WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Специфически английским элементом остается считать (до появления более конкретного объяснения) лишь инструменты, инспирированные, по мнению А.Хейманн и В.Кана, текстами Ис 40:21 и Прем.11:21, да выбор формы рамки, в которую заключается бездна и голубь – «пейзаж» первого дня Творения Коттоновской традиции.

Финальным этапом обособления медальона как универсальной рамки в раннеанглийской традиции автор считает миниатюру Генезиса Кэдмона (ок.1000 г, (Лондон, Британская библиотека, Junius 11, f.7)), которая представляет собой своего рода «протоинициал» -- вертикальную цепь медальонов, часть которых включает в себя фигуру Творца (в мандорле), часть – «пейзажи» Творения. Подобная универсальность поля медальона зафиксируется в английской традиции и просматривается вплоть до XIII века – так, в начале XII в, в Ламбетской библии(Лондон, Ламбетский дворец, MS 3, вшитый бифолий) фигура Творца заключена в такой же медальон, как и сцены Творения, а в Кэмбриджской библии (Cambrige, Corpus Christi College, MS 48, f.7v, ок.1180)37 и библии Лотиана (Нью-Йорк, Pierpont Morgan, MS 791, f.4v)38 Творец заключен в «модный» на рубеже XII-XIII веков готический квадрифолий.

Г. Раннеиспанская иконография Творения.

Самые ранние свидетельства ее возникновения – фронтисписы двух каталонских библий первой половины XI в -- библии из Риполльского монастыря (Rome,Bib.Apost.Vat., Vat.lat.5729, f.5v) и четырехтомной библии из монастыря Рода(Paris, B.N., Ms.Lat.6, f.6)39. Обе рукописи причисляются Зальтеном сразу к двум нестандартным группам в иллюстрировании цикла Творения - автор называет их единственными Kaufmann 1975, cat.91, p. Morgan, 192, cat.32, p.79- Neuss W. Die Catralanische bibelillustration um die Wende des ersten Jahrhunderts und die altspanischen Buchmalerei. Leipzig, 1922, Cahn, 1992, p.70ff неитальянскими примерами римского типа в книжной миниатюре, оговариваясь, впрочем, тем, что здесь налицо «жесткое редуцирование мотивов и «полное абстрагирование от Творца»40. Действительно, в обоих фронтисписах отдельно размещены сегментированные медальоны персонификации Бездны и антропоморфные персонификации Света и Тьмы. Последние два элемента связаны с традицией октатевхов и римским типом. В связи с этим автор диссертации сближает «радужный» медальон одной из библий с «медальоном Творения» в Смирнском октатевхе, а вслед за ним – и с Коттоновской традицией. Пример этих двух фронтисписов доказывает, что в периферийной традиции Творение и Творец могли уже к началу XI века существовать раздельно. Эта традиция изолированного существования медальонов Творения имела в памятниках Пиренейского полуострова свое довольно неожиданное продолжение – в книге библейских иллюстраций начала XIIIв, одной из т.н. «Памплонских библий», заказанной Санчо Сильным Наваррским (1194-1234)41 (Амьен, Городская библиотека, MS Latin 108).

Суммируя опыт трех предыдущих глав, автор делает вывод, что рубеж XI-XII в стал временем новой композиционной организации уже готовых и изолированно существующих как итало-византийской, так и в изолированных островной и испанской традициях «пейзажей Творения», способных заполнить предоставленные им и ставшие нейтральными поля самой разнообразной конфигурации. Следующий шаг в развитии иконографии Творения – окончательное формирование на протяжении XII в концентрической схемы и многочастного инициала I.

ГЛАВА 4. Старые элементы в новых схемах. Столетие иконографического взрыва (1080-1180-е годы) и начало унификации.

Zahlten, p Bucher F., ed. The Рamplona Bibles. A facsimile compiled from 2 picture Bibles with martyrologies comissioned by King Sancho el fuerte of Navarra (1194-1234) Amiens Manuscript Latin 108 and Hamburg Ms 1,2 lat 4, 15. -- New Haven and London, 1970, p. В последней главе автор стремится доказать: а) что медальон Творения может включать пейзаж ЛЮБОГО дня (а не только первого, второго и четвертого, заключенных в медальоны в коттоновской традиции), Б) попытаться наметить несколько линий в генеалогии этих пейзажей, в) доказать, что оба прочно перепутавшихся между собой медальонов (Творца и Творения) используются в двух основных типах иллюстрации Шестоднева, сформировавшихся к 1100 г западнее Альп – в многочастном инициале I, и в концентрической схеме. К этому времени относятся первые примеры обоих типов – последней четвертью XI в датируется ковер из Жероны и Лоббская библия (Tournai, Bib.sem,MS1).

