователями72.

Успешная служба попечителя Оренбургского учебного округа, считает соискатель, зависела от эффективности взаимодействия с губернскими попечительствами: Уфимским, Пермским, Оренбургским. В персональный состав каждого попечительства входили губернатор, вице-губернатор, губернский предводитель дворянства, директор народных училищ, председатель губернской земской управы, городской голова, попечительница приютов, директора приютов и жены высших губернских чиновников73. Губернское попечительство опиралось на сеть уездных попечительств учебных заведений.

Итак, в соответствии с задачами реформирования в образовательной сфере государства, в частности, в Оренбургском учебном округе во главе с попечителем, в изучаемый период была расширена сеть образовательных учреждений, осуществлена постановка инородческого обучения, введено обязательное всеобщее обучение, привлечены дополнительные источники финансирования в рамках государственно-частного партнерства.

Четвертая глава «Правительственное регулирование попечительства о профессиональном образовании» посвящена практике реализации государственной политики попечительства о профессиональном образовании, выявлены основные тенденции попечительской деятельности при организации коммерческого и сельскохозяйственного образования.

В первом параграфе «Попечение о коммерческих учебных заведениях»  рассматривается опыт государственного регулирования попечительства о коммерческом (экономическом) образовании. Как отмечено выше, Оренбургский учебный округ был одним из активно развивающихся регионов того времени. В послереформенный период экономика губерний, входивших в ОУО, стала развиваться быстрыми темпами: происходили интенсивный рост горно-заводской промышленности, кустарных промыслов, позитивные изменения в городской инфраструктуре, введение железнодорожного транспорта.  К тому же широкое развитие получил местный товарный рынок, и территория округа динамично вписывалась в рыночные отношения. В этой связи возрастала необходимость подготовки квалифицированных кадров. Этим вопросом в первую очередь занималось Уфимское общество взаимного кредита, существовавшее и функционирующее в г. Уфа с 13 мая 1878 г. 74 В 1903 г. на его 25-летнем юбилее член этого общества, впоследствии уфимский городской голова, С.П. Зайков предложил организовать «Торговую школу Уфимского Общества взаимного кредита» (далее Торговая школа). Это предложение было поддержано уфимским губернатором А.С. Ключаревым, Городской Думой, земством, Купеческим обществом75. Открытию Торговой школы предшествовала серьезная подготовка, формирующая нормативно-правовое обеспечение. Устав Торговой школы был утвержден министром торговли и промышленности 14 марта 1908 г., согласно которому органом управления являлся попечительский совет, выделенный из состава Уфимского общества взаимного кредита76. В его состав входили по одному представителю от учреждений, вносивших ежегодно не менее 500 руб. Им присваивалось звание почетного попечителя.

В диссертации освещается роль попечительства в организации учебного процесса. Для обеспечения качества подготовки будущих специалистов попечительским советом были учтены специфика и коммерческий профиль Торговой школы. Поэтому при разработке учебного плана устанавливался необходимый объем базовых (теоретических) знаний,  междисциплинарная связь общеобразовательных и специальных дисциплин. Важным моментом при составлении учебных планов являлся учет предложений и пожеланий работодателей. Их мнение учитывалось при оснащении каждой дисциплины материально-технической базой, включая лаборатории, музей товарных образцов и места прохождения практик77. Контроль за качеством учебного процесса осуществлялся систематически. На заседаниях попечительского совета, проходивших 1-2 раза в месяц, анализировались учебные планы, в случае необходимости вносились корректировки. Также уточнялось содержание учебных программ специальных дисциплин. Ежегодно издавались отчеты Школы для публичного обсуждения.

Попечительский совет решал стратегические вопросы, связанные с эффективным функционированием коммерческого учебного заведения. Центральным вопросом для функционирования Торговой школы являлось формирование кадрового состава. Отмечено, что попечительский совет уделял большое внимание формированию бюджета Торговой школы. Например, в 1911 отчетном году вся сумма содержания школы составляла 24 839 руб., которая складывалась из пособий от Общества взаимного кредита, земств (11 619), частных пожертвований (6 810), ссуды Министерства торговли и промышленности (3 000), платы за обучение (3 410) 78 .

Обучение в школе было платным, однако в качестве поощрения отличников учебы и для остронуждающихся учеников создавались разные формы поддержки. Кроме того, было создано Общество вспомоществования учащимся в Торговой школе Уфимского общества взаимного кредита, Устав которого был утвержден 7 апреля 1909 г. 79 Губернским по делам об обществах присутствием. По своей организационной форме Общество было отдельным юридическим лицом, но подотчетно попечительскому совету Школы, а в дальнейшем и коммерческому училищу.

Согласно Уставу данного Общества, его деятельность состояла в следующем: оказание материальной поддержки в виде оплаты за обучение нуждающимся ученикам, бесплатная выдача учебников и учебных пособий, а также продажа их по себестоимости, обеспечение одеждой, пищей, квартирами, медицинской помощью, назначение денежных пособий, организация различных экскурсий, литературных чтений, спектаклей, концертов.

Для осуществления этих целей Общество имело право приобретать в собственность недвижимое имущество, вступать в договоры и обязательства с физическими лицами и организациями, создавать склады для учебных принадлежностей, иметь печать с изображением своего наименования. В состав общества могло входить неограниченное количество членов, которые могли делать взносы не менее 3 руб. ежегодно или 30 руб. единовременно. Управленческие функции выполнялись общим собранием и правлением. Для наблюдения за правильностью действий правления и для проверки делопроизводства и отчетов общим собранием избиралась ревизионная комиссия. Каждая из структурных единиц данного Общества имела свой регламент.

В целом, благодаря эффективному функционированию попечительского совета Торговой школы ежегодно осуществлялся выпуск до 40 квалифицированных специалистов промышленно-коммерческой сферы. Все  выпускники были трудоустроены и работали по специальности в банках и конторах г. Уфы. Однако этого было недостаточно. Губернии и уезды Оренбургского учебного округа остро испытывали нехватку кадров. Попечитель ОУО совместно с председателем попечительского совета Торговой школы А.А. Итиным 27 января 1911 г. принял решение о создании Коммерческого училища на основании ходатайств видных коммерсантов, мещан и купцов80.

Таким образом, благодаря общественной инициативе и эффективному  функционированию попечительского совета были созданы и успешно действовали коммерческие образовательные учреждения, способные в короткие сроки обеспечить развивающийся регион конкурентоспособными кадрами. Создание попечительского совета, его стратегия в части выбора государственных стандартов обучения и привлечение общественности к учебному процессу оформили модель государственно-общественного взаимодействия. В таких условиях осуществлялась гибкая финансовая и кадровая политика, реализация профильного обучения с вовлечением представителей от работодателей.

