WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Если в научной литературе Западной Германии подробно исследовано «экономическое чудо» времен Аденауэра (уделяют этому внимание и См. например, Кайдерлинг Г., Штульц П. Берлин 1945-1975.М.,См. например, Geschichte der Aussenpolitik der DDR.Berlin. Keiderling G. Die Berliner Krise 1948/49.Berlin.Weber H. Geschichte der DDR. Mnchen. современные российские авторы10), то успехи ГДР, которая в целом не уступала по темпам роста ФРГ, абсолютно замалчивались. Как правило, полностью обходится стороной вопрос о мерах экономической войны Запада, и в частности ФРГ, против ГДР, которая велась непрерывно с момента образования ГДР в 1949 году.Довольно слабо изученную в отечественной историографии тему возникновения социологических и культурных различий между двумя Германиями можно проследить на основании довольно объективной по масштабам ФРГ работы Г.Глазера12. Уже в конце 50-х годов население ГДР сильно отличалось от западных немцев не только по бытовым особенностям повседневной жизни, но и по политическим настроениям отдельных слоев населения. Причем вопреки распространенной точке зрения позиции социалистического мировоззрения в ГДР укреплялись. И по сей день социологические опросы свидетельствуют о не сокращающейся разнице в восприятии западными и восточными немцами многих событий германской и мировой истории. Так, например, несмотря на унификацию программ обучения в школах единой Германии по западногерманскому образцу, до сих пор подавляющая часть восточных немцев (60-70%) считает, что именно СССР внес решающий вклад в разгром нацизма, в то время как на западе единой страны около 80% опрошенных отдают пальму первенства США Что касается освещения в ФРГ политики СССР в германском вопросе, то вполне справедливым является мнение российского историка Е.П.

Тимошенковой: «В западногерманской историографии Советский Союз объявлялся главным поджигателем «холодной войны», cтремящимся распространить социализм не только на Германию, но и на возможно большое количество стран»13. Вызывает лишь недоумение тот факт, что См. например Невский С.И. Экономика послевоенной Западной Германии: на пути к «экономическому чуду».М., Отдельные моменты этого противостояния см. в Хайнрих Э,Ульрих К., Вражда с первого дня.М.,1983;

Книга фактов о подрывной деятельности из Западного Берлина против социалистических стран.М.,Glaser G. Deutsche Kultur.Ein historischer berblick von 1945 bis zur Gegenwart. Bonn. Тимошенкова Е.П. Послевоенная Германия в советской политике( 1945-1955 годы): взгляды российских и германских историков/Новая и новейшая история, N6, данной явно однобокой трактовки времен блокового противостояния придерживаются некоторые современные российские авторы.Уже упоминавшаяся выше монография Д. Штарица “Основание ГДР” 1995 года является прекрасным образцом новой германской историографии в том понимании, что переосмысление отдельных позиций времен «холодной войны» (в частности роли СССР в создании ГДР) соединяется с попытками все же сохранить незыблемой основную идеологическую канву тех времен:

замалчивание явного нежелания западных держав предотвратить ими же и инициированный раскол Германии.

После объединения Германии в 1990 году точка зрения западногерманской историографии на Берлинский кризис, хотя и претерпела некоторые изменения, в основе своей не подверглась существенному пересмотру. ГДР по-прежнему описывали как марионетку Советского Союза, хотя на самом деле Германская Демократическая Республика играла в Берлинском кризисе не просто самостоятельную роль, но и на определенных этапах фактически пробуждала советское руководство к определенному алгоритму действий. Например, один из ведущих германских исследователей берлинского кризиса и германского вопроса Герхард Веттиг в своей последней работе «Н.С. Хрущев и Берлинский кризис 1958-1963 годов» в частности утверждает, что берлинский кризис был вызван «ультиматумом Кремля»,15 хотя на самом деле сам Запад не имел никаких правовых основ для пребывания своих войск в столице Германии.

Работа германских историков А. Миттера и Ш. Волле16 впечатляет на первый взгляд обилием использованного архивного материала ГДР. Однако само ее название «Постепенная гибель. Неизвестные главы истории ГДР» говорит о том, что материалы подобраны с целью обосновать точку зрения на ГДР как неполноценное государственное образование, изначально не имевшее будущего и развивавшееся от одного кризиса к другому. Как См например, Филитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению.М.,Веттиг Г. Н.С.Хрущев и Берлинский кризис 1958-1963 годов.М.,2007.С.Mitter A., Wolle S. Untergang auf Raten.Unbekannte Kapitel der DDR-Geschichte.Mnchen.представляется, такая трактовка неверна и носит скорее характер попытки развенчать ГДР, отношение к которой на востоке объединенной Германии с годами не только не ухудшается, но и по некоторым пунктам (например, при сравнении систем социального обеспечения в ГДР и ФРГ, статуса женщин, качества образования) даже улучшается.