1. Концентрическая схема. Ее происхождение и использование в иконографии Творения.

Все исследователи сходятся в вопросе о связи концентрической схемы, включающей сегментированный круг со вписанными в него медальонами, с астрономическими и космографическими изображениями.

А.Грабар называет первым источником изображений знаков зодиака и персонификаций светил в медальонах римский календарь 354 г42. Элен Беер приводит три возможных источника этой схемы: орнаментальные, космографические и фигуративные композиции43. Она же ссылается на «Этимологию» Исидора Севильского, упоминающего концентрическую схему как идеальный вариант упорядоченного представления любых частей целого44. Действительно, на протяжении XII в эта схема стала использоваться, помимо Сотворения мира, для самых разных сюжетов – прежде всего экзегетических (к примеру, целый ряд композиций в трактате Hortus Deliciarum).

Grabar, p.326- Генеалогию концентрической композиции в искусстве Западной Европы XI-XIII вв впервые детально прослеживает Э.Беер в своей книге, посвященной розе Лозаннского собора Beer E. Pariser Buchmalerei in der Zeit Ludwig des Heiligen und im letzten Viertel des 13 Jahrhundert. // Zeitschrift fur Kunstgeschichte, 1981, h,1., p.62- Beer, p. В период с 1100 по 1170-е годы можно выделить три вида сосуществования Творца и Творения в рамках концентрической схемы, посвященной Сотворению мира: а) представление в сегментах или медальонах персонификаций Дней Творения, держащих в руках атрибуты этих дней, б) размещение пейзажей Творения частично в медальонах, частично в сегментированных полях, в) размещение пейзажей Творения исключительно в медальонах. Творец может быть представлен как в центре композиции, окруженный медальонами Творения, так и ПОЗАДИ главной окружности, как в Смирнском октатевхе.

А) Антропомормфные персонификации Дней Творения:

Лист Верденского гомилиария (Верден, Городская библиотека, Ms1, f.1r) представляет в сегментах круга персонификации Дней Творения, впервые идентифицированные А.Хейманн45. Исследовательница говорит о сходстве Дней Творения с персонификациями месяцев. Автор предлагает еще одну параллель – персонификации первоэлементов, подобные фигурам с инициала IN Библии Сент-Юбер из Маасского региона (Брюссель, Bibl.Roy.ms II.1639, f.6v). Атрибуты Дней, месяцев и элементов крайне неустойчивы. Окончательно перепутались истоки персонификации дней Творения в рукописи зальцбургской школы конца XII в – т.н. библии Гумперта (Erlangen, cod.121, f.5v), где не используется концентрическая схема. В архитектурных ячейках между сценами Шестоднева представлены персонажи, стоящие на красных дисках, подобно огненному херувиму в сцене Изгнания из рая коттоновского цикла, полубнаженные и с атрибутами – кувшинами, рогами и факелами. Помещение персонажей в архитектурную ячейку, подобную вратам Рая и появление атрибутов херувима – пылающего колеса под ногами – свидетельствует о влиянии римского цикла. Таким образом, персонификации здесь приобретают совершенно размытые черты ВСЕХ второстепенных героев римского типа Heimann A. The Six Days of Creation in a Twelfth Century Manuscript // Journal of the Warburg and Courteaud Institute, 1938, I, p.269-270.

– аллегорий Света и Тьмы, огненного херувима и, вместе с тем, родственны месяцам и знакам Зодиака с их атрибутами. Речь идет о композиционном и иконографическом творчестве на базе нескольких источников и сложении некоего универсального аллегорического персонажа, заполняющего любую периферийную зону в сложных геометрических композициях XII в.

б) Коттоновский тип в концентрической схеме. Его возможная комплексность.

В этом разделе рассматривается т.н. ковер из Жероны (ок.1100) и связь его иконографии с коттоновской традицией. Благословляющий Творец с кодексом здесь представлен в центре в Коттоновской иконографии Logos Creator, в восьми полусегментах по сторонам от него – сцены Творения и Адам, нарекающий животных. В трех традиционных «коттоновских» случаях – первом, втором и четвертом днях – представлены медальоны, в остальных – пейзаж заполняет весь полусегмент. Представление Света и Тьмы в виде ангелов традиционно связывается с Коттоновской традицией, однако автор показывает, что композиционно они близки к римскому типу иконографии Первого дня.

в) Астрономическая и географическая схемы. Их адаптация и соотношение друг с другом Ковер из Жероны, Верденский гомилиарий и целый ряд других композиций, использующих концентрические схемы, обладают изначальной иконографической комплексностью. На квадратное поле c персонификациями ветров по краям, организованное подобно карте мира в трактате Косьмы Индикоплова «О христианской топографии» и пришедшее в некоторые из иллюстраций октатевхов (Ser., f.32v, Sm.f.7r), накладывается здесь концентрический медальон карты мира из трактата Исидора Севильского46. Круглая форма земли известна также и в традиции Исидор Севильский, Этимология XIV, II, 1 Такие трехчастные изображения суши встречаются в библии из Перуджи и мозаиках Палатинской капеллы.

