WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Образование западногерманской армии – бундесвера - дало Аденауэру формальный повод ускорить реабилитацию бывших нацистов и офицерского корпуса вермахта, который в массе своей и составил кадры новой армии ФРГ. В 1957 году в бундесвере было 139 генералов и 5777 старших офицеров вермахта. Если в 1949 году западногерманские суды вынесли приговора в отношении бывших нацистов, то в 1955 - всего один. 17 июля 1954 года усилиями ХДС был принят закон об амнистии в отношении преступлений, совершенных с 1 октября 1944 по 31 июля 1945 года «в связи с необходимостью выполнять приказ». Данный закон касался периода «тотальной войны», когда по приказу «уполномоченного за оборону рейха» Геббельса без суда и следствия были казнены тысячи военнослужащих вермахта и гражданских лиц, отказывавшихся продолжать бессмысленную войну.

Уволенные союзниками после 1945 года с государственной службы бывшие нацисты теперь получили право на компенсацию причиненного им «ущерба». Если вдова казненного нацистским «народным трибуналом» участника заговора против Гитлера 20 июля 1944 года Бертольда фон Штауфенберга (брата Клауса фон Штауфенберга, подложившего бомбу в ставке Гитлера) получала ежемесячную пенсию в 200 марок, то вдова убитого при бомбежке председателя этого самого «народного трибунала» Фрайслера – 1000 марок.

Что касается экономической политики ФРГ в 50-е годы (получившей название «немецкого экономического чуда» за самые высокие в капиталистическом мире темпы роста), то во многом черты этой политики были обусловлены существованием ГДР с ее развитой системой социальной поддержки населения. Вопреки мнению министра экономики Людвига Эрхарда с его либеральными взглядами Аденауэр при поддержке США («план Маршалла») проводил активную политику по перераспределению доходов в пользу бедных слоев населения, чтобы избежать в ФРГ социальной революции. Успехи ГДР на этом фоне кажутся еще более впечатляющими, если учесть, что Восточная Германия имела репарационную нагрузку примерно в три раза выше, чем ФРГ и была отрезана от внешних источников массированной экономической помощи (разоренный войной СССР при всем желании не мог предоставить ГДР такие же ресурсы, как США - ФРГ).

Вопреки мнению Эрхарда правительство ФРГ выделяло большие средства (более 50 млрд марок) на строительство социального жилья (для малоимущих и переселенцев из Восточной Европы до 1965 года было построено 8.5 млн квартир). Чтобы не отставать от ГДР в социальной сфере, западногерманское государство было вынуждено ввести в 1957 году всеобщее пенсионное обеспечение, что принесло ХДС на парламентских выборах в этом же году абсолютное большинство голосов (первый и пока последний раз в истории ФРГ).

Таким образом, к 1958 году ФРГ также как и ГДР преодолела послевоенный период становления и представляла собой консолидированное в экономическом и внутриполитическом отношении государство.

Третья глава «Германский вопрос в 1954-1958 гг.» состоит из следующих параграфов: «Германская политика держав-победительниц и германских государств в 1954-1956 гг.: ремилитаризация ФРГ и реакция СССР» и «Ядерные амбиции Бонна и их влияние на германский вопрос.

1957-1958 г.».

Германский вопрос был основным в мировой политике в 50- е годы.

Позиция СССР состояла в том, что объединение Германии возможно только при обязательстве будущего единого германского государства не участвовать в направленных против СССР военных союзах. К тому же СССР и Польша настаивали на безоговорочном принятии единой Германией Потсдамских соглашений, определявший новые границы Германии.

Западные страны не желали учитывать справедливые озабоченности Советского Союза относительно недопущения повторения германской агрессии в будущем. США и их союзники предлагали сначала провести в Германии свободные выборы и предоставить избранному правительству полную свободу рук в вопросе участия страны в военных союзах. Наиболее непримиримую позицию занимал Аденауэр, убеждавший руководство США, что нейтральная Германия якобы неизбежно будет захвачена коммунистами.

На самом деле Аденауэр в своей политике скорейшего вовлечения ФРГ в западные военные союзы руководствовался опасением, что СССР может согласиться на свободные выборы и тогда на них могут победить левые силы в составе СДПГ и СЕПГ.

Именно исходя из этих соображений, канцлер добился приема ФРГ в НАТО в мае 1955 года, что вынудило СССР создать собственный военнополитический союз- Организацию Варшавского Договора с участием ГДР ( в 1949-1955 гг несмотря на существование открыто антисоветского блока НАТО Советский Союз воздерживался от образования социалистического военного «контрблока»).

Пытаясь несколько подправить свою репутацию сепаратиста и непримиримого противника взаимопонимания с Востоком, Аденауэр пошел на установление дипломатических отношений с СССР в сентябре 1955 года.

С позиции Москвы этот шаг был довольно неоднозначным, так как западные страны отказывались признавать ГДР.

