WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Обязательный неизменяемый компонент у фразеосхем данной группы по структуре может быть различным: у семи фразеосхем он является составным (вот и (две фразеосхемы), вот как, вот оно, вот так, уж и, уж этот), у трех – простым (так). Доминирование составного опорного компонента обусловлено тем, что, во-первых, частицы уже сами по себе допускают деление на простые и составные и, во-вторых, выступают в качестве модальных модификаторов значения слов или частей предложения, к которым они примыкают.

Эти показатели соотносимы в количеством плане с фразеосхемами, опорный компонент которых выражен невопросительным наречием (7 – 5) и местоимением (6 – 3). Особняком стоит группа опорных компонентов, представленных вопросительным наречием, которые могут быть только простыми.

Обязательный неизменяемый компонент в составе фразеосхем данной группы этимологически связан с лексико-грамматическим разрядом частиц.

В частицах «…присутствует значение отношения: или отношения (отнесенности) действия, состояния либо целого сообщения к действительности, или отношения говорящего к сообщаемому, причем оба эти вида отношений очень часто совмещаются в значении одной частицы» (Русская грамматика [Текст] / Гл. ред. Н.Ю. Шведова. М., 1980. Т.1. С. 723). Обобщенный характер значения частицы предрасполагает ее к более легкой трансформации в семантическом аспекте. В процессе формирования фразеосхемы значение частицы распространяется на значение всей синтаксической конструкции. В результате частица в некоторой степени утрачивает свою семантическую самостоятельность. При этом первичное значение может оставаться частично актуальным, что позволяет частице выражать указательное, усилительное и т.п. значения.

Фразеосхемы с опорным компонентом-частицей могут строиться на основе различных структурно-семантических типов предложения: пять на базе простого предложения (три – повествовательного, одна – побудительного, одна – вопросительного) и три на основе сложного предложения (сложноподчиненного предложения с придаточным условия или бессоюзного сложного предложения с условным значением). Например: 1) [Кабанова:] Что, сынок! Куда воля-то ведёт! Говорила я, так ты слушать не хотел. Вот и дождался! /А. Островский.

Гроза/; Ср.: – Вот и до места доехали! – молвил ямщик, поворачиваясь ко мне. / М. Салтыков-Щедрин. Невинные рассказы/; 2) – Берите в пирамиде карабины, – наказал им [матросам] Артеньев. – Под вашу ответственность сдаю вам бывшего командира.... Вот и служи... Служишь, чёрт побери, и не знаешь, кто рядом с тобой... Это ужасно! /В. Пикуль/; Ср.: - Мне дают бригаду. - Вот и возьми! /Из разг. речи/; 3) – Кто это вас сейчас шампанским-то наливал – А это мы... выпили... Уж и наливал! /Ф. Достоевский. Преступление и наказание/;

Ср.: – Помочь – Сам справлюсь. – Уж и сам – Сказал сам! /Из разг. речи/;

4) [Рисположенский:]...Отца звали Псой, - ну, стало быть, я Псоич и выхожу.

[Устинья Наумовна:] А Псович, так Псович; что ж, это ничего.../А. Островский.

Свои люди сочтёмся/; Ср.: [Лотохин:] Ах! Он меня любит! Ну, что же тут делать Остаётся только радоваться. Любит, так и пускай любит. / А. Островский. Красавец-мужчина/. Преобладание простого предложения закономерно, так как это более простой и рациональный путь формирования простых фразеологизированных предложений. Трансформация сложного предложения в простое, пусть даже фразеологизированного типа, всегда представляет собой более сложный и трудоемкий процесс, которому активно «сопротивляется» система языка.

В целом фразеосхемы всех групп в этимологическом аспекте предпочитают простое предложение, хотя используют с этой целью и сложное предложение. Отсюда модели их формирования отличаются типичностью. При этом степень их продуктивности различна и детерминируется спецификой фразеосхем той или иной группы.

Обязательный неизменяемый компонент фразеосхем с опорным компонентом-частицей характеризуется высокой степенью ограниченности в проявлении парадигматических свойств, что обусловлено влиянием его внутренней формы (частица – неизменяемая часть речи). При этом в семи фразеосхемах он вообще неварьируем, в трех допускает минимальные трансформации лексического (вот так [это, ведь, уж]) и морфологического (вот оно [он, она, они]; уж этот [эта, это, эти]) типа. Например: – Ребята, вот так пушка! – Да!... – Уж оченно, сейчас умереть, большая!... /И. Горбунов. У пушки/; Плоскость отреза была гладка, точно отполированная. – Ах, чёрт! Вот это удар! – воскликнул восхищённый Лбов. – Бек, голубчик, пожалуйста, ещё раз. /А. Куприн. Поединок/;

Удивляются офицеры. – Вот ведь, говорят, тип! Вот экземпляр! Ну и ну! / Л. Пантелеев. Пакет/; [Каркунов:] Ах, кум ты мой милый, вот уж спасибо, вот уж спасибо! /А. Островский. Сердце не камень/.

