WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

На правах рукописи

ПОПОВ Сергей Сергеевич ПРЯМОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ЛЕНГМЮРОВСКИХ КАВЕРН ЛАЗЕРНЫМИ МЕТОДАМИ В ЭКСПЕРИМЕНТАХ ПО НАГРЕВУ ПЛАЗМЫ ПУЧКОМ ЭЛЕКТРОНОВ 01.04.08 – физика плазмы А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук

НОВОСИБИРСК – 2009

Работа выполнена в Институте ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН.

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

БУРМАСОВ – кандидат физико-математических наук, Владимир Степанович доцент, Учреждение Российской Академии наук, Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, г. Новосибирск.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

ПОСТУПАЕВ – кандидат физико-математических наук, доцент, Учреждение Российской Академии Владимир Валерьевич наук, Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, г. Новосибирск.

ШАПИРО – доктор физико-математических наук.

Давид Абрамович профессор, Учреждение Российской Академии наук, Институт автоматики и электрометрии СО РАН, г. Новосибирск.

ВЕДУЩАЯ – Институт ядерного синтеза ОРГАНИЗАЦИЯ РНЦ «Курчатовский институт», г. Москва.

Защита диссертации состоится «» _ 2009 г.

в «_» часов на заседании диссертационного совета Д.003.016.03 Института ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН.

Адрес: 630090, Новосибирск-90, проспект академика Лаврентьева, 11.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИЯФ им. Г.И.Будкера СО РАН.

Автореферат разослан: «_» 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор физ.-мат. наук А.А. Иванов 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы На установке ГОЛ-М в ИЯФ СО РАН на протяжении ряда лет велись исследования турбулентного нагрева плазмы релятивистским электронным пучком (РЭП). Важным моментом изучения эффективности турбулентного нагрева является определение механизмов передачи энергии турбулентности частицам плазмы. Одним из возможных механизмов является развитие модуляционной неустойчивости и последующего коллапса легмюровских волновых пакетов.

Со времени теоретического открытия ленгмюровского коллапса Захаровым В.Е в 1972 г. началось интенсивное изучение коллапса и сильной ленгмюровской турбулентности (СЛТ) и в короткий срок появилось множество теоретических работ и работ по численному моделированию процессов СЛТ.

Однако надежных экспериментальных подтверждений существования ленгмюровского коллапса, как важного элемента развитой СЛТ, было явно недостаточно. Экспериментально коллапсирующие каверны наблюдались, но, как правило, при весьма специфических условиях. Такие опыты проводились в редкой плазме или в одномерной геометрии, или при жестких граничных условиях, что не соответствует ситуации развитой турбулентности (ансамблю случайно распределенных коллапсирующих каверн).

В экспериментах по исследованию развитой СЛТ, в отсутствие подобного детерминизма, разумеется, сложно наблюдать эволюцию отдельной каверны. Поэтому, в подобных опытах изучались интегральные следствия турбулентности: генерация коротковолнового ионного звука, появление немаксвелловских «хвостов» электронной функции распределения, генерация излучения на частоте близкой к плазменной и ее гармоникам. Однако, с помощью подобных исследований трудно однозначно ответить на вопрос о существовании ленгмюровского коллапса в условиях лабораторного эксперимента. Такие эффекты часто допускают иное толкование, не содержащее ленгмюровского коллапса.

Таким образом, для более определенных выводов о существовании ленгмюровского коллапса необходимо иметь прямые экспериментальные наблюдения его событий, причем случайно распределенных в объеме плазмы и во времени. При этом, в связи с практическими приложениями к турбулентному нагреву плазмы до высоких температур, например, в установке ГОЛ-3, данный вопрос особо актуален в случае плотной (ne~1015 см-3) плазмы в достаточно сильном магнитном поле (В ~ 1 Тл).

Цель диссертации Цель настоящей диссертации – прямое наблюдение и исследование ленгмюровского коллапса в пучково-плазменной системе с плотной магнитоактивной плазмой.

Научная новизна Научная новизна работы заключается в том, что впервые в мире с помощью разработанных лазерных методов диагностики проведено прямое наблюдение ленгмюровских каверн в плотной (ne~1015 см-3) плазме в магнитном поле (B = 2.5 Тл) с высоким уровнем СЛТ. Определены пространственные и временные характеристики ленгмюровских каверн. Уровень ленгмюровской турбулентности, возбуждаемой мощным РЭП (E 300 500 кэВ, I 10 кА, tРЭП 100 нс) при нагреве плазмы на установке ГОЛ-М составлял величину W/nTe > 0.2.