На первой после войны встрече глав «большой четверки» (СССР, США, Великобритания и Франция) в Женеве (18-23 июля 1955 года) под давлением Аденауэра Запад фактически отказался обсуждать любые предложения о возможном нейтральном статусе Германии, в то время как СССР впервые согласился на объединение Германии посредством свободных выборов.

ФРГ активно препятствовала путем экономического шантажа любым попыткам стран «третьего мира» установить дипломатические отношения с ГДР. Такая политика получила название «доктрины Хальштейна» по имени статс-секретаря западногерманского МИД. В октябре 1956 года, когда Югославия установила с ГДР дипломатические отношения, ФРГ согласно этой доктрине была вынуждена разорвать отношения с Белградом единственной социалистической страной, где был западногерманский посол.

«Доктрина Хальштейна» мешала ФРГ установить отношения и с Польшей, хотя США всячески подталкивали к этому Аденауэра, чтобы путем щедрой экономической помощи добиться от лидера ПНР В. Гомулки активной оппозиционности по отношению к Москве.

После создания бундесвера Аденауэр направил основные усилия на оснащение новой западногерманской армией ядерным оружием. При этом канцлер добивался этого как от США, так и путем закулисных контактов с Францией, которая как раз создавала в то время собственный ядерный потенциал. Протесты СССР и социалистических стран, а также оппозиция этим планам большинства самих западных немцев попросту игнорировались.

В марте 1958 года бундестаг ФРГ принял резолюцию, одобряющую оснащение бундесвера ядерным оружием. Социал-демократы организовали массовое внепарламентское движение против «атомной смерти». В этих условиях СССР был просто вынужден проводить более активную линию в германском вопросе, чтобы добиться хотя бы приостановления осуществления планов США и ФРГ по «нуклеаризации» Западной Германии.

Четвертая глава «Начало и развитие Берлинского кризиса 1958-гг» состоит из следующих параграфов: «Западный Берлин как центр противоречий между СССР и США в разделенной Германии», «Подготовка и выдвижение СССР предложения по Берлину от 27.11.1958 г.» и «Германский вопрос на совещании министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции в Женеве в 1959 году и неудача саммита «большой четверки» в 1960 году».

Консолидировав свое единоличное руководство в СССР после разгрома «антипартийной группы» в 1957 году и отставки с поста премьер-министра СССР последнего относительно самостоятельного политика Н.Булганина, Н.Хрущев решил перейти в контрнаступление против Запада в германском вопросе. На фоне запуска Советским Союзом первого спутника и опережающих темпов роста экономики СССР в сравнении с США, советский лидер был уверен, что Запад ослаблен и от него можно добиться уступок. К тому же именно в 1958 году США открыто силовым способом добились важных дипломатических побед на Ближнем Востоке (интервенция США в Ливане) и во время кризиса в тайваньском проливе. Хрущев находился под давлением КНР и ГДР, настаивавших на более жестком подходе социалистического лагеря к Западу.

С подачи Ульбрихта центром грядущего дипломатического противостояния был избран Западный Берлин, в котором с 1945 года находились воинские контингенты США, Великобритании и Франции.

Пребывание этих контингентов в разделенном городе (Западный Берлин не входил в состав ФРГ) не имело в 1958 году под собой никакой юридической основы. Контроль за коммуникациями западных держав с западным Берлином осуществляли советские власти, все остальные коммуникации (95% грузопотока) контролировали власти ГДР. В условиях открытой границы в Берлине (ежедневно из восточной части города в западную и обратно перемещались сотни тысяч человек) ГДР несла серьезные экономические потери: из-за разницы цен западные берлинцы в массовом объеме скупали в столице ГДР товары широкого потребления. Через Западный Берлин бежали на Запад десятки тысяч граждан ГДР, многие из которых были объектами целенаправленной вербовки со стороны западногерманских фирм. Наконец Западный Берлин, в котором располагалась крупнейшая заграничная резидентура ЦРУ, был основным центром подрывной и шпионской деятельности Запада против всего социалистического лагеря.

10 ноября 1958 года Хрущев потребовал от Запада вывода войск из Берлина и предложил превратить Западный Берлин в демилитаризованный «вольный город» (надо отметить, что в то время такой план уже был реализован на практике относительно города Триест, на который претендовали Италия и Югославия). В случае несогласия западных стран СССР намеревался передать контроль за коммуникациями западных держав в Берлине властям ГДР, что было равносильно признанию Западом Восточной Германии де-факто.

Инициатива Хрущева застала Запад врасплох, и США, вопреки мнению Аденауэра, уже стали склоняться к «техническим» контактам с ГДР. Однако Хрущев, воодушевленный первыми успехами переоценил свои силы, и ноября 1958 года выдвинул квазиультиматум, потребовав от Запада в течение шести месяцев положительно отреагировать на советские предложения от ноября. По истечении этого срока Советский Союз был намерен заключить с ГДР мирный договор и передать ей все свои права в отношении Берлина.