Во втором параграфе «Попечители сельскохозяйственных школ» рассмотрена деятельность попечителей по развитию сельскохозяйственного образования.

Внимание к сельскохозяйственной отрасли не случайно: территории Оренбургского учебного округа ведущая роль в общественном производстве принадлежала сельскому хозяйству. Например, в Уфимской губернии посевная площадь по данным 1902 г. составляла 1 626 648 дес. В основном засевались зерновые культуры. Вместе с тем губерния была богата лесами, занимавшими 5 109 454 дес.81 Сельское и лесное хозяйство велись примитивным способом и традиционными орудиями труда. Состояние сельского хозяйства обуславливало необходимость в образованных кадрах. К концу XIX в. в результате предпринятых Уфимской губернской земской управой мер были открыты сельскохозяйственные школы в Белебеевском, Бирском, Златоустовском, Мензелинском и Стерлитамакском уездах82. Все они принадлежали к разряду низших школ83. К ним в качестве попечителей определяли авторитетных людей, предводителей местного дворянства и председателей земских управ. Например, с 1886 по 1898 гг. попечителем Белебеевской Уфимского губернского земства низшей сельскохозяйственной школы I разряда (далее Школы) был коллежский советник М.Д. Брудинский, одновременно занимавший должность председателя Уфимской губернской земской управы и являвшийся Бирским уездным предводителем дворянства84

.

В обязанности попечителя входили разработка и утверждение устава Школы на основании Положения о низших сельскохозяйственных школах в Российской империи от 27 декабря 1883 г., как нормативной базы процесса обучения. В его задачу также входило составление штатного расписания, образовательных и производственных программ. Попечитель определял тематические вопросы текущих и итоговых государственных испытаний и порядок их проведения. Он также занимался созданием материально-технической базы Школы, которая была открыта в 1885 г. с функционированием трех классов.

Попечитель заботился о материальном поощрении отличников учебы и поддержке остронуждающихся учеников. По его просьбе Уфимское, Белебеевское, Бирское, Златоустовское и Стерлитамакское губернские земства учреждали стипендии. Так, в 1896 г. с согласования школьного попечителя с попечителем Оренбургского учебного округа были установлены 32 стипендии.

Как показано в диссертации, ключевым вопросом для попечителя являлось финансовое благополучие Школы. Он лично составлял сметы потребностей и расходов, руководствуясь выделенными Школе пособиями. Например, в 1897-1898 гг. бюджет Школы составил 16 615 руб. и представлял собой совокупность поступлений от Министерства земледелия и государственных имуществ (3500 руб.), Уфимского губернского земства (12 685 руб.) и платы за обучение (430 руб.). Кроме сметных средств Школе были  ассигнованы 5564 руб. 27 коп. для строительного материала. Материально-техническая и финансовая база школы к концу 1896-1897 гг. значительно укрепилась. Также расширялся имущественный комплекс: увеличивались  и наращивались площади недвижимого имущества, которые оценивались на сумму 45 603 руб. 85 При Школе была открыта метеорологическая станция, и увеличились фонды литературы.

Подготовка специалистов в Школе велась по профильным направлениям: скотоводству, садоводству, пчеловодству, огородничеству. Также учащихся обучали столярному, кузнечному, слесарному мастерству. Попечитель заботился о передовых методах преподавания сельскохозяйственных дисциплин.

Попечитель регулярно изучал рынок труда Волжско-Уральского региона и устанавливал потребность новых направлений подготовки специалистов, обеспечивая компетентностный подход к образовательному процессу.

Итак, попечитель выступал ключевой фигурой в организации и  управлении многоступенчатым образовательным заведением. Он обеспечивал проведение общероссийской политики с учетом региональных особенностей в области развития сельского хозяйства на вверенной ему территории. Попечитель представлял интересы образовательного учреждения во властных структурах, обеспечивая финансовую стабильность образовательному учреждению. Стратегия управления Школой была направлена на профильное обучение с учетом потребностей рынка труда, определяя приоритеты образовательного учреждения.

В пятой главе «Попечительство и его зарубежные аналоги» дается сравнительный анализ современного состояния попечительства в России и за рубежом.

В первом параграфе «Возрождение отечественной модели попечительства» речь идет о современных мерах государства по регулированию попечительской деятельности общественных организаций.

В отличие от дореволюционной России, современное попечительство строится на общественных началах, но оно регулируется государством. Попечение об образовании возродилось на базе негосударственных учебных заведений. В этой связи в законодательных актах специальными статьями закреплены положения о попечительских советах. Например, в Федеральном законе Российской Федерации «Об образовании» от 10 июля 1992 №3266  статья № 1 гласит: «руководство негосударственным образовательным учреждением осуществляет непосредственно его учредитель или по его поручению попечительский совет, формируемый учредителем. То же положение получило развитие в  Гражданском кодексе Российской Федерации от 21 октября 1994 г.,  в котором в статье 118 указано на право образовательного заведения создавать попечительский совет в форме фонда.

В отношении государственных учебных заведений пока происходит накопление опыта и нормативов по организации и распространению попечительства. В Федеральным законе Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 № 125-ФЗ в статье 12 сказано, что создание попечительского совета высшего учебного заведения может быть предусмотрено его уставом.

Это положение получило дальнейшее развитие в Федеральных законах. В Федеральных законах «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11.08.1995 № 135, «Об общест­венных объединениях» от 19.05.1995 № 82 указывается на наличие правового регулирования привлечения внебюджетных инвестиций в образование и участие образовательных учреждений в общественной деятельности. Примером деятельности попечительского совета как общественной организации является «Ассоциация попечительских советов учреждений образования», созданная в Республике Саха (Якутия)86. В Законе «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 № 7 заложено многообразие организационно-правовых форм участия социальных партнеров в управлении профессиональным образованием. Попечительские советы могут создаваться в виде общественных организаций, фондов, автономных некоммерческих организаций. Примером деятельности попечительства как общественного фонда является региональный общественный фонд попечительства Пермского государственного университета (УНИФОНД) 87.

Конкретно эти законодательные меры получили воплощение в Типовых положениях с учетом специфики каждого звена образовательных учреждений: «О дошкольном образовательном учреждении» от 12.09.2008 № 666, «Об образовательном учреждении начального профессионального образования» от 14.07.2008 № 521, «Об образовательном учреждении среднего профессионального образования» от 18.07.2008 № 543, «Об учебном заведении высшего профессионального образования» от 14.02.2008 № 71. В них попечительские советы выступают как институт самоуправления.

