WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Фразеосинтаксические схемы современного русского языка с опорным компонентом-частицей относятся к средствам экспрессивного синтаксиса, поэтому обладают большой воздействующей силой. Их использование в процессе общения придает речи экспрессивность и эмоциональность, что обусловливает активное и высокочастотное функционирование в устноразговорной сфере коммуникации.

Высокая степень экспрессивности, а отсюда и воздействующей силы фразеосхем может быть обусловлена различными факторами – как языковыми (системными), так и речевыми (функциональными). Рассмотрим каждую из этих групп факторов отдельно.

К языковым источникам экспрессивности фразеосхем с опорным компонентом-частицей прежде всего следует отнести асимметрию между планом выражения и планом содержания. Наиболее ярко она проявляется в наличии элементов идиоматичности в структуре значения, которая была проанализирована выше.

Экспрессивность фразеосхем создается также за счет контраста между «экономной» формой и емким содержанием, что способствует актуализации и интенсификации выражаемого ею значения, например: Левин улыбнулся, напряг руку и, как круглый сыр, поднялся бугор из-под тонкого сукна сюртука. - Вот это да! Вот это бицепс! - присвистнул Степан Аркадьевич. - Самсон! («Это бицепс + положительная оценка предмета речи в сочетании с удивлением, восхищением, одобрением, акцентированием внимания на предмете речи и т.п.») /Л. Толстой. Анна Каренина/.

Асимметрия формы и содержания у фразеосхем проявляется также в наличии энантиосемичных значений. Установлено пять фразеосхем, которые связаны с категорией энантиосемии. Например: Пошли в сад. Доктор шёл впереди всех и говорил восторженно: - Вот так воздух! Мать честная, вот так воздух! /А. Чехов. Моя жизнь/; Ср.: - Вот так воздух! Сплошной дым и гарь.

В данной фразеосхеме, выражающей значение оценки (положительной и негативной), знак оценки формально не выражен. Однако он может быть представлен и эксплицитно, что «сталкивает» форму и содержание фразеосхемы. Это значительно повышает степень экспрессивности такого высказывания за счет более яркого контраста (более высокой степени асимметрии), а также благодаря наличию фактора несбывшегося ожидания:

говорящий репрезентирует в речи высказывание с позитивной формой, однако коммуникативный смысл высказывания имеет противоположное значение.

Адресант тем самым маскирует свои коммуникативные намерения, что вводит в заблуждение адресата и производит на него дополнительное впечатление.

Например: - Вот и не верь в приметы при таких совпадениях!; Ср.: - Вот и верь такому обманщику! Источником экспрессивности фразеосхем с опорным компонентомчастицей может выступать и другой случай проявления асимметрии языкового знака – расхождение между грамматическим значением формы и ее актуальным смыслом. У фразеосхем данной группы отмечены различные проявления грамматической транспозиции. Например: –...Правильные были господа, настоящие: зверь так зверь, во всю меру, добрый так добрый, лакомый так лакомый. /Д. Мамин-Сибиряк. Золото/; – Я же, по милости сынов моих, горбом пропитание добываю. Это как Вот оно потомство. Да пропади оно пропадом! /И. Арамилев. На охоте/; – Вот и читай после этого такие лживые газеты! /Из разг. речи/; – В трудной ситуации я тебя спасу. – Уж и спасешь! А почему же в прошлый раз не спас /Из разг. речи/. В первом примере сложная по форме синтаксическая конструкция реализуется в значении простого воскли- цательного (повествовательного) предложения; во втором – имеет место реализация сразу двух структурных элементов, замещающих позицию подлежащего в предложении; в третьем – глагольная лексема, имеющая форму повелительного наклонения, употребляется в значении настоящего времени изъявительного наклонения («Такие лживые газеты читать не следует…»); в четвертом – вопросительное по форме предложение используется в качестве повествовательного (восклицательного) по цели высказывания.

Заметное влияние на повышение воздействующей силы фразеосхем с опорным компонентом-частицей оказывает внутренняя форма, которая неотступно следует за всеми ее реализациями в речи. Например: – Если надо, приходи, не выгоню. – Уж и не выгонишь! А жена /Из разг. речи/; Ср.: – Если надо, приходи, не выгоню. – Уж и не выгонишь – Сказал же, нет! /Из разг.

речи/. Данная фразеосхема сформирована на основе вопросительного предложения. А, как известно, значение вопросительности включает в свой состав сему побуждения, которая призывает адресата дать ответ на поставленный вопрос. В результате воздействующая сила высказывания, производного от вопросительного предложения, значительно возрастает. Она подкрепляется сохранением структуры вопросительного предложения, вопросительной интонации и постановкой факультативного (в сочетании с восклицательным) вопросительного знака в конце предложения.