Однако сам факт выдвижения жесткого временного срока позволил Западу сплотиться и занять единую непримиримую позицию, хотя с юридической точки зрения западные гарнизоны действительно пребывали в Берлине без всяких оснований, и США прекрасно сознавали ненормальность такого положения.

Именно поэтому Запад был вынужден пойти на созыв совещания министров иностранных дел «большой четверки» в Женеве летом 1959 года и согласиться с предложением СССР допустить на это совещание наблюдателей из ФРГ и ГДР. На этом совещании Запад был готов сделать некоторые уступки (в частности ограничить свои воинские контингенты в Берлине и прекратить подрывную деятельность из города против ГДР), однако Хрущев не согласился довольствоваться ими и «разменял» провал женевской встречи на согласие США с советско-американским саммитом.

Однако Запад одержал важную дипломатическую победу, так как после истечения «ультиматума» 27 мая 1959 года СССР не заключил с ГДР никакого мирного договора, чем серьезно подорвал международный престиж Восточной Германии (да и свой собственный тоже).

Визит Хрущева в США осенью 1959 года не принес никаких результатов, кроме согласия Запада на проведение саммита «большой четверки» держав-победительниц в начале 1960 года.

Между тем процесс ремилитаризации ФРГ шел полным ходом, и в году было подписано американо-западногерманское соглашение, регламентирующее сооружение в ФРГ ракетных баз США и обучение военнослужащих бундесвера обращению с ядерным оружием. Запад полагал, что Хрущев сам загнал себя в цейтнот по берлинском вопросу, и поэтому США не намеревались выдвигать на саммите «большой четверки» в Париже никаких новых инициатив по германскому или берлинскому вопросам.

Сам Хрущев весной 1960 года тоже осознал свое незавидное положение и поэтому воспользовался инцидентом со сбитым над территорией СССР мая 1960 года американским самолетом-шпионом У-2 для срыва саммита.

Советский лидер решил дожидаться президентских выборов США осенью 1960 года, на которых, как он надеялся, победит дружественно настроенный по отношению к СССР кандидат демократической партии Джон Кеннеди.

Оптимизма Хрущеву добавляло и то обстоятельство, что главным внешнеполитическим советником Кеннеди в Москве ошибочно считали лидера левого крыла демократической партии и бывшего кандидата в президенты США в 1952 и 1956 годах Э. Стивенсона.

Пятая глава «Завершение Берлинского кризиса (июнь 1960 –октябрь 1961 года) состоит из следующих параграфов: «Дипломатическая пауза со стороны СССР и подготовка саммита Кеннеди-Хрущев», «Неудача советскоамериканского саммита в Вене и усиление экономической войны Запада против ГДР (июнь-август 1961 года)» и «Введение ГДР пограничного режима в Берлине и реакция Запада».

Выборы в США действительно завершились победой Кеннеди, однако новый президент был настроен на более конфронтационный курс в отношении СССР. Кеннеди стремился активно противодействовать национально-освободительному и революционному движению во всем мире и не считал Берлинский вопрос главным в мировой политике. Он предложил Хрущеву в Вене (кстати, с подачи ставшего послом США при ООН Стивенсона) своеобразное соглашение о замораживании мирового статускво: СССР не должен был содействовать национально-освободительному движению в обмен на прекращение вмешательства США в дела социалистического лагеря. Германский вопрос на саммите в Вене в июне 1961 года Кеннеди фактически обсуждать отказался и был не готов даже к тем уступкам в Берлине, на которые был способен пойти Эйзенхауэр летом 1959 года.

Между тем Запад в целом и ФРГ в частности, усиливали экономическую войну против ГДР, чтобы не допустить качественного экономического рывка в Восточной Германии и выполнения целей V съезда СЕПГ (экономика ГДР несмотря на торговую войну развивалась неплохо только детской одежды в 1960 году было произведено больше на 26%, а экономический рост в целом превысил 8%). В конце 1960 года ГДР обошла ФРГ по потреблению мяса, молока, сахара и рыбы на душу населения. До минимума сократился и разрыв по основным «валютным» товарам, в частности по кофе и какао.

Эти успехи вели к укреплению политической стабильности ГДР, что позволило властям существенно сократить количество арестов за антигосударственную деятельность.

В конце 1960 года ФРГ приостановила действие торгового соглашения с ГДР, что нанесло экономике Восточной Германии серьезный урон. Из-за прекращения поставок проката из ФРГ на 17% был недовыполнен план выпуска экспортного химического оборудования, а значит, недополучены ресурсы для закупок за рубежом товаров народного потребления. Если в 1959 году ФРГ поставила в ГДР 783 тысяч тонн каменного угля, то в году - только 241 тысячу.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»