Соискатель отмечает, что современное попечительство в образовательной сфере  носит не только общественный характер, но и имеет ряд особенностей. Во-первых, появляются новые ассоциативные формы, которые решают задачи по привлечению в учебные заведения внебюджетных денежных средств, повышению кредитоспособности или организации акций поддержки. Во-вторых, в ряде регионов на базе  университетов возрождается дореволюционный опыт по созданию учебных округов. К примеру, в Ленинградской области функционирует Университетский образовательный округ Санкт-Петербурга. В-третьих, в рамках национального проекта «Образование» проводятся исследования инновационного характера. К примеру,  «Развитие моделей общественного управления образованием в регионах Приволжского федерального округа», проводимые институтом проблем образовательной политики «Эврика»88. Задействованы такие субъек­ты Российской Федерации, как Удмуртская Республика, Республика Якутия (Саха), Красноярский край и другие. В рамках этого проекта созданы «пилотные» площадки для апробации возможных моделей общественно-государственного управления в учебных заведениях89.

Кроме того, отдельные высшие учебные заведения сохраняют традиции исторического опыта с желанием возродить попечительское движение в России. Например, в Российском экономическом университете имени Г.В. Плеханова попечительский совет действует с 20 марта 1991 г.90 В нем никогда не использовались слова «меценат», «спонсор», а употреблялось понятие «попечитель», которое в полной мере выражает дух дореволюционной традиции и характер деятельности в совершенно новых условиях.

Таким образом, современное попечительство в образовательной сфере, в отличие от дореволюционного опыта, основано на общественных началах. В этом и заключаются значительные издержки в его функционировании. Но с другой стороны, учебным заведениям предоставлено право свободного выбора попечительства как формы сотрудничества с общественностью в целях проведения образовательной политики.

Во втором параграфе «Зарубежные формы попечительства» рассматривается опыт попечительства на основе  государственно-частного партнерства за рубежом.

В зарубежных странах выделяется такое направление, как государственно-частное партнер­ство в области образования. По сути, это частное управление государст­венными образовательными учреждениями в виде заключения государственных контрактов на управление ими. В понятие «управление образовательным учреждением» входят функции администрирования, управления и финансирования. Успешными примерами сотрудничества государства с негосударственным частным сектором можно назвать сеть управляемых государственных школ в США, которые получили название школ, учреждаемых на основе хартии (charter schools) и контрактных школ (contract schools), программу Fe y Alegria в Латинской Америке, концессионные школы в Колумбии91.

По мнению диссертанта, система попечительства в США является наиболее совершенной. Руководство в американском государственном и частном образовании находится в руках правлений, которые обычно называются «советы попечителей»92. Они занимают высокое положение и, как правило, обладают достаточным состоянием, чтобы инвестировать образовательные учреждения. Попечителями вузов часто являются их выпускники, поэтому они заинтересованы в поддержании и развитии своей «альма матер». Попечительство является почетной обязанностью. Советы попечителей избираются непосредственно либо (чаще) назначаются губернатором и одобряются законодательным органом штата. Данные советы лоббируют интересы подотчетного образовательного учреждения в органах власти и также представляют интересы государства. Основная обязанность совета попечителей заключается в том, чтобы назначать, в том числе из сотрудников образовательного учреждения, «президента» или «номинального главу университета» для поддержки, оценки и делегирования всех управленческих задач. Большинство государственных колледжей и университетов Соединенных Штатов Америки управляется не одним правлением совета попечителей, а частью мультикампусной системы, в которую входят группы государственных вузов. Их попечительские советы являются единственной структурой, наделенной полномочиями оценивать качество образовательных услуг и эффективности финансирования вуза.

Такие же нормы распространены в Бельгии, Великобритании, Канаде, Латинской Америке, Португалии, Швеции, где сформировались свои модели попечительства. Деятельность их попечительских советов обусловлена во многом типом образовательного учреждения, видом сектора (частного или государ­ственного), особенностями и профилем образовательного учреждения. К примеру Министерство образования Франции действует через учебные округа и опирается на консультативные органы93. В результате на местах имеется возможность утверж­дения учебных программ, организации экзаменов, определения экзаменационных дисциплин и принятия решений о выдаче дипломов.

Таким образом, сравнивая имеющийся исторический опыт попечительства в России и сложившиеся зарубежные модели, соискатель делает вывод, что попечительство формируется как социальный институт, который необходим для развития образовательной сферы и должен быть общественным органом управления образованием, обеспечивающим формирование стратегии и перспективных планов развития образовательных учреждений.

В заключении  подводятся итоги исследования, делаются основные выводы и даются рекомендации для дальнейшего изучения рассматриваемой проблемы.

Подводя итоги исследования проблемы правительственного попечения  о народном образовании в России в целом и Оренбургском учебном округе в особенности, диссертант предлагает возродить его как самостоятельную форму государственной службы.

Исследование исторического опыта более чем востребовано, так как оно дает возможность применить позитивные уроки прошлого в современных условиях. Российское правительство подходило к попечительству как к единой системе управления образованием, чего не достает в настоящее время.

Использование изученного опыта не означает его копирование, а предполагает творческое применение с учетом информационных  образовательных технологий и  особенностей современного цивилизационного развития. Возрождение попечительства о народном образовании и умелое использование уроков прошлого даст ценные результаты в модернизации современной образовательной системы.

Сравнивая изученный опыт России и сложившиеся зарубежные модели, можно сделать вывод, что попечительство как социальный институт является наиболее перспективным направлением в системе образования.

Исходя из анализа опыта Оренбургского учебного округа, предлагается в каждом федеральном округе Российской Федерации создать системное и многоуровневое попечительство как один из институтов власти.

Попечительство в федеральном округе создается по схеме «снизу доверху» как единый непрерывный процесс, субъектами которого можно считать попечительские советы образовательных учреждений, районного попечителя, муниципального попечителя, областного (республиканского) попечителя, окружного попечителя.

У попечителя каждого уровня должен быть собственный управленческий аппарат, который состоит из планово-финансового и консультационно-методического отделов, PR-службы (редакционно-издательский отдел, пресс-центр, IT-сектор),  канцелярии.

Одним из важных структурных подразделений округа должна быть независимая аттестационно-экспертная комиссия, созданная по примеру Испытательного комитета при Оренбургском учебном округе. Ее задача - определить образовательный и квалификационный уровень претендентов на государственную должность и педагогических кадров образовательных учреждений. Они должны подвергаться экзаменационным испытаниям по дисциплинам: русский язык, отечественная история, психология, социология, экономика, иностранный язык. Экзамены по этим предметам позволят определить уровень эрудированности, информационно-коммуникационных навыков, владения языками, гражданской зрелости и педагогико-психологической готовности.

Диссертант считает, что попечитель каждого уровня может возглавить коллегиальный орган для принятия управленческих решений.  Таким образом, все попечительские советы смогут составить единую попечительскую сеть в том или другом округе. Такое сетевое взаимодействие основано на равном положении всех уровней в системе относительно друг друга и на многообразии горизонтальных неиерархических связей.