Экспрессивность фразеосхем в значительной мере обусловлена ее модусным значением, которое является обязательным для всех единиц фразеологической подсистемы языка. Например: [Жанна (Двойникову):] Но ты, надеюсь, понимаешь, что я сделаю всё, чтобы остановить тебя. [...] Ты мне дорог. [Ипполит:] Браво!.. Вот это довод. Молодец, женщина. /А. Арбузов.

Выбор/. В данном высказывании содержится две пропозиции: диктумная («это есть довод») и модусная («хороший довод + положительное отношение к предмету речи, удивление, одобрение, восхищение и т.д.»).

Высокая воздействующая сила фразеосхем связана также с их стилистической маркированностью. Например: [Мельник] читал на клиросе так громко да так быстро, что и привычные люди удивлялись. – Вот так чешет, вражий сын.

/В. Короленко. Судный день/. Особенно ярко это ощущается в контрастных ситуациях, когда фразеосхема употребляется в нейтральной, научной или официально-деловой сфере общения.

Системные предпосылки высокой экспрессивности и воздейственности фразеосхем с опорным компонентом-частицей весьма активно поддерживаются их функционально-речевыми приемами.

Фразеосхемы достаточно часто сочетаются с синтаксическими фразеологическими единицами других классов. Наиболее интересным случаем представляется их сочетание с коммуникемами, при котором происходит наложение содержания коммуникемы на коммуникативный смысл фразеосхемы. Такая модель их взаимодействия имеет аппликативный характер.

При этом базовым компонентом оказывается фразеосхема как высказывание с пропозитивным значением, выражающим суждение или побуждение.

Коммуникема выполняет роль апплицируемого компонента, так как представляет собой предложение непропозитивного, непредикативного типа, выражающее модусное значение, репрезентирующее лишь разнообразные эмоциональные и волевые импульсы говорящего. Их значение призвано выражать отношение коммуникантов к предмету речи, представленному в контексте и выраженному в данном случае диктумом фразеосхемы. Отсюда вытекает их вспомогательный характер. В результате модусная часть значения фразеосхемы оказывается значительно усиленной (интенсифицированной, актуализированной), что повышает ее воздействующую силу. Например:

Плоскость отреза была гладка, точно отполированная. – Ах, чёрт! Вот это удар! – воскликнул восхищённый Лбов. – Бек, голубчик, пожалуйста, ещё раз.

/А. Куприн. Поединок/; Навстречу ехал чёрный “ЗИМ”. Машина остановилась, из неё вышел толстый, высокий человек. - Вот это начальник, - шепнула Тася. - Это я понимаю. /Н. Давыдова. Любовь инженера Изотова/; Ср.: Я вдруг увидала себя в зеркале - вот так вид! /В. Каверин. Открытая книга/. Как видим, коммуникема может занимать как пре-, так и постпозицию по отношению к фразеосхеме. При этом такой микротекст оказывается более экспрессивным, чем тот, в котором коммуникема отсутствует (последний пример).

Не менее экспрессивны и сочетания различных фразеосхем или дублирование одной и той же фразеосхемы, например: [Тишка:] Где тут толковать! Известно, что вследствие бывает. Вот те и Федот Селивёрстыч.

/А. Островский. Бешеные деньги/; – Значит, во мне призвание есть! Как же я этого раньше не знал Вот диковина! /А. Чехов. Открытие/; [Миров:] Да уж вот как стараться буду, уж вот как... Ну, уж одно слово... вот уж как, как раб... самый... который... /А. Островский. Невольницы/. В последнем случае трехкратный повтор одной и той же фразеосхемы напоминает прием градации.

При этом последняя фразеосхема получает дополнительное распространение, которое позволяет ей достичь наибольшей степени экспрессивности.

Высокая воздействующая сила фразеосхемы может быть обусловлена также эффектом «отсрочки» реализации ее коммуникативного смысла. При этом здесь следует различать два случая. Первый случай связан с тем, что вторичный, производный статус фразеосхемы не всегда является очевидным.

Он может устанавливаться лишь при помощи правого контекста, то есть с «задержкой». Например: – Вот человек!.. Придумал же, – сказал он соседу. / В. Шукшин. Чудик/; Ср.: – Ты пойми, ты пойми, Ванька! Собака смеётся человеческим голосом. Вот это так собака! /А. Макаренко. Флаги на башнях/.

В первом примере слушающий не сразу понимает, что высказывание Вот человек! выражает не указательно-назывное значение, а эмоциональнооценочное, экспрессивное. Лишь последующий контекст вводит в контекст сему «удивления» и другие элементы оценки, что повышает степень напряженности и динамизма всего микротекста. Во втором примере предмет оценки эксплицирован до репрезентации фразеосхемы, выражающей его оценку.

