WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Помимо передачи психо-эмоционального состояния сравнения, включающие лексику стихии ЗЕМЛЯ, используются для создания портретных характеристик героев, например: …идут выпускницы - все в белом, / как будто бы гроздья черемух (Евтуш., 2, 307); Нигилисточка, моя прапракузиночка! / Ждут жандармы у крыльца на вороных. / Только вздрагивал, / как белая кувшиночка, / гимназический стоячий воротник;

Под правым белком, косящим набок, / прилипла родинка темным зернышком (Вознес., 2, 83; 3, 103); Лицо его пустынно, как пустырь, / не улыбнется, слова не проронит. / Всех сыновей он по миру пустил, / и дочери он монастырь пророчит (Ахмад., 3, 24);

В рассматриваемых примерах точность языковой визуализации достигается путем сравнения предметов одежды с растениями. Созданные зрительные образы преимущественно имеют явно положительную коннотацию, носят антропоморфный характер, репрезентируя в художественных текстах значение «человек-растение».

Сравнения «земной направленности» в творчестве поэтов успользуются при описании пейзажа, объектов окружающего мира, например, Е. Евтушенко: … и ночь плыла, как пес, косматый, мокрый, черный, / кувшинкою речной держа звезду в зубах (Евтуш., 2, 89); Я сплю с окошками открытыми, / а где-то свищет звездопад, / и небоскребы / сталактитами / на брюхе глобуса висят (Вознес., 1, 90); Свет расцветал сиреневым кустом, / вдруг от детей светло и тесно стало (Ахмад., 1, 228).

Как показывает текстовый материал, лексемы семантической сферы ЗЕМЛЯ в поэзии исследуемых авторов, становясь меткой деталью описания природного пространства, рождают весьма неожиданные образы, отличающиеся свежестью и богатством ассоциаций.

В ходе анализа фрагментов поэтических текстов последних двух групп сравнений, было выявлено, что в подобных словоупотреблениях реализуется функция словесной живописи. «Земная» лексика, получая образное осмысление в поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б.

Ахмадулиной, становится полимодальным средством воплощения художественного замысла авторов.

Эпитет является одним из характерных тропов поэтической речи Е.

Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной.

К пониманию сущности данного термина существует два подхода. С одной стороны (при узком понимании) к эпитетам относят прилагательные, употребленные в переносном значении. Они в большей степени характерны для поэтической речи. С другой стороны (при широком понимании) эпитетом считают любое прилагательное в прямом и переносном значении, которое характеризует какой-либо предмет или понятие.

В данной работе мы придерживаемся узкого понимания данного термина и исследуем прилагательные, функционирующие в поэтических текстах Б. Амадулиной, А. Вознесенского, Е. Евтушенко в переносном значении. Такие эпитеты содержат в себе признак метафоры, в лингвистической литературе их называют метафорическими. Подобный эпитет несет в себе дополнительные смыслы, необычные коннотативные оттенки, позволяющие поэту добиваться максимальной выразительности в процессе создания целого ряда образов.

В поэтических текстах указанных авторов в роли метафорического компонента использован широкий спектр языковых единиц стихии ЗЕМЛЯ, входящих в различные тематические группы, наиболее частотной среди которых является группа лексики с минералогическим значением:

«Горные породы, ископаемые, камни, металлы»; «Растения и другие растительные организмы»; «Части плодов». Например: Ты слышишь, как щекочет, как течет / под мышкой ртуть, она замрет – и тот час / определит серебряная точность, / какой тебе оказывать почет; А как стали вставать, с неохотой глаза открывать, / вдоль метели пронесся трамвай, изнутри золотистый; Вот мимо хвойных дюн и хмуро-хворых здравниц, / блистая и смеясь, летит беспечный гость (Ахмад., 2, 94, 257;

3, 102); жемчужные парики; Другой – но от заката ли – неясно - / рой золотой (мошкары) / толчется ореолом неотвязным / над головой; вера моя алмазная (о любимой женщине, жене); глаза фисташковые; Когда ты вбегаешь в комнату / в черемуховом платье, / за тобой залетают осы - / ты выделяешь счастье (Вознес., 1, 288; 2, 149, 303; 3, 180, 187);

изумрудная тина; Ворочает уголья лет / в золе золотой кочерга;

незабудочные явтушенковские глаза; Плачу по квартире коммунальной, / будто бы по бабке повивальной / слабо позолоченного детства, / золотого все-таки соседства (Евтуш, 2, 524; 3, 348, 337, 362).

Метафорический эпитет в художественных текстах Б. Ахмадулиной, А. Вознесенского, Е. Евтушенко может определять слова с конкретным и абстрактным значением. Так, образными смыслами наполняется соматическая лексика, единицы языка, являющиеся наименованиями лиц, физических и психических состояний, явлений природы, растительного мира, продуктов питания и др.