На каждом из уровней деятельность попечительских советов заключается в формировании многослойного сообщества в соответствии с их задачами. В их состав могут входить представители администрации, образовательных учреждений, властных структур, органов управления образованием, бизнеса и общественности, профессорско-преподавательского состава, учащихся, родителей.

Реальная организационная структура многоуровневого попечительства в округе может поддерживаться виртуальной. Это предполагает создание единой системы социальных сетей, интегрированных со всеми субъектами образования. Попечительские социальные сети (открытые и закрытые) могут быть эффективной формой взаимодействия всех уровней управления образованием (дошкольное, школьное, средне-профессиональное, вузовское, послевузовское, дополнительное) с партнерами для поддержки связей с выпускниками, оперативного обмена информацией и ресурсами,  организации совместной работы на расстоянии. Такой вид взаимодействия повышает степень открытости образовательных учреждений и вводит общественный контроль.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Монографии
  1. Галиуллина С.Д. Попечительство о народном образовании в России. Уфа: УГАЭС, 2006.  4,25 п. л. 68 с.
  2. Галиуллина С.Д. Нормативно-правовые основы института попечительства о народном образовании в Российской империи. Уфа: УГАЭС, 2008. 5,44 п. л. 87 с.
  3. Галиуллина С.Д. Правительственное попечение о народном образовании в России. М.: Интер, 2010. 14,75 п. л. 236 с.
  4. Галиуллина С.Д. Попечительство о народном образовании в Оренбургском учебном округе (1875-1917 гг.). Уфа: УГАЭС, 2011. 12,5 п. л. 200 с.
  1. Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах

и изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Галиуллина С.Д. Историческая роль института попечительства в становлении коммерческого образования в Уфимской губернии в конце XIX-начале XX вв. // История науки и техники: научный журнал, 2009. № 2. 0,31 п. л. С. 102-106.
  2. Галиуллина С.Д. Попечительство в сфере коммерческого образования в Уфимской губернии в начале XX в. // История науки и техники: научный журнал, 2009. № 3. 0,25 п. л. С. 92-95.
  3. Галиуллина С.Д. Становление государственной системы попечения о народном образовании // Государственная служба: научно-политический журнал, 2010. № 1 (63). 0,19 п. л. С. 101-103.
  4. Галиуллина С.Д., Дегтярев А.Н. Попечительство и благотворительность в образовательной сфере Республики Башкортостан (исторический опыт и современность) // Экономика и управление: Российский научный журнал, 2010.  № 2 (52). 0,25 п. л. С. 86-89.
  5. Галиуллина С.Д., Дегтярев А.Н. Попечительство и благотворительность в сфере образования Российской империи // Социальная политика и социальное партнерство: научно-практический журнал, 2010. № 7 (52). 0,38 п. л. С. 84-89.
  6. Галиуллина С.Д. Деятельность попечителя учебного округа // Вестник Башкирского университета: научный журнал, 2010. Т. XV. № 1. 0,25 п. л. С. 241-244.
  7. Галиуллина С.Д. Роль Института попечительства в развитии профессионального (сельскохозяйственного) образования в Российской империи // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена: научный журнал, 2010. № 120. 0,69 п. л. С. 17-27.
  8. Галиуллина С.Д. Методологические основы попечительства как социального института // Власть: общенациональный научно-политический журнал, 2010. № 8. 0,19 п. л. С. 118-120.
  9. Галиуллина С.Д. Персональный состав попечителей Оренбургского учебного округа // Вестник Томского государственного университета: научный журнал, 2012. № 356. 0,25 п. л. С. 58-61.
  10. Галиуллина С.Д. Нормативно-правовое регулирование института попечительства в народных училищах Российской империи // Теория и практика общественного развития: научный журнал, 2012. № 5. 0,19 п. л. Электронное периодическое издание // http://teoria-practica.ru/-5-2012/history/galiullina.pdf. Шифр Информрегистра 0421200093\0410.
  11. Галиуллина С.Д. Попечительство как форма государственной службы // Вестник Тамбовского университета. Серия «Гуманитарные науки»: научный журнал. Тамбов, 2012. № 9. 0,31 п. л.
  12. Галиуллина С.Д. Проблема попечительства о народном образовании в дореволюционной историографии // Вестник Томского государственного университета. История: научный журнал, 2012. № 3. 0,31 п. л.
  13. Галиуллина С.Д.  Исторические предпосылки создания Оренбургского учебного округа // Историческая и социально-образовательная мысль: научный журнал, 2012. № 2. 0,13 п. л. С.23-24.
  1. Статьи в профессиональных журналах и научных сборниках,

доклады на конференциях, научно-методические работы

Общее количество работ - 8, авторским объемом 2,23 печ. л. Из них наиболее значимые:

  1. Галиуллина С.Д. Попечительство как социальный институт // Сервис  plus: научный журнал, 2009. 0,5 п. л. С. 3-10.
  2. Галиуллина С.Д. Попечительство как орган общественно-государственного управления // Инновационные технологии в гуманитарных науках: Сборник научных трудов Международной научной конференции (25-29 мая 2009 г.). Ульяновск: Ульяновский государственный университет, 2009. 0,06 п. л. С. 50.
  3. Галиуллина С.Д., Дегтярев А.Н. История социального попечения в России  // Образование в высшей школе: современные тенденции, проблемы и перспективы инновационного развития: Сборник научных статей Международной  научно-методической интернет-конференции, посвященной 40-летию УГАЭС (30 ноября 2010 г.). Уфа: УГАЭС, 2010. 0,31 п. л. С. 230-234.
  4. Galiullina S.D. Guardianship history about public education in Russia // European Science and Technology: 2nd International scientific conference. Vol.III. (May 9th May 10th 2012). Bildungszentrum Rodnik e.V. Wiesbaden, Germany: The publisher «Strategic Studies Institute», 2012. 0,25 п. л. С.21-24.
  5. Галиуллина С.Д. Институт попечительства как инновационная форма социальных технологий // Научная дискуссия: инновации в технических, естественных, математических и гуманитарных науках: Сборник III Международной научно-практической конференции (16 июля). М.: Международный центр науки и образования, 2012. Ч. 1. 0,31 п. л.
  6. Галиуллина С.Д. Попечительство о народном образовании в России // От Древней Руси к Российской Федерации: история российской государственности: Сборник научных статей Международной научной конференции (28-29 сентября). М.: МГУ, 2012. 0,3 п. л.

1Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министер­ства Народного Просвещения. 1802–1902.  Пб.: Издание Министер­ства Народного Просвещения, 1902; Рождественский С.В. Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIII–XIX вв. Пб.: Типография М. А. Александрова, 1912. Т. I.; Рождественский С.В. Материалы для истории учебных реформ в России в XVIII–XIX вв. Пб.: Типография М. А. Александрова, 1912.

2Шевырев С.П. История Императорского Московского университета, написанная к столетнему его юбилею. 1755–1855.  Репринтное издание.  М.: Изд-во Московского университета, 1998; Владимирский-Буданов М.Ф. Университет Св. Владимира в царствование императора Николая Павловича. Киев, 1884.

3 Загоскин Н.П. Деятели Императорского Казанского университета 1805-1900 гг. Казань: Типо-литография Императорского университета, 1900; Загоскин Н.П. История Императорского Казанского университета за первые 100 лет его существования. 1804-1904 гг. В 4-х т. Казань: Типо-литография Императорского университета, 1902.  Т. I.

4Герье В.И. По поводу статьи в «Русском Вестнике»: К университетскому вопросу // Вестник Европы.  1876.  № 10. С. 768–798; Иконников В.С. Русские университеты в связи с ходом общественного образования // Вестник Европы. 1876. № 4–11. № 4. С. 161–206. № 9. С. 493–550; Глинский Б.Б. Университетские уставы (1755–1884) // Исторический вестник.  Пб., 1900. Т. LXXIX.

5Сухомлинов М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению: Материалы для истории образования в России в царствование Александра I. СПб.: Типография А.С. Суворина, 1889. Т. I, II; Пыпин А. Н. Очерки литературы и общественности при Александре I. Пг., 1917.  С.  227.

6 Алекторов А. История Оренбургской губернии. Оренбург: Типография Г.М. Браслина, 1883; Васильев А.В. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние.  Оренбург: Издание Тургайского областного статистического комитета, 1896; Рыбаков С.Г. Ислам и просвещение инородцев в Уфимской губернии. СПб.: Синоидальная типография, 1900; Его же. Просвещение инородцев в Пермской губернии. СПб.: Типолитография М.П. Фроловой, 1901; Мошков В.А. Просвещение инородцев Волжско-Камского края. Казань: Типолитография Императорского Казанского университета, 1901; Обухов М.И. Народное образование в Уфимской губернии к 1917 г. Уфа: Электрическая типография «Печать», 1917.

7 Миропиев М.А. Исторический обзор Оренбургского учебного округа за первое 25-летие его существования (1875-1899). Уфа: Типолитография им И.И. Ефимовского-Мировицкого, 1901.

8 Коротков Е.Н. Материалы к истории Уральского горного училища в связи с возникновением горнотехнического образования на Урале. Екатеринбург: Типолитография Л.В. Шаравьевой, 1913.

9 Корбут М.К. Казанский Государственный Университет им. В.И. Ульянова-Ленина за 125 лет: 1804/05-1929/30. Казань: Изд-во Казанского университета, 1930. Т. I, II.

10 История Московского университета / под ред. М.Н. Тихомирова. М.: Изд-во Московского университета, 1955. Т. I, II. 

11Нечаев Н.В. Горнозаводские школы Урала. К истории профессионального технического образования России. Всесоюзное учебно-педагогическое изд-во «Трудрезервиздат», 1956.

12 Пенчко Н.А. Основание Московского университета. М.: Изд-во Московского университета, 1952; Мартинсон Э.Э. История основания Тартуского (б. Дерптского-Юрьевского) университета. Л.: Издание Ленинградского университета, 1964.

13 Алтынсарин И. Собрание сочинений. В 3-х т. Алма-Ата: Наука, 1975. Т. I, II.

14 Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох: от России крепостной к России капиталистической.  М.: Наука, 1985; Ее же. Русские университеты на путях реформ: шестидесятые годы XIX века. М.: Наука, 1993.

15 Михайлова С.М. Казанский университет и просвещение народов Поволжья и Приуралья (XIX в.) Казань: Изд-во Казанского университета, 1979; Фархшатов М.Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период 60-90-е годы XIX в. / под ред. Х.Ф. Усманова. М.: Наука, 1994.

16 Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX-начале XX вв. М.: Новый хронограф, 1991; Его же. Студенческая корпорация России конца XIX-начала XX вв.: опыт культурной и политической самоорганизации. М.: Новый хронограф, 2004; Кенжетаев Б.А. Казанские учебные заведения и процесс формирования казахской интеллигенции в середине XIX-начале XX вв. Казань: ПиФ, 1998; Змеев В.А. Эволюция высшей школы Российской империи. М.: МАТИ РГТУ им. К.Э. Циолковского. Латмэс, 1998; Федулин А.А. Социальное партнерство в системе высшего образования // Социальное партнерство в образовательной сфере России: теория и практика. М.: РАГС, 1999; Его же. Становление системы социального партнерства в России. М.: Галерея, 1999; Жураковский В.М., Кураков Л.П. Укрепление Российской государственности: место и роль системы образования. М.: Гелиос АРВ, 2000; Жуков В.И. Высшая школа России: исторические и современные сюжеты. М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2000; Его же. Российское образование: истоки, традиции, проблемы. М.: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг»; М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2001; Адамский А.И. Теория попечительства // Перемены, 2001. № 4. С. 4-11; Петров Ф.А. Формирование системы университетского образования в России. М.: МГУ, 2003. Т. I, IV. Ч. 2;  Скоч А.В. Меценатство и благотворительность в сфере отечественного образования: правовые основы. М.: ПЕРСЭ, 2003; .Пинский А.А. Либеральные идеи и практика образования. М.: Издательский дом ГУВШЭ, 2007; Леонова Л.С. Борьба  В.И. Вернадского за автономию высшей школы России (дооктябрьский период) // Тысячелетняя история России. Проблемы, противоречия и перспективы развития. М., 2004; Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009; Костриков С.П. История управленческого образования в России. Ч. 1. XVIII-начало XX в., Ч. 2. Государственный университет управления – основоположник управленческого образования в России (1919-2009 гг.). М.: ГУУ, 2009; Его же. Становление управленческого образования в России. XVIII-начало XX вв. М.: ГУУ, 2010; Уткин А.В. Генезис миссии учителя в истории отечественного образования XVIII-начала XX вв. Нижний Тагил: НТГСПА, 2010; Крапоткина И.Е. Казанский учебный округ в конце XIX-начале XX вв. М.: Флинта, 2011.

17 Дегтярев А.Н., Мухамедина Ш. Государственное управление финансами в Башкирии. Часть первая (Уфимская губерния). М.: Изд-во экономико-правовой литературы, 2011.

18 Журнал Министерства Народного Просвещения. СПб.: Императорская Академия Наук, 1834-1917.