Степень экспрессивности значительно повышается в случае, когда фразеосхема, ко всему прочему, не содержит формальных компонентов, указывающих на знак (положительную/негативную оценку или утверждение/отрицание) выражаемого значения, например: [Фомин:] Вот это назначение! Начальник конной разведки! Го-го... Стало быть заслужил, если назначили. /Дав. Обоз.../.

Еще более экспрессивной является реализация с отсрочкой энантиосемичного значения фразеосхемы, что продуцирует дополнительный эффект обманутого ожидания, например: – Вот это так спаржа! В Петербурге за такую спаржу рублик серебрецом платить надо. /М. Салтыков-Щедрин.

Господа Головлевы/. В данном примере положительный знак оценки предмета речи проясняется лишь правым контекстом, что несколько отдаляет момент восприятия коммуникативного смысла высказывания и повышает его экспрессивность.

В некоторых случаях фразеосхема содержит формально выраженную оценку предмета речи, однако левый контекст построен таким образом, что говорящий однозначно не может определить реальный смысл высказывания, например: – Гуся я сменял на курицу, – сказал старик. – На курицу Вот удача-то! – воскликнула старуха. – Курица нам нанесёт яиц, цыплят выведет. /Г. Андерсен. Что муженёк ни сделает, то и хорошо/. Факт, о котором идет речь в данном микротексте, с точки зрения оценки носит спорный характер: его можно оценить по-разному. Это отсрочивает восприятие актуального смысла фразеосхемы, привлекает к нему внимание, актуализирует его предмет речи и повышает экспрессивность.

Таким образом, высокий экспрессивный потенциал фразеосхем с опорным компонентом-частицей обусловлен, прежде всего, спецификой их языковой природы (высоким уровнем асимметрии между планом выражения и планом содержания, обязательным присутствием идиоматичного и эмоциональноэкспрессивного компонента значения в их содержании, совмещением диктумной и модусной пропозиций, влиянием внутренней формы, способностью некоторых фразеосхем выражать энантиосемичные значения, использованием средств грамматической и функциональной транспозиции, их разговорной стилистической маркированностью), а также особенностями реализации в речи (стилистическими приемами «отсрочки» (или «задержки») актуализации коммуникативного смысла высказывания, его интенсификацией и акцентуализацией, в том числе по модели такого приема, как градация.

Экспрессивная составляющая представляется весьма значимой в содержании фразеосхем, что и обусловливает их продуцирование и активное использование в речи.

Комплексный, системно-функциональный подход к исследованию фразеосхем с опорным компонентом-частицей позволяет расширить знания о данном классе синтаксических фразеологических единиц, установить их интегральные и дифференциальные свойства. В перспективе возможно изучение проблем, связанных с описанием фразеосхем в аспекте теории речевых актов, социолингвистическом, когнитивном, лингвокультурологическом, прагматическом и некоторых других аспектах.

В заключении обобщаются основные результаты проведенного исследования фразеосхем с опорным компонентом-частицей.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1.* Посиделова, В.В. Системный аспект описания фразеосинтаксической схемы с опорным компонентом вот и [Текст] / В.В. Посиделова // Научная мысль Кавказа. Ростов н/Д, 2008. № 3. 0,45 п.л.

2.* Посиделова, В.В. Фразеосхема с опорным компонентом вот так [это, ведь, уж] в системе русского языка [Текст] / В.В. Посиделова // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. Пятигорск, 2008.

№ 3. 0,55 п.л.

3. Посиделова, В.В. Языковые и речевые характеристики фразеосинтаксической схемы с опорным компонентом уж и [Текст] / В.В. Посиделова // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск, 2008. 0,4 п.л.

4. Посиделова, В.В. Фразеосинтаксическая схема с опорным компонентом уж этот: язык и речь [Текст] / В.В. Посиделова // Известия АМИ. Ростов н/Д:

ПИ ЮФУ, 2008. № 2. 0,5 п.л.

5. Посиделова, В.В. Динамика фразеосхем с опорным компонентомчастицей [Текст] / В.В. Посиделова // Материалы Всероссийской конференции «Текст: филологический и библиопсихологический анализ (к 150-летию А.П. Чехова)». Таганрог, 2008. 0,5 п.л.

6. Посиделова, В.В. Языковые и речевые предпосылки экспрессивности фразеосхем с опорным компонентом-частицей [Текст] / В.В. Посиделова // Материалы II Международной научной конференции «Прагмалингвистика и практика речевого общения». Ростов н/Д: ПИ ЮФУ, 2008. 0,4 п.л.

Подписано в печать 20.11.2008. Формат 60х84 1/16.

Офсетная печать. Объем 1,2 усл. печ. л. Тираж 100 экз.

Заказ №.

Издательство Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

Ротапринтный участок ПИ ЮФУ:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»