В поэзии указанных авторов прилагательные-эпитеты функционируют преимущественно для эстетизации действительности, используются как языковые средства, отражающие эмоционально-чувственное восприятие автором окружающего мира, также выступают в роли оценочного средства.

Для поэтической речи второй половины XX века характерно наличие следующих основных групп эпитетов:

1) эпитеты, обозначающие цвет: звезда изумрудная; самоцветный глаз; Есть разве где-то юг с его латунным пеклом (Ахмад, 1, 30; 2, 204, 227); изнанка медная гриба; черный том ее агатовый; с пушком туманным тело абрикосовое; каракуль черносливный (Вознес., 2, 380, 404; 3, 95, 147); золотая струя горчицы; золотые нити спагетти;

серебристая полынь (Евтуш., 2, 238; 3, 340, 470).

2) эпитеты, обозначающие качества предметов и явлений: золотые города (о лучших городах мира); суть женственности вечно золотая;

голос Нани: серебряный с чернью, / мрачно-алый, как старость вина (Ахмад., 1, 139, 220; 3, 128); Сколько свинцового / яда влито, / сколько чугунных лжей…; кристальный сентябрь; в неведении каменном забыться; жизнь не туманна – она железна (Вознес., 1, 150, 296; 2, 244);

слабо позолоченное детство (Евтуш., 3, 362).

Эпитеты-колоративы являются наиболее частотными и представляют собой отдельный сегмент образной картины мира в поэтических текстах знаковых поэтов современности. Количественно наиболее представлены в структуре эпитета такие лексемы, как золото, серебро, жемчуг.

В идиостиле А. Вознесенского прилагательные в переносном значении сочетаются со словами, семантически несовместимыми с ними, рождая запоминающиеся образы: Он мучит ее, садист, / как совесть свою ромашковую; Листай же мою жизнь, не уповая / на зряшные жестяные слова…;…с глазами Суламифи и чеченки, / стояла Ио (о животном). / Нимфина спина, / горизонтальна и изумлена, / была полна / жемчужного испуга, / дрожа от приближения слепня (Вознес., 2, 34, 52, 314).

Анализ лексического массива текста показывает, что для метафорических эпитетов в поэтических текстах Б. Ахмадулиной, А.

Вознесенского, Е. Евтушенко характерна антропоценричность. Некоторые эпитеты используются для описания внешнего облика человека, его качеств, другие являются средством выражения внутреннего мира. В воплощении образа человека в поэтической речи авторов ярко проявляется оценочная функция эпитета. Метафорический компонент заключает в себе как положительные характеристики (они преобладают), так и элементы значения, содержащие отрицательную коннотацию в отдельных случаях образного словоупотребления. Ср.: О нет, не преступаю я границ / приличья, но разросшийся вкруг сердца / ветвистый самовластный организм / не переносит этого соседства; Из кухни в погреб золотистой финки / так весел промельк! Как она мила! (Ахмад., 2, 112, 186);

золотистая голова; Она влюблена, влюблена / и пахнет жасминною кожей; серебряны глаза; васильковые очи; Бог – с тобой, ты – созданье бога / И, пускай он давно не со мной, / нарисована мне дорога / по ладони твоей золотой (Вознес., 1, 59, 221, 318, 361; 2, 23); С небрежною высокостью / гляжу на их грызню / и каменной веселостью / нарочно их дразню; отец был от усталости свинцов; миндальные фамильные глаза;

На проводе Петр Сомневалыч / Его бы сдать в общепит! / Гражданственным самоваром / он весь от сомнений кипит / Лоб медный вконец распалялся / Прет кипяток сквозь швы; льняная челка; золотой хохолок (о ребенке); золотые косички; фиалковые глаза; черносливные глаза (Евтуш., 1, 123; 2, 501; 3, 181, 397, 408, 445, 457, 458, 488).

В индивидуально-авторских эпитетах метафорический компонент может быть выражен сложным прилагательным или прилагательнымнеологизмом. Например: блеск серебряно-съедобный; объятья нежнокаменный зажим; воды серебряно-черненые (Ахмад., 2, 210, 245, 286); в стрижечке светло-ореховой; жемчужно-витиеватая береза; сиянье моря северно-янтарное; ящики с шампанским серебряноголовые; глаз твой агатист (Вознес., 1, 232, 243, 279; 2, 81; 3, 91); кактусоногий человечек;

аксамитово-жемчужные росы; рудо-желтая луна (Евтуш., 2, 143; 3, 66, 413). В основе подобных окказиональных образований лежат необычные смысловые ассоциации автора. Такие эпитеты оказывают сильное эстетическое воздействие на читателя.