Научная и практическая значимость диссертационной работы Решение этого вопроса имеет значение для дальнейшего развития как теоретических, так экспериментальных исследований сильной ленгмюровской турбулентности, особенно, магнитоактивной плазмы, где магнитная добавка в дисперсию ленгмюровских волн значительно превышает ее тепловую часть. Результаты работы представляют также практический интерес для нагрева в пучково-плазменных системах и в лазерном инерциальном синтезе, а также для других исследований турбулентных явлений, например, в ионосфере земли или космической плазме.

Результаты настоящей работы в части исследования взаимодействия РЭП с неоднородной плазмой используются в постановке эксперимента с дополнительным пучком электронов для улучшения нагрева плазмы в установке ГОЛ-3.

Положения, выносимые на защиту Основными положениями диссертации, полученными в результате исследований и выносимыми на защиту, являются:

1. Прямое наблюдение каверн в пучково-плазменной системе установки ГОЛ-М.

2. Исследование характерных параметров и размеров наблюдаемых каверн.

3. Создание и модернизация диагностик лазерного рассеяния с высоким временным и пространственным разрешением. Создание метода интерферометрии для измерения плотности плазмы в высоковольтном плазмонаполненном диоде.

4. Результаты исследования взаимодействия электронного пучка с неоднородной плазмой.

Апробация результатов работы Основные материалы диссертации опубликованы в 14 работах, в том числе, в 5 статьях в рецензируемых отечественных и зарубежных журналах.

Основные результаты работы докладывались на конференциях: XXVIII Звенигородской конференции по физике плазмы и УТС, Звенигород, февраль 2001; 28th European Physical Society Conference on Plasma Physics and Controlled Fusion, Madeira Technopolo, Funchal, Portugal, 18-22 June 2001; XXIX Звенигородской конференции по физике плазмы и УТС, Звенигород, февраль 2002; 29th European Physical Society Conference on Plasma Physics and Controlled Fusion, Montreux, Switzerland, 17-21 June 2002; X Всероссийской конференции "Диагностика высокотемпературной плазмы", Троицк, 8-13 июня 2003; 30th European Physical Society Conference on Plasma Physics and Controlled Fusion, St. Petersburg, 7-11 July 2003; 15th International Conference on High-Power Particle Beams, St. Petersburg, 18-23 July 2004.

Структура и объем диссертации Диссертация содержит 83 страницы текста, 24 рисунка и состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы из 84 наименований.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении дано определение основных понятий ленгмюровской турбулентности и коллапса, сделан краткий обзор экспериментальных методов исследования турбулентных процессов в плазме. Показано, что в существующих работах экспериментальные методы исследования ленгмюровского коллапса ориентированны или на единичные акты коллапса в редкой плазме, детерминированные в пространстве и времени внешними условиями, или на интегральные косвенные признаки коллапса.

Определена актуальность работы, сформулированы цель и задачи диссертации. Обоснована необходимость создания адекватных методов диагностики ленгмюровских каверн.

В первой главе описана экспериментальная установка ГОЛ-М, представлены ее основные параметры и диагностики, включая системы когерентного и некогерентного лазерного рассеяния для исследования ленгмюровской турбулентности.

Описана система когерентного рассеяния для исследования быстрой динамики ленгмюровской активности в области ленгмюровской каверны. Для этой диагностики на установке ГОЛ-М использовался импульсный СО2лазер, состоящий из задающего генератора и усилителя. Оба модуля представляли собой системы атмосферного давления с поперечным двойным разрядом. Рабочая смесь приготовлялась из углекислого газа, азота, гелия и легкоионизируемой добавки – триэтиламина. Состав газовой смеси в СО2-генераторе подбирался так, чтобы получался достаточно длинный (около 1 мкс) импульс излучения, дающий возможность перекрыть по времени инжекцию пучка в плазму. Регистрация рассеянного СО2-излучения осуществлялась охлаждаемым жидким азотом КРТ-фотодиодом с чувствительностью порядка 1 кА/Вт, временным разрешением – 5 нс. Размер фоточувствительной поверхности диода составлял 200200 мкм2.

Приведено подробное описание ключевого метода прямого поиска и наблюдения мелкомасштабных провалов плотности, сопутствующих ленгмюровскому коллапсу, на основе рассеяния излучения лазера на стекле, активированном неодимом, (с необходимым пространственным и временным разрешением). Лазер представлял многомодульную сборку, дающую на выходе импульс излучения на длине волны 1.053 мкм, длительностью 60 нс и энергией порядка 20 Дж.

Схема некогерентного рассеяния представлена на рис. 1. Лазерный луч, пересекающий плазму перпендикулярно магнитному полю, фокусировался на ось плазменной камеры до диаметра 0.2 мм и выводился через окно, установленное под углом Брюстера.

Изображение объема рассеяния (0.20.21 мм3) передавалось телескопическим объективом (F = 13 см, = 5.5 см) на торец световода с последующей его передачей на лавинный фотодиод С30955Е. Чувствительность и временное разрешение диода соответственно равны 35 А/Вт и 2 нс, а площадь фоточувствительной поверхности равна 1 мм2.