В качестве обязательного изменяемого компонента в составе фразеосхем данной группы могут выступать все полнознаменательные части речи. В целом он обладает достаточно широкими возможностями лексико-грамматического варьирования: шесть фразеосхем имеют полную парадигму («Вот и + N [V, Adj, Adv, Pron]!»; «Вот так [это, ведь, уж] + N1 [V, Adj1, Adv]!»; «Уж и [уж] + <не> + N [Adj, Adv, V, Pron]()!»; «Уж + этот [эта, это, эти] + N [Adj, Adv, V]!»; «N [V finit, inf, Adj, Adv, Pron](,) + так + <и> + N [V finit, inf, Adj, Adv, Pron]!1»; «N1 [V inf, finit (н.вр., пр.в.), Adj, Adv](,) + так + N1 [V inf, finit (н.вр., пр.в.), Adj, Adv]!2»), одна – частичную («Вот оно [он, она, они](,) + N1 [V inf]!»). Три фразеосхемы не обладают парадигмой данного типа («Вот и + <не> + V imper!»; «Вот как + V finit!»; «V inf, finit (б.вр. с.в.) (,) + так + <уж> + V inf, finit (б.вр. с.в.)!»).

Возможности морфологического варьирования у обязательного изменяемого компонента достаточно широкие: пять фразеосхем имеют полную морфологическую парадигму, три – дефектную. У двух фразеосхем данный компонент структуры не допускает варьирования в данном аспекте.

Лексическое варьирование обязательного изменяемого компонента не ограничено.

Относительно большие возможности обязательного изменяемого компонента в парадигматическом аспекте компенсируют существенные ограничения опорного компонента в данном аспекте.

Значительно ограничены ресурсы фразеосхем с опорным компонентомчастицей и в плане структурного варьирования, что составляет их специфику.

Неполнознаменательность элемента, выступающего в качестве обязательного неизменяемого компонента, а также определенная степень деактуализации синтаксических отношений в составе фразеосхем обусловливают жесткий порядок следования структурных элементов фразеосхемы. При этом девять фразеосхем не допускают обратимость порядка следования обязательных компонентов (лишь одна допускает), например: – Уж этот мне старичонка! – рычал писарь, вспоминая нанесённый бродягой конфуз. /Д. Мамин-Сибиряк.

Хлеб/; Ср.: [Анисья:] Сейчас караул закричу. [Никита:] Да будет! Эх, народ этот. /Л. Толстой. Власть тьмы/. Шесть фразеосхем не обладают к тому же и факультативными структурными вариантами (соответственно, четыре обладают).

Фразеосхемы с опорным компонентом-частицей частично компенсируют вышеописанные ограничения использованием факультативных компонентов структуры: семь фразеосхем обладают факультативными компонентами, три – нет. Например: 1) [Пётр:] Уж эти работники! Был бы здоров, ни в жисть бы не стал держать. /Л. Толстой. Власть тьмы/; –...И как-то даже тошно делается, когда с неделю приходится проболтаться в городе. Уж этот мне ваш город. / Д. Мамин-Сибиряк. Золотая ночь/; – Ох уж эти брюзгливые! Принципы!.. и весь ты на принципах, как на пружинах. /Ф. Достоевский. Преступление и наказание/; 2) Вытащила [бабушка] из печи пирог, постучала пальцем по корке и озлобленно плюнула. – Ну – засох! Вот те и разогрела! /М. Горький/. При этом следует отметить, что набор факультативных элементов ограничен, их лексический парадигматический ряд либо отсутствует, либо представлен небольшим количеством членов. Этим они отличаются от других фразеосхем.

Данный факт обусловлен тем, что в их роли чаще всего выступают неполнознаменательные части речи, в частности частицы. В связи с тем, что частицы формируют обязательный неизменяемый компонент, их дополнительное включение в структуру фразеосхемы оказывается избыточным.

Существенно ограничено распространение фразеосхем данной группы, что составляет их специфику. Несмотря на то, что нет каких-либо ограничений на их распространение с точки зрения грамматики, коммуниканты в речи чаще всего не прибегают к расширению их структуры за счет дополнительных структурных компонентов. Анализ большого количества реализаций фразеосхем в речи показал, что больше половины фразеосхем не подвергаются распространению вообще.

Фразеосхемы с опорным компонентом-частицей проявляют достаточный уровень динамизма в этимологическом и фразеологическом аспектах. Так, установлено, что они могут выступать в качестве производящей базы для синтаксических фразеологических единиц более высокого уровня – коммуникем. Однако они по-разному проявляют себя в данном аспекте. Пять из них оказываются непродуктивными в этом плане, что обусловлено специализированностью лексического, морфологического или синтаксического значения отдельных компонентов фразеосхемы или ее структуры в целом. Другие пять фразеосхем позитивно относятся к данному вопросу, что делает их сходными с фразеосхемами других групп. Однако степень их продуктивности в этом аспекте различна. Спецификой фразеосхем данной группы является то, что они могут производить не по одной коммуникеме, а сразу несколько сходных, но не идентичных по форме и значению, например, Вот так вот!, Вот так клюква!, Вот тебе раз!, Вот это да!, Вот это номер! и др.: – Дай-ка, – сказал он, и сосед дал ему прикурить. Они назвали себя друг другу. Снаряд разорвался за леском. – Ни черта, – сказал Берёза негромко. – Вот это да! /В. Панова. Спутники/; [Галка]...угощала его и подливала водку в его стакан. - А ну до дна! До дна! Вот так вот! /Г. Медынский. Честь/; Григорий растерялся, угадав в окно отца. - Вот так ну!.. Отец!... /М. Шолохов. Тихий Дон/; Вот так так! Оказывается, мы стоим перед крыльцом нашего флигеля. /Андреева. Дом на Чёрной речке/; [Мирон:] Ох! Догулялся! Вот так раз! Вот и похмелье соскочило. /А. Островский. Невольницы/.