Изучение советских и восточногерманских архивов после 1991 года все же заставило наиболее объективных исследователей единой Германии пересмотреть тезис о Советском Союзе, как основном виновнике раскола Германии в 1948-49 гг17 (см, например, работу Д. Штарица «Основание ГДР» 1995 года). Однако и здесь виновниками раздела Германии предстоят вовсе не западные страны и, прежде всего США, которые начали раскол с проведения сепаратной денежной реформы 1948 года, а коммунисты Восточной Германии, желавшие строительства социализма даже ценой раскола страны. На этом фоне следует отметить достаточно объективную биографию лидера ГДР Вальтера Ульбрихта Марио Франка, выделяющуюся на фоне однобоких немецких исследований, в которых Ульбрихта привычно рисуют только в черных тонах.Что же касается Берлинского кризиса 1958-1961 гг (если придерживаться западной периодизации), то историография единой Германии вообще не стала ничего пересматривать, и на это были особые причины. Дело в том, что после объединения Германии в 1990 году руководство ФРГ устами тогдашнего министра юстиции К.Кинкеля поставило перед собой задачу «делегитимизировать» ГДР. Были образованы специальные органы прокуратуры, которые вопреки положениям Договора об объединении между ГДР и ФРГ осудили сотни сотрудников правоохранительных органов и пограничных войск ГДР за применение оружия на внутригерманской границе, и, прежде всего, в разделенном Берлине. Тем самым, ГДР стараются придать облик откровенно См например,Staritz D. Die Grndung der DDR.Mnchen.Frank M. Walter Ulbricht. Eine deutsche Biografie.Berlin.диктаторского государства, из которого выводится абсолютно неприемлемая для большинства восточных немцев параллель между нацистским режимом и ГДР.

Большинство историков современной Германии поэтому придерживаются традиционной во времена «холодной войны» трактовки Берлинского кризиса, сводя его к желанию режима Ульбрихта в ГДР любой ценой построить в немецкой столице разделительную стену для спасения тоталитарного социализма от неминуемой гибели. Такой же подход относится и к исследованию экономической истории ГДР.Что касается американской историографии вопроса, то для историков США характерен присущий американской исторической науке в целом персонифицированный подход к изложению проблем международных отношений. Подробно анализируется механизмы принятия внешнеполитических решений в Москве и Вашингтоне, причем особый упор делается на внутреннюю борьбу между различными группировками в администрации Кеннеди по тем или иным вопросам взаимоотношений с СССР (см. характерную именно таким подходом монографию Майкла Бешлосса)20. Классическим в этом смысле продолжает оставаться исследование Дэвида Хальберстема.

В то же время замалчиваются объективные социально-экономические причины возникновения Берлинского кризиса (экономическое соревнование между ГДР и ФРГ, явная ненормальность открытой границы в Берлине в условиях диаметрально противоположной социальной политики противостоящих друг другу германских государств).

Для американской историографии Берлинского кризиса характерно не совсем правильное представление о том, что «прожженный политик», канцлер ФРГ К. Аденауэр толкал неопытного президента США Кеннеди к конфронтации с СССР для укрепления своего внутриполитического См. например Steiner A. Von Plan zu Plan.Eine Wirtschaftsgeschichte der DDR.Bonn.Beschloss M. Crisis Years 1960-1963.Kennedy and Khrushchev. New York.Halberstam D. The Best and Brightest. Fawcett Publications,Inc.,Greenwich,Connecticut.положения в преддверие выборов в бундестаг в сентябре 1961 года. На самом деле, хотя такая политика Аденауэра бесспорно имела место, США руководствовались как собственными источниками информации о положении в ГДР, так и собственными целями в германском вопросе. В частности, Кеннеди хотел восстановить престиж США на мировой арене, подорванный фиаско при нападении на Кубу в апреле 1961 года и явным для всего мира лидерством СССР в освоении космоса. Германия в этом ракурсе рассматривалась Кеннеди всего лишь как одна из площадок мирового противостояния между капитализмом и социализмом.

Однако создается впечатление, что американской историографии выгодно сваливать вину за эскалацию западной позиции в отношении Берлина в 1961 году на ФРГ (Кеннеди рассматривал применение против ГДР ядерного оружия) с учетом того фактора, что американцы оказались бессильны чем-либо ответить на установление ГДР нормального пограничного режима в Берлине, а спустя всего десять лет после Берлинского кризиса пошли на официальное признание ГДР (хотя именно ничем не мотивированный отказ от такого признания и был собственно сердцевиной «горячей фазы» Берлинского кризиса 1958-1961 гг).