октатевхов (Vat.747 f.17r, Ser, f.32v и Sm., f.7r). Традиционные для октатевхов четыре ветра по углам в ковре из Жероны получили также атрибуты четырех райских рек.

Помимо ярко выраженной зависимости от параллельно существующих естественнонаучных схем, концентрическая схема Творения сохраняет связь с традицией Смирнского октатевха – так, в Гильдесгеймском миссале (Brabecke, coll.Furstenberg, Missale of Hildesheim, f.10v), Творец, фланкированный херувимами, изображен, как и в октатевхе, держащим перед собой круг с медальонами Творения, включающими ВСЕ шесть дней. Медальоны, представляющие небесные тела в Смирнском октатевхе, в Гильдесгеймском миссале, явно совпадающем по композиции, заполнились пейзажами Творения.

Получается, что связь Дней Творения с небесными телами или знаками зодиака развивалась по меньшей мере по двум направлениям – путем наложения астрономической диаграммы на поле географической карты и путем размещения пейзажей Творения в готовую астрономическую схему, уже прочно связанной в византийской традиции с образом Творца.

Г) Лабильность концентрической схемы. Логика ее распада На примере нескольких немецких рукописей XII века автор прослеживает этапы распада концентрической схемы как один из вариантов процесса обособления Творения от Творца.

2. Параллельное формирование инициалов IN, I. Типы сосуществования Творца и Творения в этих инициалах.

В этом разделе автор рассматривает первые примеры сложносоставных инициалов IN и I – композиции библии Сен-Вааст из Арраса (Аррас, Городская библиотека, MS.599, 1025 или 1045 г), библии из Лоббского монастыря (Турнэ, Bib.du seminaire, Ms.1, 1084 г) и др. Второй тип – I – более лабильная и плодотворная форма для контакта нескольких традиций, и уже в Лоббской библии можно видеть изображение в одном инициале двух типов Творца – в полный рост (Коттоновская традиция) и Десницы (октатевхи). Автор намечает промежуточные этапы формирования сложного инициала – многочастная заставка с простой рядоположенностью универсальных полей, подобная листу библии из Сувиньи или Лотиана.

Следующая задача работы – проследить логику заполнения этих полей разрозненными элементами раннехристианских протографов и возможность сочетания в одном поле двух, а то и трех ранних традиций, решается при помощи таблицы, включающей 16 циклов, укладывающихся во временной промежуток от 1089 до 1300 г. Таблица организована по типологическому принципу – верхняя горизонтальная строка посвящена типам Творца, левые 4 цветных столбца – ранним протографам, горизонтальные строки – вариантам изображений Творения, восходящим к одному из протографов. В перечне типов Творца автор пытается расширить и уточнить приведенную Зальтеном47 первоначальную классификацию Лемана, определяя типы соответствии с иконографией Творца и способами его сосуществования с Творением: римский – самый разнообразный (т.е.

фронтальная полуфигура анфас, Десница или Космократор в профил), Коттоновский (полнофигурный вариант в три четверти рядом или на фоне Творения ), наконец, тип октатевхов: Десница или фигура в рост, держащая перед собой медальон с Творением. Творец может соотноситься с Творением следующим образом: держать в руках часть творимого мира как атрибут, держать медальон Творения; стоять фронтально, медальон Творения может находиться за спиной Творца. Автор уточняет также термин Лемана «символический пейзаж без Творца»: Творец всегда присутствует в цикле – Он лишь вынесен за поле каждой сцены Творения.

Такие изображения помещены в раздел «Творец в немногих сценах» вместе с концентрическими схемами, содержащими фигуру Творца, как правило, лишь в центре да еще в одной-двух сценах (в инициалах I это первая или последняя сцены).

Zahlten, p. На основе таблицы автор классифицирует варианты сосуществования нескольких протографов в одной сцене: сочетание нескольких типов Творца в одном ансамбле, сочетание нескольких типов «пейзажей Творения», соединение в композиции Творца одного типа с рамкой «пейзажа» другого типа, Творение одного типа, включенное в «рамку» другого(к примеру, «пейзажи» октатевхов, вписанные в коттоновский медальон), наконец, сочетание разных «рамок» Творения и композиционных «матриц» в одной сцене (к примеру, миниатюра из трактата Иосифа Флавия втор.пол.XII в (Париж, Национальная библиотека, Ms.lat.16750, f.5r). Это финальная точка распада схемы -- разнородные элементы появляются уже внутри пейзажей Творения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»