электромагнитный экран лавинные фотодиоды светоделитель рентгеновский экран канал мониторирования лазерного дублирующий канал, импульса, задержка 200 нс задержка 40 нс интерференционный линзы фильтр Nd-лазер =1.06 мкм, оптические ловушки сечение плазмы Е~ 20 Дж, =60 нс.

Рис. 1. Схема рассеяния в экспериментах по наблюдению динамических провалов плотности.

Детально описан способ выделения временной динамики плотности плазмы, путем сравнения контура сигнала рассеянного излучения с формой лазерного импульса, регистрируемых на одном луче осциллографа. Для этого часть лазерного импульса (блик от поворотной призмы) направлялась по световоду в систему регистрации с задержкой 200 нс относительно сигнала рассеяния (канал мониторирования на рис. 1).

Для проверки того, что изменения формы импульса рассеянного излучения не связаны с электромагнитными помехами, возникающими в системе регистрации при генерации РЭП, применялось дублирование регистрации рассеянного излучения. С этой целью часть рассеянного излучения, отделенная 50%-зеркалом, через оптическую линию задержки в 40 нс направлялась на независимый канал регистрации.

Существенное внимание уделено проблеме паразитного излучения на несмещенной лазерной частоте, подавляемое интерференционным фильтром с полосой пропускания равной 40 нм.

Кроме этого приведено описание интерферометрической методики для диагностики плазмы в высоковольтном плазмонаполненном диоде, созданной с целью оптимизации работы ускорителя.

Во второй главе представлены результаты прямого наблюдения и исследования каверн плотности плазмы, а также исследования динамики ленгмюровской активности.

Приведены типичные осциллограммы сигналов рассеяния, полученные в двух различных выстрелах, и соответствующая им рассчитанная динамика относительной плотности плазмы (см. рис. 2). Видно, что провалы, зарегист- b ne, о.е a сигнал рассеяния лазерный U, о.е.

импульс 0.0.40 нс 0.0.c d U, о.е.

0.0.0.каверны 0.2 плотности 0 100 200 300 нс 0 20 40 нс Рис. 2. Регистрация провалов плотности (отмечены стрелками) методом оптического дублирования сигналов рассеяния с задержкой 40 нс. a, с - сигналы рассеяния;. b, d - динамика плотности ne, рассчитанная для интервалов, отмеченных прямоугольниками. Точечные кривые - среднее между полученными в разных каналах величинами плотности.

рированные в основном канале, повторяются на дублирующем сигнале, сдвинутом на 40 нс. Наблюдаемые провалы достигали глубины более 30% при характерной длительности = 1030 нс.

Как следует из экспериментов, появление провалов плотности носит пороговый по плотности тока РЭП характер. Ленгмюровские каверны наблюдались в тех выстрелах, когда плотность тока релятивистского диода превосходила вакуумную (Jb 1 кА/см2) в 2-3 раза. В диссертации это объяснено повышением уровня турбулентности плазмы с ростом плотности тока инжектируемого РЭП.

Таким образом, связь наблюдаемых случайных динамических провалов плотности с ленгмюровским коллапсом подтверждается пороговым характером их появления по плотности тока, и соответствующей интенсивностью ленгмюровских флуктуаций, наблюдаемых по коллективному рассеянию.

Описаны опыты с многоканальными системами регистрации рассеянного излучения, позволившими продемонстрировать локальность образующихся ямок плотности и определить их характерные размеры. Показано, что поперечный к магнитному полю размер каверн составляет величину около 1 мм, а продольный ограничен размерами 3 мм < l 8 мм.

Далее в этой главе описаны эксперименты по наблюдению быстрой динамики ленгмюровской активности. Показано, что в условиях появления каверн плотности интенсивность турбулентности испытывает всплески и провалы с длительностью, близкой ко времени существования каверн плотности.

Кроме того, эти всплески и провалы в амплитуде когерентно рассеянного излучения так же как и провалы плотности возникают во второй половине инжекции электронного пучка в плазму (см. рис. 3). Такое совпадение согласуется с механизмом образования каверн плотности, связанным с волновым коллапсом турбулентных ленгмюровских колебаний.

В конце главы приведено обсуждение результатов наблюдения и исследования провалов плотности.

, 0 100 200 300 400 500 600 1,0 1,0,8 0,провалы 0,6 0,плотности 0,4 0,0,0,0 0,0,0,0,0 100 200 300 400 500 600 Рис. 3. Осциллограммы сигналов, полученные в режиме с инжекцией усиленного РЭП (Jb 3 кА/см2, d 13мм).

сигнал рассеяния, о.е.

импульс лазера, о.е.

Pages:     || 2 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»