19 Сборник распоряжений по Министерству Народного Просвещения. В 4 т. СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1802-1870; Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения.  Царствование Императора Александра I. 1802–1825. Пб.: Типография Императорской академии наук, 1864. Т. I-III, VI.

20 Циркуляр по Оренбург. учеб. округу.  Оренбург: Типо-Литография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого. 1875. № 1, 2, 3, 8, 9; 1876. № 1, 2, 3, 4, 5, 6, 11, 12; 1877. № 1-2, 5-6; 1878. № 1-2, 3-4, 11-12; 1884. № 2; 1887. № 1; 1903. № 1-3, 4-5; 1904. № 3, 6-7, 8-9; 1905. № 4, 5.

21 Памятная книжка Министерства Народного Просвещения на 1865 год. СПб.: Типография В.А. Рогальского и К., 1865; Исторический очерк совета Императорского Человеколюбивого общества и подведомых ему благотворительных учреждений. СПб.: Государственная типография 1898; Законы и справочные сведения по начальному народному образованию / сост. Пругавин А.С. СПб.: Склад изданий О.Н. Поповой, типография И.Н. Скороходова и Исидора Гольдберга, 1898; Настольная книга по народному образованию / под ред.  Г. Фальборка и В. Чарнолуского. СПб.: Издание Т-ва «Знание». Типо-Литография Б.М. Вольфа, 1899. Т. I, II.; Правила о начальных училищах для инородцев, живущих в восточной и юго-восточной России, утвержденные Министерством Народного Просвещения 31 марта 1906 г. и 2 января 1907 г. Уфа: Управление попечителя Оренбургского учебного округа, 1907.

22Руководство для народных училищ Пермской дирекции Оренбургского учебного округа. Пермь: Типография И.С. Гребнева, 1892; Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Ф.Г. Соловьев и К.». 1912. № 1, 2, 3, 4; 1913. № 2, 3, 5–8; 1914. № 1–3, 5, 8; 1915. № 1, 2, 3, 4, 5, 6-7; Инструкция для начальных народных училищ Оренбургского учебного округа (по решению попечителя Оренбургского учебного округа от 20 февраля 1914 г. № 2421). Пермь: Типография И.С. Гребнева, 1914; Памятная книга на 1915 г. Оренбургский учебный округ. Б. и., б. г.

23 Отчет Попечителя Казанского учебного округа Д. Ст. Сов. Стендера по обозрению учебных заведений вверенного его управлению округа с июня по октябрь 1863 г. Б. и., б. г.; Отчет Попечителя Киевского учебного округа Князя Ширинскаго-Шихматова, представленный в ноябре 1865 года. Б. и., б. г.; Материалы для истории образования в России в царствование императора Александра I. СПб.: Типография Ф.С. Сущинского, 1866; Устав Уфимского общества взаимного кредита. Уфа: Печатня Н.К. Блохина, 1892; Отчет о деятельности общества  попечения о народном образовании в городе Красноуфимске и его уезде за 1895 г. Пермь: Типография уездной земской управы, 1896; Труды особого совещания по организации среднего сельскохозяйственного образования, созванного при департаменте земледелия в сентябре 1895 г. СПб.: Типография Киршбаума, 1896; Отчет по Белебеевской, Уфимского Губернского Земства низшей сельско-хозяйственной школе 1-го разряда за 1897/1898 гг. С первого октября 1897 г. по 1 октября 1898 г. Уфа: Паровая типо-литография А.Л. Зайкова, 1898; Отчет по Мензелинской сельско-хозяйственной школе I-го разряда и хозяйству при ней за 1905 год. Уфа: Типолитография Торгового Дома И.Е. Милюкова и И.А. Медведева, 1896; Устав общества вспомоществования нуждающимся ученицам Уфимской Мариинской женской гимназии. Уфа: Паровая типо-литография А.П. Зайкова, 1899; Отчет о народных чтениях в г.Уфе за 1900 г. Б.и., 1900;  1904; Устав мензелинского низшего сельскохозяйственного училища. Мензелинск: Типография Н-ков Губанова, арендованная А.Я. Вилосовым, 1911; План школьной сети по введению всеобщего обучения в г. Уфе и план школьного строительства. Уфа: Типолитография Г.Соловьева и К., 1911; Устав Уфимских коммерческого училища и торговой школы общества взаимного кредита. Уфа: Печатня Н.К.Блохина, 1912; Протоколы первого съезда директоров гимназий и реальных училищ и инспекторов прогимназий Оренбургского Учебного Округа. С 24-29 сентября 1912 года. На правах рукописи. Б. и. С. 3; Журнал заседаний съезда директоров и инспекторов народных училищ Оренбургского учебного округа 11-16 июня 1912 года (в извлечении); Устав общества вспомоществования учащимся в Уфимских коммерческом училище и Торговой школе. Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Ф.Г.Соловьев и К.», 1914; Народное образование в Пермской губернии. 1918 г. Пермь: Электрическая типолитография губернского земства, 1918.

24Васильчиков А.А. Семейство Разумовских. СПб.: Типография Стасюлевича, 1880. Т.II; Бажов П.П. Избранные произведения. М., 1986; Татаринов Д. Троицкая гимназия. Страницы воспоминаний // Урал. 1986. № 9. С. 136-146; Мамин–Сибиряк Д.Н. Рассказы. Легенды. Воспоминания. М., 1987; Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи. Мемуары современников / под ред. И.А.Федосова. М.: Изд-во Московского университета, 1989; Воспоминания Министра народного просвещения графа И. И. Толстого (31 октября 1905 г.- 24 апреля 1906г.) / cост. Л. И. Толстая. Серия Мемуары русской профессуры. М., 1997; Фадей Булгарин Воспоминания. М.: Захаров, 2001.

25 Главнейшие данные поземельной статистики по исследованию 1887 года. Выпуск XLV. Уфимская губерния. СПб.: Издание центрального статистического комитета министерства внутренних дел. Типография акционерного общества печатного дела Е. Евдокимов, 1900; Первая всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 г. Оренбургская губерния. Издание центрального статистического комитета министерства внутренних дел под редакцией И.А.Тройницкаго, 1904. Тетрадь XXVIII. Там же: Уфимская губерния. Тетрадь XXXI; Там же: Пермская губерния. Тетрадь XXXI; Там же: Тургайская область. Тетрадь LXXXVII; Там же: Уральская область. Тетрадь LXXXVIII; Текущая школьная статистика Уфимской губернии за 1908-1909 уч. год. Уфа: Издание Уфимской губернской земской управы, 1909; Школьная статистика за 1912-1913 уч. год. Основные таблицы: число училищ, учащих, учащихся и основные группировки школ. Год V. Уфа: Электрическая типография Т-ва «Печать», 1913; Статистический справочник ЦСК МВД (Центральный статистический комитет Министерства Внутренних Дел) 1915 г., отд. I. С. 29-30; Россия 1913 год: статистико-документальный справочник. Российская Академия Наук Институт Российской истории. СПб.: Изд-во Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1995..