Анализ текстового материала позволяет говорить о наличии взаимосвязи между разными тропами в поэтической речи второй половины XX века. Эпитет в рамках одного контекста может взаимодействовать с метафорой и сравнением, что позволяет автору вносить в семантику образа дополнительные оттенки, добиваться нам большей выразительности: гений глаза изумрудный; в жемчужной раковине ночи; кружевное, серебряное облако детей; золотые мечети колен; янтарное озеро паркета (Ахмад., 1, 273; 2, 217; 3, 13, 17, 31); уток нитка жемчужная; кисть особняков продрогших / серебряную шевелишь; Но сон твой капелью жемчужной / остался на потолке (Вознес., 1, 81, 162, 341; 3, 59); …словно три изумрудные взрыва, / эти лиственницы стоят; На кончике месяца, / как на якутском ноже, / розовато / лежат облака, / будто нельмовая строганина, / с янтарными желтыми жилами жира заката; Я слеплен в пурге / буферами вагонных скрежещущих / щепок, / как будто ладонями ржавыми Транссибирки (Евтуш., 2, 141, 153; 3, 482).

Эпитет в художественном дискурсе Б. Ахмадулиной, А.

Вознесенского, Е. Евтушенко является одним из ярких средств отражения мировидения автора, средств создания точных, рельефных поэтических образов.

В Заключении представлены основные выводы и намечены некоторые перспективы исследования темы. Стихия ЗЕМЛЯ является одним из важных фрагментов русской языковой картины мира, отражает особенности национального мировосприятия, культурно-историческое наполнение языковых единиц.

Комплексный анализ единиц стихии ЗЕМЛЯ, проведенный на материале поэтических текстов, дал возможность создать целостное и обоснованное представление об особенностях художественного осмысления представленной стихии, о системных связях репрезентантов, которые возникают на основе тематической общности.

Обширный текстовый материал дал возможность выявить признаки иерархически организованной полевой структуры, проявляющиеся в систематизации и классификации репрезентантов земной стихии, отражающие языковые, индивидуально-авторские и культурноисторические особенности их функционирования в поэзии конца XX – начала XXI веков, позволил выявить национальную специфику единиц стихии ЗЕМЛЯ, которая проявляется на различных уровнях:

парадигматическом (большое количество тематических групп и подгрупп, микрогрупп и микрополгрупп), синтагматическом и деривационном, указывает на высокую значимость исследуемых лексем в сознании носителей языка.

Особый интерес представляет образная реализация лексемрепрезентантов стихии ЗЕМЛЯ в художественном тексте.

В радиус действия метафоры в текством пространстве Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной вовлечены 244 наименования, среди которых самыми частотными в метафорических контекстах являются лексемы: недра, золото, серебро, гора, мрамор, камень, алмаз, роща, роза, ветвь, лист, росток, гроздь, лепесток и др. В поэзии начала XX века (В.

Маяковский, А. Блок, С. Есенин) были частотны такие единицы, как гора, яма, гряда, лес, нора, тина, кора, золото, серебро, медь, гранит. В языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной наблюдается расширение круга лексических единиц, репрезентирующих стихию ЗЕМЛЯ по сравнению с поэзией начала века. Функциональная направленность метафор с лексемами, номинирующими земную стихию в художественных текстах исследуемых авторов, разнообразна: создание портретной характеристики человека, описание природы, изображение социальных явлений.

Наименования стихии ЗЕМЛЯ в поэзии исследуемых авторов широко представлены и в составе метафорического эпитета, передающего преимущественно цветовые характеристики реалий действительности.

Поэтический язык Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной характеризуется наличием полилексем, представляющих собой эпитетынеологизмы.

Исследование стихии ЗЕМЛЯ на материале поэтических текстов конца XX – начала XXI века показало, с одной стороны, устойчивость и постоянство лексических единиц в рамках анализируемой структуры. На фоне поэтического языка начала XX века; с другой стороны – динамичность, открытость, гибкость. Функционирование описываемых лексем в поэтической речи раскрывает семантическую емкость единиц, многозначность слова в художественном тексте, характер ассоциативных связей, роль контекста в репрезентации образного значения слова.

Использование фрагментов полевого подхода в исследовании лексем, номинирующих стихию ЗЕМЛЯ в языке поэзии авторов единого временного периода, позволило представить мир реалий с учетом мировоззренческих приоритетов поэтов, выявить семантический потенциал единиц языка в художественной речи.

Исследованный материал стихии ЗЕМЛЯ открывает перспективы сопоставления с писателями-предшественниками и поэтамисовременниками с целью выявления общего и индивидуального восприятия языковой картины мира. Проведенное исследование может быть важной составной частью создания общей картины мира, характерной для носителей русского языка, отраженной в художественном тексте. Перспективным является исследование и описание взаимосвязи стихий ВОДА, ОГОНЬ, ВОЗДУХ и ЗЕМЛЯ на материале прозаических текстов писателей XXI века.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

в издании, рекомендованном ВАК:

1. Петрова, С.В. Особенности лексико-семантического поля ЗЕМЛЯ в поэзии второй половины XX века / С.В. Петрова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2008. – № 12. – С. 224235.

в других изданиях:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»