Среди американской историографии своей подробностью выделяется упоминавшееся выше исследование Майкла Бешлосса о взаимоотношениях СССР и США в 1960-1963 гг. Однако в нем просматривается и весьма отчетливо, характерный для многих историков США репортерский подход, когда события анализируется только со стороны их внешнего воздействия на мировую общественность. Имеет место также обычный для США гипертрофированный подход к описанию влияния личных качеств глав ССCР и США на мировую политику. Бесспорно, в случае с Хрущевым личностный фактор во внешней политике СССР имел, пожалуй, гораздо большее значение, чем, например, в сталинскую эпоху. Возможно, тактика Хрущева в германском вопросе во многом и определялась его качествами, которые в См. например,Freedman L. Kennedy Wars. Berlin, Cuba, Laos and Vietnam. New York, Oxford.1964 году весьма точно были определены Пленумом ЦК КПСС как волюнтаризм. Однако стратегию внешней политики СССР определяли гораздо более фундаментальные и в первую очередь социальноэкономические факторы, которые в американских работах, как правило, упоминаются лишь эскизно.

Весьма интересным с точки зрения понимания взаимосвязи внешней и внутренней политики США времен президентства Кеннеди является исследование бывшего соратника президента Артура Шлезинджера, посвященное Роберту Кеннеди23. В отличие от других книг этого «инсайдера» американского истеблишмента, данная работа написана с солидной исторической дистанции и более насыщена фактами, в том числе и не очень приятными для апологетов «Камелота». В работе раскрывается решающая роль брата президента как умеренного представителя в администрации, первоначально настроенной на решительное «отбрасывание коммунизма» по всему миру. Именно Роберт Кеннеди, а не его брат стал архитектором разрядки в советско-американских отношениях, которая и началась в последний год краткого пребывания Джона Кеннеди в Белом доме.

Наконец, следует упомянуть и мемуарную литературу. Если воспоминания Аденауэра24 носят откровенно апологетический характер (во многом потому, что, находясь в отставке, бывший канцлер стремился оправдать многие свои шаги, в том числе и довольно странное с точки зрения большинства немцев пассивное поведение в ходе наиболее острой фазы Берлинского кризиса летом 1961 года - а тогда Аденауэра заботило не столько положение в Берлине, сколько боязнь проиграть выборы в бундестаг социал-демократам В. Брандта), то воспоминания бывшего канцлера и обербургомистра Западного Берлина Вилли Брандта являются довольно ценным источником.25 Брандт проделал весьма сложную и радикальную эволюцию от Schlesinger A. Robert Kennedy and his Times. New York.Adenauer K. Erinnerungen.Stuttgart.Брандт В. Воспоминания.М.,лидера правого крыла СДПГ до архитектора «новой восточной политики» ФРГ, поэтому многие его оценки взвешены и самокритичны.

Тоже самое можно сказать и о мемуарах многолетнего лидера ХСС Франца-Йозефа Штрауса26, который в конце 50-х годов, будучи министром обороны ФРГ, стремился добиться вооружения бундесвера ядерным оружием, а в 80-е годы активно содействовал налаживанию экономического сотрудничества ФРГ с ГДР и СССР. Во многом на переосмысление Штраусом многих своих позиций повлиял именно Берлинский кризис, когда США были готовы применить в Германии ядерное оружие.

Не потеряли своей ценности в качестве хорошего материала для понимания внутриполитической специфики ФРГ 50-х годов и мемуары лидера компартии Германии М.Реймана. Среди такой группы использованных материалов как статьи из периодических изданий и научных сборников можно отметить статью академика А.А. Фурсенко28 и исследование одного из ведущих западных специалистов по Берлинскому кризису Харрисона. При работе над диссертацией были использованы различные источники. В первую и наиболее важную группу источников входят документы Архива внешней политики (АВП) МИД РФ и рассекреченные и изданные дипломатические документы Государственного департамента США (Foreign Relations of the United States, FRUS).

После 1991 года документы АВП РФ были востребованы как западными, так и российскими исследователями. Однако, при введении материалов архива в научный оборот предпочтение отдавалось материалам по позиции СССР в германском вопросе. В тоже время практически не пользовались вниманием научной общественности аналитические материалы Штраус Ф.Й. Воспоминания. М., Рейман М. Решения 1945-1956. М. Фурсенко А.А. Как была построена берлинская стена//Исторические записки.2001.N4; Харрисон Х.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»