26 Новый энциклопедический словарь / под ред. К.К. Арсеньева.  Пб.: Типография товарищества «Ф.А. Брокгауз - И.А. Ефрон», б. г. Т. XXVIII, XXIX; Словарь церковнославянского и русского языка, составленный вторым отделением императорской академии наук. Пб.: Типография Императорской академии наук, 1847. Т. III; Настольный словарь для справок по всем отраслям знаний: в 3-х т. / под ред. В.Р. Зотова, Ф. Толля. Пб.: Издание Ф. Толля. Типография В. Безобразова и К., 1864. Т. I, II; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка,  1863–1866. Т. I-IV; Русский энциклопедический словарь, издаваемый профессором Санкт-Петербургского университета И.Н. Березиным, посвященный Его Императорскому Высочеству Государю наследнику Цесаревичу. Отдел 3. Пб.: Б. и., 1876. Т. IV; Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания / под ред. С.Н. Южакова. Пб.: Библиографический институт (Мейер) в Лейпциге и Вене. Книгоиздательское товарищество «Просвещение», 1896. Т. XI, XIV, XV; Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания / под ред. С.Н. Южакова. Пб.: Библиографический институт (Мейер) в Лейпциге и Вене. Книгоиздательское т-во «Просвещение», 1909. Т. XIX; Ожегов С.И. Словарь русского языка. 24-е изд., испр.  М.: Оникс 21 век. Мир и Образование, 2003;  Государственность России: словарь-справочник / сост. И В. Сабенникова, Н.И. Химина.  Кн. 5: Должности, чины, звания, титулы и церковные саны России. Конец XV века-февраль 1917 года. Ч. 2. М.: Наука, 2005; Захарченко Е.Н., Комаров Л.Н., Нечаев И.В. Новый словарь иностранных слов. Свыше 25000 слов и словосочетаний.  3-е изд, испр. и доп. М.: Азбуковник, 2008. 

27 Оренбургская губерния с прилежащими к ней местами по «Ландкартам» Красильникова и «Топографии» П.И. Рычкова 1755 г. Оренбург: Типография Бреслина, 1880; Уфимская губерния. Карту составлял и. о. Белебеевского уездного землемера Аврижицкий. Б. и. б. г.; Пермская губерния с прилежащими к ней местами по «Ландкартам» Красильникова и «Топографии» П.И. Рычкова 1855 г. Пермь. Б. и., б. г.; Подробный Атлас Российской империи с данными главных городов. 70 карт. Карта № 3. Европейская Россия этнографическая; Карта № 34. Оренбургская и Уфимская губернии с планами городов, Карта № 35. Земли Уральскаго Казачьяго войска; Карта № 38. Области Уральская, Акмолинская, Тургайская, Семипалатинская, 62. СПб.: Картографическое заведение А. Ильина, 1871. Российская империя в начале 20 века. Карта Российской империи на 1914 год. Границы губерний, областей и округов Российской империи.

28Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. 1-е изд., стер. до 33 т. / под ред. Профессора Ю.С. Гамбарова, В.Я. Железнова, М.М. Ковалевского, С.А. Муромцева и К.А. Тимирязева. М.: Редакция и Экспедиция Русского библиографического института Гранат. Т. XXX. С. 607.

29Словарь церковнославянского и русского языка, составленный вторым отделением императорской академии наук. Пб.: Типография Императорской академии наук, 1847. Т. III. С. 352–353.

30Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Ивановича Даля, 1863–1866. Т. I-IV.

31Русский энциклопедический словарь, издаваемый профессором Санкт-Петербургского университета И.Н. Березиным, посвященный Его Императорскому Высочеству Государю наследнику Цесаревичу. Отдел 3. Пб.: Б.  и., 1876. Т. IV.

32Захарченко Е.Н., Комарова Л.Н., Нечаева И.В. Новый словарь иностранных слов. 3-е изд., испр. и доп. М.: Издательский центр «Азбуковник», 2008. С. 3.

33Шевырев С.П. История Императорского Московского университета, написанная к столетнему его юбилею 1755–1855. М.: Изд-во Московского университета, 1998. С. 4–5, 10, 12.

34 РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 102. Л. 2.

35 Лаввис Эрнест, Рамбо Альфред Никола. История XIX века. Время Наполеона I. 1805-1815. Перевод с французского. Второе дополнительное издание / под ред. профессора Е.В. Тарле. М.: ОГИЗ, Государственное социально-экономическое издательство. Т. I. Ч. 1. С. 261.

36 ПСЗ РИ. Собрание первое. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. Т. XXVII. 1802-1803. № 20.597, 20.598.

37 РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 114. Л. 45-56.

38 ПСЗ РИ. Собрание первое. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. Т. XXVIII. 1804-1805. № 21.220, 21.266, 21.345, 21.388, 21.428, 21.497, 21.498, 21.499, 21.500, 21.501; Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения.  Царствование Императора Александра I. 1802–1825. Пб.: Типография Императорской академии наук, 1864. Т. I. С. 255.

39 РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 102. Л. 72 об.

40 ПСЗ РИ. Собрание второе. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1862. Т. XXXV. Отделение первое. 1860. № 35433.

41ПСЗ РИ. Собрание второе. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1856. Т. X. 1835. № 8262.

42 ПСЗ РИ. Собрание второе. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1862. Т. XXXV. Отделение первое. 1860. № 35578.

43 Там же. № 35768, 35768, 35780.

44 Свод законов Российской империи повелением Государя Императора Николая I. Свод Уставов Ученых Учреждений и Учебных Заведений ведомства Министерства Народного Просвещения. CПб.: Издание кодификационного отдела при государственном совете, 1893. Т. XI. Ч. 1.

45 См. Федорченко В. И. Императорский дом. Выдающиеся сановники. Энциклопедия биографий. В 2-х т. Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕССС, 2003. Т. I. С. 554.

46Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного Просвещения. 1802–1902. СПб.: Издание Министерства Народного Просвещения, 1902. С. 431.

47 Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Год первый. Оренбург: Типография Ив. Ив. Ефимовского-Миравицкого, 1875. № 1-3. С. 1.

48 ПСЗ РИ. Собрание второе. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1876.  Т. XLIX. 1874. № 53541, штаты и табели к № 53541.

49 ЦГИА РБ. Ф. И-109, Оп. 1. Л. 1; Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Год первый. Оренбург: Типография Ив. Ив. Ефимовского-Миравицкого, 1875. № 1-3. С. 1-3; Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Год первый. Оренбург: Типография Ив. Ив. Ефимовского-Мировицкаго, 1875. № 1-3. С. 12-15.