Фразеосхемы данной группы обладают фразеологическими признаками воспроизводимости, устойчивости, структурно-семантической целостности, идиоматичности, экспрессивности и относятся к разговорному стилю речи.

Среди идиоматичных компонентов значения установлены следующие:

категориальное значение утверждения, отрицания, оценки (положительной или негативной), высокой степени интенсивности проявления предмета речи;

функциональная сема восклицательности, которая вступает в противоречие с вопросительной или побудительной формой отдельных фразеосхем;

содержание модусной пропозиции, которая ответственна за выражение отношения говорящего к предмету речи и/или собеседнику; структурносемантическое значение простого предложения, которое по форме представляет собой сложноподчиненное или бессоюзное сложное предложение; сема разговорной стилистической маркированности фразеосхемы, которая по форме совпадает с простым нефразеологизированным предложением, характери- зующимся нейтральной стилистической окраской.

Проанализируем в данном аспекте фразеосхему «Вот и + N [V, Adj, Adv, Pron]!». Свойство воспроизводимости обусловлено у нее тем, что говорящий использует данную модель предложения в качестве готовой. Устойчивость связана с наличием обязательного неизменяемого и обязательного изменяемого компонентов структурной схемы, в невозможности изменения лексикограмматического статуса неизменяемого компонента. Структурносемантическая целостность предполагает наличие фразеосинтаксического значения, которое представляет собой не сумму значений отдельных компонентов предложения, а обусловлено специфической структурной организацией модели предложения. Опущение одного из обязательных компонентов фразеомодели приведет к утрате фразеологического значения либо к изменению ее структурно-семантического типа.

Признак идиоматичности заключается в том, что у данной фразеосхемы оказывается невыраженным целый набор функционально-семантических компонентов смысловой структуры. Прежде всего, идиоматичным является категориальное значение оценки, которое формально никак не эксплицировано в составе фразеосхемы, а также характер этой оценки: положительный или негативный, например: Кончила Дуняша и сама засмеялась. Но Елена стала еще грустней. Она крепилась, крепилась, закрыла лицо руками и зарыдала. – Вот тебе и песня! – сказала Пашенька. («негативная оценка…») /А. Толстой. Князь Серебряный/; - Четыре сына и пятый в проекте - это не шутка! Вот тебе и Савва! («положительная оценка…») /С. Бабаевский. Кавалер Золотой Звезды/.

Содержание модусной пропозиции в составе фразеосхемы также представлено имплицитно, например: Вытащила [бабушка] из печи пирог, постучала пальцем по корке и озлобленно плюнула. – Ну – засох! Вот те и разогрела! («разогрела (пирог) + негативная оценка предмета речи, сожаление, огорчение, досада и т.п.») /М. Горький/. Данная фразеосхема имеет лишь указание на содержание диктумной пропозиции («разогрела (пирог)»), а содержание модусной пропозиции («негативная оценка предмета речи, сожаление, огорчение, досада и т.п.») никак формально не выражено.

Кроме того, разговорная стилистическая окрашенность фразеосхемы не коррелирует с формально нейтральным характером ее построения, например: – А непротивление – вспоминал он порою и качал головою, ухмыляясь. Спиной к нему... обедал молоденький чистенький офицер; и Кузьма ласково-нагло смотрел на его белый китель, такой короткий, с такой высокой талией, что хотелось подойти, одёрнуть его. – И подойду! – думал Кузьма. – А вскочит, крикнет – в рыло! Вот тебе и непротивление... /И. Бунин/. Хотя иногда варьирование факультативного компонента тебе – те эксплицирует сниженную маркированность данной фразеосхемы, например: – Пашка! Пашкаа... – Тихон погладил скулу. – Вот те и Пашка! Готовь слёзы... /М. Горький.

Дело Артамоновых/.

Сопоставительный анализ фразеосхем с опорным компонентом, выраженным частицей, местоимением, вопросительным и «невопросительным» наречием показал, что наибольшей степенью фразеологизации характеризуются фразеосхемы с опорным компонентом-вопросительным наречием.

Фразеосхемы с опорным компонентом-частицей занимают второе место в данном аспекте.

Фразеосхемы данных групп имеют как интегральные, так и дифференциальные свойства. Первые обусловлены их фразеологическим статусом, вторые – спецификой внутренней формы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»