50 ЦГИА РБ. Ф. И-109.  Оп. 1. Д. 157. Л. 58-59.

51 ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 167. Л. 36.

52 Памятная книга на 1915 г. Оренбургский учебный округ. Б. и., б. г. С. 2.

53ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 38. Л. 20-21.

54Свод законов Российской империи повелением Государя Императора Николая I. Свод Уставов Ученых Учреждений и Учебных Заведений ведомства Министерства Народного Просвещения. CПб.: Издание кодификационного отдела при государственном совете, 1893. Т. XI. Ч. 1. С. 13; ЦГИА РБ. Ф. И-109, Оп. 1. Д. 39. Л. 1-3.

55ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 44. Л. 7.

56 РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 133. Л.21-22. jpg.

57РГИА. Ф. 732. Оп. 1. Д. 102. Л. 20-22; Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения.  Царствование Императора Александра I. 1802–1825. Пб.: Типография Императорской академии наук, 1864. Т. I.С.523, 22.

58ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 176. Л. 1-6; Оп. 2. Д. 1748. Л. 1.

59ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 2. Д. 1. Л. 24, 24 об.; Оп. 1. Д. 174. Л. 2, 2 об.

60 Свод законов Российской империи повелением Государя Императора Николая I. Свод законов о состояниях.  Пб., 1893. Т. IX. Ч. 1.С. 8.

61 ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 65. Л. 24, 3.

62Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Год третий. № 5-6. Оренбург: Типография А. Хохловой, 1877. С. 58-59.

63ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Л. 2.

64 Памятная книга на 1915 г. Оренбургский учебный округ. Б. и., б. г. С. 10-11.

65 РГИА. Ф. 733. Оп. 170. Д. 263. Л. 303.

66 ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 11. Д. 908. Л. 3; Д. 523. Л. 55.

67 Журналы заседаний съезда директоров и инспекторов народных училищ Оренбургского учебного округа в г.Уфе 11-16 июня 1912 года (в извлечении). Обработал для печати окружный инспектор Оренбургского учебного округа М. А. Миропиев. Б. и. С. 2.

68 Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа: Электрическая Типо-литография Т-ва «Ф. Г.Соловьев и К.», 1915. № 2. С. 155.

69Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа: Электрическая Типо-литография Т-ва «Ф.Г.Соловьев и К.», 1915.  № 1. С. 63; Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Год третий. Оренбург: Типография А. Хохловой, 1877. № 1-2. С. 23.

70 Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа: Электрическая Типо-литография Т-ва «Ф. Г.Соловьев и К.», 1912. № 3. С. 139.

71 ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-2.

72 Циркуляр по Оренбургскому учебному округу. Оренбург: Типография Ив. Ив. Евфимовскаго-Мировицкого, 1903. № 4-5. С. 143-145.

73Памятная книжка Уфимской губернии на 1878 г. / сост. В. А. Новиков, Н. А. Гурвич. Уфа: Губернская типография, 1878. С. 14.

74Устав Уфимского Общества Взаимного Кредита. Уфа: Печатня Блохина, 1892. С. 4.

75Годовой отчет Торговой Школы Уфимского Общества Взаимного Кредита за 1909–10-й уч. год (первый год существования). Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Соловкин и К.», 1910.

76Устав Уфимского Коммерческого училища и Торговой Школы Общества Взаимного Кредита. Уфа: Печатня Н. К. Блохина, 1912.

77Годовой отчет Торговой Школы Уфимского общества взаимного кредита за 1911–1912 уч. год. Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Соловкин и К.», 1912. С. 57.

78Годовой отчет Торговой Школы Уфимского Общества Взаимного Кредита за 1909–10-й уч. год (первый год существования). Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Соловкин и К.», 1910. С. 30.

79Устав Общества Вспомоществования учащимся в Уфимских коммерческих училищах и Торговой школе. Уфа: Электрическая типолитография Т-ва «Соловкин и К.», 1914.

80Устав Уфимского Коммерческого Училища и Торговой Школы Общества Взаимного Кредита. Уфа: Печатня Н.К. Блохина, 1912.

81Большая Энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания / под ред. С.Н. Южакова. Пб.: Библиографический институт (Мейер) в Лейпциге и Вене. Книгоиздательское Т-во «Просвещение», 1909. Т. XIX. С. 69–72, 80.

82Школьная статистика за 1912–13 уч. год. Основные таблицы: число училищ, учащих, учащихся и основные группировки школ. Год V. Уфа: Электрическая типография Т-ва «Печать», 1913. С. 69.

83РГИА. Ф. 733. Оп. 160. Д. 336. Л. 1-2.

84Отчет по Белебеевской, Уфимского Губернского Земства, низшей сельскохозяйственной школе I-го разряда за 1897 год. Уфа: Паровая типолитография А. Л. Зайкова, 1897. C. 4.

85Отчет по Белебеевской, Уфимского Губернского Земства, низшей сельскохозяйственной школе I-го разряда за 1897/1898 гг. С 1 октября 1897 г. по 1 октября 1898 г. Уфа: Паровая типолитография А. Л. Зайкова, 1898 г. С. 3.

86Попечительство в образовании. Общественная организация Ассоциация попечительских советов учреждений образования Республики Саха (Якутия). Якутск: Общественная организация Ассоциация попечительских советов учреждений образования Республики Саха (Якутия), 2001.

87Попечительские советы вузов Приволжского федерального округа. Реальность. Перспективы. М.: Эврика, 2004. С. 100.

88Попечительские советы вузов Приволжского федерального округа. Реальность. Перспективы. М.: Нижний Новгород: Издательский дом Эврика, 2004; Инновационно-образовательная сеть «ЭВРИКА» // http://www.eurekanet.ru (последняя дата обращения 28.08.2012).

89Отработка моделей участия гражданских институтов в механизмах оценки и развития образовательной деятельности // http://www.school-citizen.ru/scitizen/info/12876.html (последняя дата обращения 15.08.2012).

90Попечительский совет: вчера, сегодня, завтра /сост. А. Н. Белов. М.: Изд-во Российской экономической академии, 2006. С. 10.

91Фрумин И Д., Поляруш П.П. Частно-государственное партнерство в образовании: уроки международного опыта // Вопросы образования. М.: ГУ ВШЭ, 2008. С. 74.

92Джонстоун Д.Б. Система высшего образования в США: структура, руководство, финансирование // Университетское управление: практика и анализ. Екатеринбург, 2003. № 5, 6. http://www/umj.ru/index.php/pub/inside/390 (последняя дата обращения 18.05.2012).

93Адриан Ж. Десять лет спустя. Французская школа после децентрализации // Директор школы. 1995. № 2. С. 66–75.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.